Выходные в танке!!! Т 34. Поездка в музей бронетанковой техники. ВК: https://vk.com/id7789023h Канал YouTube: https://www.youtube.com/channel/UCZ7zFiVGagBqQ6c9qVFyJIg Приветствуем всех на нашем канале. Сегодня у нас в выпуске посещение музея бронетанковой техники. В первом выпуске мы заберемся в танк Т 34. Посмотрим место механика водителя и наводчика, а также место командира танка. T-34 (разг. «тридцатьчетвёрка») — советский средний танк периода Великой Отечественной войны, выпускался серийно с 1940 года. В течение 1942—1947 годов — основной танк РККА и ВС СССР. Являлся основным танком РККА до первой половины 1944 года, до поступления в войска его модификации Т-34-85. Самый массовый средний танк Второй мировой войны. Основным вооружением Т-34 ранних выпусков (1940 — начала 1941 года) являлась 76-мм пушка образца 1938/39 годов (Л-11). Длина ствола орудия — 30,5 калибров / 2324 мм, начальная скорость бронебойного снаряда — 612 м/с. С февраля — марта 1941 года она была заменена на 76-мм пушку образца 1940 г.


-34). Длина ствола этого орудия равнялась 41,5 калибрам / 3162 мм, а начальная скорость бронебойного снаряда — 662 м/с. На всех модификациях Т-34 устанавливался V-образный 12-цилиндровый четырёхтактный дизельный двигатель жидкостного охлаждения модели В-2-34, разработанный под руководством Челпана Константина Фёдоровича. Максимальная мощность двигателя — 500 л. с. при 1800 об/мин, номинальная — 450 л. с. при 1750 об/мин, эксплуатационная — 400 л. с. при 1700 об/мин. Однако из-за нехватки двигателей В-2, 1201 из выпущенных в 1941—1942 годах Т-34 были оснащены карбюраторными авиационными моторами М-17Т или М-17Ф той же мощности[2][41]. Кроме того, в пособии «Танк Т-34 в бою» (Воениздат НКО, 1942) в характеристиках танка указывается дизель В-2К (400 л.с. при 1700 об/мин). роневой корпус Т-34 — сварной, собиравшийся из катаных плит и листов гомогенной стали марки МЗ-2 (И8-С), толщиной 13, 16, 40 и 45 мм, после сборки подвергавшихся поверхностной закалке. Броневая защита танка противоснарядная, равнопрочная, выполненная с рациональными углами наклона. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 мм: верхней, расположенной под углом в 60° к вертикали и нижней, расположенной под углом в 53°. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки. Борта корпуса в нижней своей части располагались вертикально и имели толщину в 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом в 40°.

рмовая часть собиралась из двух сходившихся клином 40-мм броневых плит: верхней, расположенной под углом в 47° и нижней, расположенной под углом в 45°. Крыша танка в районе моторно-трансмиссионного отделения собиралась из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки имела толщину в 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под моторно-трансмиссионным отделением и 16 мм в лобовой части, также небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-мм бронеплиты. На Т-34 образца 1943 года толщина верхней кормовой бронеплиты была увеличена с 40 до 45 мм, а толщина днища в лобовой части — с 16 до 20 мм. Также корпуса танков могли иметь незначительные различия, зависевшие от завода-производителя, так на машинах, выпущенных Сталинградской судоверфью в 1942 году, верхний лобовой лист приваривался к бортовым соединением «в шип», вместо обычно использовавшегося соединения встык.

ok.ru

Огневая мощь

На танках Т-34-85 ранних выпусков устанавливалась 85-мм пушка Д-5Т (или Д-5-Т85) с длиной ствола 51,6 калибра. Масса пушки 1 530 кг. Предельная длина отката 320 мм. Пушка имела клиновой затвор, аналогичный по устройству затвору пушки Ф-34, и полуавтоматику копирного типа. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника и располагались над стволом: с правой стороны – накатник, с левой – тормоз отката.


Танк т 34 изнутри

Внутренний вид башни танка Т-34-85 (передняя сторона):

1 – сиденье заряжающего; 2 – гильзоулавливатель; 3 – сиденье наводчика; 4 – механизм поворота башни; 5 – захват погона башни; 6 – запорное устройство отверстия для стрельбы из личного оружия; 7 – кнопка включения подсветки угломера; 8 – электрощиток башенного оборудования; 9 – подвеска прицела; 10 – приборы наблюдения МК-4; 11 – прицел ТШ-16; 12 – щиток освещения прицела; 13 – пушка; 14 – плафон освещения башни; 15 – спаренный пулемёт; 16 – укладка пулемётных магазинов на правом борту башни; 17 – стопор башни; 18 – аппарат №1 ТПУ

С марта 1944 года на танк Т-34-85 устанавливалась 85-мм пушка С-53 (а затем ЗИС-С-53) обр. 1944 года с длиной ствола 54,6 калибра. Масса качающейся части пушки без бронировки 1 150 кг. Предельная длина отката 330 мм. Вертикальная наводка от –5° до +22°. Затвор пушки – вертикально-клиновой с полуавтоматикой копирного типа. Спусковой механизм пушки состоял из электрического и механического (ручного) спусков. Рычаг электроспуска располагался на рукоятке маховика подъёмного механизма, а рычаг ручного спуска – на левом щите ограждения пушки.

Для стрельбы из 85-мм танковых пушек служили штатные боеприпасы от 85-мм зенитной пушки обр. 1939 года:

– унитарный патрон с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом (БР-365) с баллистическим наконечником с взрывателями МД-5 и МД-7;

– унитарный патрон с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом (БР-365К) с взрывателем МД-8;

– унитарный патрон с осколочной стальной гранатой (О-365К) с взрывателем КТМ-1;

– унитарный патрон с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом БР-365П (принят на вооружение в феврале 1944 года).


Танк т 34 изнутри

Размещение боеукладок в танке:

1 – укладка артвыстрелов на правом борту башни; 2 – укладка артвыстрелов в нише башни; 3 – укладка артвыстрелов в правом углу боевого отделения; 4 – укладка пулемётных магазинов слева от сиденья механика-водителя; 5 – укладка артвыстрелов на полу боевого отделения в ящиках; 6 – укладка пулемётных магазинов на нижнем носовом листе корпуса; 7 – укладка пулемётных магазинов в отделении управления справа от сиденья пулемётчика; 8 – укладка артвыстрелов в отделении управления; 9 – укладка пулемётных магазинов на правом борту башни

Боекомплект пушки состоял из 55 артвыстрелов (осколочных – 36, бронебойных – 14, подкалиберных – 5) и размещался в корпусе и башне танка в трёх типах укладок: стеллажной, хомутиковых и ящиках.

Стеллажная укладка на 12 выстрелов находилась в нише башни. В неё входили выстрелы с осколочной гранатой.

Хомутиковые укладки располагались: на правом борту башни – на 4 артвыстрела; в отделении управления у правого борта корпуса – на 2 артвыстрела; в правом заднем углу боевого отделения – на 2 артвыстрела. На правом борту башни укладывались выстрелы с бронебойными снарядами, а в отделении управления и боевом – с подкалиберными снарядами. Таким образом, в постоянной готовности к немедленному открытию огня в Т-34-85 находились 20 артвыстрелов.


В шести ящиках, расположенных на днище боевого отделения, размещалось 35 выстрелов, из них: 24 – с осколочной гранатой, 10 – с бронебойным снарядом и 1 – с подкалиберным.

Танк т 34 изнутри

Если брать в качестве своего рода расчётной единицы немецкий тяжёлый танк «Тигр», то можно констатировать, что его лобовую броню 85-мм пушки пробивали на дальности 1000 м. При стрельбе по танку «Тигр» с дальности 1500 м в его лобовом листе корпуса осталась лишь вмятина глубиной 39 мм, а на дальности 800 м в борту подбашенной коробки образовался пролом размером 350 на 230 мм. У самоходного орудия «Фердинанд» и тяжёлого танка «Королевский тигр» 85-мм пушка пробивала только бортовые и кормовые броневые листы корпуса и башни. При этом необходимо отметить, что по качеству изготовления советские бронебойные снаряды несколько уступали немецким, что не позволяло до конца использовать потенциал танковых пушек. Вместе с тем и сравнение с немецкими тяжёлыми танками выглядит некорректно, так как Т-34-85, будучи массовым танком Красной Армии, чаще имел дело с Pz.IV и «Пантерой». Первый поражался 85-мм бронебойным снарядом практически на всех дистанциях огневого боя, а со вторым дело обстояло существенно хуже. Лобовой лист корпуса «Пантеры» имел толщину 85 мм и наклон к горизонту 35°, пробить его пушка танка Т-34-85 могла только с дистанции, не превышавшей 500 м.


Танк т 34 изнутри

Т-34-85 завода «Красное Сормово». Промежуточная модель, сохранившая часть характерных деталей ранних сормовских машин: смещённый вперёд наружный топливный бак и рымы из прутка

По сравнению с Т-34 у Т-34-85 существенно улучшился манёвр огнём. Механизм поворота башни имел объединённое управление ручным и электрическим приводами, что существенно облегчало пользование им. Полный оборот с использованием электропривода башня совершала за 12-15 с.

Для стрельбы прямой наводкой из пушки Д-5Т использовались телескопический прицел ТШ-15 и перископический ПТК-5, из пушек С-53 и ЗИС-С-53 – телескопический прицел ТШ-16. Для стрельбы с закрытых позиций – боковой уровень и башенный угломер.

Телескопические прицелы ТШ-15 и ТШ-16 имели 4-кратное увеличение и поле зрения 16°.

Оба они имели оптический шарнир, состоявший из четырёх зеркал. Головная часть прицела жёстко крепилась на качающейся части пушки, а окулярная часть была неподвижной, что существенно улучшило условия работы наводчика.

Впрочем, в Т-34-85 значительно улучшились условия работы всех членов экипажа. Так, например, ширина рабочего места наводчика в плечах составляла 500 мм, то есть стала равной таковой у Pz.IV или «Пантеры». Ширина рабочего места заряжающего составляла 500×900 мм и опять-таки была равной «Пантере». При этом длина унитарных патронов у обоих танков была примерно одинаковой. Рабочее место заряжающего в Pz.IV было меньше, чем в Т-34-85. Превосходил «тридцатьчетвёрку» по всем этим показателям только «Тигр».

Защищённость


Танк т 34 изнутри

Первый опытный образец танка Т-34-85М. Весна 1944 года

Рассматривая бронезащиту танка Т-34-85, следует учитывать, что корпус был полностью заимствован (кроме подбашенного листа) у танка Т-34. При постановке Т-34-85 на серийное производство, в общем-то, предполагалось усилить толщину бронелистов корпуса. В апреле 1944 года завод № 183 изготовил два образца танка Т-34-85М. Толщина лобового листа корпуса у них равнялась 75 мм, толщина крышки люка механика-водителя была доведена до 100 мм, а бронировки курсового пулемёта – 90 мм. При этом пришлось пойти на уменьшение бронирования там, где это было возможно. До 15 мм уменьшилась толщина листов крыши МТО, днища подкрылков, нижнего кормового листа, задней части днища. В ходовой части применялись облегчённые балансиры и опорные катки. В ходе испытаний выяснилось, что эти мероприятия особого результата не дали. Кроме того, испытания обстрелом выявили, что 75-мм лобовая броня пробивается снарядом 88-мм немецкой танковой пушки KwK 43 L/71 с дистанции 2000 м! Таким образом, никакого смысла в усилении лобовой брони корпуса в 1944 году уже не было.


Танк т 34 изнутри

Второй опытный образец танка Т-34-85М. Весна 1944 года. Хорошо видна изменённая конфигурация кормы корпуса, связанная с размещением там двух 190-л топливных баков

Поскольку главным нововведением у 7-34-85 стала башня, то на ней и сосредоточились основные усилия конструкторов. К тому времени уже было известно из опыта войны, что на башню приходится до 45% опасных поражений танков. Основа башни отливалась из стали 71Л, обладавшей более высокими литейными показателями, чем применявшаяся ранее для башен Т-34 сталь МЗ-2. Толщина лобовой части башни составляла 75 мм, бортов и кормы – 52 мм. С 7 августа 1944 года толщина лобовой части башни стала составлять 90 мм. Толщина бортов башни была доведена до 75 мм. В сочетании с некоторым их наклоном эта толщина обеспечивала защиту от бронебойных снарядов 75-мм противотанковой пушки Pak 40 на дистанции около 500 м при курсовых углах до 40°.

Лобовая же броня обеспечивала защиту от немецких бронебойных снарядов с дальностей 800– 2000 м, в зависимости от калибра и типа боеприпаса.

Таким образом, уровень бронезащиты Т-34-85 по сравнению с танком Т-34, вооружённым 76-мм пушкой, возрос незначительно.


если говорить о защищённости в целом, то она возросла весьма существенно. Решающее влияние на этот процесс оказало не усиление бронирования башни, а установка в ней новой мощной пушки. Благодаря этому удалось увеличить дистанцию огневого боя и в результате снизить вероятность поражения танка вражескими снарядами. Важное значение имело и размещение в башне третьего члена экипажа. Теперь командир танка, избавившись от функций наводчика, мог полностью сосредоточиться на наблюдении за полем боя, поиске целей и оценке обстановки. В результате действенность упреждающего и ответного огня танка по танкоопасным целям и эффективность его противоартиллерийского манёвра существенно возросли. В полной мере способствовали этому оснащение Т-34-85 качественными приборами наблюдения и радиосвязью.

Танк т 34 изнутри

Сравнительные размеры танков Т-34 и Т-34-85

Что касается приборов наблюдения, то механик-водитель Т-34-85 остался при своём: в его распоряжении по-прежнему были два призматических смотровых прибора, закрывавшихся броневыми заслонками-«ресничками». Располагавшийся справа от него пулемётчик (бывший стрелок-радист) с декабря 1944 года получил в своё распоряжение оптический телескопический прицел ППУ-8Т с полем зрения 25°. В результате стала уходить в прошлое такая оценка эффективности курсового пулемёта, оснащённого лишь диоптрическим прицелом, поле зрения которого ограничивалось отверстием в шаровой установке – 2-3°: «Обзор через эту дырочку над стволом пулемёта был ограниченный, а сектор обстрела и того меньше. Иногда пулемёт повернёшь, видишь, что кто-то бежит, а стрелять не можешь». Тем не менее курсовые пулемёты очень пригодились в 1944-1945 годах для борьбы с «фаустниками».


Танк т 34 изнутри

Приварка крыши к основе башни Т-34-85. Уралвагонзавод, 1944 год

Настоящим прорывом стало оснащение Т-34-85 тремя перископическими вращающимися приборами наблюдения МК-4. Приборы наводчика и заряжающего размещались в крыше башни, а прибор командира в крышке люка командирской башенки. Прибор МК-4 обеспечивал распознавание предметов на местности на удалении 1 000– 1 200 м. В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателя на одно обстоятельство. Дело в том, что прибор МК-4 не является отечественным изобретением. Он был скопирован весной 1943 года с английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу, и считается чуть ли не лучшим прибором наблюдения периода Второй мировой войны и даже далее. И вот тут непонятно – а чего ждали до 1943 года? Первые английские танки прибыли в СССР поздней осенью 1941 года, а приборы наблюдения на Т-34 подвергались жёсткой критике аж с 1940-го! Во всех отчётах по испытаниям английских танков отмечается хорошее качество и удобство пользования приборами наблюдения. В подобных отчётах, кстати, всегда присутствовал перечень того, что было бы неплохо позаимствовать у «иностранцев». Прибор Mk IV почти всегда занимал в нём первую строчку. Но, судя по всему, нашим производственникам в 1942-1943 годах было не до приборов наблюдения.

Интересно отметить, что прибор Mk IV – это не английское изобретение. Его разработал польский инженер Гундлах в середине 1930-х годов, а англичане просто приобрели лицензию на его выпуск. С этим прибором наши военные смогли ознакомиться ещё в 1939 году при испытаниях трофейного польского танка 7ТР и уже тогда занесли этот прибор в перечень «чего бы позаимствовать»!

Выполнение своих обязанностей командиру Т-34-85 существенно облегчала командирская башенка, толщину стенок которой в процессе серийного выпуска довели с 52 до 75 мм. По периметру командирской башенки располагались пять смотровых щелей, закрытых стеклоблоками. Во вращающейся крышке люка башенки (двух– или одностворчатой) размещался прибор наблюдения МК-4.

Танк т 34 изнутри

Схема бронирования танка Т-34-85

Существенное влияние на уровень защищённости Т-34-85 оказало оснащение всех танков радиостанциями. Причём на боевые машины этого типа устанавливалась наиболее совершенная танковая радиостанция периода Второй мировой войны – 9РС. В отличие от выпускавшейся ранее 9РМ она была выполнена компактно в одном блоке и рассчитана на питание от бортовой сети напряжением 24 В. На Т-34-85 радиостанцию перенесли из корпуса в башню – теперь её обслуживал командир танка. Последнее обстоятельство исключило из цепочки связи промежуточное звено – стрелка-радиста. Теперь командир танка получил непосредственный контакт с командиром подразделения. В итоге резко улучшилось взаимодействие как отдельных танков, так и подразделений на поле боя.

Подвижность

Двигатель, трансмиссия и ходовая часть танка Т-34-85 по сравнению с танком Т-34 принципиальных изменений не претерпели. Поэтому характеристики подвижности, несмотря на возросшую массу, изменились незначительно, чего нельзя сказать о надёжности.

Во многом благодаря поступлению в 1943 году по ленд-лизу современных станков удалось существенно повысить качество изготовления двигателей В-2-34, пятиступенчатых коробок передач, бортовых редукторов и т.д. Уже нередки были случаи, когда двигатели отрабатывали на танках без поломок по нескольку сот моточасов. Этому способствовала и замена в общем то неплохих воздухоочистителей «Циклон» на ещё более производительные «Мультициклон», введение всережимных регуляторов и т.д. Повышение надёжности работы двигателя и трансмиссии положительно сказались на манёвренности. И если средние скорости движения остались прежними, то время, в течение которого танк мог двигаться с такой скоростью, увеличилось. Кроме того, танкисты перестали бояться активно маневрировать на поле боя. Всё это также сказалось на защищённости боевых машин. Недаром существуют старые танкистские поговорки о том, что «поражаемость танка пропорциональна квадрату его скорости» и простая и точная: «Броня – фигня, но танки наши быстры!»

Рост надёжности танка Т-34-85 в целом оказался весьма кстати на завершающем этапе Великой Отечественной войны, когда для Красной Армии стало характерным проведение крупномасштабных и динамичных наступательных операций.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 11000

statehistory.ru

  Конструкция танка Т-34. Описание конструкции танка.

Танк Т-34 имел классическую компоновку с кормовым расположением трансмиссии. Внутри корпус танка делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное.

Отделение управления находилось в носовой части танка. В нем размещались сиденья водителя и стрелка-радиста, органы управления, контрольные приборы, пулемет ДТ в шаровой установке, часть боекомплекта, радиостанция (первоначально устанавливалась не на всех танках), приборы наблюдения, два баллона со сжатым воздухом для запасного пуска двигателя, запасные части, инструмент и принадлежности.

Боевое отделение находилось в средней части машины. В нем размещались сиденья командира танка (он же наводчик) и башенного стрелка (он же заряжающий). Над боевым отделением на шариковой опоре устанавливалась башня, в которой размещались вооружение, часть боекомплекта и приборы наблюдения. В крыше башни имелся люк (позже два люка) для посадки экипажа.

Моторное отделение располагалось за боевым в средней части танка и отделялось от него сплошной разборной перегородкой с люками, закрытыми съемными крышками. В моторном отделении были установлены двигатель, два водяных радиатора, два масляных бака-радиатора, четыре аккумуляторных батареи. Двигатель располагался носком в сторону кормы; радиаторы — по обеим сторонам двигателя, параллельно продольной оси танка.

Трансмиссионное отделение находилось в кормовой части танка. В нем размещались главный фрикцион с центробежным вентилятором, коробка перемены передач, бортовые фрикционы с тормозами, электростартер, бортовые передачи и два топливных бака.

КОРПУС танка представлял собой жесткую броневую коробку с продолговатой закругленной носовой частью и кормой. Корпус сваривался из катаных листов гомогенной брони МЗ-2 (И8-С). Для увеличения снарядостойкости верхняя часть обоих бортов делалась наклонной. Основные части корпуса—днище, носовая часть, борта, корма, крыша и поперечные перегородки.

Днище — основной скрепляющий элемент корпуса — состояло из передней и задней частей, соединенных встык сварным швом. Соединение усиливалось стальной балкой Т-образного сечения, являвшейся нижней частью каркаса моторной перегородки. Балка приваривалась и приклепывалась к днищу по обе стороны стыка. Толщина днища в передней части была больше, чем в задней. В днище имелись три люка, закрывавшиеся броневыми крышками, шесть отверстий с пробками и восемь вырезов, по четыре с каждого борта. В передней части днища возле сиденья стрелка-радиста имелся люк овальной формы для аварийного выхода экипажа из танка.

В моторном отделении на днище была укреплена подмоторная установка, состоявшая из двух поперечных кронштейнов, к которым 36 болтами привинчивались две параллельные рамы. На этих рамах устанавливался двигатель. Носовая часть корпуса состояла из передней балки, трех броневых листов, крышки люка водителя и броневого колпака пулемета.

Верхний лобовой лист корпуса имел в нижней части форму прямоугольника, в верхней — форму трапеции и приваривался встык к передней балке, бортовым листам, подкрылкам и подбашенному листу. На бронекорпусах, изготовленных Сталинградской судоверфью (завод №264) в 1942 году, верхний лобовой лист приваривался к бортовым листам с соединением в шип.

В листе было выштамповано углубление над головой водителя и имелись петли для крепления крышки люка и два основания для зеркальных перископических смотровых приборов. Приборы располагались под углом 60° к продольной оси танка. В верхней части крышки люка имелось основание для центрального зеркального перископического смотрового прибора.

С начала 1942 года появился люк механика-водителя более простой формы с двумя призменными смотровыми приборами, заимствованный у танка А-43. Для защиты от пуль и осколков снарядов призмы закрывались снаружи откидными броневыми крышками. С правой стороны от люка водителя в броневом колпаке располагалась шаровая установка пулемета ДТ. Начиная с 1942 года на ствол пулемета надевалась броневая маска (за исключением машин производства СТЗ).

Борта корпуса состояли из нижней и верхней частей, соединенных сваркой. Нижняя представляла собой вертикальный броневой лист, имевший пять отверстий для прохода осей балансиров, четыре выреза для цапф балансиров и пять кронштейнов с площадками для крепления резиновых буферов, ограничивавших поворот балансиров. В передней части вертикального бортового листа приваривался картер механизма натяжения гусениц, а в задней части — картер бортовой передачи. Верхняя часть борта представляла собой подкрылок с горизонтальным дном и наклонным бортовым листом. С внутренней стороны к бортам приваривались восемь коробов (по четыре с каждой стороны), в которых устанавливались наклонные пружинные подвески катков. В пространстве между коробами крепились баки для горючего и масла.

Корма корпуса состояла из верхнего наклонного листа, нижнего наклонного корытообразного листа и двух картеров бортовых передач. Верхний наклонный лист трапециевидной формы крепился петлями и винтами к нижнему и бортовым листам. В нем имелся четырехугольный люк (с 1942 года — круглый, за исключением танков, выпускавшихся на СТЗ), обеспечивавший доступ к агрегатам, установленным в задней части трансмиссионного отделения, и два овальных отверстия для выхлопных труб (снаружи эти отверстия защищались броневыми колпаками).

Крыша над боевым отделением представляла собой броневой лист, в котором имелись большой круглый вырез для установки башни и четыре выреза для доступа к верхней части подвесок катков, закрытых сверху крышками. Крыша над моторным отделением состояла из среднего продольного листа с люком для доступа к двигателю, двух боковых листов над радиаторами, двух продольных листов жалюзи и колпаков над радиаторами.

Крыша над трансмиссионным отделением состояла из двух броневых листов над баками для топлива, двух броневых листов жалюзи, узкого концевого поперечного листа и сетки над крышей.

БАШНЯ сварная, овальной обтекаемой формы, устанавливалась на шариковой опоре над боевым отделением корпуса. В ее переднем лобовом листе имелись три выреза: центральный — для установки пушки; правый — для спаренного пулемета; левый — для телескопического прицела. В боковых листах башни были предусмотрены вырезы для приварки оснований смотровых приборов, а под ними — отверстия для стрельбы из револьвера.

В заднем листе ниши башни имелся люк для демонтажа пушки, его крышка крепилась четырьмя, а затем шестью болтами. У танков, выпущенных СТЗ в 1942 году, съемным был весь кормовой лист башни (крепился восемью болтами). У сормовских машин этот люк вообще отсутствовал.

Башня танка Т-34, производимая на заводе «Красное Сормово» (г. Нижний Новгород)

В крыше башни имелся люк трапециевидной формы, закрывавшийся откидной крышкой, в которой находились два отверстия: левое — для установки прибора кругового обзора; правое—для сигнализации. С осени 1941 года прибор кругового обзора не устанавливался, а его отверстие заваривалось. На танках выпуска 1942 года этого отверстия уже не было.

В переднем листе крыши башни имелись два отверстия: слева — для установки перископического прицела;справа, на продольной оси башни, закрытое колпаком — для вентиляции. С конца 1941 года отверстий для прицелов было два — слева и справа от вентилятора.

На танках первых выпусков в заднем листе крыши башни имелось отверстие для ввода антенны с приваренной бронировкой. У машин последующих выпусков это отверстие заваривалось, а позже просто не выполнялось, так как радиоаппаратуру вместе с антенным вводом перенесли из ниши башни в носовую часть корпуса (с правой стороны по ходу танка).

Помимо сварных, выпускались литые башни, в которых крыша и днище ниши вваривались после предварительной мех-обработки. Основания боковых смотровых приборов отливались заодно с корпусом башни. В остальном литая башня отличий от сварной не имела. В 1942 году была введена башня так называемой «улучшенной» формы, более близкая по своим очертаниям к правильному шестиграннику. Эта башня выполнялась как литой, так и штампованной. Передняя наклонная стенка башни имела прямоугольный вырез для монтажа вооружения. Снаружи вырез закрывался броневым лобовым щитом, крепившимся к башне болтами. На боковых стенках башни были прорезаны две смотровые щели, оборудованные смотровыми приборами. В задней стенке ниши находилось отверстие для крепления приспособления проверки отката и наката компрессора пушки. Отверстие закрывалось заглушкой, которая изнутри башни фиксировалась гайкой.

В танках выпуска 1943 года под смотровыми щелями имелись отверстия для стрельбы из револьвера, закрывавшиеся заглушками. Крыша башни представляла собой плоский броневой лист. В передней левой части крыши находилось отверстие для перископического прицела. На командирских танках в передней правой части крыши предусматривалось отверстие для командирской панорамы. В средней части крыши было оборудовано два круглых люка для входа и выхода экипажа. Между ними размещалась съемная перемычка, позволявшая вынимать через люки бортовые топливные баки, не снимая башни. В задней части крыши находился люк для вентиляции, закрытый броневым колпаком.

С 1943 года у ряда танков на левом люке устанавливалась командирская башенка цилиндрической формы с пятью смотровыми щелями с защитными стеклами. Во вращавшейся на шариковой опоре крыше башенки имелся люк, закрывавшийся двухстворчатой крышкой с отверстием для смотрового прибора в одной из створок. Танки с командирской башенкой съемной перемычки в крыше башни не имели.

Башни всех вариантов приводились во вращение электрическим поворотным механизмом или вручную. При работе электропривода максимальная скорость поворота башни достигала 4,2 об/мин.

ВООРУЖЕНИЕ. На танках Т-34 ранних выпусков устанавливалась 76-мм пушка обр. 1938/39 г. J1-11 с длиной ствола 30,5 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда—612 м/с. Вертикальная наводка — от — 5° до +25°. Практическая скорострельность в условиях танка — 1 — 2 выстр./мин. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор с устройством для отключения полуавтоматики, так как в предвоенные годы руководство ГАБТУ считало, что полуавтоматики в танковых пушках быть не должно (из-за загазованности боевого отделения). Особенностью пушки J1-11 являлись оригинальные противооткатные устройства, в которых жидкость компрессора непосредственно контактировала с воздухом накатника.

С февраля — марта 1941 года на Т-34 устанавливалась 76-мм пушка обр. 1940 г. Ф-34 с длиной ствола 41,5 калибра. Масса пушки 1155 кг. Предельная длина отката 390 мм, вертикальная наводка от — 5°30′ до +2648′. Затвор клиновой, с полуавтоматикой механического копирного типа. Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлических тормоза отката и накатника и располагались под стволом. Выстрел из пушки производился с помощью ножного и ручного механических спусков.

Пушка Ф-34 дважды модернизировалась. В ходе первой модернизации были изменены затвор и полуавтоматика с ко-пирным устройством, спусковые механизмы, упразднен компенсатор в тормозе отката, предохранитель для запирания затвора по-походному и скоба с буфером. При второй — вместо ствола со свободной трубой установили ствол-моноблок с казенником, соединявшимся с трубой с помощью муфты.

Танк вооружался двумя 7,62-мм пулеметами ДТ, один из них был спарен с пушкой, другой смонтирован в шаровой установке в лобовом листе корпуса.Для ведения стрельбы из пушки /1-11 применялись телескопический прицел ТОД-6 и перископический панорамный прицел ПТ-6; из пушки Ф-34 — телескопический прицел ТОД-7 и перископический панорамный прицел ПТ-7, впоследствии замененные на телескопический прицел ТМФД-7 и перископический панорамный прицел ПТ-4-7. На части танков помимо штатного перископического прицела устанавливалась командирская панорама ПТ-К.

Для ведения огня с закрытых позиций с 1943 года пушка Ф-34 выпускалась с боковым уровнем, укрепленным на люльке. Для стрельбы из пушек /1-11 и Ф-34 применялись унитарные патроны от дивизионных пушек обр.1902/30 г. и обр. 1939 г. и от полковой пушки обр. 1927 г.:

—с осколочно-фугасной дальнобойной гранатой (стальной 0ф-350 и из сталисто-го чугуна ОФ-350А) и взрывателем КТМ-1;
—с фугасной гранатой старого русского образца (Ф-354) и взрывателями КТ-3, КТМ-3 или ЗГТ;
—с бронебойно-трассирующим снарядом (БР-350А, БР-350Б, Р-350СП) и взрывателем МД-5;
—с бронепрожигающим снарядом (БП-353А) и взрывателем БМ;
—с пулевой шрапнелью (LU-354 и Ш-354Т) и шрапнелью Гартца (Ш-354Г), с трубками — 22-секундной или Т-6;
—со стержневой шрапнелью (LU-361) и трубкой Т-ЗУГ;
—с картечью (LU-350).

В октябре 1943 года был принят на вооружение и стал включаться в боекомплект танка Т-34 унитарный патрон с под-калиберным бронебойно-трассирующим снарядом (БР-354П).

В танках 1940—1942 года выпуска боекомплект состоял из 77 выстрелов, которые укладывались на полу боевого отделения и на его стенках. На полу танка устанавливались 20 высоких (на 3 выстрела) и 4 низких (на 2 выстрела) чемодана — всего 68 снарядов. На стенках боевого отделения размещались 9 выстрелов: на правой стороне — 3, в общей горизонтальной укладке и на левой — 6, в двух горизонтальных укладках — по 3 выстрела.

В танках 1942— 1944 года выпуска с «улучшенной» башней боекомплект состоял из 100 выстрелов (бронебойных — 21, осколочно-фугасных — 75, подкалиберных — 4). Для укладки выстрелов на полу боевого отделения было оборудовано 8 ящиков на 86 выстрелов. Остальные 14 выстрелов размещались так: 2 бронебойно-трассирующих — в кассетах на крышке ящика в правом заднем углу боевого отделения, 8 осколочно-фугас-ных — на левом борту боевого отделения и 4 подкалиберных — в кассетах на правом борту.Боекомплект пулеметов первоначально состоял из 2898 патронов (46 дисков). У танков ранних выпусков, не имевших радиостанции, он включал 4725 патронов (75 дисков). В Т-34 с «улучшенной» башней размещалось 3150 патронов к пулеметам (50 дисков), один пистолет-пулемет ППШ, 4 магазина к нему и 25 ручных гранат Ф-1.

Огнеметные танки ТО-34 вооружались поршневым огнеметом АТО-41 или АТО-42 производства завода № 222, смонтированным в шаровой установке вместо курсового пулемета. Выстрел огнесмеси (60% мазута и 40% керосина) осуществлялся за счет давления пороховых газов от сгорания заряда к 45-мм пушечному патрону. Перезарядка огнемета и подача очередного патрона производились автоматически, под влиянием гидравлического напора огнесмеси. Струя огнесмеси поджигалась бензиновым факелом, а последний — электрической искрой. Огнемет мог производить как одиночные выстрелы, так и автоматические (очередь из 3 — 4 выстрелов). Дальность огнеметания достигала 60 — 65 м. За один выстрел расходовалось до 10 л огнесмеси. Емкость резервуара — 100 л (уАТО-42 — 200 л), емкость бензобачка— 2 л. Боекомплект пушки на огнеметных танках остался неизменным, боекомплект пулемета сократился до 2750 патронов.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке Т-34 устанавливался 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель В-2-34. Номинальная мощность двигателя — 450 л.с. при 1750 об/мин, эксплуатационная — 400 л.с. при 1700 об/мин, максимальная—500 л.с. при 1800 об/мин. Диаметр цилиндра 150 мм. Ход поршней левой группы— 180 мм, правой — 186,7 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 14— 15. Масса сухого двигателя с электрогенератором без выхлопных коллекторов 750 кг.

Топливо — дизельное, марки ДТ или газойль марки «Э» по ОСТ 8842; подавалось принудительно, с помощью двенадцати плунжерного топливного насоса НК-1. Танки ранних выпусков имели шесть топливных баков общей емкостью 460 л и четыре наружных топливных бака общей емкостью 134 л. К концу лета 1943 года число топливных баков довели до восьми, а их емкость возросла до 540 л. Вместо четырех бортовых стали устанавливать два кормовых бака прямоугольной формы, а с 1943 года — два цилиндрических бака емкостью по 90 л с каждого борта. Вскоре их количество довели до трех: один на левом борту, два — на правом. Наружные топливные баки к системе питания двигателя не подключались.

Воздухоочиститель «Мультициклон» установленный на в трансмиссионном отделении танка Т-34-85

Система смазки — циркуляционная, под давлением. Циркуляцию масла обеспечивал шестеренчатый трехсекционный масляный насос.

Система охлаждения — жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Радиаторов — два, трубчатых, установленных по обе стороны от двигателя с наклоном в его сторону, общей емкостью 90 — 95 л.

Для очистки воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя, на танке устанавливался воздухоочиститель типа «Помон», а с 1942 года — два воздухоочистителя типа «Циклон».

Пуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 мощностью 15 л.с. или сжатым воздухом (два баллона размещались в отделении управления).

Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), коробки передач, бортовых фрикционов, тормозов и бортовых передач.

Коробка передач трехходовая, четырехскоростная (с конца 1942 года — пятискоростная). Бортовые фрикционы многодисковые, сухие (сталь по стали); тормоза плавающие, ленточные, с обшивкой ферродо. Бортовые передачи одноступенчатые.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка применительно к одному борту состояла из пяти сдвоенных опорных катков диаметром 830 мм. Опорные катки, выпускавшиеся разными заводами, существенно отличались по конструкции и внешнему виду: литые или штампованные, с резиновыми бандажами или с внутренней амортизацией (летом 1942 года СТЗ выпускал катки вообще без амортизации). Подвеска индивидуальная, пружинная. Ведущие колеса заднего расположения имели шесть роликов для зацепления с гребнями гусеничных траков. Направляющие колеса литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц. У танков ранних выпусков направляющие колеса были обрезинены. Гусеницы стальные, с литыми или штампованными траками. У танков ранних выпусков они состояли из 74 траков (37 гребневых и 37 плоских) шириной 550 мм. У машин выпуска 1942— 1943 годов гусеницы состояли из 72 траков шириной 500 мм.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 24 и 12 В. Источники: генератор ГТ-4563А мощностью 1 кВт, четыре аккумуляторные батареи 6-СТЭ-128 емкостью 128 А.ч каждая. Потребители: электростартер СТ-700, электромотор поворотного механизма башни, электромотор вентилятора, контрольные приборы, аппаратура внешнего и внутреннего освещения, электросигнал, умформер радиостанции и лампы ТПУ.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. На Т-34 устанавливалась коротковолновая приемо-передающая симплексная телефонная радиостанция 9-Р (на танках первых выпусков 71-ТК-3), имевшая возможность принимать телеграфные немодулированные сигналы. С 1943 года Т-34 начали оснащаться модернизированной радиостанцией 9-РМ с расширенным диапазоном.

На танках ранних выпусков внутренняя связь обеспечивалась танковым переговорным устройством ТПУ-2 или ТПУ-3 довоенного образца. Позже все танки Т-34 обеспечивались переговорным устройством ТПУ-З-бисФ.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКОВ Т-34

 

ww2history.ru

Этот танк – самый узнаваемый символ Великой отечественной. Лучший в своем классе танк Второй мировой. Один из самый массовых танков в мире. Машина, составляющая основу прошедших всю Европу бронетанковых армий СССР.

Какие люди вели в бой «тридцатьчетверки»? Как и где обучали? Как выглядел бой «изнутри» и какими были фронтовые будни советских танкистов?

Обучение танкистов до…

Перед войной кадровый командир-танкист обучался два года. Он изучал все виды танков, которые были в Красной Армии. Его учили водить танк, стрелять из его пушки и пулемётов, давали знания по тактике танкового боя. Из училища выходил специалист широкого профиля. Он был не только командиром боевой машины, но и умел выполнять обязанности любого члена экипажа.

В тридцатые годы военные пользовались в СССР огромной популярностью. Во-первых, Красная Армия, ее солдаты и офицеры, символизировали мощь относительно молодого Советского государства, которое буквально за несколько лет превратилось из разоренной войнами, нищей, аграрной страны в индустриальную державу, способную постоять за себя. Во-вторых, офицеры были одним из наиболее обеспеченных слоев населения.

Например, инструктор авиационного училища, кроме полного содержания (обмундирование, обеды в столовой, транспорт, общежитие или деньги на аренду жилья) получал очень высокую зарплату − около 700 рублей (бутылка водки стоила в районе двух рублей). Кроме того выходцам из крестьянской среды служба в армии давала шанс повысить образование, овладеть новой, престижной специальностью.

Рассказывает Александр Бурцев, командир танка: «Я помню, после трех лет службы из армии возвращались другими людьми. Уходил деревенский лопух, а возвращался грамотный, культурный человек, отлично одетый, в гимнастерке, в брюках, сапогах, физически окрепший. Он мог работать с техникой, руководить. Когда из армии приходил служивый, так их называли, вся деревня собиралась. Семья гордилась тем, что он служил в армии, что стал таким человеком».

Грядущая новая война – война моторов – создавала и новые пропагандистские образы. Если в двадцатые годы назад каждый мальчишка мечтал о шашках и кавалерийских атаках, то к концу тридцатых годов этот романтический образ был навсегда вытеснен летчиками-истребителями и танкистами. Пилотировать истребитель или расстреливать врага из танковой пушки – вот о чем теперь мечтали тысячи советских ребят. «Ребята, айда в танкисты! Почетно же! Едешь, вся страна под тобой! А ты – на коне железном!» – фразы, описывающие настроение тех лет, вспоминает командир взвода, лейтенант Николай Яковлевич Железнов.

…и во время войны

Однако во время тяжелых поражений 1941 года Красная Армия потеряла практически все танки, которые имела в западных округах. Погибло и большинство кадровых танкистов. Нехватка острая танковых экипажей стала очевидна уже летом 1942 года, когда эвакуированная на Урал промышленность начала производить танки в прежних объёмах.

Руководство страны понимая, что именно танкисты сыграют решающую роль в кампании 1943 года, приказало фронтам ежемесячно направлять в танковые училища не менее 5000 лучших рядовых и сержантов с образованием не менее семи классов. В учебные танковые полки, где готовили рядовой состав – стрелков-радистов, механиков-водителей и заряжающих, с фронта ежемесячно отзывалось 8000 лучших солдат с образованием не ниже трех классов. Помимо фронтовиков на училищную скамью садились вчерашние выпускники средних школ, трактористы и комбайнеры.

Курс обучения был сокращен до шести месяцев, а программа – урезана до минимума. Но заниматься всё равно приходилось по 12 часов в день. В основном изучали материальную часть танка Т-34 – ходовую, трансмиссию, пушку и пулеметы, радиостанцию.

Всему этому, а также умению ремонтировать танк учились как в классах, так и на практических занятиях. Но времени катастрофически не хватало. Вспоминает командир взвода Василий Брюхов: «Я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. Разве это подготовка? Учили нас немного вождению на БТ-5. Давали азы – с места трогаться, по прямой водить. Были занятия по тактике, но в основном «пешим по-танковому». И только под конец было показное занятие «танковый взвод в наступлении». Все! Подготовка у нас была очень слабая. Когда нас выпускали, начальник училища сказал: «Ну, что же, сынки, мы понимаем, что вы программу быстро проскочили. Знаний у вас твердых нет, но в бою доучитесь».

С училища – на фронт

Свежеиспеченные лейтенанты отправлялись на танковые заводы в Горький, Нижний Тагил, Челябинск и Омск. С конвейеров каждого из этих заводов ежедневно сходил батальон танков Т-34. Молодой командир заполнял формуляр приема танка. После этого он получал перочинный ножик, шелковый платок для фильтрации горючего, наган и танковые часы величиной с кулак, которые устанавливались на приборной доске. Однако танкисты нередко носили их с собой. Наручные или карманные часы в ту пору были далеко не у каждого.
Рядовых членов экипажа готовили на трехмесячных курсах в запасных танковых полках, располагавшихся при заводах. Командир наскоро знакомился с экипажем и совершал пятидесятикилометровый марш, который заканчивался боевой стрельбой.

После этого танки грузили на платформы, и эшелон мчал их на запад – навстречу судьбе.

Внутри Т-34

Легендарный средний танк, принятый на вооружение в 1940 году, был во многом революционной конструкцией. Но, как и любой переходный образец, он сочетал в себе новинки и вынужденные решения. На первых танках стояла устаревшая коробка передач. Грохот в танке стоял невероятный, а танковое переговорное устройство работало отвратительно. Поэтому командир танка просто ставил механику-водителю ноги на плечи и управлял им при помощи заранее определенных сигналов.

В башне Т-34 было только для двоих. Поэтому командир танка выполнял обязанности и командира, и наводчика. Кстати, командир и заряжающий кое-как, но могли разговаривать, однако чаще всего их общение тоже происходило жестами. Командир заряжающему под нос сунул кулак, и тот уже знает, что надо заряжать бронебойным, а растопыренную ладонь – осколочным.

Стрелок-радист Петр Кириченко вспоминает: «Переключение передачи требовало огромных усилий. Механик-водитель выведет рычаг в нужное положение и начинает его тянуть, а я подхватываю и тяну вместе с ним. Передача подрожит какое-то время и только потом включается. Танковый марш весь состоял из таких упражнений. За время длительного марша механик-водитель терял в весе килограмма два или три: весь вымотанный был. Кроме того, поскольку руки у него заняты, я брал бумагу, сыпал туда самосад или махорку, заклеивал, раскуривал и вставлял ему в рот. Это тоже была моя обязанность».

Бой на Т-34 (реконструкция)

До начала атаки остается несколько минут. У командира начинают ходуном ходить руки, зубы стучат: «Как сложится бой? Что там за пригорком? Какие у немцев силы? Доживу ли я до вечера?» Стрелок-радист нервно грызет кусок сахара – вечно его перед атакой на еду тянет. Заряжающий курит, глубоко затягиваясь дымом. Папироса в его руке дрожит. Но вот в наушниках танкошлема командира звучит сигнал к атаке. Командир переключается на внутреннюю связь, но треск стоит такой, что ничего не слышно. Поэтому он просто легонько бьет сапогом по голове механика-водителя, который сидит прямо под ним – это условный сигнал «Вперед!». Машина, ревя двигателем, лязгая гусеницами, трогается с места. Командир смотрит в перископ – весь батальон двинулся в атаку.

Страх ушел. Остался только холодный расчет.

Механик ведет машину на скорости 25-30 километров – зигзагом, меняя направление через каждые 50 метров. От его опыта зависит жизнь экипажа. Именно механик должен правильно оценить местность, найти укрытие, не подставить борт под орудия противника. Радист настроил рацию на прием. У него есть пулемет, но прицеливаться он может лишь через отверстие диаметром с указательный палец, в котором попеременно мелькают земля и небо – такой стрельбой фрицев только напугаешь, реального толка от нее немного. Заряжающий в панораму наблюдает за правым сектором. Его задача не только забрасывать в казенник снаряды, но и указывать командиру цели справа по курсу движения танка.

Командир смотрит вперед и влево, ищет цели. Правое плечо уперлось в казенник пушки, левое – в броню башни. Тесно. Руки сложены крест на крест: левая – на механизме подъема орудия, правая – на рукоятке поворота башни. Вот он поймал в панораму танк противника. Толкнул ногой в спину механика-водителя – «Стой!» и на всякий случай крикнул в переговорное устройство: «Короткая!». Заряжающему: «Бронебойный!»
Механик-водитель выбирает ровный участок местности, останавливая машину, кричит: «Дорожка!» Заряжающий досылает снаряд. Пытаясь перекричать рев двигателя и лязг затвора, докладывает: «Бронебойным готово!»
Танк, резко остановившись, еще какое-то время раскачивается. Теперь все зависит от командира, от его навыков и просто от везения. Неподвижный танк – это лакомая цель для противника! От напряжения взмокла спина. Правая рука вращает поворотный механизм башни, совмещая прицельную марку с целью по направлению. Левая рука крутит механизм подъема орудия, совмещая марку по дальности.

«Выстрел!» – кричит командир и нажимает педаль спуска орудия. Его голос тонет в грохоте выстрела и лязге затвора. Боевое отделение наполняется пороховыми газами, которые разъедают глаза. Вентилятор, установленный в башне, не успевает выдувать их из танка. Заряжающий хватает горячую дымящуюся гильзу и через люк выкидывает ее наружу. Не дожидаясь команды, механик срывает машину с места.

Противник успевает сделать ответный выстрел. Но снаряд только рикошетирует, оставив на броне борозду, словно горячая ложка в масле. От удара по танку звенит в ушах. Окалина, отлетевшая от брони, впивается в лицо, скрипит на зубах. Но бой продолжается!

Т-34 против «Тигров»

Т-34 по всем параметрам превосходил средние танки Германии. Это был маневренный и быстрый средний танк, оснащенный длинноствольной 76-мм пушкой и дизельным двигателем. Особым предметом гордости танкистов была отличительная черта «тридцатьчетверки» – наклонная броня. Эффективность наклонной брони подтверждалась и практикой боёв. Большинство немецких противотанковых и танковых орудий 1941-42 годов не пробивали лобовую броню танка Т-34. К 1943 году Т-34 стал основной боевой машиной советских танковых армий, сменив устаревшие Т-26 и БТ.

Однако к 1943 г немцы создали модернизировали старые средние танки T-IV и начали выпуск тяжелых танкв T-V «Пантера» и T-VI «Тигр». Установленные на новых машинах длинноствольные пушки калибра 75 и 88 мм могли поразить Т-34 на дистанции 1,5-2 тысячи метров, тогда как 76 мм пушка нашего среднего танка могла поразить «Тигр» лишь с 500 м, а «Пантеру» – с 800 метров. Используя преимущество Т-34 в маневренности и тактические уловки наши танкисты часто выходили победителями из схваток с технически превосходящим противником. Но бывало и наоборот…

Если танк подбит…

Хорошо, если снаряд попадал в моторное отделение – танк просто глох и экипаж успевал выскочить. Если же снаряд пробивал броню башни или борта боевого отделения, то осколки брони чаще всего ранили кого-то из членов экипажа. Растекшееся горючее вспыхивало – и вся надежда у танкистов оставалась только на себя, на свою реакцию, силу, ловкость, потому что в запасе у каждого было всего лиш две-три секунды на то, чтобы спастись.

Ещё страшнее приходилось тем, чей танк был просто обездвижен, но не горел. Ион Деген, танкист, рассказывает: «В бою не требовалось приказа командира покинуть горящий танк, тем более командир мог быть уже убит. Выскакивали из танка интуитивно. Но, например, нельзя было покинуть танк, если у тебя только перебита гусеница. Экипаж был обязан вести огонь с места, пока не подобьют».

А бывало и так, что покинуть горящую машину танкисту не позволяла какая-нибудь мелочь, иной раз даже неудобная одежда. Танкист Константин Шиц вспоминает: «У нас командиром одной из рот был старший лейтенант Сирик, видный такой мужик. Как-то захватили на станции богатые трофеи, и он стал носить хорошее, длинное румынское пальто, но когда их подбили, то экипаж успел выскочить, а он из-за этого пальто замешкался и сгорел…»

Но когда везло, танкисты выскакивали из горящего танка, отползали в воронки и тут же старались отойти в тыл.
Уцелев в бою, «безлошадные» танкисты поступали в резерв батальона. Но долго отдохнуть не получалось. Ремонтники быстро восстанавливали не сгоревшие танки. Кроме того, заводы постоянно пополняли части новой техникой. Так что буквально через два-три дня танкиста включали в состав нового, незнакомого экипажа и на новом танке они снова шли в бой.

Командирам всегда тяжелей

Ещё тяжелее было командирам рот и батальонов. Те воевали до последнего танка своего соединения. А это значит, что командиры пересаживались с одной подбитой машины на новую несколько раз в течение одной операции, а то и одних суток.

Танковые бригады «стачивались в ноль» за две-три недели наступательных боев. После этого они отводились на переформировку. Там танкисты прежде всего приводили в порядок оставшуюся технику и только потом себя. Экипаж, не взирая на чины, заправлял машину горючим, загружал боеприпасами, чистил пушку и выверял прицел, проверял оборудование и механизмы танка.

Заряжающий очищал снаряды от смазки – промывал их в дизельном топливе, а потом насухо протирал ветошью. Механик-водитель регулировал механизмы танка, ведрами заливал горючее, масло и воду. Стрелок-радист и командир помогали им – грязной работой не гнушался никто. Судьба танка зависела от экипажа, но и жизнь экипажа тоже напрямую была связана с состоянием и боеспособностью танка.

Подготовили машину к предстоящему бою или маршу – теперь можно вымыться, побриться, поесть и, главное, поспать. Ведь танк был для экипажа не только боевой машиной, но зачастую и домом.

Быт танкистов

К башне танка был приторочен танковый брезент размером 10 на 10 метров. Им экипаж накрывал танк по пути на фронт. На нём же раскладывалась нехитрая снедь. Этот же брезент служил танкистам и крышей над головой, когда не было возможности остановится на ночлег в домах.

В зимних условиях танк промерзал и становился настоящим «холодильником». Тогда экипаж вырывал траншею, загонял на нее сверху танк. Под днище танка подвешивалась «танковая печка», которую топили дровами. В таком блиндаже было не очень комфортно, но намного теплее, чем в самом танке или на улице.

Обитаемость и комфорт самих «тридцатьчетверок» были на минимально необходимом уровне. Сиденья танкистов делались жесткими и, в отличие от американских танков, на них не было подлокотников. Тем не менее, танкистам иной раз приходилось спать прямо в танке – полусидя. Старший сержант Пётр Кириченко, стрелок-радист Т-34, вспоминает:
«Хотя я был длинный и худощавый, но все равно приноровился спать на своем сидении. Мне даже нравилось: откидываешь спиночку, приспустишь валенки, чтобы о броню ноги не мерзли, и спишь. А после марша хорошо спать на теплой трансмиссии, накрывшись брезентом».

Жили танкисты по-спартански вынужденно. В наступлении у них даже не было возможности помыться или переодеться. Танкист Григорий Шишкин рассказывает:
«Иной раз целый месяц не моешься. А иной раз нормально, раз в 10 дней помоешься. Баню делали так. В лесу строили шалаш, покрывали его лапником. На пол тоже лапник. Собиралось несколько экипажей. Один топит, другой дрова рубит, третий воду носит».

В период интенсивных боёв даже еду танкистам нередко доставляли только под конец дня – сразу и завтрак, и обед, и ужин. Но при этом танкистов снабжали сухим пайком. Кроме того, экипаж никогда не пренебрегал возможностью возить в танке запас продовольствия. В наступлении этот запас становился практически единственным источником пропитания, который пополнялся за счет трофеев или благодаря помощи мирного населения. «Снабжение у танкистов всегда было хорошим. И, конечно же, продуктовые трофеи были для нас дополнительным пайком… А танковые НЗ съедали всегда еще до боев – а вдруг мы сгорим, так зачем добру пропадать?» – говорит танкист Михаил Шистер.

Вечером после боя можно было и выпить «наркомовские сто грамм». Но перед боем хороший командир всегда запрещал своему экипажу спиртное. Командир экипажа Григорий Шишкин об этой особенности танкистов: «Главное, кругом все выпивают. Саперы начинают: «Эй вы, чернопузые, что же вам не дают?!» Вначале ребята обижались, а потом поняли, что я для них стараюсь. После боя сколько хочешь пей, а перед боем ни в коем случае! Потому что дорога каждая минута, каждая секунда. Оплошал – погиб!»

Отдохнули, сбросили усталость прошедших боев – и вот, танкисты готовы к новым схваткам с противником! А сколько ещё этих схваток было впереди на пути в Берлин…

topwar.ru

Танк т 34 изнутри

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.