Дивизия неоднократно уничтожалась полностью, но затем формировалась заново.

Свой боевой путь начала с участия в Западной кампании 1940 года и осталась впоследствии в качестве оккупационных войск в Аквитании.

3 декабря 1940 года ОКХ вынес на рассмотрение возможность использования дивизии «Мёртвая голова» для атаки на Гибралтар с территории Испании, при этом, в связи с подготовкой войны против СССР операцию следовало завершить до 10 января 1941 года. В связи с нежеланием руководства Испании участвовать в этой операции, время было упущено и операция была отменена[1].

1941

В апреле 1941 переформирована в мотопехотную дивизию СС «Мёртвая голова» [SS-Infanterie-Division Totenkopf (mot.)].

Перед началом войны против СССР дивизия была сосредоточена в Восточной Пруссии, включена в состав 4-й танковой группы и должна была следовать во втором эшелоне 41-го танкового корпуса вермахта[2].


В первые недели войны дивизия использовалась в составе группы армий «Север», принимала участие в боях в районе Каунаса.

2 июля 1941 года дивизия была передана из резерва 4-й танковой группы в состав 56-го моторизованного корпуса вермахта и в 11 часов 2 июля 1941 года перешла в наступление на реке Западная Двина в районе Даугавпилса — на участке 21-го механизированного корпуса РККА, части которого вели против неё оборонительные бои на рубеже Дагда — Краслава. 3 июля 1941 года в районе Дагды советскими военнослужащими 27-й армии были захвачены в плен 12 мотоциклистов из передового дозора дивизии, а затем разгромлен её моторизованный отряд в количестве 200 солдат и офицеров (в плен были взяты командир отряда и ещё несколько военнослужащих, в ходе допроса которых было установлено, что дивизия получила задачу захватить и удерживать город Себеж). Воспользовавшись полученными от пленных сведениями, командир 21-го мехкорпуса РККА Д. Д. Лелюшенко принял решение внезапно атаковать и уничтожить на марше двигавшиеся походными колоннами части дивизии. В результате, шедшая к Дагде походная колонна из 200 автомашин с мотопехотой, 15 бронетранспортёров и 18 артиллерийских орудий была атакована с фронта и флангов 42-й танковой дивизией РККА и уничтожена[3].


9 июля 1941 года дивизия СС «Тотенкопф» была изъята из подчинения 56-го моторизованного корпуса и заменена в районе Себеж — Опочка подошедшей 290-й пехотной дивизией вермахта[4].

10 июля 1941 года в ходе боя за Опочку 3-й мотоциклетный батальон СС «Мёртвая голова» при поддержке легкого артдивизиона 30-го артполка форсировал Великую у д. Кишкино и стал продвигаться в район д. Белки. У д. Барабаны мотострелковый взвод 46-й танковой дивизии попытался задержать мотоциклистов. Ему на помощь пришел взвод 195-го полка 181-й стрелковой дивизии, оборонявший д. Белки. В ходе боя немцам удалось захватить деревню Белки. Батальон 195-го полка отошел в с.Захино. Боевой дозор немецких мотоциклистов на скорости проскочил мост через р. Кудку и достиг станции Вощагино. В бой с эсэсовцами здесь вступил 3-й батальон 243-го стрелкового полка. Подразделения 181-й стрелковой дивизии контратакой отбросили мотоциклистов противника за р. Кудку. После разгрома мотоциклетного авангарда, эсэсовцы отошли в район д. Белки, где заняли оборону.

11 июля в районе Опочки шли ожесточенные бои. В 22:30 отряд 181-й стрелковой дивизии (стрелковый батальон с 122-мм гаубицей) атаковал противника от Захино на Белки. Батальон скрытно форсировал Кудку, уничтожил боевое охранение противника в д. Ильмовой Горе и д. Зуево, а затем ночным штыковым ударом в коротком бою разгромил роту 3-го мотоциклетного батальона СС в Коровкино. К этому времени для переброски под Порхов в районе Коровкино — Белки происходила концентрация дивизии СС «Мертвая голова».


й разведывательный батальон СС прошел Барабаны, занял мост, высоту 115 и село Катниково. За ним выдвигалась вся дивизия СС. В 2:30 12 июля отрядом 181-й дивизии РККА в д. Белки был атакован и разгромлен 3-й мотоциклетный батальон СС. Неожиданным ударом было уничтожено около десятка автомашин и большое количество эсэсовцев. Дивизии СС «Мертвая голова» пришлось разворачивать войска для боя. С рассветом разведывательный батальон и мотоциклисты дивизии СС при поддержке артиллерии атаковали советский батальон в д. Панютино и д. Белки. К 11:00 под воздействием превосходящих сил эсэсовцев отряд отошел к Порядино и Коровкино. К концу дня 12 июля дивизия СС была переброшена в район Острова. К полуночи от д. Барабаны и д. Белки снялся 3-й мотоциклетный батальон СС[5].

15 августа 1941 года 56-й танковый корпус (в состав которого в тот момент входили 3-я моторизованная дивизия и дивизия СС «Тотенкопф») был передан в подчинение 16-й армии и развёрнут на юг для оказания помощи 10-му армейскому корпусу вермахта, который в районе южнее озера Ильмень атаковали части 38-й армии РККА. К 18 августа 1941 года корпус был переброшен к западному флангу 38-й армии РККА и утром 19 августа 1941 начал наступление[6].

В дальнейшем, дивизия принимала участие в боях в районе Пскова, Луги.


В начале декабря 1941 года дивизию использовали для усиления дивизии СС «Рейх» на участке фронта в районе Рождествено, Снигири[7].

1942

В 1942 году принимала участие в боях в районе Демянска.

7 апреля 1942 года 55-я стрелковая дивизия РККА начала наступление на участке фронта в районе деревня Рыкалово — деревня Большие Дубовицы (несуществующие ныне деревни в Парфинском районе Новгородской области), в начавшихся боях находившиеся на этом участке фронта подразделения дивизии СС «Мёртвая голова» были разгромлены[8].

В боях в период с января по октябрь 1942 года дивизия потеряла около 80 % личного состава. Вследствие этого в октябре 1942 года дивизия была переведена в южную Францию.

9 ноября 1942 года переименована в панцергренадерскую дивизию СС «Мёртвая голова» (SS-Panzer-Grenadier-Division Totenkopf).

1943

С февраля 1943 — вновь на Восточном фронте.

Утром 15 февраля 1943 года ранее находившаяся в резерве 2-го танкового корпуса СС дивизия «Мертвая голова» была введена в бой под Харьковом против сил Воронежского фронта, но уже в ночь на 16 февраля 1943 года корпус был выведен из Харькова[9].

7 марта 1943 4-я танковая армия вермахта (включая 2-й танковый корпус СС, в состав которого уже полностью прибыла дивизия СС «Тотенкопф») начала наступление из района Краснограда на север с задачей перейти Донец ниже Харькова и атаковать силы РККА в районе Харькова[10]. В дальнейшем, дивизия участвовала в боях за Харьков.


18 марта 1943 года в районе селения Шопино (севернее Белгорода) передовой отряд 21-й армии под командованием командира 155-го гвардейского стрелкового полка подполковника Г. В. Пантюхина организовал засаду, в которой было разгромлено подразделение 3-й танковой дивизии СС «Тотенкопф». В ходе допроса пленных было установлено, что дивизия движется в направлении на Обоянь. В результате, к исходу дня 18 марта 1943 года находившиеся на данном участке фронта главные силы 52-й гвардейской стрелковой дивизии РККА перешли к обороне севернее Белгорода. Части дивизии «Тотенкопф» несколько раз атаковали позиции 52-й гвардейской стрелковой дивизии, но не сумели прорвать оборону и линия фронта на этом участке стабилизировалась[11].

Перед началом немецкого наступления летом 1943 года дивизия пополнялась бронетехникой, танки при перевозке на железнодорожных платформах маскировались тюками прессованного сена. Поставки техники были обнаружены участниками советской подпольной организации, действовавшей на железнодорожной станции Оболь, на которой немецкие эшелоны были вынуждены останавливаться для заправки паровозов водой, поскольку водокачки на всех соседних станциях были выведены из строя партизанами (как вспоминал один из руководителей подпольной организации Б. К. Маркиянов, подпольщик Николай Алексеев бросил в платформу с сеном бутылку с бензином и немецкие охранники немедленно начали растаскивать горящее сено, а затем стянули брезент, под которым оказался танк с опознавательными знаками дивизии СС «Мёртвая голова»)[12].


В первой половине июля 1943 года в составе 2-го танкового корпуса СС дивизия участвовала в боях на южном фасе Курской дуги[13]. Непосредственно перед началом немецкого наступления дивизия насчитывала, по разным данным, от 183 до 194 исправных танков и САУ[14], но в это количество не включены танки, находившиеся в ремонте (по состоянию на 30 июня 1943 года, в ремонте находились 63 танка 2-го танкового корпуса СС и некоторое количество из них могло быть отремонтировано и возвращено в войска до начала сражения), некоторое количество трофейных советских танков, а также бронированные машины специального назначения (командирские машины, ремонтно-эвакуационные машины, машины артиллерийских наблюдателей и огнемётные танки)[15].

Дивизия вступила в бой в глубоко эшелонированных порядках. В первом эшелоне шла ударная группа (панцергренадерский полк, саперная рота, несколько батарей штурмовых орудий и рота танков «тигр»), за которой во втором эшелоне шла группа развития успеха (танковый полк, один пехотный батальон на бронетранспортерах, один дивизион САУ и одна саперная рота), вслед за которыми в третьем эшелоне шли группы резерва (остальные силы дивизии)[16].


Первой, 5 июля 1943 года в сражение вступила танковая группа дивизии, которая была введена в прорыв восточнее Березова и нанесла удар во фланг 375-й стрелковой дивизии РККА с задачей отбросить советские войска за реку Липовый Донец. Однако добиться поставленной цели ей не удалось, поскольку командование 23-го гвардейского стрелкового корпуса РККА оперативно использовало для прикрытия стыка между 52-й гвардейской стрелковой дивизией и 375-й стрелковой дивизией приданное корпусу подвижное соединение — 96-ю отдельную танковую бригаду (в составе которой имелось 69 танков, 52 из которых средние танки Т-34)[17].

К 6 июля 1943 дивизия «Тотенкопф» сумела углубиться в боевые порядки советских войск, однако атака боевой группы дивизии «Тотенкопф» (пытавшейся с ходу захватить переправу через реку Липовый Донец и форсировать реку) была отбита огнём советской артиллерии с восточного берега реки. В 15 часов (по московскому времени) 6 июля 1943 2-й гвардейский танковый корпус РККА получил приказ форсировать реку Липовый Донец в западном направлении и, разгромив части противника, перерезать шоссе Белгород — Курск. Удар пришёлся в стык между дивизиями СС «Рейх» и «Тотенкопф», и к 20 часам 6 июля 1943 корпус выполнил поставленную перед ним задачу[18].


12 июля 1943 дивизия участвовала в боях под Прохоровкой против 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта П. А. Ротмистрова.

11 августа 1943 года получившие пополнение танковые дивизии СС «Рейх», «Мертвая голова» и «Викинг» из района южнее Богодухова нанесли контрудар по 1-й танковой армии и частям левого фланга 6-й гвардейской армии РККА (Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция «Румянцев»)[19]. На помощь атакованным советским войскам были направлены части 5-й гвардейской танковой армии, и к 16 августа 1943 года немецкое наступление было остановлено[20].

В середине августа 1943 немецкое командование начало готовить новый контрудар из района Ахтырки на Богодухов с целью отрезать и разгромить войска 27-й армии. Для удара с запада были выделены моторизованная дивизия «Великая Германия», 10-я моторизованная дивизия, 51-й и 52-й отдельные батальоны тяжелых танков, части 7-й, 11-й и 19-й танковых дивизий; для удара к югу от Ахтырки была выделена дивизия «Мертвая голова». Утром 18 августа 1943 после сильной артиллерийской подготовки и массированных налетов бомбардировочной авиации немецкие войска перешли в наступление, дивизия «Мертвая голова» нанесла удар из района южнее Ахтырки на Колонтаев[21].

26 августа 1943 начались бои за райцентр Котельву, превращённый в укреплённый опорный центр немецкой обороны.


ступавшие части 5-й дивизии РККА не сумели преодолеть сопротивления частей немецкой танковой дивизии СС «Мёртвая голова», были остановлены на северном берегу реки Котелевка и завязали огневой бой с противником. В следующие дни немецкое командование непрерывно подтягивало в этот район подкрепления и бои приняли позиционный характер — ожесточённые сражения за каждый дом в Котельве продолжались 14 суток, однако после того, как в результате наступления советских частей на фланге группировки возникла угроза окружения немецких войск, немецкие войска отступили из Котельвы[22].

Затем — в боях на Миус-фронте[Прим. 1], в боях на Украине, в Молдавии и Румынии.

21 октября 1943 переименована в 3-ю танковую дивизию СС «Мертвая голова» (3. SS-Panzer-Division Totenkopf).

1944

В ходе дальнейших боёв, в частности, операции «Багратион», дивизия понесла большие потери и начала отступать.

25 июля 1944 года немецкое командование перебросило в г. Седлец на усиление своих отходящих войск части 73-й пехотной дивизии вермахта, 3-й танковой дивизии СС «Тотенкопф» и несколько бронепоездов, в результате ожесточённые уличные бои за город продолжались до 31 июля 1944 года, когда этот город был полностью освобождён[23].

К вечеру 31 июля 1944 года части дивизии появились перед фронтом 2-й танковой армии РККА, 1 августа 1944 в составе немецкой ударной группировки дивизия «Тотенкопф» атаковала советские войска[24] и нанесла ощутимый урон РККА в боях под Модлином в августе 1944 года.

ru-wiki.org


  • Вальтер Бестманн — 28 сентября 1941 — штурмбаннфюрер СС, командир разведывательного моторизованного батальона «Тотенкопф».
  • Фриц Кристен — 20 октября 1941 — штурмманн СС, наводчик орудия 2-й роты противотанкового батальона.
  • Макс Зимон — 20 октября 1941 — оберфюрер СС, командир 1-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Теодор Эйке — 26 декабря 1941 — группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС, командир дивизии СС.
  • Франц Клеффнер — 19 февраля 1942 — штурмбаннфюрер СС, командир мотоциклетного батальона.
  • Карл Ульрих — 19 февраля 1942 — штурмбаннфюрер СС, командир саперного батальона дивизии.
  • Людвиг Кёхле — 28 февраля 1942 — обершарфюрер СС, командир ударной группы и взвода 5-й роты 1-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Эрвин Мейердресс — 13 марта 1942 — оберштурмфюрер СС, командир батареи штурмовых орудий.
  • Эрнст Штёйдле — 10 апреля 1942 — обершарфюрер СС, передовой наблюдатель 8-й батареи артиллерийского полка дивизии.
  • Вильфрид Рихтер — 21 апреля 1942 — оберштурмфюрер СС, командир батареи штурмовых орудий.
  • Георг Бохман — 3 мая 1942 — гауптштурмфюрер СС, командир противотанкового батальона.
  • Макс Зеела — 3 мая 1942 — гауптштурмфюрер СС, командир 3-й роты саперного батальона дивизии.
  • Отто Баум — 8 мая 1942 — штурмбаннфюрер СС, командир 3-го батальона 3-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Эдуард Дайзенхофер — 8 мая 1942 — штурмбаннфюрер СС, командир 1-го батальона 1-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Отто Крон — 28 июня 1942 — гауптштурмфюрер СС, командир зенитного батальона дивизии.
  • Август Цингель — 4 октября 1942 — унтершарфюрер СС, командир ударной группы 15-й роты 1-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Ганс Хирнинг — 23 октября 1942 — роттенфюрер СС, командир подразделения гранатометчиков 6-й роты 1-го пехотного полка СС «Тотенкопф».
  • Вальтер Герт — 31 марта 1943 — оберштурмфюрер резерва СС, командир 7-й батареи артиллерийского полка СС «Тотенкопф».
  • Арцелино Масари — 3 апреля 1943 — гауптштурмфюрер СС, командир разведывательного батальона «Тотенкопф».
  • Вальтер Редер — 3 апреля 1943 — гауптштурмфюрер СС, командир 1-го батальона 1-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Иоахим Шубах — 3 апреля 1943 — штурмбаннфюрер СС, командир 3-го батальона 1-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Герман Присс — 28 апреля 1943 — оберфюрер СС, командир артиллерийского полка СС «Тотенкопф».
  • Вальдемар Рифкогель — 11 июля 1943 — оберштурмфюрер СС, командир 1-й роты 3-го танкового полка СС.
  • Эрнст Демель — 15 августа 1943 — гауптштурмфюрер СС, заместитель командира 3-го батальона штурмовых орудий СС.
  • Курт Лаунер — 15 августа 1943 — штурмбаннфюрер СС, командир 2-го батальона 6-го панцергренадерского полка СС «Теодор Эйке»
  • Эрнст Хаусслер — 15 августа 1943 — штурмбаннфюрер СС, командир 2-го батальона 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Хельмут Беккер — 7 сентября 1943 — штандартенфюрер СС, командир 6-го панцергренадерского полка СС «Теодор Эйке»
  • Курт Франке — 3 октября 1943 — гауптшарфюрер СС, командир ударной группы 11-й роты 6-го панцергренадерского полка СС «Теодор Эйке»
  • Рудольф Зойменихт — 13 октября 1943 — гауптштурмфюрер СС, командир 2-й роты 3-го танкового полка СС.
  • Берндтлюбих фон Милован — 14 октября 1943 — оберштурмфюрер СС, командир 1-й роты 3-го батальона штурмовых орудий СС.
  • Фриц Бирмейер — 10 декабря 1943 — гауптштурмфюрер СС, командир 2-го батальона 3-го танкового полка СС.
  • Феликс Пшедвойевски — 16 декабря 1943 — унтершарфюрер СС, командир орудия 2-й роты 3-го батальона штурмовых орудий СС.
  • Лотар Свирциньски — 16 декабря 1943 — роттенфюрер СС, командир отделения 10-й роты 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Герман Бухнер — 16 июня 1944 — гауптштурмфюрер СС, командир 3-го батальона 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Йозеф Рёллеке — 16 июня 1944 — унтершарфюрер СС, командир подразделения ординарцев 3-го батальона 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Йозеф Свинтек — 16 июня 1944 — оберштурмбаннфюрер СС, командир 3-го танкового артиллерийского полка СС.
  • Йохан Фидлер — 16 июня 1944 — унтершарфюрер СС, командир взвода 5-й роты 6-го моторизированного полка СС «Теодор Эйке».
  • Адольф Питтшеллис — 23 августа 1944 — штурмбаннфюрер СС, командир 3-го противотанкового батальона СС.
  • Эрих Эберхардт — 23 августа 1944 — оберштурмбаннфюрер СС, начальник оперативного отдела штаба 3-й танковой дивизии СС.
  • Вальтер Маттерн — 20 октября 1944 — оберштурмфюрер СС, командир 7-й роты 3-го танкового полка СС.
  • Герман Ланг — 23 октября 1944 — унтершарфюрер СС, командир подразделения ординарцев 1-го батальона 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Альфред Тичкус — 11 декабря 1944 — унтершарфюрер СС, командир отделения 3-й роты 3-го танкового разведывательного батальона СС.
  • Кристиан Бахманн — 28 февраля 1945 — гауптштурмфюрер СС, командир 2-го батальона 5-го панцергренадерского полка СС «Тотенкопф».
  • Борис Краас — 28 февраля 1945 — штурмбаннфюрер СС, командир 3-го противотанкового батальона СС.
  • Хайнц-Фриц Мюллер — 23 марта 1945 — гауптштурмфюрер резерва СС, командир 3-го батальона 6-го панцергренадерского полка СС «Теодор Эйке»
  • Ганс Эндресс — 23 марта 1945 — гауптштурмфюрер резерва СС, командир 2-го батальона 6-го панцергренадерского полка СС «Теодор Эйке»

ru.wikipedia.org

Операция «Барбаросса»
С 24 июня по 11 июля 1941 г. общие потери дивизии составили 1 708 человек, в том числе 82 офицера (убитыми, ранеными и пропавшими без вести), т. е. около 10% личного состава. Дивизия была отведена в резерв.
Командир корпуса Эрих фон Манштейн не был удовлетворен действиями дивизии СС «Мертвая голова» в районе Себежа. В своих мемуарах он писал:
«Более сносные условия местности, но и сильную укрепленную линию встретила дивизия СС «Тотенкопф», наступавшая на Себеж. Но здесь сказалась слабость, присущая неизбежно войскам, командному составу которых не хватает основательной подготовки и опыта. Дивизия имела колоссальные потери, так как она и ее командиры должны были учиться в бою тому, чему полки сухопутной армии уже давно научились. Эти потери, а также и недостаточный опыт приводили в свою очередь к тому, что она упускала благоприятные возможности и неизбежно должна была вести новые бои…
Пролитая ими кровь ни в коей мере не окупалась достигнутыми успехами.
После десяти дней боев три полка дивизии пришлось свести в два.»
18 июля рейхсфюрер СС Г. Гиммлер назначил исполняющим обязанности командира 3-й моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» бригадефюрера СС Георга Кеплера (SS-Brigadeführer Georg Keppler).
19 июля генерал Манштейн направил дивизию СС «Мертвая голова» на правый фланг своего корпуса, который наступал в северном направлении на Лугу. Дивизия наступала на железнодорожную станцию и поселок Уторгош западнее озера Ильмень и вела боевые действия в лесах и болотах, для которых она не имела достаточного опыта. Советские войска постоянно контратаковали, часто навязывая ближний бой, в котором они имели явное преимущество. Поэтому дивизия продвигалась крайне медленно.
1 августа дивизия СС «Мертвая голова» взяла Уторгош. 10 августа дивизия с боями вышла на советский Лужский оборонительный рубеж, протянувшийся от озера Ильмень до Финского залива. Здесь она была передана в состав 16-й армии. Моторизованная дивизия СС «Мертвая голова» должна была прорывать советскую оборону на р. Мшага у поселков Закибье и Большие Угорды западнее озера Ильмень.
Дивизия начала штурм без огневой поддержки, потому что ее артиллерия застряла далеко позади в болотах. После трехдневных напряженных боев при активной поддержке пикирующих бомбардировщиков «Ю-87» (Ju-87 Stuka) дивизия незначительно потеснила советские войска и отбила несколько контратак.
12 августа немецкие войска прорвали Лужский оборонительный рубеж близ Шимска западнее озера Ильмень, а 15 августа взяли Новгород.
12 августа советские передовые отряды 34-й армии и части 22-го территориального эстонского стрелкового корпуса 11-й армии Северо-Западного фронта нанесли внезапный контрудар из района южнее Старой Руссы по X-му немецкому армейскому корпусу и стали развивать наступление в северо-западном направлении в тыл немецким группировкам у Старой Руссы и в районе Новгорода. К вечеру 14 августа советские войска продвинулись почти на 60 км, глубоко охватив правый фланг группировки немецких войск под Старой Руссой.
Успех войск советской 34-й армии вынудил гитлеровское командование 14 августа в спешном порядке начать переброску в район восточнее Дно с новгородского направления 3-й дивизии СС «Мертвая голова», а 15 августа из-под Луги 3-й моторизованной дивизии и управления LVI (56-го) моторизованного корпуса.
19 августа скрытно переброшенная немецкая группировка нанесла удар по левому флангу наступающей советской 34-й армии, отрезала ее от тыловых коммуникаций и вынудила прекратить наступление.

vk.com

Введение

Среди наиболее самоотверженных приверженцев нацизма, отличающихся звериной жестокостью и отсутствием воинской доблести, фигурируют части СС. В начале действий на восточном фронте продвижение этих дивизий означало неминуемую гибель для всех, кто окажется на их пути. В течение всей войны эта репутация войск данного рода искусно поддерживалась. Наибольшими зверствами в расправах над мирными жителями и военнопленными прославилась дивизия СС «Мертвая голова». Следует отметить, что у большинства русских солдат эти элитные части вызывали не ужас, а отвращение. По воспоминаниям наших бойцов, эсэсовцев стреляли «как бешеных собак», да и относились к ним так же. Но все признают тот факт, что в качестве военного соединения дивизия «Мертвая голова» действовала эффективно в атаке и стабильно в обороне. Для понимания мотивации этих «воинов» необходимо обратиться к истории возникновения этого соединения.

Гиммлер

Ключевую роль при формировании дивизий СС, которые непосредственно участвовали в боевых действиях, сыграл один из основных политических деятелей Германии в период нацизма — рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. Фигура известная, его биографические данные стандартны для военных того времени. Наибольший интерес вызывает его вера в различные мистические обряды, руны, процесс реинкарнации, поэтому при создании СС «черного ордена» он усиленно внедрял средневековые обряды рыцарей, которые прижились частично.

дивизия СС Мертвая голова

На первоначальном этапе рейхсфюрер планировал создание данных частей в качестве «партийной армии». В состав дивизий СС должны были входить только чистые по расовому признаку немцы, которые являются фанатично преданными национал-социалистической партии. Функции войск СС изначально определялись как охранные внутригерманские, но подготовка при этом велась на уровне функциональных боевых подразделений. Гиммлер сознательно создавал собственную армию, которая, по его мнению, должна была кардинально отличаться от подразделений Вермахта и олицетворять собой новый тип войск. Противоречия между кадровыми военными, офицерами высшего руководящего эшелона и идеями рейхсфюрера СС привели к тому, что формирование дивизий осуществлялось параллельно основному призыву. Дивизия СС «Мертвая голова» создавалась из единственного доступного Гиммлеру источника людских резервов — охраны концентрационных лагерей Германии. В этом ему огромную помощь и содействие оказал Теодор Эйке, личность которого однозначно оценить невозможно. Однако его абсолютная преданность Гитлеру и Гиммлеру в комментариях не нуждается.

Создание дивизии

Концентрационный лагерь Дахау располагался неподалеку от Мюнхена. Именно на его базе создавалась будущая дивизия «Мертвая голова». В 1934 года Эйке по назначению Гиммлера становится бригаденфюрером СС и получает в свое ведение достаточно запущенное, погрязшее в коррупции и терроре лагерное хозяйство. Жесткими методами он наводит порядок в лагере Дахау за очень короткий срок, поэтому к 1935 году становится инспектором всей системы наказаний на территории третьего рейха.

История дивизии СС «Мертвая голова» («Тотенкопф») начинается с 1939 года, первоначально это подразделение носило только охранные функции. Само название произошло от значка, который солдаты носили на петлицах формы. Помимо сдвоенной руны Зиг, охранники концентрационных лагерей использовали в качестве эмблемы череп со скрещенными костями. Исторически данный знак не носил устрашающей функции, он подразумевал презрение к смерти и полное самопожертвование. Эйке являлся отличным исполнителем всех нововведений Гиммлера, поэтому выбор был сделан с учетом его мистических наклонностей. Эмблема дивизии СС «Мертвая голова» украшала петлицы всех охранников лагерей до окончания войны и присутствовала на форме подразделений СС. Для создания нового вида войск был выбран Дахау, на его территории они и проходили подготовку. Отбор осуществлялся на очень строгих принципах, его Эйке производил лично. Рост будущего солдата третьего рейха должен быть от 178 см, также необходимы были отличное здоровье, возраст от 17-18 до 22 лет. При этом большее внимание уделялось расовому происхождению и политическим взглядам. Интеллектуальные способности не оценивались.

дивизия Мертвая голова

По мнению Эйке, солдат не должен думать, он обязан выполнять приказ без анализа его адекватности. В основе подготовки лежали продолжительные тяжелые физические тренировки и политическая подготовка, базирующаяся на ненависти к врагу. Жестокость же культивировались самим основателем, Эйке. Дивизия СС «Мертвая голова» создавалась в условиях жесткой дисциплины и полного подчинения руководству, все недовольные методом оказывались в концентрационном лагере в качестве заключенных. Для лучшего понимания основ создания данного подразделения необходимо обратиться к некоторым фактам из жизни Эйке и его психологическому портрету. Его фанатическая преданность Гитлеру и Гиммлеру переходила все границы разумного.

Теодор Эйке

Карьерный взлет будущего командира подразделения СС произошел внезапно, связан он с победой в Германии нацистов и началом правления Гитлера. Участие в мировой (первой) войне не дало Эйке ни высоких чинов, ни большой власти. Его звериные инстинкты, щедро приправленные психопатией, подошли нацистам, поэтому Гиммлер сделал его карательным орудием в отношении собственных врагов. Теодор Эйке, по словам современников, отличался жестокостью и резкостью, особенно это проявлялось в отношении к евреям, коммунистам и всем, кто не соответствовал определению «истинный ариец». Эти качества очень пригодились ему при работе в концентрационных лагерях, где вводилась жесткая дисциплина и нетерпимость к нарушениям правил не только со стороны заключенных, но и охраны. Его старания были оценены по достоинству, и очередное повышение в звании совпало с новой должностью. Создав безотказно действующую систему лагерей, Эйке получает возможность воплотить мечту Гиммлера о «новой армии», воплощением которой становится дивизия СС «Мертвая голова». Уровень его образования был достаточно низок, навыков командования он не имел. Это был простой солдат, который строил отношения с подчиненными на полном их подчинении любым приказам. Солдаты, преданные ему, называли Эйке «папа» и старались соответствовать его представлениям об идеальном воине третьего рейха. За счет неграмотного командования будущая танковая дивизия СС «Мертвая голова» понесла большие потери в технике и людях, но при этом воспитанная Эйке в солдатах стойкость позволяла им достойно выдерживать нагрузки и вести бои на участках, которые оставили все остальные подразделения.

Символика

Немецкая дивизия «Мертвая голова», как и все подразделения СС, находившиеся под руководством Гиммлера, создавалась в очень жестком идеологическом пространстве. Единство духа, взглядов, интересов, общие враги и друзья, единая цель и пренебрежение к средствам во время ее достижения — на таких принципах создавались элитные подразделения нацистов. Эмблема дивизии СС «Мертвая голова» должна была наводить ужас на врагов и внушать уважение друзьям. Частично с поставленной задачей этот знак справился. По данной эмблеме очень просто вычислялись эсесовцы. И, как правило, сразу расстреливались, русские войска редко брали в плен откровенных, фанатически настроенных убийц. До наших дней практически не дошло кольцо дивизии «Мертвая голова». Оно вручалось наиболее отличившимся офицерам и солдатам. Кольцо имело подпись Гиммлера, перед именем солдата обязательно было обращение «мой дорогой». Его дизайн был перегружен руническими символами, центром композиции являлся череп со скрещенными костями. После гибели владельца кольца его необходимо было вернуть рейхсфюреру СС, который хранил все экземпляры как память о погибших товарищах. По приказу Гиммлера вся коллекция была уничтожена, ее погребли под спровоцированным обвалом горной породы.

эмблема дивизии СС Мертвая голова

Гимн дивизии СС «Мертвая голова»

Фанатическая преданность Гитлеру и своему непосредственному командиру часто основывалось на правильной нацистской пропаганде и внушении. Головы большинства молодых людей, которые не являлись в прямом смысле приверженцами расовой теории Гитлера, забивали пропагандой, максимальное количество информации содержали эмблемы и гимны-посвящения фюреру. Например, марш дивизии СС «Мертвая голова» не содержит в себе какой-либо патриотической информации, это песенка о том, что мы вместе живем, вместе умрем и вместе попьем, если повезет. Данный «шедевр» служит только цели единения войска и воспитания братских отношений внутри подразделения.

Западное направление

Будущая немецкая танковая дивизия «Мертвая голова» свое шествие по Европе начала с Польши. Пересекать границу войска Эйке должны были после прохода регулярной армии Вермахта, им отводилась роль полицейских на оккупированной территории. В военных действиях солдаты «Мертвой головы» не участвовали, было несколько стычек с частями, выходившими из окружения, но в основном подразделение воевало с мирным населением. При этом их деятельность по зачистке была оценена Гиммлером очень высоко.

немецкая дивизия Мертвая голова

Для создания полноценной единицы войска СС командование решило обучить офицеров и самого Эйке основам стратегии и тактики ведения боя, но результат оказался отрицательным. Поэтому в мае 1940-го к франко-германской границе дивизия «Мертвая голова» подходит все так же в составе административного корпуса, но в этот раз с возможностью участия в военных действиях. Во время вторжения из-за отсутствия снабжения подразделения СС занимались откровенным грабежом населения. Солдаты Эйке отличились на территории Франции во многих сражениях, но их потери были очень велики. Это являлось следствием безграмотного руководства офицерского состава. Впоследствии Гиммлер «пожурил» не слишком образованного, но максимально преданного командира, а затем оставил дивизию в Бордо для переформирования.

Восточная кампания

С апреля 1940 года начинается массовая переброска войск фашистской Германии к границам Советского Союза. Гиммлер занялся переформированием всех штандартов СС. Это коснулось и дивизии «Мертвая голова»: ее укомплектовали дополнительными пехотными ротами. Первое столкновение с советскими войсками произошло 6 июля 1941. По мнению Манштейна, в составе войск которого дивизия начала наступательное движение, солдаты «Мертвой головы» обладали очень высоким уровнем дисциплины, в бою атаковали жестко и результативно. Но неумелое командование все положительные моменты сводило к нулю, в результате все победы достигались «большой кровью». К зиме 41-го года потери составляли более 50% от начальной численности подразделения. Советская армия начала атаковать немецкие войска на северном направлении фронта, оборона отнимала каждый день по несколько сотен солдат, резервов у Эйке не было, оставшиеся в строю были слишком истощены морально и физически. Тем не менее четкая дисциплина делала дивизию боеспособной единицей даже без командира, который был отправлен в тыл с ранением.

Демянский котел

В начале января 42-го года одновременно 4 советские армии атаковали 16-ю немецкую дивзию с целью ее окружения и последующего уничтожения. Командующий группой немецких армий «Север» Лееб (генерал-фельдмаршал) доложил Гитлеру о создавшейся на фронте ситуации и о возможности потери отборных частей Вермахта. Но приказа об отступлении не последовало, что помогло русским войскам, пусть и с большими потерями, завершить маневр и замкнуть окружение в районе Демянска. Фактически с 10 февраля немецкая армия воевала в котле. Лееб подал в отставку, на его место встал бывший командир 18-й армии Кюхлер. Дивизия СС «Мертвая голова» в демянском котле оказалась вместе со своим командиром Теодором Эйке, где начала длительную оборону. По различным сведениям, в окружение попали приблизительно 100 тыс. немецких солдат, которые продолжали отчаянно сопротивляться.

дивизия СС Мертвая голова в демянском котле

Итак, авангардным соединением, которое бросили на прорыв окружения в марте 1942 года, была дивизия СС «Мертвая голова». История третьей танковой дивизии войск СС фактически могла закончиться в демянском котле. Ведь при создании Рамушевского коридора и выведении остатков армии из окружения от подразделений Эйке осталось менее 30% солдат. До октября 1942 дивизия удерживала позиции на демянском выступе, в результате ее остатки отправили для отдыха и пополнения во Францию.

Переформирование

Танковая дивизия СС «Мертвая голова» появляется именно в данный период. По распоряжению Гитлера подразделение формируется как танково-гренадерское. В южной Франции солдаты Эйке участвуют в операции «Атилла», после дивизия переводится в Ангулем. Ее расширенный состав и отдохнувшие солдаты дают возможность командиру начать новые изнурительные тренировки, которые превращают подразделение в грозное оружие нацизма. Отдых был коротким так как ситуация на восточном фронте становится угрожающей, в начале февраля 1943 дивизия переводится на Украину и входит в состав армии «Юг».

история дивизии СС Мертвая голова

Гибель Эйке

Ожесточенные бои за Харьков привели к большим потерям с обеих сторон. Эйке пытался в качестве командира дивизии проявить стратегическую инициативу, для этого он должен был точно знать расположение своих войск. 26.02.43 г. он в последний раз поднялся на борт своего одномоторного разведывательного самолета, который был сбит советскими войсками из винтовок. Тело Эйке было отбито и захоронено в городе Орелки. При отходе немецких войск прах был эксгумирован и перезахоронен в Житомире. В конце декабря 43 года город был полностью освобожден советскими войсками, а захоронение Эйке сравняли с землей. В момент отхода немецких войск из Житомира все подразделения СС находились в другом месте, поэтому тело командира им так и не удалось вывезти.

Будапешт

После Украины движение немецких войск превратилось в постоянное отступление, иногда удавалось закрепиться на некоторых позициях и держать оборону, но советскую армию уже было не остановить. На западных рубежах разворачивалась союзническая армия. Оборона отдельных городов позволяла контратаковать за счет перегруппировки сил, но перейти в наступление немецкие войска не смогли. При продвижении многие штандарты СС перемешивались, доукомплектовывались за счет друг друга. Постоянная потребность в пополнении не могла быть погашена за счет частично пригодных к службе тыловиков. Для защиты Будапешта стянули все близлежащие силы Вермахта, что в дальнейшем ускорило процесс взятия советскими войсками Берлина и Вены. С января по апрель продолжалась битва за венгерскую долину, ключевую для немецкого снабжения топливом. Историками не подтверждено, но, вероятно, в ней встретились два легендарных воинских соединения СС: дивизия «Эдельвейс» и «Мертвая голова».

«Пробуждение весны», капитуляция

танковая дивизия СС Мертвая голова

В марте 1945 года уже фактически не существовало такой группы войск, как дивизия СС «Мертвая голова». Фото и киноархивы говорят о том, что крайне истощенные отступлением и полностью деморализованные остатки немецких частей в районе озера Балатон готовились к своему последнему наступлению. Для этого были стянуты все возможные резервы, операцию Гитлер назвал «Пробуждение весны». Именно этот процесс и стал непреодолимым препятствием для войск Вермахта. Весной болотистая почва разжижилась, что привело к замедлению наступления и, соответственно, потере инициативы. Провал последней операции Гитлера привел к массовому бегству войск и их сдаче в плен. 8 мая 1945 остатки когда-то элитного соединения «Тотенкопф» («Мертвая голова») сдались в плен американцам, отступив к Линцу и фактически обеспечив беспрепятственный проход советским войскам на Вену. Капитуляция была принята, но по требованию советского командования остатки дивизии (около тысячи человек) были переданы стране-победительнице.

fb.ru

Между тем 22 августа в 12.20 Кеплер получил приказ фон Манштейна о выдвижении дивизии для прикрытия левого фланга 56-го моторизированного корпуса на Ловать, между Черенчицами и Рамушевом. Поэтому 3-й полк СС в районе Соколово должен сделать поворот налево, чтобы достичь района Рамушево. Разведывательному батальону приказано охранять передвижения 3-го полка СС с северной стороны до линии Гридино – Михалкино – Марфино. 1-й полк СС должен около Чернышово и Онуфриево образовать плацдарм на Редье.

С утра 23 августа дивизия СС «Мертвая голова» продолжала наступление в сторону Ловати. В 8.30 1-й батальон 3-го полка СС южнее Рамушева встретил ожесточенное сопротивление русских и после боя продолжал движение в сторону Кобылкино. В 9.15 3-й батальон этого полка достиг района Ловати у Редцов. 2-й батальон к 14.00 переправился через Редью в район Малые Горбы – Овчинниково.

Между тем 1-й полк СС выступил со своего плацдарма на Редье. Преодолев болотистую местность, 1-й батальон, не встретив должного сопротивления, в обеденные часы занимает Черенчицы. Все передвижения частей «Мертвой головы» поддерживают самолеты 8-го авиакорпуса. В этой довольно несложной для немцев обстановке летчики дали промашку.

Унтерштурмфюрер СС Будишек вспоминает: «…Наши летчики, которые постоянно кружат в воздухе, несмотря на распознавательные полотнища и подаваемые знаки, не узнают нас и сбрасывают на наши головы несколько “яиц”».

В Кобылкино немцы встретили достойный отпор русского гарнизона и, конечно, срочно вызвали авиацию. Вот как описывает Будишек картину боя: «…Мы наблюдаем мощнейший удар «Штук» на этот населенный пункт. Снова и снова машины пикируют со всех сторон на свои цели, и прямо рядом от нашей линии падают бомбы. «Штуки» ревут и свистят над нашими головами. Мы уже боимся повторения того, что было до обеда, но здесь наши штурмовики точно видят наши передовые линии и только покачивают нам крыльями…»

В результате в 19.30 3-й батальон берет Кобылкино. Таким образом «Мертвая голова» выполнила задачу этого дня, достигнув Ловати между Черенчицами и Редцами. Дальше к северу 46-й пехотный полк 30-й пехотной дивизии занимает Гридино. В атаке участвовало и разведотделение СС.

24 августа штаб «Мертвой головы» находился в Онуфриево. Сюда поступило распоряжение генерала Манштейна об обороне дивизии на достигнутых рубежах и остановке форсирования Ловати. По мнению командира 56-го моторизированного корпуса активное сопротивление русских в ходе их отступления указывает на то, что они намерены серьезно оборонять Ловать. Это подтверждает и рост активности русской авиации.

В этот день в артиллерийский полк СС прибыла батарея штурмовых орудий в составе трех взводов. В каждый из них входили четыре штурмовых орудия и четыре бронированных грузовика для боеприпасов. Подразделение связи батареи включало три радиоавтомобиля и один бронированный грузовик для боеприпасов. Батарея была сформирована в Берлине в начале июня 1941 года из унтер-офицеров и солдат запасного мотоциклетного батальона СС, запасного артполка СС и запасного отделения связи СС. После стрельб на учебном полигоне в Ютеборге она была 21 августа погружена на платформы и уже 23 августа выгрузилась на станции Дно, откуда отправилась в штаб дивизии в Онуфриево. В свете предстоящего наступления это был хороший «подарок» эсэсовской дивизии.

По замыслу генерала фон Манштейна, после форсирования Ловати следовало образовать там плацдарм и с него развить наступление на Демянск.

25 августа рано утром полк Симона переправился в районе Черенчиц через Ловать и образовал на восточном берегу плацдармы у Кулаково и Коровитчино. Таким образом, предпосылки для продвижения в сторону реки Пола были созданы. Взвод полевых орудий унтерштурмфюрера СС Будишека с риском преодолел Ловать по крайне неустойчивому деревянному мосту у Коровитчино и занял открытую позицию для охраны 2-го батальона 1-го полка СС.

Главной целью разведотделения была северная часть боевой полосы дивизии через Бяково к Васильевщине. Сформированные для этого три разведгруппы вышли на задание 26 августа в 15.00. В Закорытно была обнаружена русская пехота, а на высоте около деревни замечены пять русских танков. Силы противника – примерно один пехотный батальон, помимо этого его минометы ведут огонь из позиций, которые расположены прямо перед Сутоками. В Сутоках русских не было, немцы без помех вошли в деревню и взяли под охрану мост, который очень важен для дальнейшего продвижения дивизии.

Калиткино никем не занято. Немцы заняли деревню и обнаружили скопление русской пехоты восточнее Калиткино. В вечерних сумерках русские с северного направления приблизились к Сутокам на расстояние 50 метров, атаковали и заставили немцев оставить деревню и мост через реку.

По поведению русских видно, что они находятся на этапе организованного отступления, а так как немцы не преследуют их по пятам, то у них есть возможность закрепиться и даже перейти к контратаке с целью выхода на берег Ловати.

Переправа эсэсовской дивизии усложняется из-за налетов русской авиации. Из дневника гауптштурмфюрера СС Пичелиса из 3-го дивизиона артполка дивизии СС «Мертвая голова»: «…После обеда начали переправляться через Ловать. Имеются только паромы и 2-тонный мост. Это продолжается долго, пока мы оказываемся на другом берегу. Все больше потерь из-за русской низколетящей авиации. В 3-м полку СС 12 убитых, 36 раненых. Погибшие выглядят ужасно. Некоторым маленькие осколочные бомбы попали прямо в голову…». Артиллерия поддерживает продвижение частей из района западнее Ловати, так как нет возможности ее переправить на другой берег.

Тем временем разведка, несмотря на туман, устанавливает, что у реки Робья находятся крупные русские силы с танками. Результаты разведки, доложенные командиру дивизии в 10.00, заставляют его запланированную на 14.00 атаку перенести на более раннее время. Дальнейшие задачи дивизии «Мертвая голова» были определены распоряжением корпуса от 26 августа под номером 44: «…Дивизия СС отбрасывает установленного врага у Калиткино и Коровитчино и, двигаясь через Июдкино – Бяково, достигает участок Полы между Уполозы – Большие Налючи включительно, затем, атакуя, занимает восточный берег Полы на линии развилки дорог 1 км восточнее южного выхода из Росино (там состыковка с 3-й моторизованной дивизией) – Симоново – Туганово – Никольское. Дивизия охраняет свой левый фланг у Омычкино и Больших Дубовиц…»

В 11.00 полк Симона при поддержке штурмовых орудий пошел в атаку на Сутоки. Понеся потери от русской артиллерии и медленно продвигаясь вперед, к вечеру он смог достичь лишь ручья Робья перед Сутоками, где и остановился.

Рано утром 27 августа под дождем и в непролазной грязи 3-й полк «Мертвой головы» продолжил атаку в сторону Точково. Силы русских в этом направлении оказались незначительными и к 10.00 батальоны полка достигли района Точково, Здоровец, Учны. Наступление правого соседа, 3-й моторизованной дивизии, в направлении Новые Горки из-за мощного отпора русских было прекращено. Поэтому поступила команда о приостановлении наступления 3-го полка.

Русские, видя, что эсэсовцы остановили атаку, заняли Здоровец и начали окапываться у края леса у деревни.

Дорога в направлении Бяково оказалась заминированной, а в отдельных лесных массивах находилась русская пехота, оказывающая сопротивление наступающим батальонам 1-го полка. Унтерштурмфюрер СС Будишек из этого района сообщает: «…В деревне Бяково 1-й батальон нас обгоняет, слева проходит 3-й батальон, а мы должны двигаться южнее главной дороги. Но все боковые дороги заминированы, отделение РАК (противотанковой артиллерии) уже подорвалось на мине и при этом можно увидеть самые страшные картины. Поэтому мы остаемся на главной дороге и занимаем огневую позицию на южном выходе из Васильевщины…»

В этом районе держала оборону советская 202-я мотострелковая дивизия, при малейшей возможности контратакующая наступающих эсэсовцев. 1-й полк Симона нес большие потери и оказался в тяжелом положении. В боевом дневнике 3-го полка 27.08.1941 года записано: «…3-й полк наладил связь с частями 1-го полка южнее д. Васильевщина. Положение у 1-го полка очень критично из-за вражеского контрудара в направлении д. Бяково, Омычкино. 1-й полк должен пока своими силами отбить этого противника…»

Упорное сопротивление советских частей и плохие погодные условия заставили командира 56-го моторизованного корпуса принять решение о временном прекращении наступления у реки Пола.

Несмотря на дожди и размытые дороги русские старались перехватить инициативу в свои руки и не собирались отступать. Командующий 11-й армией генерал Морозов издал 28 августа приказ № 026 о переходе в наступление. Этот приказ и выполняли 182-я, 183-я стрелковые и 202-я мотострелковая дивизии.

В журнале боевых действий 202-й МСД записано:

«…30.08.41 г. 202 МСД с утра 30.09.41 г. переходит в наступление, нанося главный удар в направлении отм. 30.6 – Бяково, отрезает пути отхода пр-ку на запад и во взаимодействии с 183 СД уничтожает его в р-не Васильевщина, Бяково.

01.09.41 г. 21 МСП, сосредоточившись в р-не Бол. Дубовиц, повел наступление на отм. 30.6, дальше на Бяково, к исходу дня полк достиг отм. 30.6, продвижение полка было остановлено сильным арт. – мин. огнем в направлении Васильевщина, Бяково».

Похожие записи имеются и в журналах боевых действий 182-й и 183-й стрелковых дивизий.

До возобновления наступления подразделения «Мертвой головы» несли потери, особенно на участке 1-го полка вблизи Васильевщины, от артиллерийского огня и от атакующих русских подразделений. Унтерштурмфюрер СС Будишек записал в своем дневнике: «…д. Васильевщина находится под очень сильным артобстрелом из артиллерии и танков…»

Батальоны 1-го полка находились впереди общей линии наступления дивизии и это ощущалось по сильно возросшему сопротивлению русских. «…Русские обнаглели, с каждого дерева раздаются выстрелы. Много убитых…», так записано в дневнике одного артиллериста.

Воздушная обстановка в районе дивизии СС «Мертвая голова» до 25 августа указывала на немецкое превосходство в воздухе. Действия русской авиации с 20 по 24 августа ограничивались несколькими бомбовыми ударами с большой высоты по передовым частям дивизии, а также штурмовкой колонн. В этих налетах принимали участие небольшие группы или отдельные самолеты.

С занятий позиций у переправ через Ловать у Кобылкино и Черениц с 25 августа началось резкое усиление воздушной деятельности русской авиации. После первой атаки штурмовики, позднее идентифицированные как Ил-2, разворачивались и исчезали, чтобы очень скоро тем же курсом и с той же тактикой налета подойти к цели. Таких налетов насчитывалось до 12–15 за день. Практика показала, что налеты Ил-2 на бреющем полете были не очень действенными.

Переправа раненого

27 августа от расчета зенитного отделения 151-го зенитного полка поступило донесение о впервые появившемся русском самолете нового типа. По их словам, обстрел этого самолета из установленного для воздушной обороны пулемета был абсолютно безуспешным. Зенитчиков поразило, что потеря крупных частей крыльев и руля поворота, а также тяжелых деревянных брусков и кусков металла, явно наблюдаемых при обстреле, не мешали машине продолжать полет и не снижали ее стабилизации.

Через два дня поступили первые ценные наблюдения и выводы о вооружении и надежности Ил-2. 3 сентября самолет, наконец, был идентифицирован и его данные переданы дальше в войска. Только разрешение вести огонь по Ил-2 противотанковыми боеприпасами дало некоторую уверенность зенитным расчетам.

Советской авиации в период перехода эсэсовской дивизии через Ловать не удалось ни высотными бомбардировками, ни атаками с бреющего полета уничтожить или повредить военные переправы в Кобылкино и Черенчицах. А интенсивность краснозвездной авиации была высока. По данным штаба Северо-Западного фронта, только 26 августа в дневное время было 203 самолетовылета. Может быть, это объясняется тем, что перед летчиками не ставилась задача разрушения переправ. Так, в журнале боевых действий Северо-Западного фронта 26 августа отражена задача – в течение дня штурмовыми и бомбардировочными действиями уничтожать: скопления мотомеханизированных частей, пехоту и артиллерию противника на переправах через Ловать и в районах Кобылкино, Кулаково, Селяха, на дороге Пинаевы Горки, Залучье. Наверняка этому способствовало и отсутствие надежной, регулярной радиосвязи.

Положение противника «Мертвой головы» – армии Качанова было крайне тяжелым. К утру 24 августа ее части оставили Демидово, Медведово. По сути, 34-й армии, как таковой, не было, где находились части, было неизвестно. Да и штаб реально отсутствовал.

Отход 34-й армии открывал левый фланг 11-й армии. Ее командующий генерал В. И. Морозов был вынужден направить для обеспечения левого крыла армии и стыка с 34-й армией крупные силы: 183-ю стрелковую дивизию на участок Налючи – Бол. Роги, 182-ю южнее, на участок Бол. Роги – Колома. Самая ответственная задача была поставлена 202-й моторизованной дивизии – прикрыть Сутоки – Васильевщина выдвижением на Сутоки.

Запись в журнале боевых действий 11-й армии 26 августа: «202 м.с.д., в течение дня отразив неоднократные атаки противника, овладела Сутоки и вела бой за Новоселье. К исходу дня в результате атаки до батальона пехоты противника с артиллерией и минометами, части дивизии были оттеснены, и противник вновь овладел Дворы, Новоселье, Сутоки».

В этой сложнейшей обстановке части 34-й не только смогли сохраниться как боевые единицы, но и вели наступательные действия. Отходящие части армии задерживались на рубеже Демидово (на Робье) – Пинаевы Горки, организовывались и направлялись на фронт. Отряды прикрытия, выделенные от дивизии, с утра 27 августа вели наступление в западном направлении. К 16.30 отряд 262-й стрелковой дивизии, отбросив мелкие группы противника, овладел Закорытно. Отряд 245-й стрелковой дивизии в 12.00 овладел Залучьем, но после повторной атакой противника силой до батальона пехоты с танками и бронемашинами вынужден был оставить Залучье и в 16.00 вел бой в 1 км восточнее населенного пункта.

Эсэсовцы в сопровождении штурмового орудия входят в д. Кобылкино

Эсэсовцы «Мертвой головы» постоянно несли потери. Из дневника: «…Мы снова роем блиндажи и должны торчать в этих сырых песчаных дырах. В течение дня русские с танками ходили в атаку на Васильевщину. В 03.00 все командиры рот и отдельных взводов были вызваны к командиру батальона. Мы слушаем об операции на Ревель и кольце вокруг Петербурга, а потом вдруг грохот, и все. Возле меня лежит оберштурмфюрер Кунце. У него на шее и лице кровь. Я лишь закрыл ему глаза. Тут я заметил, что и меня зацепило в левое плечо».

Упорная оборона русских заставляла эсэсовцев бросать в бой заведомо превосходящие силы. Чтобы захватить крошечную деревушку Здоровец на правом берегу Старовской Робьи, в которой было всего три дома, были задействованы 2-я и 3-я роты 3-го полка дивизии. К вечеру 27 августа на левый берег Полы вышел 1-й полк. Туда же подтянулся 1-й батальон 3-го полка, принявший на себя охрану левого берега реки северо-западнее Уполоз. Форсирование Полы откладывалось из-за начавшегося первого за лето периода дождей, превративших русские грунтовые дороги в море сплошной грязи. Но, по словам немцев, главная причина была в постоянных круглосуточных атаках красноармейцев, наносящих существенные потери эсэсовцам и мешающих подготовке перехода через реку. В этот момент Кеплер начал жаловаться в Берлин.

kartaslov.ru

Танковая дивизия мертвая голова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.