В 1990-х годах Российская армия оказалась вовлеченной в бесконечную череду новых кавказских войн, в которых танки играли хотя и не решающую, но все-таки довольно заметную роль, хотя чаще всего им предстояло действовать в самых не подходящих для танков условиях — в уличных боях.

Мы не будем вдаваться в политическую предысторию конфликта, а сразу перейдем к описанию военных действий. Первым знаковым событием стала попытка штурма Грозного, предпринятая 26 ноября 1994 года силами антидудаевской оппозиции. Решающую роль в этой операции играли танки — 35 Т-72А, переданные оппозиционерам со складов Северо-Кавказского военного округа. Если бы не эти танки, то штурм вообще не мог состояться, поэтому можно сказать, что именно они стали ключевым фактором, хотя не в том смысле, какой танковые войска играют в общеармейских операциях. Эта операция с треском провалилась, потому что Дудаев и его окружение оказались прекрасно информированы обо всех планах оппозиционеров. Атакующие группы были встречены сосредоточенным огнем, и вырваться из города удалось всего лишь 4 танкам, остальные были либо уничтожены, либо брошены экипажами.


Провал этой попытки воевать «малой кровью на чужой земле» подтолкнул российское руководство к более активным действиям, и 29 ноября Совет безопасности России утвердил план силовой операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне. В начале декабря были созданы несколько войсковых группировок, которым предстояло войти на территорию Чечни и в случае отказа дудаевцев сложить оружие взять штурмом Грозный. На моздокском направлении была сформирована группировка из 15 батальонов, которая имела около 230 БТР и БМП, а также 40 танков. С Владикавказского направления выдвигалась группа из 11 батальонов при 160 БТР и БМП и 30 танках. С кизлярского направления наступала самая сильная группировка из 34 батальонов, имевшая около 700 единиц бронетехники, в том числе более 100 танков. Уже одно перечисление задействованных сил показывает, что проводилась операция корпусного масштаба.

Однако с самого начала все пошло не так, как планировалось, только на выдвижение к Грозному войскам понадобились 16 суток вместо 3 по плану В результате министр обороны России П. Грачев только 27 декабря отдал приказ о начале штурма Грозного 31 декабря с обязательным докладом президенту России о взятии города 1 января в 00.01. Как мы видим, гнилая традиция российской-советской-российской армии брать города к красным датам календаря за последние два века ничуть не поколебалась. То у нас Плевну берут к дню рождения царя, то Киев — к 7 ноября, Берлин — к 1 мая, а теперь новогодний подарочек… «Именинный пирог из начинки людской брат готовит державному брату…» Эти строки были написаны в 1877 году, но, боюсь, они актуальны и сегодня.


Против примерно 10 000 боевиков, оборонявших Грозный, были сосредоточены около 15 000 солдат федеральных войск. Их поддерживали 230 танков и 879 единиц легкой бронетехники, несколько сот орудий. Однако предстояли уличные бои, где это превосходство в технике во многом нивелировалось позиционными преимуществами обороняющихся. При этом на Западе продолжают пребывать в несокрушимой уверенности, будто русские сосредоточили для штурма Грозного огромные силы. Например, в исследовании датского Королевского военного колледжа безапелляционно утверждается, будто в штурме участвовали более 38 000 солдат. Конечно, из Копенгагена все видно гораздо лучше.

Перед наступлением на город после тяжелого боя был занят аэропорт Ханкала, но, к сожалению, командование не сделало должных выводов по итогам этого боя. Похоже, по неизвестным причинам, генералы рассчитывали только на символическое сопротивление дудаевцев. Штурм города проводился по недостаточно проработанному плану, в очередной раз командование не имело надежной связи со своими войсками, что дорого обошлось штурмующим. Вообще в войсках план стремительного броска механизированных колонн к центру города был расценен как авантюра. Последующие события показали справедливость этой оценки.


Штурмующие войска были разделены на 4 группы по направлениям. В 06.00 начала наступление группа «Север». Именно в ее состав входила 131-я майкопская мотострелковая бригада. Потеряв несколько танков и БТР, колонна все-таки прорвалась к железнодорожному вокзалу, где бригада заняла круговую оборону. Группа «Северо-восток», применив успешный отвлекающий маневр, относительно свободно ворвалась в город, где тоже заняла оборону. Группы «Восток» и «Запад» поставленные перед ними задачи не выполнили. При этом если группа «Северо-восток» выставила по пути следования блокпосты, которые обеспечили пусть и затрудненную, но все-таки связь с тылами, то группы «Север» и «Запад» оказались в окружении.

Самое скверное во всем этом было то, что именно советские войска в свое время получили большой опыт ведения боев в городе. Кёнигсберг, Бреслау, Берлин показали, как именно надо действовать в подобных случаях. Но этот опыт оказался совершенно забыт. И была допущена еще одна грубейшая ошибка — совершенно не вынужденно российские войска отдали инициативу противнику. Вместо систематической зачистки города с использованием превосходства в огневой мощи, штурмовые группы перешли к обороне. В свое время один известный британский адмирал, сам изрядно повоевавший, сказал: «Умеренность на войне — это величайший идиотизм. Безжалостность, неутомимость, неотступность — вот ключ к успеху». Все эти принципы были нарушены.


В результате Дудаев получил возможность стянуть свои наиболее боеспособные отряды к центру города и приступить к ликвидации окруженных группировок. В особенно тяжелом положении оказалась 131-я бригада, которая 1 января примерно к 16.00 лишилась всей бронетехники. В то же время следует сказать, что танки нового поколения (Т-72 и Т-80) показали заметно лучшую живучесть, чем танки, воевавшие на Ближнем Востоке в 1973 году. Одного попадания снаряда РПГ или ПТУР уже было недостаточно для вывода его из строя. Как правило, требовалось не менее 6—7 попаданий, причем был зафиксирован рекордный случай, когда танк выдержал попадания почти 20 снарядов. Исключительно хорошо работали системы динамической защиты. Но зато БТР и БМП оказались полностью беззащитными. Снова подтвердилась важная роль, которую играет самоходная артиллерия в таких боях, так как вес 152-мм снаряда САУ 2СЗМ «Акация» был заметно больше, чем у танковых пушек, и оказывал заметно большее разрушительное действие при стрельбе по зданиям.

После перегруппировки и подхода подкреплений штурм продолжился. Уже ни о каких юбилейных датах речь не шла. В целом же организованное сопротивление боевиков в Грозном удалось окончательно сломить только к 26 марта. Этот штурм обошелся Российской армии примерно в 6000 человек убитыми и ранеными. Безвозвратные потери бронетехники, по сведениям Главного автобронетанкового управления МО РФ, составили 49 танков, 132 БМП, 98 БТР. Количество поврежденных, но отремонтированных танков остается неизвестным.


Не следует думать, что бои й Грозном шли непрерывно 3 месяца, они распадаются на несколько этапов, разделенных перерывами официальных перемирий и временных передышек. Первая фаза завершилась 18 января после взятия президентского дворца, когда под контроль Российской армии перешла северная и центральная части города. Лишь после этого началось наступление на южную часть Грозного, которое велось при мощнейшей артиллерийской поддержке. Бывали дни, когда наша артиллерия выпускала по позициям противника до 30 ООО снарядов. Так нужно было действовать с самого начала.

В августе 1996 года в Грозном снова вспыхнули бои, хотя на этот раз они длились относительно недолго. 6 августа боевики ворвались в город. Они не пытались штурмовать опорные пункты федеральных войск, а просто изолировали их и подвергали минометному обстрелу, ожидая капитуляции защитников. Однако энергичными действиями командования федеральных войск удалось предотвратить худший вариант развития событий. Хотя бои были по-прежнему упорными, 11 августа был пробит коридор к Дому правительства, снявший осаду с этого важного пункта. А к 13 августа был достигнут решительный перелом. Федеральные войска начали теснить противника по всем направлениям, и боевики начали отход из города. К моменту подписания перемирия 14 августа город находился под контролем федеральных войск. Потери при этом составили всего 5 танков, 22 БМП, 18 БТР. Болтовню некоторых западных газет о сотнях сожженных танков мы не будем даже комментировать.


Во время Второй чеченской войны Грозный пришлось штурмовать в очередной раз, но теперь бронетехника применялась в минимально необходимых количествах. Штурм начался 11 декабря 1999 года. На сей раз главный упор был сделан на артиллерийскую и воздушную поддержку штурмовых групп пехоты. В результате тщательно подготовленная боевиками система противотанковой обороны оказалась просто бесполезной. Продвижение федеральных войск было медленным, но при этом они несли лишь небольшие потери. Заметную роль в этой операции сыграли установки залпового огня ТОС-1. Понимая, что такому постепенному продвижению они ничего не могут противопоставить, 31 января 2000 года боевики попытались вырваться из Грозного под прикрытием метели. Они понесли тяжелые потери, но части их сил все-таки удалось скрыться.

Ещё по теме:
Ещё один кумулятивный миф
Сравнение танков Т-64, Т-80 и Т-72 (из личного опыта)
Уроки гор, уроки локальных конфликтов для танков
Эксплуатации и боевое применение Т-80
О танке российском замолвите слово — Т-72

picturehistory.livejournal.com

Наиболее известными и драматичными событиями современной российской военной истории являются боевые действия наших военных в Грозном в 1994 — 1996 гг. Особенностью этих тяжелых штурмовых боев стало интенсивное использование в городских условиях федеральными войсками против НВФ, хорошо оснащенные отечественными же противотанковыми средствами, наших современных танков, в том числе Т-72Б1, Т-72Б (М), Т-80Б, Т-80БВ, а также БМП и БТР.


http://btvt.narod.ru…y.files/02b.jpg

«Наличие ящиков ЗИП спасло Т-72Б1 от попадания кумулятивной струи в моторное отделение и соответствующих последствий.» (фото из архива В. Белогруда).

http://btvt.narod.ru…files/72bm1.jpg

Даже не сработав, КДЗ спас машину от существенных повреждений. Январь 1995 г.
(Фото из архива В. Белогруда)

http://btvt.narod.ru…les/t-72luk.jpg

Попаданием с верхнего этажа здания гранаты из РПГ в командирскую башенку Т-72Б1 пробило броню и поразило командира танка. Грозный. (Фото А. Алова).

Техническое обеспечение заключалось в эвакуации с помощью БРЭМ-1, БТС и КЭТ-Л поврежденной бронетехники в сборные пункты поврежденных машин (СППМ), где она сортировалась и направлялась в ремонтные батальоны на восстановление. Для эвакуации техники в Грозном действовали 2 полковые эвакуационные группы и 3 эвакоотделения. В интересах Северной группировки работала полковая эвакуационная группа под командованием старшего лейтенанта И. Шаргородского и отдельные БРЭМ-1 из состава танковых подразделений. Имея в своем составе БРЭМ-1 (борт №455), БТС (борт №604) и 2 машины КЭТ-Л на базе «Урала», за 3 месяца боев в Грозном ей удалось без потерь со своей стороны эвакуировать 98 единиц бронетехники.


напряженные моменты вместо тягачей для эвакуации использовались танки с поврежденным вооружением. Один из эпизодов такой эвакуации с железнодорожного вокзала танком Т-72Б1 танка Т-80Б был снят тележурналистами и показан 8 января 1995 г. по ЦТ. Этот сюжет, весьма оригинально озвученный, породил миф о повсеместном использовании в Грозном сцепки кормой к корме, названной «тяни-толкай», в качестве идеальной защиты от гранатометного огня в городских условиях. В качестве постоянного тягача-эвакуатора в 133 гв. отб (группа «Восток») использовался Т-80БВ с оторванным по эжектор стволом. Поврежденная техника эвакуировалась в расположение батальона, а оттуда переправлялась на станцию Червленая в капитальный ремонт.

http://btvt.narod.ru…y.files/06b.jpg

Отсутствие защиты кормы башни в виде ящика ЗИП привело к пробитию брони и гибели командира танка в бою за Грозный. Январь 1995 г.» (фото из архива В. Белогруда).

В группе «Запад» эвакуацию осуществляла БРЭМ-1 под командованием прапорщика Р. Коробаева. 9 января 1995 г. эта машина была обстреляна из гранатомета и загорелась, но, благодаря четким действиям экипажа ее удалось потушить, Позднее она была потеряна при подготовке понтонной переправы через Сунжу, когда под минометным обстрелом упала с понтона и затонула. Отдельным ремонтно-восстановительным батальоном группы «Запад» за время боев в Грозном 80 единиц БТ было отремонтировано и отправлено в части и более 100 вывезено на станцию погрузки.


Эвакуации в «накопитель» Северной группировки, размещавшийся на территории Консервного завода, подлежала вся поврежденная и уничтоженная авто- и бронетехника, вне зависимости от ее принадлежности и характера повреждений. Эвакуация с улиц, контролируемых федеральными войсками, происходила в дневное время. В среднем, за день на СППМ доставлялось 3-4 единицы бронетехники. Из района Железнодорожного вокзала северной эвакогруппой было эвакуировано 10 боевых машин. В это число вошло несколько брошенных экипажами исправных танков Т-80, машина с механиком-водителем, погибшим от пули снайпера, подбитый трофейный Т-72А с белой башней, БМП-КШ (борт №301)

Своей активности пик эвакуации бронетехники достиг по окончании штурма правительственных зданий и президентского дворца, когда за сутки с площади Ленина было эвакуировано 23 ее единицы. На улице Лермонтова подорвалась на противотанковой мине БРЭМ-1, у машины вышибло второй опорный каток. В течение ночи машина была восстановлена экипажем. В случае невозможности транспортировки поврежденного танка на место подвозилась газовая сварка, и с ее помощью удалялись элементы конструкции, мешающие ее осуществлению. Бывали случаи минирования боевиками поврежденной техники, тогда разминирование проводилось путем сдергивания машины с места тягачом.

При дефиците бронетехники восстановление в рембатах поврежденных машин шло в авральном режиме. Для восполнения потерь в штурмующие Грозный батальоны направлялась техника, отремонтированная в боевых условиях. Ремонту подвергались и подбитые танки дудаевцев, прозванные за характерные белые башни «белыми воронами». Несколько из них после ремонта поступили в один из танковых батальонов Северной группы генерала Л. Рохлина. Всего группировка федеральных войск насчитывала 7 трофейных машин, имеющих белые башни.


http://btvt.narod.ru….files/010b.jpg

Сгоревшие в боях за Грозный танк Т-80Б и КШ Р-145. Январь 1995 г.» (фото из архива В. Белогруда).

http://btvt.narod.ru….files/72bm.jpg

Т-72Б (М) 74 гв. омсбр, пораженный выстрелом из РПГ в незащищенный промежуток между КДЗ погона башни и надгусеничным топливным баком (видимо, пытались второй гранатой поразить танк в уже незащищенный топливным баком погон башни). Январь 1995 г. (Фото из архива Е. Иванова)

Из воспоминаний танкистов, участвовавших в боях за Грозный, можно сделать вывод, что у них нет претензий к стойкости бронезащиты и эффективности орудий танков Т-72 и Т-80, на которых им пришлось воевать в 1995-96 гг. Значительно хуже дела обстояли с БМП-1, БМП-2, БМД-1 и БМД-2. На этот класс бронетехники пришлась основная масса безвозвратных потерь машин и экипажей — до 70 % от общего количества. В 95 % случаев попадание гранаты из РПГ-7 приводило к сквозному пробиванию брони этих машин. Прямое попадание осколков мины с малой дистанции также влекло пробитие брони, повреждение топливных баков и, как следствие, возгорание машины и взрыв боекомплекта.

Так, 2 января при движении БРМ-1К (борт №494) и БТР-80 из состава 27бмсп в аэропорт«Грозный-Северный» по улице Первомайская, в трех кварталах от больничного комплекса БРМ-1 К была обстреляна и подбита прямым попаданием гранаты из РПГ в правый борт рядом с десантным люком. Кумулятивная струя, пройдя внутри вдоль всего корпуса БРМ-1К до моторного отделения включительно, тяжело ранила мотострелка в башне и подожгла машину (в дальнейшем от пожара сдетонировал боекомплект). При оказании неотложной медицинской помощи солдату из БРМ-1 К второй гранатой был подбит БТР-80, но, несмотря на пожар в боевом отделении, машина осталась на ходу и смогла вернуться к больничному комплексу с двумя экипажами. В конечном итоге, пожар уничтожил машину.

http://btvt.narod.ru…y.files/08b.jpg

«БТР-80 подполковника С. Смолкина с талисманом в виде чучела рыси на башне. Машина активно использовалась на всем протяжении боев за Грозный. Январь 1995 г.» (фото В. Рубцова).

Преобладание в Объединенной группировке БМП-1 с пушкой 2А28 «Гром», не способной вести эффективный огонь по верхним этажам зданий, а также слабое фугасное действие ее боеприпаса, практически исключило применение этих боевых машин в штурмовых группах огневой поддержки в городском бою. Главной задачей БМП-1 стало усиление блок-постов и снабжение боеприпасами штурмовых групп, причем из-за слабого бронирования эти машины на блок-постах окапывали и защищали бетонными плитами.
Впервые в боевой обстановке в Грозном использовались БМП-3. Их дебют пришелся на 1 — 2 января 1995 г., когда велись тяжелые бои между Северо-Восточной группировкой и боевиками за контроль над больничным комплексом. Федеральные войска, оборонявшиеся в нем, подвергались постоянному минометному и снайперскому обстрелу из-за р. Сунжа, с территории военного городка и с близ расположенных высотных зданий Военного колледжа и 12-этажного здания Парламента. В результате попадания мин в складированные в здании и на грунте боеприпасы был практически полностью уничтожен вставший рядом колонной мотострелковый батальон 74 гв. омсбр на БМП-3 и несколько танков. В боеспособном состоянии после минометного обстрела, по воспоминаниям фронтовиков 255 мсп, осталось 11 БМП-3.

Всего за время боев за овладение центром Грозного из 31 машины танкового батальона 74 гв. омсбр в боеспособном состоянии осталось 4 танка Т-72Б(М). Острая нехватка танков во время боев за районы, прилегающие к улице Ноя Баучидзе, заставила использовать оставшиеся в строю БМП-3 для огневой поддержки штурмовых подразделений, продвигающихся с северо-востока к площади Минутка.

http://btvt.narod.ru…bmp3-pricel.jpg

Разбитый снайперским выстрелом панорамный прицел. Январь 1995 г. (Фото из архива В. Белогруда)

Плотный огонь снайперов и пулеметчиков НВФ в городских боях по прицелам и приборам наблюдения ослеплял экипажи танков и срывал выполнение боевой задачи. На этой фотографии: пулеметным огнем поражены приборы наблюдения механика-водителя БМП-1. Январь 1995 г.» (фото из архива В. Белогруда).

http://btvt.narod.ru…3_podbitaja.jpg

Эвакуация башни БМП-3, сорванной и взорвавшейся при попадании снаряда в корпус машины, с помощью БТС на СППМ группы «Север» из грозненского больничного комплекса. Январь 1995 г., г. Грозный. (Фото А. Кунилова из архива музея «Шурави»)

На БТР, обладающие высокой проходимостью и хорошими скоростными характеристиками, возложили функции связных, разведывательных и конвойных машин. В одном из репортажей с места боев по ЦТ 25 января 1995 г. был показан БТР-80 из группы «Запад», нижняя лобовая часть корпуса которого напоминала дуршлаг, так обильно она была усеяна сквозными пробоинами от пуль крупнокалиберного пулемета.

В связи с постоянным «реформированием» (а реально — сокращением) Вооруженных Сил России большая часть бронетехники из Чечни вместо капитального ремонта поступила на утилизацию («в шихту»). Высокооплачиваемые журналисты центральных СМИ, не всегда способные отличить танк от эмалированной кастрюли, заговорили о колоссальных, многотысячных потерях нашей бронетехники в боях за Грозный.
Заканчивая статью, необходимо отметить, что основная тяжесть обеспечения непосредственной огневой поддержки штурмовых подразделений и борьбы с танками противника в Грозном в 1994-95 гг. легла на танки, самоходные артиллерийские установки и минометы при практически нулевой поддержке с воздуха. Самоотверженные действия танкистов в городских боях с 10-тысячной группировкой НВФ, имевшей в своем составе, как минимум, 60 единиц бронетехники, 80 артиллерийских систем, позволили на порядок снизить потери штурмовых подразделений федеральных войск при взятии Грозного.

http://btvt.narod.ru…y.files/04b.jpg

Три попадания в двигатель БМП-1 из РПГ говорят о высоком профессионализме гранатометчиков НВФ, участвовавших в боях с федеральными войсками в Грозном. Февраль 1995 г.» (фото Ю. Белоусова).

По материалам сайта: Танковая мощь. Сталь и огонь.

forum.worldoftanks.ru

 
ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 
ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 

 




  Источник:   «Танк Т-72: вчера, сегодня, завтра» (события в Чеченской Республике)

Довелось «семьдесятдвойкам» поучаствовать и в различных военных конфликтах на территории бывшего СССР – в Нагорном Карабахе и Таджикистане. И вновь они показали свои высокие боевые качества и надежность. Но самым серьезным испытанием для этих машин явились события в Чеченской Республике.

 

Т-72  в Чеченской Республике

Использование неподготовленных к боевым действиям танков (отсутствие динамической защиты, неподготовленное вооружение и т.п.), комплектование подразделений необученными, собранными из разныхвоенных округов, экипажами, которые не прошли даже боевого слаживания, отсутствие взаимодействия между танкистами и мотострелками при бое в городских условиях против хорошо подготовленных боевиков, оснащенных большим количеством противотанковых средств, привело к ощутимым потерям бронетанковой техники в первый период войны. По состоянию на начало февраля 1995 года из задействованных в боевых действиях 2221 единицы бронетехники было безвозвратно потеряно 225 машин, в том числе 62 танка. Почти половина из этого количества приходится на долю 131-й Майкопской бригады.

 Впрочем, досталось и другим частям. Так, например, танковый батальон одной из мотострелковых частей Уральского военного округа, дислоцирующийся в г. Екатеринбурге, динамическую защиту получил только при совершении марша на штурм Грозного в декабре 1994 г ., когда времени на ее установку уже не оставалось. Защита устанавливалась на малых привалах в ходе марша, кто сколько успел, т.к. никто из старших начальников не хотел брать на себя ответственности за задержку полка на марше. Во время боев в городе танк Т-72Б №436 этого полка был уничтожен выстрелом в борт из станкового противотанкового гранатомета СПГ-9, расчет которого притаился между домами частного сектора. Граната пробила броню и вызвала детонацию боекомплекта, машину буквально разорвало на куски, экипаж машины, к сожалению, погиб. Как всегда, платой за нерасторопность некоторых больших начальников стала жизнь солдат и офицеров. Во время боев в Грозном гранатометчики боевиков вели огонь по российским танкам минимум с 4 направлений одновременно. При этом стрельба велась с выгодных для них ракурсов в слабозащищенные части танков – по люкам членов экипажей, сверху по крыше МТО, сзади под башню, по бортам, не прикрытых экранами. Для снижения чувства страха и болевого порога дудаевские гранатометчики широко использовали наркотические средства. Под их воздействием они выскакивали на наступающие танки из укрытий, не обращая внимания на ответный огонь из стрелкового оружия, и те, кого этот огонь не сразил, поражали танки в упор. Так, например, в январе 1995 года по танку Т-72Б №529 из отдельного танкового батальона 131-й Майкопской бригады вели огонь одновременно несколько расчетов РПГ-7 и СПГ-9. Умело маневрируя и ведя огонь по боевикам из всех видов оружия, экипаж танка в составе командира танка лейтенанта Цымбалюка, механика-водителя рядового Владыкина и наводчика младшего сержанта Пузанова смогли, в конечном счете, уничтожить расхрабрившихся под действием наркотиков гранатометчиков и благополучно выйти из боя. На корпусе и башне после этого насчитали 7 попаданий гранат от СПГ и РПГ, но пробитий брони не было. Часто в зарубежных источниках специалисты по советской бронетанковой технике стараются подчеркнуть о чувствительности танка Т-72 к пожару, дескать, небольшое возгорание внутри танка приводит к детонации боекомплекта, а, следовательно, и к срыву башни. Если смотреть объективно, то к пожару чувствительны все танки, да и не только танки – корабли, самолеты, автомобили и т.д. Другое дело, что в результате детонации боекомплекта у Т-72 отлетает башня, а на «Абрамсе» она, можно сказать, остается на месте, только корпус разваливается. Результат все равно один – танк восстановлению не подлежит. А что касается пожаров в танке Т-72, то есть и другие примеры.

Т 72 в чечне
Танк Т-72Б в Чечне (фото В.Моисеева)

В январе 1995 г . в Грозном в танк, в котором находился начальник штаба танкового батальона одного из мотострелковых полков Уральского военного округа майор Н.Г.Гочерян, выстрелили из гранатомета РПГ-7. Граната попала в правый борт, не прикрытый экраном, который сорвало в предыдущих боях. Кумулятивная струя пробила броню и правый топливный бак. Внутри машины возник пожар. Механик-водитель остановил машину, и экипаж по приказу майора покинул ее, при этом двигатель машины продолжал работать. Начальник штаба занял место механика-водителя в горящей машине и привел ее в расположение своего батальона. Там подручными средствами, водой из луж пожар в машине потушили. Боеприпасы, находящиеся в машине, от огня раскалились, а пороховые заряды артвыстрелов почернели, тем не менее все обошлось. Конечно, если бы баллоны системы ППО были бы заправлены огнегасящим составом, то все было бы проще, но они были израсходованы раньше. Заправить их заново было негде, да и некогда, война шла полным ходом, а техническое и тыловое обеспечение должным образом еще не было организовано. После обеспечения всех танков динамической защитой и при правильном их использовании танкисты выполняли поставленные задачи практически без потерь. В марте 1996 года в освобождении п. Гойское, который обороняли более 400 хорошо вооруженных боевиков, принимала участие танковая рота одного из мотострелковых полков Уральского военного округа.

Эта рота была вооружена танками Т-72Б, оснащенными динамической защитой. Танки атаковали в боевых порядках мотострелков с рубежа атаки, удаленного от позиций боевиков на 1200 м . В ходе атаки противник пытался отразить танковую атаку огнем из ПТРК ракетами 9М111 «Фагот». Всего было произведено 14 пусков ПТУР. Две ракеты не достигли цели благодаря умело проведенному экипажем машины маневру (обе ракеты предназначались одному танку), 12 ракет попали в танки, а в одну из машин попали сразу 4 ракеты. Тем не менее после этих попаданий экипаж и танк сохраняли свою боеспособность и продолжали выполнять поставленную боевую задачу. На машине были повреждены турель зенитного пулемета, командирский прибор наблюдений ТКН-3В и разбит призменный прибор наблюдения наводчика. На остальных танках роты, которые получили по одному-два попадания ПТУР, имелись повреждения следующего характера: повреждение ящиков с ЗИП на надгусеничной полке (на двух машинах), разрушение прожекторов «Луна-4» (на двух машинах), повреждение турели зенитного пулемета НСВТ-12,7 «Утес» (на одной машине).

Остальные попадания ПТУР в танки вызвали только срабатывание элементов динамической защиты. Пробитие брони было достигнуто только на одном танке в результате пуска ракеты «горкой» и попадания ее в башню под углом 15-20° сверху вниз в районе люка наводчика. В результате пробития брони кумулятивной струёй была повреждена электропроводка и легко ранен находящийся на месте наводчика старший летенант И.В.Абрамов (ожог и касательные осколочные ранения затылочной части головы). Танк сохранил свою боеспособность и, несмотря на то, что в результате повреждения проводки вышел из строя A3, продолжал выполнять поставленную задачу. После боя он был отправлен в ремонт.

На остальных машинах были заменены лишь сработавшие элементы динамической защиты. Огнем из танковых пушек пусковые установки ПТУР и их расчеты были уничтожены. В начале апреля 1996 года один из танков Т-72Б того же подразделения выполнял боевую задачу по уничтожению автомобильной колонны боевиков на горной дороге. Огонь из танка велся из окопа на дальность 3600 м . После того как на машине был израсходован боекомплект из вращающегося транспортера A3, к ней для пополнения боекомплекта подошел кормой другой танк с ящиками с боеприпасами, уложенными на крыше моторно-трансмиссионного отделения. В момент загрузки боеприпасов в танк боевиками был произведен пуск ПТУР 9М111 «Фагот» с дальности 1900 м , которая попала в ящики с боеприпасами. В результате разрыва ракеты осколками был убит командир танка, находящийся рядом с ящиками. Часть осколков рикошетом от открытой крышки люка попала внутрь танка, вызвав небольшое возгорание внутри, возникшее в результате повреждения электропроводки. Ящики с боеприпасами тоже загорелись. Действиями экипажей танков огонь был потушен. Несмотря на то, что кумулятивная струя разорвавшейся ПТУР прошла через заряды танковых боеприпасов, они не воспламенились и снаряды не сдетонировали, хотя расчет оператора ПТРК был именно на это.


Этот случай еще раз подтверждает высокую живучесть танков Т-72 на поле боя. Во вторую чеченскую кампанию потери бронетанковой техники федеральных сил были значительно меньше, чем в первую. Сказались наличие у большинства офицеров боевого опыта, обученность экипажей и организация четкого взаимодействия и всестороннего обеспечения боевых действий. При умелом использовании танки успешно применялись и при боях в городских условиях. Входе наступления мотострелковых подразделений поддерживающие их танки играли решающую роль. Они своим огнем уничтожали обнаруженные огневые средства противника, после чего пехота продвигалась вперед. Так, например, действовала танковая рота отдельного мотострелкового батальона 205-й отдельной мотострелковой бригады, поддерживая действия мотострелков по освобождению Старопромысловского района г. Грозного в декабре 1999 г . – январе 2000 г . Удаление танков от мотострелков составляло не более 50 м , что обеспечивало их защиту от огня гранатометчиков с флангов и с тыла, а их огонь во фронтальные проекции машин не причинял им вреда. За время боев за Грозный от огня боевиков был поврежден только один танк этой роты, который в кратчайшие сроки был восстановлен ремонтными подразделениями бригады. Эта машина под командованием одного из командиров взводов, нарушившего приказ командира батальона, вырвалась вперед и остановилась под стенами пятиэтажного дома, занятого боевиками. Боевики мгновенно открыли по ней огонь из гранатометов с верхних этажей здания. В результате нескольких попаданий на танке были повреждены радиаторы и зенитно-пулеметная установка. Своим ходом экипажу удалось вывести машину мз боя, после чего ее отправили в ремонтное подразделение, где она и была восстановлена. Никто из членов экипажа не пострадал. За период с октября 1999 г . по август 2000 г . в танковой роте, о которой идет речь, не потеряли ни одного человека и ни одного танка. Описанные выше эпизоды применения танков Т-72 в различных военных конфликтах подтверждают их высокую надежность и живучесть, а также сводят на нет байки некоторых западных авторов и генералов о том, как якобы просто можно расправиться с советскими танками. Многие наши и зарубежные танкисты после боев благодарили Всевышнего и создателей этой замечательной машины – танка Т-72 за то, что она спасла им жизнь.

 





 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 
ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ

www.btvt.narod.ru

В 1990-х годах Российская армия оказалась вовлеченной в бесконечную череду новых кавказских войн, в которых танки играли хотя и не решающую, но все-таки довольно заметную роль, хотя чаще всего им предстояло действовать в самых не подходящих для танков условиях — в уличных боях.

Мы не будем вдаваться в политическую предысторию конфликта, а сразу перейдем к описанию военных действий. Первым знаковым событием стала попытка штурма Грозного, предпринятая 26 ноября 1994 года силами антидудаевской оппозиции. Решающую роль в этой операции играли танки — 35 Т-72А, переданные оппозиционерам со складов Северо-Кавказского военного округа. Если бы не эти танки, то штурм вообще не мог состояться, поэтому можно сказать, что именно они стали ключевым фактором, хотя не в том смысле, какой танковые войска играют в общеармейских операциях. Эта операция с треском провалилась, потому что Дудаев и его окружение оказались прекрасно информированы обо всех планах оппозиционеров. Атакующие группы были встречены сосредоточенным огнем, и вырваться из города удалось всего лишь 4 танкам, остальные были либо уничтожены, либо брошены экипажами.

Провал этой попытки воевать «малой кровью на чужой земле» подтолкнул российское руководство к более активным действиям, и 29 ноября Совет безопасности России утвердил план силовой операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне. В начале декабря были созданы несколько войсковых группировок, которым предстояло войти на территорию Чечни и в случае отказа дудаевцев сложить оружие взять штурмом Грозный. На моздокском направлении была сформирована группировка из 15 батальонов, которая имела около 230 БТР и БМП, а также 40 танков. С Владикавказского направления выдвигалась группа из 11 батальонов при 160 БТР и БМП и 30 танках. С кизлярского направления наступала самая сильная группировка из 34 батальонов, имевшая около 700 единиц бронетехники, в том числе более 100 танков. Уже одно перечисление задействованных сил показывает, что проводилась операция корпусного масштаба.

Однако с самого начала все пошло не так, как планировалось, только на выдвижение к Грозному войскам понадобились 16 суток вместо 3 по плану В результате министр обороны России П. Грачев только 27 декабря отдал приказ о начале штурма Грозного 31 декабря с обязательным докладом президенту России о взятии города 1 января в 00.01. Как мы видим, гнилая традиция российской-советской-российской армии брать города к красным датам календаря за последние два века ничуть не поколебалась. То у нас Плевну берут к дню рождения царя, то Киев — к 7 ноября, Берлин — к 1 мая, а теперь новогодний подарочек… «Именинный пирог из начинки людской брат готовит державному брату…» Эти строки были написаны в 1877 году, но, боюсь, они актуальны и сегодня.

Против примерно 10 000 боевиков, оборонявших Грозный, были сосредоточены около 15 000 солдат федеральных войск. Их поддерживали 230 танков и 879 единиц легкой бронетехники, несколько сот орудий. Однако предстояли уличные бои, где это превосходство в технике во многом нивелировалось позиционными преимуществами обороняющихся. При этом на Западе продолжают пребывать в несокрушимой уверенности, будто русские сосредоточили для штурма Грозного огромные силы. Например, в исследовании датского Королевского военного колледжа безапелляционно утверждается, будто в штурме участвовали более 38 000 солдат. Конечно, из Копенгагена все видно гораздо лучше.

Перед наступлением на город после тяжелого боя был занят аэропорт Ханкала, но, к сожалению, командование не сделало должных выводов по итогам этого боя. Похоже, по неизвестным причинам, генералы рассчитывали только на символическое сопротивление дудаевцев. Штурм города проводился по недостаточно проработанному плану, в очередной раз командование не имело надежной связи со своими войсками, что дорого обошлось штурмующим. Вообще в войсках план стремительного броска механизированных колонн к центру города был расценен как авантюра. Последующие события показали справедливость этой оценки.

Штурмующие войска были разделены на 4 группы по направлениям. В 06.00 начала наступление группа «Север». Именно в ее состав входила 131-я майкопская мотострелковая бригада. Потеряв несколько танков и БТР, колонна все-таки прорвалась к железнодорожному вокзалу, где бригада заняла круговую оборону. Группа «Северо-восток», применив успешный отвлекающий маневр, относительно свободно ворвалась в город, где тоже заняла оборону. Группы «Восток» и «Запад» поставленные перед ними задачи не выполнили. При этом если группа «Северо-восток» выставила по пути следования блокпосты, которые обеспечили пусть и затрудненную, но все-таки связь с тылами, то группы «Север» и «Запад» оказались в окружении.

Самое скверное во всем этом было то, что именно советские войска в свое время получили большой опыт ведения боев в городе. Кёнигсберг, Бреслау, Берлин показали, как именно надо действовать в подобных случаях. Но этот опыт оказался совершенно забыт. И была допущена еще одна грубейшая ошибка — совершенно не вынужденно российские войска отдали инициативу противнику. Вместо систематической зачистки города с использованием превосходства в огневой мощи, штурмовые группы перешли к обороне. В свое время один известный британский адмирал, сам изрядно повоевавший, сказал: «Умеренность на войне — это величайший идиотизм. Безжалостность, неутомимость, неотступность — вот ключ к успеху». Все эти принципы были нарушены.

В результате Дудаев получил возможность стянуть свои наиболее боеспособные отряды к центру города и приступить к ликвидации окруженных группировок. В особенно тяжелом положении оказалась 131-я бригада, которая 1 января примерно к 16.00 лишилась всей бронетехники. В то же время следует сказать, что танки нового поколения (Т-72 и Т-80) показали заметно лучшую живучесть, чем танки, воевавшие на Ближнем Востоке в 1973 году. Одного попадания снаряда РПГ или ПТУР уже было недостаточно для вывода его из строя. Как правило, требовалось не менее 6—7 попаданий, причем был зафиксирован рекордный случай, когда танк выдержал попадания почти 20 снарядов. Исключительно хорошо работали системы динамической защиты. Но зато БТР и БМП оказались полностью беззащитными. Снова подтвердилась важная роль, которую играет самоходная артиллерия в таких боях, так как вес 152-мм снаряда САУ 2СЗМ «Акация» был заметно больше, чем у танковых пушек, и оказывал заметно большее разрушительное действие при стрельбе по зданиям.

После перегруппировки и подхода подкреплений штурм продолжился. Уже ни о каких юбилейных датах речь не шла. В целом же организованное сопротивление боевиков в Грозном удалось окончательно сломить только к 26 марта. Этот штурм обошелся Российской армии примерно в 6000 человек убитыми и ранеными. Безвозвратные потери бронетехники, по сведениям Главного автобронетанкового управления МО РФ, составили 49 танков, 132 БМП, 98 БТР. Количество поврежденных, но отремонтированных танков остается неизвестным.

Отсутствие защиты кормы башни в виде ящика ЗИП привело к пробитию брони и гибели командира танка в бою за Грозный. Январь 1995 г.[/center]

Не следует думать, что бои й Грозном шли непрерывно 3 месяца, они распадаются на несколько этапов, разделенных перерывами официальных перемирий и временных передышек. Первая фаза завершилась 18 января после взятия президентского дворца, когда под контроль Российской армии перешла северная и центральная части города. Лишь после этого началось наступление на южную часть Грозного, которое велось при мощнейшей артиллерийской поддержке. Бывали дни, когда наша артиллерия выпускала по позициям противника до 30 ООО снарядов. Так нужно было действовать с самого начала.

В августе 1996 года в Грозном снова вспыхнули бои, хотя на этот раз они длились относительно недолго. 6 августа боевики ворвались в город. Они не пытались штурмовать опорные пункты федеральных войск, а просто изолировали их и подвергали минометному обстрелу, ожидая капитуляции защитников. Однако энергичными действиями командования федеральных войск удалось предотвратить худший вариант развития событий. Хотя бои были по-прежнему упорными, 11 августа был пробит коридор к Дому правительства, снявший осаду с этого важного пункта. А к 13 августа был достигнут решительный перелом. Федеральные войска начали теснить противника по всем направлениям, и боевики начали отход из города. К моменту подписания перемирия 14 августа город находился под контролем федеральных войск. Потери при этом составили всего 5 танков, 22 БМП, 18 БТР. Болтовню некоторых западных газет о сотнях сожженных танков мы не будем даже комментировать.

Во время Второй чеченской войны Грозный пришлось штурмовать в очередной раз, но теперь бронетехника применялась в минимально необходимых количествах. Штурм начался 11 декабря 1999 года. На сей раз главный упор был сделан на артиллерийскую и воздушную поддержку штурмовых групп пехоты. В результате тщательно подготовленная боевиками система противотанковой обороны оказалась просто бесполезной. Продвижение федеральных войск было медленным, но при этом они несли лишь небольшие потери. Заметную роль в этой операции сыграли установки залпового огня ТОС-1. Понимая, что такому постепенному продвижению они ничего не могут противопоставить, 31 января 2000 года боевики попытались вырваться из Грозного под прикрытием метели. Они понесли тяжелые потери, но части их сил все-таки удалось скрыться.

topwar.ru

Танк Т-72 в бою — Ирак. Чечня.
pro-tank.ru   
2010-09-12T16:29
Содержание
Танк Т-72 в бою
Ирак. Чечня.

Танки Т-72 в Ираке.

Второй ближневосточной страной, получившей и применившей танки Т-72 стал Ирак. Поставки осуществлялись как из СССР, так и из Польши, в том числе в ходе ирано-иракской войны. В 1988 году иракское командование предприняло мощное наступление в районе полуострова Фао. Иракцы наносили главный удар западнее устья реки Шатт-аль-Араб с целью освобождения водного пути к порту Басра. Оборону на полуострове Фао держали около 10 тыс. солдат регулярной армии Ирана, а также бойцы Корпуса стражей исламской революции. Используя развитые внутренние коммуникации, прикрытые авиацией, Ирак быстро выдвинул части республиканской гвардии из района вблизи Басры на исходные позиции для атаки северо-западнее Эль-Фао — на расстояние около 150 км. В иракской армии использовалось около 1500 танковых транспортеров, способных перевозить бронетанковую технику со скоростью до 65 км/ч.

Танк

Танк Т-72М1 иракской армии, захваченный американскими войсками

Командующий иракскими войсками отвел на наступление 4-5 суток. Боевые действия начались утром 17 апреля 1988 года атакой по двум направлениям, в которой участвовало около 200 тыс. человек. Главный удар наносился танковыми частями республиканской гвардии, оснащенными танками Т-72 и Т-72М, с рубежа Аль Зубаир — Умм Каср на юго-восток. Одновременно 7-й иракский танковый корпус, развернутый в 16 км севернее г.Фао, при поддержке пехотных соединений начал наступление на юг вдоль западного берега реки Шатт-аль-Араб. Атаке предшествовала бомбардировка иранских позиций химическими боеприпасами. Утром началась массированная танковая атака, которую возглавили танки Т-72, ведшие огонь в высоком темпе и обрушившие на противника шквал снарядов. Единственным достойным соперником для Т-72 мог быть только британский основной боевой танк «Чифтен», вооруженный мощной 120-мм нарезной пушкой. Столкновения Т-72М и «Чифтенов» приводили к тяжелейшим потерям с обеих сторон. М60А1, М48 и другие устаревшие танки не представляли для Т-72М особой угрозы — его лобовая броня выдерживала попадания неоперенных 105-мм подкалиберных снарядов М392 и М728. Однако, в 1988 году танков «Чифтен» в иранской армии оставалось сравнительно немного. В условиях массированного превосходства иракских войск в танках задачи, поставленные перед наступавшими частями, были выполнены за 32 часа.

Танки Абрамс и Т-72

Во время операции «Буря в пустыне» Т-72 имелись и у Ирака, и у Кувейта (югославские М84), правда, в количествах несопоставимых. Кроме того, в бою они не встречались, так как кувейтские М84 торжественно вступили в столицу страны город Эль-Кувейт уже после освобождения его многонациональными силами. На настоящий момент доступна некоторая информация лишь о боях иракских Т-72 и американских «абрамсов», причем данные эти весьма противоречивы, как с той, так и с другой стороны. Очевидно, что по ряду важных показателей Т-72 был отчасти сопоставимым с Ml и IPM1, которые еще были вооружены 105-мм пушками, но с М1А1 и особенно с М1А1НА он не выдерживал никакого сравнения. Эти последние модификации «Абрамса» защищались в лобовой проекции почти в 1,5 раза лучше, имели намного более мощные бронебойно-подкалиберные снаряды с сердечниками из обедненного урана, современные средства наблюдения и связи, а также развитую автоматизированную СУО. Сообщаемые в некоторых отечественных публикациях сведения о практической неуязвимости Т-72М во время той войны, о потере в результате огневого воздействия только 14 танков, об уничтожении ими порядка 70 «абрамсов» не выдерживают никакой серьезной критики. При этом в аналитических обзорах при сравнении с американскими танками зачастую приводятся тактико-технические характеристики танков Т-72, поступавших на вооружение Советской Армии, и забывается, что экспортные машины им существенно уступали. Вместе с тем, совершенно очевидно, что наибольшие потери иракская сторона понесла от ударов авиации.

Танк

Танк Т-72М, уничтоженный иракскими танкистами при отступлении

В западных средствах массовой информации много писалось о якобы низкой живучести танков Т-72. Выше уже писалось о том, что все танки горят одинаково, но последствия у таких пожаров разные. У Т-72, в силу размещения боеукладки в боевом отделении под башней, при детонации боекомплекта последнюю отбрасывает в сторону. У «Абрамса» башню, как правило, не срывало, но от взрыва боеприпасов разрушался корпус, что внешне не так заметно и не так впечатляет. Одним из последствий взрыва боеукладки на Т-72 было то, что иракские танкисты норовили бросить свои танки сразу после того, как американцам удавалось подбить хотя бы один Т-72. Зрелище разносимого на куски танка сильно действовало на психику даже видавших виды танкистов.

Перед началом боевых действий часть иракских Т-72 прошла модернизацию. Защищенность повысили за счет установки на корпусе дополнительного бронелиста толщиной 30 мм с воздушной прослойкой между ним и лобовой плитой. Целесообразность этого решения была доказана испытаниями обстрелом из 120-мм английской пушки. Некоторое число танков оборудовалось также китайскими системами постановки радиооптических помех (аналогичными российской «Шторе»), показавшими себя эффективными при обстреле ПТУ-Рами второго поколения типа Toy.

Танки

Во 2-й иракской кампании 2003 года танки Т-72, как и остальные типы иракской бронетехники, ничем себя не проявили. В официальных американских документах не имеется сведений об их участии в танковых сражениях и вообще в боевых действиях. В любом случае, представляется не требующим доказательств тот факт, что против М1А1НА, М1А2 и М1A2SEP у иракских Т-72М не было никаких шансов на победу.


До 1991 года, когда началась гражданская война в Югославии, в Югославскую народную армию поступило 502 танка М84. Они активно использовались в боевых действиях. Небольшое число этих машин было захвачено хорватскими и боснийскими формированиями.

Согласно данным, заявленным советской стороной на Венских переговорах по ограничению обычных вооружений в Европе, в 1990 году на европейской территории СССР, а также в частях, дислоцированных в Восточной Европе, находилось 5086 танков Т-72 всех модификаций. Из этого числа на территории Белоруссии — 1607, Украины — 1045, Армении — 246, Грузии — 251 и Азербайджана — 314 танков. После распада СССР часть этих машин поступила на вооружение вновь образованных национальных армий, часть была вывезена на территорию России. К 1997 году на европейской части территории России оставалось 1980 танков Т-72.

pro-tank.ru

Т 72 в чечне

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.