Однако сам факт того, что министр удовлетворил просьбу Колобанова, говорит о том, что о герое-танкисте он знал, и подвиг его под сомнение не ставил.
Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа. И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.

Первая причина — после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г. стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г. звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.


Вторая причина — 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).

В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ. В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза. Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

В Гатчинском районе Ленинградской области, там где воевал Зиновий Колобанов в 1941 году, был организован сбор подписей под обращением с просьбой удостоить героя-танкиста заслуженной им в самом начале Великой Отечественной войны высокой награды посмертно. В год 70-летия Победы, по мнению общественности, это было бы вполне логично и уместно.

fishki.net

Боевой молот


Советские танки КВ и Т-34, принятые на вооружение в один день, 19 декабря 1939 года, далеко опережали все, имевшееся на вооружении других армий мира.

Они были детищем начальника Автобронетанкового управления Красной армии Дмитрия Павлова, вынесшего из опыта боев в Испании уверенность в необходимости создания дизельных танков с противоснарядным бронированием и длинноствольными пушками.

Машину разработали в Ленинграде конструкторы Афанасий Ермолаев и Николай Духов. Она выпускалась сначала на Кировском заводе, а после начала войны в Челябинске, на предприятии, получившем неофициальное название «Танкоград» и ставшем основным производителем советской и российской бронетехники.

КВ, названный в честь наркома обороны Климента Ворошилова, предназначался не для встречных танковых дуэлей, а для прорыва укрепленных линий.

Он не был «абсолютным оружием», лишенным недостатков. Маневренность и вооруженность создатели принесли в жертву защищенности.

Танк Колобанова получил 156 попаданий немецких снарядов, не причинивших ему существенного вреда.

Зато машина была громоздкой, сложной в ремонте, с трудом преодолевала склоны, ломала под собой мосты. Часто выходила из строя трансмиссия, скопированная с американского образца 15-летней давности. 76-миллиметровая пушка была слабовата для тяжелого танка.

После появления у вермахта «тигров» КВ начали проигрывать им начисто, и в конце войны использовались как тягачи с демонтированными башнями. Главным советским танком Великой Отечественной войны и символом Победы стала более динамичная и надежная «тридцатьчетверка».


Но в 1941 году появление 48-тонных чудищ вызвало у немцев шок, тем более, что абвер полностью проглядел факт их существования.

Подбить КВ с его 75-миллиметровой броней могли только выставленные на прямую наводку тяжелые гаубицы и зенитные орудия.

«50-мм и 37-мм противотанковые пушки были бесполезны против русских танков», — указывал Гудериан.

Самое массовое в немецкой армии 37-мм противотанковое орудие Pak-36 солдаты после столкновений с новыми русскими машинами прозвали «дверной колотушкой».

«Примерно сотня наших танков заняла исходные позиции. С трех сторон мы вели огонь по железным русским монстрам, но все было тщетно. Русские же вели результативный огонь», — вспоминал первое столкновение с КВ командир 41-го танкового корпуса вермахта Ганс Рейнхардт.

Загадочные потери

Опубликованные данные опровергают послевоенные мифы о «технической отсталости СССР», «подавляющем превосходстве противника» и «истории, отпустившей нам мало времени».

В частности, немецкая армия вторжения насчитывала 3754 танка, в том числе 895 легких танкеток, а Красная армия только в приграничных округах 15687 танков. Т-34 и КВ, аналогов которых в 1941 году у немцев не было ни одного, имелось 1225 и 636.


Конечно, Колобанову и его танкистам повезло с местностью. На войне, как в спорте, рекорды массовыми не становятся. Тем не менее, если бы СССР воевал одними КВ, и каждый использовался на четверть так эффективно, как машина Колобанова, к осени 1941 года танков у немцев не осталось бы.

В реальности, уже к 10 июля Красная армия потеряла 11783 танка, из них, согласно имеющимся данным по корпусам и дивизиям, не больше 15% в боях, а остальные по причинам вроде «кончилось горючее», «увяз в болоте», «сломался привод вентилятора» и «сгорел фрикцион».

Кто виноват?

Виктор Суворов объяснил поражения первого года войны катастрофическими последствиями неожиданного удара неприятеля по Красной армии, которая в этот момент сама изготовилась к атаке.

Другие авторы, в целом разделяя его оценку намерений Сталина, указывают, что потери от этого удара не были критическими, а психологический шок за несколько дней должен был пройти, и видят главную причину в человеческом факторе, в частности, непрофессионализме большей части командного состава.

Плюс растерянность от того, что война началась не так, как планировали, боязнь ответственности, посеянная террором, отсутствие у немалого числа бойцов и младших командиров особой охоты класть головы за тиранический режим и явно просчитавшееся начальство.

«Советские маршалы придумали своим провалам совершенно уникальное оправдание: оказывается, даже в 1942 году они еще не умели воевать! Командующие фронтами и армиями, начальники штабов с детской непосредственностью сообщают, что они пока только учились, присматривались к противнику, накапливали опыт», — пишет современный исследователь Владимир Бешанов.


В вермахте среди командиров полков не было ни одного, не имевшего опыта Первой мировой войны в офицерском звании.

«Тот факт, что мы отступили далеко от границы и дали противнику возможность занять и разорить Украину, Белоруссию, часть Российской Федерации, явился результатом просчетов и неумелого руководства. Многие люди, которым доверили дело, были достаточно примитивны», — утверждал Никита Хрущев, который, по мнению многих историков войны, по справедливости должен был бы включить в это число и себя.

«Наши командиры очень плохо знали и знают технику. Волевые качества — инициатива, умение взять на себя ответственность — развиты явно недостаточно», — указывал маршал Георгий Жуков в письме начальнику Главного управления кадров наркомата обороны 22 августа 1944 года, когда война уже шла к концу.

«Неудачи советских танковых войск объясняются не плохим качеством вооружения, а неспособностью командования и отсутствием опыта маневрирования. Командиры не в состоянии решать оперативные задачи», — показал в немецком плену сына Сталина Яков Джугашвили.

Злой рок


К 30-летнему Колобанову эти упреки не относились. Он-то воевал умело.

Прибыв со своими танкистами на место за сутки до боя, грамотно выбрал точки, позволявшие обстреливать дорогу там, где с обеих сторон ее окружало болото.

Всю ночь экипажи готовились: отрыли капониры, проверили оружие, наметили ориентиры, измерили дистанции, замаскировали танки.

Когда появилась немецкая колонна, командир не спешил, а дал ей подойти поближе.

Но Владимир Высоцкий, будто о нем, спел: «Судьба моя лихая давно наперекос».

Непонятно, почему участник финской войны, служивший в армии с 1933 года и с отличием окончивший училище, в 41-м был лишь старлеем.

Если, скажем, знаменитый подводник Александр Маринеско славился ершистым характером и непочтительностью, то Колобанов ни в чем подобном вроде замечен не был.

Журналист «Красной звезды» Аркадий Пинчук писал, что за участие в прорыве линии Маннергейма Колобанова якобы представили к званию Героя Советского Союза и повышению, но его солдаты после заключения мира 12 марта 1940 года устроили братание с финнами.

Подтверждения этой истории из других источников нет. Зато в Центральном архиве министерства обороны в Подольске хранится подлинник представления Колобанова к Золотой Звезде за бой 20 августа, подписанный командиром 1-й танковой дивизии Виктором Барановым, на котором неизвестно кто красным карандашом написал: «к ордену Боевого Красного Знамени».


При этом заряжающий орудия колобановского танка старший сержант Усов получил орден Ленина.

Меньше, чем через месяц, 15 сентября, Колобанов был ранен — не в бою, а случайно залетевшим снарядом. Зато так, что лечился в Свердловске до самого конца войны.

Встав на ноги, вновь попросился в армию, служил до 1958 года, но выше комбата не поднялся.

В 1955 году героя перевели с понижением из ГДР в Белоруссию, поскольку его солдат бежал на Запад, и уволили немедленно по достижении выслуги, после чего он работал мастером ОТК на заводе в Минске.

О том, как малоизвестен был подвиг Колобанова, свидетельствует такой эпизод. К 30-летию Победы студия «Беларусьфильм» искала сюжеты для документальных лент. Вышли на ветерана, но кинематографические начальники решили, что в 1941 году побед Красная армия одерживать не могла, старик, должно быть, сочиняет, а проверить не озаботились.

В 2011 году министерство обороны сочло нецелесообразной инициативу общественников о посмертном присвоении Зиновию Колобанову звания Героя России.

В компьютерной игре «World of Tanks» имеется отличие — «медаль Колобанова», которую получает игрок, в одиночку уничтоживший пять и более неприятельских танков. Может быть, в XXI веке это и есть лучший способ увековечивания памяти?

Что возвеличиваем?

Кто прославится, а кто нет, по большей части зависело от того, окажется ли в нужном месте в нужный момент корреспондент «Правды» или «Красной звезды».


Но можно предположить, что дело не только в личной невезучести Зиновия Колобанова.

Высшая заслуга воина — не погибнуть, а победить, остаться в живых и продолжить бить врага.

Однако в СССР и во время войны, и после нее, мало поднимали на щит тех, кто сражался умением, эффективно использовал технику, проявил смекалку и находчивость.

Пожалуй, единственными исключениями являются воздушные асы Покрышкин и Кожедуб. Лучших снайперов, танкистов, зенитчиков, подводников знают в основном любители военной истории.

Главными плакатными героями и примерами для подражания, в честь которых названы улицы, а имена известны всем с детства, стали Зоя Космодемьянская, Александр Матросов и Николай Гастелло, беззаветно, но практически бесполезно пожертвовавшие собой.

www.bbc.com

«Стоять насмерть!»

В начале 1990-х годов в России появилось огромное количество литературы, прославляющей подвиги немецких лётчиков, танкистов, моряков. Красочно описанные похождения гитлеровских военных создавали у читателя чёткое ощущение, что победить этих профессионалов Красная Армия смогла не умением, а числом — мол, завалили противника трупами.

Подвиги советских героев при этом оставались в тени. О них писали мало и, как правило, ставя под сомнение их реальность.


Между тем, самый успешный танковый бой в истории Второй Мировой войны был проведён советскими танкистами. Причём произошёл он в самое тяжёлое военное время — в конце лета 1941 года.

8 августа 1941 года немецкая группа армий «Север» начала наступление на Ленинград. Советские войска, ведя тяжёлые оборонительные бои, отступали. В районе Красногвардейска (такое название тогда носила Гатчина) натиск гитлеровцев сдерживала 1-я танковая дивизия.

Обстановка была крайне тяжёлой — вермахт, успешно применяя большие соединения танков, прорывал советскую оборону и угрожал захватом города.

Красногвардейск имел стратегическое значение, так как был крупным узлом шоссейных и железных дорог на подступах к Ленинграду.

 

19 августа 1941 года командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старший лейтенант Колобанов получил личный приказ от комдива: перекрыть три дороги, которые ведут к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа.

— Стоять насмерть! — отрезал комдив.

Рота Колобанова была укомплектована тяжёлыми танками КВ-1. Эта боевая машина могла успешно бороться с танками, которыми располагал вермахт в начале войны. Крепкая броня и мощная 76-миллиметровая пушка КВ-1 сделали танк настоящей грозой панцерваффе.

Недостатком КВ-1 была его не лучшая маневренность, поэтому наиболее эффективно эти танки в начале войны действовали из засад.

Для «засадной тактики» была и ещё одна причина — КВ-1, как и Т-34, к началу войны в действующей армии было мало. Поэтому имеющиеся в наличии машины от боёв на открытой местности старались по возможности оберегать.

Профессионал


Но техника, даже самая лучшая, эффективна только тогда, когда ей управляет грамотный профессионал. Командир роты старший лейтенант Зиновий Колобанов именно таким профессионалом и был.

Он родился 25 декабря 1910 года в селе Арефино Владимирской губернии в крестьянской семье. Отец Зиновия погиб на Гражданской войне, когда мальчику не было и десяти лет. Как и многим его сверстникам в ту пору, Зиновию пришлось рано приобщиться к крестьянскому труду. Окончив восьмилетку, он поступил в техникум, с третьего курса которого и был призван в армию.

Начинал службу Колобанов в пехоте, но Красной Армии нужны были танкисты. Способного молодого солдата отправили в Орёл, в бронетанковую школу имени Фрунзе.

В 1936 году Зиновий Колобанов окончил бронетанковую школу с отличием и в звании лейтенанта был отправлен на службу в Ленинградский военный округ.

Боевое крещение Колобанов принял на советско-финской войне, которую начал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады. За время этой недолгой войны он трижды горел в танке, каждый раз возвращаясь в строй, и был награждён орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Красной Армии остро не хватало таких, как Колобанов — грамотных командиров с боевым опытом. Именно поэтому ему, начинавшему службу на лёгких танках, срочно пришлось осваивать КВ-1, чтобы затем не просто бить на нем гитлеровцев, но и обучать этому своих подчинённых.

Засадная рота

В экипаж танка КВ-1 старшего лейтенанта Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Усов, старший механик-водитель старшина Николай Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков.

 

Экипаж был под стать своему командиру: люди хорошо подготовленные, с боевым опытом и холодной головой. В общем, в данном случае достоинства КВ-1 приумножались достоинствами его экипажа.

Получив приказ, Колобанов поставил боевую задачу: остановить вражеские танки, поэтому в каждую из пяти машин роты было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов.

Прибыв в тот же день на место неподалёку от совхоза Войсковицы, старший лейтенант Колобанов распределил силы. Танки лейтенанта Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря заняли оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Ласточкина прикрывали кингисеппскую дорогу. Самому Колобанову досталась расположенная в центре обороны приморская дорога.

Танковый окоп экипаж Колобанова обустроил в 300 метрах от перекрестка, намереваясь вести огонь по противнику «в лоб».

Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Около полудня немцы попытались прорваться по Лужскому шоссе, но экипажи Евдокименко и Дегтяря, подбив пять танков и три бронетранспортёра, заставили противника повернуть назад.

Спустя два часа мимо позиции танка старшего лейтенанта Колобанова проехали немецкие мотоциклисты-разведчики. Замаскированный КВ-1 себя никак не обнаружил.

22 подбитых танка за 30 минут боя

Наконец, появились давно ожидаемые «гости» — колонна немецких лёгких танков, состоящая из 22 машин.

Колобанов скомандовал: 

— Огонь!

Первыми залпами были остановлены три головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. В результате немцы потеряли возможности для манёвра и не могли покинуть зону обстрела.

 

В то же время танк Колобанова был обнаружен противником, который обрушил на него шквальный огонь.

Вскоре от маскировки КВ-1 не осталось ничего, немецкие снаряды ударяли в башню советского танка, однако пробить его не удавалось. 

В какой-то момент очередное попадание вывело из строя башню танка, и тогда для того, чтобы продолжить бой, механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог продолжать вести огонь по гитлеровцам.

В течение 30 минут боя экипаж старшего лейтенанта Колобанова уничтожил все 22 танка, находившиеся в колонне.

Подобного результата в ходе одного танкового боя не удавалось достичь никому, включая хвалёных немецких танковых асов. Это достижение позднее было занесено в Книгу рекордов Гиннесса.

Когда бой стих, Колобанов с подчинёнными обнаружили на броне следы от более чем 150 попаданий немецких снарядов. Но надёжная броня КВ-1 выдержала всё.

Всего же 20 августа 1941 года пять танков роты старшего лейтенанта Зиновия Колобанова подбили 43 немецких «оппонента». Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Неофициальный герой

В начале сентября 1941 года все члены экипажа Зиновия Колобанова были представлены к званию Героя Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.

Ещё три недели после боя под Войсковицами рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Красногвардейску, а затем прикрывала отход частей на Пушкин.

15 сентября 1941 года в Пушкине во время заправки танка и загрузки боекомплекта рядом с КВ-1 Зиновия Колобанова взорвался немецкий снаряд. Старший лейтенант получил очень тяжёлое ранение с повреждениями головы и позвоночника. Война для него закончилась.

Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал в Минске.

С главным подвигом Зиновия Колобанова и его экипажа произошёл странный казус — в него попросту отказывались верить, несмотря на то, что факт боя под Войсковицами и его результаты были официально задокументированы.

Кажется, власти стеснялись того факта, что летом 1941 года советские танкисты могли столь жестоко громить фашистов. Подобные подвиги не вписывались в общепринятую картину первых месяцев войны.

Но вот интересный момент — в начале 1980-х годов на месте боя под Войсковицами было решено поставить памятник. Зиновий Колобанов написал письмо министру обороны СССР Дмитрию Устинову с просьбой выделить танк для установки на постамент, и танк был выделен, правда, не КВ-1, а более поздний ИС-2.

Однако сам факт того, что министр удовлетворил просьбу Колобанова, говорит о том, что о герое-танкисте он знал и подвиг его под сомнение не ставил.

Легенда XXI века

Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться от властей присвоения ему звания Героя России.

В 2011 году Министерство обороны России отклонило ходатайство, сочтя новое награждение Зиновия Колобанова «нецелесообразным».

В итоге подвиг советского танкиста на Родине героя так и не оценен по достоинству.

Восстановить справедливость взялись разработчики популярной компьютерной игры. Одна из виртуальных медалей в онлайн-игре на танковую тему присваивается игроку, который в одиночку одержал победу против пяти и более танков противника. Она носит название «Медаль Колобанова». Благодаря этому о Зиновии Колобанове и его подвиге узнали десятки миллионов человек.

Возможно, такая память в XXI веке и есть лучшая награда для героя.

Читайте еще: Как танкист Коновалов остановил немецкую армию →

www.aif.ru

Герои Расейняя: подвиг экипажа танка КВ в июне 1941 года

Вечер 23 июня 1941 года. Второй день идёт война на восточном фронте и вторгнувшиеся на советскую землю немецкие войска продвигаются вперёд. 6-я танковая дивизия из группы армий Север, наносящей главный удар через Прибалтику захватывает литовский город Расейняй. Боевые группы дивизии — "Раус" и "Зекендорф" пересекают реку Дубиса и начинают укреплять плацдармы на её восточном берегу. При этом группа "Зекендорф" ввязывается в тяжелейшие бои с советскими танками. В шести километрах к северу на позициях группы "Раус" бои стихли и противника не наблюдалось. Вечер прошел спокойно.
На следующее утро командир группы Эрхард Раус отдаёт приказ отправить в тыл советских военнопленных, захваченных во вчерашних боях. Из боевого расположения группы выезжает грузовик. Он двигается в тыл по единственной дороге и неподалеку от города водитель замечает одиноко стоящий на пути вражеский танк. Это был тяжелый советский танк "КВ". Немец быстро даёт задний ход, а заметившие его русские танкисты стреляют, но снаряд не попадает в цель. Пленные, воспользовавшись замешательством водителя и охранника — унтер-офицера, пытаются бежать и некоторым из них удается скрыться в лесу. Грузовик под обстрелом советского танка на полной скорости мчит назад.
Командование группы уже через час узнаёт от вернувшегося в панике водителя, что единственная дорога в тыл перекрыта противником и группа отрезана от своих коммуникаций. Откуда там появился этот танк? Пока немцы лихорадочно пытаются понять что происходит, под огонь советского танка попадает идущая в расположение группы "Раус" колонна грузовиков снабжения. Огнём орудия и пулемётов "КВ" уничтожает 12 автомашин с горючим и боеприпасами. Вскоре по каким-то причинам командир Раус теряет связь со штабом 6-танковой дивизии. Ему приходится отказаться от запланированных действий его группы — оказания помощи Зекендорфу, ведущему бой с советскими танками южнее. Вместо этого он полностью сосредотачивается на угрозе в своём тылу. Вскоре Раусу докладывают, что русский танк по прежнему стоит на дороге и не двигается с места. Возможно он поврежден и не может уехать, но экипаж не покидает танк и продолжает вести огонь. Немцы медлят с контратакой, покольку полагают, что в их тылу оказалось как минимум несколько танков противника.
Однако через некоторое время они понимают, что против них действует всего лишь один советский танк, который каким-то странным образом попал в этот район. Раус приказывает уничтожить его. К дороге выдвигается батарея 50-мм противотанковых орудий. Они скрытно занимают позиции в кустах неподалеку от вражеского танка. Он находится в зоне прямой видимости — немцы легко прицеливаются и наводят орудия. Один за другим гремят несколько выстрелов. Видны вспышки искр на броне советского танка. Наводчики дали несколько точных попаданий, вокруг танка взвились клубы черного дыма от разрывов снарядов, но немцы с ужасом обнаружили, что броня советского исполина не пробивается выстрелами их орудий. Русский танк развернул башню в сторону одного из них и выстрелом разнёс пушку, расчет которой не успел отбежать и полностью погиб. Такая же участь постигла следующее немецкое орудие. Оставшиеся два орудия из немецкой батареи были сильно повреждены, а их расчеты разбежались. Лишь ночью немцы смогли оттащить уцелевшие орудия от опасных позиций вблизи танка.
"КВ" продолжал стоять на дороге, повернув ствол в ту сторону, откуда последний раз по нему било немецкое противотанковое орудие. Тем временем положение группы "Раус" всё более ухудшалось — раненых невозможно было вывезти в тыл, а грузовики со снабжением не могли достигнуть расположения группы. Кончалось продовольствие и боеприпасы. Некоторые немецкие грузовики делали попытку объехать советский танк, но вязли в болотах и шансов вытащить их оттуда не было. Командование группы принимает решение снять одну из 88-мм зениток с передовых позиций группы и направить на уничтожение тяжелого русского танка. Немцы установили зенитное орудие в двух километрах от танка. Он находился в зоне видимости и мог быть подбит зениткой, начальная скорость полета снаряда которой позволяла пробить броню "КВ". Однако немецкие грузовики, уничтоженные на дороге днем ранее, ещё горели, испуская клубы черной гари и дыма, из-за которых прицелится с такой дистанции по танку оказалось невозможным.
Расчет зенитки замаскировал орудие большим количеством зелени и веток, после чего начал двигаться вновь, пытаясь подойти к танку ещё ближе. "КВ" продолжал неподвижно стоять на дороге, башня его не двигалась даже когда немцы подошли уже совсем близко. До цели оставалось около полукилометра. Расчёт стал судорожно раскладывать зенитное орудие, заряжать его и наводить на цель. Однако советские танкисты уже давно заметили приближающихся немцев, они лишь ждали пока зенитное орудие подойдет ближе, чтобы поразить его наверняка. С ужасом один из немецких наводчиков увидел, что башня танка зашевелилась и нацелилась прямо на них. Раздался грохот выстрела и тяжело поврежденная зенитка повалилась на бок, осколками разлетевшегося металла убило нескольких артиллеристов, а оставшихся тяжело ранило. После этого танк ещё долгое время продолжал стрелять в сторону покосившегося орудия из пулемёта. Немцы были в отчаянии, но поскольку группа Зекендорф в шести километрах южнее удержалась под ударом советских танков, основная опасность для них уже миновала. Командование долгое время обсуждало план уничтожения тяжелого советского танка. Наконец решено было отправить к нему бригаду саперов. Ночью она должна была скрытно приблизиться к танку и взорвать его.
Когда стемнело саперная команда подошла к бронированной тяжелой машине и тихо установила на броню несколько зарядов. Вскоре в ночной тишине раздался взрыв. Немцам показалось, что танк уничтожен, но в действительности взрыв лишь повредил часть гусеницы и пушку, не нанеся повреждений броне и экипажу. Советские танкисты быстро пришли в себя. Пулеметчик открыл из танка беглый плотный огонь по всем направлениям и едва не достал одного из отступавших саперов. И вновь уничтожить танк немцам не удалось. Когда рассвело Раус попытался вызвать на помощь эскадрилью "юнкерсов", чтобы уничтожить единственный советский танк, отрезавший всю его группу от тыловых коммуникаций, однако в виду нехватки самолётов ему было отказано. Тогда было принято решение отвлечь советского исполина ложной атакой лёгких танков, чтобы вновь попытаться подвести на огневую позицию тяжелые зенитные 88-мм орудия FlaK и с их помощью уничтожить "КВ".
Группа немецких танков Pz35(t), сосредоточенная в лесу неподалеку от дороги, начала имитировать атаку, двигаясь в зоне видимости русского танка. Экипаж "КВ" быстро заметил их и открыл огонь, но попасть по быстро движущимся и маневрирующим целям было почти невозможно. Тем не менее "КВ" продолжал стрелять. Немецкие танки обстреливали его с нескольких сторон, приковывая внимание экипажа русского танка к себе. Отвлекшиеся советские танкисты не замечали что в тылу у них, рядом с недавно уничтоженной зениткой, немцы быстро устанавливали ещё одну. Когда зенитчики навели прицел и зарядили её, прогремел выстрел, и снаряд, рассекая воздух, врезался в броню советского танка, после чего в ней появился огромный пролом от попадания 88мм орудия, но экипаж был всё ещё жив. Башня начала разворачиваться в сторону немецкой зенитки, но та успела дать ещё несколько выстрелов и тяжелый советский гигант замер, беспомощно запрокинув орудие. Броня его дымилась от попаданий, но танк не загорелся. Казалось всё кончено. Подошедшие немецкие солдаты начали осматривать танк, но ствол заклинившего орудия внезапно зашевелился. Немцы бросились врассыпную, лишь один из них набрался храбрости и закинул в пробоину на башне гранату. Раздался взрыв и героический советский экипаж, который два дня сдерживал натиск превосходящих сил врага, погиб от разрыва околочной гранаты внутри танка.
Этот подвиг советских танкистов был описан самим командиром немецкой группы "Раус" Эрхардом Раусом. Экипаж советского танка два дня противостоял всей его группе. Таким образом, часть шестой немецкой танковой дивизии все эти два дня не могла продолжать наступление из-за единственного танка, отрезавшего её от тыловых коммуникаций. В безнадежной ситуации советские солдаты-танкисты проявили героизм и мужество, поразившее немцев, и внушили им глубокое уважение. Вначале, видимо ещё надеясь на скорый приход подкреплений, советский экипаж на поврежденном танке удерживал позицию, уничтожив колонну грузовиков, а затем уже в ситуации полной безнадежности отбивал немецкие атаки, не поддаваясь искушению бросить танк и сбежать с поля боя, хотя возможности и время для этого у него были. После боя пораженные немцы похоронили советских танкистов недалеко от Расейняя.
До сих пор неизвестны имена некоторых членов того героического экипажа. Неизвестно точно какой именно "КВ"(КВ-1 или КВ-2) сражался с группой Рауса в начале лета 1941 года под Расейняем. Вероятнее всего это был "КВ-1" с экипажем из пяти человек. В любом случае известны имена лишь двух танкистов-героев. Один из них это Павел Ершов, личность которого удалось установить благодаря сохранившейся квитанции, найденной во время раскопок в местах боёв. Второй танкист -Смирнов В.А., имя которого вырезано на одной из солдатских ложек. Имена остальных членов героического экипажа неизвестны. Боевой эпизод начала войны под Расейняем лишь один из ярких моментов, характеризующих массовый героизм советских солдат в годы Великой Отечественной Войны. Вечная память погибшим героям!

politikus.ru

Детство и образование

Колобанов Зиновий Григорьевич родился в селе Арефино, которое находилось в Муромском уезде Владимирской губернии, 25 декабря 1910 года. Сегодня это Вачский район Нижегородской области. Когда мальчику было 10 лет, обороты набирала Гражданская война, которая забрала его отца. В последующие годы матери Зиновия приходилось в одиночку растить и воспитывать троих детей. Окончив восемь классов средней школы, будущий танкист поступил в Горьковский индустриальный техникум. В 1933 году, когда Колобанов был третьекурсником, его призвали в ряды РККА. В 1936 году он окончил бронетанковое училище в городе Орел и получил звание лейтенанта.

Окончив училище с отличием, Зиновий Колобанов получил право на выбор места дальнейшей службы. Он выбрал Ленинград, так как испытывал к нему «заочную любовь». Первое время Зиновий служил командиром танка в Ленинградском военном округе. В 1937-1938 годах он проходил курсы усовершенствования командного состава, после которых получил должность командира взвода 6-й танковой бригады. Затем танкист вырос до командира танковой роты.

Советско-Финская война

За несколько дней до начала войны с Финляндией Колобанову поручили командование танковой ротой первой танковой легкой бригады, базирующейся на Карельском перешейке. Войну с финнами Зиновий прошел от начала до конца. Трижды он оказывался в воспламенившемся танке, но всегда быстро возвращался в строй. В 1940 году его наградили орденом Красного Знамени. Когда военные действия с Финляндией закончились, в марте 1940 года Зиновия перевели в Киевский военный округ. В этом же году Колобанов был повышен в звании до старшего лейтенанта.

Танкист колобанов подвиг«>

Великая Отечественная война

С началом ВОВ Зиновий Колобанов был призван из запаса и назначен командиром роты 1-й танковой дивизии, которую создали на базе 2-й танковой бригады, в составе которой он воевал с финнами. Столь ответственную должность мужчине поручили, опираясь на его боевой опыт. Тем не менее о прежних наградах быстро пришлось забыть, ведь набирающая обороты война требовала новых подвигов.

Военные получали боевые машины на Кировском заводе. Танковые экипажи формировались там же. Каждый из них, наряду с рабочими, принимал непосредственное участие в сборке своей машины. На участке Кировский завод — Средняя Рогатка танки обкатывались. Затем они уходили на фронт.

Оборона Ленинграда

В августе 1941 года Ленинград пребывал в крайне тяжелом положении. Ленинградская стратегическая оборонительная операция проходила далеко не так, как планировалось. В ночь на 8 августа вражеские части 4-й танковой группы атаковали населенные пункты Ивановское и Большой Сабск и двинулись по направлению к Кингисеппу и Волосово. Спустя всего три дня сражений немцам удалось подойти к дороге с Кингисеппа на Ленинград. 13 августа они ее перерезали, равно как и железную дорогу того же направления. В тот же день фашисты форсировали реку Луга.

14 августа 1941 года два немецких корпуса: 41-й моторизованный и 38-й армейский, вырвались на оперативный простор и направились к Ленинграду. 16 августа были захвачены города Кингисепп и Нарва. В тот же день войска 1-го немецкого корпуса обосновались в западной части Новгорода. Угроза выхода немцев к Ленинграду с каждым днем становилась все более реальной.

Решительные меры

18 августа Колобанова вызвал к себе В. Баранов – командир дивизии. Штаб части тогда базировался в подвале собора, который считался одной из главных достопримечательностей Красногвардейска (сегодня его называют Гатчиной). Баранов в устной форме приказал Колобанову любой ценой перекрыть дороги, ведущие со стороны Кингисеппа, Луги и Волосово к Красногвардейску.

Танкист колобанов подвиг«>

Рота Колобанова на тот момент располагала 5 тяжелыми танками КВ-1. Танкисты погрузили в боевые машины по паре боекомплектов бронебойных снарядов. Что касается осколочно-фугасных снарядов, то их взяли немного. Основной целью роты Колобанова была не допустить прорыв немецких танков к Красногвардейску. В тот же день старший лейтенант вывел роту навстречу наступающему врагу. Две машины он направил на Лужскую дорогу, а еще две – на Волосовскую. Свой танк старший лейтенант спрятал в засаде на перекрестке таллиннского шоссе и дороги на Мариенбург – северную окраину Гатчины.

Подготовка операции

Танкист Зиновий Колобанов вместе с экипажами своей роты провел рекогносцировку местности, определив точки для наиболее комфортных огневых позиций. При этом Колобанов приказал своим подчиненным оборудовать по 2 капонира (окопы для танка) на каждую боевую машину, и тщательно замаскировать огневые позиции. Стоит отметить, что на тот момент с подобной задачей мог справиться только Зиновий Колобанов, награды которого свидетельствовали о богатом опыте танковых сражений.

Зиновий Григорьевич оборудовал свою огневую позицию рядом с совхозом Войсковицы, который располагался на развилке Таллинской и Мариенбургской дороги, напротив птицефермы «Учхоза». Позиция танкиста находилась в 150 метрах от шоссе, подходящего со стороны населенного пункта Сяскелево. Капонир был настолько глубоким, что видно было только башню боевой машины. Рядом был оборудован запасной капонир. Все это тщательно замаскировали под местный ландшафт. С основной позиции можно было отлично просмотреть и прострелять дорогу на Сяскелево. По бокам дороги находились заболоченные участки, которые в значительной степени усложняли маневр тяжелой техники и сыграли в предстоящем бою не последнюю роль.

Позиция Колобанова располагалась на небольшой высоте, на участке с глинистым грунтом. С нее можно было рассмотреть ориентиры №1 и №2. Первым ориентиром служили две березы, растущие около дороги, в 300 метрах от перекрестка Т-образной формы, играющего роль второго ориентира. Простреливаемый участок в общей сложности имел длину порядка одного километра. На нем могли без проблем разместиться 22 танка с дистанцией между ними в 40 метров.

Данное место старший лейтенант Колобанов выбрал неспроста. С него можно было вести стрельбу по двум направлениям. Это было важно, так как советские танкисты не знали, откуда выйдет противник: с Сяськелово или с Войсковиц. Если бы немцы выбрали второй вариант, то Колобанову пришлось бы стрелять им прямо в лоб. Из этих соображений капонир был подготовлен прямо напротив перекрестка, из расчета на минимальный курсовой угол. При этом Зиновию пришлось смириться с тем, что его танк будет находиться на минимальном расстоянии от развилки.

Танкист колобанов подвиг«>

Появление немцев

После оборудования позиций танкистам оставалось лишь дождаться вражеских сил и испытать свои тактические решения. Немцы появились на этом участке лишь 20 августа. Во второй половине дня экипажи младшего лейтенанта Дегтярева и лейтенанта Евдокимова встретили на Лужском шоссе колонну немецкой бронетехники. Дождавшись подходящего момента, они уничтожили 5 вражеских танков и 3 бронетранспортера. Вскоре и экипаж Колобанова заметил противника. Началось все с того, что около 14 часов в небе появились разведывательные самолеты. Вслед за ними шла колонна бронетехники. Во главе колоны ехали разведчики-мотоциклисты. Ни те, ни другие не смогли разглядеть среди окружающей местности танк Зиновия Колобанова. Беспрепятственно пропустив их, советские танкисты начали готовиться к встрече с основными силами немцев.

За те пару минут, пока головная машина немцев достигла перекрестка, Колобанов убедился в том, что в колоне нет тяжелых танков. Тогда же в его голове возник план предстоящей атаки. Зиновий Григорьевич решил пропустить колону до «Ориентира №1». В таком случае все танки неприятеля успевали проехать поворот, находящийся в начале насыпной дороги, и попадали под огонь машины Колобанова. Колонна состояла из легких чешских танков 6-й немецкой танковой дивизии. В некоторых источниках принадлежность этих машин также приписывают 1-й и 8-й дивизиям, что, впрочем, не имеет принципиального значения.

Долгожданный бой

Когда план сражения был построен, осталось лишь воплотить его в жизнь. Подбив несколько танков в голове, средине и конце колонны, Колобанов перекрыл дорогу с двух сторон и оставил противника без возможности съехать на вторую дорогу, ведущую на Войсковицы. Когда на дороге образовалась пробка, враг начал сильно паниковать. Немцы даже не думали о возможности ответного удара. Некоторые танки, пытаясь укрыться от огня, спускались с дороги на обочину и вязли в заболоченной местности, где их добивал экипаж Зиновия Колобанова. Другие машины врага в попытке развернуться на узкой дороге врезались друг в друга, и приходили от того в негодность. Перепуганные танкисты в панике покидали горящие и подбитые танки, и метались между ними, попадая под пулеметный обстрел из советских машин.

Сначала фашисты не понимали, что происходит. Они лихорадочно расстреливали все копны сена, находящиеся в зоне видимости, полагая, что в них маскируются танки или орудия. Вскоре они все-таки засекли тщательно замаскированный танк Колобанова, и началось неравное сражение. Буквально град снарядов обрушился на боевую машину КВ-1Э, из которой советские танкисты устроили весь это переполох. Как бы немцы не старались, поразить машину, окопанную по башню и дополнительно оборудованную 25-миллимтеровыми броневыми экранами, им так и не удалось. И даже тот факт, что немцы отлично знали, где находится советская машина, не изменил исход сражения.

Танкист Зиновий Колобанов систематично подбивал одну вражескую машину за другой. В конечном итоге за 30 минут боя он уничтожил все 22 боевые машины, входящие в состав колоны. Из двойного боекомплекта, который Колобанов взял с собой на борт, он израсходовал 98 бронебойных снарядов.

Танкист колобанов подвиг«>

Дальнейшее развитие событий

Бой продолжался, но вражеские войска перестали лезть напролом. Они начали вести огонь с дальних дистанций. Второй этап сражения не принес особых результатов ни для одной из сторон. Немцы так и не смогли обезвредить танк Колобанова. А Зиновий Григорьевич не смог поразить другие вражеские машины. На этом этапе боя на советском танке буквально не осталось живого места. Все приборы наблюдения были разбиты, а башню попросту заклинило. Позже, когда танк вышел с поля боя, на нем обнаружили более 100 попаданий.

Результаты сражения

Подвиг Колобанова принес огромную стратегическую пользу для Ленинградской оборонительной операции. Жаль, что преимуществом, которое она дала, армия не воспользовалась в полной мере. Рота старшего лейтенанта Колобанова уничтожила в тот день 43 вражеских танка. Экипаж младшего лейтенанта Сергеева подбил 8, лейтенанта Евдокименко – 5, младшего лейтенанта Ласточкина – 4, младшего лейтенанта Дегтяря – 4 немецких танка. Также была уничтожена легковая машина, артиллерийская батарея и около двух рот вражеской пехоты. Кроме того, одного из мотоциклистов-разведчиков взяли в плен.

Удивительно, но старший лейтенант Зиновий Колобанов так и не получил за свой подвиг звания Героя Советского Союза. Осенью 1941 года командир первого танкового полка первой танковой дивизии Д. Д Погодный представил всех членов экипажа Колобанова к званию Героя СССР. Командир дивизии В. И. Баранов подписал данное представление, но штаб Ленинградского фронта по неизвестным причинам изменил это решение. Почему так произошло, неизвестно до сих пор. Есть версия, что командование Ленфронта сочло невозможными подобные присвоения на фоне крупных неудач. Тем более что город Красногвардейск все-таки был взят немцами немного позже. Есть и другая версия, согласно которой всему помешала компрометирующая информация на Колобанова. Так или иначе, герой нашего рассказа был награжден орденом Красного знамени, а его первый помощник – наводчик А. М. Усов, получил орден Ленина.

Тем временем в тылу

20 августа 1941 года около двух часов дня в городе Красногвардейск услышали сильную канонаду сражения с немцами, развернувшегося около совхоза Войсковицы. Обеспокоенное руководство города обратилось в военный штаб укрепрайона в надежде получить информацию о ситуации. Из полученных данных следовало, что, по мнению военного руководства, немецкие танки прорвались к городу и ведут сражение на его окраине. По несчастливому стечению обстоятельств, днем ранее во время проведения эвакуации городского телефонного узла были повреждены телефонные кабели коммутатора, что оставило город без связи.

Ориентируясь на полученные данные, руководитель районного НКВД решил, что из города нужно немедленно эвакуировать партийных и советских работников, а главные производства нужно подорвать. Почти весь личный состав милиции и пожарных был выведен. Подрывы привели к возникновению возгораний. Кроме того, при спешном выезде из города было брошено оружие и боеприпасы. После прояснения ситуации, в тот же день милиция вернулась в пылающий город. В скором времени состоялось следствие и суд. Руководителя отдела НКВД приговорили к расстрелу. А остальных руководителей местных советских и партийных органов – к длительным заключениям.

К вечеру 20 августа немецким танковым дивизиям было приказано приостановить наступление на Ленинград, захватить ж/д станции Илькино и Суйда, а также занять новые позиции для окружения Лужской группировки войск СССР.

Танкист колобанов подвиг«>

Дальнейшая судьба героя

В начале сентября 1941 года танковая рота во главе с Зиновием Колобановым обороняла подходы к Красногвардейску в районе поселка Большая Загвоздка. Там ей удалось обезвредить 3 минометные батареи, 4 противотанковых орудия и 250 солдат. 13 сентября город Красногвардейск оставили части РККА. Роте Колобанова было поручено прикрывать отход последней колонны на город Пушкин.

15 сентября Зиновий Колобанов получил несколько тяжелых ранений. Случилось это на кладбище городка Пушкин, где старший лейтенант заправлял свой танк горючим и боеприпасами. Рядов с КВ-1 Зиновия Колобанова разорвался фашистский снаряд. Осколки ранили танкиста в голову и позвоночник. Кроме того, он получил контузию головного и спинного мозга. Первое время военного лечили в Травматологическом ленинградском институте. Затем его эвакуировали в Свердловск и лечили там до 15 марта 1945 года в различных госпиталях. Во время восстановления 31 мая 1942 года танкиста повысили до звания капитана.

Несмотря на сложную реабилитацию после ранений и контузии, Зиновий Колобанов, биография которого не единожды иллюстрировала силу его характера, вернулся на воинскую службу. К тому времени война уже закончилась. Танкист находился на службе вплоть до 1958 года, когда уволился в запас. На тот момент он уже был подполковником. Последующие годы Колобанов работал и жил в Минске. 8 августа 1994 года он умер в белорусской столице и был там же похоронен.

Память

Сегодня на месте, где произошел легендарный бой Зиновия Колобанова, на подъезде к городу Гатчин установлен памятник. На монументе располагается тяжелый танк ИС-2. На момент возведения монумента, к сожалению, было проблематично найти танк модели КВ-1Э, на котором был совершен тот самый подвиг Колобанова, поэтому пришлось довольствоваться похожей моделью. На высоком постаменте висит табличка со словами о подвиге танкистов и полным перечнем экипажа.

Танкист колобанов подвиг«>

Заключение

Сегодня мы познакомились с биографией и достижениями такого выдающегося человека, как Зиновий Колобанов. Бой под Войсковицами является символом человеческой храбрости и решительности, поэтому он навсегда останется в памяти людей, интересующихся историей.

www.syl.ru

См. пункт №9

1. Если тебя забрили в Панцерваффе — ты неудачник.

2. Если ты пошёл в Панцерваффе добровольцем — ты не только неудачник, но и дебил.

3. Если тебя обучали на «Пантере», воевать ты будешь на Pz.III.

4. Если ты учился на механика и вызубрил всё о подвеске Pz.III и Pz.IV — будешь механиком на «Тигре».

5. Вопрос «катки это хорошо, но нахуя в четыре ряда-то?!» во фронтовых подразделениях не обсуждается. Не спрашивай, почему — просто прими это как есть.

6. Если ты наводчик и виртуозно обращаешься с 37-мм пушкой своего Pz.III, первый вражеский танк, который твой экипаж встретит в бою, будет КВ-2. Или КВ-1 — но это если очень повезёт.

7. Если ты обучался на командира, тебя назначат на трофейный БТ-7. И там… ну, сам увидишь, короче.

8. Если ты обучался на командира и не попал на БТ-7, тебе дадут трофейный Т-34. Все вокруг будут завидовать, но тебе придётся скинуть десяток килограмм, чтобы нормально протискиваться в этот чёртов башенный люк.

9. Если ты узнал, что тебя назначили на Pz.35(t) или Pz.38(t), тебе как можно быстрее нужно сделать три вещи:

— Найти хорошего юриста, который помог бы грамотно составить завещание.

— Попрощаться с родными и близкими.

— Написать письмо группенфюреру Гейдриху в Прагу с просьбой вешать как можно больше чехов — это тебе не поможет, но послужит некоторым утешением.

10. Если вас назначили на «Фердинанда», убедитесь, что в экипаже присутствует хотя бы один квалифицированный электрик. И не подпускайте к машине русских сборщиков цветмета — это мафия пострашнее, чем у Муссолини.

11. «Тирг» — чудо-оружие победы. И «Пантера» — тоже чудо-оружие победы. Но пьяным русским на ИСУ-152 об этом рассказать забыли, поэтому они постоянно это чудо-оружие подбивают. Пьяный русский — это само по себе страшно, но пьяный русский на ИСУ-152 — это полный пиздец.

12. Русские иногда воюют на американских танках М3 «Генерал Ли». Если у русских нет чувства юмора — это их проблемы.

13. Экспериментально доказано, что снаряд из пушки «Тигра» пробивает навылет семь танков М3 и застревает в восьмом. Именно поэтому русское командование строго запрещает мехводам М3 выстраивать танки в линии, а немецкое командование строго запрещает наводчикам «Тигров» ржать во время боя — потому что труп с дурацкой лыбой на лице плохо смотрится на похоронах.

14. Если твой «Тигр» застрял в грязи, можно облегчить его, сняв по четыре катка с каждого борта. Конечно, катков в итоге останется всего сорок шесть, но в большинстве случаев этого должно хватить.

15. Самый страшный русский танк — Т-70. Он маленький, быстрый, и никогда не ездит один. Если одинокий «Тигр» встретит сто Т-70, ему лучше сразу же отступить, иначе Т-70 его числом задавят.

pikabu.ru

Танкист колобанов подвиг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.