РоммельВ начале февраля 1941 года дела итальянцев в Африке шли хуже некуда. В Берлине  Гитлер вынужден был вновь подумать о том, что еще можно сделать для поддержки союзников. 3 февраля во время совещания с главнокомандующими видами вооруженных сил, которое касалось подготовки войны с Россией, он выразил мнение, что потеря Северной Африки окажет негативное моральное воздействие на итальянцев.

 

Он считал даже возможным выход Италии из союза ввиду угрозы того, что после захвата Северной Африки Англия начнет бомбардировки итальянских городов. Поэтому на совещании было определено, что немецкая авиация, используя тяжелые бомбардировщики, должна будет нанести удар по английским войскам в Киренаике. Наряду с этим она будет вести борьбу с английским флотом, нарушить английские морские перевозки по Средиземному морю и стремиться подавить сопротивление защитников Мальты. Итальянские истребители должны быть отданы в распоряжение немцев.


Итальянцам предложили, чтобы все перебрасываемые в Ливию немецкие подвижные соединения находились под общим немецким командованием для чего создавался штаб немецкого Африканского корпуса (Deutshes Afrika Korps). Планировалось, что немецкое «заградительное соединение», выгрузка которого в итальянских портах была намечена на 22 февраля, будет усилено танками: вслед за ним будет направлена одна танковая дивизия.
Симптоматично, что эти решения на совещании по вопросу войны с Россией принимались как-то между прочим. Северная Африка оставалась для Гитлера мешающим второстепенным театром военных действий.

Роммель начинает борьбу
Командование немецким «заградительным соединением» было поручено генерал-лейтенанту Роммелю. В недавнем прошлом он отличился во время военных действий во Франции, успешно командуя 7-й танковой дивизией.
Деятельность этого незаурядного военачальника в течение почти двух лет накладывала свой отпечаток на военные действия в Северной Африке, а сам он стал легендарной личностью в глазах не только своих друзей, но и врагов. 6 февраля Роммель был принят Гитлером и Браухичем для уяснения стратегических целей Германского экспедиционного корпуса.


оме 5-й легкой дивизии, уже подготовленный к отправке в Ливию, к концу мая ему обещали перебросить 15-ю танковую. До ее прибытия он должен был препятствовать отходу итальянцев с занимаемых позиций у залива Сидра. Дополнительно Роммелю выделялись для нужд Африканского корпуса 50 Ju 87 и 20 Bf НО. 11 февраля он прибыл в Рим, где впервые встретился со своими итальянскими начальниками, с которыми у него позже было немало разногласий. (Формально экспедиционный корпус подчинялся итальянскому генштабу). В тот же день Роммель вылетел в штаб немецкого 10-го авиационного корпуса, где настоятельно потребовал немедленных действий крупными силами против английской базы снабжения в Бенгази. 12 февраля в Триполи он встретился с командующим 5-й итальянской армией Гарибольди, который принявшему руководство итальянскими войсками вместо уходившего в отставку маршала Грациани.
Роммель видел, что всюду царило подавленное настроение. На фронте было затишье, но войска находились под тяжелым впечатлением сокрушительных поражений в предыдущие месяцы.

Первые успехи германской армии
Немецкие танки в АфрикеКомандир Немецкого экспедиционного корпуса решил вывести итальянцев из их коматозного состояния. 14 февраля 1941г., когда в Триполи были выгружены первые части 5-й немецкой легкой дивизии (разведбатальон — 2 роты бронеавтомобилей и 2 мотоциклетные роты, истребительный дивизион Pz. Jager Abt.605, имевший на вооружении самоходные установки на базе Pz.Kpfw I и девять 88мм орудий), он немедленно бросил их на фронт.


24 февраля, не согласовывая свои действия с итальянцами, Роммель силами 7 танков и трех автомобилей с установленными автоматическими пушками устроил засаду в Эль-Агейла — населенном пункте поблизости от Аджедабьи. При этом в плен было взято трое англичан с офицером и захвачен бронеавтомобиль Marmon Herrington.

Эта и еще несколько удачно выполненных немецкими частями боевых задач убедили Роммеля том, что страхи итальянцев во многом преувеличены. Британские войска, по-видимому, не обладали ни силами, ни решимостью к наступлению, в тактических стычках вели себя крайне безынициативно. Аналогичную позицию занимал главнокомандующий итальянской сухопутной армией, рекомендовавший немецкому генералу не начинать наступления на Аджедабью раньше конца мая, когда ожидалось прибытие 15-й танковой дивизии.

Несмотря на это предостережение, Роммель решил уже в конце марта предпринять наступление с ограниченными целями, чтобы получить благоприятную позицию в юго-восточном углу залива Сидра. Гарибольди раздражало желание немцев наступать, исходя только из наличия топлива и боезапаса, без оглядки на силы англичан и укомплектованность своих частей…


К этому времени боеспособность английской 8-й армии значительно ослабла. Имевшая большой боевой опыт 6-я австралийская дивизия была переброшена в Грецию и заменена еще не обстрелянной 9-й австралийской дивизией. 7-я танковая дивизия находилась на отдыхе и пополнении в Египте. Ее место заняла недоукомплектованная техникой 2-я танковая дивизия, ее танки -частично это были трофейные итальянские машины — оставляли желать лучшего. (Впрочем, англичанам нечего пенять на итальянские трофеи — их собственные крейсерские танки Mark-I А9 и Mark-Ill А13 несли пока потери не столько от итальянцев, сколько из-за постоянных поломок двигателей и ходовой части).

Вследствие отправки большого количества автомобилей в Грецию предметы снабжения приходилось подвозить силами войскового транспорта. От использования в качестве базы снабжения Бенгази, с прикрытия которой из-за перевода в Грецию были сняты самолеты и зенитная артиллерия, пришлось отказаться. Так что базой снабжения британской армии служил Тобрук, от которого войска находились на расстоянии 500 км. Дело усугублялось еще и тем, что с момента прибытия в Северную Африку 10-го авиационного корпуса, в воздухе господствовали немцы (британские историки употребляют термин «доминировала», подчеркивая, что английские ВВС проявляли ответную активность, но не в терминах дело — важно то, что посылать автоколонны из Тобрука на фронт в светлое время суток стало просто опасно).


В конце марта 9-я австралийская дивизия без одного полка, оставленного в Тобруке, и главные силы 2-й английской бронетанковой дивизии занимали позиции восточнее Эль-Агейлы, в непосредственной близости от города. В начале марта английский главнокомандующий генерал Уэйвелл еще не считал положение угрожающим. Ему было известно, что две итальянские дивизии и одно немецкое соединение, численность которого он полагал равной примерно одному усиленному танковому полку, прибыли в Триполи. Этих сил, по его мнению, хватило бы самое большое на то, чтобы оттеснить англичан до Аджедабьи. На продвижение противника до Бенгази он не рассчитывал.

Далее он считал, что потребуется по меньшей мере два месяца для переброски двух немецких дивизий в Триполи. Предпосылкой для подобных расчетов выступали данные о довоенной пропускной способности порт Триполи. Наступление в жаркое время года казалось ему в высшей степени невероятным.

Поэтому до конца лета, по мнению Уэйвелла, наступления итало-немецких войск не будет, а, возможно, его удастся оттянуть еще дальше атаками на конвои противника в Средиземном море. В плане морских операций во многом он был прав — активность британской морской авиации и флота у мыса Матапан привели 27-29 марта 1941г. к серьезному поражению итальянского флота. Три тяжелых крейсера «Fiume», «Ро1а» и «Zara» были потоплены.


Атака немцев у Мерса-эль-Брега и захват Бенгази
31 марта 1941г. в 8 часов немецкие войска силами разведбатальона атаковали английский заградотряд у Мерса-эль-Брега. Наступление привело к полному успеху, и воздушная разведка на следующее утро подтвердила отступление англичан на Аджедабью, Роммель, как он сам выразился, не мог больше устоять перед искушением использовать благоприятную обстановку и решил атаковать Аджедабью.

Этот удар также был успешным. Явное стремление англичан уклониться от решающего боя навело Роммеля на смелую мысль захватить всю Киренаику. Он не захотел считаться с выраженным в резкой форме мнением итальянского главнокомандующего, который, ссылаясь на полученное им из Рима указание о ведении исключительно оборонительных действий, настаивал на немедленном прекращении наступления. Роммель твердо решил преследовать отступающего противника по пятам.

 

Немцы в Бенгази

Немецкая армия вступает в Бенгази

Прошло несколько тревожных дней.


апреля порт Бенгази уже был в руках немцев, но английская танковая дивизия находилась еще где-то в районе между Зави-ет-Мсус и Эль-Мекили в то время, как 9-я австралийская дивизия отступала к Дерне. Чтобы уничтожить ее, Роммель направил большую часть подразделений 5-й легкой дивизии на Мекили, а остальные подразделения на Завиет-Мсус для параллельного преследования. Итальянцы должны были наступать вдоль прибрежного шоссе. Немецкие войска, еще не привыкшие ориентироваться в пустыне, нередко сбивались с нужного направления, нехватка горючего часто замедляла продвижение, песчаные бури разъединяли колонны. Но и у британцев была такая же неразбериха. Необычное отступление, местами «проходившее в очень быстром темпе», привело к тому, что управление английскими войсками оказалось нарушенным. 2-я бронетанковая дивизия, находившаяся в районе Эль-Мекили, попала в затруднительное положение с горючим.

Дальнейшие неудачи усилили путаницу в британских войсках, которые всюду подвергались ударам немцев, применявших довольно гибкую тактику. Например, когда командующий английской армией генерал Ним вместе со своим предшественником генералом О’Коннором в ночь с 5 на 6 апреля хотели сменить командный пункт близ прибрежного шоссе, они были атакованы моторизованным немецким дозором, хотя по всем расчетам основные немецкие силы должны были находиться достаточно далеко. Итальянцы таких рейдов в английский тыл не предпринимали…


Бои продолжались еще до 8 апреля. Основным силам австралийской дивизии все-таки удалось уйти по прибрежному шоссе, но 2-я бронетанковая дивизия и индийская бригада, спешно переброшенная из Тобрука, были остановлены в районе Эль-Мекили и после тщетных попыток прорваться уничтожены. Другим частям, еще пытавшимся отойти к Дерне, немецкие войска отрезали пути отхода.
Теперь в распоряжении англичан, кроме спешно собранных небольших сил у ливийско-египетской границы, имелись только отступившая к Тобруку австралийская дивизия и стоявшая в Египте 7-я бронетанковая дивизия.

Британцы рассчитывают на победу у Тобрука
Главнокомандующий английскими войсками решил сосредоточить основную массу сил в Тобруке, хорошо укрепленном итальянцами, и, если потребуется, вести бой даже в окружении. Английские войска преграждали стратегически важное прибрежное шоссе, сковывали значительные силы противника и таким образом препятствовали вторжению Роммеля в Египет. Снабжение английских войск в Тобруке предполагалось осуществлять по морю. 7 апреля 7-я английская бронетанковая дивизия прибыла в Тобрук, 11 апреля эта крепость была окружена Роммелем.

15 апреля английским эскадренным миноносцам удалось перехватить конвой и потопить несколько транспортов и три итальянских эскадренных миноносца. 21 апреля английский адмирал с целью облегчить положение английских войск решился даже появиться перед Триполи с тремя линкорами и одним крейсером, чтобы обстрелять порт и потопить стоявшие там суда.


Благодаря нежеланию итальянского флота вступать в борьбу и отвлечению немецкой авиации на Грецию этот безумно храбрый план удался. На его проведении настаивал Черчилль, который даже подал мысль потопить старый линкор для заграждения входа в порт Триполи, настолько серьезным он считал положение в Северной Африке. Британский премьер не мог предполагать, что германское верховное командование удовлетворится неожиданными успехами, достигнутыми смелыми действиями Роммеля. Фактически в Берлине больше всего радовались тому, что больше нет необходимости посылать силы на этот второстепенный театр боевых действий. Гитлер предполагал вернуться к нему лишь «после Барбароссы».

Укрепления под Тобруком

 

Черчилль, напротив, видел главную опасность в потере «фланговой позиции в Северной Африке», которая могла опрокинуть все английские планы ведения войны на Ближнем Востоке. Давно запланированный захват острова Родоса, использовавшегося авиацией противника, пришлось отставить. Да и германо-итальянские аэродромы на побережье Северной Африки находились теперь на 1000км восточнее своих первоначальных мест расположения, опасно приближаясь к стратегически важным позициям в Египте.


и этом надо отметить и еще один неприятный для Британии факт: до сих пор английская авиация в Африке воевала против итальянских истребителей и немецких двухмоторных Bf ПО, против которых британские «харрикейны» имели неплохие шансы. Но 18 апреля в Ливию перебросили первую эскадрилью одномоторных Bf 109Е4, оснащенных специальными противопылевыми фильтрами. Появление этих истребителей существенно изменило расстановку сил в воздухе у границ Египта.

Тем не менее, по мнению англичан, возможности для продолжения войны в этом районе еще не были исчерпаны. Исходя из такой оценки обстановки, Черчилль требовал от всех действовавших там морских, сухопутных и воздушных сил величайшей самоотдачи. Он полагал, что делом чести для английского флота и авиации будет парализовать морское сообщение между Италией и Триполи, и таким образом нарушить снабжение войск противника в Северной Африке. (Вопрос о нарушении коммуникаций итальянцев на Средиземном море поставлен британским премьером совершенно справедливо: в феврале-мае 1941г. немцам удавалось контролировать пути снабжения Африканского корпуса. Конвои с пополнениями и грузами для Роммеля атаковались британской авиацией только 9 раз, при этом потеряно было всего одно судно.

По английским планам Тобрук должен был удерживаться при всех обстоятельствах, находившиеся там войска следовало так усилить пехотой и танками, чтобы они могли постоянно беспокоить противника и вынудить его перейти к осаде крепости со всеми атрибутами позиционной войны. У ливийско-египетской границы планировалось начать активные тактические операции, которые заставили бы противника все время быть в напряжении.

Эти стремления англичан и не меньшая активность Роммеля привели к ряду тактических боев, в которых обе стороны до конца мая пытались взять инициативу в свои руки. Роммель прилагал все силы, чтобы как можно скорее овладеть Тобруком, который являлся большой помехой в организации тылового снабжения: все транспортные артерии тянулись через этот город или в непосредственной близости от Тобрука. Первая попытка внезапно захватить крепость 13 и 14 апреля не удалась.

Как оборонялся Тобрук?
Оборона Тобрука была хорошо организована, моральный дух оборонявшихся австралийских частей был высок. Несмотря на воздушные налеты, минирование порта и подходов к нему, в Тобрук постоянно прибывало по морю из Александрии все необходимое. Постепенно потери английских торговых судов стали, наконец, столь велики, что от их использования пришлось отказаться. Тем не менее эскадренные миноносцы, шхуны и тральщики по-прежнему доставляли защитникам крепости все необходимое. Всего в течение августа-октября 1941г. из Александрии в Тобрук было доставлено 19568 человек, а по обратному маршруту — 18865 человек.
Тщательно подготовленная атака крепости 30 апреля также не имела успеха. Наступление, предпринятое немецкими танкистами после длительной авиационной подготовки (Ju 87), оказалось безрезультатным. Особенно тяжелые потери понес 2-й батальон 5-го полка 15-й немецкой танковой дивизии.
Такие потери были сопоставимы с теми, что несли немецкие войска на Восточном фронте. Правда, в Африке это был всего лишь эпизод, из которого Роммель быстро сделал правильные выводы — легкие и средние танки Африканского корпуса не годились для фронтальных атак Во всех остальных сражениях немецкие танкисты атаковали с флангов или совершали обходной маневр.
Pz.Kpfw II (судя по номеру, 5-й танк при штабе второго батальона) во время передышки в боях в период проведения англичанами операции «Брейвити», первой фазы операции «Бэтлэкс»
Две недели Экспедиционный корпус пополнял и переформировывал свои подразделения. Этой передышкой воспользовались англичане и 15 мая на границе между Ливией и Египтом предприняли наступление и временно продвинулись до Эс-Соллума и Ридотта-Капуццо. Роммель немедленно предпринял ответные действия и двумя днями позже отвоевал захваченные английскими войсками опорные пункты. Временно планы захвата крепости Тобрук пришлось отставить.

Роммель сражается за горные перевалы
Теперь внимание Роммеля привлекал горный массив на границе Ливии с Египтом. Его предгорья еженедельно переходили из рук в руки. И только проход Хальфайя стабильно оставался под контролем англичан. Как единственное место для переправы танков через горную гряду, простирающуюся на 35 км с северо-запада на юго-восток, этот проход имел стратегически важное значение. Тот, кто овладевал этими воротами в горном массиве, получал возможность предпринять новое наступление, не выполняя многодневных утомительных переходов в обход по пустыне. Проведенная 27 мая немцами атака имела полный успех. Попытки англичан с ходу отвоевать перевал обратно не удались.
На фоне этих широкомасштабных операций отметим небольшой эпизод, связанный с борьбой на море. 11 июня пикировщики Ju 87 «поймали» британскую канонерку «Ladybird» на подходах к Тобруку. В течение всего прошлого года этот корабль немало досаждал итальянцам: имея малую осадку, он проходил над минными полями и чуть ли не еженедельно бомбардировал Эс-Соллум, Бардию и Тобрук… Несмотря на отчаянный огонь зенитчиков канонерки, бомбардировщики сделали на лодку 47 заходов. В результате было достигнуто 2 бомбовых попадания и «Ladybird» пошла на дно у входа в гавань Тобрука.
15 июня англичане еще раз попытались тщательно подготовленной атакой отбить проход Хальфайя и пограничные укрепления, чтобы после этого пробиться к Тобруку и освободить окруженную крепость. Они обошли горную гряду юго-восточнее прохода и продвинулись в северном направлении через Ридотта-Капуццо почти до Бардии. Но обстановка на фронте была уже не та, что год назад. Разведка своевременно обнаружила английский маневр. И уже на второй день наступления англичанам не удалось добиться сколько-нибудь существенного продвижения, так как против них была брошена 5-я немецкая легкая дивизия и только что прибывшая из Германии 15-я танковая. Попытки англичан фронтальным ударом овладеть проходом Хальфайя также были отражены. Роммель искусно использовал обстановку, собрал силы против западного фланга продвинувшихся на север англичан и 17 июня предпринял наступление, которое оказалось для противника совершенно неожиданным.

Генерал Роммель — тактик-новатор
Действия Роммеля ломали традиционные тактические схемы: «Англичане наступают — противник обороняется, противник наступает — англичане обороняются», — а тут англичане наступали, и противник… тоже наступал. Теоретически планы маневренных наступательных операций немало обсуждались в период между двумя мировыми войнами, но кто ж знал, что в Северной Африке британцам придется получать практические уроки по тактике маневренных действий и платить за них такою ценой?!
Англичане вынуждены были поспешно отступать на юг, чтобы избежать грозившего им уничтожения. Очевидно, они недооценили гибкость немецкого командования и умения немецких подразделений маневрировать в боевой обстановке. Даже появление на поле боя английского главнокомандующего, который еще надеялся придать борьбе благоприятный оборот, не могло исправить положения. От дальнейшего продолжения этого наступления, на которое возлагали вначале такие большие надежды, пришлось отказаться.
В последующие месяцы положение не изменилось. Силы Роммеля по-прежнему были ограниченными. Немецкая армия была более чем связана в России, а Италия, несмотря на первоначальные обещания выделить Роммелю войска, не могла найти в себе сил для активного ведения войны. 21 июня 1941г. Гитлер заявил Муссолини: «Наступление на Египет исключено до осени». Англичанам также требовались месяцы, чтобы пополнить свои разбитые соединения в Северной Африке, Греции и на Крите.
Генерал Уэйвелл, которого в последние месяцы преследовали неудачи, был заменен генералом Окинлеком. К счастью для Роммеля, Окинлек в скором времени тоже оказался под впечатлением выдающихся успехов Немецкого Африканского корпуса и не сумел понять, что снабжение было слабым местом итало-немецких войск. Поэтому он отложил свое наступление на более длительное время, чем того требовала обстановка.

Англичане готовят реванш
После двухнедельного наступления итало-немецких войск линия фронта в Северной Африке в апреле 1941г. стабилизировалась. Попытка англичан в июне осуществить операцию «Бэттлекс» (Battleaxe) с целью овладеть Эс-Салумом успеха не имела. Наступившее здесь относительное затишье длилось до ноября 1941г. Британские войска занимали опорные пункты вдоль ливийско-египетской границы на участке Эс-Соллум — Джарабуб и продолжали удерживать находящийся в тылу у итало-немецких войск (примерно в 130км от границы) важный опорный пункт и военно-морскую базу Тобрук. В течение лета и осени 8-я армия (именовавшаяся до сентября 1941г. «Нил») пополнялась личным составом и боевой техникой, готовясь к наступательным действиям.
Итало-немецкие войска в Северной Африке, потерявшие во время наступления до 40% своего состава, также крайне нуждались в пополнении. Однако доставке людей и техники морским путем активно противодействовал британский флот. Не дала желаемого результата и попытка перебросить подкрепления воздухом. Например, в октябре из намечавшихся 1000 человек в день фактически доставлялось лишь около 200. В августе было потоплено 35%, а в октябре даже 63% всех грузов (6 судов — 31385 брт), предназначавшихся для итало-немецких африканских сил. Дальше — больше, из 79208 тонн грузов, отправленных в Ливию в ноябре 1941г., пункта назначения достигли только 29843 тонны. Из-за недостатка войск и боевой техники итало-немецкое командование неоднократно переносило сроки операции по захвату Тобрука.
Положение с морским снабжением итало-германской африканской группировки становилось все сложней и сложней.
На сухопутном театре оба противника были еще недостаточно сильны, чтобы захватить в свои руки инициативу. Тем не менее, английское командование планировало начать наступление в Киренаике в сентябре. Черчилль настоятельно требовал форсировать проведение операции, «пока германские вооруженные силы скованы в России». В послании, направленном войскам от имени английского короля, говорилось о битве, которая может решающим образом изменить весь ход войны и по своему историческому значению может быть приравнена к битве при Ватерлоо.
К началу наступательных действий британцами предполагалось дополнительно доставить на Средний Восток 150 танков и 40 тыс. солдат и офицеров.
Однако британское командование на Среднем Востоке считало, что 8-я армия еще не готова к боям. План наступательной операции «Крусайдер» (Crusader) был окончательно утвержден только 4 октября. Согласно плану, 18 ноября намечалось нанести удар по основной танковой группировке итало-немецких войск в районе Тобрука, деблокировать эту базу и полностью очистить от противника Киренаику. В случае успеха предусматривалось продолжить наступление с целью овладеть Триполитанией (операция «Акробат»). Черчилль был уверен, что удастся захватить всю Ливию и этим успехом побудить к участию в войне на стороне англичан находившиеся в Северной Африке французские войска под командованием генерала Вейгана.

Силы сторон в борьбе за Тобрук: осень 1941 года
Британский премьер настойчиво требовал от нового главнокомандующего на Ближнем Востоке генерала Окинлека решительных действии и подготовки к наступлению в максимально короткий срок. Для участия в операции в составе 8-й армии, которой командовал генерал-лейтенант А.Каннингхэм, в середине ноября были сформированы 30-й и 13-й корпуса, специальная группа «Оазис» и выделен армейский резерв. Вся армия, включая гарнизон Тобрука, имела шесть дивизий (2 английские, 2 южноафриканские, индийскую и новозеландскую), пять бригад (в том числе одна польская и одна индийская) и южноафриканский полк. Из них одна дивизия и три бригады были бронетанковыми. Британские войска насчитывали 118 тыс. человек, 735 танков, 760 артиллерийских и зенитных орудий. Кроме того, в оперативном резерве находились 92 крейсерских танка, 90 единиц МЗ Stuart и 77 танков поддержки пехоты. К обеспечению операции привлекалось 1072 самолета.
Итало-германскими войсками, насчитывавшими около 100 тысяч человек, формально командовал итальянский генерал Бастико, получавший приказы непосредственно от итальянского верховного командования в Риме. Ему на равных правах подчинялись немецкий Африканский корпус Роммеля (3 дивизии — 2 танковые и 1 легкая) и два итальянских армейских корпуса (7 дивизий, из них 1 танковая и 1 моторизованная), из которых один — ХХ-й маневренный состоял из подвижных соединений и находился под командованием генерала Камбар-ры. На их вооружении было 552 танка и 520 артиллерийских орудий. Действия этих сил поддерживались 340 самолетами.
Но концентрировано в прорыв можно было ввести около 400 танков германских танковых дивизий и итальянского ХХ-го маневренного корпуса. Фактически Ром-мель имел решающее влияние на фронте, поскольку итальянский главнокомандующий со своим штабом находился в Триполи, в 1500км от района боевых действий.
4 ноября Роммель во время посещения Рима охарактеризовал положение на хорошо укрепленном восточном участке фронта в районе Эс-Соллума и у прохода Хальфайя как вполне надежное. Но он считал крайне необходимым взятие Тобрука, чтобы высвободить все свои силы для отражения ожидаемого наступления англичан. Планируя операцию по захвату Тобрука, командование итало-немецких войск наметило нанести 23 ноября 1941г. отвлекающий удар с юго-запада итальянскими соединениями, а затем предпринять штурм обороны противника танковыми дивизиями немецкого Экспедиционного корпуса. Подготовка к операции еще не была закончена, когда англичане перешли в наступление.

Маневр английской армии: окружить и уничтожить!
Равновесие сил в Северной Африке не могло продолжаться долго. Первыми к решительным действиям перешли английские войска. Их план заключался в том, чтобы обойти итало-немецкие войска с юга, окружить их и затем уничтожить ударами с фронта и тыла — из Тобрука. Главный удар из района Ридот-та-Маддалена наносили крупные танковые силы и пехотная дивизия 30-го армейского корпуса. Две дивизии 13-го армейского корпуса должны были вести фронтальное наступление. Расположение итало-немецких войск было следующим: одна немецкая и четыре итальянские дивизии блокировали Тобрук, одна итальянская дивизия и слабые немецкие силы располагались в районе Эс-Сол-лума и у прохода Хальфайя, оба подвижных соединения итальянцев обеспечивали фланг между Бир-Хакеймом и Бир-эль-Гоби, тогда как обе немецкие танковые дивизии находились в боевой готовности в районе юго-восточнее Тобрука.
Приготовления к внезапному удару глубоко во фланг итало-германским войскам англичане опять, как и в прошлом году во время наступления против Грациани, сумели искусно замаскировать. Поэтому об их наступлении, начавшемся из района Ридотта-Маддалена рано утром 18 ноября, стало известно только тогда, когда британские войска уже достигли района Габр-Салех. Была достигнута полная тактическая внезапность. Но уже далеко не такими искусными показали себя английские войска в умении использовать достигнутую внезапность: далее их части разошлись по расходящимся направлениям и нигде не добились решающего успеха. При этом правый фланг англичан уже 19 ноября был атакован 21-й немецкой танковой дивизией и отступил с большими потерями в танках на юго-запад.
Уверенный в успехе контроперации, Роммель считал, что британские войска еще не готовы к освобождению Тобрука, но он недооценил противника. Утром 18 ноября британские войска перешли в наступление по прорыву блокады Тобрука. За два дня 30-й английский корпус правым флангом продвинулся на 70-80 км и к исходу 19 ноября подошел к Сиди-Резеху, почти без боя заняв аэродром. Его левофланговая дивизия достигла района Бир-эль-Гоби, где встретила сильное сопротивление итальянцев.

Роммель парирует удар британцев
19 ноября немецкий Африканский корпус атаковал правый фланг англичан, отбросил прикрывавшие его танковые части и на следующий день достиг рубежа 20км северо-западнее Сиди-Омара. В результате 7-я бронетанковая дивизия англичан попала в затруднительное положение. Ее дальнейшее наступление с целью деблокады Тобрука оказалось под угрозой срыва.
К этому времени немецкое командование перебросило в район Габр-Салеха все свои танки. В итоге двухдневных боев итало-немецкие войска прорвали фронт 2-й новозеландской дивизии и вновь овладели Сиди-Резехом, а 30-й английский корпус, потеряв до двух третей танков, был вынужден отступить на 30км. По признанию Черчилля, это была серьезная неудача.
Тем не менее, британское наступление продолжалось. На ливийско-египетской границе 13-й английский корпус, перейдя в наступление, преодолел оборону противника в районе Сиди-Ома-ра. К 23 ноября он овладел фортом Капуццо и блокировал Бардию. Коммуникации итало-немецких войск оказались перерезанными. 24 ноября Роммель принял решение наступать — повернуть танковые дивизии в юго-восточном направлении. Его замысел сводился к тому, чтобы рейдом танковых соединений по тылам британских войск выйти в район Сиди-Сулеймана, пересечь границу южнее Сиди-Омара и, повернув на 180 градусов, развить наступление на запад, в тыл 13-го английского корпуса. При этом предполагалось, что итальянский мобильный корпус овладеет фортом Капуццо и перережет пути отхода британских войск на восток.
Выполняя эту задачу, немецкие танковые соединения 25-26 ноября совершили почти 100-километровый бросок и достигли египетской границы. По пути они уничтожили склады англичан в районе Ридотта-Маддалена и Бир-Хабата. Это наступление для британцев было настолько неожиданным, что в английском тылу возникла паника.
Удержать Тобрук удалось благодаря регулярному снабжению с моря. Теперь, после деблокады, можно было и подвести итоги этих морских операций — британцы потеряли 27 кораблей и 7 торговых судов. Стратегические и моральные выгоды от обороны окруженной крепости были много больше…

Штурм Бардии и результаты битв в Киренаике
А тем временем положение немецкого Африканского корпуса, прорвавшегося далеко в тыл англичанам, с каждым днем становилось все хуже и хуже. Танковые дивизии Роммеля потеряли более трети машин. Однако боевые возможности немецких войск были еще далеко не исчерпаны. 30 ноября командование предприняло попытку нанести немецким Экспедиционным корпусом контрудар под Сиди-Резехом, соединиться с итальянскими частями и восстановить положение под Тобруком. Однако после безуспешных двухдневных фронтальных наступательных боев оно отказалось от своего намерения. 7 декабря девять ослабленных итальянских и немецких дивизий начали отступление на запад, на заранее укрепленные позиции в районе Эль-Газалы, а в дальнейшем — в районе Эль-Агейлы.
Итало-немецкая группировка в районе Эс-Соллума и Бардии была полностью окружена. Войска снабжались воздушным путем. Эта группировка должна была держаться как можно дольше и помешать британским войскам использовать прибрежное шоссе, частично проходившее в ее районе. Подобные действия в такой же степени стесняли действия англичан, как в недалеком прошлом Тобрук мешал немецкому командованию.
15 декабря 1941г. 13-й корпус 8-й британской армии, поддержанный огнем корабельной артиллерии, начал штурм Бардии. 2 января гарнизон города (преимущественно итальянские войска) в состава 15 тыс. человек капитулировал. Это был пренеприятнейший факт для итало-германских войск, который не компенсировался сообщениями о британских потерях. А потери были немалые, например, 15 декабря Королевский флот лишился крейсера «Galatea» (5220 т), а 19 декабря — крейсера «Neptune» (5503 т). Первый стал жертвой германской подводной лодки U-557 у берегов Египта, второй -подорвался на минных заграждениях у берегов Ливии…
Тем не менее, английское наступление продолжалось. 10 января 1942г. 30-й английский корпус занял Эс-Соллум, а спустя неделю — Хальфайю. Энергичное сопротивление итало-немецких войск в Бардии (генерал Джорджи) и у прохода Хальфайя немало способствовали благополучному отходу основной группировки. Операция «Крусайдер» закончилась. Боевые действия на территории Киренаики временно прекратились.
В итоге двухмесячных боев (с 18 ноября 1941г. по 15 января 1942г.) британские войска недосчитались 278 танков и 271 самолет. Людские потери составили 17704 человека. Потери итало-немецких войск в технике были сопоставимы — 292 танка и 165 боевых самолетов. Зато утраты в личном составе превысили 38 тыс. человек.
Британская 8-я армия отбросила противника почти на 800 км, овладела всей Киренаикой. Но, как признают сами англичане, она не смогла решить свою главную задачу — уничтожить силы Роммеля. Вероятно, британские успехи были бы еще меньше, если бы обещанная Африканском корпусу 5-я танковая дивизия была переправлена в Африку… Планы изменились. В ноябре под Москвой появились немецкие танки, окрашенные в желтый цвет, а Роммелю предстояло обходится своими силами.
Отсутствие резервов и почти полное прекращение снабжения вынудили итало-немецкие войска оставить значительную территорию. Донесения Роммеля о создавшейся обстановке заставили верховное командование фашистской Германии издать 2 декабря 1941г. директиву N38, в соответствии с которой с Восточного фронта в Южную Италию и Северную Африку были переброшены авиационный корпус и штаб 2-го воздушного флота (Luftflotte 2), которым командовал фельдмаршал Кессельринг, и части противовоздушной обороны. Так к концу 1941г. на Средиземном море кроме подводных лодок вновь появились ударные силы немецкой авиации. Перед ними были поставлены задачи: завоевать совместно с морскими силами господство на море и в воздухе, надежно обеспечить коммуникацию в Ливию и Киренаику, нарушать английское судоходство на Средиземном море и срывать снабжение британских войск.

{jcomments on}

armflot.ru

В немецкой версии хорватского военно-исторического журнала «Husar» (Nr.1- 2018) опубликована подборка фотографий, иллюстрирующая боевые действия в Африке во время Второй мировой войны. Оригиналы этих фотографий хранятся в американском архиве NARA и в открытых источниках ранее не публиковались.

1.

Роммель в легкой командно- штабной машине Sd.Kfz-250/3 «Greif» с номером WH 937035. КШМ оснащена двумя радиостанциями. Большая антенна принадлежит радиостанции FuG 7 с дальностью действия до 50 км. Меньшая антенна- радиостанции FuG 5 с дальностью до 5 км, служащей для связи между машинами внутри подразделения. Её можно видеть на обоих машинах Sd.Kfz-251 запечатленных на фотографии (NARA/ «Husar»).

2.

Зенитное орудие 8,8- cm- Flak 36/37 буксируется 8-тонным тягачом Sd.Kfz 7 фирмы Краусс-Маффей. Данное орудие являлось эффективным оружием против воздушных и наземных целей.
1-й дивизион 33-го зенитно-артиллерийского полка (1./Flak-Rgt.33 (gem.mot.)) Прибыл в Киренаику 10-11 февраля 1941 года из Франции. 33-й полк был сформирован 1 октября 1939 года в Халле в составе пяти батарей с 20-ю орудиями. В Северной Африке полк включал в себя три батареи 8,8-см. орудий и три батарей лёгких 2-см орудий Flak 38. Во время французской компании одна из 8,8-см батарей уничтожила под Аррасом пять тяжелых британский танков Матильда, что и определило его дальнейшую судьбу. 8,8-см орудия стали важнейшим противотанковым оружием в африканской компании. Их снаряды с начальной скоростью 810 м/с могли на дистанции 500 м пробить 110 мм броню, установленную под углом 60 градусов. Этого было достаточно для пробития 78 мм лобовой брони британских танков Матильда с дистанции в 1,5 км. Сами же они оставались за пределами досягаемости их пушек, которые к тому же не имели фугасных снарядов. (NARA/ «Husar»).

3.

Редкая фотография орудия Flak 36 в момент выброса гильзы после выстрела. Фото сделано судя по всему во время осады Тобрука. Видимо в этот момент никакой угрозы расчету нет и поэтому один из артиллеристов уютно расположился на крыле. Спиной к нему сидит наводчик. (NARA/ «Husar»)

4.

8-тонный тягач Sd.Kfz 7 с расчетом орудия Flak 36/37. На задних скамьях могут сидеть 10 человек в два ряда, а общая пассажировместимость- 13 человек. Хотя в боевой обстановке могли ехать и больше. Тягач массой 11,5 тонн приводился в движение 6-цилиндровым бензиновым мотором Maybach-HL-62-TUK мощностью 135 л.с. и мог развивать скорость 50 км/ч. Ёмкость бака составляла 215 литров и обеспечивала запас хода по пустыне 100-120 км. (NARA/ «Husar»)

5.

Тот же тягач , что и на предыдущем фото с орудием Flak 36 с пятью кольцами на стволе, обозначающем пять уничтоженных неприятельских танков в боях за перевал Халфайя 16-18 июля 1941 года. Британцы возлагали большие надежды на своё наступление под кодовым названием «Боевой топор» , начатой на границе Ливии и Египта. После потери 80-и танков операция была свёрнута. Одна батарея 8,8-см зениток уничтожила в бою за перевал Халфайя одиннадцать танков Матильда с дистанции в один километр. После того, как первый танк загорелся, англичане не поняли, что произошло и продолжали наступление. В течение следующих десяти минут были потеряны ещё десять танков и лишь один сумел вернуться на исходную позицию. За этот бой командир батареи майор Вильгельм Бах был награждён «Рыцарским крестом Железного креста». Солдат в центре одет в оливковую тропическую форму и тропический шлем. Впоследствии она была заменена на более подходящую форму с длинными брюками и длинными рукавами курток.
Вставка вверху в центре- два артиллериста с Железными крестами рядом с орудием Flak 36 с предыдущего фото. На стволе 44 кольца за подбитые танки. Первые пять несколько шире. Они известны нам по предыдущим фотографиям. Некоторое время это орудие входило в состав 19-й зенитно-артиллерийской дивизии в Тобруке и было потеряно в мае 1943-го в Тунисе. (NARA/ «Husar»)

6.

Роммель на крыше своего мобильного штаба. Фото сделано в начале компании, так как Роммель одет ещё в оливковую тропическую форму и шлем. С высоты крыши трофейной командно-штабной машины АЕС «Дорчестер» высотой 2,9 метров можно было видеть в бинокль гораздо дальше, чем с земли. Особенно полезно это было в утреннем тумане или жарким днём, когда над раскаленной землёй возникают миражи. На переднем плане видна командно- штабная машина Sd.Kfz-251/6 , оборудованная двумя радиостанциями- FuG 5 с дальностью действия 4-5 км и FuG 8 , «достающей» на 40-50 км. (NARA/ «Husar»)

7.

Первый передвижной штаб Роммеля представлял собой прицеп. Он часто застревал в песке, был неустойчив. О том что его пассажиры вынуждены были «глотать» пыль от тягача не стоит и говорить. (NARA/ «Husar»)

8.

Три британских командо- штабных машины АЕС «Дорчестер» были захвачены взводом немецких мотоциклистов застрявшими в пробке у Дерна во время отступления британцев от Мехили. Ранее они принадлежали генерал-лейтенантам Ричарду О`Коннору, Филипу Ниму из штаба 8-й армии и генерал-майору Гамбье-Перри из штаба 2-й танковой дивизии. В такой последовательности они были обозначены большими белыми цифрами «2», «3», и «5». Роммель передал одну из машин генералу Штрайху, а две других оставил при своём штабе. Машиной с номером «2» пользовался генерал Штайн. (NARA/ «Husar»)

9.

На этой машине можно ещё разглядеть номер 4426422 под нанесённой позже маскировочной окраской. Эти машины сначала называли «мамонтами» а затем они получили прозвища «Макс» и «Мориц», в честь героев детской книги. (NARA/ «Husar»)

10.

Роммель со своим штабом и итальянскими офицерами. Крест на борту машины имеет очень узкие черные штрихи в середине, что является большой редкостью и был вскоре вытеснен более привычным. Никакой дополнительной маскировки на машине нет. (NARA/ «Husar»)

11.

Роммель осматривает АЕС с номером «5» и именем «Мориц». На машине сохранен трёхцветнаый британский камуфляж лишь частично перекрываемый немецким. (NARA/ «Husar»)

12.

Обе машины АЕС на одном фото. Здесь они еще не имеют имен собственных. Слева машина Роммеля, будущий «Макс» . Справа- будущий «Мориц», используемый штабом, генерал-лейтенантом Вестфалем и генерал- майором фон Меллентином. Моторы машин были приспособлены для использования немецкого топлива. «Макс» и «Мориц» пережили всю африканскую компанию и были захвачены союзниками на мысе Бон.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ШТАБНОГО БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
AEC “Dorchester” Armoured Command Vehicle обр.1940 г.

БОЕВАЯ МАССА 12200 кг
ЭКИПАЖ, чел. 7-8
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 6100
Ширина, мм 2360
Высота, мм 2900
Клиренс, мм 310
ВООРУЖЕНИЕ один 7,71-мм пулемет Bren в укладке
БРОНИРОВАНИЕ
лоб корпуса — 12 мм
борт корпуса — 10 мм
корма корпуса — 10 мм
ДВИГАТЕЛЬ АЕС А187, карбюраторный, мощностью 95 л.с. при 1800 обмин, рабочий объём 7580 см.куб.
ТРАНСМИССИЯ механического типа: сцепление сухого трения, 4-скоростная КПП, 2-скоростной демультипликатор, гидравлические тормоза с ваккумным усилителем
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ колесная формула 4х4, размер шин 13,5х20 дм, подвеска на листовых полуэлиптических рессорах
СКОРОСТЬ 60 кмч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 450 км
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанции №19 и №19 Mk.II

topwar.ru

 

В 1941 году ход войны в Африке претерпел ряд поразительных поворотов,

которые расстраивали планы то одной, то другой стороны, но не имели

решающего значения. Это была война стремительных маневров, напоминающая

движение качелей с резким взлетом и столь же стремительным скольжением

вниз. Год начался с того, что англичане выбили итальянцев из Киренаики.

Затем в борьбу вступили немецкие войска под командованием генерала

Роммеля, и буквально через пару месяцев англичане были выброшены из

Киренаики (у них остался лишь небольшой плацдарм, который они удерживали

в небольшом порту Тобрук). Два последовавших один за другим удара

Роммеля в направлении Тобрука были отбиты. Получили отпор и обе попытки

англичан деблокировать осажденный гарнизон Тобрука. После пятимесячной

паузы, во время которой стороны накапливали силы, англичане предприняли

более мощное наступление. Сражение с переменным успехом продолжалось

около месяца, пока окончательно измотанные остатки армии противника

не были вынуждены отступить снова к западной границе Киренаики. В

последнюю Неделю года Роммель нанес на границе ответный удар, который

послужил предзнаменованием еще одной драматической неудачи англичан

в ходе их наступления.

 

Первый удар Роммеля в конце марта 1941 года и последующее развитие

успеха вызвали тем большее потрясение, что англичане исключали возможность

столь раннего наступления противника. Получив предупреждение о том,

что немецкие войска начали прибывать в Триполи, Уэйвелл 2 марта направил

комитету начальников штабов в Лондоне оценку обстановки, где подчеркнул,

что немцам, прежде чем предпринять серьезное наступление, понадобится

накопить силы численностью до двух дивизий или более. Далее Уэйвелл

приходил к выводу, что имеющиеся у немцев трудности "делают маловероятной

возможность такого наступления до конца лета".

 

В противоположность этому в посланиях Черчилля высказывалось беспокойство

по поводу того, что немцы не станут ждать традиционного накопления

сил. Черчилль говорил о необходимости предпринять контрнаступление

и сверхоптимистично оценивал возможности находившихся в этом районе

английских войск. 26 марта английский премьер-министр телеграфировал

Уэйвеллу:

 

"Мы, естественно, встревожены быстрым продвижением немцев к Эль-Агейле.

Они привыкли продвигаться вперед всякий раз, когда не встречают сопротивления.

Я полагаю, что вы ждете, пока черепаха достаточно далеко высунет свою

голову, чтобы затем отрубить ее. Крайне важно дать им поскорее почувствовать,

чего мы ст[ac]оим по качеству"

 

Однако качество было явно недостаточным и в технике, и в тактике.

Хотя обескровленная 2-я бронетанковая дивизия, занимающая передовой

район, имела три танковые части, по сравнению с двумя у Роммеля и

обладала количественно благоприятным соотношением по пушечным танкам,

значительную их часть составляли захваченные итальянские танки М-135,

которые использовались вместо крейсерских и находились в чрезвычайно

потрепанном состоянии. Шансы на успех таких случайно собранных бронетанковых

войск еще больше падали из-за указания Уэйвелла, что "в случае

нападения противника" они должны отходить, "ведя сдерживающие

действия". При первом же нажиме Роммеля 31 марта они оставили

позиции в дефиле восточнее Эль-Агейлы и открыли ему путь для выхода

на просторы пустыни, где он мог воспользоваться широким выбором различных

дорог для выполнения своих задач. Это вызвало замешательство у англичан,

поскольку они были не в состоянии осуществлять такое напряженное маневрирование.

В последующие дни Роммель не давал им передышки, и большая часть английских

танков вышла из строя не в боях, а из-за поломок или вследствие полного

израсходования горючего.

 

Не прошло и недели, как англичане отступили более чем на 200 миль

от позиции, которую занимали на западной границе Киренаики. Меньше

чем через две недели они отошли на 400 миль к восточной границе Киренаики

и западной границе Египта (за исключением сил, оставшихся в осажденном

Тобруке). Решение удерживать Тобрук и сохранить эту позицию "как

занозу в боку противника" оказало значительное влияние на ход

кампании в Африке в последующие двенадцать месяцев.

 

Быстрый развал обороны, естественно, способствовал тому, что офицеры

и солдаты английских войск переставали верить в свои силы и в то же

время преувеличивали возможности противника. Вдали от района боев

было, конечно, легче составить представление об ограниченных силах

противника и его стратегических трудностях. Черчилль, взвесив все

данные, 7 апреля телеграфировал из Лондона Уайвеллу:

 

"Вы должны удержать Тобрук с его оборонительными сооружениями,

возведенными итальянцами, до тех пор, пока (или если) противник не

подтянет значительные силы артиллерии. Трудно поверить, чтобы он сумел

это сделать в ближайшие несколько недель. Выставив заслон против Тобрука

и продвинувшись к Египту, он подвергся бы большому риску, поскольку

мы можем подвезти подкрепления морским путем и создать угрозу его

коммуникациям. Поэтому Тобрук, видимо, является таким пунктом, который

нужно удерживать до конца, не помышляя об отступлении. Буду рад узнать

о ваших намерениях"

 

Уэйвелл и сам решил удерживать Тобрук, сколько будет возможно, но,

прилетев туда из Каира 8 апреля, сообщил, что обстановка значительно

осложнилась, и высказал сомнения в отношении перспектив обороны этой

позиции. Черчилль на совещании с начальниками штабов составил еще

более категоричное послание Уэйвеллу, в котором заявлял, что "немыслимо,

чтобы крепость Тобрук была оставлена". Послание Черчилля еще не

было отправлено, как от Уэйвелла пришло сообщение о том, что он принял

решение удерживать Тобрук, а также сформировать подвижный отряд на

границе, чтобы отвлечь противника, ослабив его давление на Тобрук,

и в то же время попытаться "воссоздать старый план обороны в районе

Морса-Матруха". Благодаря упорной обороне Тобрука дальнейшего

отступления не произошло. Осада была снята лишь через восемь месяцев.

 

Основную часть гарнизона Тобрука составляла австралийская 9-я дивизия

под командованием генерала Морехода, которая благополучно отошла из

района Бенгази. В дополнение к ней морем прибыли 18-я пехотная бригада

(из состава австралийской 7-й дивизии) и подразделения 1-го и 7-го

танковых полков, насчитывавшие около полусотни танков.

 

Роммель начал наступление 11 апреля, нанеся несколько прощупывающих

ударов. 14 апреля главные силы атаковали противника на среднем участке

южного фаса внешнего обвода обороны, в 9 милях от порта. Неплотная

оборона была прорвана, и передовой танковый батальон продвинулся на

2 мили в северном направлении. Затем он был остановлен огнем артиллерии

обороняющихся и оттеснен назад, потеряв 16 танков из 38, принимавших

участие в этой атаке. Небольшое число танков свидетельствовало о слабости

сил Роммеля. 16 апреля, итальянцы предприняли атаку, которая была

быстро отбита. В результате контратаки австралийского батальона около

100 итальянцев сдались в плен.

 

Итальянское верховное командование в Риме, обеспокоенное глубоким

продвижением Роммеля, обратилось к немецкому верховному командованию

с просьбой воздержаться от авантюристических действий и от намерения

вторгнуться в Египет. Гальдер был в не меньшей степени заинтересован

в сдерживании любых действий в Африке, которые могли бы потребовать

подкреплений за счет немецких войск, занятых на главном театре военных

действий и готовившихся в то время к нападению на Россию. К тому же

он испытывал инстинктивное отвращение к склонности Гитлера поддерживать

таких динамичных командиров, как Роммель, которые но хотели действовать

по шаблонам, разработанным в генеральном штабе. Заместитель Гальдера

генерал Паулюс вылетел в Африку, чтобы "помешать этому солдату

окончательно сойти с ума", как язвительно записал Гальдер в своем

дневнике. Изучив обстановку, Паулюс сделал некоторые замечания Роммелю

и санкционировал новый штурм Тобрука.

 

Штурм был предпринят 30 апреля, когда из Европы для подкрепления 5-й

легкой дивизии прибыли передовые подразделения 15-й танковой дивизии,

но не ее танковый полк. На этот раз удар был нацелен на юго-западный

угол оборонительной позиции и предпринят под покровом ночи. К рассвету

1 мая немецкая пехота прорвала оборону на участке шириной около полумили.

В прорыв были введены танки, которые устремились к Тобруку, находившемуся

в 10 милях. Однако, пройдя примерно с милю, они неожиданно наткнулись

на минное поле. Из 40 танков 17 были выведены из строя, пять взлетели

на воздух, остальные, после того как под огнем были починены траки,

благополучно отошли. Вторая волна танков и пехоты повернула в юго-восточном

направлении вдоль тыльной стороны внешнего обвода обороны, чтобы нанести

противнику удар во фланг. Англичанам удалось остановить противника

артиллерийским огнем с позиций за минным полем и контратакой 20 танков.

Успеху этой контратаки способствовало упорное сопротивление нескольких

австралийских постов. Что касается итальянских войск, то они медлили

в ходе атаки, но зато довольно быстро отошли, когда англичане перешли

в контратаку.

 

На следующий день у немцев осталось всего лишь 35 боеспособных танков

из первоначально имевшихся 70, и штурм был отложен. В ночь на 3 мая

Мореход предпринял контратаку силами резервной пехотной бригады, но

она тоже не удалась. Планы обеих сторон были расстроены. Юго-западный

угол внешнего обвода обороны остался в руках Роммеля, но было очевидно,

что у него не хватит сил взять Тобрук, и Паулюс, перед тем как покинуть

Африку, запретил любые попытки возобновления штурма. Так началась

осада, продолжавшаяся до конца года. Две попытки Уэйвелла оттеснить

Роммеля и деблокировать осажденный гарнизон окончились неудачей.

 

Первая из этих попыток предпринятая в середине мая, была пробной,

и это нашло отражение в ее кодовом наименовании — операция "Бревити".

Большие надежды возлагались на вторую попытку в середине июня —

операцию под кодовым названием "Бэттлэкс". Результаты этих

попыток не могли компенсировать весьма рискованные меры, предпринятые

по инициативе Черчилля для обеспечения успеха этих операций: в Египет

были посланы большие подкрепления танков в то время, когда войска,

оборонявшие Англию, были плохо вооружены, а Гитлер еще не начал военных

действий против России. К тому же перевозка этих подкреплений осуществлялась

по Средиземному морю под угрозой нападения военно-воздушных сил противника.

 

Готовность Черчилля пойти на такой двойной риск ради успеха в Африке

и сохранения английских позиций в Египте поразительно контрастировала

со взглядами Гитлера и Гальдера, которые пытались сократить численность

немецких войск на Средиземноморском театре военных действий

В октябре в Киренаику для изучения обстановки был прислан

генерал фон Тома. Он пришел к выводу, что для успеха вторжения в Египет

необходимо и достаточно иметь там четыре немецкие танковые дивизии.

Однако Муссолини не желал

принимать помощь от немцев в таких масштабах, а Гитлер не хотел предоставлять

столько войск. Небольшой корпус Роммеля, из двух дивизий, был направлен

туда лишь после поражения итальянцев и имел задачу удержать Триполи.

Даже когда Роммель показал, как далеко он может продвинуться, имея

столь небольшие танковые силы, Гитлер и Гальдер по-прежнему не желали

предоставить даже небольшие подкрепления, которые, по всей вероятности,

могли бы сыграть решающую роль. Этим отказом немецкое командование

лишило себя шансов завоевать Египет и изгнать англичан из района Средиземного

моря, пока они имели там слабые силы. Ведь в конечном итоге немцам

пришлось послать в Африку гораздо больше войск и понести значительно

большие потери.

 

В то же время в Англии, несмотря на ее скудные ресурсы, был собран

в апреле конвой судов для переброски крупных сил бронетанковых войск

в Египет. Конвой был почти готов к отплытию, когда 20 апреля от Уэйвелла

пришла телеграмма, где он, подчеркивая серьезность создавшейся обстановки,

просил срочно прислать дополнительное, количество танков.

 

Черчилль сразу же внес предложение Churchill. The Second

World War. Vol. III, p. 218) — Прим. авт.> и получил согласие

начальников штабов на то, чтобы пять быстроходных судов, перевозивших

танки, повернули у Гибралтара на восток и направились кратчайшим путем

через Средиземное море. Это позволило бы сэкономить почти шесть недель

на перевозку танков. Черчилль настоятельно требовал увеличить число

танков, направляемых в Египет, и предлагал также послать туда 100

новейших крейсерских танков. Начальник имперского генерального штаба

генерал Дилл возражал против такого сокращения числа танков в метрополии,

поскольку они были необходимы для обороны в случае вторжения противника.

 

Операция "Тайгер" была первой попыткой провести конвой через

Средиземное море после появления в этом районе в январе немецкой авиации.

Благодаря туманной погоде конвой избежал потерь от воздушных налетов.

Одно судно с 57 танками затонуло, наткнувшись на мину в сицилийских

проливах, четыре остальных судна благополучно достигли Александрии

12 мая, доставив 238 танков (135 танков "матильда", 82 крейсерских

и 21 легкий танк), что в четыре раза превышало количество танков,

которые сумел собрать Уэйвелл для обороны Египта.

 

Однако еще до прибытия этого крупного подкрепления, воспользовавшись

тем, что Роммель был отброшен под Тобруком и, как сообщали, испытывал

острую нехватку средств материального обеспечения, Уайвелл решил нанести

удар в районе египетской, границы наспех собранными силами под командованием

бригадного генерала Готта. Это была операция "Бревити". Первоначально

Уэйвелл намеревался захватить приграничные позиции — на побережье,

которые, как ему было известно, защищались небольшими силами, и разгромить

занимавшие их войска до того, как противник сумеет их усилить. Уэйвелл

надеялся сделать даже больше и в телеграмме Черчиллю от 13 мая сообщал:

"В случае успеха я рассмотрю вопрос о немедленном переходе к совместным

действиям сил Готта и тобрукского гарнизона с целью отбросить противника

на запад от Тобрука".

 

Для создания ударного кулака были выделены 2-й танковый полк, насчитывавший

21 только что отремонтированный крейсерский танк устаревшего образца,

и 4-й танковый полк с 26 танками "матильда", которые имели

толстую броню и относительно малую скорость. Официально они считались

пехотными танками. 2-й танковый полк при поддержке моторизованной

пехоты и артиллерии должен был обойти укрепленные позиции противника

с фланга, продвинуться в направлении Сиди-Азиза и блокировать дорогу,

по которой противник мог получить подкрепление или отойти. 4-й танковый

полк при поддержке 22-й моторизованной бригады должен был начать штурм

укреплений противника.

 

Рано утром 15 мая после марш-похода протяженностью 30 миль англичане

внезапной атакой захватили позицию на вершине перевала Халфайя, оборонявшуюся

итальянцами, и взяли в плен несколько сотен человек. Семь английских

танков "матильда" вывела из строя артиллерия противника. Англичане

быстро захватили еще две позиции, Бир-Ваид и Мусаид, но, прежде чем

они достигли Ридотта Капуццо, фактор внезапности был исчерпан. Немецкая

боевая группа, включившись в боевые действия, нанесла англичанам фланговый

удар, и наступление было дезорганизовано. Форт хотя и удалось захватить

позже его пришлось оставить. К тому времени из-за угрозы контратаки

был отменен фланговый маневр в наступлении на Сиди-Азиз. Тем не менее

на офицера, командовавшего войсками противника в районе границы, кажущаяся

мощь наступления произвела настолько сильное впечатление, что он решил

начать отвод своих войск.

 

Таким образом, к наступлению темноты обе стороны начали отход. Однако

приказ об отступлении немецко-итальянских войск Роммель быстро отменил

и оперативно подтянул к полю танковый батальон из района Тобрука.

Готт решил отойти к Халфайе. Его войска уже находились на марше, когда

он получил приказ от вышестоящего начальника прекратить отвод войск.

Утром немцы увидели, что поле боя пусто. Это их несказанно обрадовало,

так как у танкового батальона, посланного им в поддержку, кончилось

горючее и он смог бы начать действия-только в конце дня.

 

Отступившие из района Халфайи английские войска оставили там лишь

небольшой заслон. Немцы быстро воспользовались тем, что позиция этого

гарнизона оказалась открытой, и 27 мая внезапным ударом с нескольких

сторон по сходящимся направлениям вновь захватили перевал. Это был

большой успех. Захват перевала создавал серьезные препятствия для

следующего, более мощного наступления англичан — операции "Бэттлэкс".

Кроме того, во время возникшей паузы в боевых действиях войска Роммеля

подготовили "ловушки" для английских танков у Халфайи и других

передовых позиций, закопав в землю батареи 88-мм пушек, которые весьма

эффективно были превращены из зенитных в противотанковые.

 

Эта чрезвычайная мера имела огромное значение для исхода предстоящего

боя. К тому времени почти две трети немецких противотанковых пушек

все еще составляли старые 37-мм пушки. Разработанные за пять лет до

начала войны, они значительно уступали английским 40-мм танковым и

противотанковым, были малоэффективны в борьбе против английских крейсерских

танков и беспомощны против танков "матильда". Даже новые 50-мм

противотанковые пушка, которых у Роммеля теперь насчитывалось около

50 штук, могли пробить толстую броню танка "матильда" лишь

с очень близкого расстояния. И только снаряд 88-мм пушки на колесном

ходу мог пробить 77-мм броню танка "матильда" с расстояния

в 2 тыс. ярдов. В войсках Роммеля было всего 12 таких пушек, но одна

четырехорудийная батарея размещалась на Халфайе, а другая — у

гряды Хафид (оба эти пункта англичане намеревались захватить в начале

своего наступления).

 

Это направление удара было выгодно для Роммеля, так как англичане

к началу наступления превосходили его войска во многих отношениях,

в особенности по количеству танков, которые являлись основным средством

ведения боевых действий в пустыне. Из Германии Роммель не получил

новых подкреплений, и, когда начались бои, у него было всего около

100 пушечных танков, причем больше половины из них находились в войсках,

блокировавших Тобрук. В то же время прибытие конвоя "Тайгер"

позволило англичанам развернуть в бою около 200 пушечных танков, что

давало им на начальном этапе боя преимущество в танках в соотношении

4 : 1. Многое зависело от того, как сумеют они использовать это преимущество,

чтобы уничтожить силы противника в пограничной зоне раньше, чем Роммелю

удастся подтянуть остальные свои танки (5-й танковый полк) из отдаленного

района Тобрука.

 

К несчастью для англичан, их шансы на успех значительно уменьшились

по той причине, что наступление планировалось как бы с точки зрения

пехотного командира. В результате преимущества, которые давало численное

превосходство в танках, не были использованы.

 

Прибытие конвоя "Тайгер" позволило Уэйвеллу при подготовке

нового наступления вновь сформировать две танковые бригады. Однако

вследствие неудачного исхода операции "Бревити", проведенной

в середине мая, танков осталось так мало, что их хватило лишь на то,

чтобы укомплектовать два из трех полков в каждой бригаде Churchill. The

Second World War. Vol. III, p. 223). Конвой был отправлен вокруг мыса

Доброй Надежды и прибыл в Сули лишь в середине июля. —

Прим. авт.>. Прибывших же новых крейсерских танков едва хватало,

чтобы укомплектовать один полк, а ранее имевшимися крейсерскими танками

можно было укомплектовать только еще один полк. Два полка другой бригады

были укомплектованы танками "матильда" — пехотными танками.

Это побудило командование использовать эту бригаду в начале наступления

для поддержки пехоты, вместо того чтобы сосредоточить все имеющиеся

танковые силы для уничтожения танков противника. Последствия этого

решения гибельно сказались на развитии всего наступления англичан.

 

Операция "Бэттлэкс" имела честолюбивые цели. По свидетельству

Черчилля, англичане хотели добиться "решающей" победы в Северной

Африке и "уничтожить" войска Роммеля. Уэйвелл, осторожно выражая

сомнение относительно возможности такого полного успеха, высказывал

надежду, что наступление "позволит отбросить противника к западу

от Тобрука". Уэйвелл так и сформулировал эту цель в боевом распоряжении,

отданном генералу Бересфорд-Пэйрсу, которому как командующему войсками

в Западной Пустыне предстояло руководить действиями наступающих войск.

 

План наступательной операции складывался из трех этапов. На первом

этапе предусматривалось наступление на укрепленный район Халфайя,

Соллум, Ридотта Капуццо силами индийской 4-й дивизии при поддержке

4-й бронетанковой бригады (она была укомплектована танками "матильда").

В это время силы 7-й бронетанковой дивизии прикрывали бы фланг, обращенный

к пустыне. На, втором этапе 7-я бронетанковая дивизия должна была

наступать в направлении Тобрука силами двух бронетанковых бригад.

На третьем этапе этой дивизии совместно с гарнизоном Тобрука предстояло

продолжать преследование противника в западном направлении.

 

Этот план с самого начала был обречен на провал. На первом этапе планировалось

выделить половину бронетанковых сил для поддержки пехоты, а это более

чем в два раза снижало шансы на разгром танкового полка противника

в передовом районе до того, как его усилят другими танковыми полками

из района Тобрука. Таким образом, значительно уменьшались шансы на

успех во втором и третьем этапах.

 

Чтобы выйти к позициям противника в пограничном районе, наступающие

войска должны были совершить 30-мильный марш. Он начался 14 июня во

второй половине дня. Последний отрезок пути протяженностью 8 миль

преодолевался при лунном свете в ночь на 15 июня. Бой начался ударом

на правом фланге по позиции противника у перевала Халфайя. Однако

теперь обороняющиеся были лучше подготовлены, чем в мае, а наступающие

не могли рассчитывать на внезапность, поскольку планом предусматривалось

не вводить танки в бой, пока не станет достаточно светло для ведения

артиллерийского огня. Это решение оказалось тем более неудачным, потому

что единственная батарея, выделенная для поддержки атаки на Халфайю,

застряла в песках. Уже совсем рассвело, когда возглавлявший атаку

батальон, танков "матильда" начал преодолевать последний участок,

отделяющий его от противника. Первое сообщение, поступившее от командира

танкового батальона по радиотелефону: "Они разносят мои танки

на куски", стало последним донесением. В танковой ловушке, которую

создал Роммель, разместив четыре 88-мм пушки у перевала, справедливо

названного английскими солдатами "перевалом адского огня",

из 13 танков "матильда" уцелел лишь один.

 

Тем временем колонна в центре продолжала двигаться через плато в пустыне

к Ридотта Капуццо, выдвинув вперед целый полк танков "матильда".

На их пути не оказалось 88-мм пушек, и сопротивление гарнизона рухнуло

под натиском превосходящих сил. Форт был захвачен, а две контратаки

противника, предпринятые им позже в тот же день, были отбиты.

 

Возглавляющая левую колонну бригада крейсерских танков, которая должна

была обойти противника с фланга, попала в танковую ловушку Роммеля

на гряде. Когда же она попыталась в конце дня возобновить наступление,

то лишь еще глубже застряла в ловушке, понеся тяжелые потери. К этому

времени появились главные силы передового танкового полка немцев.

Они создали контругрозу флангу англичан, и это заставило оставшиеся

английские танки отойти к пограничным заграждениям.

 

К вечеру первого дня наступления англичане потеряли больше половины

своих танков. Танковые же силы Роммеля почти не погасли потерь, а

с прибытием второго танкового полка из района Тобрука соотношение

сил изменилось в пользу немцев.

 

На второй день Роммель перехватил инициативу. Он использовал всю свою

5-ю легкую дивизию, переброшенную из района Тобрука, для охвата левого

фланга англичан в пустыне и силами 15-й танковой дивизии предпринял

мощную контратаку у Ридотта Капуццо. Контратака у Ридотта Капуццо

была отбита, так как англичане использовали те преимущества, которые

давали хорошо выбранные ими укрытые позиции. Однако угроза ударов

противника с фронта и фланга вынудила англичан отказаться от намерения

возобновить наступление днем, а к вечеру охватывающий маневр немцев

принял угрожающие размеры.

 

Используя это преимущество, Роммель перебросил все свои подвижные

войска на фланг, обращенный к пустыне, намереваясь нанести удар в

направлении перевала Халфайя и перерезать пути отхода англичан. —

Утром третьего дня, когда эта угроза стала очевидной, английское высшее

командование после короткого совещания отдало приказ о немедленном

отводе своих дезорганизованных войск. С участка Ридотта Капуццо имелся

весьма узкий путь отхода, однако упорное сопротивление уцелевших английских

танков позволило выиграть время и вывезти пехоту на грузовых автомобилях.

Утром четвертого дня английские войска, откатившись назад на 30 миль,

оказались вновь на том же рубеже, с которого начали наступление.

 

За три дня операции "Бэттлэкс" потери англичан составляли

около тысячи убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Примерно такие

же потери в живой силе были и у противника. Однако англичане потеряли

91 танк, а немцы всего лишь 12. Оставшись хозяевами на поле боя, немцы

смогли эвакуировать с поля боя и отремонтировать большую часть своих

поврежденных танков. Англичане же в результате поспешного отхода вынуждены

были бросать танки, которые вышли из строя лишь из-за механических

повреждений и легко могли быть отремонтированы при наличии времени.

Непропорциональные потери в танках убедительно свидетельствовали о

том, что наступление англичан не оправдало надежд и не позволило достичь

тех целей, ради которых оно было предпринято.

 

Боевые действия у Тобрука, операции "Бревити" и "Бэттлэкс"

ознаменовали поворот в развитии тактики боевых действий в этой войне.

До сих пор наблюдался почти полный отказ от оборонительных действий,

которые превалировали во время первой мировой войны и в течение предыдущего

полувека. С сентября 1939 года наступление танков, если оно проводилось

быстро передвигающимися бронетанковыми силами, столь часто имело полный

успех на каждом театре военных действий, что общественное мнение и

военная мысль стали рассматривать оборону как несостоятельный способ

действий и уверились в том, что любое наступление ведет к успеху.

Однако операция "Бэттлэкс" показала (а боевые действия у Тобрука

и операция "Бревити" предвосхитили этот вывод), насколько

эффективной может быть оборона (даже в условиях такой открытой местности,

как североафриканская пустыня), если ее проводить умело, с учетом

особенностей современных средств ведения войны. В дальнейшем, по мере

того как продолжалась война и накапливался опыт, становилось все более

очевидным, что оборона, только в более подвижной форме, вновь обрела

те преимущества, которыми обладала в первую мировую войну, и ее можно

сломить, лишь имея огромное превосходство в силах или тактическом

мастерстве.

 

К сожалению, этот опыт англичане не учли при следующей попытке разгромить

Роммеля и очистить от противника Северную Африку. Уроки операции "Бэттлэкс"

то ли прошли незамеченными, то ли были неправильно поняты. Самый важный

момент, который английские вышестоящие штабы не учли в своих выводах,

касался роли 88-мм пушек в обороне. Английское командование отнеслось

скептически к донесениям о том, что эти тяжелые зенитные пушки использовались

для борьбы с танками. Даже когда английские штабы с запозданием, осенью,

осознали этот факт после новых тяжелых потерь в танках от огня этих

пушек, то и тогда упрямо придерживались убеждения, что столь громоздкое

оружие можно использовать только с закрытых позиций. Таким образом,

англичане не смогли предвосхитить следующего шага в развитии оборонительной

тактики Роммеля — использования 88-мм пушек как мобильного оружия

— и найти этому противодействие.

 

И еще одно важное обстоятельство было упущено английским высшим командованием.

Противник все смелее использовал обычные противотанковые пушки во

взаимодействии с танками не только в обороне, во и в наступлении.

В последующих операциях такое взаимодействие стало доминирующим фактором,

оказавшим на исход боевых действий даже большее влияние, чем использование

88-мм пушек. Основная причина исключительно тяжелых по сравнению с

противником потерь в танках у англичан, как показывает анализ, состояла

в том, что немецкие 50-мм противотанковые пушки, относительно небольшие

и маневренные, устанавливались на замаскированных позициях в лощинах

перед боевыми порядками танков. Поэтому экипажи английских танков

не могли понять, откуда был выпущен бронебойный снаряд, пробивший

их броню (из танковой или противотанковой пушки), и, естественно,

приписывали его тому противнику, которого видели перед собой. Этот

ошибочный вывод привел их в дальнейшем к убеждению, что английские

танки и танковые пушки хуже танков и танковых пушек противника, и

породил неверие в силу собственного оружия.

 

В ходе летней кампании было еще одно важное обстоятельство, которое

серьезно повлияло на план следующего наступления англичан. Уэйвелл

в своем донесении, составленном почти через три месяца после операции

"Бэттлэкс", пришел к выводу, что основной "причиной нашей

неудачи была, несомненно, трудность организации взаимодействия крейсерских

и пехотных танков". Но на самом деле возможности такого взаимодействия

не проверялись. Оба полка танков "матильда" из состава бронетанковой

дивизии были подчинены командиру пехотной дивизии, который цеплялся

за них на протяжении всей операции, вместо того чтобы высвободить

их после первого ее этапа, как предусматривалось планом. При умелой

организации взаимодействия пехотные танки могли бы сыграть важную

роль в танковом бою как сильная сковывающая группа, обеспечивающая

наступательный маневр крейсерских танков. По скорости танки "матильда"

лишь немного уступали крейсерским танкам А.10, которые эффективно

взаимодействовали с более быстроходными крейсерскими танками в первой

ливийской кампании и в самой операции "Бэттлэкс". Немцам удавалось

сочетать в бою действия танков разных типов, различающихся по скорости

в такой же степени, как отличались друг от друга более быстроходные

английские крейсерские танки и танки "матильда".

 

К сожалению, непроверенное предположение о том, что осуществить такое

взаимодействие слишком трудно, привело к полному разделению бригад

крейсерских и пехотных танков в ходе следующего наступления англичан.

Поле боя для них как бы распалось на два самостоятельных сектора.

www.bibliotekar.ru

Роммель в африке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.