Цикл "Стальные атланты"
2-я гвардейская танковая армия

2-я гвардейская Краснознаменная танковая армия
(до 25 апреля 1944 г. 2-я танковая армия)

Командный состав армии

1) Главнокомандующие армии:

  • генерал-майор Радзиевский Алексей Иванович [с 20.11.1944 по 07.01.1945];
  • генерал-полковник т/в Богданов Семен Ильич [с 07.01.1945 до конца войны]

2) Члены Военного совета:

  • генерал-майор т/в Латышев Петр Матвеевич [с 20.11.1944 до конца войны]
  • генерал-майор т/в Григорьев Василий Ефимович [на апрель 1945] ???

3) Заместитель командующего —

  • генерал-майор т/в ГРИГОРЬЕВ Василий Ефимович [с 22.04.1945 и на май 1945];

4) Начальники штаба армии:

  • полковник И. Н. Базанов [с 20.11.1944 по 07.01.1945];
  • генерал-майор Радзиевский Алексей Иванович [с 07.01.1945 до конца войны]

5) Начальник оперативного отдела —

  • полковник Лятецкий Иван Григорьевич

6) Начальник разведывательного отдела —

  • полковник Костромин Степан Спиридонович

7) Начальник политического отдела —

  • полковник Литвяк Михаил Моисеевич [с 20.11.1944 до конца войны]

8) Командующий артиллерией —

  • генерал-майор Пласков Григорий Давыдович

9) Начальник управления бронетанкового снабжения и ремонта —

  • генерал-майор Юлин Николай Павлович

10) Заместитель начальника штаба по разведке-

  • гв. подполковник КОСТРОМИН [на фев. 1945]

11) Начальник тыла —

  • полковник Антонов Петр Сафонович [на май 1945]

2 танковая армия2 танковая армия

История формирования

2-я гвардейская танковая армия преобразована Приказом НКО № 0376 от 20 ноября 1944 г. из 2-й танковой армии в составе 1-го Белорусского фронта. По состоянию на 1 декабря в нее входили 1-й механизированный, 9-й гвардейский и 9-й танковый корпуса, 128-я легкая артиллерийская бригада, отдельные части.


В Варшавско-Познанской операции (14 января — 3 февраля 1945 г.) армия, введенная в прорыв 16 января в полосе 5-й ударной армии, развивала наступление на Иновроцлав, Кюстрин. Ее действия отличались особой стремительностью: за 15 суток войска прошли с боями от Вислы до Одера свыше 700 км. Они успешно действовали и в Восточно-Померанской операции (10 февраля — 4 апреля).

С 19 марта по 24 апреля 1945 г. армия находилась в резерве фронта.

Боевой путь армия завершила в Берлинской стратегической наступательной операции (16 апреля — 8 мая), в ходе которой отличилась при прорыве оборонительных рубежей на подступах к Берлину и штурме города.

Накануне Висло-Одерской операции на средства, собранные женщинами г. Чимкента (Южно-Казахстанская область), воинам 6-го гвардейского танкового корпуса было прислано 26 танков. Все они носили на своем борту имя славной дочери казахского народа Героя Советского Союза Маншук Мамедовой. Получали в те дни воины 2-й гвардейской танковой армии танки, построенные на личные сбережения комсомольцев и молодежи Полтавщины (колонна «Комсомолец Полтавщины»), трудящихся Молдавской ССР и Киева, Якутской АССР и Смоленщины, железнодорожников Рязано-Уральской и Калининской железных дорог, учащихся г. Таганрога, личного состава госпиталей (колонна «Суворов»), а также тружеников других союзных республик, краев и областей.


После окончания война осталась на территории Германии, войдя в состав Группы советских оккупационных войск в Германии. Штаб армии расположился в городе Фюрстенберг. В июне 1945 г. она была переименована во 2-ю гвардейскую механизированную армию.

Состав армии

1) По состоянию на 1 декабря 1944 г. в нее входили:

1-й механизированный корпус
9-й гвардейский танковый корпус
9-й танковый корпус
128-я легкая артиллерийская бригада
отдельные части.

Боевой путь армии

Армия участвовала в ? операциях Великой Отечественной войны:

Висло-Одерская стратегическая наступательная операция [12.01.1945 — 03.02.1945]
Варшавско-Познанская фронтовая наступательная операция [14.01.1945 — 03.02.1945]
Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция [10.02.1945 — 04.04.1945]
Берлинская стратегическая наступательная операция [16.04.1945 — 08.05.1945]

В составе действующей армии

с 20.11.1944 по 09.05.1945

Подчиненность армии

Приказом НКО № ??? от 20 ноября 1944 г. преобразована в гвардейскую из 2-й танковой армии
С 19 марта по 24 апреля армия находилась в резерве 1-го Белорусского фронта.

Боевой и численный состав армии

На 01.12.1944 (1-й БФ)


  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 86 гв. мп
  • БТиМВ: 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 57 мцб, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап), 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 6 гв. тп, 341 гв. тсап, 17 гв. мцб, 1107, 1219 сап, 1643 лап, 234 минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап), 9 тк (23, 95, 108 тбр, 8 мсбр, 36 гв. тп, 1455, 1508 сап, 90 мцб, 868 лап, 218 минп, 286 гв. мдн, 216 зенап), 5 гв. мцп, 87 мцб
  • Инженерные войска: 18 мибр

На 01.01.1945 (1-й БФ)

  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 86 гв. мп
  • БТиМВ: 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 6 гв. ттп, 341 гв. тсап, 369 и 386 гв. сап, 1643 лап, 234 минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап, 17 гв. мцб), 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 57 мцб, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап), 5 гв. мцп, 16 гв. мцб
  • Инженерные войска: 18 мибр

На 01.02.1945 (1-й БФ)

  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 86 и 316 гв. мп, 24 зенад (1045, 1337, 1343, 1349 зенап)
  • БТиМВ: 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 1643 лап, 341 гв. тсап, 369 и 386 гв. сап, 17 гв. мцб, 234 гв. минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап), 12 гв. тк (48, 49 и 66 гв. тбр, 34 гв. мсбр, 79 гв. ттп, 283 гв. лап, 387 и 393 гв. сап, 18 гв. мцб, 226 гв. минп, 89 гв. мдн, 75 гв. зенап), 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 57 мцб, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап), 6 гв. отп, 5 гв. мцп, 16 гв. омцб, 274 омб ОСНАЗ
  • Инженерные войска: 18 мибр, 4 мпмп

На 01.03.1945 (1-й БФ)

  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 3 гв. иптабр, 86 и 316 гв. мп, 24 зенад (1045, 1337, 1343, 1349 зенап)
  • БТиМВ: 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 1643 лап, 341 гв. тсап, 369 и 386 гв. сап, 17 гв. мцб, 234 гв. минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап), 12 гв. тк (48, 49 и 66 гв. тбр, 34 гв. мсбр, 79 гв. ттп, 283 гв. лап, 387 и 393 гв. сап, 18 гв. мцб, 226 гв. минп, 89 гв. мдн, 75 гв. зенап), 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 57 мцб, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап), 6 гв. ттп, 5 гв. мцп, 16 гв. мцб, 274 омб ОСНАЗ
  • Инженерные войска:

На 01.04.1945 (1-й БФ)

  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 86 гв. мп
  • БТиМВ: 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 1643 лап, 341 гв. тсап, 369 и 386 гв. сап, 17 гв. мцб, 234 гв. минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап); 12 гв. тк (48, 49 и 66 гв. тбр, 34 гв. мсбр, 79 гв. ттп, 283 гв. лап, 387 и 393 гв. сап, 18 гв. мцб, 226 гв. минп, 89 гв. мдн, 75 гв. зенап); 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 57 мцб, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап); 6 гв. ттп, 5 гв. мцп, 16 гв. мцб
  • Инженерные войска: 18 мибр

На 01.05.1945 (1-й БФ)


  • Стрелковые войска:
  • Артиллерия: 198 лабр, 20 иптабр, 86 и 94 гв. мп, 24 зенад (1045, 1337, 1343, 1349 зенап)
  • БТиМВ: 9 гв. тк (47, 50 и 65 гв. тбр, 33 гв. мсбр, 1643 лап, 341 гв. тсап, 369 и 386 гв. сап, 17 гв. мцб, 234 гв. минп, 126 гв. мдн, 66 гв. зенап), 12 гв. тк (48, 49 и 66 гв. тбр, 34 гв. мсбр, 79 гв. ттп, 283 гв. лап, 387 и 393 гв. сап, 18 гв. мцб, 226 гв. минп, 89 гв. мдн, 75 гв. зенап), 1 мк (19, 35, 37 мехбр, 219 тбр, 347 гв. тсап, 75, 1822 сап, 57 мцб, 294 минп, 41 гв. мдн, 1382 зенап), 6 гв. ттп, 5 гв. мцп, 16 гв. мцб
  • Инженерные войска: 18 мибр

Награды и почётные наименования

  • Орден Красного Знамени

Тактические обозначения

2 танковая армия2 танковая армия2 танковая армия

2 танковая армия2 танковая армия2 танковая армия2 танковая армия2 танковая армия2 танковая армия

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением коллектива администрации


Петвоисточник
Вернуться в группу
Заказать статью на интересующую вас тему

vk.com

  2-я ТАНКОВАЯ АРМИЯ сформиро­вана 15 января 1943 г. на основании директивы Ставки ВГК от 10 января 1943 г. на базе 3-й резервной армии Брянского фронта. По состоянию на 1 февраля в нее входили 16-й танковый корпус, 6-я гвардейская стрелковая, 16-я и 115-я стрелковые дивизии и от­дельные части.
15 февраля 1943 г. армия была вклю­чена в состав Центрального фронта.
В феврале — марте ее войска участво­вали в наступательной операции на брянском направлении; в июле — авгус­те—в Курской битве (5 июля — 23 августа) и Черниговско-Припятской (26 ав­густа — 30 сентября) наступательной операции.
3 сентября 1943 г. армия была выве­дена в резерв Ставки ВГК, 18 января 1944 г. — включена в 1-й Украинский фронт.


его составе отражала контр­удары немецких войск на винницком на­правлении, в феврале участвовала в Корсунь-Шевченковской наступательной операции (24января — 17 февраля).
С 22 февраля 1944 г. армия вела бо­евые действия в составе 2-го Украинс­кого фронта. В Уманско-Ботошанской операции (5 марта — 17 апреля) ее вой­ска во взаимодействии с 27-й армией завершили прорыв тактической зоны обороны противника и совместно с со­единениями 5-й гвардейской танковой и 52-й армиями освободили Умань (10 марта). К концу операции, пройдя с боями около 240 км, они вышли на подступы г. Яссы.
13 июня 1944 г. армия была выведе­на в резерв Ставки ВГК, а 15 июня включена в состав 1-го Белорусского фронта.
В ходе Люблин-Брестской операции (18 июля — 2 августа) армия во взаимодействии с войсками 8-й гвардейской армии освободила польские города Люб­лин (24 июля) и Демблин (25 июля). В конце июля вышла к Праге (предмес­тье Варшавы), где до 6 августа отражала контрудар крупных сил противника.
6 сентября 1944 г. армию вывели в резерв Ставки ВГК в район Минск—Мазовецки, 30 октября — вновь была включена в состав 1-го Белорусского фронта.
20 ноября 1944г. армия преобразо­вана во 2-ю гвардейскую танковую ар­мию.
Командующие армией: генерал-лей­тенант Романенко П. Л. (январь — фев­раль 1943 г.); генерал-лейтенант танко­вых войск Родин А. Г. (февраль — сен­тябрь 1943 г.); генерал-лейтенант танко­вых войск, с апреля 1944 г.

dash; генерал-пол­ковник танковых войск Богданов С. И. (сентябрь 1943 г. — июль 1944 г.); гене­рал-майор Радзиевский А. И. (июль — ноябрь 1944 г.)
Член Военного совета армии — гене­рал-майор танковых войск Латы­шев П. М. (январь 1943 г. — ноябрь 1944 г.)
Начальники штаба армии: генерал-майор Онуприенко Д. П. (январь — май 1943 г.); полковник, с июля 1943 г. — ге­нерал-майор танковых войск Прейсман Г. Е. (май 1943 г. — февраль 1944 г.); ге­нерал-майор Радзиевский А. И. (фев­раль 1944 г. — ноябрь 1944 г.)

bdsa.ru

Буду понемногу возвращаться к тематике Urban Exploration и первый пост в этом году будет посвящен очередному объекту ГСВГ — штабу второй гвардейской танковой армии, который находится в небольшом курортном городке на севере Бранденбурга — Фюрстенберге. Помимо красивой архитектуры самого здания, штаб примечателен тем, что тут сохранился один из двух памятников Ленину в Германии. Первый находится в Вюнсдорфе на частной территории и теперь за его осмотр просят 40 евро, фюрстенбергский Ленин поменьше в масштабах, но и осмотреть этот интересный реликт советской эпохи можно совершенно свободно.

Под катом традиционно подробный отчет о прогулке.

2 танковая армия

01. Фюрстенберг расположен в окружении озер и является региональным климатическим курортом. Сам по себе городок мало чем примечательный — типичная бранденбургская провинция с обилием исторической застройки в обрамлении красивой природы.

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

Вряд ли меня когда-нибудь занесло бы в эти края, если бы не одно но — с 1945 по 1994 годы Фюрстенберг являлся крупным военным центром группы советских войск в Германии и тут размещалась плотная концентрация советских военных объектов, среди которых присутствовали также баллистические ракеты с ядерными боеголовками, о чем я недавно рассказывал.

02. Одним из крупнейших армейских формирований, размещенных в Фюрстенберге, была 2-я гвардейская танковая Краснознамённая армия, штаб которой вы видите на этом снимке. Ему и будет посвящен дальнейший рассказ.

2 танковая армия

Так это место выглядело во времена Холодной войны.

2 танковая армия
фото взято отсюда.

03. С тех пор тут, конечно, многое поменялось. Территория штаба заброшена с 1993 года после того, как нога последнего советского (уже российского) военного покинула эти места, а нового применения для красивого исторического здания после объединения Германии не нашлось.

2 танковая армия

04. Этот оазис затерянного мира находится прямо посреди немецкого бюргерского благополучия. Напротив через дорогу сияет свежей краской и излучает уют и орднунг ряд коттеджей, стоящих в живописном месте прямо на берегу озера.

2 танковая армия

05. Начнем знакомство с объектом. На входе стоит такой вот пост караульного, к которому все ближе и ближе подступает плотная растительность. Я его даже не заметил в кустах, так что приведу снимок моего напарника Стаса, который оказался наблюдательней. Рядом еще был фонтан, но он так зарос, что на снимках его совершенно не видно среди зарослей.

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

06. Главным открытием и приятной неожиданностью для нас стало обнаружение перед зданием штаба памятника вождю пролетариата.

2 танковая армия

07. Вован изрядно потрепан временем, но держится бодрячком.

2 танковая армия

08. Удивительная находка. До сих пор я считал, что единственный Ленин в Германии (не считая музеев) находится перед гарнизонным Домом офицеров в Вюнсдорфе, который сейчас оккупирован ушлой конторкой, дерущей по 40 евро за возможность посетить еще недавно заброшенную территорию. А оказалось, что и в Фюрстенберге есть свой Ильич.

2 танковая армия

09. Если посмотреть с такого ракурса, кажется, будто в руке у Ильича мобильный телефон.

2 танковая армия

10. Здание, в котором размещался штаб танковой армии, больше похоже на роскошный дворец. В 1920-х годах в Фюрстенберге был построен курортный поселок Röblinseesiedlung, состоящий из вилл богатых берлинцев, приезжающих сюда на отдых. Эта вилла была самой выдающейся в поселке, как по масштабам, так и по архитектуре. Нет ничего удивительно, что именно это здание было выбрано оккупационными войсками в качестве штаба.

2 танковая армия

11. Сейчас состояние здание весьма печальное, но не безнадежное. Вилла находится под защитой государства как исторический памятник и за ней следят.

2 танковая армия

12. Нагуглил в сети статью 2013 года о том, что один предприниматель собирается вложить 16 миллионов евро в восстановление виллы и превращения ее в жилой комплекс для пенсионеров на 250 человек.

2 танковая армия

13. Мы посетили это место в июле 2015 года и никаких намеков на подготовку к реставрации здания нами замечено не было. Территория не охранялась и даже не была огорожена.

2 танковая армия

14. Окна на первом этаже виллы закрыты решетками и железными заглушками. Я даже начал думать о том, что внутрь попасть не получится, но на заднем дворе были обнаружены открытые двери, ведущие в подвал. Впрочем, мы ими не воспользовались.

2 танковая армия

15. Так как чуть в сторонке наткнулись на такой вот портал, напоминающий вход в бункер и ведущий под землю.

2 танковая армия

16. Сразу на входе развилка. Слева лестница вниз, справа бронедверь, которая оказалась запертой.

2 танковая армия

17. Спустившись по лестнице, попадаем в такой вот тамбур, сразу за которым начинается подвальная часть здания.

2 танковая армия

18. В подвале обнаружили парочку советских газет.

2 танковая армия

19. Кто бы мог подумать, что подобные лозунги и культ победы переживут и государство и строй, в котором они были созданы.

2 танковая армия

20. Подвальные помещения оказались совершенно пустыми.

2 танковая армия

21. Видно, что за зданием следят. Аварийные участки перекрытий усилены дополнительными балками.

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

22. Кое-где следы обветшания проявляются более отчетливо.

2 танковая армия

23. Осмотрев все подвальные помещения, выходим наружу через второй портал.

2 танковая армия

24. Им оказалась уже виденная нами пристройка к зданию, сооруженная в послевоенный период советскими воеными.

2 танковая армия

25. Так выглядит вход в подвал через этот портал.

2 танковая армия

26. Строил, судя по нетиповости конструкции, стройбат.

2 танковая армия

27. Еще один артефакт ушедшей эпохи.

2 танковая армия

28. Находим в подвале лестницу наверх и попадаем на первый этаж здания. Видите приоткрытую дверь в центре кадра?

2 танковая армия

Когда я проходил мимо двери, она резко прямо передо мной захлопнулась. От неожиданности я слегка прифигел, тем более, что внутри здания не было ни малейшего сквозняка. Но вскоре феномен был разгадан:

29. На верхние этажи ведет красивая деревянная лестница, но нам туда пока рано. Сперва осмотрим первый этаж.

2 танковая армия

30. Почти все помещения на первом этаже выглядели как-то так.

2 танковая армия

31. Решетки на окнах появились тут уже после того, как здание стало штабом армии.

2 танковая армия

32. Местами встречаются интересные артефакты.

2 танковая армия

33.  Крупным планом:

2 танковая армия

34. Кто-то очень любил спорт.

2 танковая армия

35. Роскошные в прошлом оригинальные двери виллы в ходе истории были заменены более простыми. В армии не до эстетики.

2 танковая армия

36. А вот главный вход в здание, снаружи заблокированный металлической заглушкой. Справа на снимке комната дежурного по штабу.

2 танковая армия

37. Внутри комнаты пустота, но сохранилась оригинальная доска для документации.

2 танковая армия

38. Туалет.

2 танковая армия

39. Самое крупное помещение первого этажа, в котором в довоенное время, судя по декору, был бальный зал.

2 танковая армия

40. Когда-то тут было очень красиво, но от былой красоты остались лишь крохи.

2 танковая армия

41. В одном из прилегающих помещений обнаружилось нечто интересное, напоминающее экспозицию современного искусства. Видимо, здание планировали восстанавливать и подбирали подходящие отделочные материалы, начиная от плитки и заканчивая обоями.

2 танковая армия

42. На стене вывешены фрагменты различных обоев.

2 танковая армия

43. Крупным планом.

2 танковая армия

44. Видимо, тут проходила презентация проекта реконструкции виллы и прилегающей территории.

2 танковая армия

45. Больше на первом этаже смотреть нечего, поднимаемся выше.

2 танковая армия

46. Электрощитки такого типа нам неоднократно встречались на других объектах ГСВГ.

2 танковая армия

47. Коридоры второго этажа.

2 танковая армия

48. Вид из окна. Грустный Ильич с тоской смотрит на подступающий все ближе и ближе капиталистический уклад жизни и сопутствующее ему бюргерское благополучие.

2 танковая армия

49. Тут тоже укреплены перекрытия.

2 танковая армия

50. Видок с балкона.

2 танковая армия

51. В одном из помещений были раскиданы различные карты, как мира так и России.

2 танковая армия

52. Местами на картах проштампованы пометки. Интересно, что они означают?

2 танковая армия

53. Судя по тому, что на всех пометках датой указан 1993 год, полагаю, что это те места, в которые осуществлялась пердислокация воинских формирований ГСВГ после вывода их из Фюрстенберга.

2 танковая армия

54. Осмотрев второй этаж и не обнаружив там больше ничего интересного, поднимаемся на чердак.

2 танковая армия

55. Из примечательного на чердаке — такая вот стенка, полностью обклеенная вырезками из журналов, как советских, так и немецких.

2 танковая армия

56. Позднесоветская мода.

2 танковая армия

57. Техника вероятного противника.

2 танковая армия

58. Машинки.

2 танковая армия

59. И немного эротики.

2 танковая армия

60. Очень хотелось забраться на башенку, куда вела деревянная лестница.

2 танковая армия

61. Но состояние конструкции было настолько неубедительное, даже несмотря на стальные подпорки, что мы не стали рисковать.

2 танковая армия

62. На этом осмотр здания штаба подошел к завершению. На выходе замечаю сердечко, вырезанное на перилах лестницы. Мило.

2 танковая армия

63. Кроме основного здания, на территории штаба находилась еще парочка хозяйственных помещений.

2 танковая армия

64. Внутри ожидаемо пусто.

2 танковая армия

65. Дембельские надписи.

2 танковая армия

66. На выходе решетка.

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

67. В туалете возле унитаза заботливо заготовленные в качестве туалетной бумаги листы из сборника произведений "Советский писатель".

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

68. Продолжаем прогулку сквозь превратившуюся в джунгли территорию штаба.

2 танковая армия

69. И обнаруживаем еще одно помещение, построенное уже в поздние советские годы.

2 танковая армия

70. Удивительным образом уцелевшая стеклянная дверь.

2 танковая армия

71. Переход между этажами.

2 танковая армия

72. Внутри не было совершенно ничего интересного, кроме разве что такой доски для инструмента. Первый раз вижу нечто подобное на советских объектах.

2 танковая армия

73. На этом наша прогулка подошла к концу и мы возвращаемся к ее исходной точке.

2 танковая армия

74. Делаем еще пару кадров и покидаем этот островок социализма с его одиноким каменным сторожем.

2 танковая армия

75. Тот, кто был идолом для нескольких поколений и кому поклонялись на протяжении семидесяти лет десятки миллионов людей, сегодня стоит в кустах обшарпанный, никому не нужный и интересный разве что, любителям истории и эстетики декаданса вроде нас.

2 танковая армия
фото: Стас Сиколенко

Время уносит все и всех.

i-cherski.livejournal.com

ВТОРАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ ТАНКОВАЯ АРМИЯ В БЕРЛИНСКОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

(16 АПРЕЛЯ — 8 МАЯ 1945 г.)

В.О. Дайнес

Научно-исследовательский институт (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Россия, 119330, Москва, Университетский пр., 14.

16 апреля 1945г. на подступах к столице фашистской Германии развернулось одно из крупнейших сражений не только Великой Отечественной, но и в целом Второй мировой войны. Его особенность была не только в том, что в нём приняли участие три мощных по своему составу фронта (1-й Белорусский, 2-й Белорусский, 1-й Украинский), но и одновременно были задействованы четыре танковые армии. Они были направлены вначале для прорыва мощной обороны противника, а затем исчпользованы в боях на улицах города. Характерно, что Ставка ВГК и командующие 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами понимали неизбежность тяжёлых потерь в людях и в танках, однако сознательно пошли на этот шаг. Преследовалась цель не только скорейшего завершения войны, но и взятия германской столицы раньше союзников, лелеявших мысль о вступлении в Берлин первыми.

В статье рассматриваются вопросы планирования и подготовки и ход Берлинской стратегической наступательной операции и использование 2-й гвардейской танковой армии, сыгравшей, наряду с другими танковыми объединениями, большую роль в её успехе. Генерал-полковник танковых войск С.И. Богданов в своём докладе от 15 мая 1945г. командующему войсками 1-го Белорусского фронта о ходе боевых действий армии с 15 апреля по 3 мая отмечал: «Войска армии, обойдя сильно укреплённые узлы сопротивления противника, на четвёртый день наступления преодолели с боями все естественные и искусственные рубежи обороны противника, вышли в тыл группировке противника, сдерживавшей наступательный порыв 3 и 5ударных армий, овладели мощными опорными пунктами на ближних подступах к Берлину — г. Альт Ландсберг, Бернау и, завязав бои в пригородных районах Берлина, способствовали быстрому продвижению частей 3 и 5ударных армий к черте Берлина».

Ключевые слова: Берлинская стратегическая наступательная операция, планирование военной операции, особенности использования в операции 2-ой гвардейской танковой армии, военно-стратегические и политические аспекты Берлинской операции Красной армии.

Верховное Главнокомандование вермахта, ожидая решительного наступления Красной Армии на Берлин, сосредоточило на этом направлении значительную группировку своих войск. В её состав входили 3-я танковая и 9-я армии группы армий «Висла» (командующий — генерал-полковник Г. Хейнрици, с апреля 1945 г. — генерал пехоты К. Типпельскирх), а также 4-я танковая и 17-я армии группы армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал Ф. Шёрнер). Они насчитывали около 1 млн. человек, 10 400 орудий и миномётов, 1500 танков и штурмовых орудий. Действия наземных сил поддерживали с воздуха 3300 боевых самолетов 6-го воздушного флота и воздушного флота «Рейх» [2, с. 269]. В резерве Главного командования Сухопутных войск находилось 8 дивизий, а в самом Берлине было сформировано около 200 батальонов фольксштурма.

На подступах к столице была создана мощная система оборонительных сооружений от Одера до Берлина общей глубиной до 90 км, включая оборонительные обводы вокруг города. Для их возведения были привлечены войска, местное население, военнопленные и иностранные рабочие. Три оборонительные полосы вдоль Одера и обводы Берлина были плотно заполнены огневыми средствами, минными заграждениями, бетонированными сооружениями для огневых средств, противотанковыми и противопехотными препятствиями, мощными опорными пунктами, приспособленными к круговой обороне. Местность между Одером и Берлином была удобна для обороны. Зееловские высоты, реки Одер, Нейсе, Даме, Шпрее, густая сеть каналов, железных и шоссейных дорог, большое количество городов с каменными зданиями — все это крайне усложняло действия наступавших войск. Используя шлюзы на Одере и каналах, противник готовил к затоплению значительные пространства. Берлинский оборонительный район имел три обвода, а сам город делился на девять оборонительных секторов.

По решению Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) к проведению Берлинской операции привлекались войска 1-го и 2-го Белорусских, 1-го Украинского фронтов, часть сил Балтийского флота, 18-я воздушная армия, три корпуса войск ПВО страны, Днепровская военная флотилия. Общая численность советских войск составляла 2,5 млн. человек. На их вооружении находилось 41,6 тыс. орудий и миномётов, 6250 танков и САУ, 7500 боевых самолетов [2, с. 270]. Они превосходили противника по живой силе в 2,5 раза, по орудиям и миномётам — в 4, по танкам и САУ — в 4,2, по боевым самолетам -в 2,3 раза.

Замысел Берлинской стратегической наступательной операции состоял в том, чтобы мощными ударами войск 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов прорвать вражескую оборону по Одеру и Нейсе и, развивая наступление в глубину, окружить основную группировку

противника, расчленить её и уничтожить по частям, а в дальнейшем выйти на Эльбу. В соответствии с этим замыслом войска 1-го Белорусского фронта должны были овладеть Берлином и не позднее чем через 12 — 15 суток выйти на Эльбу [6, с. 223]. Главный удар наносился с кюстринско-го плацдарма силами пяти общевойсковых (47-я, 3-я ударная, 5-я ударная, 8-я гвардейская, 3-я) и двух танковых (1-я и 2-я гвардейские) армий. В первый день операции предусматривалось прорвать первую и вторую полосы обороны и обеспечить ввод в сражение 1-й гвардейской танковой армии (с 11-м танковым корпусом) и 2-й гвардейской танковой армии (после того как общевойсковые армии захватят опорные пункты на Зееловских высотах).

На шестой день операции основные силы фронта должны были овладеть Берлином, после чего 3-й ударной армии с 9-м танковым корпусом предстояло на восьмые сутки выйти в район западнее Берлина, а 47-й армии на одиннадцатые сутки — на рубеж Эльбы. Вспомогательные удары севернее Кюстрина наносили 61-я армия и 1-я армия Войска Польского, южнее — 69-я, 33-я армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Атаку пехоты и танков намечалось начать за 1,5 — 2 часа до рассвета, после 30-минутной артиллерийской подготовки. Для освещения местности и ослепления противника во время атаки было подготовлено 143 прожектора. Днепровская военная флотилия, оперативно подчинённая командующему 1-м Белорусским фронтом, должна была оказать содействие его войскам в прорыве обороны, обеспечить переправы и противоминную оборону по Одеру.

В полосе наступления 2-й гвардейской танковой армии на участке Карлсбизе, Франкфурт (ширина 50 км) оборонялись восемь дивизий (309, 303, 169, 712-я пехотные, 9-я авиационная, моторизованная дивизия «Мюнхеберг», 20-я и 25-я моторизованные), усиленные 5-м и 408-м артиллерийскими корпусами Резерва Главного Командования (РГК), дивизионом 411-й бригады РГК, 292-м противотанковым дивизионом и батальоном 26-го танкового полка «Бранденбург». Всего противник имел до 1500 орудий и миномётов (с учётом противотанковых орудий) и 245 танков и самоходных орудий, что составляло 23 — 25 стволов и 4 — 5 танков и самоходных установок на 1 км фронта.

На плацдарме западнее Кюстрина на участке Карлсбизе, Рейтвен была оборудована главная полоса обороны с тремя позициями глубиной до 13 км. Второй оборонительный рубеж проходил по линии Врицен, далее по высотам южнее Врицен, Мюнхеберг, Фюрстенвальде. Вся оборона противника строилась главным образом по принципу опорных пунктов и узлов сопротивления. Все узлы дорог и населённые пункты были превращены в противотанковые районы, а каменные дома использовались как долговременные огневые точки (ДОТы) и деревоземляные

огневые точки (ДЗОТы). На подступах к Берлину и в самом городе, главным образом на улицах и перекрёстках дорог, были возведены баррикады и в некоторых местах противотанковые рвы, шлагбаумы и другие препятствия. Для обороны использовались крупные каменные (особенно удобно расположенные) строения.

К началу операции 2-я гвардейская танковая армия включала два танковых (9-й и 12-й гвардейские) и один механизированный (1-й) корпуса, одну лёгкую артиллерийскую бригаду (198-я), один гвардейский миномётный полк (86-й) и одну мотоинженерную бригаду (18-я) [1, с. 123]. Армия насчитыв ала 513 танков и 154 САУ что составляло 82,4% укомплектованности от штатных норм [7, с. 123].

12 апреля 1945 г. в штаб 2-й гвардейской танковой армии поступила директива № 00539/ оп командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Советского Союза Г.К. Жукова о переходе в наступление [5, с. 68-70]. Армии с 24-й зенитной артиллерийской дивизией ставилась задача, с выходом пехоты 5-й ударной армии на рубеж Лечин-Гузов, войти в прорыв на участке Лечин, исключительно Гузов и, развивая удар в общем направлении Ной-Харденберг, Илов, Претцель, Бернау, на второй день выйти в район Биркенвердер, Хейлигензе, Розенталь, Шенваль-де. В дальнейшем — одним корпусом захватить переправы через Гогенцоллерн-канал на участке Ораниенбург, Геннигсдорф и плацдармом на его западном берегу. Главными силами армии ударом на юг, во взаимодействии с 1-й гвардейской танковой армией, предстояло овладеть северо-западной частью Берлина до линии железной дороги Бернау, Панков, Шарлоттенбург, станция 1 км восточнее Ваннзее. Артиллерийское и инженерное обеспечение ввода армии в прорыв возлагалось на командующего 5-й ударной армией, а авиационное обеспечение — на командующего 16-й воздушной армией. С момента ввода в прорыв командующему 2-й гвардейской танковой армией генерал-полковнику танковых войск С.И. Богданову подчинялся 6-й штурмовой авиационный корпус с прикрывающими его истребителями.

Главные силы 2-й гвардейской танковой армии должны были накануне наступления занять исходные районы на правом берегу реки Одер в непосредственной близости от переправ. Переправу передовых отрядов было намечено провести во время артиллерийской подготовки, а главных сил — после вклинения общевойсковых армий в оборону противника на 2-3 км. Значительная часть артиллерии танковой армии выделялась для проведения артиллерийской подготовки по плану командующего 5-й ударной армией.

Генерал-полковник танковых войск С.И. Богданов решил ввести армию в сражение в двухэшелонном построении по четырем маршрутам. В первый эшелон были выделены 9-й и 12-й гвардейские танковые корпуса, а во вто-

рой эшелон — 1-й механизированный корпус. В резерве находились 198-я отдельная лёгкая артиллерийская бригада, 86-й и 94-й гвардейские миномётные полки, 6-й гвардейский тяжёлый танковый полк и 16-й гвардейский отдельный мотоциклетный батальон.

Главный удар наносился на правом фланге армии силами 9-го гвардейского танкового корпуса генерал-майора танковых войск Н.Д. Веденеева. Он получил на усиление зенитный, миномётный, два истребительно-противотан-ковых артиллерийских полка, два инженерных батальона и роту переправочно-десантных средств. 12-й гвардейский танковый корпус генерал-майора танковых войск М.Ф. Салминова, действовавший на левом фланге армии, был усилен одним зенитным и одним истребительно-противотанковым артиллерийскими полками [4, с. 67-68].

Прорыв второй полосы обороны противника планировалось осуществить с ходу во взаимодействии с 5-й ударной армией. Дальнейшее стремительное продвижение предусматривалось обеспечить действиями передовых отрядов корпусов, наступающих в первом эшелоне армии. К исходу второго дня операции они во взаимодействии со стрелковыми соединениями должны были форсировать реку Шпрее, овладеть плацдармом и создать выгодные условия для ввода главных сил армии в прорыв. После их выхода в район Биркенвердера намечалось силами двух танковых корпусов нанести удар в южном направлении с целью овладеть северо-западной частью Берлина во взаимодействии с 1-й гвардейской танковой армией. 1-й механизированный корпус генерал-лейтенанта танковый войск С.М. Кривошеина должен был захватить переправы через Гогенцоллерн-канал и плацдарм на рубеже Ораниенбург, Геннигсдорф. В ходе наступления 1-й механизированный корпус предполагалось использовать для отражения возможных контрударов противника и для развития наступления из-за правого фланга 9-го гвардейского танкового корпуса.

При подготовке к наступлению особое внимание уделялось совершенствованию навыков форсирования водных преград, ведения боевых действий ночью и в крупном городе, организации взаимодействия с другими родами войск и авиации. По указанию командующего 2-й гвардейской танковой армии штаб армии подробно расписал, по каким улицам Берлина пойдут танковые и механизированные части. Одновременно были сформированы штурмовые отряды, каждый из которых состоял из стрелкового (мотострелкового) батальона, усиленного танковой ротой, батареей САУ, пушечной (гаубичной) артиллерией и миномётами, инженерными и огнемётными подразделениями. Ближайшая задача штурмового отряда, обычно заключалась в овладении одним-двумя кварталами или крупным объектом, а в дальнейшем ему указывалось направление наступления.

На большом плане и на ящике с песком несколько раз отрабатывались действия войск. Большое внимание уделялось организации взаимодействия с 5-й ударной армией. С этой целью командующий 2-й гвардейской танковой армией генерал-полковник танковых войск С.И. Богданов и его начальник штаба генерал-майор танковых войск А.И. Радзиевский встречались с командующим 5-й ударной армией генерал-полковником Н.Э. Берзариным и начальником штаба армии генерал-майором А.М. Кущёвым. Наиболее детально вопросы взаимодействия рассматривались в планах операций обеих армий на первые два дня наступления. При организации взаимодействия с артиллерией были установлены рубежи последовательного сосредоточения огня, порядок обеспечения флангов, вызова и прекращения огня. После преодоления третьей полосы обороны противника вопросы взаимодействия определялись в общих чертах и уточнялись в ходе операции. Для обеспечения своевременного выхода артиллерийских средств 2-й гвардейской танковой армии на маршруты танковых корпусов определялись точные сроки выхода артиллерии из оперативного подчинения общевойскового командования.

Наступление войск 1-го Белорусского фронта началось в 5 часов 25 минут 16 апреля после мощной артиллерийской подготовки. При подходе к Зееловским высотам они встретили нарастающее сопротивление противника. Поэтому командующий фронтом маршал Жуков решил ввести в сражение 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии. 2-й гвардейской танковой армии вместо «чистого» ввода в прорыв пришлось допрорывать глубоко эшелонированную оборону противника. Передовые отряды танковых корпусов (усиленные танковые бригады) следовали в боевых порядках стрелковых соединений и совместно с ними взламывали вражескую оборону. Местность, на которой развернулись боевые действия, была крайне неблагоприятна для действий мобильных соединений. Старицы, мелкие озера, речки, ручьи и бесчисленные каналы делали манёвр танков затруднительным. Бронетехника была вынуждена часто совершать обходные манёвры в поисках возможных мест переправы через водные преграды, что в значительной степени замедляло темп продвижения. Это помогало обороняющемуся противнику. Он взорвал мосты и, сосредоточив все огневые и особенно противотанковые средства в местах возможных переправ и дефиле, оказывал упорное сопротивление соединениям и частям танковых армий.

Части 47-й гвардейской танковой бригады (командир — полковник Н.В. Копылов) 9-го гвардейского танкового корпуса, выйдя к реке Фридляндерин (юго-восточнее Блисдорфа), из-за невозможности переправы в этом районе совершили обходный манёвр на юг через Ной Треббин и Ной Фридлянд, где снова были остановлены взорванной переправой. Построив

мост в районе Бушхофа, бригада, а затем и главные силы 9-го гвардейского танкового корпуса смогли продолжить движение в направлении Готтесгабе, Шульцендорф. Части 12-го гвардейского танкового корпуса, наступавшие на Кваппендорфер, достигнув канала, также были вынуждены совершить обходной манёвр на юг в район Платкова, где к этому времени части 1-го механизированного корпуса переправились через Альт Одер. 12-й гвардейский танковый корпус, переправившись здесь через Альт Одер, вышел к населённому пункту Кермерсдорф, где снова повернул на север для переправы в районе Карлсдорфа.

Ввод танковых армий позволил значительно нарастить силу удара и стрелковые соединения к исходу 16 апреля завершили прорыв главной полосы вражеской обороны, выйдя к переднему краю второй оборонительной полосы. Однако прорвать оборону на Зееловских высотах не удалось. Маршал Жуков приказал армиям продолжить наступление ночью и к утру 17 апреля прорвать вторую полосу обороны, для чего сосредоточить на участках прорыва 250 — 270 орудий и миномётов на 1 км фронта и провести 30 — 40-минутную артиллерийскую подготовку. Военный совет 1-го Белорусского фронта дал указание военным советам 5-й ударной, 8-й гвардейской, 69-й, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий изготовить красные боевые стяги для водружения над правительственными зданиями в Берлине [5, с. 72].

Войска 1-го Украинского фронта маршала Советского Союза И.С. Конева действовали более успешно, чем войска 1-го Белорусского фронта и завершили к исходу 16 апреля прорыв второй полосы обороны. Поэтому И.В. Сталин приказал командующему 1-м Украинским фронтом ускорить форсирование Шпрее и танковыми армиями (3-я и 4-я гвардейские) наступать на Берлин с юга. 18 апреля 3-я и 4-я гвардейские танковые армии форсировали Шпрее и прорвали третью оборонительную полосу противника. Маршал Конев с разрешения Сталина повернул обе танковые армии на германскую столицу, поставив им задачу в Берлине быть первыми.

Командующий 1-м Белорусским фронтом, будучи недоволен действиями 69-й армии, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий, 17 апреля потребовал от обеих танковых армий и 9-го танкового корпуса при поддержке 3-й, 5-й и 8-й гвардейской армий прорваться в тыл обороны противника и стремительно продвинуться в район Берлина [3, с.442-443]. При этом 2-я гвардейская танковая армия в течение ночи должна была выйти в район Илов, Предиков, Грунов и с утра 18 апреля продолжать выполнение ранее поставленной задачи [5, с. 86].

Однако войска 1-го Белорусского фронта по-прежнему медленно продвигались вперед. Только к исходу 18 апреля части 2-й гвардейской танковой армии, пересекли систему озер

и каналов и вышли с боями на более удобную для манёвра местность, достигнув рубежа Шуль-цендорф, Бацлов, Райхенберг. Маршал Жуков приказал до 12 часов 19 апреля привести части в порядок, уточнить задачи, организовать взаимодействие и пополнить боеприпасы. После этого предписывалось начать артиллерийскую и авиационную подготовку, используя их результаты, атаковать противника и стремительно развить наступление согласно плану. Для поддержания взаимодействия между стрелковыми дивизиями и танковыми бригадами военному совету 5-й ударной армии приказывалось иметь при этих бригадах своих ответственных командиров со средствами связи [5, с. 94]. Координация действий на участке 5-й ударной и 2-й гвардейской танковой армий возлагалась на командарма 5-й ударной. Немного позднее маршал Жуков объявил выговор командиру 9-го гвардейского танкового корпуса генералу Веденееву «за плохие действия» и приказал к исходу 19 апреля любой ценой выйти в район Фройденберга.

Развивая наступление и ведя упорные бои с противником, стремившимся не допустить выхода танков за лесной массив севернее Штра-усберга, передовые отряды 9-го гвардейского танкового корпуса в 9 часов 19 апреля прорвали вражескую оборону и начали наступление на Штернебек. Части 47-й гвардейской танковой бригады, пройдя 24 км, к двум часам ночи 20 апреля вышли в район севернее Байерсдорфа. Это коренным образом улучшило положение 2-й гвардейской танковой армии. Генерал Богданов немедленно доложил об этом маршалу Жукову, который потребовал от него возможно быстрее выйти на подступы к Берлину.

Части 1-го механизированного корпуса, ведя тяжёлые бои за Претцель, также прорвались в лес и к 4 часам 20 апреля вышли в район Лат-буша. В это время 12-й гвардейский танковый корпус совместно с 26-м стрелковым корпусом вел тяжёлые бои на рубеже Клостердорф, Грунов. Генерал Богданов приказал 12-му гвардейскому танковому корпусу к 9 часам 20 апреля сосредоточиться в лесу юго-западнее Тифензее. Из этого района он должен был нанести удар по противнику, выйти в район Вернойхез, Вегендорф, Хиршфельде и оказать помощь 5-й ударной армии в выходе в район западнее Штраусберга.

Выполняя поставленные задачи, войска 2-й гвардейской танковой армии к исходу 20 апреля овладели Бернау, Альт Ландсбергом и вышли в пригородные районы Берлина. Маршал Жуков тут же направил генералу Богданову приказ следующего содержания: «2-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача: первой ворваться в Берлин и водрузить знамя Победы. Мною Вам поручено организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу: не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и, не медля донести для доклада т. Сталину и объявление в

прессе» [5, с. 97]. Аналогичный приказ был отдан командующему 1-й танковой армией.

После преодоления лесного массива темпы наступления 2-й гвардейской танковой армией возросли. 22 апреля соединения 3-й ударной, 2-й гвардейской танковой и 47-й армий, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, прорвались на окраины Берлина и завязали сражение в городе. К этому времени в городской оборонительный обвод вклинились войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий. Маршал Жуков потребовал от командующих 47-й и 2-й гвардейской танковой армиями выделить силы и средства для наступления на Потсдам. В распоряжение командующего 47-й армией была направлена одна танковая бригада 9-го гвардейского танкового корпуса [5, с. 100-101]. Остальным силам 2-й гвардейской танковой армии было приказано нанести удар из района Витенау, Рейникендорф и 24 апреля выйти в район Шарлотенбург, Дален, Вильгельмштадт [5, с. 101-102].

23 апреля в Берлин прорвались соединения

3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. Юго-восточнее Берлина в районе Бонсдорфа 9-й механизированный корпус этой армии вошел в соприкосновение с войсками 8-й и 1-й гвардейской танковой армий 1-го Белорусского фронта. В результате было завершено окружение франкфуртско-губенской группировки противника.

Вечером 24 апреля к Бранденбургу вышла

4-я гвардейская танковая армия 1-го Украинского фронта. Маршал Жуков, стремился быть в Бранденбурге первым и 25 апреля в 1 час ночи потребовал от командира 7-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта М.П. Константинова немедленно повернуть одну кавалерийскую дивизию и одну танковую бригаду для стремительного удара на юг с задачей занять к утру Бранденбург до подхода 6-го гвардейского механизированного корпуса 4-й гвардейской танковой армии. Командующему 2-й гвардейской танковой армией было приказано незамедлительно выдвинуть одну танковую бригаду 9-го гвардейского танкового корпуса из района Науена в Швенебек (7 км юго-западнее Науена) и передать её во временное подчинение командиру 7-го гвардейского кавалерийского корпуса для удара по Бранденбургу. Одновременно оставалось в силе ранее отданное распоряжение о передаче одной танковой бригады 9-го гвардейского танкового корпуса во временное подчинение командующему 47-й армией для наступления на Потсдам. Остальным силам этого корпуса предписывалось нанести удар из района Науена на Потсдам и к утру 25 апреля занять Потсдам[5, с. 104].

25 апреля передовые части 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта соединились в районе Кетцина, северо-восточнее Бранденбурга, с передовыми частями 47-й армии 1-го Белорусского фронта и замкнули кольцо

окружения вокруг Берлина. В самом городе возникла неразбериха из-за того, что 3-я гвардейская танковая армия вышла в тыл боевых порядков 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий 1-го Белорусского фронта. Маршал Конев около девяти часов вечера 28 апреля обратился к маршалу Жукову с просьбой изменить направление наступления 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий. Однако командующий 1-м Белорусским фронтом убедил Сталина принять решение об установлении с 24 часов 28 апреля новой разграничительной линии в Берлине между двумя фронтами: до Мариендорфа прежняя, затем станция Темпельхоф, Виктор-Луизе плац, станция Савиньи, далее по железной дороге на станции Шарлоттенбург, Весткройц, Рулебен (все пункты для 1-го Украинского фронта включительно) [6, с. 232].

Тем временем боевые действия в Берлине не прекращались ни днём, ни ночью. Противник, стремясь остановить 2-ю гвардейскую танковую армию, ввёл в действие специальные части 9-й армии, наспех сформированные батальоны фольксштурма, полицейские отряды, батальоны лётного состава и прочие формирования из различных родов войск. Они оказывали упорное сопротивление, затрудняя продвижение войск армии. Это снова вызвало недовольство у маршала Жукова. 1 мая он направил генералу Богданову распоряжение: «Части 2-й гв. танковой армии ведут наступление исключительно плохо. За последние 3 дня армия не имеет вообще никаких результатов. Я вынужден строго лично вас предупредить и требую:

1. Организовать лучше бой, чем вы организовывали до сих пор.

2. Вылезти из подвалов и видеть лично бой.

3. Подготовить три-четыре танковые бригады и под личным командованием комбригов прорваться бригадам в тыл противника. За бригадами пустить главные силы корпусов и армии.

4. Проявить больше решительности. Действия 12 тк увязать с действиями авиации.

5. Результат донести 2.5.45 г. лично мне» [5, с. 126].

К моменту отдачи этого распоряжения ситуация в Берлине коренным образом изменилась. В ночь на 1 мая над зданием поверженного рейхстага было водружено Знамя Победы. 1 мая части 3-й ударной армии, наступавшие с севера, встретились южнее рейхстага с частями 8-й гвардейской армии, продвигавшимися с юга. К трём часам дня 2 мая сопротивление противника полностью прекратилось, остатки берлинского гарнизона сдались в плен. Борьба с отдельными группами, пытавшимися прорваться на запад, закончилась 5 мая. С 3 по 8 мая войска 1-го Белорусского фронта выходили к Эльбе, уничтожая отдельные группы врага.

В ходе Берлинской стратегической наступательной операции советские войска разгромили 70 пехотных, 23 танковые и моторизованные дивизии, уничтожили большую часть авиации

вермахта. По данным штаба 1-го Белорусского фронта были уничтожены 218 691 солдат и офицер противника, 1030 танков и самоходных орудий, 3218 орудий разных калибров, 1702 миномёта, 42 бронемашины, 266 бронетранспортёров, 1253 самолета, 6700 автомашин [5, 133-134].

Войска 2-й гвардейской танковой армии в ходе боевых действий уничтожили 121 самолет, 16761 солдат и офицеров, 65 танков, 61 самоходное орудие, 574 орудия, 78 бронетранспортёров, 121 миномёт, 8 бронемашин, 668 автомашин. В плен было захвачено 7020 солдат и офицеров, в качестве трофеев — 15 танков, одно самоходное орудие, 190 орудий, 47 противотанковых ружей, 7 бронетранспортёров, 48 миномётов, 385 пулемётов, 56 складов, 25 эшелонов, 479 автомашин. Войска армии освободили 10500 пленных и ранее угнанных на работу в Германию (граждане Советского Союза, чехи, французы, поляки). Потери армии составили 1518 человек убитыми и 6039 ранеными, 214 танков и 26 САУ [5, с. 134-137].

Генерал-полковник танковых войск С.И. Богданов в своем докладе от 15 мая 1945 г. командующему войсками 1-го Белорусского фронта о ходе боевых действий армии с 15 апреля по 3 мая отмечал: «Несмотря на неблагоприятную для наступающих войск местность, изобилующую бесчисленными старицами, озерами и каналами в районе р. Одер и постепенно переходящую в холмисто-лесистую местность, и наконец, на наличие в черте Берлина многочисленных каналов, войска армии умелым манёвром, обойдя сильно укрепленные узлы сопротивления противника, на четвертый день наступления преодолели с боями все естественные и искусственные рубежи обороны противника, вышли в тыл группировке противника, сдерживавшей наступательный порыв 3 и 5 уд. А, овладели мощными опорными пунктами на ближних подступах к Берлину -г. Альт Ландсберг, Бернау и, завязав бои в пригородных районах Берлина, способствовали быстрому продвижению частей 3 и 5 уд. А к черте Берлина» [5, с. 134-137].

Наступательный бой в крупном городе, как показал опыт Берлинской операции, — один из самых сложных видов боевой деятельности, требующий тщательной подготовки, своевременного и правильного учета специфики условий обстановки, смелых, инициативных и умелых действий войск. С.И. Богданов в своем докладе сделал следующие выводы из опыта боевых действий 2-й гвардейской танковой армии:

— во-первых, если после прорыва первой оборонительной полосы противника невозможен ввод танковой армии в прорыв по причине глубоко эшелонированной и заранее занятой войсками обороны и танковая армия вводится в сражение для допрорыва всей глубины обороны, то в этом случае целесообразна нарезка ей самостоятельной полосы допрорыва обороны. Армию следует усилить стрелковыми частями и

тяжёлой артиллерией из расчета — одна стрелковая дивизия и одна артиллерийская бригада на один танковый корпус;

— во-вторых, ввиду создания противником сильной огневой системы по типу огневой системы ДОТ в укрепленном районе, обязательно усиление артиллерии танковой армии тяжёлой артиллерией, не менее двумя — тремя артиллерийскими бригадами;

— в-третьих, выявилась потребность в реорганизации инженерных войск танковой армии, особенно в их техническом оснащении;

— в-четвёртых, в связи с применением противником в массовом масштабе реактив-

ных средств борьбы с танками (фаустпатроны, офенроры), необходимы средства защиты брони танков в виде защитных сеток или иных технических приспособлений, ослабляющих и защищающих броню от действий фаустмин (экранировка танков, действующих в составе штурмовых групп);

— в-пятых, с целью наиболее эффективного использования танковых бригад, необходимо моторизованный батальон автоматчиков иметь на бронетранспортёрах, тогда танки получат возможность во всех случаях вести контрборьбу с фаустниками и закреплять достигнутые рубежи [5, с. 134-137].

Список литературы

1. Боевой состав Советской Армии. М.: Воениздат, 1990. Часть V (Январь-сентябрь 1945 г.). 376 с.

2. Великая Отечественная война. 1941 — 1945. Военно-исторические очерки. Книга третья. Освобождение. М.: Наука, 1999.

3. Краснов В.Г. Неизвестный Жуков. Лавры и тернии полководца. Документы. Мнения. Размышления. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. 575 с.

4. Радзиевский А.И. Танковый удар: танковая армия в наступательной операции фронта по опыту Великой Отечественной войны. М.: Воениздат, 1977. 272 с.

5. Русский архив: Великая Отечественная: Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии): Т. 15(4-5). М.: Терра, 1995. 419 с.

6. Русский архив: Великая Отечественная война. Ставка ВГК: Документы и материалы 1944 — 1945. М.: ТЕРРА, 1999. Т. 16 (5 — 4). 368 с.

7. Сеоев В.Б. Некоторые вопросы подготовки танковых армий к Берлинской операции // Сборник научных трудов. М.: ИВИ, 1971.

Об авторе

Дайнес Владимир Оттович — к.и.н., доцент, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.

THE 2ND GUARDS TANK ARMY IN THE BERLIN STRATEGIC OFFENSIVE OPERATION

(APRIL 16 — MAY 8, 1945)

V.O. Daynes

Research institute (military history) of Military academy of the General Staff of Armed Forces of the Russian Federation. Russia, 119330, Moscow, Universitetsky Ave., 14

Abstract: One of the greatest battles of the Great Patriotic and also the World War II took place on the outskirts of the capital of Nazi Germany on April 16, 1945. Three magor fronts — 1st Belorussian, 2nd Byelorussian, 1st Ukrainian — and four tank armies were involved. They were not used as highly mobile groups to enter Berlin from the north and north-west, they were sent first to break powerful enemy defenses, and then to wage battles on the streets. The Supreme Command and the commanders of the 1st Byelorussian and 1st Ukrainian fronts understood the inevitability of heavy losses in tanks and troops, but deliberately took this step. The aim was not only a speedy capture of the German capital and the end of the war, but also to be ahead of allies on their way to Berlin.

The article deals with the planning and preparation for the Berlin Strategic Offensive Operation, the use of 2nd Guards Tank Army, who played along with other tank divisions a magor role in the success of this operation.

Key words: The Berlin strategic offensive operation, planning of military operation, feature of use in operations of the 2nd Guards tank army, strategic and political aspects of the Berlin operation of Red army.

References

1. Boevoi sostav Sovetskoi Armii [Fighting structure of the Soviet Army]. Moscow: Voenizdat, 1990. Chast' V (lanvar'-sentiabr' 1945.). 376 p. (In Russian)

2. Velikaia Otechestvennaia voina. 1941 — 1945. Voenno-istoricheskie ocherki. Kniga tret'ia. Osvobozhdenie [Great Patriotic War. 1941 — 1945. Military and historical sketches. Book the third. Eliberation]. Moscow: Nauka, 1999. P. 269. (In Russian)

3. Krasnov V.G. Neizvestnyi Zhukov. Lavry i ternii polkovodtsa. Dokumenty. Mneniia. Razmyshleniia [Unknown Zhukov. Monasteries and commander's thorns. Documents. Opinions. Reflections]. Moscow: OLMA-PRESS, 2000. 575 p. (In Russian)

4. Radzievskii A.I. Tankovyi udar: tankovaia armiia v nastupatel'noi operatsii fronta po opytu Velikoi Otechestvennoi voiny [Tank blow: tank army in offensive operation of the front on experience of the Great Patriotic War]. Moscow: Voenizdat, 1977. 272 p. (In Russian)

5. Russkii arkhiv: Velikaia Otechestvennaia: Bitva za Berlin (Krasnaia Armiia v poverzhennoi Germanii) [Russian archive: Great Patriotic War: Fight for Berlin (Red Army in prostrate Germany)]. Vol. 15(4-5). Moscow: Terra, 1995. 419 p. (In Russian)

6. Russkii arkhiv: Velikaia Otechestvennaia voina. Stavka VGK: Dokumenty i materialy 1944 — 1945 [Russian archive: Great Patriotic War. VGK rate: Documents and materials 1944 — 1945]. Moscow: TERRA, 1999. Vol. 16(5 — 4). 368 p. (In Russian)

7. Seoev V.B. Nekotorye voprosy podgotovki tankovykh armii k Berlinskoi operatsii [Some questions of preparation of tank armies for the Berlin operation]. Sbornik nauchnykh trudov. Moscow: IVI, 1971. P. 123. (In Russian)

About the author

Daines Vladimir Ottovich — PhD, associate professor, senior researcher at the Research Institute (military history) of the Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation.

cyberleninka.ru

2 танковая армия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.