Не сумев закончить войну с Советским Союзом за несколько месяцев, нацистская Германия столкнулась с рядом серьезных проблем. Немало трудностей немцам доставил дефицит некоторых материалов. Отсутствие требуемого количества тех или иных ресурсов приводило к появлению массы разных проектов, целью которых было обеспечение армии нужными изделиями с одновременным сокращением расхода дефицитных материалов. Особого внимания стоят проекты немецких противопехотных мин в оригинальных неметаллических корпусах. К примеру, в конце 1943 года немецкие оружейники разработали мину со стеклянным корпусом Glasmine 43 (Glas.Mi. 43).

Еще в 1942 году гитлеровские войска столкнулись с проблемой дефицита мин различных типов. Для эффективного противодействия Красной Армии требовалось большое количество такого оружия, однако промышленность была не в силах обеспечить все нужды Вермахта, в том числе и по причине отсутствия достаточного количества необходимых материалов. В результате, начиная с 1942 года, немецкие предприятия освоили выпуск нескольких противопехотных мин с корпусами из дерева. В 43-м в список нестандартных материалов для корпусов мин включили стекло. Возможности немецкой промышленности позволяли выпускать стеклянные корпуса в требуемом количестве без ущерба производству иных вооружений и техники. Кроме того, в некоторых условиях «стеклянные» мины должны были иметь более высокую эффективность в сравнении с «деревянными».


Требования, касавшиеся простоты производства и дешевизны готового изделия, сказались на сложности конструкции. По задумке разработчиков, мина Glas.Mi. 43 должна была иметь максимально простую конструкцию из минимально возможного количества деталей. Изначально предусматривалась возможность использования взрывателей нескольких типов. Для упрощения конструкции мина должна была срабатывать только при нажатии на крышку корпуса. Установка с натяжным шнуром не предусматривалась.

Основным элементом нового изделия Glasmine 43 стал стеклянный корпус, собиравшийся из нескольких деталей. Все детали помещались внутрь стеклянного стакана в форме двух сопряженных усеченных конусов. «Ступенька» на стыке двух поверхностей внутри стакана служила опорой для некоторых внутренних агрегатов. Сверху стакан предлагалось накрывать крышкой, состоящей из двух частей: сравнительно тонкого стеклянного диска и относительно толстой прочной крышки меньшего диаметра. Верхняя деталь крышки имела характерный рельеф на нижней и верхней поверхности. Диск и крышка соединялись вместе и использовались в качестве единой детали.


Максимальный диаметр корпуса (по верхнему бортику) составлял 15 см, общая высота собранной мины – 8 см. Крышка мины, игравшая роль датчика цели, имела диаметр 12,8 см. Общий вес мины Glas.Mi. 43, в зависимости от использованного заряда взрывчатого вещества или взрывателя, составлял 450-550 г. Для упрощения производства и эксплуатации допускалось применение различных комплектующих, что соответствующим образом сказывалось на весе боеприпаса. При этом, однако, габариты корпуса оставались одинаковыми, хотя и могли отличаться у изделий различных партий.

На дне корпуса-стакана располагался заряд взрывчатого вещества. В основном это была тротиловая шашка Sprengkörper 28 весом 232 г. Шашка представляла собой параллелепипед размерами 7х5х4 см, на одной из сторон которого имелось гнездо для установки взрывателя. В ходе полномасштабного производства некоторые мины Glas.Mi. 43 снаряжались зарядом мелинита или другими взрывчатыми веществами, в том числе порошковыми, помещенными в картонную коробку.

В гнездо шашки вкручивался взрыватель. На своем месте взрыватель и шашка удерживались металлической мембраной с отверстием в центре, через которое проходил взрыватель. Мембрана опиралась на уступ внутренней поверхности корпуса и удерживала взрыватель точно по центру боеприпаса. На минах первых серий мембрана изготавливалась только из металла. В дальнейшем, в зависимости от партии, использовались как металлические, так и стеклянные мембраны.


Мины Glasmine 43 разных партий оснащались разными взрывателями, что в определенной мере облегчало выпуск этого оружия. Известно о существовании пяти вариантов боеприпаса с разными взрывателями. Несмотря на использование различных комплектующих, мины Glas.Mi. 43 имели один и тот же принцип действия и срабатывали при нажатии на крышку.

В базовой версии «стеклянная» мина оснащалась взрывателем рычажного типа Hebelzünder 44. Основным элементом этого взрывателя был корпус в виде Г-образной трубки. Короткий конец загнутой трубки корпуса имел резьбу для монтажа в шашку. В остальной части корпуса располагался капсюль-воспламенитель и подпружиненный ударник, заблокированный чекой. Над корпусом-трубкой имелся рычаг, продетый в чеку. При нажатии на другой (поднятый) конец рычага происходило извлечение чеки, после чего ударник освобождался и бил по капсюлю. Форма взрывателя Hebelzünder 44 была такова, что нажимная часть рычага располагалась точно в центре мины, над гнездом тротиловой шашки.

Схожую конструкцию имел рычажный взрыватель Hebelzünder SM4. От Hebelzünder 44 это изделие отличалось некоторыми особенностями конструкции, однако имело такой же принцип действия. При нажатии на рычаг происходило освобождение ударника с последующим воспламенением капсюля.

Большой интерес представляет химический взрыватель Glaszünder SF14, разрабатывавшийся с учетом максимального упрощения конструкции и имевший стеклянный корпус. Конструкция этого изделия была крайне проста.


кой взрыватель представлял собой стеклянную ампулу с металлическим трубчатым хвостовиком. На последнем имелась резьба для установки на шашке. Внутри корпуса находился перманганат калия (по другим данным, бертолетова соль). Кроме того, в корпусе предусматривалась дополнительная ампула с серной кислотой. При повреждении внутренней ампулы происходило взаимодействие реактивов, приводившее к выделению тепловой энергии и воспламенению заряда детонатора, расположенному в трубке хвостовика.

Существовал малогабаритный химический взрыватель SF6, имевший длину всего 31 мм и диаметр 12 мм. Он состоял из небольшого трубчатого корпуса с резьбой и двойной ампулы в головной части. Во внутренней ампуле и во внешней (находилась поверх внутренней) имелись химические вещества, воспламеняющиеся при контакте. При разрушении ампул компоненты взрывателя должны были поджигать капсюль и тем самым инициировать подрыв основного заряда.

В составе противопехотной мины Glasmine 43 мог использоваться взрыватель Topfminezünder SF-1 (To.Mi.Z.), изначально разработанный для противотанковой мины Topfmine 4531. Взрыватели этого типа использовались с середины 1944 года и стали одним из последних нововведений проекта Glas.Mi. 43. Взрыватель To.Mi.Z имел стеклянный корпус, состоявший из основного стакана, крышки и трубчатого детонатора. Внутри корпуса-стакана располагались две стеклянные ампулы с веществами, воспламеняющимися при взаимодействии. Под ампулами имелся кружок из целлулоида. При нажатии на взрыватель его крышка должна была раскалывать ампулы, после чего их содержимое загоралось и, поджигая целлулоидный кружок, воспламеняло детонатор.


Как и другие немецкие мины, изделия Glasmine 43 поставлялись на фронт в разобранном виде. Так, в одних ящиках в части приходило по 10 корпусов (стакан, крышка и диафрагма). В других – взрыватели, в третьих – шашки взрывчатого вещества. Ввиду крайне простой конструкции всех использовавшихся взрывателей окончательную сборку боеприпаса можно было осуществлять только непосредственно перед установкой. Определенные трудности были связаны с материалом корпусов – стеклянные детали требовали бережного обращения.

Установка мины Glas.Mi. 43 выглядела следующим образом. Прибыв на место установки, минер должен был извлечь из своих сумок все компоненты боеприпаса. Далее производилась сборка «начинки» мины: взрыватель продевался в отверстие мембраны и вкручивался в тротиловую или мелинитовую шашку. Затем собранный узел устанавливался в корпус, после чего можно было поместить на свои места стеклянный кружок и крышку корпуса. В таком виде мину можно было установить в заранее вырытую лунку соответствующего размера. «Стеклянные» мины обычно устанавливались на поверхности грунта или в небольших ямках. Допускалась установка в снег. На поверхности земли такое оружие обычно не устанавливалось.

Также следует упомянуть модификацию мины под названием Glasmine 43 (W). Литера W в названии означала Wasser – вода. От базовой модификации такая мина отличалась каменным или керамическим блоком, на котором устанавливался стеклянный корпус, а также герметизацией крышки. Подобные изделия предлагались для установки на мелководье: на берегах рек, морей или на бродах. За счет каменного блока мина оставалась на своем месте, не сдвигалась и не переворачивалась, а герметик позволял ей сохранять работоспособность в течение длительного времени.


Принцип действия мины Glas.Mi. 43 был прост. С такой точки зрения этот боеприпас не имел серьезных отличий от иных противопехотных мин нажимного действия немецкого производства. Тем не менее, использование стеклянного корпуса внесло некоторые коррективы. Мина должна была срабатывать при нажатии на крышку корпуса ногой или колесом транспортного средства. Чувствительность датчика цели составляла 10 кг. При нажатии с требуемым усилием крышка мины проламывала тонкий стеклянный кружок и уходила внутрь корпуса, после чего нажимала на взрыватель и инициировала подрыв шашки. При использовании рычажных взрывателей взрыв происходил после нажатия на выступающее плечо рычага, при применении химических – после разрушения ампул.

Предыдущие неметаллические мины Германии, такие как Schützenmine 42, могли поражать цель только ударной волной, поскольку деревянный или фанерный корпус не создавал осколки с требуемой поражающей способностью. Мина Glasmine 43 была лишена этого недостатка. При взрыве шашки стеклянный корпус дробился на большое количество мелких высокоскоростных осколков, буквально засеивавших все окружающее пространство. Мощности 232-граммовой шашки тротила было достаточно, чтобы оторвать человеку стопу, нередко с частью голени. Многочисленные стеклянные осколки корпуса, в свою очередь, могли наносить серьезные ранения другим частям тела.


Противопехотную мину Glas.Mi. 43 по праву можно считать одним из самых опасных немецких боеприпасов этого класса. При взрыве она поражала цель большим количеством стеклянных осколков, извлечение которых было крайне сложным делом. Военные врачи не могли искать осколки в теле раненого при помощи рентгеновских аппаратов, а обнаружение фрагментов стекла в ране визуальными методами серьезно затруднялось как их прозрачностью, так и размерами. В результате, выживший после подрыва на такой мине боец мог не только остаться без ноги, но и носить осколки в теле всю оставшуюся жизнь, что приводило к дополнительному вреду здоровью.

Только в 1981 году была подписана Конвенция о запрещении или ограниче¬нии применения конкретных видов обычного оружия, которая среди прочего запрещает производство и использование осколочных боеприпасов, поражающие элементы которых нельзя обнаружить при помощи рентгеновского излучения. Тем не менее, эта Конвенция появилась лишь через четверть века после окончания Второй мировой войны и по понятным причинам не могла спасти солдат стран антигитлеровской коалиции от мин в стеклянных корпусах.

Следует отметить, мина Glasmine 43 усложняла работу не только военным врачам, но и саперам. Обнаружение таких боеприпасов было достаточно сложным делом. Мины с рычажным взрывателем в металлическом корпусе с металлической мембраной можно было находить с помощью миноискателей того времени, хотя это было достаточно сложно. Мины с использованием взрывателей в стеклянных корпусах и со стеклянной мембраной миноискателями не обнаруживались.


Кроме того, заметные проблемы доставлял материал корпуса. Стеклянные корпуса, в том числе герметизированные, могли в течение длительного времени защищать взрыватель и заряд от негативных воздействий окружающей среды. Одновременно с этим со временем стекло становилось более хрупким. В результате обезвреживание мин Glas.Mi. 43, особенно пролежавших в земле несколько лет, становилось весьма трудным занятием. По имеющимся данным, мины в стеклянных корпусах находят до сих пор, и они по сей день остаются опасными как для мирного населения, так и для специалистов-минеров.

Противопехотная мина Glasmine 43 была разработана в конце тридцатых годов. Полномасштабное производство такого оружия началось немного позже, в первых месяцах 44-го. Поскольку мины нового типа можно было изготавливать без использования дефицитных материалов, темпы их производства были весьма высоки. По некоторым данным, до конца войны немецкая промышленность изготовила более 11 млн корпусов для новых «стеклянных» мин. Из этого числа порядка 1,125 млн было произведено за первые месяцы 1945 года. Тем не менее, темпы использования мин значительно отставали от объемов производства. На момент капитуляции Германии на складах скопилось около 9,7 млн корпусов и некоторое количество взрывателей различных типов.


Несмотря на дешевизну и простоту производства, мина Glas.Mi. 43 была не слишком удобна в эксплуатации. Достаточно хрупкий стеклянный корпус затруднял транспортировку изделия к месту установки, а невозможность полной сборки изделия до выхода на минирование увеличивала время установки минно-взрывного заграждения.

После окончания войны на складах капитулировавшей Германии осталось огромное количество неиспользованных стеклянных корпусов для мин Glasmine 43. Известно, что эти изделия не были утилизированы. Руководство одной из стекольных фабрик Нижней Саксонии, на складах которой имелось множество корпусов для так и не собранных мин, приняло весьма интересное решение. Стекольщики стали разрисовывать стаканы и крышки, после чего их продавали в качестве столовой посуды. Выполняя запросы немецкого населения, остро нуждающегося в любой кухонной утвари и других вещах народного потребления, стекольщики «модернизировали» корпуса мин путем установки дополнительных ручек. Таким образом, помимо стаканов в продаже были чашки, салатники и т.д. Оставшийся с войны запас стеклянных изделий распродали к 1946-47 годам, однако этого не хватило для удовлетворения нужд населения. К 1947 году даже пришлось возобновить производство «гражданской версии» корпусов мин и изделий на ее основе.

Противопехотная мина нажимного действия Glasmine 43 представляет достаточно большой интерес с технической точки зрения.


зработчикам этого оружия успешно удалось решить проблему создания дешевого и простого в производстве боеприпаса, не нуждающегося в дорогих и дефицитных материалах. Количество изготовленных комплектующих для подобных мин можно считать подтверждением успешного решения поставленной задачи. Тем не менее, мина Glas.Mi. 43 не была лишена недостатков, прежде всего связанных со сложностью эксплуатации, транспортировки и установки. К характерным особенностям этого изделия также следует отнести поражение целей не только взрывной волной, но и мелкими стеклянными осколками, приводящими к серьезным ранениям. Совокупность всех характеристик и особенностей изделия Glasmine 43 позволяет считать его весьма интересным в техническом плане. Кроме того, нельзя не отметить, что сотни тысяч и миллионы стаканов на полках немцев – это гораздо лучше, чем то же количество мин на пути красноармейцев и их союзников из других стран.

По материалам сайтов:
http://saper.etel.ru/
http://lexpev.nl/
http://dday-overlord.com/
http://lexikon-der-wehrmacht.de/
http://geschichtsforum.de/

topwar.ru

Противотанковые и противопехотные мины

Японская армия не принимала участия в Первой Мировой войне, ее генералы, офицеры и солдаты не приобрели личного собственного опыта ведения боевых действий в современной войне. Тщательное и старательное изучение материалов, поступавших с европейского театра военных действий, позволяло им во многих случаях делать верные выводы и соответственно развивать способы вооруженной борьбы, создавать образцы вооружения и боеприпасов, вполне пригодные для войн XX века. Так в Японии в тридцатые годы был создан мощный современный военно-морской флот, хорошо развился новый вид вооружения — самолеты.

Вместе с тем, в ряде образцов вооружения японцы отставали от европейских стран. Так, достаточно верно оценив новинку военной техники — танки, японцы вместе с тем ограничились созданием нескольких образцов легких танков, которые если до середины  тридцатых годов вполне могли конкурировать с европейскими, то к середине Второй Мировой войны уже безнадежно отстали.

Особенно значительным было отставание в области минного оружия. Ориентируясь на передовые в военном отношении страны (Францию и Великобританию), японцы  в  двадцатые-тридцатые годы не уделяли никакого внимания развитию минного оружия. И лишь, получив сведения о развитии этого способа вооруженной борьбы в Германии, Финляндии и СССР, японцы к концу тридцатых годов создали ряд образцов мин. Однако, это было всего лишь следование принципу «если у других стран это имеется, то оно должно быть и у нас».

Прежде всего, в Японии не были проведены теоретические  исследования минного оружия, не была разработана тактика применения мин, не была определена роль мин и их место в бою. Не были исследованы поражающие возможности мин, а отсюда японские мины фактически не делились по своему предназначению (прежде всего на противотанковые и противопехотные).

Большинство японских мин имели двойное предназначение, т.е. должны были использоваться как против танков, так и против пехоты. Это привело к тому, что мины нажимного действия имели совершенно чрезмерный заряд ВВ против пехоты (от 630 до 1500 гр.) и абсолютно недостаточный против танков. И если в первом случае мина все же уничтожала солдата противника, то во втором случае она могла эффективно работать против танка лишь будучи усиленной дополнительным зарядом взрывчатки (от 500 до 1500 гр.). А такое дополнительное усиление резко повышает трудозатраты  по установке мины, затрудняет маскировку.

При этом вызывает недоумение  использование японцами гранатных взрывателей, имеющих замедление  4-15 секунд, в качестве взрывателей для противотанковых и противопехотных мин. Такая задержка полностью исключает поражение танка, наехавшего на мину (за это время танк оставляет мину далеко позади себя) и значительно снижает возможности поражения солдата, наступившего на мину, поскольку, любые невыпрыгивающие мины, установленные в земле,  практически не имеют осколочного действия (часть осколков уходит в землю, часть вверх, а по цели работают не более 2-3 процентов осколков).

Столь же непонятно существование деревянных мин натяжного действия, не имеющих осколкообразующей металлической оболочки или шрапнельного наполнения. Для танков такие мины совершенно безопасны, поскольку для повреждения корпуса или гусеницы необходим непосредственный контакт взрывчатки с металлом. Да и для солдат противника опасность таких мин тоже проблематична. Осколков такая мина не дает, а фугасное действие ее возможно лишь на очень близком расстоянии от мины. Да и то в основном поражение здесь в виде контузии более или менее тяжелой.

Из всего известного нам сегодня арсенала японских мин Второй Мировой войны практически нет ни одной действительно эффективной  противотанковой мины. Очевидно, именно это обстоятельство заставило японцев, когда им пришлось вести борьбу с бронетехникой американцев,  начать использовать против    танков в качестве противотанковых мин противодесантные мины JE и JG, которые предназначались против десантных плавсредств противника (плавающие автомобили, плавающие танки и транспортеры, катера, баржи). Конечно, эти две мины, имея очень большой заряд ВВ (JE -21 кг.,   JG  — 10 кг.),  уничтожали любой танк, но будучи переделкой морских противокорабельных мин, имели большие габариты и очень большой вес. Это исключало их массовое применение и оперативность.

Отсутствие эффективных противотанковых мин и вместе с тем,  наличие в рядах японской армии достаточно большого количества фанатиков, действительно готовых отдать свою жизнь за обожаемого микадо, породили совершенно уникальный вид противотанковых мин. Я бы назвал их шестовыми подвижными   противотанковыми зарядами. Суть их состояла в том, что солдат-камикадзе, притаившись в укрытии, поджидал приближения танка противника, затем, когда танк проезжал мимо, солдат выскакивал из укрытия и атаковал танк  миной в борт, которую нес перед собой на шесте наподобие пики. Известно три образца таких мин.

Первый образец (Ni05) представлял собой кумулятивный заряд в оболочке конической формы. Шест длиной 1.5 м. вставлялся во втулку, имеющуюся на тонком конце корпуса. Взрыв мины происходил в момент удара ею о борт танка. Масса заряда 3 кг. тротила обеспечивала пробивание до 15 см. брони, что гарантировало уничтожение любого танка. Солдат, естественно, погибал в момент взрыва.

Второй образец представлял собой металлическую банку цилиндрической формы, заполненную 2 кг. смеси тротила с гексогеном. На боковой поверхности банки имелись две резиновые присоски. Шест, вставлявшийся во втулку, имеющуюся на торцевой стороне корпуса мины мог иметь длину либо 75, либо 150 см. Минер, атакуя танк, бил торцом мины в борт, и благодаря присосками мина прилипала к броне, точнее, должна была прилипать к броне.

Солдат дергал вытяжной шнур двух терочных воспламенителей  и через 10-15 секунд после сгорания огнепроводного шнура мина взрывалась, пробивая борт мины. Два воспламенителя дублировали огневую цепь. У солдата теоретически оставался шанс выжить, поскольку времени было достаточно, чтобы вновь спрятаться в окоп.

От автора. Довольно сомнительно чтобы 2-килограммовая банка с волочащимся за ней шестом удержалась бы на борту движущегося танка с помощью резиновых присосок пока горит огнепроводный шнур.

Третий образец (Ni04) имел металлический корпус в виде полусферы, заполненный 3 кг. тротила или мелинита. В высшей точке полусферы находился нажимной взрыватель, который взрывал мину через 8-10 секунд после нажатия на его головку.  Корпус мог привязываться к шесту длиной 1.5 метра с помощью которого солдат подсовывал мину под гусеницу танка или же к корпусу за специальные петли  могли привязываться две или четыре веревки, с помощью которых можно было мину подтаскивать по гусеницу танка. У солдата шансов выжить почти не было. Зато танк преспокойно уезжал дальше.

От автора. Вряд ли эту экзотику стоит считать эффективным противотанковым средством, хотя, конечно, такие камикадзе поражают воображение падких на всякие сенсации журналистов, дает им богатую пищу для душещипательных статей.

«Побольше крови, побольше слез,
А по спине, чтоб бил мороз»

И один-два случая действительно успешных действий камикадзе  шаловливым пером борзописца немедленно превращаются в   оглушительный  разгром  целой танковой дивизии сотней минеров-самоубийц. Естественно, что ни номер дивизии, не место подвига обычно не называется. Ну а в послевоенные годы вдруг оказывается, что камикадзе уничтожали целые танковые армии.

Несчастные танки и бедные танкисты. Кто их только не изводил. То немецкий летчик ас Г. Рудель своим единственным Ju-87 сжег в сумме целую советскую танковую армию (более 500 танков), то советские противотанковые собачки сожгли у немцев две танковые дивизии (около 300 танков).

Полноте господа!  Мой первый командир дивизии полковник Ульянов (121-я учебная мотострелковая дивизия Дальневосточного округа, 1970 год) получил в 1943 году звезду Героя Советского Союза  за 3 (ТРИ (!!)) подбитых  в одном бою немецких танка. А был он тогда командиром 57-мм. противотанковой пушки. Так что очень непросто уничтожить танк даже из орудия, специально для этого предназначенного.

Единственное достоинство этого способа уничтожения танков это экономия мин и взрывчатки. Вместо того, чтобы закапывать в землю тысячи и тысячи  традиционных  противотанковых   мин со слабой надеждой, что на одну из них наедет танк, командование могло расходовать по одной мине на каждый танк противника. Но при этом расходовалась и одна солдатская жизнь. Мин можно наделать десятки тысяч в течение нескольких недель, а вот новый солдат появится только через двадцать лет.

Дело в том, что у камикадзе вообще очень мало шансов оказаться на пути движения танка и еще меньше шансов поразить его. Танк на поле боя обычно движется быстро, крайне редко останавливается и как правило  сопровождается   пехотой.

Да и опыт противотанковой борьбы, как солдат Вермахта, так и красноармейцев  показывал, что уничтожение танков средствами ближней борьбы (противотанковые ружья, ручные и винтовочные противотанковые гранаты, бутылки с зажигательной смесью и т.п.) всякий раз носит единичный, случайный характер. Недаром, в Вермахте за подбитый вражеский танк пехотинец   получал отличительную нашивку на рукав и двухнедельный отпуск домой, а в Красной Армии это вообще считалось подвигом, за который солдат получал орден Славы.

В целом, во всяком случае, против Красной армии в Маньчжурии и Корее,  японцы не использовали мины в массовом порядке так, как это имело место на фронтах в Европе. Мины они ставили на путях движения войск и перед передним крраем обороны   не с целью остановить наступающие пехоту и танки, а, как пишет капитан Горбунов в своей статье в августе 1945 года,  с целью затруднить действия вражеских разведчиков. Т.е. мины не применялись массово. Трудно сказать, что явилось тому причиной — то ли малые запасы мин, то ли недооценка японским командованием этого вида оружия, то ли низкие боевые качества японских мин. Вероятнее всего в основе лежит все же недооценка минного оружия, а отсюда невнимание и к разработке совершенных мин, и к созданию запасов мин, и ограниченное их применение.

В качестве противопехотных мин. как уже писалось выше, японцы использовали мины двойного назначения, а также в качестве мин ручные гранаты.   Наиболее полный источник сведений о японских минах  американская служебная инструкция Japanese Explosive Ordnance. OP 1667  издания 1946 года не описывает ни одной мины, которую можно было бы назвать противопехотной в полном смысле этого слова.

Вместе с тем, японцы уделили достаточно много внимания разработке средств (взрывателей и взрывных устройств), с помощью которых можно изготавливать самодельные (импровизируемые) мины и прежде всего мины-ловушки, а также диверсионным  зажигательным средствам, маскируемым под обычные предметы (зажигательный заряд-кирпич, зажигательный заряд-кусок мыла и т.п.).

От автора. Усиленное внимание японцев к минам-ловушкам и диверсионным средствам еще раз подтверждает, что перед войной и в военные годы в Японии так и не было разработано стройной концепции минных действий и не было в   инженерных войсках достаточно знающих и опытных специалистов-минеров. Мины-ловушки производят впечатление на людей ( в том числе и военных) либо вовсе не знающих минной тактики, либо имеющих ограниченное представление о минах. В целом же  мины-ловушки в сравнении с обычным противотанковым и противопехотным минированием это примерно тоже самое, что беспокоящий артиллерийский огонь вместо массированного артобстрела. Тоже треплют нервы противнику, тоже требуют расхода сил и средств, и тоже тактически реальный результат близок к нулю. Только и утешения, что спокойно жить противнику не даем.

Из-за того, что японский язык в странах   Европы, Советском Союзе и США знают очень немногие, а в те времена знали и вовсе единицы, то в распоряжении автора нет переведенных на русский или английский язык японских первоисточников по минам и правильные названия и индексы мин на языке оригинала неизвестны. Поэтому приходится использовать те названия и обозначения, которые известны по совтским и американским, а также частично лихтенштейнским   источникам. В ряде случаев совпадения наименований японских мин в американских и советских источниках дают основание полагать, что в Японии мины обозначались цифровыми индексами без добавления буквенных обозначений или иероглифов. Кроме того, есть основания полагать, что цифровой индекс мины одновременно является указанием на год ее принятия на вооружение (учитывая, что японское летоисчисление отличается от принятого в западном мире христианского летоисчисления).

Мина «93»

Мина двойного назначения — противопехотная и противотанковая фугасная нажимного действия. Изготовлена из тонкого металла. Цвет — хаки. Вес 1.36 кг, заряд ВВ (мелинит) — 907 грамм. Диаметр 17 см., высота 4.5 см. Взрыватель нажимного действия «93» изготавливался в двух вариантах — под усилие срабатывания либо 31-32 кг., либо 110-120 кг. В зависимости от того, какой вариант взрывателя использован менялось предназначение мины — противопехотная (31-32 кг.) или противотанковая (110-120 кг.).

Мина могла устанавливаться в грунт или на грунт. Также она имела по бокам четыре кольца, к которым могла привязываться веревка, что позволяло использовать мину как подвижную ( подтягивая мину за веревку в одну либо другую сторону можно добиться попадания мины под движущийся танк).

Следует отметить, что в варианте противопехотной мощность мины была чрезмерной. Для уничтожения пехотинца вполне достаточно 75- 150 грамм взрывчатки. Против танка ее мощность была совершенно недостаточна и в этом качестве она могла использоваться только с дополнительным зарядом ВВ массой не менее 1.5-2 кг.  Однако, с дополнительным зарядом эту мину невозможно использовать как подвижную. Год принятия на вооружение предположительно 1933. Советские источники отмечают применение этой мины во время советско-японского конфликта на реке Халхин-Гол летом 1939 года.

Мина «Yardstick»

Название американское, японский индекс мины неизвестен. Противотранспортная мина  фугасная нажимного действия. Предназначена для выведения из строя колесных машин. Внешне представляет  металлическую трубу овальной формы из тонкого металла длиной 94 см. и большим диаметром 8.5 см. Внутри труба заполнена восемью шашками мелинита. Внутри также находятся четыре  нажимных взрывателя, равномерно распределенные по длине мины. Срабатывание мины (усилие 150 кг.) происходит при смятии корпуса колесом движущейся автомашины. Общий вес заряда 2.7 кг., которого вполне достаточно было бы и для перебивания гусеницы танка, но если бы все ВВ было сосредоточено в центре. При распределении взрывчатки по всей длине мины ее мощности достаточно для перебивания гусениц легких танков и для разрушения колес любых колесных машин.

Как противотранспортная  эта мина полностью отвечает своему предназначению и ее следует считать весьма совершенной конструктивно, поскольку она достаточно герметична, имеет хорошо сконструированные взрыватели и систему предохранения  при транспортировке.

Достоинством удлиненных мин также является   повышенная вероятность встречи мины с целью, а отсюда и их сравнительно небольшой расход на километр фронта в сравнении с минами других форм. Существенный недостаток — четыре взрывателя  в одной  мине вместо обычно одного.   Взрыватель это самое сложное, трудоемкое   в изготовлении  и дорогостоящие изделие среди всех минно-подрывных изделий.

Мина «3 (a)»

Мина двойного назначения — противотанковая и противопехотная  фугасная нажимного/натяжного  действия. Изготовлена из   керамического состава (террактот). Вес 5.16 кг., заряд ВВ  2.04 кг.  По массе заряда  эта мина могла быть удовлетворительной противотанковой миной, однако в качестве заряда использовалась смесь 90 процентов аммиачной селитры и 10 процентов динитронафталина или смесь по 50 процентов тотила и аммиачной селитры, что   значительно снижало мощность мины. Взрыватель «3» двойного действия — нажимной (усилие срабатывания 9-11 кг.) и натяжной ( усилие срабатывания 22 кг.). Высота мины по корпусу 10.5 см., диаметр либо 21.9 см., либо 26,7 см.

При использовании в качестве противотанковой   взрыватель использовался как нажимной. Срабатывание взрывателя происходит  при нажатии на шток взрывателя. Мина в этом случае должна устанавливаться только в грунт, поскольку прочность керамического корпуса была недостаточной.

При использовании в качестве противопехотной    нажимного действия  мина использовалась аналогично. При этом мощность заряда следует считать чрезмерной.  Для уничтожения пехотинца вполне достаточно 75- 150 грамм взрывчатки.

Использование в качестве противопехотной натяжного действия нецелесообразно, поскольку совершенно никаким осколочным действием мина не обладает, а ударная волна может причинить пехотинцу лишь контузию более или менее тяжелую, т.к. в этом случае нет непосредственного контакта человека с миной.

Мина «3 (b)»

Эта мина является вариантом  мины «3(а)». Разница между ними в форме и материале корпуса. Эта мина изготавливалась из досок толщиной 1.5 см. и   имела  размеры 18.1 х 18.1 х 12.7 см. ( без учета высоты взрывателя). Внутрь помещался резиновый мешок, в который засыпалась взрывчатка (смесь 90 процентов аммиачной селитры и 10 процентов динитронафталина или смесь по 50 процентов тотила и аммиачной селитры). Взрыватель тот же самый («3») ввинчивался в отверстие с резьбой, которое делалось в крышке мины. Масса заряда ВВ как и в мине «3(а)» не превышала 2.04 кг.

Если мина использовалась как противопехотная осколочная натяжного действия, то ее обматывали колючей проволокой или обкладывали различным металлическим хламом, камнями. Однако такая импровизация резко увеличивала расход времени на установку каждой мины, что делало невозможным массовое минирование.

Мина BAL Mine

Название американское, японский индекс мины неизвестен. Развернутое название Beehive Antipersonnel Land Mine, т.е. «Круглая противопехотная мина». Однако по размерам (диаметр 20см.) и и массе заряда (2.27 кг.) это скорее противотанковая мина, тем более, что в этой мине могли использоваться взрыватели нажимного действия, «93», которые могли настраиваться на усилие от 30 до 120 кг. Но в этом случае совершенно ни к чему толстостенный (почти 10 мм.) чугунный корпус, внешняя поверхность которого насечена на готовые осколки.

Также эта мина могла использоваться с  ударным взрывателем  к артиллерийским снарядам «88» (с удаленным центробежным предохранителем), который здесь использовался как нажимной. Но в качестве противопехотной с взрывателями «93» и «88», которые могли работать только как нажимные, использование этой мины нецелесообразно, поскольку ее приходилось зарывать в землю по уровень горловины. В этом случае фугасное действие по человеку многократно излишнее, в то время как осколочное сводится к нулю, из-за того, что мина зарыта в землю, которая поглощает до 97 процентов всех осколков.

Единственно более или менее целесообразно использование этой мины с взрывателем «3» в варианте использования его как натяжного. В этом случае мина ставится на поверхности земли и ее осколочное действие равноценно разрыву 152 мм. осколочного снаряда.

Снаряжалась мина плавленым тротилом.

Мина Ni01

Японский индекс мины неизвестен. Данное обозначение мины приводится в справочнике из Лихтенштейна. Американская инструкция Japanese Explosive Ordnance определяет эту мину, как мину двойного назначения (противотанковая/противопехотная) натяжного действия. Однако ни в том, ни в другом качестве эту мину эффективной считать нельзя. Для танка она практически безопасна, поскольку заряд мины не более 1,028 кг. и взрывается она не тогда, когда танк наехал на нее, а когда зацепился за натяжную проволоку. Практически во всех случаях гусеницы и броня танка находятся на таком расстоянии от мины, на каком ущерба танку причинить не может.

Мина, имеет деревянный корпус и не обладает никаким осколочным действием. Таким образом, максимально что может эта мина по пехоте — причинить более или менеее тяжелую контузию солдатам, оказавшимся на удалении не более 5 метров от мины. Одна из немногих японских мин, которые могут устанавливаться на неизвлекаемость с помощью натяжной бечевки, выходящей из днища мины и привязываемой к колышку, вбиваемому под мину. Мина снаряжалась мелинитом.

Мина Ni02

Японский индекс мины неизвестен. Данное обозначение мины приводится в справочнике из Лихтенштейна. Американская инструкция Japanese Explosive Ordnance определяет эту мину, как мину двойного назначения (противотанковая/противопехотная) натяжного и нажимного действия. Одна из немногих японских мин, которые могут устанавливаться на неизвлекаемость с помощью натяжной бечевки, выходящей из днища мины и привязываемой к колышку, вбиваемому под мину. Мина снаряжалась мелинитом. Масса заряда 907 грамм. Корпус из дерева. Срабатывание происходи от натяжения шпагата, выходящего из мины через верхнюю нажимную крышку или при нажатии на нажимную крышку с усилием 1.5-2 кг.

Против танка совершенно неэффективна из-за малого заряда, который, к тому же находится на расстоянии нескольких сантиметров от гусеницы. Достаточно  эффективна против пехоты, если используется как нажимная мина. В этом случае заряд мелинита в 907 грамм даже чрезмерен для уничтожения человека. Как натяжная неэффективна, поскольку не имеет никакого осколочного действия.

Мины NI01 и Ni02 имели очень существенный недостаток — терочный взрыватель, который в условиях влажного тропического климата выходил из строя в течение нескольких дней.

Мина «99»

Объектная мина. Японское обозначение «99».  Возможно, что иероглифы. нанесенные черной краской на парусиновый мешок читаются как   «Ха-Баку-Раи-Ша», что в переводе означает «Мина, взрывающая так». Предназначена для   использования солдатами-камикадзе   уничтожать танки противника. По сути это парусиновый мешок, в которой заложено восемь шашек из смеси мелинита с тротилом. Сверху вделан взрыватель замедленного действия, рассчитанный на  7-10 секунд. Мина крепится к борту танка с помощью четырех магнитов, расположенных на боковой стороне мины. Перед прикладыванием мины к танку, камикадзе выдергивает за шнурок предохранительную вилку и бьет головкой взрывателя о твердый предмет. Через 7-10 секунд мина взрывается и пробивает борт танка.  Эффективность мины до 2 см. брони, что для  многих образцов американских танков   было вполне достаточно. Мины, возможно, было использовать парами, когда две мины соединялись   между собой с помощью своих магнитов. Эффективность такой сдвоенной мины возрастала до 3 см.

Сама по себе мина достаточно эффективна против легких и средних танков, однако вероятность того, что камикадзе удастся выполнить свою задачу крайне невелика. Опыт боев Второй Мировой войны в Европе показал, что подобные средства ближней противотанковой борьбы приносят успех крайне редко.

Мина Ni03

Японский индекс мины неизвестен. Данное обозначение мины приводится в справочнике из Лихтенштейна. Американская инструкция Japanese Explosive Ordnance определяет эту мину, как мину двойного назначения (противотанковая/противопехотная) натяжного и нажимного действия. По устройству это коробка из белой жести, в которую уложено 12 шашек из смеси гексогена с алюминиевой пудрой. Общий вес заряда этой мины от 500 грамм до 3 кг. В качестве взрывателя используется японская ручная граната типа «91», «97» или «99».

Если мина используется как противотанковая нажимная, то граната используется со своим штатным запалом. Танк наезжает на головку запала гранаты, что приводит к его срабатыванию и взрыву мины. Однако, задержка длительностью 4-5 секунд, обычно необходимая для нормального применения гранаты по ее прямому предназначени, здесь приводит к тому, что к моменту взрыва мины танк отъезжает от нее на расстояние 14 метров или более.

При использовании мины в качестве противопехотной натяжного действия штатный запал гранаты заменяется на механический или терочный воспламенитель с капсюлем-детонатором. Однако, осколочное действие мины в целом не превышает осколочного действия гранаты, поскольку при значительном разрывном заряде тонкий жестяной корпус дает очень мелкие осколки, которые  летят на небольшое расстояние и способны причинять лишь очень легкие осколочные ранения, не выводящие солдат противника из строя.

Трубчатая мина-граната «91»

Японский индекс этой мины, как и американское обозначение неизвестны, поскольку она описана только в советском источнике — брошюре П. Горбунова «Применение мин-сюрпризов японцами». Представляет собой обрезок стальной трубы длиной 35-40 см. с внутренним диаметром более 50 мм. Внутри трубы подвешивается вниз запалом с помощью металлической шпильки, проходящей сквозь отверстия в трубе,  ручная граната «91». Штатная предохранительная чека гранаты заменяется длинной предохранительной шпилькой, проходящей сквозь отверстия в трубе.  Граната, кроме того, опирается  колпачком своего запала на еще одну длинную шпильку. Труба, с подвешенной гранатой привязывается к деревянному колышку, вбитому в землю. Под трубу, которая касается земли, кладется  металлическая пластинка или камень. К самой верхней шпильке привязывается натяжная проволока или шпагат длиной до 10 метров, сверху труба либо затыкается куском ветоши, либо какой либо крышкой (например, крышкой от консервной банки).

Для приведения мины в боевое положение из трубы извлекаются две нижние шпильки. Когда жертва зацепится за натяжную проволоку и выдернет вследствие этого верхнюю боевую чеку, то граната упадет запалом на камень (мет. пластинку). Это приведет к срабатыванию запала и через 4-5 секунд граната взорвется. Жертва поражается осколками трубы и гранаты. Радиус поражения может составлять около 7 метров.

Мина хотя и импровизируемая, но превосходит своими боевыми качествами японские табельные противопехотные мины.

Непонятно, почему П. Горбунов относит эту мину к минам-сюрпризам. По своей конструкции и характеру применения ее следует относить к обычным противопехотным минам натяжного действия с использованием ручных гранат.

Мина JE

Американская инструкция Japanese Explosive Ordnance обозначает эту мину как «Type JE Antiboat Mine» и относит ее к противодесантным минам, т.е. минам, предназначенным для уничтожения или выведения из строя плавсредств (катеров, барж, плавающих автомобилей и плавающих транспортеров), которые высаживают на берег морской десант. Является переделкой морской мины гальвано-ударного действия. Общий вес мины 48.3 кг., диаметр 51 см., высота 27 см.

В отличие от морской мины  мина JE не шарообразная, а полусферическая,   не обладает плавучестью, мощный заряд взрывчатки (21 кг. ВВ типа «98») размещен в нижней части   полусферического корпуса и количество датчиков цели уменьшено с четырех до двух.

Взрыв мины происходит, если плавсредство сомнет корпусом один из двух датчиков цели, который представляет собой  стеклянную ампулу с электролитом, помещенную в свинцовую оболочку. Под ампулой находится сухая угольно-цинковая батарея. При смятии свинцовой оболочки ампула разбивается и электролит проливается в батарею, которая начинает вырабатывать электроэнергию. Ток от батареи поступает на электродетонатор, вставленный в заряд взрывчатки. Взрыв заряда уничтожает плавсредство.

Эти мины японцы использовали и в качестве противотанковых мин, зарывая их в землю почти полностью, оставляя снаружи лишь «рожки» мин. Взрыв мины JE  выводил любой танк из строя полностью

Мина весьма совершенная по своему устройству и весьма эффективно использовалась японцами во время боев за острова Тихого океана. Вот что пишет М. Кролл об этих минах:

«…о высадке на остров Коррегидор (Corregidor) в феврале 1945. Черный Пляж взят. Ряды 130 противодесантных   мин установленных каждые 2-4.5 метра через каждые сто двадцать метров пляжа. У всех мин рожки торчали из песка, и пехотинцы перескакивали через них, не опуская глаз для обнаружения натяжных проволок, поскольку они бежали внутрь острова. Но против техники они оказались чрезвычайно эффективными. Одними из первых подорвались самоходное орудие М7, танк М4 Шерман и джип, буксировавший 37-мм. противотанковую пушку сделал. Мины стоили полковнику Постлетвэйту (Postlethwait) командиру 3-го батальона 34-го пехотного полка (3rd Bin, 34th Infantry Regiment) двадцати девяти солдат и приблизительно половины техники….

…американцы потеряли 31 — 39 процентов своих танков и приблизительно 1 процент людей от этих мин во время  сражений за Тихоокеанские острова. Относительно низкое количество пострадавших солдат отражает малое внимание которое уделяли японцы противопехотным минам и трудности прикрытия защитными минными полями редких опорных пунктов в джунглях».

Советские источники о применении мин JE против советских войск не упоминают.

При своей высокой эффективности и надежности мина JE все же не отвечала требованиям, предъявлявшимся к противотанковым минам. Она была слишком громоздка и тяжела. Ее установка требовала значительных земляных работ и квалифицированного персонала, маскировка ее была затруднительна, а следовательно массово против танков она применяться не могла. Да и как противодесантная, она имела существенный недостаток — ограниченную зону установки. Мины JE необходимо было ставить на глубинах из расчета 20-30 см. от дна до нижней точки плавсредства. А каждый тип плавсредств имел собственную осадку и угадать, какие плавсребства будут использоваться в данном месте невозможно. Кроме того, невозможно учесть морские приливы, вследствие чего мины могут оказаться либо обнажены во время отлива, либо оказаться слишком глубоко во время прилива.

Мина JG

Американская инструкция Japanese Explosive Ordnance обозначает эту мину как «Type JG Antiboat Mine» и относит ее к противодесантным минам, т.е. минам, предназначенным для уничтожения или выведения из строя плавсредств (катеров, барж, плавающих автомобилей и плавающих транспортеров), которые высаживают на берег морской десант. Является облегченным и упрощенным вариантом мины JE. Она имеет не два, а один датчик цели, размещенный вертикально на верхней части мины. Выпускалась пяти размеров и веса, незначительно отличавшихся друг от друга. Вес колебался в пределах 24-29 кг., диаметр в пределах 36-37 см. и высота в пределах 26-26.2 см. Вес взрывного заряда (ВВ типа «98») во всех минах одинаковый — около 10 кг.

Как и  JE  мины JG использовались как противодесантные и противотанковые примерно в то же время и в тех же местах (на островах Тихого океана).

Кроме мин, собственных образцов, союзники отмечают использование японцами голландских   мин  P.W. 2-41, очевидно трофейных, доставшихся японцам при захвате ими голландских колоний в Индокитае.

Мина P.W. 2-41

Мина противотанковая, довольно мощная. Заряд ВВ -2.39 кг. (тротил), общий вес 4.31 кг. Диаметр 21 см., высота 8.9 см.

Голландцы свои мины P.W. 2-41 использовать не сумели или не успели  и все  запасы   достались японцам. Однако таких мин японцами было захвачено весьма мало и их использование носило разовый случайный характер.

Остается неясным, почему японцы, имея совершенно неудовлетворительные и не отвечающие требованиям времени противотанковые мины, не организовали производство голландских мин  P.W. 2-41.

Очевидно, что в начальный период войны японцы не испытывали потребности в минном оружии, а когда им они потребовались, организовать производство уже было невозможно.

Собственно, вышеперечисленными образцами и исчерпывается список  японских мин Второй Мировой войны, известных советскими и союзническим специалистам. Во всяком случае, в американском издании 1946 года Japanese Explosive Ordnance других мин, которые можно относить к противотанковым, противопехотным и противодесантным не описано.

От автора.  Некоторые иностранные фирмы гуманитарного разминирования так и рвутся сегодня осчастливить русских и освободить Сахалин и Курильские острова от минной опасности. Должен разочаровать их — мин там нет. Ни советских, ни японских. Зато есть газ, нефть. Видимо на запах газа и нефти и летят все эти «гуманитарии». Их действительная цель это  обычная военная разведка. Во всяком случае,  супергуманитарная антиминная компания HALO Trast в России была поймана с поличным во время ведения разведки и подготовки чеченских минеров.

Источник:http://weaponland.ru/publ/japonskie_miny_vtoroj_mirovoj_vojny_chast_1/20-1-0-575

weapon.temadnya.com

————————————————————————————————————————————

 

 

И первая малютка , которая может вас раскидать по округе- это 50-мм осколочная мина к германскому миномету обр. 1936г.

 

387f7f5faf6e.jpg

 

 

Мина состоит из корпуса к которому привинчен хвостовик с 8 перьями стабилизатора. Мина окрашена в красный цвет. Взрыватель Wgr Z38 (с алюминиевым корпусом), Wgr ZT (корпус из пластмассы). Взрыватель (трубка) Wgr Z38 (Werfgranatzunder 38) — двойного ударного действия, непредохранительного типа, предназначается для осколочных мин средних калибров. Имеет небольшие габариты и сложное устройство. При выстреле взводится — инерционный предохранитель опускается и при переходе мины на нисходящую часть траектории предохранительные шарики перекатываются в полость ударника, освобождая доступ жала ударника к капсюлю-воспламенителю. Для устранения влияния сопротивления воздуха ударник прикрыт тонкой латунной мембраной. При падении на грунт ударник накалывает капсюль-воспламенитель, луч огня от которого передается к детонатору. Если мина падает на каменистый грунт и головной ударник не может наколоть капсюль, то срабатывает инерционный ударник. Взрыватель изготовлен с высоким качеством. Корпус из алюминиевого сплава. Кроме Wgr. Z38 использовались взрыватели аналогичного назначения Wgr. ZT с корпусом из черной пластмассы.
Стрелянные мины с взведенным взрывателем могут представлять опасность. Основная причина несрабатывания взрывателей Wgr. Z38 — неправильная установка капсюля-воспламенителя. Несработавшие мины, в случае крайней необходимости, можно переместить из раскопа в безопасное место аккуратно перенося их головной частью вверх.

Встречается повсеместно в районах боевых действий начального периода ВОВ

—————————————————————————————————————————-

——————————————————————————————————————

Круче могут быть только яйца …немецкие )))

Eihandgranate M39 (ручная граната «Яйцо» образца 1939 года) — немецкая противопехотная осколочно-фугасная наступательная ручная граната.

 

003ca13724c0.jpg

 

 

В канун Второй мировой войны перед немецкими конструкторами была поставлена задача создать лёгкую ручную гранату для применения пехотой в наступательном бою, пригодную для броска на большое расстояние и незначительно увеличивающую вес амуниции солдата, поскольку стоявшая на вооружении Вермахта наступательная ручная граната образца 1924 года с деревянной ручкой была слишком тяжела.

Результатом стала основанная на модели 1917 года компактная и почти в три раза более лёгкая ручная граната «Яйцо», поступившая в войска 1939 году. Эта граната разрабатывалась как боеприпас двойного применения: при замене обычного запала специальной трубкой, она могла выстреливаться из 26-мм сигнального пистолета «Вальтер».

Основным недостатком этой гранаты, помимо общих для всех гранат с тёрочным детонатором, являлась невысокая мощность и небольшой радиус сплошного поражения осколками (до 3 метров), в связи с чем основной (ручной) вариант популярностью у солдат не пользовался, тогда как в качестве выстрела для сигнального пистолета Eihandgranate успешно использовалась в уличных боях, а также на сторожевых постах (при обнаружении признаков движения противника по охраняемой местности).

Конструкция
Bundesarchiv Bild 101I-264-1623-20, Frankreich, Soldaten in Schutzstellung mit Kampfpistole.jpg
Граната имеет металлический корпус в форме яйца, состоящий из завальцованных верхней и нижней полусфер, который мог быть окрашен в зелёный, серый или цвет охры (с середины войны корпуса только покрывались олифой, а с осени 1944 года выпускались без лако-красочного покрытия). На нижней полусфере корпуса могло (не обязательно) иметься металлическое кольцо, предназначенное для переноски гранаты (например, подвешивания к ремню, так как из-за использования бризантного взрывчатого вещества запала опасность детонации от соударения исключалась); гранаты без кольца носились в подсумках или в походных ранцах.

Граната снаряжена зарядом взрывчатого вещества — тринитротолуола или аммотола — массой 110 г, подрыв которого осуществлялся вставляемым через отверстие в верхней полусфере капсюлем-детонатором № 8, воспламеняемым универсальным запалом Brennzunder Eifer 39.

Запал тёрочного типа, состоял из стаканчика с тёрочным составом, чашечки стаканчика, тёрки с проволочным кольцом, соединённым с вытяжным шёлковым шнуром, прикреплённым к завинчивающемуся металлическому колпачку, окрашенному в голубой или жёлтый цвет.

Для применения гранаты следовало отвинтить колпачок, взяться за него и энергично дёрнуть шнур, после чего немедленно бросить гранату в цель.

Задержка времени взрыва зависела от запала: голубой колпачок обозначал задержку в 4,5 секунды, жёлтый — в 7,5 секунд. Запал Brennzunder Eifer 39 с красным колпачком (задержка в 1 секунду) и сходный по конструкции тёрочный воспламенитель мгновенного действия Zundschuranzunder 39 с серым колпачком в гранатах не использовались, так как после выдёргивания шнура не оставляли времени для броска.

Если шнур был выдернут недостаточно резко, тёрочный механизм не срабатывал, о чём свидетельствовало отсутствие взрыва по истечении 30 секунд, после которых граната уже не представляла опасности.

Теоретически, при замене запала невзорвавшаяся граната могла быть использована вновь.

По некоторым данным, в конце 1944 года для усиления поражающей способности гранаты была разработана рубашка из стали или металлокерамического состава с насечками, состоящая из двух частей, скрепляемых кольцом, однако сведений о применении таких гранат не имеется.

Гранаты поступали в войска в деревянных ящиках массой 12,5 кг (по 30 штук, с находившимися там же извлечёнными запалами).

—————————————————————————————————————————

 

А это «пламенный привет» прямиком из Союза Советских Социалистических республик. Главное украшение любимой «Катюши» — 132-мм Реактивный снаряд М-13-УК

 

67f4fd442541.jpg

 

В 1943 году был разработан модернизированный вариант 132-мм реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

 

———————————————————————————————————————————————————————————————-

О сколько нам мин чудных готовит земля- матушка .
Wurtgranate 42 Spreng (21 см WGr 42)

 

f1bedb6f7113.png

 

 

Мина состоит из двух основных частей, скрепленных на резьбе: корпуса и хвостовой реактивной части.
Корпус состоит из тонкостенной сварной оболочки, штампованной из тонкой листовой стали, дна, головной втулки, запального стакана, донной втулки и разрывного заряда. Дно и донная втулка приварены к донной части оболочки. Донная втулка снабжена резьбой и служит для соединения корпуса с реактивной хвостовой частью мины. К верхней части корпуса приварены головная втулка с резьбой под запальный стакан и взрыватель марки le. lgr. Z. 23 nA. .
В запальный стакан помещается стандартный детонатор марки Zdlg. 36 Np. Разрывной заряд мины состоит из литого аммотола 50/50.
Взрыватель по своему устройству относится к взрывателям непредохранительного типа мгновенного и инерционного действия с установкой на замедление 0.15 сек.
Хвостовая реактивная часть состоит из реактивной каморы, порохового заряда, турбины и ряда других деталей. Реактивная камора представляет собой стальной стакан, в открытый которого ввинчена турбина с 16 соплами, расположенными по окружности, и очком в центре. В последний ввинчивается сборка с электрозапальной втулкой малого габарита индекса С/23.
Пороховой заряд состоит из семи одноканальных трубок нитродигликолевого пороха. Трубки прочно закрепляются в реактивной каморе между верхним и нижним колосниками. Воспламенение заряда осуществляется при помощи верхнего воспламенителя из пиротехнического состава, воспламенительной целлулоидной трубки с двумя пороховыми столбиками, соединенными нитью стопина, и электрозапальной втулки С/23.
Мина окрашена в темнозеленый защитный цвет. На корпусе мины имеется маркировка 30 cm WK. 42 Spr., содержащая данные по окончательному снаряжению мины, а на реактивной каморе – маркировка, содержащая данные о боевом заряде.
Укупоркой для 300-мм реактивных мин служит деревянный решетчатый лоток на одну мину.
На лотке имеется надпись Heeres Munition Gesamtgewicht 160.4 kg и этикеты, содержащие наименование мины, данные о ее снаряжении.

—————————————————————————————————————————————————-

 

 

Можно откопать и такую игрушку
Осколочно-фугасная мина ОФ-843

 

4a193699639a.jpg

 

 

В месте соединения переднего и заднего оживал корпуса мины имелось центрующее утолщение, предназначенное для центрования мины во время ее движения по каналу ствола.
На центрующем утолщении имелись канавки, предназначавшиеся для обтюрации пороховых газов, стремящихся прорваться во время выстрела через зазор между миной и стенками канала ствола. В головной части корпуса было высверлено нарезное очко для ввинчивания взрывателя. В торец хвостовой части корпуса ввинчивался стабилизатор.
Стабилизатор предназначен для обеспечения устойчивости мины на полете, благодаря чему выдерживалось необходимое направление, дальность полета и достигалась вполне приемлемая кучность боя.
Стабилизатор состоял из трубки и перьев. На перьях стабилизатора имеются центрующие выступы для обеспечения центрального положения трубки стабилизатора и мины при прохождении ее по каналу ствола. В трубку стабилизатора вставлялся центральный воспламенительный в заряд. В стенках трубки стабилизатора просверлены огнепередаточные отверстия для выхода пороховых газов (при сгорании центрального заряда) из трубки стабилизатора. Снаружи на трубку стабилизатора надеваются дополнительные пучки заряда.
Центральный заряд содержал 30 граммов пороха, но в отличие от 82-мм миномёта стрельба только с центральным зарядом инструкциями запрещалась, хотя по факту зачастую производилась. Дополнительные заряды были только кольцевыми – так называемые лодочки на 120-мм миномёте не применялись. Каждое кольцо содержал по 70 г пороха.

—————————————————————————————————————————————

 

 

 

немного слов о том, что любят брать эфиопы-гранаты
РГД-33

 

2b4970e6f491.jpg

 

 

Корпус боевой части РГД-33 имеет гнездо в центре, в которое вставляется детонатор и закрывается специальной заслонкой. Конструкция заслонки сдвижная у первых образцов или поворотная у поздних. Технические параметры могли различаться в зависимости от завода-изготовителя.

Заряд тротила содержится внутри цилиндра, к которому привинчивается короткая металлическая ручка с пружиной и ударником. Между боевой частью и рукояткой находится шайба-крыльчатка, которая предотвращает отвинчивание рукоятки. Внутри боевой части между наружной металлической оболочкой и зарядом находится несколько витков стальной ленты с надрезами, из которой образуется множество осколков. Средний вес гранаты без оборонительной рубашки 495 граммов. Общая длина гранаты с ручкой составляла 191 мм (без боевого взвода), диаметр составлял 52 мм.

off-road-way.ru

Противопехотные немецкие мины второй мировой войны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.