Предпосылки

Зародившись в Европе, Вторая мировая война в 1940 г. пришла в Средиземноморье. Этому способствовали два события — вступление 10 июня в войну на стороне Германии Италии и заключение 22 июня перемирия между Францией и Германией, вследствие чего Франция и Великобритания перестали быть союзниками.

Поскольку и Италия, и Франция, и Англия имели свои колониальные владения в Африке, это сформировало новый геополитический расклад в данном регионе. На западе африканского континента находились принадлежащие Франции Тунис и Алжир. Далее на восток располагалась итальянская колония Ливия, граничащая на западе с формально независимым, но фактически управлявшимся англичанами Египтом. Ещё дальше на юго-востоке соседствовали Эфиопия (Абиссиния), захваченная Италией в ходе войны 1935—1936 гг., и небольшая английская колония Сомали. Именно здесь и начались первые боевые действия.

Итальянцы начинают и выигрывают

3 августа 1940 г. три батальона итальянской армии и 14 батальонов колониальной пехоты при поддержке танков, артиллерии и бронемашин пересекли границу и вторглись на территорию Сомали. После двух дней боёв британские войска были эвакуированы.


Затронули боевые действия и французов. После того как германо-французское перемирие положило конец франко-британскому союзу, премьер-министр Великобритании Черчилль потребовал, чтобы английский флот напал на французские военно-морские базы в Северной Африке и вывел из строя французские корабли. Несмотря на протесты командующего Средиземноморским флотом адмирала Эндрю Каннинг-хема, этот приказ был выполнен. В алжирском порту Мэрсэль-Кебир 3 июля произошло сражение, в ходе которого несколько французских кораблей были уничтожены, 1300 моряков погибли. В других местах стоянок французского флота до столкновений дело не дошло, экипажи добровольно позволили себя разоружить. Сегодня большинство историков не видят резона в этом приказе Черчилля, тогда же он лишь привёл к активизации антианглийских настроений среди французов. Эти настроения проявились в ходе так называемой операции «Угроза» в сентябре. Тогда британское руководство решило провести десантную операцию во французском Дакаре на западе Африки. Целью операции была доставка на берег генерала Шарля де Голля, ставшего за несколько дней до капитуляции Франции заместителем министра обороны и не признавшего перемирие с Германией. При поддержке британских властей им была создана организация, получившая название «Сражающаяся Франция».


Предполагалось, что жители французской колонии перейдут на сторону де Голля, восстав против правительства Петена. Однако ничего подобного не произошло. Когда 23 сентября английские корабли появились у Дакара, их ожидал суровый приём. Высадившиеся в городе парламентёры были арестованы, а по кораблям с берега открыли огонь. На следующий день разгорелось сражение, в ходе которого один английский линкор был повреждён попаданием нескольких снарядов с береговых батарей, а ещё один торпедирован французской подводной лодкой. Английская эскадра вынуждена была покинуть Дакар, не достигнув намеченных целей.

Однако основные события разыгрались в северной части континента, у южного средиземноморского побережья. Стратегическая важность этого района определялась близостью Суэцкого канала, соединяющего Средиземное море с Индийским океаном.

Первыми удар нанесли итальянские войска под командованием маршала (в итальянской армии было большое количество маршалов, фактически занимавших генеральские должности) Р. Грациани 13 сентября 1940 г. Им противостояли британские силы под командованием генерала Уэйвелла, чья задача заключалась в том, чтобы во что бы то ни стало помешать противнику приблизиться к Суэцкому каналу. Соотношение сил было в пользу итальянцев, имевших примерно 70—75 тыс. человек, которые входили в состав шести пехотных дивизий и восьми танковых батальонов, с воздуха их поддерживали 315 самолётов. Англичане могли противопоставить им свою египетскую группировку в 36 тыс. человек (одна бронедивизия, одна индийская и две пехотные бригады) при 205 самолётах, базировавшихся в Египте и Палестине.

Война в пустыне


Путь итальянцев пролегал через огромную Ливийскую пустыню, простирающуюся примерно на 2 тыс. км от реки Нил на запад до Туниса и ещё почти на такое же расстояние от побережья Средиземного моря к югу. Их путь лежал лишь вдоль узкой прибрежной полосы, так как углубившихся в пустыню ждала неминуемая смерть от нехватки воды.

Перемещаться по пустыне можно было только на автомобилях или бронемашинах. Эти особенности и предопределили своеобразие Североафриканского театра военных действий, его отличие от других, на которых разворачивались сражения Второй мировой войны. Вооружённую борьбу здесь вели небольшие моторизованные отряды, гонявшиеся друг за другом вдоль морского побережья и отдыхающие в перерывах между стычками (а также пополняющие запасы воды) в населённых пунктах-оазисах, удалённых друг от друга на многие километры. При этом местное население (арабы) практически не страдало, так как представители обеих воюющих сторон относились к нему презрительно, в колониальном духе, понимая при этом, что разорение немногочисленных поселений не соответствует их интересам.

Англичане переходят в наступление

Итальянские войска смогли продвинуться на запад лишь на 115 км, достигнув местечка Сиди-Баррани, в котором они и разместились лагерем на два месяца. Тем временем Уэйвелл, имея лишь две полноценные дивизии, 9 декабря сам перешёл в наступление, приведшее к решительному разгрому войск Грациани и уходу итальянцев из Сиди-Баррани.


тыс. итальянских солдат попали в плен, 400 орудий и 50 танков стали трофеем англичан, потерявших 133 человека. Через три недели английское наступление было возобновлено. 5 и 22 января 1941 г. капитулировали находящиеся на ливийской территории города Бардия и Тобрук. На этот раз пленено было 7 5 тыс. итальянцев, захвачено 700 орудий и 207 танков. Но и на этом англичане не остановились. По плану, разработанному английским командующим Ричардом О’Коннором, одна из бронетанковых дивизий совершила рейд по пустыне протяжённостью свыше 250 км и перерезала пути отхода итальянцам у ливийского порта Бенгази. 5 февраля армия Грациани была разгромлена в ходе длившегося целый день боя, в котором итальянцы потеряли 100 танков, а англичане — только 3 Крупного успеха в 1940 г. добился и английский флот в Средиземном море. Адмирал Каннингхем преследовал итальянские корабли повсюду, не считаясь с их численностью. Первое крупное столкновение произошло 10 июля. В ходе него англичане добились попадания в итальянский линкор с рекордной дистанции — 13 миль (около 23 км). Итальянцы были так потрясены этим, что вышли из боя. Ещё более впечатляющим был успех англичан 11 ноября, когда самолётами, стартовавшими с авианосца «Илластриес», были торпедированы три линкора, стоявшие на главной базе итальянского флота Таранто. Три из них опустились на дно. Это был первый случай потопления в боевых условиях больших военных кораблей с воздуха.

Лис пустыни


Эти поражения заставили итальянцев обратиться к своему союзнику — Германии. В феврале 1941 г. в Ливии высадились немецкие части так называемого Африканского корпуса, включавшие в себя две танковые дивизии и авиационные подразделения. Командовал корпусом генерал Эрвин Роммель, стремившийся демократичным обхождением завоевать популярность у своих под-чинённых. В статье «Управление войсками в современной войне» он писал: «Командир должен стараться в первую очередь установить личный товарищеский контакт со своими подчинёнными, при этом ни на пядь не поступаясь своим авторитетом…».

Роммель, получивший прозвище Лис Пустыни, был решительным и смелым командиром, любившим лихие рейды в глубокий тыл противника. В то же время ему недоставало навыков стратегического планирования. По мнению некоторых историков, он не сумел должным образом организовать снабжение своих войск, что в конечном итоге и не позволило ему достичь решающего успеха. Но первые действия Африканского корпуса были весьма многообещающими. 31 марта 1941 г. Роммель начал наступление на позиции англичан. Придерживаясь тактики ночных маршей во фланг и тыл неприятеля, а также умело используя психологический фактор (например, маскируя автомобили под танки или приказывая подразделениям поднимать на марше побольше пыли, чтобы создать у противника преувеличенное представление об их численности), он сумел разгромить его передовые части, а главные силы заставил капитулировать у города Эль-Мекили. Лишь небольшая оставшаяся часть английских войск укрылась в крепости Тобрук, где и была осаждена. В этот момент в активных боевых действиях в Северной Африке наступил перерыв, вызванный операциями немецкой армии на Балканах.


После захвата Югославии, материковой Греции и Крита немцы активизировали боевые действия в Северной Африке. Удерживая осаду Тобрука, Роммель одновременно продолжал бои с англичанами вблизи египетской границы. Он умело использовал достоинства находящейся в его распоряжении боевой техники: подвижность и высокую надёжность танков, выдающиеся качества мобильного 88-миллиметрового зенитного орудия, которое кроме стрельбы по самолётам использовалось для поражения английских танков с большого расстояния.

В свою очередь, в июне англичане тоже предприняли попытку контрнаступления, которое было отражено Роммелем. Новая атака англичан последовала в ноябре. А 26 мая 1942 г. он сам перешёл в решительное наступление. Уже через несколько дней Роммель разгромил английские танковые части и взял в плен штаб 7-й бронетанковой дивизии вместе с командующим генералом Мессерви. 22 июня капитулировал 35-тысячный гарнизон Тобрука. После этого, не считаясь с постоянно уменьшающимся количеством исправных танков (их число уже не превышало 50), Роммель вновь двинулся на запад, к Каиру — столице Египта. Его английский соперник — новый главнокомандующий Окинлек избрал для организации обороны местечко Эль-Аламейн, находящееся к западу от Александрии. Достигнув этого рубежа в июле, Роммель уже не имел сил, чтобы двигаться дальше.

Эль-Аламейн


Тем временем в обеих армиях поменялись командующие. Окинлека сменил Беннард Монтгомери, а Роммель отбыл на отдых и лечение в Австрию, оставив вместо себя генерала Штумме. 23 октября англичане двинулись в атаку. Узнав об этом, Роммель срочно вернулся к войскам. В ночь с 3 на 4 ноября англичане прорвали фронт. Роммель, собрав самые боеспособные части и бросив на произвол судьбы остальных (прежде всего итальянцев), начал стремительное отступление, в ходе которого сумел оторваться от преследующего противника. 9 ноября он вновь вошёл на территорию Ливии. Однако его некогда победоносной армии с ним уже не было. У Эль-Аламейна он потерял 55 тыс. человек, 320 танков и тысячу орудий. Тем временем Монтгомери продолжал занимать оставленные ранее англичанами населённые пункты. 13 ноября он занял Тобрук, 20-го — Бенгази. В войне в Африке произошёл решительный перелом.

Поражение итало-германской коалиции

8 ноября 1942 г. шесть американских и одна английская дивизия (общей численностью 110 тыс. человек) высадились в портах Алжира (операция «Торч»). Немецкое командование начало перебрасывать по морю и воздуху в Тунис свои войска. К началу декабря там было уже пять дивизий, образующих 5-ю танковую армию под командованием генерала Арнима.

Высадившиеся на западноафриканском побережье войска союзников столкнулись с ожесточённым сопротивлением французских войск, подчинявшихся режиму «Виши».


гда командующий объединёнными силами союзников американский генерал Эйзенхауэр 10 ноября подписал соглашение о перемирии с французским главнокомандующим адмиралом Ж. Л. Дарланом. Этот шаг вызвал большое возмущение и в Британии, и в США, и в «Сражающейся Франции», руководимой из Лондона генералом де Голлем организации, объединяющей часть французских военных, не признавших перемирие с Германией и считавших себя, а не правительство Петена выразителями «подлинного духа Франции». Возникшая неловкость была преодолена самым радикальным образом: на Дарлана с помощью британских спецслужб было совершено покушение. 24 декабря он был смертельно ранен 20-летним Фернаном Бонье — членом поддерживающей де Голля молодёжной группировки.

С начала декабря до середины февраля активных боевых действий не велось. 14 февраля немцы начали наступление и к 23 февраля отбросили противника на 150 км. Это был последний успех Роммеля, и 9 марта 1943 г. по приказу Гитлера он покинул Тунис. До 20 марта боевые действия вновь затихли, затем Монтгомери перешёл в наступление, одновременно американцы наступали в Южном Тунисе с запада. К середине апреля итальянские и немецкие войска были оттеснены в Северный Тунис. 20 апреля началось решающее наступление: американцы и французы двигались на Бизерту и Тунис с запада. 6—7 мая немецкая оборона была прорвана, а 13 мая почти четверть миллиона фашистских войск капитулировала.

* * *

Война в Северной Африке успешно закончилась для англо-американской коалиции. Не в последнюю очередь этой победе способствовал фактор гигантского советско-германского фронта, на котором были сосредоточены основные силы вермахта.


Тем не менее и союзники внесли на этом участке Второй мировой войны существенный вклад в общую победу над нацизмом.

sitekid.ru

        Итальянский Маршал Рудольфо Грациани имел прозвище "убийца туземцев" после своей кампании по умиротворению Ливии задолго до начала боевых действий в Северной Африке. Захваченным туземным вождям связывали руки и ноги, а потом сбрасывали с самолётов с высоты примерно 100 метров прямо на лагеря мятежников. Позднее он использовал ядовитые газы и бактериологическое оружие при попытках умиротворения Эфиопии.
        Ливийские племена ненавидели итальянцев, которые вытеснили их в пустыню с плодородных земель и пастбищ, расположенных вдоль побережья. Кроме того, итальянцы, заподозрив какого-нибудь араба в содействии англичанам, неизменно вешали его на крюк за челюсть. Это было их любимым наказанием. Вот почему кочевники впоследствии оказывали неоценимую помощь союзникам.

13962493_1020621631391562_1153924884241934294_n.jpg


yydbAKzXYoE.jpg

       В пустыне между Бенгази и Триполи часто происходили стычки между немецкими и английскими разведывательными группами. Однажды состоялось целое сражение с участием бронетехники — по 3 броневика с каждой стороны.
       Рассказывают, что 2 противоположные партии встретились на побережье в районе Эль-Агейлы и, едва разминувшись на узком участке дороги, промчались рядом друг с другом, вздымая клубы пыли. Британский командир воскликнул: "Разрази меня гром! Вы видели? Это же немцы!".
       Далее 3 британских броневика развернулись и устремились на врага — 1 машина по узкой дороге, а 2 другие справа и слева от неё по пескам. Немецкие разведчики поступили аналогично. Результат был обескураживающим для обеих сторон: в то время, как 2 броневика шли в лобовую атаку, поливая друг друга огнем, 4 фланговых застряли в песке.
      Тогда головные машины вернулись назад, и после передислокации, когда всем удалось выбраться на твердую землю, опять прозвучал сигнал атаки. Ведя огонь из оружия всех калибров, отряды сошлись на параллельных курсах, и затем каждый вернулся на своё старое место — диспозиция восстановилась.
      Так как никому не удалось добиться очевидного успеха, потерь и попаданий в цель наблюдателями зафиксировано не было, командиры решили бой дальше не продолжать, и вернулись в расположения своих войск с чувством исполненного долга.

12140724_871217383008055_1315152398503271576_n.jpg
13432140_918205568309236_3176144884458803298_n.jpg

        Во время осады Эль-Мекили Эрвин Роммель приказал привязать ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким итальянским танкам связки деревьев и кустарника на длинных тросах. Итальянские танки шли в первой линии, один за другим, за ними — вспомогательные машины, полевая кухня и штабные машины.
      Связки деревьев и кустарника поднимали огромные облака пыли. Для англичан это выглядело как полномасштабная атака крупных сил. Англичане не только отступали, но и снимали дополнительные силы с других участков обороны. В то же время Роммель атаковал с совершенно другого направления силами германских танковых дивизий. Англичане были полностью дезориентированы и разгромлены.

17753_1526690690938371_1485339880875132873_n.png
12654616_829586020504525_3945763996701224773_n.jpg

        Перед первой атакой на Тобрук, начавшейся 30 апреля 1941 года, к Роммелю прилетел Генерал Паулюс, заместитель Гальдера. Визит был вызван тем, что Гальдер был не заинтересован в любых действиях в Африке, которые могли бы потребовать подкреплений за счёт немецких войск, занятых на главном театре военных действий и готовившихся в то время к нападению на Россию.
       Также он испытывал инстинктивное отвращение к склонности Гитлера поддерживать таких динамичных командиров как Роммель, которые не хотели действовать по шаблонам, разработанным Верховным командованием. Генерал Паулюс вылетел в Африку, чтобы "помешать этому солдату окончательно сойти с ума" — так язвительно записал Гальдер в своём дневнике о Роммеле.

11406581_1580354192238687_2928346431853041718_n.jpg
13138956_888636277932832_2016997033662739018_n.jpg

       Перед операцией "Баттлекс", начавшейся 15 июня 1941 года, Эрвин Роммель установил свои 88-мм зенитные орудия "Флак-88" за Ю-образными песчаными валами и вкопал их в землю. Причём вкопаны они были настолько глубоко, что ствол возвышался над уровнем песка всего на 30-60см.
       Затем вокруг каждой орудийной позиции был натянут лёгкий тент под цвет песка так, что даже в бинокль невозможно было определить в песке огневые позиции. Когда англичане увидели множество таких песчаных дюн, то это не вызвало у них беспокойства, так как они не знали ни одного германского тяжёлого оружия с таким низким силуэтом.
       Затем Роммель послал свои лёгкие танки в фиктивную атаку на английские позиции. Английские крейсерские танки, почувствовав лёгкую победу, ринулись навстречу, в то время как германские лёгкие танки развернулись и отступили за линию 88мм орудий. Когда дистанция между "Флаками" и танками Союзников сократилась до минимума, ловушка захлопнулась, и орудия открыли огонь.
      Первое сообщение, поступившее от командира танкового батальона по радиотелефону: "Они разносят мои танки на куски", стало и последним донесением. Данная танковая ловушка справедливо была названа английскими солдатами "перевалом адского огня", в одной точке прорыва из 13 танков "Матильда" уцелел лишь 1.

13718672_938531532943306_454006630699586061_n.png
13439138_922774511185675_5793667657752705178_n.jpg

        Если даже 76-мм трофейное орудие было грозой для танков Союзников, то 88-мм орудие вообще стало чем-то невообразимым. Это орудие "Флак-88" было создано фирмой Крупп в 1916 году как зенитная пушка.
        Модель 1940 года тоже считалась зениткой и использовалась в данной роли до того, как Роммель начала использовать их против танков во Франции. Эти орудия были не столь мобильны, как 50-мм, однако их дальность стрельбы была значительно выше. 88-мм орудие посылало свой 10 кг снаряд на дистанцию 3 км с исключительной точностью.
       Например, в бою под Сиди-Омаром, во время битвы "Крусейдер", или как её ещё называют "Битва за Мармарику", в ноябре 1941 года, британский танковый полк потерял 48 из 52 танков. Все они были уничтожены 88-мм орудиями. Ни один из британских танков даже не сумел подойти достаточно близко, чтобы обстрелять немецкие пушки.
       Солдат 9-го уланского полка писал: "Прямое попадание (из 88-мм орудия) напоминало удар огромной кувалды по танку. Снаряд пробивал аккуратное круглое отверстие диаметром около 10 см, в башню врывался вихрь раскалённых докрасна осколков. Такое попадание обычно означало смерть… До самого конца войны 88-мм орудия оставались нашим самым опасным врагом…".

13645104_944171619045964_8155703407121642530_n.jpg
13606741_933211523475307_5732446765050800854_n.jpg

        А.Мурхед о битве за Мармарику вспоминал, что доходило до совершенно анекдотических ситуаций. Например немецкий солдат сидит за рулем английского грузовика с захваченными в плен южноафриканцами, не справляется с управлением на сложном участке трассы и врезается в итальянскую машину, из кузова которой выскакивают новозеландцы и освобождают южноафриканцев.
       Или грузовики с немецкой пехотой в сумерках пристраиваются к британской автоколонне и несколько десятков километров едут бок о бок с неприятелем, пока замечают свою ошибку и скрываются в пустыне.

13606474_933740350089091_178308065709118405_n.png
13615259_929008020562324_1700462187333667339_n.jpg

       Из дневника немецкого ефрейтора О. Зайболда: "21 октября. Мы в Можайске… Приезжает африканская дивизия на машинах, окрашенных в цвет пустыни. Это либо плохой признак, либо признак того, что мы, оставшиеся до Кремля 100 км, всё же преодолеем…".
       Из документов Брянского фронта о действиях севернее Касторного: "Из показаний пленных гитлеровцев узнали, что на этом направлении действуют немецкие и итальянские части. Воюют здесь войска небезызвестного фашистского Генерала Роммеля, спешно переброшенные на советско-германский фронт из Ливии. Стало также ясно, почему против нас в эти дни действовали немецкие танки, окрашенные в жёлтый цвет — цвет песка пустыни…".
       В. Казаков в работе "В битве за Москву" писал: "Ознакомившись с последними разведданными, Рокоссовский установил, что перед фронтом 16-й армии положение за последние дни (10 ноября 1941 года) почти не изменилось. Исключение составляла 5-я танковая дивизия противника. Она прибыла 2 дня назад из Африки…".
       Однако, многие авторы ошибались, когда говорили, что 5-ю танковую дивизию сняли с фронта в Африке, где она никогда не воевала (В Африке была 5-я лёгкая дивизия). На самом деле, командование Вермахта только планировало дать её в помощь Роммелю, но вскоре решило бросить её под Москву. Это не склонило чашу весов в пользу Рейха, но зато лишило Роммеля долгожданного и столь драгоценного подкрепления, в котором он так нуждался.

13226730_963907617062964_468970014447479375_n.jpg
13882283_319239535079569_9016556604144557835_n.jpg

Учитывая тот факт, что итальянские танки были не пригодны к серьёзным боевым действиям, к 1942 году их называли "самоходными гробами". В узком кругу Роммель заявил, что у него волосы встали дыбом, когда он ознакомился с техникой, которую Муссолини прислал своим войскам.
В "Африканском Корпусе" даже бродила шутка:
Вопрос: Какие солдаты самые смелые в мире?
Ответ: Итальянские.
Вопрос: Почему?
Ответ: Потому что они идут в бой с тем оружием, которое имеют.

13887105_945538812242578_1989156784266441407_n.jpg
13880305_947922748670851_4691825700232230118_n.jpg

      В июне 1942 года, когда 15-я танковая дивизия Роммеля окружила на кряже Аслаг 10-ю индийскую бригаду, бригадный Генерал Бучера, сбежал с 2 индийцами. Они переночевали в разбитом грузовике. На утро они попытались проскользнуть к своим частям.
      Во время поспешного бегства Бучер заметил германскую батарею и понял, что вокруг находятся позиции немецкой артиллерии и беглецы решили спрятаться. Бучер вскоре нашёл окоп и засыпал двух индийцев песком. Для дыхания они использовали камышинку. Потом и сам Генерал спрятался подобным образом.
      Через несколько минут прибыла ещё одна немецкая батарея. Так как бой продолжался, Королевские ВВС атаковали немецкие орудия, и один из артиллеристов спрыгнул в тот же окоп.
         После того как британские самолеты улетели, артиллерист увидел один из башмаков Бучера, торчащий из кучи песка. Он решил забрать их себе, а для этого нужно было откопать предполагаемый труп. Можно только представить себе изумление немца, когда вместо этого он обнаружил вполне живого британского бригадного Генерала! После этого сдались в плен и оба товарища.

13903410_956469054482887_4471714112780058105_n.jpg
13892365_944114469051679_464525967759167785_n.jpg

        Из-за нехватки танков войска Роммеля часто воевали на трофейных танках. Из мемуров британского офицера: "Мы потеряли танк Пиза — при резком повороте его правый трак и подвеска превратились в кучу отдельных частей. При близком разрыве снаряда мой водитель ударился о крепление орудия и свалился под рычаги с раздробленной челюстью.
      Наступали сумерки. Мы подобрали экипаж сломавшейся машины и помчались назад к условленному месту, где располагался ночной лагерь эскадрона. Едва мы отъехали, к брошенному "А-13" направились 2 немецких "T-III". Гансы тоже любили трофеи.
       Около полуночи немецкая эвакуационная бригада оттащила танк Пиза в мобильную ремонтную часть. Через 5 дней мы увидели его снова — с чёрным крестом на боку и с экипажем, состоящим из солдат "Оси".

13775629_938659569597169_3831087832784027705_n.jpg
13769618_938066619656464_8479801592781316198_n.jpg

        После захвата Тобрука и 33.000 пленных, группа южноафриканских офицеров потребовала, чтобы их поместили в особый лагерь военнопленных, отдельно от цветных.
        Роммель грубо отверг это требование, ответив, что чёрные — тоже солдаты Южно-Африканского Союза. Если они достаточно хороши, чтобы носить форму и сражаться рядом с белыми, они и в плену будут пользоваться равными правами. Вот так вот Союзники ненавидели не только немцев, но и друг друга.

13731475_315054068831449_5491132940855869142_n.jpg
13606995_928439787285814_3532351953834088412_n.jpg

         Во время отступления Союзников в Александрию в 1942 году часть солдат британской батареи попала в окружение и была вынуждена сдаться. Немецкий капитан, державший их в осаде, захватил в плен высокопоставленного британского офицера (этим пленником был Десмонд Юнг, который позже, став бригадным Генералом, написал одну из лучших книг о Фельдмаршале Роммеле).
       Немецкий офицер под дулом пистолета потребовал, чтобы Юнг приказал другим отрядам сдаться и сложить оружие, но Юнг послал его к "чёртовой бабушке". Внезапно пыль взвилась столбом, появилась штабная машина… и из неё вышел сам Роммель.
        Капитан доложил о ситуации. "Лис пустыни" подумал и сказал: "Нет, такое требование подорвёт дух рыцарства и войдёт в противоречие с честными правилами ведения войны". Он приказал своему подчинённому найти другое решение проблемы, а затем предложил Юнгу холодный чай с лимоном из собственной фляги.

13445733_915723378557455_7101559178837155956_n.png
1460634617.jpg

          При первом же столкновении 26 ноября 1942 года американских и немецких танкистов во Второй Мировой войне произошёл трагикомический случай. Во время боя 6 американских "Стюартов" получили попадания и сразу вспыхнули. У немцев были подбиты тоже по крайней мере 6 танков "Т-4" и несколько "Т-3" .
          Они либо потеряли гусеницы, либо у них были пробиты жалюзи моторных отсеков. Однако ни один немецкий танк не был уничтожен. Снаряды отскакивали от их брони как горошины. Это озадачило американцев. Но ведь они не знали, что настоящие бронебойные снаряды спокойно лежат в порту, а в танках находятся только учебные болванки.

13590510_929651910497935_111519961820502498_n.jpg

        Американский танк "Грант" был грозой для немецких танкистов. Не смотря на это, у него было много недостатков, особенно это в большей степени проявлялось в песках Северной Африки.
      Самым большим недостатком были резинометаллические гусеницы. Во время боя на раскалённом песке пустыни выгорала резина, в результате чего разваливалась гусеница, превращая танк в неподвижную мишень.
     Например, советские танкисты, опробовав "Гранты" на песках, окрестили их "братской могилой на шестерых". Примером может послужить рапорт командира 134-го танкового полка Тихончука от 14 декабря 1942 года:
      "Американские танки в песках работают исключительно плохо, беспрерывно спадают гусеницы, вязнут в песке, теряют мощность, благодаря чему, скорость исключительно мала".

13220823_903018433161283_8166345294480736634_n.jpg

      Британцы рассказывали о трофеях после битв в Северной Африке. Мёртвые немцы отдавали им табак, шоколад и консервированные сосиски. Павшие братья по оружию снабжали их сигаретами, джемом и сладостями.
        Итальянские грузовики считались "Джек-потом". Они поставляли им такие деликатесы, как консервированные персики и вишни, сигары, вино "Кьянти" и "Фраскати", газированную воду "Пеллегрино" и даже сладкое шампанское.
      В пустыне, как думают все, не было женщин, хотя это не так — около 200 женщин работало в тыловом госпитале в Дерне. Их умение очень потребовалось германским солдатам в ходе предстоящих боёв. Но это были не единственные женщины в Африке!
      Известен факт того, что в Триполи на Виа-Тассони, дом 4, имелся тыловой бордель Вермахта, который большинство "африканцев" так никогда его и не увидели. Там работали завербованные итальянки, которые соглашались ехать в пустыню, но по рассказам очевидцев, ни одна из них не отличалась красотой.

italian_vehicles.95og9ft0jl0kc4c8wg8w8k8s8.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
afrikakorps.5vwc4n03ml8g0skwg4kcc8wkg.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

         В узком кругу близких ему людей, Маршал часто вспоминал критические высказывания Гитлера по поводу того, что Паулюсу следовало бы застрелиться в знак преданности Фюреру, а не сдаться в плен.
       Роммель всегда говорил, что понимает и одобряет действия Паулюса. Если бы приказ Фюрера не отозвал его из Африки, и ему удалось уцелеть в ходе жестоких боёв, он бы как и Паулюс разделил горькую участь своих солдат во вражеском плену:
— Чтобы сдаться в плен вместе со своей армией, требуется куда больше мужества, чем просто пустить себе пулю в лоб.

image.jpg

14067628_1025278217592570_5905718830495799857_n.jpg

oper-1974.livejournal.com

Немцы в африке

Читая книги Юрия Мухина, трудно не обратить внимание на маниакальное стремление автора объяснить непонятные ему события происками международного сионизма. Попытаюсь оспорить мухинскую гипотезу, приведенную в книге «Крестовый поход на восток», которую сам автор считает доказанной в случае «если ты способен устоять перед давлением сионистов». Я так и не понял, почему доказательство уязвимо перед давлением сионистов.

Видимо речь все же о версии, которую еще предстоит доказать или опровергнуть. И в этом случае важны факты, а не какое-то там метафизическое «давление».

Сионисты окопались в Oberkommando der Wehrmacht?

Мухин: «Чтобы объяснить, что именно Роммель делал в Африке, существует версия, будто он шел завоевывать для Германии нефтепромыслы Ирака и Ирана. Подобные объяснения устраивают людей, плохо знакомых с географией. Если бы Гитлер перебросил в 1942 г. танковую армию Роммеля вместе с прикрывавшим ее воздушным флотом в СССР и добавил ее к танковой армии Гота, действующей на кавказском направлении, то после овладения Кавказом немцы не только полностью обеспечили бы себя нефтью, но и путь к Ираку и Ирану был бы в два раза короче, в десять раз удобнее и в тысячу раз безопаснее. Немцы, воюя в Африке, пытались освободить от англичан Палестину для евреев, и другого разумного объяснения нет».

Есть другое объяснение, и именно разумное. С географией, видимо, не дружит сам Мухин. С экономической географией. Да, если приложить к карте линеечку, то от Ростова до нефтяных полей Месопотамии ближе, чем от Киренаики. Но в самом начале 1941 г., когда Роммель отправился в Африку, дивизии вермахта стояли еще в Румынии и Венгрии, откуда до Багдада было, все же, далековато. Да и много ли даст захват Ирана и Ирака посредством прорыва через Кавказ? Почти ничего. Что толку захватить нефтепромыслы, не имея возможности пользоваться нефтью? Из региона Персидского залива нефть можно было вывезти лишь морем — либо через Суэцкий канал, обогнув Аравийский полуостров, либо через ближневосточные порты в Палестине, куда нефть возможно транспортировать по нефтепроводной системе. Транспортное плечо по морюот Ближнего Востока до Германии будет и неизмеримо короче, и намного безопаснее, нежели по суше через Баку.

Именно с целью получения Германией источников нефти Роммель шел к Суэцкому каналу и далее в Палестину, потому как по пути в Ирак миновать ее было невозможно. По карте, опять же, можно шпарить напрямую через Аравию, по безводной пустыне. Но без снабжения это невозможно, а потому армия Роммеля была привязана к средиземноморским портам, через которые она питалась, пусть и крайне скудно, всем неоходимым. Маршрут Эль-Аламейн-Александрия-Хайфа-Бейрут-Триполи (палестинский)-Хомс-Эс-Саура и далее по долине Евфрата к Басре — это единственно возможный путь к ближневосточной нефти.

Могли ли танки Роммеля помочь Готу взять Баку? Вряд ли. Дело в том, что танки эффективно могут быть применены только на равнине. Северная Африка, Палестина и Двуречье представляют собой идеальную местность для действия танков, насколько это вообще возможно на планете Земля. Тут надо учитывать не только отсутствие серьезных горных массивов, болот и русской зимы, но и практически круглогодичную летную погоду. Ведь немцы не могли эффективно применять свои знаменитые танковые клинья без поддержки авиации, которая расчищала путь для бронированных колонн. А вот «перемахнуть» через Кавказ танковая армия не в состоянии. Теоретически, конечно, по побережью Каспийского моря вдоль единственной железнодорожной нити через Грозный, Махачкалу и Дербент можно было прорваться к Баку. Но если данную местность еще можно с оговорками считать проходимой для танков, то за рекой Аракс, то есть уже в Иране танки превращаются в обузу. На громадном Иранском нагорье снабжать механизированные части горючим и прочими припасами в условиях интенсивных боев крайне сложно по причине отсутствия железнодорожного сообщения.

Даже захват Баку мало что давал Германии без разгрома Закавказского фронта, ликвидации Черноморского флота, захвата черноморских портов и оккупации Ирана — там находились советские и английские, а с конца 1942 г. еще и американские войска, способные если не отбить Баку, то хотя бы превратить нефтепромыслы в громадный костер. Нефть вывозить можно было через связанный с Баку нефтепроводом Батуми морем, по Волге или по и без того перегруженной железной дороге через Ростов.

Так что наступление на Кавказ (именно это операционное направление было главным, а вовсе не Сталинградское) можно считать авантюрой Гитлера, если бы оно не было единственным шансом Германии получить топливо. Поэтому удар Роммеля с юга в сторону Ирана имел неплохие перспективы. И вопрос надо ставить так: могла ли танковая армия Гота помочь Роммелю в Африке? Впрочем, ответ очевиден — нет, все из-за тех же трудностей со снабжением. В Средиземном море хозяйничал английский флот (итальянский ему противостоять оказался не в силах), и без захвата немцами английской базы ВМФ в Александрии и Суэцкого канала об усилении танковой армии «Африка» не могло быть речи. А сил для взятия Александрии у Роммеля как раз и не хватило.

Битвы 1942 г. — это война за нефть. Именно за нее дрались немцы под Тобруком и Бенгази, а вовсе не за мечту сионистов о земле обетованной. В этом отношении сколь бы малый масштаб не имели операции в Африке, для исхода войны они имели столь же судьбоносное значение, что и сталинградская мясорубка, и битва за Кавказ. Нефть — это, без всякого преувеличения, кровь войны. Отбери нефть у проивника — и он через две недели будет просить пощады. СССР питался нефтью почти исключительно за счет Баку, а высококалорийное авиационное топливо получал в том числе по ленд-лизу. Англичане перед войной основную часть потребной нефти получали из Венесуэлы, вторым по значению источником был Ближний Восток, третьим — США, на последнем месте — нефтепромыслы в Юго-Восточной Азии (в 1942 г. их уже прибирали к рукам японцы). Надо полагать, что с началом войны и морской блокады, роль ближневосточных нефтепромыслов для Британии значительно возросла. Согласитесь, что снабжать Мальту и Александрию мазутом легче из района Персидского залива, нежели из Южной Америки или США.

Какими же источниками углеводородов располагала Германия? Только румынской нефтью Плоешти (около 5 млн. т в год), не считая крайне незначительных месторождений в Венгрии и Галиции. Но румынской нефти немцам катастрофически не хватало, и поэтому 11 млн. т годовой добычи ближневосточных промыслов им пришлись бы как нельзя кстати. Да, в Германии производили в промышленном объеме синтетическое горючее путем гидрогенизации угля, но это не от хорошей жизни. Очень дорого, трудоемко, мало и к тому же заводы по производству данного топлива были очень уязвимы для атак с воздуха. Я уж молчу о качестве синтетического горючего, которое при минусовых температурах начинает разлагаться на фракции и густеть. Нефть же можно было перегонять чуть ли не в чайнике, использовать в любые холода, да и добывающие мощности вывести из строя полностью невозможно. Поэтому, не получив доступа к нефти, Германия не имела шанса свести войну даже вничью. И никакие сионисты Гитлеру помочь были не в силах, даже если они, как считает Мухин, были такими могучими, что вертели колесо истории туда, куда пожелают.

Почему Гитлер не осуществил операцию «Морской лев»?

Мухин: «Франция сдается, Англия все еще не вооружилась. Возникает исключительно выгодный момент высадиться в Англии. Муссолини рвется в бой. Гитлер начинает подготовку операции «Морской лев» — операции по завоеванию Англии. Тратит огромные ресурсы на создание флота и средств высадки. Но…

Но мы забыли спросить сионистов — а надо ли им, чтобы Гитлер захватил Британию?

До конца XV в. международный еврейский центр (средоточие еврейских капиталов) был в Испании. В конце того века испанцы изгнали евреев. Евреи переместились сначала в Голландию, а затем прочно осели в Англии. К описываемому нами времени в мире возник и второй центр — в США. Эти центры даже конкурировали. Но мог ли сионизм допустить, чтобы хотя бы один из этих центров — базы сионизма — погиб? Нужна ли была сионистам гибель Британской империи? Чтобы осколки ее достались не сионистам, а, скажем, японцам? Нет, гибель Англии в планы сионистов не могла входить. Цель у них была скромнее — Палестина.

И Гитлер отменяет операцию «Морской лев», нападает на Балканы, вторгается на берега Средиземного моря и посылает корпус (потом — танковую армию) Роммеля в Ливию, чтобы она совместно с итальянцами, разгромив англичан в Египте, прорвалась и освободила от них Палестину».

Ну, конечно, куда же тут без сионистов? Между тем объяснить, почему Гитлер не решился форсировать Ла-Манш не просто, а очень просто. Боевая мощь немецкого флота соотносилась с возможностями британского ВМФ примерно как 1:10, но это чисто механическое сопоставление. Если принимать во внимание специфику этого локального театра военных действий, то картина становится совсем безрадостной для кригсмарине. Даже если бы немцам ценой громадных потерь удалось захватить плацдармы на острове, то английские боевые корабли вкупе с авиацией способны были полностью прервать их снабжение. Для этого было достаточно ввести в пролив десяток линкоров и полсотни крейсеров. Применить против них на мелководье подводные лодки (вот единственное, в чем были сильны германские адмиралы) было практически нереально, уничтожить с воздуха, учитывая весьма скромные возможности люфтваффе, тоже не представлялось возможным, памятуя, что корабли помимо собственных средств ПВО будут обладать мощным авиационным прикрытием, а размещенные на побережье зенитные батареи смогут создавать плотную огневую завесу.

Балтийский флот, вмерзший в лед в Кронштадте в 1941 г. был куда более легкой добычей, однако блестящих успехов асы Геринга не продемонстрировали. Но даже уничтоженные корабли королевского флота будут представлять угрозу для немцев. 23 сентября 1941 г. удачно сброшенная Руделем бомба разломила и потопила линкор «Марат». Но поскольку рейд Кронштадта был мелководным, легшее на дно судно продолжало использоваться в качестве неподвижной артиллерийской платформы в течение всей блокады Ленинграда. Так что  для обеспечения успеха десанта немцы должны были не просто затопить английские корабли, а полностью их уничтожить, причем только силами авиации, что было задачей невыполнимой. К тому же юг Британии был оснащен кое-какими средствами береговой обороны и сетью радиолакационных станций, которые до предела осложняли работу люфтваффе.

Шансов на удачный исход десантной операции не было ни малейших, и козни сионистов тут не при чем. Поэтому военное руководство Германии даже и не думало серьезно о высадке, Гитлер совершенно разумно искал возможности политического урегулирования конфликта. А демонстрация барж в портах Северной Франции, воздушное наступление на Англию (изначально бесперспективное) и широкая подводная война (даже на пике своих успехов подводники Деница лишь затруднили, но не прервали атлантические коммуникации противника) были лишь средствами психологического давления на англичан.

Чтобы принудить Англию к миру (даже не победить, а лишь помириться) Гитлеру нужен был мощный флот и много нефти. При этом надо было лишить нефти Великобританию, ибо только экономическими мерами ее реально было вынудить отказаться от борьбы. Кое-какой флот в 1940 г. был у Италии и вишистской Франции (нейтральной страны с июня 1940 г.). Даже если предположить, что немцам удастся захватить французский флот, его надо было вывести из Средиземного моря, а выходы надежно запирали англичане в Гибралтаре и Александрии. Следовательно, чтобы вывести итальянский (и гипотетически — французский) флот из средиземноморской бутылки в Атлантику, надо было очистить от англичан Балканы, Африку, захватить Месопотамию и Гибралтар, и только тогда уже грезить о «Морском льве», неограниченной подводной войне и прочих мега-проектах.

(продолжение)

 

kungurov.livejournal.com

Немцы в африке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.