Дату 10 июля 1941 года историки считают днем окончания битвы под Сенно, еще более известной как Лепельский контрудар.

По состоянию на 6 июля 1941 года основные силы Западного фронта были успешно разгромлены Вермахтом в Белостокском и Минском котлах, а немецкие ударные танковые и механизированные соединения начали продвижение к рекам Западная Двина и Днепр с целью начала нового наступления на Московском направлении.

Для того чтобы сорвать планы немцев Ставка Верховного главнокомандующего в срочном порядке перебросило на этот участок фронта два свежих механизированных корпуса.

Прибывший на Западный фронт маршал Тимошенко С.К. отдал директиву нанести удар по прорвавшимся немецким танковым соединениям в общем направлении на Островно и Сенно.

Слабое взаимодействие между подразделениями в бою, отсутствие связи, недостаточная поддержка авиации, а также умелая оборона немцев, в избытке насыщенная ПТО, все это привело к тому, что действие 5-го и 7-го механизированных корпусов РККА возымели лишь локальный успех. Потеряв за 4 дня боев большую часть танков и личного состава, остатки советских мехкорпусов, которым удалось избежать окружения, отошли в район Орши и заняли оборону вместе с пехотой.


Таким образом, советский контрудар закончился полной неудачей. Сковав действия частей РККА, немецкий 39-й моторизованный корпус форсировал 8 июля Западную Двину тремя дивизиями в районе Уллы, а 9 июля 20-я танковая дивизия 39-го мотокорпуса 3-й танковой группы Г. Гота едва ли не походным маршем вошла в Витебск.

Безвозвратные потери РККА в ходе битвы под Сенно, по оценкам советских источников, составили 832 танка, а также 646 человек (по данным историка А. Исаева) личного состава (в том числе 138 убитых и 357 пропавших без вести). Все эти данные более или менее совпадают с немецкими. В то же время потери Вермахта советские источники завысили неимоверно, записав в уничтоженные 300 танков противника, прибавив ко всему этому еще и «4 полка пехоты». На самом деле потери немцев немецкие историки оценили в 27 танков, подавляющее большинство из которых было восстановлено.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что удар двух мехкорпусов РККА под Сенно был абсолютно бессмысленным, практически никакого урона немцам он не нанес и даже не остановил их дальнейшего продвижения, как об этом истерически писали советские источники. Подразделения из состава танковой группы Г. Гота заняли Витебск по плану, и даже при этом не особо напрягаясь. А вот РККА понесла катастрофические потери в танках и квалифицированных танкистах, что негативно сказывалось в боях на протяжении всего 1941 года. К тому же фронт оказался ослабленным, и последующие бои за Смоленск это показали необычайно ярко.


tanki-v-boju.ru

Неизвестное сражение

Этому имеется одно простое объяснение: если под Прохоровкой наши войска одержали грандиозную победу, ставшую одной из переломных в войне, то в Белоруссии мы потерпели сокрушительное поражение и понесли огромные потери. Однако внимательные исследователи, умеющие читать между скупых строк, и раньше находили косвенные упоминания о тех событиях.

В частности, в 6-томной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг.» (т. 2, 1961 г., с. 40) сообщалось следующее: «6 июля войска 20-й армии, которой командовал генерал-лейтенант П.А. Курочкин, предприняли контрудар из района севернее и западнее Орши во фланг войскам 3-й танковой группы противника. В контрударе участвовали 7-й и 5-й механизированные корпуса, имевшие около 1 тысячи танков старых типов». Примерно таким же количеством бронетехники, согласно указанному источнику, располагал и противник. Однако в других капитальных трудах по истории войны советского периода об этом крупномасштабном контрударе упоминается лишь вскользь.


При этом, как отмечает один из первых исследователей этой «запретной темы» Анатолий Белый, «все завуалировано военной терминологией и так мудрено изложено, что даже историку трудно понять». Ничего не сообщалось и о наших потерях в том сражении. Однако после распада СССР и снятия многих идеологических барьеров советской пропаганды тайное постепенно становится явным. Видимо, пришло время стереть с карты истории и это «белое пятно», пускай оно и трагическое для всего нашего народа!

Лепельский контрудар

К началу июля 1941-го ситуация на фронте для нашей армии сложилась критическая. После того как фашисты взяли Минск и практически разгромили основные силы советского Западного фронта, превосходство оказалось на стороне гитлеровцев. В вермахте полагали, что дорога на Москву для них теперь открыта. В частности, 3 июля начальник германского генштаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в своем дневнике следующее: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена…

Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней…» Однако фашист явно поторопился в оценках – вскоре врага ожидал неприятный сюрприз: 5 июля на пути к Витебску передовые немецкие части натолкнулись на ожесточенное сопротивление советских войск и были остановлены. Так начался срыв красивого на бумаге, но впоследствии безнадежно забуксовавшего знаменитого фашистского плана «Барбаросса».


Но главным «сюрпризом» для вермахта стал совершенно неожиданный танковый контр-удар русских в направлении Лепеля, который начался рано утром 6 июля. Перед двумя механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта советское командование поставило задачу разгромить оторванные от основных сил танковые группы противника и остановить наступление на Витебск.

Наиболее ожесточенное сражение в рамках контрудара произошло у небольшого города Сенно, где ревели тысячи моторов, выстрелы орудий слились в один многоголосый хор, а горящая броня щедро поливалась человеческой кровью. К концу дня нашим танкистам удалось полностью завладеть этим населенным пунктом. После этого часть наших сил заняла оборону, а остальные танки продолжили наступление. Однако удержать город оказалось непросто: на следующий день Сенно трижды переходил из рук в руки, но к исходу дня оказался все-таки под контролем советских войск. Нашим танкистам приходилось выдерживать по 15 атак в день: по воспоминаниям выживших участников битвы, это был настоящий кромешный ад!

8 июля гитлеровцы бросили против защитников города все имеющиеся у них в этом районе резервы. После кровопролитных боев остаткам наших сил пришлось оставить Сенно и отойти к шоссе Витебск – Смоленск, где они и заняли следующий рубеж обороны.


м временем часть наших танков продолжали наступление на Лепель. Возможно, им удалось бы закрепить успех, но немцам также удалось обойти наши позиции, и 9 июля они захватили Витебск. В результате еще до форсирования Днепра перед вермахтом была открыта прямая дорога на Смоленск, а затем и на Москву. Дальнейший смысл в продолжении контрудара автоматически отпадал, и командующий 20-й армией генерал-лейтенант Павел Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель.

Остатки наших сил отступали под покровом ночи, прикрываясь лесными массивами, однако многим так и не удалось вырваться из окружения. Кроме того, у многих бронированных машин закончились горючее и боеприпасы. Чтобы не оставлять врагу – их пришлось взорвать. Те, кому удалось выжить и выйти из окружения, приняли участие в Смоленском сражении.

Именно здесь, согласно официальной версии, попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно – сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили, младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса. Видимо, это послужило еще одной весомой причиной «забывчивости» советских историков. Впрочем, он не был единственной «знаменитостью» среди участников битвы при Сенно. В том же корпусе отважно сражался сын генерального секретаря коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури – лейтенант Рубен Руис Ибаррури. Здесь он получил ранение и за мужество и отвагу, проявленные в этих боях, был награжден орденом Красного Знамени.

Причины поражения


В чем же причины неудачи Лепельского контрудара? По мнению историков и военных специалистов, главная из них заключается в слабой подготовке операции и отсутствии времени на получение необходимой разведывательной информации. Очень плохо была налажена связь, в результате чего участникам контрудара зачастую приходилось действовать вслепую.

Более того – значительной части наших танкистов пришлось вступать в бой буквально с колес. На момент поступления приказа о проведении контрудара многие части направлялись по железной дороге в Киевский особый военный округ, а некоторые эшелоны уже успели разгрузиться западнее столицы Украины.

Сыграло свою пагубную роль и отсутствие боевого опыта у наших танкистов, для большинства из которых битва под Сенно стала первым боевым крещением. А ведь им пришлось противостоять уже изрядно «обстрелянным» на европейских дорогах фашистам…

Кроме того, по многим параметрам наша техника уступала стальным монстрам Третьего рейха. Устаревшие танки Т-26, БТ-5, БТ-7, которые были у нас на вооружении, не могли успешно противоборствовать более современным немецким машинам. Наши моторы уступали фашистским по мощности, а 20-миллиметровая броня наших танков пробивалась снарядом любого калибра. Особенно положение усугубляли устаревшие бензиновые двигатели, из-за которых, по словам участников событий, наши танки горели как свечки. И несколько десятков грозных Т-34 и KB ничего здесь не могли изменить. В первую очередь опять же ввиду отсутствия боевого опыта.


Крайне неважно был обеспечен подвоз топлива и боеприпасов, из-за чего нашим танкистам даже приходилось сливать горючее из баков менее дееспособных машин, чтобы обеспечить наступление.

Значительные потери наши войска потерпели и от активных действий фашистской авиации, а советские танки под Сенно никакой поддержки с воздуха не имели. Вот что писал в одном из своих докладов генерал-майор танковых войск Арсений Борзиков в своем докладе: «5-й и 7-й мехкорпуса дерутся хорошо, плохо только то, что их потери очень большие. Причем самые серьезные – от авиации противника, которая применяет поливку зажигательной смесью…» К тому же противник активно забрасывал в наш тыл парашютистов и диверсантов, зачастую одетых в красноармейскую форму.

Даже погода была здесь против нас. Проливные дожди, прошедшие накануне и превратившие грунтовые дороги в настоящие болота, значительно затрудняли как наступление, так и последующее отступление… Иными словами, если присовокупить к этому все трудности начального периода войны, которые испытывала наша армия, мы здесь попросту не могли не проиграть, но тем не менее проиграли достойно – героизма и мужества нашим воинам было не занимать!

Итоги и уроки Сенно

Неудача танкового прорыва на Лепель привела к потере боеспособности двух наших механизированных корпусов, которых очень недоставало в ходе последующего Смоленского сражения. Кроме того, в результате нашего поражения на Западном фронте образовалась огромная брешь, которой сразу же постарались воспользоваться немецкие ударные соединения. Потери были поистине невосполнимы.


По подсчетам современных специалистов, в ходе указанного контрудара наша армия потеряла свыше восьмисот танков и около 5 тыс. солдат и офицеров. Однако и фашисты оказались изрядно потрепанными. Об этом красноречиво свидетельствует захваченная впоследствии докладная записка командира немецкой 18-й танковой дивизии генерал-майора Неринга: «Потери снаряжения, оружия и машин необычайно велики и значительно превышают захваченные трофеи. Это положение нетерпимо, мы можем напобеждаться до собственной гибели…»

Однако, несмотря на то, что наш контрудар и не достиг своей цели, нашим танкистам удалось временно отбросить противника на 40 километров в сторону Лепеля и несколько дней оборонять занятые рубежи, оттянув на себя значительный резерв врага. В результате чего фашисты потеряли целую неделю, и бравый наступательный темп вермахта первых дней войны сильно замедлился.

Еще одним косвенным итогом Лепельского контрудара стала постепенная перестройка Красной армии. Согласно Директивному письму от 15 июля 1941 года, кроме решения о расформировании неповоротливых мехкорпусов ставился вопрос о необходимости перехода к системе небольших армий в пять, максимум шесть дивизий без корпусных управлений и с непосредственным подчинением дивизий командующим армий.


Какие же уроки можно извлечь из опыта тех страшных для нашей страны дней? Наверное, в первую очередь то, что не всегда получается сразу «бить врага на его территории», как обещала довоенная советская пропаганда. Особенно если речь идет о неожиданном вероломном нападении агрессора. Увы, несмотря на то, что с тех пор прошло почти 70 лет, тема эта не теряет актуальности, особенно в то время пока «дружественное» нам НАТО все ближе подбирается к нашим границам… Не случайно в наши дни пример Сенно уже широко рассматривается при подготовке современных российских танкистов и вошел в ряд специализированных пособий. Но, пожалуй, главный урок – не стоит забывать эти страшные страницы истории!

Никто не забыт

Увы, до сих пор даже в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны крайне мало материалов, касающихся Лепельского контрудара: на небольшом стенде представлены лишь несколько фотографий и скромный макет танка.

При этом еще накануне 60-летия Победы многие общественные деятели выступали с инициативой создать мемориал или панораму в честь участников крупнейшей танковой битвы. Возможно, этого удастся добиться к грядущей годовщине или хотя бы к 70-летию сражения, которое будет отмечаться в следующем году.

Сейчас мало кто будет спорить с тем, что прошлое, пускай даже и не самое славное, не стоит замалчивать.


него надо извлекать уроки. С этим согласны и выжившие участники сражения под Сенно. Вот что по этому поводу написал один из них – генерал-майор Алексей Быков: «Да, сегодня мы, фронтовики, с горечью и болью вспоминаем трагические события 1941 года. В то же время мы гордимся подвигами наших боевых друзей. Уже в самом начале войны красноармейцы и командиры продемонстрировали готовность и способность выстоять и победить!»

Великое множество отважных героев, простых советских людей пали в первые дни войны, в том числе и под Сенно. Но их жертва не была напрасной – все они внесли свой неоценимый вклад в будущую Победу. Поэтому уроки тех дней ни в коем случае не стоит забывать! Светлая память всем павшим и выжившим героям!!!

Автор: Андрей Ильин, ТРИБУНА

cripo.com.ua

Наступая вдоль железной дороги, немцы к исходу дня в районе Будно Рясно отрезали тыловые эшелоны с горючим и боеприпасами.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу окружения. В течение 9 и 10 июля они вели оборонительные бои.

10 июля 5-й мехкорпус приказом штаба 20-й армии был выведен из боя и сосредоточен севернее Орши.

В результате боев 8-10 июля в районе Цотово 5 мехкорпус имел потери: 13 танковая дивизия — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина; 17- танкова дивизия — 44 танка, 8 тракторов, 20 машин; корпусные части — 111 бронемашин, из них застряло в болотах 20% машин.

В общей сложности потери в людях и технике составили 60%.

Сложные и трудные бои вели части 7-го механизированного корпуса.

5.07.41 г. части 7-го мехкорпуса совершили марш двумя эшелонами в направлении р. Черногостинки. Колонны беспрерывно подвергались бомбежке и обстрелам авиации.

Кроме бомб и пулеметов немцы с самолетов сбрасывали на нашу технику бочки с фосфорной жидкостью и горючим. Нашей авиации в воздухе не было. Поэтому большие потери с нашей стороны во многом объясняют действия вражеской авиации.

В течение ночи с 5.07.41 г. на 6.07.41 г. все части заняли исходное положение для наступления в лесах и рощах восточнее р. Черногостинка.

Утром 6.07.41 г. командир 27 ТП майор Романовский группой и тяжелых и легких танков, совместно с пехотой и артиллерией провел боевую разведку противника, расположенного по западному берегу р. Черногостинка. После неудачной атаки танки отошли в исходное положение, пехота осталась на восточном берегу реки. В этой разведке погиб Герой Советского Союза капитан Хараборкин.

7.07.41 г. 14-й мотострелковый полк утром начал наступление на передний край противника и захватил противоположный берег реки, медленно продвигаясь на запад. В 6.30 27 и 28 танковые полки вышли с исходных позиций в атаку.

В это же время на артпозиции, НП артиллерии, на развернутый резерв командира корпуса, который был на восточном берегу р. Черногостинка, и про-рвавшиеся в глубину обороны танки 27 ТП, на гаубичный артполк дивизии и частей в районе Островно налетели пикирующие бомбардировщики и истребители противника, которые последовательно, волнами бомбардировали танки и пехоту, нанося им значительные потери. Все же танки 27 и 28 ТП, перешедшие через реку Черногостинка, проникли в глубину на 3-5 км, но встреченные из рощ сильным противотанковым огнем вынуждены были отойти на исходные позиции.

К 17.00 7.07.41 г. уцелевшие танки и подразделения сосредоточились на восточном берегу р. Черногостинка. Противник непрерывно бомбил переправы и танки КВ. Группа танков 27 ТП во главе с командиром полка майором Романовским прорвалась через противотанковую оборону противника, ушла в глубину обороны. 27 ТП ввел в бой 51 танк. А всего в бою 7.07.41 г. участвовало 126 танков: из них КВ -1, Т-34 — 24. В бою было потеряно свыше 50% танков и более 200 человек убитыми и ранеными.

8 июля командованию 7-го корпуса стало известно, что противник, сосредоточив севернее Сенно большие силы, перешел в наступление. Там действовали 17-я танковая дивизия немцев и воздушный десант (численностью до пехотного полка) высаженный 5 июля, вооруженный крупнокалиберными пулеметами «Эрликон».

Надо было сдержать, сковать танковые дивизии в районе Сенно. 14-я и 18-я танковые дивизии перешли в наступление с севера на юг.

Вводя в бой новые механизированные части, враг наращивал силы в районе Сенно с каждым часом. Командование 7-го корпуса приняло решение: частям корпуса с боями отойти в район переправы через реку Оболянку у деревни Стриги.

Бои под Сенно 8 июля приобрели характер так называемого «слоеного пирога» — образовалось несколько рубежей наступления и обороны подразделения противника, попавшие в окружение, ринулись на прорыв.

Ожесточенные бои в районе Сенно выявили перевес сил на стороне противника. Нашей 14-й танковой дивизии грозило окружение. Лесными дорогами части 14-й танковой дивизии пробились на восток через Корданы, Короли и заняли оборону в районе Лиозно.

Как и при контрударе, в оборонительных боях части 7-го и 5-го мехкорпусов проявили высокую боевую выучку, стойкость, неукротимое стремление воинов к победе над врагом. Общие результаты боев свидетельствовали, что 5-й и 7-й мехкорпуса в основном выполнили поставленную перед ними задачу: в течение четырех суток, ведя наступательные и оборонительные сражения, изматывали врага (нанеся ему большой урон), заметно снизили ударную силу 47-го и 39-го моторизованных корпусов противника, замедлили его продвижение на линию обороны по Западной Двине и Днепру.

В танковых боях перевес оказался на стороне врага. Это объясняется тем, что его авиация безраздельно господствовала в воздухе и от бомбовых ударов наши части несли потери в танках.

tankyvbou.blogspot.com

Танковый «кулак» РККА

 
Со стороны Красной армии в сражении участвовал 5-й механизированный корпус под командованием генерал-майора И. П. Алексеенко. Это был военком с большим опытом, которому довелось повоевать ещё в годы гражданской войны. Собственно, в те далёкие годы он и стал командиром. Алексеенко участвовал в советско-польской войне, подавлял сопротивление на Украине, потом принимал участие в боевых действиях на Халхин-Голе. В состав 5-го корпуса входили 13-я и 17-я танковые дивизии, а также отряд 109-й моторизованной дивизии. Действия же корпуса поддерживали два артполка – 467-й и 587-й.
Важная роль отводилась 7-му мехкорпусу под командованием генерал-майора В. И. Виноградова. В него входили 14-я и 18-я танковые дивизии.
Все эти силы являлись частью 20-й армии, которую за несколько дней до наступления возглавил генерал-лейтенант П. А. Курочкин. Сайты по поиску предков, сражавшихся за Отчизну, позволяют за несколько кликов получить сведения о многих кровопролитных боях, вот только едва ли возможно ощутить всё то, что пришлось пережить красноармейцам летом сорок первого.

Иногда называть номера дивизий и армий не имеет особого смысла. Люди не всегда осознают, что это такое. В общей сложности 20-я армия – это 130 тыс. личного состава. Кроме названных механизированных корпусов, в неё входил 69-й стрелковый корпус, состоящий из 153-й, 229-й и 233-й стрелковых дивизий. В распоряжении 20-й армии было не менее 1000 танков, 1500 орудий и минометов. Гораздо хуже обстояло дело с авиацией. Задача поддержки с воздуха решалась силами 23-й смешанной авиадивизии, которая на момент начала боёв имела лишь 124 самолёта, 26 из которых находились в неисправном состоянии.
Тысяча танков для одного направления – это очень серьёзная сила. Германия начала войну, имея в общей сложности 3332 танка, не считая огнемётных и штурмовых орудий, а также 350 танков, находившихся в резервных дивизиях.
Именно в районе Сенно наблюдалась неимоверная концентрация сил РККА. Несмотря на все сложности того периода и явные пробелы в ведении документации, военный архив фамилий ВОВ всё же имеет в своих фондах достаточно свидетельств массового героизма советских солдат в том сражении.
 

Место действия

 
По переписи 1939 года в Сенно проживало 4300 жителей. Имелись льнозавод, зоотехникум, гостиница, больница, кинотеатр. Это был значимый районный центр Витебской области. Почти четверть всего населения представляла еврейская община. После оккупации в 1941 году большинство из её представителей было уничтожено нацистами. История фамилий села Тухинка, также расположенного поблизости, могла бы дать много ценной информации о тех страшных событиях.
 

Ход сражения

 
Изначально соотношение сил было в пользу Красной армии, так как 7-я и 17-я танковые дивизии вермахта не обладали значительными техническими ресурсами. Однако чуть позже – 9 июля 1941 года – вермахт бросил в бой 12-ю танковую дивизию. В результате на отдельных участках фронта немцам удалось создать численный перевес в бронетехнике.

senno vov
Битва под Сенно. Июль 1941 года.

Никакого взаимодействия у частей РККА не наблюдалось. Каждое подразделение выполняло свою задачу самостоятельно. Речь идёт даже не о согласовании действий разных родов войск; о действиях своих же танковых полков не знали непосредственно в штабах танковых дивизий. И как следствие, возможное широкомасштабное наступление превратилось в череду локальных боёв. Только часть информации попала в архив обороны, поиски по фамилии вряд ли дадут точные данные о каждом бойце и командире, погибшем в те дни.

Танковая дивизия (14-я) начала наступление 6 июля, но свою задачу выполнить не смогла. Наступление остановилось на уровне реки Черногостница. Попытки взять оборонительный рубеж противника продолжились 7 июля, но, потеряв примерно 50% танков и личного состава, дивизия не смогла ничего добиться.
Тогда же начали наступление и немцы. Они взяли Сенно, но в середине дня подошли части 18-й танковой дивизии Красной армии и отбили населённый пункт. Однако никакой поддержки наши войска не получили и впоследствии были вынуждены отойти. История фамилий села Осиновка, находящегося недалеко от Сенно, хранится в памяти жителей по сей день – мало что уцелело в тех краях после прихода захватчиков.
Большой урон противнику нанесли части 5-го мехкорпуса. Им удалось использовать танки примерно так, как и положено по воинским доктринам; 6 июля корпус продвинулся на незначительное расстояние, но 7-го – начали атаковать растянувшиеся части 17-й танковой дивизии противника. Положение для РККА было не безнадёжным, но на следующий день 7-й корпус оставил Сенно. Это дало вермахту возможность провести перегруппировку и ударить по флангу и тылу 5-го мехкорпуса, из-за чего его передовые части попали в окружение.
Окончательно попытка наступления наших войск была остановлена 9 июля. Остатки 5-го мехкорпуса отошли к Орши, где попытались занять оборону; 17-я танковая дивизия смогла сохранить всего лишь несколько машин, которые вырвались из «котла» к 20 июля. Положение на фронте было неопределённым. Увы, сайты по поиску предков – участников Великой Отечественной – вряд ли дадут исчерпывающую информацию о том периоде войны.
 

Итоги сражения

 

senno monument
Памятник танкистам РККА в Сенно.

Советская сторона понесла огромные потери. Немцам удалось уничтожить более 800 танков РККА (в основном в силу применения авиации). Прикрывавший действия наземных сил вермахта 8-й авиакорпус В. фон Рихтгофена работал эффективно и не встречал практически никакого сопротивления со стороны советских истребителей. Точных данных о потерях сторон нет. По числу задействованных в битве танков операция полностью сопоставима с легендарным сражением под Прохоровкой.

Попытка контрнаступления показала полную неспособность командования РККА вести войну по новым стандартам. В частях наблюдалась нехватка радиостанций, а командиры дивизий руководствовались опытом гражданской войны. Всё это привело к самым тяжёлым последствиям. В общей сложности вермахт потерял 50 единиц танков и около 450 человек личного состава, хотя не исключено, что потери были и больше. Но даже, если бы вермахт потерял полторы тысячи человек и 150 танков – это не идёт ни в какое сравнение с потерями РККА; 18-я танковая лишилась всех своих 220 танков, в 14-й – сохранилось лишь 14 машин, а в 13-й – всего 5 танков из 393. Это подтверждает и военный архив фамилий ВОВ, в котором собрано огромное количество материалов о потерях в Великой Отечественной. При этом в штабы и ставку шли донесения с куда более скромными показателями. Они стали одной из причин невозможности установления истинных масштабов сражения и его последствий для удержания противника на всём центральном участке фронта.

Причина поражения РККА комплексная. Сайты по поиску предков, отдавших жизни за Родину, содержат крупные массивы информации, но, как упоминалось выше, тот период войны освещён не слишком подробно. Основным фактором поражения стало неумение использовать крупные броневые соединения в условиях современной войны. В первую очередь это проявилось почти в полном отсутствии средств радиосвязи.
Сказалось также отсутствие адекватного генерального планирования наступления. Такое впечатление, что генерального плана операции вообще не было. Это характерно для РККА 1941–1943 годов. Конечно, нельзя забывать и об отсутствии авиации в должном количестве. Для тех, кто интересуется деталями того сражения можно лично посетить архив обороны, поиски по фамилии в котором приоткроют некоторые героические подробности битвы.
И ещё несколько слов о причинах поражения. Связь между батальонами и полками осуществлялась посылкой вестовых. К моменту, когда вестовой добирался от передовых частей до гаубичной батареи, положение в местах активного взаимодействия сил уже менялось, поэтому и в отправке посыльных не было особого смысла.

И всё же битва под Сенно, как и целый ряд других военных операций начала войны, показала, что несмотря на неимоверные трудности, солдаты и офицеры демонстрировали чудеса героизма и отваги. В настоящее время военный архив фамилий ВОВ не сможет дать чёткого ответа на вопрос о судьбах большинства участников сражения. Интересно, что немецкие источники тоже не дают возможности объективно оценить ситуацию. Есть мнение, что советские танки, в основном 5-го механизированного корпуса, всё же нанесли противнику серьёзный урон. Оказавшись в тылу, они около суток громили пехоту и артиллерию противника; прекратилось это только тогда, когда было выработано горючее и израсходованы все боекомплекты.

 

Основная тематика сайта представлена здесь.
 
 
При использовании материалов с сайта, прямая ссылка на источник обязательна.

 

rodaved.ru

Танковое сражение под сенно 1941

Немецкий танк Pz.Kpfw. II из 17-й тд, уничтоженный во время боёв у Сенно.

Именно здесь в 50 с лишним километрах юго-западнее Витебска 6 июля 1941 года в жестоком кровавом бою сошлись не на жизнь, а на смерть более двух тысяч боевых машин СССР и Третьего рейха. А это более чем в два раза превышает количество техники, которая была задействована в боях на Курской дуге, где, согласно официальной советской версии, сражались 1200 советских и немецих танков и самоходных артиллерийских установок (кстати, по более поздним уточненным данным, их число не превышало одной тысячи с обеих сторон).

Впрочем, при любом раскладе получается, что танковое сражение под Сенно является поистине уникальным по количеству задействованной бронетехники за всю историю войн! Однако в отличие от Курской дуги, о которой написано великое множество книг и снято немало кинофильмов, о битве на Витебщине долгое время почти ничего не было известно.

Этому имеется одно простое объяснение: если под Прохоровкой советские войска одержали победу, ставшую одной из переломных в войне, то в Белоруссии они потерпели сокрушительное поражение и понесли огромные потери.

К началу июля 1941-го ситуация на фронте для советской стороны складывалась критическая. После того как был взят Минск и практически разгромлены основные силы советского Западного фронта, в вермахте полагали, что дорога на Москву для них теперь открыта. В частности, 3 июля начальник германского генштаба генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике следующее: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил противника перед Западной Двиной и Днепром выполнена"…

Однако генерал поторопился в оценках – вскоре вермахт ожидал неприятный сюрприз: 5 июля на пути к Витебску передовые немецкие части натолкнулись на ожесточенное сопротивление советских войск и были остановлены.

Но главным «сюрпризом» для немецких войск стал совершенно неожиданный танковый контр-удар неприятеля в направлении Лепеля, который начался рано утром 6 июля. Перед двумя механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта советское командование поставило задачу разгромить оторванные от основных сил танковые группы противника и остановить их наступление на Витебск.

Наиболее ожесточенное сражение в рамках контрудара произошло у небольшого города Сенно, где ревели тысячи моторов, выстрелы орудий слились в один многоголосый хор, а горящая броня щедро поливалась человеческой кровью. К концу дня советским танковым соединениям удалось полностью завладеть этим населенным пунктом. Однако удержать город оказалось непросто: на следующий день Сенно трижды переходил из рук в руки, но к исходу дня оказался все-таки под контролем советских войск.

8 июля немецкая сторона бросили на штурм города все имеющиеся у нее в этом районе резервы. После кровопролитных боев советским войскам пришлось оставить Сенно и отойти к шоссе Витебск – Смоленск. Тем временем часть советских танков продолжали наступление на Лепель. Возможно, им удалось бы закрепить успех, но противнику также удалось обойти советские позиции и 9 июля захватить Витебск. В результате еще до форсирования Днепра перед вермахтом была открыта прямая дорога на Смоленск, а затем и на Москву. Дальнейший смысл в продолжении контрудара автоматически отпадал, и командующий 20-й армией генерал-лейтенант Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель.

Остатки советских частей отступили под покровом ночи, прикрываясь лесными массивами, однако многим так и не удалось вырваться из окружения. Кроме того, у многих бронированных машин закончились горючее и боеприпасы.

Именно здесь, согласно официальной версии, попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно – сын Сталина Яков Джугашвили, младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса.

Причины поражения

В чем же причины неудачи советского Лепельского контрудара? По мнению историков и военных специалистов, главная из них заключается в слабой подготовке операции и отсутствии времени на получение необходимой разведывательной информации. Очень плохо была налажена связь, в результате чего участникам контрудара зачастую приходилось действовать вслепую.

Более того – значительной части советских танкистов пришлось вступать в бой буквально с колес. На момент поступления приказа о проведении контрудара многие части направлялись по железной дороге в Киевский особый военный округ, а некоторые эшелоны уже успели разгрузиться западнее столицы Украины.

Кроме того, по многим параметрам советская техника уступала бронетехнике Третьего рейха. Устаревшие танки Т-26, БТ-5, БТ-7, не могли успешно противоборствовать более современным немецким машинам. Советские моторы уступали немецким по мощности, а 20-миллиметровая танковая броня пробивалась снарядом любого калибра. Особенно положение усугубляли устаревшие бензиновые двигатели, из-за которых, по словам участников событий, советские танки горели как свечки. И несколько десятков Т-34 и KB ничего здесь не могли изменить.

Значительные потери советские войска потерпели и от активных действий немецкой авиации. Вот что писал в одном из своих докладов генерал-майор танковых войск Борзиков: «5-й и 7-й мехкорпуса дерутся хорошо, плохо только то, что их потери очень большие. Причем самые серьезные – от авиации…»

Итоги и уроки Сенно

Неудача танкового прорыва на Лепель привела к потере боеспособности двух советских механизированных корпусов, которых очень недоставало в ходе последующего Смоленского сражения. Кроме того, в результате этого поражения на Западном фронте образовалась огромная брешь, которой сразу же постарались воспользоваться немецкие ударные соединения. Потери были поистине невосполнимы.

По подсчетам современных специалистов, в ходе указанного контрудара советская армия потеряла свыше восьмисот танков и около 5 тыс. солдат и офицеров. Однако и противоположная сторона оказалась изрядно потрепанной.

Несмотря на то, что Лепельский контрудар и не достиг своей цели, советским танковым частям удалось временно отбросить противника на 40 километров в сторону Лепеля и несколько дней оборонять занятые рубежи, оттянув на себя значительный резерв неприятеля. В результате чего немецкие войска потеряли целую неделю, и наступательный темп вермахта первых дней войны сильно замедлился.

Еще одним косвенным итогом Лепельского контрудара стала постепенная перестройка Красной армии. Согласно Директивному письму от 15 июля 1941 года, кроме решения о расформировании неповоротливых мехкорпусов ставился вопрос о необходимости перехода к системе небольших армий в пять, максимум шесть дивизий без корпусных управлений и с непосредственным подчинением дивизий командующим армий.

Какие же уроки можно извлечь из опыта тех дней? Наверное, в первую очередь то, что не всегда получается сразу «бить врага на его территории», как обещала довоенная советская пропаганда. Несмотря на то, что с тех пор прошло почти 70 лет, тема эта не теряет актуальности, особенно в то время пока «дружественное» нам НАТО все ближе подбирается к нашим границам… Не случайно в наши дни пример Сенно уже широко рассматривается при подготовке современных российских танкистов и вошел в ряд специализированных пособий.

Однако до сих пор даже в Белорусском государственном музее истории крайне мало материалов, касающихся Лепельского контрудара: на небольшом стенде представлены лишь несколько фотографий и скромный макет танка.

Танковое сражение под сенно 1941

Танки Pz.Kpfw. II Ausf. C. 17-й тд вермахта уничтоженный в ходе боев в районе Сенно

Танковое сражение под сенно 1941

Советские танки Т-34( левее имеет заводской №723-11, командир лейтенант Боковиков, правый № 97- 767, командир танка сержант Любар) и БТ-7, застрявшие 7 июля 1941 года во время преодоления вброд речки Черногостница под Витебском в ходе участия в контрударе под Сенно и Лепелем.

Танковое сражение под сенно 1941

Танк БТ-7, опрокинутый взрывом авиабомбы. Западный фронт, 5-й МК, район Сенно, июль 1941

Танковое сражение под сенно 1941

Советские танки Т-34 и БТ-7, застрявшие 7 июля 1941 г. во время преодоления вброд р. Черногостница под Витебском в ходе участия в контрударе под Сенно и Лепелем. Машины из состава 27-го тп 14-й тд 7-го МК 20-й армии Западного фронта.

Танковое сражение под сенно 1941

подорвавшиеся 06.07 на минах два КВ 14 тд 7 мк и Pz. 2 -фламенго- 101 бт, неподалеку от моста через р.Черногостицы

Танковое сражение под сенно 1941

танк КВ-2 14тд 7 мк участвовал в обороне Витебска, подбив 10 танков и раздавив несколько орудий — июль 1941

Танковое сражение под сенно 1941

сгоревшие во встречном бою танки-соперники БТ и Т3 — июль 1941 — Сенно — Лепель

Танковое сражение под сенно 1941

немцы после атаки осматривают застрявшие танки — Толочино — июль 1941

Танковое сражение под сенно 1941

Pz-IV, Западный фронт, июль, район Сенно.

Танковое сражение под сенно 1941

Танк установлен в г. Сенно Витебской обл. Именно Здесь произошло САМОЕ крупное танковое сражение Второй Мировой войны. ( около 2 тыс танков)

См.также:

"Белые пятна" сражения у станции Прохоровка 12 июля 1943 года

Подвиг экипажа танка Степана Горобца

Великая Курская битва

Московская область. Музей Героев-панфиловцев и Мемориал

"Рыцарская дуэль", редкий случай в танковой истории

picturehistory.livejournal.com

В связи со сложной обстановкой, которая сложилась в начале июля 1941 года, командование Западного фронта предпринимало меры, направленные на создание устойчивой обороны по берегу Западной Двины в районе Полоцкого укрепрайона и на недопущение прорыва вражеских войск у Сенно, Орши, в междуречье Березины и Днепра.

На этом рубеже действовали части 39-го- 47-го вражеских моторизованных корпусов, входившие в состав 3-й и 2-й танковых групп. Сплошного фронта на-ступления у них не было, что характерно для начального периода войны.

Чтобы выправить положение, на рубеж перебросили войска 19-й армии, под командованием И.С. Конева. Но железнодорожный транспорт был перегружен, и сосредоточение соединений этой армии затягивалось. Надо было упредить прорыв моторизованных корпусов врага в район Витебска. В связи с угрозой такого прорыва Военный Совет Западного фронта с согласия ставки принял решение — войсками 20-й армии, которой командовал генерал-лейтенант П.А. Курочкин, нанести контрудар в направлении Сенно — Лепель. Общая глубина удара планировалась более 100 километров.

Для разгрома лепельской группировки, которая оценивалась, как главная, командующему 21 армией ставилась задача силами 5-го и 7-го механизирован-ных корпусов нанести контрудар в направлении Сенно с дальнейшим развити-ем успеха 7-го механизированного корпуса на Кублики, а 5-го — на Лепель.

6 июля в 5 часов 17-я, 13-я танковые и отряд 109-й мотострелковой дивизий выступили колоннами по назначенным маршрутам.

Вначале гитлеровцы не оказывали сопротивления, однако войска продвигались слишком медленно. Шел проливной дождь, на раскисших дорогах созда-вались пробки. С подходом к рубежу Масюки, Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей 47-го моторизо-ванного корпуса. Стремительной атакой наши войска сбили вражеские отряды и к 20 часам продвинувшись на глубину 14-16 км, вышли на рубеж: 17-я танко-вая дивизия — Серкути, Будино; 13-я — Замошье, Обольцы; отряд 109 мото-стрелковой дивизии — 7 км западнее Вязьмичи.

Утром 7 июля командиры танковых дивизий выслали вперед по одному пе-редовому отряду, уничтожая отдельные очаги сопротивления, они продвину-лись до рубежа Уздорники, Антополье, где встретили организованную оборону.

8 июля войска корпуса возобновили наступление. 17-я танковая дивизия, не-смотря на сильное воздействие авиации, прорвали оборону противника и в те-чение дня успешно продвигались вперед. К 18 часам 34-й танковый полк вел бой на рубеже Спечки, Дубняки, прикрывая открытый фланг корпуса с севера. 33-й танковый и 17-й мотострелковый полки, тесно взаимодействуя, сражались на рубеже ст. Гразино, Топино.

В 16 часов 8 июля 17-я танковая дивизия немцев, при поддержке авиации, с направления Сенно осуществила мощную контратаку по правому флангу 17-танковой дивизии нашего мехкорпуса. Главный удар пришелся по 34-му танко-вому полку, вспомогательный — по правому флангу 33-го танкового полка. В течение трех часов в районе Дубняки, ст. Гразино, Мал. Белица шел ожесто-ченный танковый бой. Понеся потери в танках, фашисты вынуждены были от-казаться от наступления на Мал. Белицу.

Наступая вдоль железной дороги, немцы к исходу дня в районе Будно Ряс-но отрезали тыловые эшелоны с горючим и боеприпасами.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу окружения. В течение 9 и 10 июля они ве-ли оборонительные бои.

10 июля 5-й мехкорпус приказом штаба 20-й армии был выведен из боя и со-средоточен севернее Орши.

В результате боев 8-10 июля в районе Цотово 5 мехкорпус имел потери: 13 танковая дивизия — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина; 17- танкова дивизия — 44 танка, 8 тракторов, 20 машин; корпусные части — 111 бронемашин, из них застряло в болотах 20% машин.

В общей сложности потери в людях и технике составили 60%.

Сложные и трудные бои вели части 7-го механизированного корпуса.

5.07.41 г. части 7-го мехкорпуса совершили марш двумя эшелонами в на-правлении р. Черногостинки. Колонны беспрерывно подвергались бомбежке и обстрелам авиации.

Кроме бомб и пулеметов немцы с самолетов сбрасывали на нашу технику бочки с фосфорной жидкостью и горючим. Нашей авиации в воздухе не было. Поэтому большие потери с нашей стороны во многом объясняют действия вражеской авиации.

В течение ночи с 5.07.41 г. на 6.07.41 г. все части заняли исходное положение для наступления в лесах и рощах восточнее р. Черногостинка.

Утром 6.07.41 г. командир 27 ТП майор Романовский группой и тяжелых и легких танков, совместно с пехотой и артиллерией провел боевую разведку противника, расположенного по западному берегу р. Черногостинка. После не-удачной атаки танки отошли в исходное положение, пехота осталась на восточ-ном берегу реки. В этой разведке погиб Герой Советского Союза капитан Ха-раборкин.

7.07.41 г. 14-й мотострелковый полк утром начал наступление на передний край противника и захватил противоположный берег реки, медленно продвига-ясь на запад. В 6.30 27 и 28 танковые полки вышли с исходных позиций в атаку.

В это же время на артпозиции, НП артиллерии, на развернутый резерв ко-мандира корпуса, который был на восточном берегу р. Черногостинка, и про-рвавшиеся в глубину обороны танки 27 ТП, на гаубичный артполк дивизии и частей в районе Островно налетели пикирующие бомбардировщики и истреби-тели противника, которые последовательно, волнами бомбардировали танки и пехоту, нанося им значительные потери. Все же танки 27 и 28 ТП, перешедшие через реку Черногостинка, проникли в глубину на 3-5 км, но встреченные из рощ сильным противотанковым огнем вынуждены были отойти на исходные позиции.

К 17.00 7.07.41 г. уцелевшие танки и подразделения сосредоточились на вос-точном берегу р. Черногостинка. Противник непрерывно бомбил переправы и танки КВ. Группа танков 27 ТП во главе с командиром полка майором Рома-новским прорвалась через противотанковую оборону противника, ушла в глу-бину обороны. 27 ТП ввел в бой 51 танк. А всего в бою 7.07.41 г. участвовало 126 танков: из них КВ -1, Т-34 — 24. В бою было потеряно свыше 50% танков и более 200 человек убитыми и ранеными.

8 июля командованию 7-го корпуса стало известно, что противник, сосредо-точив севернее Сенно большие силы, перешел в наступление. Там действовали 17-я танковая дивизия немцев и воздушный десант (численностью до пехотного полка) высаженный 5 июля, вооруженный крупнокалиберными пулеметами «Эрликон».

Надо было сдержать, сковать танковые дивизии в районе Сенно. 14-я и 18-я танковые дивизии перешли в наступление с севера на юг.

Вводя в бой новые механизированные части, враг наращивал силы в районе Сенно с каждым часом. Командование 7-го корпуса приняло решение: частям корпуса с боями отойти в район переправы через реку Оболянку у деревни Ст-риги.

Бои под Сенно 8 июля приобрели характер так называемого «слоеного пи-рога» — образовалось несколько рубежей наступления и обороны подразделения противника, попавшие в окружение, ринулись на прорыв.

Ожесточенные бои в районе Сенно выявили перевес сил на стороне против-ника. Нашей 14-й танковой дивизии грозило окружение. Лесными дорогами части 14-й танковой дивизии пробились на восток через Корданы, Короли и за-няли оборону в районе Лиозно.

Как и при контрударе, в оборонительных боях части 7-го и 5-го мехкорпу-сов проявили высокую боевую выучку, стойкость, неукротимое стремление воинов к победе над врагом. Общие результаты боев свидетельствовали, что 5-й и 7-й мехкорпуса в основном выполнили поставленную перед ними задачу: в течение четырех суток, ведя наступательные и оборонительные сражения, из-матывали врага (нанеся ему большой урон), заметно снизили ударную силу 47-го и 39-го моторизованных корпусов противника, замедлили его продвижение на линию обороны по Западной Двине и Днепру.

В танковых боях перевес оказался на стороне врага. Это объясняется тем, что его авиация безраздельно господствовала в воздухе и от бомбовых ударов наши части несли потери в танках.

Хотелось бы так же отметить, что это было одно из крупнейших танковых сражений в истории Великой Отечественной войны. На 6 июля 1941 г. в бой было выведено 13 и 17 танковыми дивизиями 613 танков (5МК), а 14 и 18 тан-ковыми дивизиями 801 танк (7 МК).

За бои на реке Черногостинке 7.07.41 г. были представлены к правительст-венным наградам 25 человек, в том числе командир батареи, старший лейте-нант Джугашвили Яков Иосифович (сын Сталина).

Основными недостатками в организации контрудара на лепельском и сен-ненском направлении являются:

— из-за того, что на подготовку боя было отведено мало времени штаб 5-го мехкорпуса не имел возможности организовать тесное взаимодействие с 7-м мехкорпусом. К тому же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов не поддержи-вался активными действиями стрелковых соединений армий, а также авиа-цией;

— материально-техническое обеспечение наступления корпусов было органи-зовано недостаточно четко, с большими перебоями, так как тыловые части и подразделения в это время еще не прибыли к месту назначения;

— командиры и штабы дивизий и полков 5-го и 7-го МК не имели практиче-ского опыта организации и ведения боя;

— привлекаемые для контрудара корпуса не действовали вне тактической свя-зи, самостоятельно на разных направлениях;

Боевые действия свидетельствуют о высокой активности наших войск в первый месяц войны. Боевой опыт начального периода войны по применению механизированных корпусов был использован советским командованием в дальнейшей борьбе, позволил определить их роль и место в оборонительных и наступательных операциях фронтов и армий.

www.pobeda.witebsk.by

Танковое сражение под сенно 1941

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.