Роман, вы же не в первый раз работали с режиссером Дэвидом Эйром?

Роман Васьянов: Это наша вторая картина. Еще мы сняли фильм "Патруль", где снимались Джейк Джилленхолл и Майкл Пенья. Это был маленький независимый проект — мы сняли его за 22 съемочных дня. Он был в российском прокате и прошел очень хорошо. В общем итоге — фильм стал небольшим хитом, заработал много денег по миру, и был высоко оценен критиками.

За сколько дней сняли "Ярость"?

Роман Васьянов: Было порядка 60 съемочных дней. Мы снимали "Ярость" в Европе: в дождь, в грязи — при плохой погоде.

Но снимали не в Германии, о которой речь в фильме?

Роман Васьянов: Нет. В Германии сейчас, в принципе, никакие фильмы не снимаются. Там все дорого. Мы снимали в Британии.

Как вас нашел Дэвид Эйр?

Роман Васьянов: После того, как я снял "Стиляги", сделал еще небольшую работу "The Gift" ("Подарок") — фильм с роботом. Мы выиграли Гран-при фестиваля "Каннские львы". После этого мне позвонили из одного из ведущих мировых операторских агентств и пригласили на интервью. Дэвид в этот момент как раз интервьюировал операторов для фильма "Патруль". Через полтора месяца после собеседования он мне позвонил и пригласил на работу.


В процессе съемок "Ярости" на вас влияли другие фильмы о войне? Что вы смотрели?

Роман Васьянов: Мы пересмотрели много, в том числе и американское классическое кино. Я Дэвиду показал наши фильмы "Проверка на дорогах", "Мой друг Иван Лапшин", "Иди и смотри". На мой взгляд, "Ярость" тем и замечательное кино, что это — не американская пропаганда про Вторую мировую войну, а чувственный правдивый фильм. Здесь собрано все лучшее из военного кино — европейского, советского и голливудского. Сильная драма, хороший актерский ансамбль, захватывающий сюжет, который два с половиной часа держит зрителя. Также есть большие батальные сцены, которые в Голливуде умеют делать так хорошо, как нигде больше.

Сравнения с "Белым тигром" Карена Шахназарова и со "Сталинградом" Федора Бондарчука вас не смущают?

Роман Васьянов: У нас получилось кино ни на что не похожее. Фильм "Белый тигр" — это притча про танк, метафора. А в "Ярости" — история пятерых солдат из танка, которые проходят войну, при этом меняются. По сути, показана жизнь семьи — этих пяти танкистов. Брэд Питт — главный, Дон Колиер, Шайя Лабаф — Святоша, Логан Лерман — мальчишка-новобранец Норман Эллисон, Майкл Пенья — Толстяк Гордо, Джон Бернтал — Грэйди Трэвис. Показаны человеческие истории. Танки — это фон. А в фильме Шахназарова танки — главные герои.


Танк "Тигр" у вас настоящий?

Роман Васьянов: Мы снимали настоящий единственный в мире оставшийся на ходу "Тигр", который находится в Англии, недалеко от Лондона, в Бовингтоне, в единственном в мире танковом музее. "Тигр" был взят англичанами в 1943 году в Северной Африке и привезен в Лондон абсолютно сохранившимся. Он отличается от остальных "Тигров", которые есть в мире, тем, что в нем ничего не переделано, все — от двигателя до затычек — реально. И на нашей съемке он был заведен первый раз с 1945 года. На съемки этой сцены приехали серьезные коллекционеры со всего мира и просто смотрели, потому что такого "шоу" нигде нет. Прилетел даже знаменитый режиссер Питер Джексон из Новой Зеландии, потому что он — большой коллекционер.

Наш фильм отличается тем, что в нем нет ни костюмов, ни реквизита — а есть кропотливо собранные со всего мира детали. Все, что вы видите в кадре — вплоть до одежды на Брэде Питте и его команде — абсолютные подлинники, которые либо одалживались для съемок, либо специально собирались. Потому что Дэвид Эйр — сам военный человек. Он служил на подводной лодке 8 лет. И он фанатик всего военного. Поэтому в картине, помимо художника по костюмам Анны Шепард (она работала также в фильме "Спасти рядового Райана"), формой, военной атрибутикой и интерьерами занимался специальный человек, который хорошо знает историю и весь этот рынок.


Все свозилось со всего мира. В том числе и пять американских танков — "Шерманов". На одном из них и воюют главные герои.

Вы интересно начали рассказывать про танковый музей в Бовингтоне…

Роман Васьянов: В нем есть и наш Т-34, и "Шерман", и другие танки. В том числе и "Тигр", о котором мы говорили. Он — звезда коллекции. При этом сотрудники музея официально признают, что российский Т-34 — это "танк №1" Второй мировой войны. По многим факторам, вплоть до скорости сборки.

"Тигр" делал Фердинанд Порше — конструктор, который известен дорогими автомобилями. Американский танк "Шерман" создавал Крайслер. Известно, что "Шерманы" делались так, чтобы как можно больше этих танков можно было погрузить на корабли. Поэтому они продолговатые и узкие. При этом ухудшались их боевые качества. Например, они были выше, и "Тигр" их мог подбить с километра. А чтобы "Шерман" подбил "Тигра", он должен был приблизиться на расстояние 200 метров. В итоге, в первую неделю военной кампании союзников в Нормандии было потеряно 750 танков. Это очень много.


В фильме "Ярость" все танки настоящие?

Роман Васьянов: Да. И это должно быть интересно всем, кто изучает историю, коллекционирует… Есть такая игра в интернете — World of Tanks. В нее играет 90 миллионов человек по всему миру. Разработчики из Белоруссии приезжали к нам на съемки, были консультантами по некоторым вопросам. У них сейчас в игре даже есть наш танк "Шерман". Я понимаю, что для старшего поколения такие вещи звучат странно, но они должны понять, что огромное количество людей играет в эту игру. Я сам играл в нее пару раз. Я не какой-то мега-игроман, но сам факт говорит о тщательности деталей. Мы консультировались и собирали информацию отовсюду. Общались и с нашими ветеранами, которые прошли битву на Курской дуге, и с американцами, которые высаживались в Нормандии в 1944-м. Была проведена огромная работа, чтобы получился честный фильм о войне.

Как работать с Брэдом Питтом? Я, глядя на него в этом фильме, время от времени вспоминала "Бесславных ублюдков". И еще у Питта очень современная модная прическа — действительно такие носили во время войны?

Роман Васьянов: Конечно. Если вы посмотрите фотографии того времени, именно такие прически и были. Особенно в последние два месяца войны. На самом деле, в "Бесславных ублюдках" у Питта такая же прическа. Просто у него там волосы не сальные, не грязные, как положено по сюжету в "Ярости", а зализанные.


Какой Брэд Питт на площадке? Капризный? Требовательный?

Роман Васьянов: Замечательный. Все критики оценили как раз его работу в фильме. Потому что "Бесславные ублюдки" — хорошее кино, но это — кино-поп-арт и, в принципе, китч. Смешной и идеальный Тарантино. В нашем же кино у Питта серьезная драматическая роль. Он — человек, который очень любит кино, киноман. И когда люди вокруг одержимы целью и хорошо работают, от него кроме поддержки ничего не получишь. К нему на площадку даже дети приезжали и смотрели, как мы снимаем.

Жена приезжала?

Роман Васьянов: Анджелина Джоли в это время в Австралии снимала свой новый фильм — "Несломленный".

Нет у Питта такого: с этой стороны меня снимайте, потому что я так лучше выгляжу?

Роман Васьянов: Это — миф. Я уже снимал многих голливудских звезд. Американская актерская школа отличается тем, что три с половиной месяца пять актеров сидят в Лондоне, никуда не выезжают, подыгрывают друг другу — даже если у них нет сцен в этот день. И, поверьте мне, не за самые большие деньги — это же не блокбастер с бюджетом 300 миллионов долларов.

Полное погружение! Шайя Лабаф вырвал у себя настоящий зуб. Надрезал себе щеку. Он сделал это для роли. Брэд Питт при подготовке к съемкам, вместе с остальными ребятами, спал в холодном танке, специально, чтобы вжиться в роль. У них самопожертвование для кино фантастическое. Именно поэтому они — мировые звезды. А не потому что приходят и говорят: тут снимайте — там не снимайте. Они все — адские трудоголики.


В фильме много кровавых сцен. Как оператор это снимает? Вы испытываете при этом какие-то чувства?

Роман Васьянов: Но вы все-таки не забывайте, что не настоящие люди "вмазаны" в танки. Это просто очень хорошая работа департамента, который занимается спецэффектами и художественным гримом. Все, что вы видите в фильме — от стоптанных сапог до дохлых лошадей — муляжи. Поэтому снимать несложно.

Тем более в фильме нет пафоса. Это кино без пропаганды. В нем показаны простые парни, которые воевали. Такие же, как и у нас — в Калуге, в Рязани… Кино о том, что у нас много общего, что в войне мы были вместе, что у нас одни цели. А не о том, что нас постоянно разъединяет. Поэтому мне кажется, "Ярость" пройдет у нас очень хорошо.

А что касается Брэда Питта, то со времен "Бойцовского клуба" — это одна из его лучших ролей. Для него, человека "со статусом", который может сниматься в любом американском фильме, в каком захочет, участие в нашем кино было вызовом самому себе. Чтобы быть не "бесславным ублюдком" Брэдом Питтом — лощеным, с блестящими зубами, которого все любят, а вот таким сумасшедшим капитаном, который ведет этот танк и своих людей, и воюет с абсолютной одержимостью.


rg.ru

Апрель 1945 года. Войска союзников ворвались на территорию гитлеровской Германии и уверенно идут к Берлину. Почти не оказывающие серьезного сопротивления немцы сдаются тысячами, но даже на исходе войны любая стычка остается смертельно опасной. Экипаж танка, носящего гордое прозвище «Ярость», только что потерял своего стрелка-радиста, но вместо опытного бойца команда сержанта Дона Кольера получает необстрелянного юнца Нормана Эллисона, командированного из штаба и ни разу в своей жизни не выстрелившего в человека. Разбираться некогда, бои идут каждый день, а любая новая операция может оказаться последней даже для такого удачливого экипажа, как четверка «Ярости» и их новичок.

Настоящее суровое серьезное кино о войне по-прежнему остается штучным продуктом, по-настоящему глубокие картины, не скатывающиеся в череду спецэффектов, можно пересчитать по пальцам. Фильмов, удачно сочетающих картинку и мысль, и вовсе считаное число. Каждая подобная картина становится событием, каждый участник съемочного процесса подобной ленты словно сам приближается к героям боевых действий, каждый просмотр таких фильмов врезается в память зрителей. Вторая мировая война уходит от нас все дальше в исторической перспективе, ее герои превращаются в героев древних мифов, в полубогов и бесстрашных храбрецов, попирающих смерть. Поэтому каждая лента, окатывающая с головы до ног грязью, кровью, копотью настоящей суровой войны, на вес золота. Забывать о таком нельзя. Повторить такое недопустимо.


Дэвид Эйер, служивший в молодости подводником, после жестоких улиц Лос-Анджелеса перебрался в другое железное брюхо машины-убийцы. Главный герой «Ярости» – не персонаж Лермана, глотающий свою первую пороховую гарь, и даже не изможденный герой Брэда Питта, поклявшийся самому себе уберечь своих бойцов и отчаянно держащийся за эту миссию. Главный герой – это танк Шерман, сгусток смерти, напичканный пулеметами, гранатами и снарядами маленький бронированный путешественник в ад войны. Этот танк калечит людей и снаружи, и внутри себя, мир из него видится совсем иным, за его броней жизнь и борьба обретают иной смысл. Железная гусеничная машина проглатывает героев и переваривает, превращая людей в оружие, в зверей, псов войны, потому что только звери могут рвать врага на куски, продвигаясь к победе дюйм за дюймом.

Достойно показать войну в кино не так-то просто. Удержаться на острой грани, не свалиться в тарантиновскую сатиру «Бесславных ублюдков», но и не исчерпать десятилетние запасы пафоса «Сталинграда» – задача не из простых.


м значительнее режиссерский успех Эйера. На пару с оператором Романом Васьяновым Эйер не только создал несколько фантастических боевых сцен, но и пропитал серым цветом войны каждый кадр, каждый миг экранного времени, каждый сантиметр декораций. Кровавые останки, растоптанные и растерзанные трупы, осколки и грязь ни на секунду не дают зрителю ощущения комфорта и расслабленности. Вместе с героями мы погружаемся в душное тесное чрево танка, вместе проходим бой, вместе наслаждаемся минутами затишья. С трудом можно вспомнить ленту о войне, которая поглощала бы сильнее «Ярости».

Впрочем, за танковыми дуэлями, ночными перестрелками и бесконечным ожиданием смерти Эйер слегка упростил характеры своих персонажей. Про тех, кто находится вне Шермана, и говорить неприлично, это лишь калейдоскоп лиц, но ведь и пять ведущих персонажей, по сути, остаются всего лишь танковыми бойцами, у которых сложно запомнить даже имена. В этом главное отличие «Ярости» от действительно гениального со всех точек зрения «Спасти рядового Райана». Бесстрашный командир экипажа, богобоязненный наводчик, грубый неотесанный заряжающий, болтливый любитель выпить механик-водитель и мальчишка-радист – это все, что мы знаем об экипаже в начале фильма. С этим же мы остаемся на финальных титрах, лишь пара эпизодов чуть шире раскрывают перед зрителем души и умы героев, но этого абсолютно недостаточно для того, чтобы за солдатами увидеть людей.


Впрочем, этого Эйеру и не нужно. Его задача – показать войну как работу. Страшную, кровавую, этически немыслимую, но работу. Работу, от которой зависит жизнь – твоя и четырех парней в твоем танке. Это уродливая работа, от нее невозможно получать удовольствие, хоть Эйер и заваливается в паре эпизодов в пафос, граничащий с истерией. Как ни страшно, но такое отрезвление сейчас как нельзя кстати. Война перестала пугать, а «Ярость» напоминает о том, что в первую очередь пуля несет смерть и лишь во вторую – славу.

С 30 октября в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер

www.film.ru

В настоящий момент в России существуют две устойчивые точки зрения относительно действий союзнических и, прежде всего, американских войск на Западном фронте, начиная с операции «Оверлорд», стартовавшей с высадки в Нормандии 6 июня 1944 года, и заканчивая летописной «Встречей на Эльбе» 25 апреля 1945.

Первая, «либерально-демократическая», гласит, что пока «кровавые маршалы» наподобие Жукова «заваливали мясом» и «брали города к юбилейным датам, не считаясь с потерями», американцы быстро, технично, без особых потерь (как же, они ведь берегли людей в отличие от!..) и наигрывая на саксофоне вышли на Эльбу, в Австрию и Чехию, сыграв основную роль в разгроме Германии. Далее надо обязательно рассказать о грандиозном превосходстве союзников в авиации, о новейшей технике, разумном командовании (см. «берегли людей») и прочих не подлежащих сомнению преимуществах армий демократических государств.

Версия вторая, «патриотическая», повествует нам примерно о том же, но с другими оттенками серого. Пока героическая Красная армия с нечеловеческими усилиями прорывалась к Берлину, американцы устроили себе лёгкую прогулку на восток, встречаясь в основном либо с плохо обученными частями противника (которые едва ли не сразу сдавались, лишь бы не попасть в советский плен), либо с фолькштурмовцами, которые могли разве что пальнуть из фаустпатрона, и то не попасть. Опять же непременно упоминается о превосходстве в авиации: американцы только и умеют, что бомбить, а потому редкие боеспособные германские части утюжились штурмовиками, а затем по их бренным останкам весело проезжали «Шерманы», не встречая сколько-нибудь серьёзного сопротивления. Словом, «Америка не воевала».

Вариации на обе темы зависят от уровня начитанности усреднённого «либерала» или «патриота», но в целом дудение в обе вышеописанных дудки всегда примерно одинаково — то есть вульгарно, примитивно, a priori предвзято и не имеет никакого отношения к реальности Западного фронта 1944–45 годов.

Реальности, отметим, весьма страшненькой.

* * *

Бурные споры образованщины с той и другой стороны обострились нынешним ноябрём, по выходу фильма «Ярость» («Fury») режиссёра Дэвида Эйра, повествующего об экипаже танка M4A3E8 «Шерман» 66-го полка 2-й бронетанковой дивизии армии США. И вновь началась хтоническая битва в рунете.

Приведу мнение публициста Алексея Кунгурова (плохие слова заменены точками): «…Фильм — пафосное и лживое комиксоподобное американское <…>. Неправдоподобное, неубедительное, с высосанным из пальца сюжетом. Русским людям с советским культурным бэкграундом смотреть этот понос будет тошно. Но постсоветским тинейджерам со стерильным мозгом, конечно, понравится, ведь там столько пальбы, взрывов и разорванных трупов. …Сам фильм, плоский, напыщенный, ничего в душе не шевельнул. Единственное чувство, которое возникло после просмотра, — чувство обиды на <…> постсоветский кинематограф, в котором заправляют <…> вроде Михалкова и Бондарчука. Это — наша война, и Голливуд не имеет никакого морального права снимать о ней кино».

Отлично, так и запишем: самое страшное преступление, это когда американские кинематографисты снимают фильм про то, как американские солдаты воевали в годы Второй мировой войны. У г-на Кунгурова на таковую войну, оказывается, личный копирайт.

Блогер Евгений Шульц в свою очередь уверяет нас в обратном: «…Это правда — очень хороший фильм про войну. Не лучший, нет… Но — один из лучших. Единственное, что подспудно раздражало меня во время просмотра фильма, так это то, почему американский режиссёр, режиссёр из страны, которая не видела этой войны, в 2014 году смог снять отличный фильм про Вторую мировую войну, а «великие» режиссёры из России, страны, в которой нет семьи, в которой не было бы участников той войны (которая для нас не только мировая, но и Отечественная) снимают который год подряд <…>, которые мало того, что смотреть неинтересно, так ещё и почти непременно несут в себе плевок в историю нашей страны».

Оставим на совести Е. Шульца пассаж о «стране, которая не видела той войны» — каждому ведь известно, что американские морпехи только и делали, что отдыхали на атолле Уэйк, причём всем корпусом. А грандиозную морскую битву у острова Лейте в октябре 1944 года, безусловно, выдумали в CNN. Тем не менее авторы обеих цитат сходятся в одном: отечественный постсоветский кинематограф в подмётки не годится американскому, особенно в военной тематике. Тут никак не возразишь.

Итак, давайте разберёмся, принадлежит ли США хоть часть «копирайта» на Вторую мировую войну относительно Европейского ТВД и что конкретно мог видеть в исторической, а не киношной реальности экипаж злополучного танка «Fury», вокруг которого кипят столь бурные страсти.

Скажем прямо: ничего хорошего узреть Брэду Питту и его команде, окажись они в настоящем 1944 году, не удалось бы.

* * *

Чтобы уяснить, как чувствовали себя американские бронетанковые части после высадки в Нормандии, надо обратиться к показаниям непосредственных свидетелей. Нет-нет, нас в данном случае совершенно не интересуют мемуары генерала Дж.С. Паттона «Война, какой я её знал» или Дуайта Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу». Надо спуститься с высот командования фронтами на уровень полка, а лучше так вообще батальона или роты. Получить «взгляд изнутри», с позиций офицера среднего или младшего звена, лично присутствовавшего на передовой.

Имя этого офицера — Белтон Янгблад Купер, лейтенант 18-го ремонтного батальона 3-й бронетанковой дивизии армии США. Которая, отдельно отметим, действовала параллельно с 2-й дивизией, то есть Белтон Купер и главный герой «Fury» Дон Колльер были не просто «соседями», а вполне могли бы пересекаться во время операций на Западном фронте. И испытывали ровно одни и те же проблемы, с которыми сталкивались американские танковые части.

По счастью, Белтон Купер тогда остался жив и, обладая немалым литературным талантом, к 1998 году написал подробнейшую книгу воспоминаний «Death Traps: The Survival of an American Armored Division in World War II» («Смертельные ловушки: выживание американской бронетанковой дивизии во Второй мировой войне»). Книгу, будем откровенны, шокировавшую читателей и критиков в США. «Смертельные ловушки» — не только «взгляд снизу», но прежде всего — взгляд реалиста, абсолютно не склонного к ретушированию, приукрашиванию или умолчанию весьма неприятных для американской армии фактов, где имели место и вопиющая некомпетентность, и фатальные ошибки, и даже случаи пресловутого «заваливания мясом».

Всего в армии США тогда было шестнадцать бронетанковых дивизий, но «тяжёлыми» считались только 2-я и 3-я, поэтому их использовали в самых крупных войсковых операциях. Основным танком являлся M4A3E8 «Шерман». В первых же главах Купер упоминает о крупнейшей стратегической ошибке генерала Паттона как старшего офицера бронетанковых войск на Европейском ТВД: когда армия стояла перед выбором производства новейшего танка М26 «Першинг», обладавшего существенными преимуществами перед «Шерманом» (удельная мощность, манёвренность, броневая защита, огневая мощь), именно Паттон настоял на дальнейшем использовании «Шерманов». Полевые командиры (в частности генерал-майор Морис Роуз), имевшие опыт боёв с немецкими танками в Африке и Италии, пытались отстоять свою точку зрения, утверждая, что даже немецкие Panzer IV с длинноствольным 75-миллиметровым орудием превосходят «Шерманы», а уж о «Пантерах» или «Тиграх» и речи не идёт!

Паттон, известный своим упрямством и нетерпимостью к чужому мнению, утверждал, что согласно доктрине применения бронетехники «машины в составе бронетанковой дивизии должны не вступать в прямое столкновение с противником, а по возможности обходить его и атаковать цели в тылу врага». Это оказалось роковым решением, стоившем тысяч жизней, — производство нового М26 было отложено, и в операции «Оверлорд» участвовали в основном «Шерманы», причём к моменту высадки в Нормандии модифицированные М4А1 с более мощной 76-миллиметровой пушкой, способной конкурировать с немецкими танковыми орудиями, составляли всего 10–15% американских танковых сил. Впрочем, затем практически все пополнения танкового парка осуществлялись за счёт новых моделей, что давало хоть какой-то шанс…

Стоит отдельно остановиться на проблеме панцерфаустов — ручных противотанковых гранатомётов. Значительная часть потерь 2-й и 3-й танковых дивизий в первые месяцы наступления на Западе приходилась именно на панцерфаусты, которые, как утверждает Купер, были мощнее и эффективнее американских «Базук»:

«…Они легко пробивали броню наших танков, невзирая на её усиление напротив сиденья водителя и снарядных полок по бокам, — пишет Белтон Купер. — Часто град осколков пробившего броню снаряда перерубал электрические провода, невзирая на броневую оплётку. От короткого замыкания танк мог загореться. Если экипаж успевал, прежде чем выпрыгнуть, рвануть скобу огнетушителя, пламя быстро гасло, и внутренности машины не выгорали полностью. Если же этого не было сделано, то танк выгорал изнутри дотла; от страшного жара броня «отпускалась», теряла закалку, и восстановить машину было уже невозможно».

Далее лейтенант ремонтного батальона без оглядок на субординацию даёт масштабную картину снабженческого бардака, опять же обусловленного стратегическими просчётами: «Увидав нарастающие потери боевой техники, я осознал, что наши танковые войска стали жертвой чудовищного обмана со стороны нашей же службы снабжения». Предполагалось, что после высадки в Нормандии и первых дней боёв потери в бронетехнике резко сократятся, а они наоборот — увеличивались. Соответственно, боевые части снабжались запчастями по первоначальному плану, их катастрофически не хватало, а это резко сказывалось на боеспособности. Инструкция гласила — свинчивать запчасти с повреждённых танков нельзя, следует пользоваться только резервами рембаз дивизии. В итоге все предписания были позабыты, любой сильно повреждённый «Шерман» моментально списывали и разбирали, а не отправляли в тыл на капитальный ремонт.

Кто сказал — «шапкозакидательство»? Известно ведь, что таковое присуще только русским, но никак не цивилизованным американцам!

Возможно, вас шокируют эти цифры, но в период с июня 1944 года по май 1945, то есть за 11 месяцев боёв в Европе 3-я бронетанковая дивизия потеряла 580% танкового парка.

Прописью: пятьсот восемьдесят процентов! Парк полностью обновлялся без малого шесть раз! Эта отличный повод задуматься как сторонникам точки зрения, что американцы якобы вообще не воевали, так и тем, кто склонен обвинять советское командование в «заваливании врага трупами».

Отмечены совершенно возмутительные случаи, какие советское командование не допускало с первого года войны, когда на кону стояло само существование СССР и в бой бросались любые резервы. На пополнение в 3-ю танковую дивизию пришло 17 танков. «Из кадрового отдела прислали ещё 35 парней, лишь несколько часов тому назад сошедших в Антверпене с парохода и до сих пор не получивших никакого инструктажа. Мы спросили, сколько из них прежде имели дело с танками, оказалось, что никто. Большинство не то что никогда не были в танке — они даже не видели танка вблизи!»

Что было дальше? За несколько часов новичкам попытались объяснить «что такое танк и как им пользоваться». Дали произвести по три выстрела. И отправили в бой. Было около трёх часов дня. В семь вечера Белтон Купер вернулся с рембазы в расположение 33-го танкового полка, куда были распределены новоприбывшие и узнал, что из 17 новых машин подбиты 15. Узнать, выжил ли кто-нибудь из пополнения, Куперу не удалось…

Представить себе нечто подобное в РККА в 1944 году практически невозможно — СМЕРШ моментально поинтересовался бы у командования, каким это образом необученное пополнение получило дорогостоящие машины и было сразу отправлено в бой? Думается, оргвыводы последовали бы немедленно.

Кадровый голод в армии США? В конце войны? С почти неограниченными мобилизационными ресурсами страны? С безопасной учебной базой за океаном, куда не долетают германские снаряды и бомбардировщики? Как же так?..

Имеются и примеры личного героизма, словно взятые из реалий Восточного фронта. На «Линии Зигфрида», в деревне Гастенрат, единственный выживший член экипажа «Шермана» целую ночь отбивался от немецкой пехоты, проявив немалую выдумку — «…Танкист заранее навёл 76‑мм орудие на середину дороги, опустив ствол, и зарядил пушку фугасным снарядом. Немцы двигались параллельными колоннами по обочинам. Танкист выстрелил: фугасный снаряд ударился о проезжую часть в полусотне метров перед танком и рикошетом подскочил на высоту метра, прежде чем взорваться». Расстреляв весь боекомплект, американец продолжал вести огонь из курсового пулемёта и затем из личного оружия, а когда патроны кончились, заперся в танке. По счастью, к рассвету подоспело подкрепление, и его спасли.

* * *

«Смертельные ловушки» Купера — очень жёсткая, реалистичная и правдивая история того, как американские союзники отвоёвывали свою часть «копирайта на Вторую мировую» у блогера Кунгурова. Катастрофические потери. Откровенная глупость некоторых представителей военного руководства. Качественное превосходство немецкой бронетехники над «Шерманами». Кровь, смерть, огонь.

За многочисленные ошибки платить пришлось американским солдатам. Надо отдельно сказать, что книга Белтона Купера подверглась в США весьма резкой критике со стороны людей, уверенных, что любое отступление от стереотипов восхваления превосходства американской армии над любым противником является едва ли не пораженчеством, была устроена травля автора в прессе, особой популярности в Америке «Смертельные ловушки» не получили.

Возвращаясь к фильму «Fury». Бесспорно, американоцентричная модель видения мира наложила на картину свой отпечаток. Однако очень хорошо видно, что создатели фильма очень внимательно изучали текст Белтона Купера, по крайней мере эпиграф почти буква в букву повторяет его слова:

«…Миф о том, что наши танки хотя бы отдалённо сравнимы с немецкими, был развеян полностью. Мы осознали, что сражаемся с немецкой бронетехникой, которая намного превосходит всё, что мы можем ей противопоставить. В результате множество молодых американцев погибнет на поле боя».

А тем, кто продолжает вопиять о «моральном праве» Голливуда снимать кино о своих же танкистах, я бы посоветовал сперва ознакомиться с историческими материалами по теме, почитать соответствующую литературу, и уж затем возглашать с амвона собственной непогрешимости полные душераздирающего пафоса и дубовой высокопарности словеса наподобие «это только наша война»…

www.odnako.org

%D0%91%D1%80%D0%B5%D0%B4%20%D0%9F%D0%B8%D1%82%D1%82%20%D0%B2%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%81%D1%8F%20%D0%B2%20%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA%20%D0%A2-54%20%D1%81%20%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%B2%D0%B7%D0%B3%D0%BB%D1%8F%D0%B4%D0%B0

Звезды мирового шоу-бизнеса уже не раз поражали воображение общественности своими экстравагантными приобретениями, однако Брэд Питт, похоже, решил превзойти всех своей последней покупкой.

Популярный актер обзавелся настоящим советским танком T-54, который использовали во время съемок его нового фильма World War Z. Сюжет блокбастера повествует о борьбе горстки выжившх людей с полчищами зомби, захвативших планету.

Боевая машина так приглянулась Питту, что он выкупил ее сразу же после того, как она «отыграла» свою роль во всех положенных сценах в Будапеште в прошлом месяце.

В настоящий момент танк уже отправили в американскую резиденцию семейства Джоли — Питт в Лос-Анджелесе.

%D0%A2%D0%B0%D0%BD%D0%BA%20%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%20%D0%B2%20%D1%81%D1%8A%D0%B5%D0%BC%D0%BA%D0%B0%D1%85%20%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%20%D0%B2%20%D0%92%D0%B5%D0%BD%D0%B3%D1%80%D0%B8%D0%B8

Между тем оружие, которое использовали для съемок военных действий, стало причиной конфликта между продюсерской компанией Питта «План Б» и властями Венгрии.

Документы, прилагавшиеся к боеприпасам, утверждали, что оружие является бутафорским, тем не менее отряд специального назначения, обследовавший склад с орудиями, обнаружил, что оно вполне пригодно к употреблению по назначению.

Инцидент удалось уладить после того, как Питт убедил проверяющих в том, что продюсерской компанией была допущена ошибка.

%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B5%20%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D1%8B%20%D1%83%D0%B6%D0%B5%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%20%D0%B2%20%D0%9B%D0%BE%D1%81-%D0%90%D0%BD%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%81

Прототип танка Т-54 появился в Советском Союзе в марте 1946 года, вскоре после окончания Второй мировой войны. 36-тонная машина стала наиболее производимым танком в истории и главным орудием советских войск после 1947 года.

Как отреагировала на новую выходку Питта его спутница жизни Анджелина Джоли, пока не известно. Хотя, скорее всего, все шестеро детей пары будут просто без ума от бронированной «игрушки».

life.ru

Кто примет бой? За кем слепая сила?
Война, поймешь
(не красота) — 
сильней!
Звериный облик Ярости спесивой
В ней люди приняли
обличие
зверей
(из воспоминаний Нормана Эллисона)

Такое чувство, что меня вывернули мясом наружу и теперь кто угодно может проткнуть меня чем-нибудь острым — ножом, пулей, словом, взглядом… На проселочных дорогах трупы, смешанные с грязью и содержимым своих вспоротых животов. Видит Бог, мне никогда не понять, кто слил меня в выгребную яму войны. Здесь нет людей, одни силуэты, одиноко бредущие в дыму, задыхающиеся в пыли. Словно марионетки, они танцуют страшный танец на нитях трассирующих снарядов, рассекающих воздух раскаленным светом. Во второй раз они его увидят только в мрачном тоннеле. И, судя по ужасам войны, я уверен, этот тоннель — канализационная труба, ведущая прямо в огненное чистилище. Бон Вояж, суки, псы, подонки. Мы все, мужчины, солдаты, мы убийцы от рождения, подонки, жаждущие сойти за героев. Бойцы невидимых фронтов. Потому что, как известно, фронт, он как воздух, — повсюду и нигде. Уйдем же в никуда, куда нам и дорога.

Что я вижу вокруг? Ожесточенные глаза, кривые улыбки, грязная кожа, пропитанная кровью и порохом. На угрюмых лицах здешних обитателей намордники эмоций, за которыми ощетинилась одна, самая искренняя — ярость. Но их гнев я могу понять, их бесчеловечность — нет. Здесь есть четверо — экипаж танка. На его видавшем виды дуле красуется фурия — слово «Ярость». Оно, как символ едва сдерживаемого раздражения и ненависти, которая, как многодневная грязь, настолько въелась в лицо, что слилась с ним в одно целое. Меня прислали заменить их погибшего стрелка, чьи остатки где-то все еще стекают, капая липкой кровью на его же измученный хребет, теперь, видимо, выперший из спины, как арматура, как ручка, за которую его понесут в адский взвод, где он будет вечно переживать предсмертную агонию. И вот они — мой экипаж. Мой ли?

Наверное, я кажусь им младенцем, сброшенным из самолета бомбой в их отлаженный зверинец. Я вижу ухмылки и снисхождение. Вот они — бравые танкисты — а я кто?

— Я не должен здесь быть, это какая-то ошибка…, — говорю я главному, стриженному под бобика. Бобик ржет. Вижу, его зубы стиснуты, «отец» пытается изобразить понимание. Ха. Но я знаю, что он ржет. «Я не должен здесь быть, это какая-то ошибка» — наша надгробная надпись, одна на всех. «Я не должен здесь быть, это какая-то ошибка» — это нужно прописать в уставе, а затем зачеркнуть кровью последнего бойца, который пробормотал эти слова в предсмертной агонии, вспоминая семью, или свою бабу, или бутылку недопитого вискаря. Да нихрена он не вспоминал! Он просто умер в бреду. Смерть — банальна. Она даже банальней жизни, увенчанной ею, как фонарный столб разбитым фонарем. Я знаююю… Твои мысли, «отец»…

«Я не должен здесь быть» — в моем случае это правда. Да ты только глянь на меня — от горшка два вершка, штабной попугай с клювом в чернильнице. Какой я солдат? Быть мертвым — это максимум, на что я способен. Стать охлажденным куском — самое полезное, что я смогу для вас сделать, «отец».

Три часа спустя.

«Отец» отвел меня от танка и пнул в грязь лицом. В глазах искры, как от бьющихся о метал пуль. Вокруг надо мной ржет толпа убийц, моих соотечественников. В голове гул и сумбур, откуда-то спереди доносятся бормотания, Все по-немецки, ничего не понимаю. Разобрал только «фамилие», у нас это значит «семья». Похоже, пытается разжалобить, молит о пощаде. Что-то щемит и колит в моей груди. Сквозь рой белых точек в глазах вижу его затылок… Кто-то сует мне в ладонь пистолет… Я не понимаю, чего от меня хотят…

Пять часов спустя.

Я встретил девушку. Она немка. Симпатичная блондиночка с формами, которые искусят даже самого чокнутого геометра по части женщин. По любой части женщин. Ее улыбка пахнет сладким медом, ее сердце поет мне симфонии. После войны я обязательно найду ее. Похоже, я влюблен…

Десять часов спустя.

Над спиной раздался глухой взрыв… Значит, уже… Слышу голоса и шаги… Черноту распорол луч света… Наверное, тот самый… Что-то щемит и колит в моей груди… Наверное, на зря я тогда не чувствовал палец на курке… Наверное, не зря сожалел… Наверное, Бог простил меня… Да простит он всех…

Всех героев и их жертв… Нас заставила «лучшая работа в мире»… Просто, потому что каждый должен алименты самой придирчивой женщине…

Ее имя — Судьба. Ее ребенок — История. Давайте не будем забывать, чтоб не пришлось платить.

PS:

В гнили разрытых дорог
Тихо тебя обниму, чужая
Ты. И одинокий волк
Я. И меня растерзает Стая…
Тихо сожми мне ладонь,
Нет канонады, притихли громы;
Нежно дари мне свой стон —
Первый — любви, а второй — от боли…
Это — война и любовь!
Танки, снаряды, цветы, сонеты!
Милой изогнута бровь
Тает в крови ее глаз с рассветом…
(из записок Эллисона)

www.kinopoisk.ru

Фильм “Ярость” (2014) – о последних днях Второй мировой войны, которые зритель видит вместе с экипажем танка, на стволе пушки которого белой краской выведено слово “Fury”, под командованием харизматичного сержанта Дона Коллиера (Брэда Питта).

Фильм “Ярость” [“Fury”] знаменит не только актёрами, но и танками: в съёмках задействованы настоящие танки, принимавшие участие во Второй мировой – их предоставил Танковый музей Бовингтона (Великобритания). По этой причине и бóльшая часть съёмок проходила в Великобритании. Среди прочих, Танковый музей предоставил для съёмок тяжелый немецкий танк Тигр 131 — последний из Тигров I, сохранившийся после войны в рабочем состоянии. Настоящие танки снимают в фильмах крайне редко – настоящий танк Тигр, например, в предыдущий раз снимался в фильме “Их слава” в 1946 году. В “Ярости” также снимались 10 американских средних танков М4 Шерман, все – в рабочем состоянии.

Среди боевых машин Второй мировой ряд танков действительно носили имя “Fury”, в фильме же танк по имени “Fury” сыграл танк Шерман М4А2Е8 по имени “Ben/Harry”, также предоставленный Танковым музеем Бовингтона.

танк fury шерман

В “Ярости” есть и другие исторические параллели. Так, образ сержанта Дона Коллиера списан с американского офицера Лафайета Дж. Пула, который во время войны подбил и уничтожил 258 немецких бронемашин и автомобилей, в том числе, не менее 12 танков и штурмовых орудий. Сюжет фильма также перекликается с исторической битвой при Крайльсхайме, имевшей место в Германии в 1945 году.

Знаменит фильм и военными экспертами, задействованными в его создании: Брэда Питта в ходе съёмок, кроме прочих консультантов, консультировал ветеран Второй мировой Питер Камфорт, которому в настоящее время 91 год. Он последний, из живущих сегодня, кто был членом британской кавалерийской части 13/18th Royal Hussars. В танк “Шерман” Камфорт был назначен в возрасте 21 года. Интересно, что когда Брэд Питт обратился к Питеру Камфорту, последний не знал, кто такой Брэд Питт, так как современные фильмы не смотрит, а его любимым актёром является Alec Guinness, которого уже нет в живых. Однако, погугулив, Питер Камфорт выяснил, кто такой Брэд Питт.

танк ярость брэд питт питер камфорт

Брэд Питт и Питер Камфорт на фоне танка

брэд питт петер камфорт ярость фильм

Брэд Питт и Питер Камфорт на Красной дорожке

При подготовке к съёмкам актёры, сыгравшие экипаж танка “Fury”, 6 дней тренировались в учебном лагере для новобранцев, где их научили водить танк и стрелять. Также, исторически достоверны в “Ярости” обмундирование, одежда, оружие.

фильм ярость кульминация дон коллиер

Один из кульминационных эпизодов фильма “Ярость”

Однако, не все согласились с тем, что “Ярость” – это исторически достоверный фильм. Так, по некоторым отзывам, в фильме показано, что Вторую мировую выиграли США, главная претензия — не упомянуты русские, как победители. Возможно, авторы подобных материалов забывают, что среди государств-союзников не было России, как государства, а была Россия, как республика в составе СССР. Были и другие республики и народы СССР, такие же участники и победители во Второй мировой войне, понесшие колоссальные жертвы – украинцы (свыше 1,37 млн. погибших военнослужащих), белорусы (свыше 250 тысяч погибших военнослужащих), татары (свыше 180 тысяч погибших военнослужащих), евреи (свыше 140 тысяч погибших военнослужащих), другие народы СССР. Возникает также и ответный вопрос: а во всех ли русских фильмах упомянуто, что во Второй мировой победили не только русские?

автор: Елизавета Мельниченко

 

Танк брэд питт Танк брэд питт

 

2queens.ru

Танк брэд питт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.