Наша статья расскажет о противотанковых надолбах, которые использовались в войнах прошлых лет для защиты от тяжелой техники противника. Сегодня, когда существуют более современные методы, этот вид заграждений используется все реже.

Однако утверждения о том, что подобный вид заграждений неэффективен, в корне неверно. Многие специалисты по военной инженерии весьма удачно используют опыт прошлых войн и в наши дни. По мнению тех, кто освоил эту практику и имел возможность оценить ее эффективность в бою, данному вопросу стоит уделять внимание при подготовке кадров.

Предназначение

Надолбы относятся к невзрывным заграждениям фортификационного типа. Обустройством занимаются инженерные войска, иногда совместно с пехотой.

Установка надолбов подразумевает комплекс мер, в который входит:

  • предварительная разведка местности, составление плана расположения заграждений;
  • непосредственный монтаж;
  • маскировка.

Принцип использования основан на создании непроходимого пространства. Гусеничная техника, столкнувшаяся с преградой, задерживается, в результате чего противник теряет время и демаскирует себя, пытаясь преодолеть заграждения. Ходовая машины сильно повреждается, возможен разрыв трака, пробой днища. Подобные преграды могут использоваться не только для защиты от танков, но и против другого военного транспорта: МТЛБ, БМД, боевых машин пехоты и др.

История использования


Во время финской войны на пути советских войск не раз вставали противотанковые надолбы. Финны широко использовали этот вид заграждений. Был даже создан танк КВ-2, пушка которого (152 мм) была рассчитана в том числе и на повреждение надолбов.

С учетом подобной практики, кажется весьма странным, что во время Второй мировой Красная армия использовала данный вид заграждений не так уж эффективно: планированием занимались общевойсковые командиры, а не инженеры; к возведению привлекались случайные люди; материалы, время и ресурсы тратились впустую. А ведь только при правильной организации, с учетом всех тонкостей военной инженерии, надолбы могут задержать неприятеля и повредить его технику.

В 1944 году русские войска столкнулись с мощнейшими фортификационными сооружениями. Вопреки всеобщему заблуждению, не финны и не немцы, а именно русские прозвали противотанковые надолбы зубами дракона. Фортификации, выступающие из земли массивными пирамидальными пиками, казались красноармейцам подземным чудовищем, преграждающим путь к долгожданной Победе. На преодоление расстояния в 250 км между границей Пруссии и Кеннинсбергом русские потратили около трех месяцев.

Возможные конструкции


Самая легкая разновидность противотанковых надолбов изготавливается из стволов деревьев, вкопанных на глубину на 1,5-2 метра и выступающих над поверхностью в среднем на 50 см. Деревянные надолбы, установленные под небольшим углом, с наклоном навстречу противнику, обязательно маскируются. Слабое место такого вида заграждений заключается в малом запасе прочности. Артподготовка, проведенная даже с помощью минометов калибра 82 мм, может полностью уничтожить заграждение. В то же время это самый низкозатратный тип фортификации.

Железобетонные надолбы требуют большего времени и средств. Заграждение должно состоять из нескольких рядов надолбов, состоящих из небольшой надземной части в виде пирамиды или конуса и подземного куба объемом в 1 мз и более.

  • Первый ряд обязательно делают таким образом, чтобы он вызывал у танкиста иллюзию легкого преодоления и технически был преодолимым. Пологая сторона конуса обращена к противнику, а противоположная упирается в землю почти перпендикулярно. Высота заграждений должна быть сантиметров на 10-15 больше клиренса танка (например, для остановки танка «Абрамс» первый ряд должен быть 58-62 см).
  • Второй ряд имеет такое же строение, но большие размеры. Он должен казаться легко преодолимым, но не быть таковым.
  • Следующие ряды выполняются в виде четырехгранников, в высоту могут превышать надолбы первого ряда сантиметров на 30. Они располагаются на расстоянии, которое несколько меньше ширины между траками. Надолбы третьего и последующих рядов должны быть стойкими к осколкам мин.

Подобное расположение и форма элементов позволяет танку пройти один или два ряда надолбов, но не продвинуться дальше. Благодаря крутой обратной стороне пройденных пирамидок, движение назад оказывается невозможным, как и разворот на месте, легко выполнимый танком на относительно ровной поверхности.

Существуют и другие, «не академические» способы обустройства заграждений, являющиеся результатом талантов отдельных военных инженеров и солдатской смекалки. Надолбы могут быть выполнены из фрагментов пришедшей в негодность техники, кусков рельсов, других материалов.

Заграждения, используемые параллельно с надолбами

В рядах между железобетонными конусами нецелесообразно устанавливать противотанковые мины, поскольку пеший сапер легко может их обнаружить и обезвредить. Кроме того при взрыве такой мощной мины (например, ТМ-62) могут повредиться и сами надолбы.

Противотанковые ежи используются для закрытия брешей там, где в силу особенностей ландшафта вкапывание надолбов невозможно. Рядами ежей и рвов могут быть усилены границы заградительной линии, упирающиеся в естественные преграды.

Специальная военная колючая проволока может использоваться между рядами надолбов. Она не оказывает большого влияния на танк, но мешает сопровождающей бронетехнику пехоте (саперам, разведчикам), а в некоторых случаях может повредить траки. С этой же целью, а также для демаскировки разведывательной деятельности между рядами устанавливают противопехотные мины (например, МОН-50).

Разведка противотанковых заграждений противника


Для обнаружения заградительных сооружений противника в настоящее время широко используются средства аэроразведки (БПЛА). Железобетонные противотанковые надолбы на фото, сделанных «беспилотником», хорошо заметны.

Обязательно проводится наземная разведка малыми группами, в составе которых есть саперы и инженеры (иногда еще и химики). Оценивается маскировка, расположение заграждений, размеры элементов и расстояние между ними, материал, из которого они изготовлены.

Обнаруженные объекты наносятся на карту, информация передается командованию. Минные заграждения, растяжки и сигнальные ракеты снимаются только после получения соответствующего приказа. В ряде случаев пытаться преодолевать полосу надолбов нецелесообразно, ее оставляют нетронутой и ищут другой путь.

Преодоление противотанковых надолбов

Название «железобетонные» условное, в качестве раствора используется не только бетон, армирование тоже есть не всегда. Определив, из чего изготовлены столбы, принимается решение о возможности их повреждения. Может быть применен обстрел из минометов, гаубиц, танковых пушек (реже ручных гранатометов РПГ). Обычно обрабатывается один из секторов, в котором «простреливается» проход.

Для обеспечения лучшей проходимости используются бревна, настилы, разборные мосты.

В память о былых сражениях


Сегодня можно увидеть надолбы, сохранившиеся с минувших войн, во многих странах мира. К примеру, в Петербурге подобные монументы остались на проспекте Стачек.

Противотанковые надолбы, обороняющие город от армии фашистов, были построены руками петербуржских детей и женщин. Сегодня несколько пирамид являются частью мемориального комплекса.

fb.ru

Весь ход Второй мировой войны продемонстрировал, что эффективными на полях сражений могут быть не только системы вооружений с превосходными характеристиками, но и достаточно дешевые, простые решения. Так, небольшая по размерам противотанковая мина была в состоянии не просто серьезно повредить танк противника, но и полностью его уничтожить при удачном раскладе, а простая бетонная пирамида могла стать непреодолимым препятствием для бронетехники. Среди простых и одновременно эффективных средств заграждений и вооружений особую славу во время войны снискали противотанковые ежи. Очень простые и удобные в производстве, они серьезно помогли красноармейцам в боях 1941 года и даже стали одним из символов Великой Отечественной войны, который запечатлен на многочисленных фотографиях и кадрах кинохроники тех лет.


Противотанковый ёж — это простейшее противотанковое заграждение, обычно представляющее собой объемную шестиконечную фигуру. Они начали применяться при постройке укреплений с 1930-х годов, к примеру, использовались на границе Чехословакии и Германии. Противотанковые ежи уступали по эффективности минным заграждениям, однако их можно было производить в очень больших количествах из подручных материалов без использования высоких технологий и сравнительно легко перебрасывать с одного участка фронта на другой, что в военное время было особенно ценно.

По всей видимости, впервые попытка использования подобного заграждения против танков была предпринята в Чехословакии (отсюда английское название заграждения — Czech hedgehog, «чешский ёж»). Конструкция, предложенная инженерами данной страны, повторяла принцип древних рогаток, которые эффективно использовались против конницы на протяжении многих веков и были известны еще со времен Древнего Рима. При этом чехи считали, что заграждение должно быть массивным и абсолютно неподвижным. Несовершенным подобное препятствие было еще и потому, что при его производстве тратилось много времени и средств, так как оно изготавливалось с применением железобетона.

Противотанковый ёж

Принципиально новый вид конструкции противотанкового ежа открыл советский генерал-майор инженерных войск Михаил Гориккер.


риккер был не только хорошим изобретателем, но и отважным солдатом. Родившийся еще в 1895 году в городе Берислав Херсонской губернии он принял участие в Первой мировой войне, став кавалером двух солдатских Георгиевских крестов 3-й и 4-й степени. С 1918 года в Красной Армии, принимал участие в гражданской войне. В межвоенный период построил хорошую военную карьеру, окончил Военную академию механизации и моторизации РККА имени Сталина, служил военным инженером мотомехвойск РККА, командовал опытными танковыми частями, занимал пост начальника Московского танково-технического училища.

В июне 1941 года Михаил Гориккер являлся начальником Киевского танково-технического училища, после начала войны он был назначен и главой Киевского гарнизона, а также руководителем обороны города. Уже на 12-й день войны, 3 июля 1941 года он спроектировал и рассчитал свой вариант противотанкового ежа, который позволил ему войти в историю войн XX века. Его инженерное заграждение, известное также как «звездочка Горрикера», сыграло заметную роль в сражениях 1941 года при обороне Одессы, Киева, Москвы, Ленинграда, Севастополя и в других операциях Великой Отечественной войны.

Революционность идеи генерала Гориккера заключалась в том, что противотанковый ёж не закреплялся на месте, подобно его чешским аналогам, а также не вкапывался в землю наподобие надолбов.


и наезде на такое препятствие ёж начинал перекатываться, постепенно приподнимая боевую машину над поверхностью земли.
При попытке «сняться» с ежа танк часто самостоятельно не мог этого сделать. Подвижность ежей была революционной и шла вразрез с многочисленными статичными противотанковыми препятствиями тех лет. Под натиском вражеского танка противотанковый ёж переворачивался, оказываясь у него под днищем. В результате боевая машина приподнималась над землей, очень часто наезд на такое препятствие сопровождался выходом из строя ходовой части. При этом немецкие танки с передним расположением трансмиссии было особенно уязвимы для ежей, так как наезд на них мог вывести ее из строя. При самом благоприятном для обороняющихся войск раскладе под воздействием собственной массы танк, севший на ежа, мог пробить днище и не мог продолжить дальнейшее движение.

Противотанковый ёж

Проведенные испытания показали, что конструкция «шестиконечной звездочки» (именно так Гориккер назвал свое изобретение, из-за чего в некоторых военных документах оно проходило как «звездочка Гориккера») является эффективной. Оптимальным материалом для изготовления подобных противотанковых заграждений был стальной двутавровый профиль, а наилучшим способом соединения элементов конструкции — косынки на заклепках. На практике в реальных условиях ежи очень часто изготавливали из всего, что имелось под рукой — различных уголков, швеллера или рельса, которые соединялись между собой зачастую обычной сваркой даже без косынок.


годы Великой Отечественной войны противотанковые ежи (довольно часто изготовленные не по правилам — очень большие, связанные между собой или недостаточно прочные) использовались очень активно, в том числе в городских боях, став одним из символов войны, который сегодня можно встретить в любом художественном фильме о тех событиях.

При изготовлении «ежей» на местах очень часто встречались случаи, когда их конструкция нарушалась, распространенной ошибкой было увеличение их размеров — в полтора, а то и в два раза. Такая ошибка лишала конструкцию задуманного изобретателем предназначения. Основная суть противотанкового заграждения заключалась в том, что оно должно было быть выше клиренса танка, но при этом ниже или равной по высоте верхнему краю нижнего лобового бронелиста. Только при таких условиях препятствие могло переворачиваться, а не сдвигаться с места танком. Идея был подкреплена проведенными расчетами и испытаниями. Максимальная высота ежа должна была составлять — от 0,8 до 1 метра. Учтена была и самая рациональная расстановка подобных заграждений на местности: 4 ряда в шахматном порядке. Простота конструкции данного заграждения позволила в сжатые сроки тяжелого 1941 года обеспечить Красную Армию новым противотанковым заграждением, а вес конструкции делал ее легкой в установке и достаточно мобильной.


Испытания ежей состоялись уже 1-3 июля 1941 года на малом танкодроме Киевского танково-технического училища, куда специально прибыла комиссия и было доставлено несколько «звездочек Гориккера». Интересным представляется тот факт, что противотанковые заграждения были изготовлены из рельсового утиля. Как впоследствии выяснилось, происхождение сырья особо не влияло на само изобретение. В качестве танков, которые должны были попытаться преодолеть подобное заграждение, были использованы легкие машины — Т-26 и БТ-5.

Результат проезда танков по четырехрядному противотанковому заграждению был замечательным для изобретателя и его детища. Во время первой же попытки преодолеть препятствие танк Т-26 лишился люка масляного насоса, были повреждены маслопроводящие трубки. В результате через 3-5 минут все масло из двигателя вытекло наружу, что привело к вынужденной остановке боевой машины. На ремонт нанесенных ежами повреждений ушло несколько часов. БТ-5 показал себя лучше. Разогнавшись, этот легкий танк смог преодолеть ряд «звездочек». Но этот трюк стоил ему погнутого днища корпуса, что отразилось на его управлении и работе бортовых фрикционов. Танку потребовался двухчасовой ремонт.

Противотанковый ёж

Первые же реальные испытания показали, что новые противотанковые заграждения могут выводить из строя бронетехнику, подтвердив свою эффективность. При этом испытателям танкодрома Киевского танково-технического училища было поручено разработать оптимальный порядок расстановки подобного заграждения на местности. В итоге была выработана рекомендация расставлять противотанковые ежи рядами через каждые 4 метра, а расстояние по фронту между соседними заграждениями должно составлять полтора метра для переднего ряда и 2-2,5 метра для остальных рядов. При такой расстановке, разогнавшись и преодолев первый ряд ежей, танк уже не мог продолжать движение с заданной скоростью и просто застревал между рядами препятствий, попутно он мог получить повреждение корпуса или внутренних агрегатов, а также становился удобной целью для противотанковых средств обороняющейся стороны.

По результатам проведенных в начале июля испытаний комиссия признала препятствие в виде шестиконечных звездочек эффективным противотанковым заграждением. Была дана рекомендация широко применять его в полосе укрепленных районов, дефиле и на особо важных направлениях. В заключении содержались и примерные расчеты. Так количество «звездочек» на километр фронта оценивалось в 1200 штук. Средний вес варианта облегченной конструкции, выпущенного с использованием сварки, составлял 200-250 кг. При этом особо подчеркивалось, что конструкция может быть выпущена любым заводом в большом количестве. Также отмечалось, что перевозить их к месту применения можно в готовом виде автомобильным и железнодорожным транспортом.

Полоса обороны из противотанковых ежей, установленных в четыре ряда в шахматном порядке, становилась очень серьезным препятствием для танков противника. Которые либо застревали в них, пытаясь их преодолеть, либо становились легкой мишенью для артиллерии. Заграждение получилось настолько идеальным, что в будущем конструкция даже не дорабатывалась. Противотанковые ежи стали одним из символов битвы за Москву осенью-зимой 1941 года. Только на ближних подступах к Москве было установлено порядка 37,5 тысяч подобных препятствий.

Противотанковый ёж

Правда, немцы достаточно быстро оценили воздействие новинки на свои танки и пришли к решению, что сначала стоит делать проходы в таких заграждениях и лишь затем двигаться вперед, а не сходу пытаться перебраться через них. Помогал им и тот факт, что ежи никак не были прикреплены к поверхности, на которой они устанавливались. Используя пару тройку танков, немцы могли при помощи обычных тросов достаточно быстро растащить ежи, образовав брешь для прохода бронетехники.

Красноармейцы парировали это установкой противопехотных мин рядом с противотанковыми ежами, а также, при наличии такой возможности, размещением пулеметных точек и противотанковых орудий вблизи заграждений. Так попытки растащить установленные ежи путем привязывания их к танку могли быть сурово наказаны обороняющимися. Еще одним приемом, который призван был затруднить проделывание проходов в таком заграждении, стало связывание ежей друг с другом или привязывание их к разнообразным предметам, расположенным на местности. В итоге немецким саперам и танкистам приходилось на месте решать эту «головоломку» с цепями и тросами, часто делая это под огнем противника.

Противотанковый ёж

В настоящее время одним из наиболее известных памятников, которые были открыты в нашей стране в честь событий Великой Отечественной войны, является монумент «Ежи», расположенный на 23-м километре Ленинградского шоссе в Московской области. При этом величественный монумент в виде трех ежей, которые отметили рубеж, до которого смогли дойти немцы в 1941 году, хранит тайну. На нем указаны фамилии создателей монумента, но нет фамилии изобретателя, который и придумал конструкцию противотанкового ежа. Имя Михаила Львовича Гориккера было увековечено только в августе 2013 года, когда на жилом доме в Москве на Тишинской площади, в котором жил военный изобретатель, была торжественного открыта мемориальная доска в его честь.

/Сергей Юферев, topwar.ru/

army-news.ru

В оборонительном бою одной из важнейших задач войск является уничтожение наступающего противника огнем. Понятно, что нанести потери противнику можно только хорошо организованным метким огнем, почему войска и строят себе окопы, дающие большие удобства для ведения огня.
Но этого еще недостаточно. Улучшая условия своей боевой работы, войска одновременно стремятся так приспособить (изменить) местность, чтобы затруднить действия противника, задержать его под своим огнем и заставить нести большие потери. Для этого войска пользуются различными заграждениями и разрушениями.
Заграждения и разрушения применяются не только при обороне, но и при отступлении, чтобы задержать наступающего противника и нанести ему потери, а иногда и при наступлении, чтобы оградить свои фланги от обхода.
В современном бою необходимо задерживать продвижение не только пехоты, но и автобронетанковых войск, т. е. прежде всего танков. Поэтому современные заграждения делятся на противопехотные и противотанковые.
Заграждения всегда нужно строить так, чтобы они задерживали танки и пехоту противника, под действительным огнем противотанковых орудий и пулеметов.
При устройстве различных заграждений и разрушений войскам очень часто приходится пользоваться взрывчатыми веществами, чтобы усилить действие заграждений или произвести необходимые разрушения; поэтому прежде всего необходимо познакомиться с этими веществами.

 

Современные танки обладают очень большой проходимостью, и нападения их можно ожидать почти на всякой местности. Естественными препятствиями для танков являются лишь густые старые бездорожные леса, глубокие (более 1 метра) топкие болота, глубокие овраги и обрывы со склонами круче 45°, рубленый лес, если между пнями танк не пройдет, а высота пней более 0,5 метра. Глубокие (более 1,5 метров) и широкие (более 3 метров) реки и озера также являются естественным препятствием для всех танков, кроме плавающих (амфибий).
Понятно, что войска, располагаясь на местности, прежде всего стараются использовать все имеющиеся естественные препятствия, чтобы защитить свою позицию (или место отдыха) от внезапного нападения танков. Очевидно, что этих препятствий всегда будет мало: они если и прикроют войска, то лишь в некоторых отдельных направлениях. Большая же часть участков местности всегда будет доступна для танков. На таких участках и организуют огневую (артиллерийские орудия) и инженерную противотанковую оборону, основным правилом устройства которой является умелое сочетание огня с заграждениями.
Искусственные противотанковые заграждения могут быть очень многих видов. Из них выбирают те, которые можно легче и быстрее сделать на данной местности, лучше замаскировать и надежнее прикрыть огнем своей артиллерии.

противотанковые заграждения

 

Устраивая заграждения, часто можно использовать местные препятствия. При соответствующем усилении эти препятствия становятся не проходимыми для танков или замедляют их движение, что облегчает нашей артиллерии борьбу с танками. Например, если а редком лесу срубить часть деревьев, оставив высокие пни и повалив деревья так, чтобы между ними не было проходов, то получится завал, преодолеть который танкам будет очень трудно. Можно также натянуть на опушке рощи на высоте около 1 метра прочный стальной канат.
Неглубокую речку и даже ручей можно превратить в заграждение, устроив плотину, благодаря которой вода поднимется и затопит берега. На глубоких реках, чтобы сделать их не проходимыми также и для плавающих танков, устраивают завалы, подводные надолбы (сваи), эскарпирование берегов и т. д.
Недостаточно крутой склон оврага или горки можно сделать более крутым, срезав землю лопатами или специальными инженерными машинами, — получится так называемый эскарп, или контрэскарп.
Зимой противотанковое препятствие можно сделать из снежных валов высотой 1,5—2 метра и толщиной 3,5—5 метров.
Наконец, одним из лучших препятствий против танков служат специальные противотанковые мины, запас которых войска всегда возят с собой. Противотанковые мины представляют собой заряд сильного взрывчатого вещества, заключенный в металлическую оболочку. Взрыв мины происходит только под тяжестью танка. Некоторые виды заграждений танки могут преодолевать благодаря большой скорости движения, как бы перелетая через них с разбегу. Чтобы быстроходные танки не могли преодолевать заграждений, нужно перед заграждениями устраивать дополнительные земляные валы, глубоко вспаханные полосы и т. п. Тогда танк пойдет на основное препятствие с меньшей скоростью и ему труднее будет его преодолеть.
Противотанковые мины расставляются на дорогах и наиболее открытых участках так, чтобы между ними не мог пройти танк. Взрыв мины перебивает у танка гусеницу и останавливает его.
На дорогах, особенно на трудно обходимых участках их (мост через глубокий овраг или реку, горное ущелье, гать на болоте, глубокая выемка колеи, высокая насыпь, узкая просека в густом лесу), широко применяют также различные виды разрушений и специальные заграждения. Прежде всего обычно разрушают мосты, так как обход их или восстановление — дело нелегкое и может значительно задержать войска вообще, а танки и прочие тяжелые войсковые грузы в особенности. Чаще всего мосты взрывают. Деревянные мосты можно иногда сжечь или подрубить (подпилить) их устои. Мосты на плавучих опорах (на плотах или на лодках) можно разобрать или затопить. На дорогах устраивают воронки, растаскивают гати, делают завалы (в лесу) или перекапывают дорогу глубоким и широким рвом.
Одним из главных условий устроения противотанкового заграждения является его трудное обнаружение. Так например снежный вал направлен своей пологой стороной к противнику с расчётом на то, что водитель танка не увидит препятствие и заедет на него спутав вал с естественной возвышенностью. В результате в конце снежного вала танк просто «клюнет» носом в землю, превратившись тем самым в лёгкую цель для противотанковой артиллерии и даже для пехотинцев с ручными противотанковыми гранатами. Туже цель преследует и контрэскарп.

Войскам приходится не только строить заграждения, но и преодолевать их. Чтобы успешно преодолевать заграждения я не нести излишних потерь, прежде всего необходима тщательная разведка их. Разведка эта должна определять точные границы заграждения, характер его устройства, как оно обороняется, какие материалы необходимы для восстановительных работ и, что особенно важно, какие участки заграждения легче преодолевать, есть ли удобные подступы к ним и нельзя ли обойти заграждение. Разведка заграждений производится фотографированием их с самолетов и непосредственным осмотром и изучением их на месте.
Для непосредственной разведки заграждений посылаются специальные партии разведчиков, в число которых включаются саперы и химики. Все обнаруженные заграждения и проходы в них разведчики обозначают условными знаками, немедленно донося о результатах разведки выславшему их командиру. Если. есть возможность, то разведчики сразу же устраняют некоторые из заграждений или делают в них проходы (убирают или подрывают обнаруженные мины и фугасы, устраивают проходы в завалах).
При преодолении заграждений с боем танки, мото-мехчасти и пехота небольшими группами стараются проникнуть через обнаруженные разведчиками проходы или обходят заграждения и атакуют противника, чтобы облегчить дальнейшую работу по расширению проходов и преодолению заграждений.
Устройство проходов или устранение заграждений производятся войсками различными способами в зависимости от вида заграждения я обстановки.
Проволочные сети разрушаются и растаскиваются танками или разрушаются артиллерией, а иногда, при благоприятных условиях, подрываются саперами с помощью удлиненных зарядов. Когда противник слабо охраняет свои заграждения, ночью, в дождь или снег разрушать проволочные сети может и пехота с помощью ножниц для резки проволоки.
Для устройства прохода в наэлектризованном препятствии надо либо полностью разрушить отдельный участок его так, чтобы оставшиеся проволоки нигде не были соединены друг с другом, либо отвести ток в землю. Разрушить проволочные заграждения могут танки, двигаясь не только поперек, но и вдоль препятствий. Окончательную расчистку прохода выполняют саперы в специальных костюмах из медной сетки. Боец в таком костюме может свободно касаться наэлектризованной проволоки, так как ток по сетке уйдет в землю, а не пойдет по телу. Для того чтобы отвести ток в землю, те же бойцы в костюмах набрасывают или присоединяют к заграждению толстую проволоку, другой конец которой надежно заземляют (закапывают поглубже оставшийся моток проволоки). Когда ток отведен в землю, препятствие устраняют обычным порядком, т. е. его растаскивают танками, разрушают артиллерией или подрывают.
Противотанковые мины и фугасы выкапывают или подрывают. Самовзрывные фугасы и ловушки обезвреживаются саперами после тщательного ознакомления с техникой их устройства.
Завалы растаскивают с помощью танков или деревья распиливают и по частям откатывают в стороны. Если есть возможность безопасно подвезти тракторы, то завалы растаскивают с их помощью. Небольшие завалы с успехом можно взрывать сильными удлиненными зарядами.
Участки, зараженные ОВ (УЗ), преодолеваются с помощью войсковых средств ПХО или силами химиков.
Преодоление заграждений при атаке оборонительной полосы противника, и особенно внутри ее, требует дружной работы всех родов войск.

Заграждение от танков

1. ПРОТИВОТАНКОВЫЙ ЁЖ

Противотанковый ёж — простейшее противотанковое заграждение, представляющее собой объёмные шестиконечные звёзды. Ежи менее эффективны, чем минные и прочие заграждения, зато их можно в больших количествах изготавливать из подручных материалов без применения высоких технологий.
Ёж делают из трёх кусков стального проката (обычно двутавра — рельс, уголок и т. д. менее прочны) таким образом, чтобы концы балок образовывали октаэдр. Соединяют балки заклёпками на косынках (конструкция должна выдерживать вес танка — до 60 тонн). На ежах промышленного производства оставляют отверстия для колючей проволоки, одну из балок делают съёмной. Чтобы осложнить работу вражеским сапёрам, ежи можно соединять цепями или тросами, минировать территорию вокруг и т. д.
Ежи устанавливаются на твёрдом грунте (лучше всего подходит асфальтовое покрытие улиц). Бетон не годится — по бетону ёж будет скользить. На слабых грунтах ежи мало действительны, так как танк вдавливает их в землю и легко проходит по ним. Если танкист попытается оттолкнуть ёж, тот перекатывается под днище, и танк оказывается поднятым. Гусеницы теряют сцепление с землёй, танк начинает буксовать и зачастую оказывается неспособен съехать с ежа. Обороняющимся силам остаётся только уничтожать остановившиеся танки и не давать танкистам растащить ежи буксирными тросами. А если противник повёл танки другим путём — противотанковая оборона тем более выполнила свою задачу.
Ежи имеют размер около 1 м в высоту — больше дорожного просвета танка, но ниже его лобового листа. Нецелесообразно делать ежи бо́льших размеров — ёж, который окажется выше лобового листа, танк легко сдвинет. Ежи превышающие эти размеры должны быть укреплены в грунте (вбитые в грунт сваи) или связаны между собой 6мм проволокой по крайней мере в три нитки.

Противотанковые ежи 1941 г.

2. ПРОТИВОТАНКОВЫЙ РОВ

Рвы могут быть различных профилей — в виде правильной и неправильной трапеции или равностороннего и не равностороннего треугольника.
Недостатком рвов в виде неравностороннего треугольника и неправильной трапеции является то, что пехота противника может, накапливаясь в них, использовать их как прикрытие и танки могут войти в него. Но объем работ значительно меньше, чем при постройке рвов равносторонних и трапецеидальных.
Рвы в виде равностороннего треугольника можно устраивать в сухих песках.
Все эти препятствия требуют хорошего фланкирования, так как ни фронтальным, ни косоприцельным огнем они не простреливаются.
Рвы применяются в равнинной местности, с низким уровнем грунтовых вод, где невозможно построить другие, менее трудоемкие препятствия.

противотанковые рвы

 

3. ПРОТИВОТАНКОВЫЙ ЭСКАРП И КОНТРЭСКАРП

Эскарпы и контрэскарпы строят на местности холмистой, с крутыми скатами или по берегам рек. Контрэскарпы в виде рва можно возводить и на слабо пересеченной местности, если она постепенно повышается в нашу сторону. Эскарпы и контрэскарпы менее трудоемки, чем рвы, и поэтому при рекогносцировке необходимо всемерно использовать все естественные скаты местности.
Эскарпы имеют тот недостаток, что противник при известных условиях может использовать их как защиту от нашего огня при накоплении. Контрэскарпы этого недостатка не имеют, так как подходы к ним открыты и простреливаются всеми видами огня. Кроме того, контрэскарп не виден противнику, что является немаловажным преимуществом, хотя с помощью различных приспособлений его легче преодолеть. Практика показала, что при большой скорости танк, преодолевая контрэскарп, настолько зарывается при падении в землю, что становится совершенно беспомощным и требует нескольких часов отрывки специальной командой. Контрэскарп ввиду возможности наблюдения и обстрела всех подходов к нему является лучшим препятствием, чем эскарп.

эскарп

4. «ТРАНШЕИ» и «МОГИЛКИ»

На местности с высоким уровнем грунтовых вод можно возводить систему «траншей» или «могилок». Вследствие различного направления «могилок» танк, если он пойдет через них, сядет брюхом на «целики» между «могилками». Объем отрывки «могилок» хотя и большой, но работа легче, поскольку глубина небольшая. Недостаток этой системы тот, что пехота противника может использовать «могилки» в качестве укрытия, поэтому нужно отрывать их так, чтобы на дне на 25—50 см стояла вода, переплетать проволокой и усиливать противотанковыми и противопехотными минами. Система «могилок» может обстреливаться как фланговым, так и фронтальным огнем.

траншеи и могилки

 

5. ПРОТИВОТАНКОВЫЕ НАДОЛБЫ

Препятствия из дерева или железа — надолбы. Деревянные надолбы имеют тот недостаток, что, будучи пробитые пулями или снарядами, они легко ломаются под тяжестью движущегося танка; поэтому их следует применять в комбинации со рвами, хотя бы уменьшенных профилей.
Металлические ежи и надолбы в полевых рубежах могут применяться для закрытия отдельных, небольших по фронту направлений, в основном на дорогах и предмостных укреплениях.

противотанковые надолбы Надолбы РККА

 

6. ПРОТИВОТАНКОВЫЙ ЗЕМЛЯНОЙ И СНЕЖНЫЙ ВАЛЫ

В некоторых случаях на местности с высоким уровнем грунтовых вод можно применять рвы с высокими насыпями и земляные валы.
Рвы с высокими насыпями можно применять при условии что засыпка не будет закрывать фронтального обстрела, т. е. если местность в нашу сторону несколько повышается и дает возможность вести фронтальный огонь.
Валы применяются для перекрытия узких долин, хорошо простреливаемых фланговым и косоприцельным огнем с окружающих высот. Земля для вала берется из широкого рва, отрываемого сантиметров на 25 ниже уровня грунтовых вод, рядом с валом.
Снежные валы применяются зимой при невозможности быстро соорудить земляной вал либо другие противотанковые препятствия сопряжённые с земляными работами.

варианты валов

 

7. ПОЛЕ ВОРОНОК КАК ПРОТИВОТАНКОВОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ

При недостатке рабочей силы, коротких сроках строительства и при наличии достаточного количества ВВ можно создавать поле воронок. При величине заряда аммонала в 20—30 кг. и глубине заложения в 2, 5 м. воронка получится диаметром 6—7 м. и достаточно глубокой (в зависимости от грунта). Такое поле воронок хотя и не является непреодолимым препятствием, но задерживает продвижение танков настолько, что их легко расстрелять артиллерией и из противотанковых ружей.

 

Заграждение от танков

Литература / полезные материалы:

  • Брошюра — Бригинженера ШПЕРК В. Ф. «ФЛАНКИРОВАНИЕ ПРОТИВОТАНКОВЫХ ПРЕПЯТСТВИЙ» (ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР. МОСКВА —1942 г.)
  • Военно-инженерное дело ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО НАРКОМАТА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР Москва — 1931 г.

broneboy.ru

Весь ход Великой Отечественной войны наглядно показал: эффективными могут быть не только сложные системы вооружения с превосходными характеристиками, но и простые и дешевые изделия. Так, небольшая противотанковая мина может не только серьезно повредить, но и вовсе уничтожить вражеский танк, а простая бетонная пирамида способна просто не пропустить его на свою территорию. Среди таких простых и эффективных видов заграждений и вооружений особую славу в годы войны получили противотанковые ежи. Чрезвычайно простые и удобные в производстве, они значительно помогли красноармейцам в боях и даже сумели стать символами войны.

Заграждения различного типа применялись в военном деле с незапамятных времен. Еще в Древнем Риме использовались разборные деревянные конструкции, устанавливавшиеся на тех участках, где нужно было не допустить прорыва противника. Со временем эта идея только развивалась, соединялась с другими изобретениями, такими как колючая проволока и т.д. Однако появление на поле боя танков, которые изначально создавались в качестве средства прорыва заграждений, потребовало ответных действия для поддержания обороны.

Сперва появились надолбы – гранитные или бетонные глыбы, устанавливаемые на танкоопасных направлениях. Они были достаточно эффективны в деле сдерживания противника, что, однако, с лихвой компенсировалось сложностью изготовления и установки. Требовалось нечто более простое. Решение появилось в июне 1941 года. По-видимому, идея существовала и до этого, но начавшаяся война подстегнула создание нового заграждения. В первые же дни войны генерал-майор технических войск М.Л. Гориккер, будучи начальником Киевского военно-технического училища, получает новое назначение. Он становится начальником Киевского гарнизона. Начало своей службы на новом месте Гориккер «отмечает» техническим предложением. Он утверждает, что его изобретение можно изготовлять даже в самых сложных условиях и оно все равно будет выполнять свои функции.

Гориккер предложил собирать из металлического проката шестиконечную конструкцию, названную им «звездочкой». Теоретически, в качестве сырья для звездочек можно было использовать любую подходящую металлическую деталь. Однако из расчетов генерала Гориккера следовало, что оптимальным является двутавровый профиль. Другие виды проката – квадратная балка, тавр или швеллер – не подходили по прочности. В качестве способа соединения балок Гориккер предложил клепку с косынками. В принципе, при соответствующей возможности допускалась и сварка, однако и тут все упиралось в прочность конструкции: для достаточной жесткости и крепости на сваренной звездочке должны были применяться косынки большего размера, что, в свою очередь, приводило к лишним расходам материалов.

Простота предложенного заграждения позволила начать его испытания уже в первых числах июля-месяца. На малый танкодром Киевского танко-технического училища прибыла комиссия и были доставлены несколько звездочек. Интересен тот факт, что звездочки для испытаний были сделаны из рельсового утиля. Как впоследствии оказалось, происхождение сырья никак не влияет на заградительные качества изобретения Гориккера. В качестве танков, пытающихся преодолеть заграждения, использовались Т-26 и БТ-5. Результаты испытательных проездов танков по четырехрядному заграждению были просто замечательными. Так, во время первой же своей попытки проехать через ряды звездочек танк Т-26 лишился люка масляного насоса и повредил масляную систему. Через несколько минут после этого все масло, имевшееся в танке, вытекло наружу и боевая машина не смогла продолжать свой «рейд». На ремонт ушло несколько часов. БТ-5 отделался немного лучше: разогнавшись, он смог преодолеть звездочки. Однако это стоило ему погнутого днища и поврежденной трансмиссии. Снова понадобился ремонт. Первые же попытки преодолеть заграждение из звездочек наглядно показали их эффективность и испытателям танкодрома Киевского училища поручили подобрать оптимальный порядок расстановки нового заграждения. В итоге было рекомендовано расставлять звездочки рядами через каждые четыре метра, а расстояние по фронту должно было равняться полутора метрам для переднего ряда и 2-2,5 м для остальных рядов. В таком случае, разогнавшись и перебравшись через первый ряд, танк уже не мог продолжать скоростное движение и попросту застревал между рядами звездочек, попутно получая повреждения корпуса и, иногда, внутренних агрегатов.

На тех же испытаниях подобрали и оптимальные размеры шестиконечной звездочки. Высота готового заграждения должна лежать в пределах от одного до полутора метров. Причины этого заключаются в следующем: звездочка должна быть выше клиренса танка, но при этом ее верхняя часть не должна подниматься за верхний срез нижней лобовой плиты. В таком случае впервые встретившиеся со звездочками танкисты, видя небольшой размер препятствия и отсутствие какого-либо крепления к земле, могут захотеть просто сдвинуть его в сторону. Механик-водитель начинает движение вперед, звездочка попадает под нижний лобовой лист, а оттуда «переползает» под днище танка. Кроме того, в некоторых случаях звездочка может провернуться под передней частью бронемашины. Так или иначе, въехавший на звездочку танк оказывается в очень неудобном положении: передняя часть оказывается подвешенной в воздухе. Более того, поднявшиеся над землей гусеницы не могут обеспечить должного сцепления с поверхностью, и танк уже не может съехать со звездочки без помощи со стороны. Бронированная машина, призванная подавлять огневые точки противника, сама становится довольно легкой мишенью.

Простота изготовления звездочек Гориккера в сочетании с их эффективностью повлияли на дальнейшую судьбу изобретения. В самые кратчайшие сроки руководство по изготовлению заграждений было распространено по всем частям Красной Армии. За характерный внешний вид в войсках это заграждение было прозвано ежом. Именно под этим именем противотанковая звездочка Гориккера вошла в историю. Простота производства и дешевизна исходных материалов позволили в кратчайшие сроки сделать десятки тысяч противотанковых ежей и установить их на большой части фронта. Кроме того, даже в собранном виде еж мог транспортироваться с места на место, что также улучшило репутацию нового средства заграждения. В общем, новый еж пришелся по душе красноармейцам. Куда больше он «понравился» немецким танкистам. Дело в том, что поначалу все шло именно так, как и предполагалось Гориккером – видя незнакомое, но незакрепленное заграждение, танкисты пытались его сдвинуть и проехать дальше, что приводило к времяпровождению в буквально подвешенном состоянии. Малоприятное событие, особенно если где-то рядом находится советская противотанковая пушка. Вряд ли можно представить лучшую цель, чем неподвижный танк, поднятый над уровнем земли. Наконец, при совсем неудачном стечении обстоятельств балка ежа пропарывала нижнюю лобовую плиту или днище, проходила внутрь танка и наносила повреждения двигателю или трансмиссии. Особенности размещения трансмиссии на немецких танках PzKpfw III и PzKpfw VI только повышали шансы машины получить подобные повреждения.

Правда, немцы довольно быстро догадались, что сперва следует делать проходы в заграждениях, а потом только идти по ним. Здесь в некоторой мере им помог тот факт, что ежи никак не закреплялись к поверхности земли. Пара-тройка танков при помощи буксирных тросов могла довольно быстро проделать брешь для прохода войск. Красноармейцы на это ответили закладкой противопехотных мин рядом с ежами, а также, при возможности, размещением пулеметов или противотанковых пушек недалеко от заграждения. Таким образом, попытки растащить ежи или привязать их к танку сурово наказывались пулеметным, а то и артиллерийским огнем. Вскоре появился еще один прием для затруднения проделывания проходов: ежи стали связывать друг с другом и привязывать к различным объектам на местности. В итоге немецким танкистам и саперам приходилось сначала решать «головоломку» с тросами и цепями и лишь после этого убирать сами ежи. И делать все это под огнем противника.

Однако у превосходной идеи, как это часто случается, были и неудачные воплощения. Так, нередко из соображений экономии или по другим подобным причинам ежи делались не из двутавровых балок, а из других профилей. Естественно, прочность таких заграждений была меньше нужной и порой танк мог просто раздавить «неправильный» еж. Другой проблемой звездочки Гориккера была требовательность к месту размещения – для эффективного противостояния танкам ей требовалась твердая поверхность. Лучше всего подходил асфальт, который был достаточно прочен для того, чтобы выдержать давление танка на еж. Что касается еще более твердого бетона, то не рекомендовалось ставить на него ежи. Дело в том, что трение на такой поверхности было недостаточным и танк мог сдвинуть еж, а не напороться на него. Наконец, в некоторые моменты войны ежи не могли выполнять свои обязанности по более приятным причинам. Например, на окраинах Москвы такие заграждения были установлены еще осенью 41-го. Но, к счастью, Красная Армия не позволила противнику подобраться к ежам на окраине столицы.

Противотанковые ежи системы генерал-майора М.Л. Гориккера сыграли важную роль в Великой Отечественной войне. Они помогли сравнительно малыми силами улучшить возможности армии в сдерживании врага. Надо заметить, изобретением Гориккера воспользовалась не только Красная Армия. Немцы, отступая, тоже активно использовали простую заградительную конструкцию из трех рельсов и крепежных элементов. На подходе ко всем важным пунктам немецкой обороны красноармейцам приходилось видеть знакомые угловатые объекты. Да и союзники, высадившись в Нормандии, тоже смогли ознакомиться с советским средством заграждения. Существует интересное мнение, гласящее, что немцы сами не производили ежи, а только разбирали и складировали советские, которые пригодились к концу войны. Во всяком случае, именно так, по мнению некоторых историков, можно объяснить большое количество ежей перед немецкими позициями на том этапе войны, когда Германия испытывала серьезные трудности даже с производством вооружений.

В настоящее время противотанковые ежи почти полностью вышли из употребления, хотя изредка их можно видеть рядом с воинскими частями или подобными им объектами. Также противотанковый еж, являясь одним из символов Великой Отечественной войны, активно использовался скульпторами в создании памятников. К примеру, памятник с ежами на Ленинградском шоссе недалеко от Москвы обозначает рубеж, на котором были остановлены немецкие войска. Подобные ему мемориалы можно встретить практически по всей Европе, в местах, где шли бои.

По материалам сайтов:
http://army.armor.kiev.ua/
http://voenhronika.ru/
http://vesti.ru/

topwar.ru

Многие часто и с удовольствием пересматривают советские фильмы о войне. Практически в каждом из них обязательно встречаем это инженерное сооружение. Несколько рельс сваренных между собою, напоминающих шестиконечную звезду.Долгие годы это военно-инженерное сооружение считалось продуктом солдатского творчества. И никто не задумывался, что у «ежа» есть автор, которому пришлось основательно поработать, чтобы создать эффективную преграду для немецких танков.
Заграждение от танков
Ряды бетонных надолбов, Аахен, Германия

Заграждения различного типа применялись в военном деле с незапамятных времен. Еще в Древнем Риме использовались разборные деревянные конструкции, устанавливавшиеся на тех участках, где нужно было не допустить прорыва противника. Со временем эта идея только развивалась, соединялась с другими изобретениями, такими как колючая проволока и т.д. Однако появление на поле боя танков, которые изначально создавались в качестве средства прорыва заграждений, потребовало ответных действия для поддержания обороны.

Сперва появились надолбы – гранитные или бетонные глыбы, устанавливаемые на танкоопасных направлениях. Они были достаточно эффективны в деле сдерживания противника, что, однако, с лихвой компенсировалось сложностью изготовления и установки. Требовалось нечто более простое.

Заграждение от танков

Генерал-майор технических войск Михаил Гориккер вошел в историю прежде всего как изобретатель «противотанкового ежа», известного также как «рогатка» и «звездочка Гориккера». Более полувека имя изобретателя «ежей» было неизвестно широкой публике. Гриф «секретно» плотно окутывал многолетний труд талантливого военного инженера.

Так в чём же гениальность «ежа»? В простоте его конструкции. Профиль или рельсы нарезались на примерно равные куски. Затем нарезанные куски приваривались друг к другу в виде буквы «Ж». И все, непреодолимая преграда для немецкой техники готова.

Гориккер предложил собирать из металлического проката шестиконечную конструкцию, названную им «звездочкой». Теоретически, в качестве сырья для звездочек можно было использовать любую подходящую металлическую деталь. Однако из расчетов генерала Гориккера следовало, что оптимальным является двутавровый профиль. Другие виды проката – квадратная балка, тавр или швеллер – не подходили по прочности. В качестве способа соединения балок Гориккер предложил клепку с косынками. В принципе, при соответствующей возможности допускалась и сварка, однако и тут все упиралось в прочность конструкции: для достаточной жесткости и крепости на сваренной звездочке должны были применяться косынки большего размера, что, в свою очередь, приводило к лишним расходам материалов.

Заграждение от танков

Впрочем, в этом деле требовался точный расчет сварки. «Ёж» не должен был быть выше начала лобового листа брони танка. Высота его составляла 80 см. Испытания доказали, что «правильный ёж» мог выдержать наезд танка весом в 60 тонн. Следующей фазой организации обороны была эффективная установка заграждений. Полоса обороны из «ежей» — четыре ряда в шахматном порядке – превращалась в серьёзную проблему для танков. Смысл «ежа» в том, что он должен был оказаться под танком, а танк – стать на дыбы. В итоге бронированная машина окончательно останавливалась, «зависая» над землёй, и ее можно было подбить из противотанкового оружия. «Звездочки Горрикера», как в некоторых документах именовались заграждения, получились на столько «идеальными», что в будущем не потребовали доработки. Данное изобретение стало одним из символов Битвы за Москву зимой 1941-го. Только на ближних рубежах обороны столицы СССР было расставлено около 37 500 «ежей». В Химках существует памятник противотанковым ежам, но там нет фамилии их создателя.

Кинорежиссер Владимир Гориккер, сын генерала, приложил много усилий, чтобы в Москве появилась мемориальная доска в честь его отца. «Первые дни после нападения фашистов на СССР я хорошо помню. Отца назначили командовать обороной Киева, к которому приближался враг. Работы было много, но, вернувшись поздно вечером домой, папа, вместо того, чтобы хоть немного отдохнуть, «реквизировал» у меня игрушечные модельки танков, которые раньше сам же подарил, и чуть ли не всю ночь напролет колдовал над ними, переставляя на столе вместе с какими-то конструкциями из спичек, соединенных клеем или пластилином. Мне, пацану, назначение этих штуковин было непонятно. Думал даже, что отец просто, таким образом, пытается отвлечься, борется с бессонницей. Но, однажды, он вернулся раньше обычного, буквально сияющий, и чуть ли не с порога квартиры восторженно закричал: «Мы запороли два танка!!!». Вот те на! В семье же знали, как внимательно он относится к сохранению техники, как дает нагоняи даже за мелкие нарушения, которые могут привести к повреждению танков, а тут — не скрывает радости по поводу поломки двух боевых машин… Лишь значительно позднее я понял всю значимость события, которое произошло в тот день на полигоне Сырец Киевского танково-технического училища», — вспоминает сын прославленного военного инженера.

Заграждение от танков

Изготовление противотанковых ежей на окраине Москвы.

Простота предложенного заграждения позволила начать его испытания уже в первых числах июля-месяца. На малый танкодром Киевского танко-технического училища прибыла комиссия и были доставлены несколько звездочек. Интересен тот факт, что звездочки для испытаний были сделаны из рельсового утиля. Как впоследствии оказалось, происхождение сырья никак не влияет на заградительные качества изобретения Гориккера. В качестве танков, пытающихся преодолеть заграждения, использовались Т-26 и БТ-5. Результаты испытательных проездов танков по четырехрядному заграждению были просто замечательными. Так, во время первой же своей попытки проехать через ряды звездочек танк Т-26 лишился люка масляного насоса и повредил масляную систему. Через несколько минут после этого все масло, имевшееся в танке, вытекло наружу и боевая машина не смогла продолжать свой «рейд». На ремонт ушло несколько часов. БТ-5 отделался немного лучше: разогнавшись, он смог преодолеть звездочки. Однако это стоило ему погнутого днища и поврежденной трансмиссии. Снова понадобился ремонт. Первые же попытки преодолеть заграждение из звездочек наглядно показали их эффективность и испытателям танкодрома Киевского училища поручили подобрать оптимальный порядок расстановки нового заграждения. В итоге было рекомендовано расставлять звездочки рядами через каждые четыре метра, а расстояние по фронту должно было равняться полутора метрам для переднего ряда и 2-2,5 м для остальных рядов. В таком случае, разогнавшись и перебравшись через первый ряд, танк уже не мог продолжать скоростное движение и попросту застревал между рядами звездочек, попутно получая повреждения корпуса и, иногда, внутренних агрегатов.

Заграждение от танков

Вот выдержка из акта испытания, проведенного 3 июля 1941 года. «Комиссия в составе Секретаря ЦК КП/б/У по машинострению тов. Бибдыченко, зав. отделом Обороннной Промышленности ЦК тов. Ялтанского, секретаря ГПК тов. Шамрило, Начальника Киевского Гарнизона генерал-майора тов. Гориккера, Директоров заводов: Большевик — тов.Курганова, 225 тов. Максимова, Ленкузня тов. Меркурьева и представителей КТТУ полковника Раевского и военинженера 2 ранга Колесникова провела испытания противотанкового препятствия — 6-ти конечная звездочка изготовленная из рельс утиля, предложение генерал-майора техвойск тов. Гориккера.

Заключение об испытаниях: Танк вынужден остановиться, так как клык [заграждения] попал между гусеницей и ведущим колесом гусеничного хода, а клык звездочки 3-й линии заграждения, упершись в днище носовой части танка, приподнял последний на воздух. Данное положение без помощи извне не дает возможности продолжать движение. Остановка же танка на заграждении является наиболее эффективным явлением для расстрела его артиллерией по заранее пристрелянным участкам установленного заграждения.

Заграждение от танков

Заключение: «Комиссия считает, что противотанковые препятствия шестиконечные звездочки являются эффективным противотанковым заграждением, это вид заграждения можно широко применять в районе УРов, дефиле и особо важных направлениях».

На тех же испытаниях подобрали и оптимальные размеры шестиконечной звездочки. Высота готового заграждения должна лежать в пределах от одного до полутора метров. Причины этого заключаются в следующем: звездочка должна быть выше клиренса танка, но при этом ее верхняя часть не должна подниматься за верхний срез нижней лобовой плиты. В таком случае впервые встретившиеся со звездочками танкисты, видя небольшой размер препятствия и отсутствие какого-либо крепления к земле, могут захотеть просто сдвинуть его в сторону. Механик-водитель начинает движение вперед, звездочка попадает под нижний лобовой лист, а оттуда «переползает» под днище танка. Кроме того, в некоторых случаях звездочка может провернуться под передней частью бронемашины. Так или иначе, въехавший на звездочку танк оказывается в очень неудобном положении: передняя часть оказывается подвешенной в воздухе. Более того, поднявшиеся над землей гусеницы не могут обеспечить должного сцепления с поверхностью, и танк уже не может съехать со звездочки без помощи со стороны. Бронированная машина, призванная подавлять огневые точки противника, сама становится довольно легкой мишенью.

Простота изготовления звездочек Гориккера в сочетании с их эффективностью повлияли на дальнейшую судьбу изобретения. В самые кратчайшие сроки руководство по изготовлению заграждений было распространено по всем частям Красной Армии. За характерный внешний вид в войсках это заграждение было прозвано ежом. Именно под этим именем противотанковая звездочка Гориккера вошла в историю. Простота производства и дешевизна исходных материалов позволили в кратчайшие сроки сделать десятки тысяч противотанковых ежей и установить их на большой части фронта. Кроме того, даже в собранном виде еж мог транспортироваться с места на место, что также улучшило репутацию нового средства заграждения. В общем, новый еж пришелся по душе красноармейцам. Куда больше он «понравился» немецким танкистам. Дело в том, что поначалу все шло именно так, как и предполагалось Гориккером – видя незнакомое, но незакрепленное заграждение, танкисты пытались его сдвинуть и проехать дальше, что приводило к времяпровождению в буквально подвешенном состоянии. Малоприятное событие, особенно если где-то рядом находится советская противотанковая пушка. Вряд ли можно представить лучшую цель, чем неподвижный танк, поднятый над уровнем земли. Наконец, при совсем неудачном стечении обстоятельств балка ежа пропарывала нижнюю лобовую плиту или днище, проходила внутрь танка и наносила повреждения двигателю или трансмиссии. Особенности размещения трансмиссии на немецких танках PzKpfw III и PzKpfw VI только повышали шансы машины получить подобные повреждения.

Заграждение от танков

Правда, немцы довольно быстро догадались, что сперва следует делать проходы в заграждениях, а потом только идти по ним. Здесь в некоторой мере им помог тот факт, что ежи никак не закреплялись к поверхности земли. Пара-тройка танков при помощи буксирных тросов могла довольно быстро проделать брешь для прохода войск. Красноармейцы на это ответили закладкой противопехотных мин рядом с ежами, а также, при возможности, размещением пулеметов или противотанковых пушек недалеко от заграждения. Таким образом, попытки растащить ежи или привязать их к танку сурово наказывались пулеметным, а то и артиллерийским огнем. Вскоре появился еще один прием для затруднения проделывания проходов: ежи стали связывать друг с другом и привязывать к различным объектам на местности. В итоге немецким танкистам и саперам приходилось сначала решать «головоломку» с тросами и цепями и лишь после этого убирать сами ежи. И делать все это под огнем противника.

Однако у превосходной идеи, как это часто случается, были и неудачные воплощения. Так, нередко из соображений экономии или по другим подобным причинам ежи делались не из двутавровых балок, а из других профилей. Естественно, прочность таких заграждений была меньше нужной и порой танк мог просто раздавить «неправильный» еж. Другой проблемой звездочки Гориккера была требовательность к месту размещения – для эффективного противостояния танкам ей требовалась твердая поверхность. Лучше всего подходил асфальт, который был достаточно прочен для того, чтобы выдержать давление танка на еж. Что касается еще более твердого бетона, то не рекомендовалось ставить на него ежи. Дело в том, что трение на такой поверхности было недостаточным и танк мог сдвинуть еж, а не напороться на него. Наконец, в некоторые моменты войны ежи не могли выполнять свои обязанности по более приятным причинам. Например, на окраинах Москвы такие заграждения были установлены еще осенью 41-го. Но, к счастью, Красная Армия не позволила противнику подобраться к ежам на окраине столицы

Заграждение от танков

Противотанковые ежи системы генерал-майора М.Л. Гориккера сыграли важную роль в Великой Отечественной войне. Они помогли сравнительно малыми силами улучшить возможности армии в сдерживании врага. Надо заметить, изобретением Гориккера воспользовалась не только Красная Армия. Немцы, отступая, тоже активно использовали простую заградительную конструкцию из трех рельсов и крепежных элементов. На подходе ко всем важным пунктам немецкой обороны красноармейцам приходилось видеть знакомые угловатые объекты. Да и союзники, высадившись в Нормандии, тоже смогли ознакомиться с советским средством заграждения. Существует интересное мнение, гласящее, что немцы сами не производили ежи, а только разбирали и складировали советские, которые пригодились к концу войны. Во всяком случае, именно так, по мнению некоторых историков, можно объяснить большое количество ежей перед немецкими позициями на том этапе войны, когда Германия испытывала серьезные трудности даже с производством вооружений.

В начале сентября 1941 года генерал Гориккер был отозван в Москву, где занимал должности начальника управления Главного Управления Автотранспортной и Дорожной службы РККА, начальника автоуправления Ленинградского фронта, начальника инспекции Главного автотранспортного управления РККА. После войны – командовал автомобильными училищами, умер в Москве в 1955. Кстати, идею наших «ежей» впоследствии использовали и немцы при обороне в 1944-1945 годах.

Заграждение от танков

Легендарное оборонительное заграждение «еж» сыграло решающую роль в ходе военных действий во время Великой Отечественной войны. «Ежи» остановили не один немецкий танк. Памятник им стоит на въезде в город Химки. Однако сегодня мало кто помнит их создателя — Михаила Гориккера. Лишь благодаря случайно найденным в домашнем архиве документам сыну генерала, кинорежиссеру Владимиру Гориккеру, удалось найти неопровержимые доказательства того, что «противотанковый еж» сконструировал именно его отец.

Генерал Гориккер был не только выдающимся изобретателем, но и отважным солдатом. Участвовал в Первой и Второй мировых войнах и награжден солдатскими Георгиевскими крестами 3-й и 4-й степеней, а также орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени.

Заграждение от танков

Михаил Львович Гориккер родился в 1895 году в городе Берислав Херсонской губернии. Окончил в 1912 году педагогическое училище, работал учителем, участвовал в Первой мировой войне. С 1918 года — в Красной Армии, участник Гражданской войны. После окончания Военной академии механизации и моторизации РККА им. Сталина Гориккер служил военным инженером мотомехвойск РККА, командовал опытными танковыми частями, занимал пост начальника Московского танково-технического училища. В 1940 году Гориккер одним из первых получил звание генерал-майора технических войск.

Заграждение от танков

В Великой Отечественной войне Гориккер принимал участие с самых первых дней. В июне 41-го, оставаясь начальником Киевского танково-технического училища, он был назначен также главой Киевского гарнизона и руководителем обороны Киева. 3-го июля 1941 года, на двенадцатый день войны Гориккер провел первые успешные испытания «противотанкового ежа» на полигоне под Киевом. После войны генерал Гориккер занимал должность начальника Рязанского, а затем Орджоникидзевского военно-автомобильного училища, а в 1951 года ушел в отставку.

Заграждение от танков

В настоящее время противотанковые ежи почти полностью вышли из употребления, хотя изредка их можно видеть рядом с воинскими частями или подобными им объектами. Также противотанковый еж, являясь одним из символов Великой Отечественной войны, активно использовался скульпторами в создании памятников. К примеру, памятник с ежами на Ленинградском шоссе недалеко от Москвы обозначает рубеж, на котором были остановлены немецкие войска. Подобные ему мемориалы можно встретить практически по всей Европе, в местах, где шли бои.

[источники]источники

http://fishki.net/1283487-vy-znaete-kto-avtor-protivotankogo-ezha.html

http://www.jewish.ru/history/facts/2013/07/prn_news994319767.php

http://topwar.ru/14228-ezhi-protiv-tankov.html

gella-che.livejournal.com

Заграждение от танков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.