Максим Коломиец

СУПЕРТАНКИ СТАЛИНА ИС-7 И ДР

Сверхтяжелые танки СССР

Первый образец танка ИС-7 выпуска 1947 года, вид спереди. Хорошо видна форма передней части корпуса, люк механика-водителя и укладка буксирных тросов (АСКМ)

ВВЕДЕНИЕ

В истории танкостроения, и не только отечественного, можно найти огромное количество различных проектов и предложений боевых машин массой 100, 200 и даже 1000 тонн. Большая часть этих предложений носила авантюрный характер — танки, построенные по таким чертежам едва ли смогли бы передвигаться.

Тем не менее, сверхтяжелые танки строились в разных странах, причем не только в опытных образцах, но и выпускались серийно, пусть и небольшими партиями. Наиболее известной в этой области стала Германия — «сумеречный тевтонский гений» породил такие машины как 188-тонный «Маус» (самый тяжелый построенный в «металле» танк), 140-тонный Е-100 (так и не законченный изготовлением), 75-тонную самоходку «Ягдтигр» (выпускавшуюся серийно). Эти боевые машины известны всем любителям истории бронетехники.


Однако работы по сверхтяжелым танкам велись и в нашей стране, причем довольно активно. Причем в конструкции этих машин часто использовались весьма интересные инженерные решения. Но по ряду причин не все предполагавшиеся к постройке опытные образцы таких танков были изготовлены.

Предлагаемая читателю книга рассказывает об истории сверхтяжелых советских танков 1940-х годов. Термин «сверхтяжелые» в данном случае подразумевает танки массой свыше 50 тонн («за бортом» повествования остался КВ-2, так как ему была посвящена отдельная книга). В данной работе повествуется только от тех проектах, которые предполагалось реально воплотить в металле. Многочисленные варианты сверхтяжелых танков, присылаемые в Главное автобронетанковое управление Красной Армии как отдельными лицами, так и организациями, не рассматриваются, так как все эти проекты были нежизнеспособными (для их рассмотрения в ГАБТУ КА было создано специальное подразделение — отдел изобретений), хотя и могли содержать удачные решения отдельных узлов и агрегатов. В качестве иллюстраций книги используются не только фотографии, но и фрагменты заводских чертежей танков, о которых идет речь.

Автор выражает благодарность за помощь в работе и предоставленные материалы Илье Мазурову, Баиру Иринчееву, Игорю Желтову, Александру Лагутину и Виктору Мальгинову.

ОТ Т-150 К КВ-3

Несмотря на то, что к моменту принятия танка КВ на вооружение его броня не пробивалось ни одной противотанковой пушкой, уже весной 1940 года руководство Красной Армии обсуждало возможность создания еще более толстобронных машин.


от вопрос несколько раз обсуждался и в главном автобронетанковом управлении Красной Армии (ГАБТУ КА), и в руководстве наркомата тяжелого машиностроения (в его состав входил Кировский завод, занимавшийся разработкой и производством танков КВ). Результаты обсуждений доложили «наверх», и 17 июня 1940 года Совет народных комиссаров СССР и Центральный комитет ВКП(б) приняли постановление № 1288-495сс в котором, в частности, говорилось:

«К 1 ноября 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 90 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан с Ижорского завода в конце октября, изготовление танка намечено закончить к 5 ноября. Второй корпус будет изготовлен в ноябре.

Танк КВ-1 выпуска декабря 1940 года (с 76-мм пушкой Л-11) во дворе Кировского завода. Несмотря на то, что к этому времени КВ был самым мощным танком в мире, в Советском Союзе начались работы над проектированием еще более толстобронных машин (АСКМ).

К 1 декабря 1940 года Кировскому заводу изготовить два танка КВ с броней 100 мм: один с пушкой 76 мм Ф-32, другой с пушкой 85 мм. Один корпус будет подан в конце октября, второй в ноябре».

Как видно из приведенного документа, предполагалось не только усилить броню, но и вооружение тяжелых танков путем установки пушки калибра 85-мм.


Разработкой последней занималось конструкторское бюро завода № 92 в Горьком. Руководил работами КБ В. Г. Грабин. Еще в 1938 году его конструкторское бюро получило от главного артиллерийского управления Красной Армии задание на проектирование новых танковых орудий калибра 76 и 95-мм. При этом предполагалось, что 76-мм орудие будет иметь баллистику зенитной пушки такого же калибра. К началу 1939 года был готов проект 76-мм танковой пушки под индексом Ф-27, но вскоре все работы по нему прекратили. Дело в том, что к этому времени на вооружение Красной Армии приняли более мощную 85-мм зенитку, разработанную на подмосковном заводе № 8.

Однако это не остановило Грабина и его инженеров — в кратчайшие сроки они создают танковую пушку Ф-30. От Ф-27 она отличалась новой, 85-мм трубой ствола и усиленными противооткатными приспособлениями. Весной 1939 года Ф-30 установили в башню танка Т-28 и провели ее краткосрочные испытания. Выяснилось, что артсистема нуждается в доработке — в результате ее «доводили до ума» до начала 1940 года, после чего пушка поступила на полигонные испытания. Именно этой 85-мм пушкой предполагалось вооружить новые толстобронные тяжелые танки, речь о которых шла в постановлении от 17 июля 1940 года. Правда, следует отметить, что к этому времени имелся всего один экземпляр Ф-30, который к тому же не завершил полный цикл испытаний.

Разработка новых тяжелых танков легла серьезным грузом на конструкторское бюро (СКБ-2) Кировского завода.


ло в том, что его коллектив был весьма малочисленным и молодым, к тому же имел небольшой опыт собственного проектирования (в активе у СКБ-2 были лишь СМК, КВ, проект танка поддержки пехоты «объект 211» [1] и танкетка ППГ). К тому же летом 1940 года инженеры конструкторского бюро Кировского завода были очень сильно загружены работами по доведению танка КВ и обеспечению серийного производства новой боевой машины. Причем параллельно с этим велись и испытания серийных КВ, по результатам которых в конструкцию танков приходилось вносить изменения. Ситуация усложнялась тем, что тактико-технических требований на разработку новых тяжелых танков от заказчика — главного автобронетанкового управления — получено не было.

Испытание 85-мм пушки Ф-30, установленной в башне танка Т-28. 1939 год. Приведенное фото представляет собой коллаж из нескольких изображений этой машины, снятой с разных ракурсов (ГАНО).

Тем не менее, 32-летний начальник СКБ-2 Жозеф Яковлевич Котин и его подчиненные справились с новой работой в довольно сжатые сроки. К сентябрю 1940 года группа под руководством инженера Л.H. Переверзева подготовила проект танка с 90-мм броней, получившего обозначение Т-150 или «объект 150», а конструкторы под руководством Л.Е. Сычева — «объект 220» с броней в 100 мм. Чертежи корпуса и башни новых машин передали для изготовления на Ижорский завод, но последний не смог выполнить задание полностью — до конца 1940 года он сумел сдать лишь один корпус с башней из 90 м и один — из 100 мм брони. О причинах невыполнения руководство предприятия сообщало следующее:


«Изготовление опытных образцов для Кировского завода происходило в том же цехе № 2, где изготавливался основной объект КВ (речь идет о серийных танках. — Прим. автора). В силу этого одной из причин неизготовления объектов КВ с броней 90 и 100 мм была перегрузка станочного оборудования, тем более что в производстве одновременно находилось четыре опытных образца КВ.

online-knigi.com

В соответствии с тактико-техническими требованиями, выданными УММ РККА в 1929 году ОКМО завода «Большевик» в Ленинграде к концу 1930 года разработало проект тяжелого танка Т-30. По проекту танк должен был иметь массу 50 т, броневую защиту толщиной 40 — 60 мм, вооружение из одной 76-мм дивизионной пушки и одной 37-мм пушки большой мощности, размещенных в двух конических башнях, а также 6–7 пулеметов. На танк предполагалось установить карбюраторный двигатель мощностью 730 или 850 л.с. Расчетная максимальная скорость должна была составить около 30 км/ч. Танк сочли очень сложным и дальнейшее проектирование прекратили.

В марте 1931 года, уже упоминавшийся немецкий инженер Э.Гроте, работавший тогда в СССР, предложил два варианта 1000-тонного танка с вооружением в трех или шести башнях. Вооружение должно было включать в себя батарею из двух 305-мм, четырех 152- и 76-мм орудий, двух 45-мм пушек.


оневая защита лобовой части корпуса и башни согласно проекту достигала 300 мм, бортов — 250 мм. Экипаж этого сухопутного дредноута должен был состоять из 40 человек. На машине предполагалось установить несколько двигателей суммарной мощностью 24 000 л.с. и гидромеханическую трансмиссию, которые обеспечивали бы танку скорость движения до 60 км/ч. В ходовой части должны были использоваться тройные гусеницы и гидравлическая подвеска.

Проект сверхтяжелого танка ТГ-5 конструкции Э.Гроте

При рассмотрении эскизного проекта машины, именуемой в ряде источников ТГ-5, было признано, что конструкция танка будет чрезвычайно громоздкой и сложной в производстве.

В том же 1931 году Авто-танковый дизельный отдел Экономического управления ОГПУ (в этой структуре работали арестованные специалисты) приступил к проектированию танка прорыва ТП-1. Танк имел боевую массу 75 — 80 т и броневую защиту до 45 мм. Были рассмотрены несколько вариантов вооружения, в том числе состоявшего из одной 152-мм, двух 37-мм пушек и шести пулеметов, или 107-мм и двух 76-мм пушек и шести пулеметов. Экипаж танка должен был состоять из 12 человек. На машине предполагалось установить Х-образный 24-цилиндровый дизель ФЭД-8 (ФЭД — Фэликс Эдмундович Дзержинский) мощностью 2000 л.с., который позволил бы танку развивать скорость до 30 км/ч. Опытный образец двигателя был изготовлен в ЦИАМ, но испытаний не выдержал. В марте 1932 года все работы по двигателю и по танку были прекращены из-за слишком высокой стоимости.


Однако эстафетную палочку вновь подхватил Э.Гроте. Им был разработан проект танка ТГ-6, который должен был иметь массу 75 т. Вооружение предполагалось в составе трех пушек: одной 100-мм (или 76-мм) и двух 45-мм, а также шести пулеметов ДТ. Броневая защита: 60 — 70 мм. Двигатель М-34 мощностью 850 л.с. по мнению Гроте позволил бы танку развивать скорость до 30 км/ч при запасе хода 120 — 150 км. Экипаж — 10 человек.

На основе этого проекта разработали проект тяжелого танка Т-42 с расчетной массой до 100 т и броней лобовой части до 70 мм. Предполагалось разместить в главной башне 107-мм пушку, в передней башне — 76-мм, в кормовой — 45-мм. Для этого танка Гроте спроектировал двигатель мощностью 2000 л.с. для управления бортовыми фрикционами должны были использоваться пневматические и электромеханические приводы. В ходовой части предусматривалась индивидуальная подвеска, а для герметизации корпуса и башен при преодолении глубокого брода (до 2 м)- «пневматические подушки».

В 1932 году по советскому заказу в соответствии с тактико-техническими требованиями предоставленными УММ итальянская фирма «Ансальдо» разработала проект тяжелого танка массой 65 — 70 т. Эта машина должна была оснащаться электромеханической трансмиссией и вспомогательным карбюраторным двигателем для обеспечения энергоснабжения и вентиляции танка.


ск основного двигателя предполагалось осуществлять сжатым воздухом от специального компрессора. Использовались и некоторые другие оригинальные решения. В итоге СССР получил от фирмы «Ансальдо» полный комплект документации: чертежи, схемы и расчеты. Эти материалы в январе 1933 года были переданы в ОКМО и в ЭКУ ОГПУ для использования их при проектировании новых образцов тяжелых танков. От дальнейших же услуг фирмы «Ансальдо», равно как и от изготовления опытного образца советская сторона отказалась.

Еще один вариант танка Т-39, вооруженный четырьмя 107-мм пушками — деревянный макет в 1/10 натуральной величины

Деревянная модель танка Т-39 (7-й вариант) со 152-мм и двумя 107-мм пушками (вверху) и Т-39 (8-й вариант) со 152-мм и тремя 45-мм пушками (внизу)

Но гонка за сверхтяжелым танком продолжалась. В том же году Военной академии механизации и моторизации РККА им. Сталина (ВАММ) было поручено разработать 400 — 600-тонный танк с броней, обеспечивавшей защиту как от снарядов полевой артиллерии, так и от тяжелой (орудия калибром до 150 мм). Танк должен был вооружаться 152- или 203-мм орудием, а также двумя пушками калибром 76 и 45 мм. Экипаж танка — 40 человек, максимальная скорость движения — до 30 км/ч.

В начале 1933 года на заводе «Большевик» в Ленинграде разработали проект тяжелого танка прорыва массой 85 т. Главное вооружение — 107-мм пушка — было установлено в любой части корпуса. Из-за выступавших вперед гусениц сектор его обстрела ограничивался 20°. Кроме того, на танке должны были устанавливаться две 45-мм пушки в двух башнях и 76-мм пушка в кормовой башне. Максимальная толщина брони должна была достигать 80 мм. Двигатель мощностью 1500 л.с. по замыслу разработчиков должен был разгонять машину до 30 км/ч.


В том же году в ВАММ спроектировали сверхтяжелый танк боевой массой 500 т. Эта машина была вооружена двумя 107-мм, двумя 76-мм и двумя 45-мм пушками, 12 пулеметами ДТ, тремя огнеметами и минометом (Удивительно, как не догадались оснастить этот танк еще и аэропланом на катапульте!). Дабы машина смогла развить скорость 30 км/ч планировалось установить на ней два двигателя суммарной мощностью 6000 л.с.!

По своим размерам и массе тяжелый танк Т-35 в начале 1930-х годов мог считаться сверхтяжелым. Правда, гипотетическая встреча с «Маусом» не сулила ему ничего хорошего

Сравнительные размеры танков «Маус» и Т-35

В конце 1933 года Штаб и УММ РККА приняли решение повысить боевые возможности танков прорыва путем установки как минимум двух тяжелых орудий калибра 107- или 152 мм. Даже самые предварительные расчеты показали, что разместить такое мощное вооружение в танке, защищенном 40 — 60-мм броней и уложиться при этом в 75 т невозможно. Так что лимит массы быстро достиг 90 т. На танк планировалось установить двигатель М-34, форсированный до 970 л.с. или импортный «Испано-Сюиза 18» мощностью 1150 л.с.


Танк получил обозначение Т-39. Его проектирование велось в ОКМО с учетом материалов, полученных от фирмы «Ансальдо», а также эскизных проектов танков ТП-1 и Т-42. Всего было разработано восемь вариантов. Два из них признали удачными и даже изготовили деревянные макеты в масштабе 1:10. последние вместе с пояснительной запиской отправили на утверждение наркому обороны К.Е.Ворошилову.

Советские двухбашенные танки СМК (вверху) и Т-100 (снизу) предназначались для замены Т-35. Имея массу в пределах 60 т, эти машины не относились к категории сверхтяжелых танков, но нам интересно иное по сравнению с «Маусом» расположение основного и вспомогательного вооружения. При всех недостатках двухбашенной схемы оно явно лучше

Признаться, картина вырисовывается поразительная. Больше всего удивляет размах работ по тяжелым и сверхтяжелым (а в начале 1930-х годов машина массой свыше 50 — 60 т уже могла считаться сверхтяжелой) танкам и привлечение к ней ведущих проектантов страны. Все делалось всерьез, по всерьез же разработанным УММ техзаданиям и техтребованиям. Можно только догадываться, что творилось в душе у инженеров ОКМО и ЭКУ ОГПУ, когда они их получали и были вынуждены заниматься по большей части ненужной и абсолютно бессмысленной работой. Им-то были хорошо известны возможности отечественной промышленности тех лет. Какие там 500- или 1000-тонные танки! С огромным трудом шло освоение выпуска 50-тонного танка Т-35 на Харьковском паровозостроительном заводе. Да что там Т-35, «со скрипом», более того — «со скрежетом», стартовало производство легких танков Т-26 и БТ-2, масса которых не превышала 13 т! Первые несколько сот машин обоих типов представляли собой сплошной брак.

Сравнительные размеры танков Maus и СМК

Проект тяжелого танка T-100Z, вооруженного 152-мм гаубицей и 4 5 — мм пушкой

Проект японского сверхтяжелого танка «О-и»

Ну а что же, руководство Главного штаба РККА (так в те годы именовался Генеральный штаб) и Управления механизации и моторизации этого не знали? Знали, конечно, но вот оценить степень реальности того или иного проекта вряд ли могли. Да и кому было оценивать? Пост начальника вооружений РККА в то время занимал поручик царской армии М.Н.Тухачевский. Управление механизации и моторизации возглавлял телеграфист И.А.Халепский, ну а во главе оборонного ведомства стоял рабочий-железнодорожник К.Е.Ворошилов с образованием в виде четырех классов церковно-приходской школы. Впрочем, они не сильно выделялись среди советских государственных и военных руководителей тех лет. Высшее образование из них имели единицы, да и среднее в современном понимании очень немногие. Что уж говорить о высшем техническом!

Французский тяжелый танк FCM 2С и часть его экипажа (полный экипаж состоял из 12 человек)

Неудивительно, что на этих людей производили впечатление разнообразные бронированные монстры, проекты которых им подбрасывали деятели типа Гроте. В определенной степени увлекался ими и И.В.Сталин, уровень образования которого тоже оставлял желать лучшего. Так что размаху проектирования тяжелых и сверхтяжелых танков в СССР тоже способствовал личностный фактор.

В период с 1934 по 1940 год проектирование сверхтяжелых танков в СССР практически не велось. Все конструкторские силы были заняты обеспечением серийного производства нескольких типов танков. Много времени уделялось и модернизации уже существующих боевых машин. Проектирование новых тяжелых танков началось в 1938 году в рамках работ по замене тяжелого танка Т-35. Спустя два года возобновилось и проектирование сверхтяжелых машин. Считается, что толчок этому процессу отчасти дала война с Финляндией, а отчасти — предположение о наличии у Германии новых тяжелых танков с мощным вооружением. Правда, ни то, ни другое не объясняет, например, появление в 1940 году проектов сверхтяжелых танков ВЛ-С1, ВЛ-С2 и ВЛ-СЗ (ВЛ — Владимир Ленин), масса которых в зависимости от установленного вооружения колебалась от 260 до 430 т («Маус» отдыхает!). Один вариант вооружения предполагал установку в главной башне 130-мм морской пушки Б-13 или 305-мм орудия Б-23, а в двух других — 76-мм пушек. Вариант ВЛ-СЗ, который предназначался только для борьбы с дотами, вооружения в виде 76-мм пушек не имел. Экипаж танка состоял из 15 человек.

В проекте предусматривалось использование электромеханической трансмиссии и двигателя мощностью 2000 л.с. Гусеничный движитель имел две гусеницы на борт с самостоятельным приводом на каждую.

У внутренних пар гусениц ведущие колеса находились впереди, а у наружных — сзади. Для транспортировки по железной дороге танк должен был разбираться на пять частей: главная башня, малые башни, ходовая часть и две разъемные половины корпуса. К счастью, после оценки проекта, работы по нему были прекращены по причине нереальности его осуществления в металле.

Идее создания сверхтанков отдали дань и японские танкостроители. Дальше макетов дело у них, правда, не пошло — тогдашний уровень японского танкостроения просто не позволил продвинуться дальше.

Проект, разработанный в 1939 году, представлял собой трехбашенную 100-тонную машину. В главной башне размещалась 105-мм пушка и два пулемета, в малых — 37-мм пушки. Толщина брони составляла 35 — 75 мм. Экипаж состоял из 11 человек. Машина получила индекс «Тип 100» и название «О-и» — «большой первый». Был разработан еще один вариант этого танка. Толщина брони возросла до 200 мм, а масса до 120 т. Основное вооружение составили длинноствольные 100- и 47-мм пушки. Машину предполагалось оснастить двумя двигателями BMW мощностью по 550 л.с. каждый.

Сравнительные размеры танков Maus и FCM

Схема (вверху) и деревянный макет в натуральную величину (внизу) сверхтяжелого танка FCM F1

Отметились на этой ниве и французы. У них уже был опыт создания сверхтяжелых машин. К этой категории смело можно отнести танк прорыва 2С, разработанный фирмой FCM в конце Первой мировой войны. Конструктивно и технологически эта машина соответствовала своему времени: клепаные корпус и башни, гусеничный обвод вокруг корпуса и т. д. Башни располагались продольно — в передней была установлена 75-мм пушка, в кормовой — пулемет. Два двигателя Maybach общей мощностью 500 л.с. позволяли 70-тонной боевой машине развивать скорость до 12 км/ч. Любопытно отметить, что танк оснащался электротрансмиссией.

Танки 2С, предназначенные для прорыва укрепленных линий вражеской обороны, находились на вооружении французской армии весь межвоенный период. Правда, в основном они стояли на хранении, а не эксплуатировались. В конце 1940 года часть танков получила дополнительную броневую защиту. Толщину лобовой брони довели до 90 мм, бортов — до 65 мм. В результате масса машины достигла 75 т.

В июне 1940 года шесть танков 2С отправили на фронт. 16 июня 1940 года при приближении немцев они были подорваны экипажами из-за невозможности выгрузки с железнодорожных платформ. Четыре неисправных танка на фронт не отправлялись и были захвачены немцами. Один из захваченных танков был доставлен на Куммерсдорфский полигон, отремонтирован, и осенью 1940 года проходил испытания. Особый интерес у немцев вызвала электротрансмиссия.

В 1938 году французы начали разработку сверхтяжелого танка F1. Конструкторское бюро ARL и фирма FCM предложили несколько вариантов.

В общих чертах FCM F1 был аналогичен советским тяжелым танкам СМК и Т-100, но французы, как обычно, внесли свою «изюминку» в проект. На F1 планировалось установить две башни, орудия которых должны были специализироваться на поражении различных групп целей, но в отличии от своих советских аналогов французский сверхтяжелый танк имел оригинальную компоновку. В передней части корпуса расположили отделение управления, за которым установили малую башню с 47-мм пушкой. В средней части корпуса находилось моторно-трансмиссионное отделение, в кормовой — боевое с главной башней, в которой была установлена 75-мм пушка. По бронированию F1 превзошел бы все танки того времени — его бортовая броня имела толщину 100 мм, лобовая — 120 мм!

Первый прототип тяжелого танка КВ. Обращает на себя внимание спаренная установка вооружения — 76- и 45-мм пушки смонтированы в одной маске. От такого решения вскоре отказались, ну а немцы наступили на наши грабли…

Советское чудо-оружие 1941 года — тяжелый КВ-2, вооруженный 152-мм гаубицей

Сравнительные размеры танков Maus и КВ-2

Уже на раннем этапе проектирования стало очевидно, что 75-мм пушка не будет эффективной против долговременных немецких укреплений, а ведь танк задумывался для прорыва Линии Зигфрида. В качестве альтернативных вариантов были предложены 90-мм и 105-мм орудия большой мощности. Дополнительное пулеметное вооружение размещалось следующим образом: в малой башне слева от пушки, по обеим бортам под главной башней, в кормовой части главной башни.

Что бы сдвинуть с места сверхтяжелый танк, масса которого достигла 140 т, в средней части корпуса расположили два 550-сильных дизельных двигателя Renault с электротрансмиссией. По предварительным расчетам максимальная скорость при движении по шоссе составила бы 24 км/ч.

Оценив собственные проектные возможности фирма FCM объявила, что постройка первого прототипа может быть закончена летом 1940 года, а производство сверхтяжелых танков можно будет начать в конце 1941-го. 17 января 1940 года фирма Schneider получила заказ на постройку четырех башен для опытного образца танка F1 и его конкурентов — танков ARL и АМХ Tracteur С (двух с 90-мм и двух со 105-мм пушками). Впрочем, вскоре выяснилось, что фирма АМХ не способна уложиться в отведенные ей сроки изготовления Tracteur С. Спустя месяц эту программу закрыли, а все усилия сосредоточили на танке F1, деревянный макет которого был представлен 12 апреля 1940 года. От танка фирмы ARL в скором времени тоже отказались — при сравнении обоих проектов наиболее привлекательно смотрелся именно F1. Кроме того, макет танка был выполнен с максимально возможной детализацией, что в итоге сыграло важную роль.

Техническая комиссия, которой был представлен FCM F1, одобрила проект и сделала предварительный заказ на 12 танков, первый из которых предполагалось получить в мае 1941 года, а затем наладить выпуск этих машин с темпом 3–4 единицы в месяц. Также было выдвинуто условие довести бортовое бронирование до 120 мм, что повысило бы массу танка ещё примерно на 5 т, а скорость снизилась бы до 20 км/ч.

Понятно, что ни одного экземпляра сверхтяжелого танка FCM F1 изготовлено не было. Все работы были прекращены в середине июня 1940 года, а заготовки уничтожены техническим персоналом.

Что касается СССР, то дальнейшие работы по сверхтяжелым танкам здесь были связаны с появлением тяжелого танка КВ. Именно в развитие его конструкции появились новые образцы сверхтяжелых машин. По уже упоминавшимся выше причинам броневую защиту и вооружение танка КВ в 1940 году сочли недостаточным. Поэтому одна за другой появились две машины: 50-тонный Т-150 (КВ-3), отличавшийся более мощной броней, доходившей до 90 мм, и 65-тонный Т-220 (КВ-220), имевший броню толщиной 100 мм и 85-мм пушку Ф-30. Начались их испытания. Однако в марте 1941 года командование Красной Армии получило разведывательную информацию о том, что в Германии ведется проектирование новых тяжелых танков 40-тонного класса (речь могла идти о 45-тонном VK 4501(Р) и 36-тонном VК 3601(Н). Для борьбы с ними советским военным, по-видимому, показалось недостаточно не только тяжелых танков КВ-1 и КВ-2, но и КВ-3 с КВ-220. 7 апреля 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление, в котором определялись новые ТТХ танка КВ-3 и ставилась задача на проектирование сверхтяжелых танков КВ-4 и КВ-5.

Тяжелый танк Т-150. Внешне эта машина отличалась от КВ-1 только наличием командирской башенки

60-тонный КВ-220 имел удлиненную на один каток ходовую часть и 85-мм пушку Ф-30 в массивной башне

У танка КВ-3 планировалось использовать лобовую броню до 120 мм и 107-мм пушку ЗИС-6. Танк КВ-4 должен был вооружаться такой же пушкой, но бронирование увеличивалось до 130 мм. Проектирование КВ-4 велось на Кировском заводе в апреле 1941 года. Начальник СКБ-2 Ж.Я.Котин привлек к разработке этого танка почти всех инженеров своего КБ и поставил этот процесс на конкурсную основу. Согласно уточненным ТТТ вооружение танка должно было состоять из двух орудий: 107- и 45-мм. Масса танка определялась в 90 т. Большую проблему представляла собой сварка бронелистов большой толщины, так как в то время с трудом справлялись со сваркой 75-мм брони. Не было двигателей нужной мощности, надежных КП, бортовых передач и многого другого. Впрочем, все это не останавливало заказчика в начале 1930-х годов, не остановило и в начале 1940-х.

Деревянный макет танка КВ-3 в натуральную величину. Весна 1941 года

Фотокопия проектного чертежа танка КВ-4. Вариант инженера Н.Струкова

Всего в апреле — мае 1941 года было разработано 20 эскизных проектов КВ-4. Самый легкий имел расчетную массу 82,5 т, самый тяжелый — 107 т. Победителем был признан проект Н.Ф.Шашмурина, который совместил установленную в корпусе 107-мм пушку с 76-мм пушкой во вращающейся башне, заимствованной у КВ-1. В июне работы по КВ-4 были прекращены в пользу КВ-5.

Последний разрабатывался на основе эскизного проекта КВ-4 Н.В.Цейца. Сохранив общую компоновку КВ-4, проект переделали так, чтобы использовать максимум элементов от КВ-1.

Главной особенностью КВ-5, отличавшей его от остальных КВ (за исключением КВ-2), была большая и высокая башня ромбовидной формы. Такая башня позволяла решить сразу несколько компоновочных проблем. Во-первых, казенник пушки при любых углах возвышения оставался в башне, во-вторых, командир танка и наводчик также целиком находились в башне и не были зажаты между казенником и погоном. Все это давало возможность обойтись сравнительно небольшим башенным погоном диаметром 1840 мм, от которого требовалось воспринимать лишь нагрузку от выстрела. Возросшую высоту танка можно было уменьшить за счет высоты корпуса в районе боевого отделения.

Фотокопии проектных чертежей танка КВ-4. Варианты Н. Шашмурина (вверху) и К.Буганова (внизу)

Фотокопия проектного чертежа танка КВ-4. Вариант инженера М.Цейца

Тяжелый танк КВ-5.Чертеж выполнил В.Мальгинов

Сравнительные размеры танков Maus и КВ-5

У КВ-5 корпус в районе боевого отделения и отделения управления имел высоту всего 920 мм и повышался до 1300 мм в районе моторно-трансмиссионного отделения. Однако высоты 920 мм для размещения механика-водителя и стрелка-радиста не хватало. Поэтому над головой механика-водителя установили бронированный откидной колпак со смотровыми щелями, обеспечивавший обзор, лучший, чем на обычном КВ. Толщина брони колпака была как у лобового листа башни — 180 мм. На марше колпак приподнимался — так же как на прототипах Т-35. Стрелок-радист имел в своем распоряжении башенку с пулеметом ДТ, установленную на постаменте так, что огонь можно было вести поверх колпака механика-водителя. Допускала она и возможность стрельбы по воздушным целям. Вторая такая башенка размещалась на крыше башни. Установленный в ней пулемет обслуживался заряжающим.

В боевом отделении корпуса размещалась укладка с частью боекомплекта 107-мм пушки. Основной боекомплект находился в нише башни.

Справа от пушки располагался командир танка. В его распоряжении имелась полноценная командирская башенка с пятью смотровыми приборами и небольшим перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулеметной башенки. Слева от пушки находился наводчик, а в кормовой части башни — два заряжающих, наличие которых в составе экипажа, учитывая массу 107-мм унитарных выстрелов, было отнюдь не лишним, тем более, что в перспективе часть танков могла вооружаться 152-мм гаубицей-пушкой.

В моторно-трансмиссионном отделении параллельно устанавливались два дизеля В-2К мощностью по 600 л.с. каждый. Переход на двухдвигательную схему был вынужденной мерой, так как с началом войны шансов довести до работоспособного уровня более мощные варианты В-2 уже не было. Не было и возможности получить в приемлемых количествах авиадизели М-30 или М-40.

Корпус КВ-5, в отличие от других КВ, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа). Бронелисты соединялись друг с другом гужонами и электросваркой. Толщина бортов и кормы корпуса достигала 150 мм, крыши и днища — 40 мм. Поскольку при изготовлении штампованной башни КВ-3 возникло множество проблем, для КВ-5 башню решили изготовить из катаной брони. Лобовой 180-мм лист крепился к башне гужонами, а все остальные листы соединялись между собой шпоночным соединением «двойной ласточкин хвост». Такое соединение ни до, ни после не применялось в отечественном танкостроении, зато так собирался главный броневой пояс линкоров типа «Советский Союз». Оно было трудоемким, заставило установить бортовые листы башни вертикально, но обеспечило почти монолитную ее прочность.

К августу 1941 года проект КВ-5 был практически полностью завершен, началось изготовление ряда узлов и агрегатов танка. Но из-за тяжелой обстановки на фронте под Ленинградом все опытные работы на Кировском заводе прекратили и освободившиеся силы бросили на увеличение выпуска серийных КВ. Самая поздняя дата, обнаруженная на сохранившихся чертежах КВ-5 — 15 августа 1941 года, когда бои уже шли под Лугой и Крсногвардейском. К сожалению, не удалось обнаружить данных о расчетной массе танка КВ-5. Исходя из массы КВ-4 (вариант Н.В.Цейца) — 90 т — можно определить массу КВ-5, имевшего более толстую броню, в 110 — 120 т.

Оценивая проект КВ-5, можно сказать, что для 1941 года он был реально выполним и технически и технологически. Правда, с тактической точки зрения этот танк был совсем не нужен, у него просто не было противника, как, впрочем, и у всех танков семейства КВ. Достойным противником для КВ-5 стал бы только «Тигр», причем советский танк имел бы над немецким явное превосходство в броневой защите и вооружении. 107-мм пушка могла пробить лобовую броню «Тигра» на дистанции до 1000 м, при этом КВ-5 оставался бы неуязвим для 88-мм пушки КwК 36. Правда неуязвимость эта решалась бы за счет вдвое большей массы по сравнению с «Тигром». А вот с «Королевским тигром» дело обстояло бы уже сложнее. 107-мм пушка была слишком слабой для борьбы с ним. Лобовую броню этого танка она пробить не могла даже с дистанции 500 м, а вот 88-мм пушка КwК 43 «протыкала» бы КВ-5 даже с 1000 м. Еще хуже для КВ-5 выглядит сравнение с «Маусом». Советский сверхтанк превосходил бы своего немецкого оппонента только по характеристикам подвижности. Впрочем, все это чистой воды теория. Будь КВ-5 реально построен и сохранись он до 1945 года, то его вооружение уж как-нибудь постарались бы усовершенствовать. В качестве альтернативы 107-мм пушке прекрасно подошли бы 122 — 152-мм пушки большой мощности, испытывавшиеся в 1944 — 1945 годах. Все эти орудия пробивали броню толщиной 200 мм на дистанции 1500 — 2000 м. Они, конечно, были опытными, но и КВ-5 был бы скорее всего только единичным образцом. Сконструированный исходя из принципов дифференцированной броневой защиты КВ-5 был более сбалансированным танком, чем «Маус», но в целом таким же бесполезным.

Штурмовой танк А39 Tortoise

Тяжелый танк Т-28

Необходимо отметить, что активные работы над сверхтяжелыми танками велись практически только в двух странах — Германии и СССР. Это не случайно. Тут сказывался уже упоминавшийся личностный фактор — система принятия решений замкнутая на одного не слишком образованного человека, которому никто не смел перечить. В странах с иной системой принятий решений даже очень популярный национальный лидер не мог просто так тратить бюджетные стредства. Во всяком случае, без согласия конгресса или палаты общин. А военным было нужно доказывать и обсновывать необходимость того или иного приобретения. В итоге в двух других ведущих танкостроительных государствах — США и Великобритании — такой очевидной ерундой как сверхтяжелые танки не занимались. За время Второй мировой войны в этих странах были созданы всего лишь два образца подобных машин, ни по размерам, ни по массе не идущих ни в какое сравнение с «Маусом».

В Великобритании в рамках начавшейся в 1942 году подготовки к вторжению на Европейский континент начали проявлять интерес к так называемому «штурмовому танку» — тяжелой бронированной машине, способной эффективно поражать фортификационные сооружения, выдерживая при этом большое число попаданий. Весной 1943 года началось проектирование такой машины, завершившееся в 1944 году созданием проекта штурмового танка А39 Tortoise («Черепаха»). Эта машина относилась к классу безбашенных танков (по сути — САУ). В массивной литой рубке больших размеров устанавливалась 32-фунтовая пушка Mk I, созданная на основе 3,7-дюймового зенитного орудия. Угол горизонтального наведения ограничивался 20° влево и вправо от продольной оси орудия. Вспомогательное вооружение состояло из трех пулеметов BESA: один устанавливался в маске пушки слева от орудия, два — в пулеметной башенке на крыше рубки. Помимо самообороны эти пулеметы могли вести огонь и по воздушным целям. Толщина лобовой брони рубки составляла 225 мм (по другим данным — 279 мм), бортов — 152 мм. Масса «Черепахи» составляла 78 т, экипаж — 7 человек. Двигатель Meteor V мощностью 650 л.с. позволял танку двигаться с максимальной скоростью 19,2 км/ч.

Сборка первой машины началась в мае 1945 года, когда ее применение было более чем проблематичным. Выпуск всей серии из шести машин (первоначально планировалось 25) завершился в 1947 году.

В сентябре 1943 года в США также началась разработка тяжелых боевых машин. Исследования, проведенные департаментом вооружения, показали, что подобная техника может понадобиться в Европе для преодоления укрепленных линий типа немецкого «Западного вала». На танке планировалось использовать новую 105-мм пушку, 200-мм броню и электротрансмиссию. Пушка обладала высокой начальной скорость снаряда и могла эффективно поражать бетонные укрепления. После долгих согласований в марте 1945 года были заказаны пять танков, получивших обозначение Т28. При этом бронирование было усилено до 305 мм, а боевая масса увеличена до 95 т.

Как и в случае с британской «Черепахой» предполагалось создать приземистый, безбашенный танк. При этом 105-мм пушка монтировалась в лобовом листе с углами наведения по горизонту 10°. Экипаж состоял из четырех человек. Водитель и командир имели в своем распоряжении наблюдательные башенки. Последняя оборудовалась турельной установкой 12,7-мм пулемета.

В марте 1945 года «танковое» наименование с Т28 сменилось на «самоходное» Т95. Летом 1945 года компания Pacific Car and Foundry Company приступила к изготовлению машины. После окончания войны на Тихом океане количество опытных машин было сокращено в заказе до двух. Первая из них была отгружена на Абердинский полигон 21 декабря 1945 года, а вторая — 10 января 1946-го.

Двигатель Т95 был практически идентичен установленному на танке М26 «Першинг», хотя последний был в два раза легче. Неудивительно, что скорость Т95 оказалась не выше 12 км/ч. Реально рекомендовалось двигаться со скорость не более 10 км/ч. Большая масса заставила особое внимание уделить снижению удельного давления на грунт. Решение этой проблемы было достигнуто установкой двух пар гусениц — по паре на борт. Внешние гусеницы вместе с бортовым 100-мм экраном могли демонтироваться для движения танка по твердому грунту. Снятые гусеницы при этом буксировались за самоходкой. Снятие внешних гусениц уменьшало ширину машины с 4,56 м до 3,15 м. В Абердине на испытаниях четыре члена экипажа снимали внешние гусеницы с первой попытки за 4 ч., столько же требовалось для их монтажа. С третьей попытки обе эти операции заняли 2,5 ч.

Тяжело бронированная, с мощным вооружением самоходка Т95 не вписывалась в концепцию бронетанковых вооружений армии США. Танки должны были иметь башню, а самоходки — легко бронировались для достижения максимальной мобильности. Т95 в эту систему не вписывался. В результате в июне 1946 года название было вновь изменено — машина стала тяжелым танком Т28. Посчитали, что мощное вооружение и тяжелое бронирование больше подходит для танка. Т28 (Т95) продолжал испытываться на Абердинском полигоне до конца 1947 года — определялась живучесть деталей и узлов при эксплуатации столь тяжелой машины.

В заключение следует подчеркнуть, что Т28 при своей реальной боевой массе 86,3 т занимает вторую после «Мауса» строчку в рейтинге изготовленных в металле сверхтяжелых боевых машин.

Литература

Архипов B.C. Время танковых атак. — М., Воениздат, 1981.

Барятинский М., Коломиец М., Кощавцев А. Советские тяжелые послевоенные танки. — М., ЗАО «Редакция журнала «Моделист-конструктор», 1996.

Барятинский М.Б. «Тигры» в бою. — М., «Яуза», «Эксмо», 2007.

Барятинский М.Б. «Тигр». Первая полная энциклопедия. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008. Бронетанковые войска армии США. Сборник статей из американских военных журналов. — М.: Воениздат, 1956.

Буров С.С. Конструкция и расчет танков. — М., Издание ВАБТВ, 1973. Труды академии. Сборник № 1 (25). — М., Издание ВАБТВ, 1945.

Коломиец М., Мальгинов В. Советские супертанки. — М., ЗАО «Редакция журнала «Моделист-конструктор», 2002.

Коломиец М. Противотанковая артиллерия Вермахта. 1939 — 1945 гг. — М.: «Стратегия КМ», 2006.

Макаров М., Пронин А. Противотанковая артиллерия Красной Армии. 1941 — 1945 гг. — М.: «Стратегия КМ», 2003.

Павлов И., Павлов М. Сверхтяжелый танк «Маус». — М.: ООО «Издательский центр «Экспринт», 2004. Сверхтяжелый немецкий танк «Maus» («Мышь»), Описание и обзор конструкций. — НИБТ ПОЛИГОН ГБТУ ВС, 1946.

Свирин М. Артиллерийское вооружение советских танков 1940 — 1945. — М., Экспринт, 1999.

Свирин М.Н. Броня крепка. История советского танка. 1919 — 1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.

Свирин М.Н. Броневой щит Сталина. История советского танка. 1937 — 1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. Свирин М.Н. Стальной кулак Сталина. История советского танка. 1943 — 1955. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. Советские танковые войска 1941 — 1945. Военно-исторический очерк. — М., Воениздат, 1973.

Солянкин А.Г., Павлов М.В., Павлов И.В., Желтов И.Г. Отечественные бронированные машины. XX век (т.1). -М., Экспринт, 2002.

Федосеев С. Танки кайзера (Германские танки 1-й мировой войны). — М., ЗАО «Редакция журнала «Моделист-конструктор», 1996.

Шейн Д.В. Танки ведет Рыбалко. Боевой путь 3-й гвардейской танковой армии. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. M.Sawondy, K.Bracher. Maus and other German Armored Projects. — Schiffer Publishing Ltd, 1989.

W.Trojca. Maus. — Warszawa, Wydawnictwo Militaria, 1995.

W.FIeischer. Die deutschen Kampfwagenkanonen 1935 — 1945. — Podzun-Pallas-Verlag, 1996.

F.Hahn. Waffen und Geheimwaffen des Deutschen Heeres 1933 — 1945. — Bonn, 1992.

W.J. Spielberger, U.Feist. Sonderpanzer. German Special Purpose Vehicles. — Fallbrook, California, Aero Publishers, Inc.

M.Sawondy. German Armored Rarities 1935 — 1945. — Schiffer Publishing Ltd, 1998.

Информация общедоступной сети Интернет

Следующая глава >

military.wikireading.ru

В России к идее создания сверхтяжелых танков обратились уже в годы Первой мировой войны. При этом два проекта, относящиеся к этому периоду, поражают воображение своим необычным внешним видом и массогабаритными характеристиками. Так, одного взгляда на «Царь-танк», который также известен как колесный танк Лебеденко, достаточно, чтобы он навсегда остался в вашей памяти. Эта удивительная машина огромных размеров была разработана Николаем Лебеденко в 1914-1915 годах и даже была построена в металле. А разрабатываемый с 1911 по 1915 гг. танк Менделеева своей массой (более 170 тонн) мог бы соперничать с немецким Маусом, до разработки которого оставалось еще несколько десятилетий.

«Царь-танк»

По всей видимости, начальный проект данной необычной боевой машины созрел в голове Лебеденко еще в 1914 году. Создать танк с огромными по размерами колесами его подвигла арабская арба, которая без особых усилий могла преодолевать широкие канавы. Правда, на тот момент у Николя Лебеденко еще не было бригады конструкторов и квалифицированных специалистов, без помощи которых реализовать его проект было невозможно. Но всего за несколько месяцев русскому изобретателю удалось привлечь на свою сторону Б. Стечкина, а затем и А. Микулина.

Настоящим танком «Царь-танк», который также называли «Нетопырь» или танк Лебеденко, конечно, не был. Это было бронированное передвижное боевое устройство, затмившее своими габаритами все проекты бронированных боевых машин XX века. Во многом данный проект удалось реализовать в металле благодаря личной встрече изобретателя с императором Николаем II. Не известно, как, но Лебеденко удалось попасть к монарху на аудиенцию, она состоялась 8 января (21 января по новому стилю) 1915 года. На личную встречу Николай Лебеденко принес искусно сделанную самоходную модель своего «танка», она была выполнена из дерева и могла двигаться благодаря патефонной пружине. По воспоминаниям придворных, император и конструктор провозились с этой моделью несколько часов «аки дети малые», создавая для нее различные искусственные препятствия из подручных средств, которыми выступили и несколько томов «Свода законов Российской империи». Николай II был настолько поражен представленной ему моделью, которую ему в конце концов подарил Лебеденко, что одобрил финансирование работ по этому проекту. Всего на работы было выделено около 210 тысяч рублей.

Разработанный Лебеденко танк был выполнен в виде орудийного лафета огромных размеров. Два передних колеса со спицами имели диаметр 9 метров, задний каток был существенно меньше — примерно 1,5 метра. Именно задний каток был ведущим. Машина приводилась в движение связкой из двух мощных двигателей «Майбах» мощностью 240 л.с. каждый, такая мощность достигалась при 2500 оборотах в минуту. Двигатели были трофейными, они были сняты со сбитого в 1914 году немецкого дирижабля «Цеппелин». Стоит отметить, что ни один танк Первой мировой войны не мог похвастаться столь мощной силовой установкой, которой, как показали испытания, все-таки не хватало. Еще одной острой проблемой было то, что в Российской империи просто не существовало собственных двигателей такой мощности, а их разработка в условиях военного времени была сопряжена с серьезными трудностями.

Верхняя неподвижная пулеметная рубка была поднята над землей приблизительно на 8 метров, а общая ширина Т-образного коробчатого корпуса составляла 12 метров. Верхняя башня должна была одновременно выполнять функцию обзорной рубки, в ней и в нижней цилиндрической башне планировалось установить до 8-10 пулеметов «максим». На выступающих за плоскости колес крайних точках корпуса планировалось разместить спонсоны с 37-мм (по другим данным с 76,2-мм) орудиями, которые обладали бы углами наведения 180 градусов.

Согласно проекту, бронирование корпуса этой необычной боевой машины должно было составлять 5-7 мм, башен — 8 мм. На практике бронирование лба, бортов и кормы корпуса достигло 10 мм. Максимальная расчетная скорость «Царь-танка» должна была составить порядка 17 км/ч или 28 метров в минуту, что для боевой машины таких размеров было неплохим показателем, среднетехническая скорость составляла 10 км/ч, а запас хода должен был составить 60 километров. Боевая масса данной машины составила 60 тонн, превысив проектные показатели на 20 тонн.

В августе 1915 года «Царь-танк» была собран на импровизированном полигоне, расположенном в районе города Дмитрова в Подмосковье. Использование больших колес себя оправдывало, боевая машина ломала березы, словно спички. Но задний управляемый каток в силу своих небольших размеров и в целом неправильного распределения веса боевой машины практически сразу после начала испытаний увяз в мягком грунте. Ни большие колеса, ни мощные трофейные двигатели машине не помогли. К тому же военные «припомнили» Лебеденко все недостатки его конструкции. Самым уязвимым местом была ходовая часть, особенно в условиях артиллерийского обстрела. При попадании снаряда или шрапнели в спицы или еще хуже — в ступицу колеса, танк оказывался бы полностью обездвиженным. Попасть в машину, учитывая ее гигантские размеры и небольшую скорость, не составляло особых проблем. Да и 10-мм броня не могла защитить экипаж и силовую остановку от артиллерийских снарядов. В результате уже в сентябре 1915 года работы по этому проекту были окончательно свернуты. А машина так и осталась на месте испытаний, где простояла до 1923 года, пока не последовало распоряжение о разборке ее на металлолом.

Тактико-технические характеристики «Царь-танка»:

Габаритные размеры: длина корпуса — 17 800 мм, ширина — 12 000 мм, высота — 9000 мм.
Боевая масса — 60 тонн, проектная — 40 тонн.
Вооружение — 2х37 или 2х76,2-мм орудия, до 8-10 пулеметов «Максим».
Бронирование — лоб, борта и корма корпуса — 10 мм, днище, крыша — 8 мм.
Силовая установка — два авиационных карбюраторных двигателя «Майбах» мощностью 2х240 л.с.
Максимальная скорость — 17 км/ч, среднетехническая — 10 км/ч.
Запас хода — примерно 60 км.
Экипаж — 10-15 человек.

«Бронированный автомобиль», или сверхтяжелый танк Менделеева

«Бронированный автомобиль», который был разработан российским морским инженером В. Д. Менделеевым, можно смело отнести к одному из самых проработанных проектов сверхтяжелых танков периода Первой мировой войны, если не брать в расчет практически построенный в 1918 году немецкий «K-Wagen». Работа над этим танком, который скорее можно было отнести к сверхтяжелым САУ огневой поддержки, началась еще в 1911 году, однако лишь 24 августа 1916 года проект танка был передан на рассмотрение комиссии ГВТУ. В отличие от многих других предложений, танк Менделеева выгодно отличался тщательным уровнем проработки. Описание боевой машины было разделено на несколько отдельных глав: внутреннее размещение личного состава, спецификация, расчет опорной поверхности, таблица весов, проход (транспортировка) по железной дороге.

Инженер-кораблестроитель Василий Менделеев считал, что танк должен стать «сухопутным броненосцем», поэтому ряд конструктивных решений он позаимствовал в кораблестроении. Согласно его проекту корпус боевой машин обладал ярко выраженной коробчатой формой. Лобовой и кормовой листы, как и бортовые панели, были цельнолитыми, а крыша должна была собираться из 5 поперечных листовых секций. Защищенность танка Менделеева также мало чем уступала настоящим броненосцам — в лобовой части корпуса толщина брони составляла 150 мм, по бортам и в корме — 100 мм. Менделеев считал, что такое бронирование поможет защитить машину от бронебойных снарядов калибра до 6 дюймов (152,4 мм), однако теоретически она могла выдержать и попадание более мощных боеприпасов. Каркас корпуса Менделеев также спроектировал наподобие корабельного, он состоял из шпангоутов и стрингеров.

Под стать бронированию было и вооружение. В передней части корпуса на тумбовой установке, по конструкции похожей на корабельную, должна была быть установлена 120-мм пушка Канэ с подвижной плоской маской. Боекомплект орудия находился в своеобразной «крюйт-камере», 46 снарядов находилось в укладке, 4 на тележке и один в казеннике орудия. Подача снарядов была организована с помощью подвесного монорельса и тележек. Дополнительное вооружение было представлено одним пулеметом «максим», который монтировался в выдвижной башне на крыше корпуса боевой машины. Толщина стенок башни должна была составлять 8 мм. В кормовом листе корпуса была расположена бронедверь, предназначенная как для загрузки внутрь боекомплекта, так и посадки/высадки экипажа.

В качестве силовой установки должен был использоваться один карбюраторный двигатель с жидкостным охлаждением. Двигатель развивал мощность 250 л.с., использование такого двигателя на машине расчетной массой более 170 тонн представлялось очень оптимистичным. Двигатель находился в задней части танка ближе к левому борту. Ближе к центру танка Менделеева располагались топливные баки, которые находились под бронированным настилом. Трансмиссия этой боевой машины была механической, она работала в паре с четырехступенчатой коробкой передач. Для пуска двигателя на танке имелась пневматическая система, которая включала в себя компрессор и баллоны со сжатым воздухом. Также внутри боевого отделения имелось освещение, включающее в себя 16 электрических ламп.

Ходовая часть «бронированного автомобиля» Менделеева обладала очень оригинальной конструкцией. Полагая, что танку придется действовать вне дорог, конструктор предложил оснастить каждый из 6 опорных катков (на борт) пневмоподвеской с вертикальными цилиндрами. Такое решение должно было обеспечить горизонтальную устойчивость и максимальную плавность хода на пересеченной местности. Но такая ходовая при всей ее привлекательности был достаточно дорогой и очень сложной в производстве. Общая длина опорной поверхности гусеницы составляла 6 метров. Ведущие и направляющие колеса танка обладал пятиугольной формой. Так как гусеницы практически полностью охватывали корпус боевой машины, ведущие колесо находилось сзади вверху. Учел конструктор и сильную отдачу 120-мм орудия, при стрельбе корпус его танка должен был опускаться на грунт.

Согласно проекту экипаж необычного танка состоял из 8 человек, не так много для боевых машин Первой мировой войны. Он состоял из командира, рулевого, главного механика, наводчика, трех канониров и пулеметчика. Все члены экипажа имели свои рабочие места, кроме командира, который должен был быть «мастером на все руки». Во время боя он должен был руководить работой экипажа, вести наблюдение через бойницы, корректировать огонь орудия. Во время движения он переходил в носовую часть к механику-водителю.

Несмотря на то, что проект Василия Менделеева был достаточно хорошо проработан, в военном ведомстве, которое было перегружено работой, его тщательно не рассматривали. Скорее всего, сыграло свою роль и то, что танк был просто гигантский и перенасыщенный разными новшествами. Впрочем, этими «недугами» страдали практически все гусеничные боевые машины тех лет. При расчетной массе более 170 тонн, у танка бы было множество проблем в эксплуатации. Очевидно, что предложенный двигатель обеспечил бы танку удельную мощность всего лишь в 1,5 л.с./т. Это почти полностью исключало применение боевой машины в условиях «лунного ландшафта» реального поля боя, танк бы передвигался с черепашьей скоростью. А значит и заявленные характеристики — в 14 км/ч максимальной скорости и 25 градусов преодолеваемого подъема — были чересчур оптимистичными.

Тактико-технические характеристики танка Менделеева:

Габаритные размеры: длина корпуса — 11 000 мм (с пушкой вперед — 13 000 мм), ширина — 4 400 мм, высота — 3500 мм (по крыше корпуса), 4450 мм (с поднятой пулеметной башенкой).
Боевая масса — 173,2 т.
Вооружение — одна 120-мм пушка Канэ, один 7,62-мм пулемет «Максим».
Бронирование — лоб корпуса — 150 мм, борта корпуса — 100 мм, корма — 100 мм, днище — 8-10 мм.
Силовая установка — карбюраторных двигатель жидкостного охлаждения мощностью 250 л.с.
Максимальная скорость — 14 км/ч.
Запас хода — примерно 50 км.
Экипаж — 8 человек.

Проекты танков КВ-4 и КВ-5

11 марта 1941 года советская разведка предоставила доклад, в котором сообщала о том, что в Германии начались работы по производству тяжелых танков. Крупнейший из этих танков, Тип VII, якобы обладал массой около 90 тонн и вооружался 105-мм орудием. Советское руководство отреагировало на данное донесение разведки достаточно серьезно. Ответом на эту информацию стало начало работ над новыми тяжелыми танками, которые стали бы ответом на немецкие разработки. Результатом работы советских конструкторов стало создание нескольких неординарных проектов тяжелых танков КВ-4 и КВ-5, которые по своей массе (порядка 100 тонн) спокойно можно было отнести к сверхтяжелым танкам.

Тактико-технические требования к танку, который должен был получить индекс КВ-4, были готовы 21 марта 1941 года. Оценочная боевая масса новой машины должна была составить 70-72 тонны. Лоб башни и лоб корпуса должны были получить броню толщиной 130 мм, борта корпуса — 120 мм. В качестве основного вооружения рассматривалось 107-мм орудие ЗИС-6, вспомогательное вооружение состояло из 3-х пулеметов. Боекомплект орудия должен был составить 70-80 выстрелов. Силовой установкой нового танка должен был стать двигатель мощностью 1200 л.с., однако в качестве временной меры рассматривалась установка двигатель В-2СН мощностью 850 л.с. С установкой более мощного двигателя максимальная скорость движения танка оценочно составляла 35 км/ч.

Согласно принятому 27 марта 1941 года проекту постановления Совета Народных Комиссаров СССР, образцы новых тяжелых танков необходимо было произвести к 1 ноября 1941 года. Предъявленные к новым танкам требования говорили о том, что проектирование КВ-4 и КВ-5 необходимо будет вести, если и не с нуля, то уж точно после очень серьезного пересмотра существующих концепций. Перед Ж. Я. Котиным, который на тот момент возглавлял КБ Кировского завода, ставилась очень сложная задача, решать которую нужно было в очень сжатые временные сроки.

Работа над проектами боевых машин закипела в начале апреля 1941 года. Условия конкурса предоставляли инженерам достаточно свободные рамки. Оговаривалась масса 80-100 тонн, двигатель М-40 и башенная установка вооружения. При этом многобашенная компоновка была допустимой. В качестве дополнительно вооружения к 107-мм орудию ЗИС-6, по настоянию военных, могла быть добавлена 45-мм пушка. В результате на конкурс было представлено сразу 27 проектов нового танка КВ-4.

Успешнее всех с поставленной задачей сумел справиться Н. Л. Духов, который не собирался заниматься фантазиями на заданную тему. Николай Леонидович решил подойти к вопросу проектирования танка наиболее консервативно. Фактически он решил развить проект тяжелого танка Т-220. Он немного удлинил и расширил корпус танка, по этой причине число опорных катков на борт увеличилось до 8. По эволюционному пути он запустил и разработку башни, которая очень напоминала увеличенную башню танка Т-220. С последнего он взял (с изменениями) и командирскую башенку, оснащенную пулеметом ДТ. Вооружение его танка состояло из 107-мм пушки ЗИС-6 и 45-мм танковой пушки, которые были размещены в единой установке.

Хотя боевая масса танка, который предлагал Духов, должна была составить порядка 82 тонн (по этому критерию машину можно отнести к сверхтяжелым), он был самым легким из всех представленных проектов КВ-4. При этом его бронирование полностью отвечало заданным тактико-техническим требованиям, а максимальная скорость оценочно должна была составить 40 км/ч. Проект Духова в итоге и был выбран победителем проведенного конкурса. Однако работы по созданию танка КВ-4 шли достаточно медленно. Согласно постановлению СНК отработанный технический проект и макет танка должны были быть готовы к середине июня 1941 года, однако, судя по имеющейся переписке, особых подвижек в этих вопросах не прослеживалось. В итоге в ситуацию вмешался маршал Кулик, который требовал ускорить ход работ. Как помогло обращение маршала неизвестно, так как его письмо было отправлено 12 июня за 10 дней до начала Великой Отечественной войны.

Тактико-технические характеристики КВ-4 Духова:

Габаритные размеры: длина — 8150 мм, ширина — 3790 мм, высота — 3153 мм.
Боевая масса — 82,5 т.
Вооружение — 107-мм орудие ЗИС-6, и 45-мм танковая пушка в одной башне, 2х7,62-мм пулемета ДТ.
Боекомплект — 55 выстрелов к ЗИС-6, 155 к 45-мм пушке, 5544 патрона к ДТ.
Бронирование — лоб корпуса — 130 мм, борта, корма, башня — 125 мм, днище и крыша — 40 мм.
Силовая установка — дизельный двигатель на базе М-40 или М-50 мощностью 1200 л.с.
Максимальная скорость — 40 км/ч.
Запас хода — 150-200 км.
Экипаж — 6 человек.

Если же говорить о танке КВ-5, то вплоть до июня 1941 года работ по данной боевой машине почти не велось. При этом за основу КВ-5 был взят проект КВ-4 Н. В. Цейца. Проект Николая Валентиновича занял третье место среди всех проектов танка КВ-4. При этом Цейц был наиболее опытным инженером в КБ Кировского завода на тот момент времени. Свою трудовую деятельность он начал еще в 1920-е годы, поэтому за его плечами имелась уже целая плеяда различных машин. Предложенный Николаем Цейцем проект был прогрессивным и консервативным одновременно. От второго орудия он отказался, посчитав бесполезным и рудиментарным. Особенностью его танка должна была стать достаточно высокая башня, которая позволяла разместить 107-мм орудие и унитарные выстрелы к нему вертикально вдоль ее бортов. Теоретически такая конструкция должна была существенно упростить работу заряжающего. Для компенсации существенной высоты башни и экономии массы корпус танка планировалось сделать максимально низким.

Танк получался мощным и обладающим необычной, запоминающейся внешностью. Его корпус был очень низким — высота 920 мм. Такое решение привело к тому, что механик-водитель и стрелок-радист получили выступающие вверх башенки. В башне ромбовидной формы на погоне 1840 мм и непосредственно под ней располагалось достаточно простое боевое отделение, в котором располагались командир боевой машины, наводчик и двое заряжающих. При трансформации своего проекта КВ-4 в КВ-5 Цейц отказался от округлой формы башни, сделав ее более технологичной. При этом толщина лобовой брони танка достигала 180 мм, что автоматически делало ее почти неуязвимой для артиллерии тех лет.

Так как двигатель М-40 для КВ-5 сделан еще не был, в июне 1941 года танк перепроектировали под установку двух дизелей В-2СН. А из-за невозможности производства штампованной башни с толстыми стенками в разработку приняли сварную башню. К августу 1941 года проект КВ-5 был завершен, однако из-за тяжелой обстановки, которая на тот момент времени сложилась под Ленинградом, изготовление опытного образца танка КВ-5 было отменено, а все силы КБ Кировского завода бросили на совершенствование конструкции тяжелого танка КВ-1, который был нужен фронту.

Тактико-технические характеристики КВ-5:

Боевая масса — около 100 т.
Вооружение — 107-мм орудие ЗИС-6, 2х7,62-мм пулемета ДТ.
Бронирование — лоб корпуса и башни — 180 мм, борт корпуса и башни — 150 мм, днище и крыша — 40 мм.
Силовая установка — два дизельных двигателя В2СН мощностью 2х850 л.с.
Максимальная скорость — 40 км/ч.
Экипаж — 6 человек.

Источники информации:
«Бронированный автомобиль». Проект сверхтяжелого танка Д. Менделеева // AviArmor. URL: http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/pr_mendeleev.htm.
Колесный танк Лебеденко // AviArmor. URL: http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/lebedenko.htm.
Алексей Стаценко. Сверхтяжёлые танки: стальные великаны // Warspot. URL: http://warspot.ru/1223-sverhtyazhyolye-tanki-stalnye-velikany.
Юрий Пашолок. Танкостроение на грани здравого смысла // Warspot. URL: http://warspot.ru/4995-tankostroenie-na-grani-zdravogo-smysla.
М. В. Коломиец. Супертанки Сталина ИС-7 и др. Сверхтяжелые танки СССР. Москва: Эксмо, 2015. 144 с.
Материалы из открытых источников.

topwar.ru

Сверхтяжелые танки ссср

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.