Великая история маленького Renault FT-17

Рено FT-17 (Automitrailleuse à chenilles Renault FT modèle 1917) (фр. Renault FT-17) — первый серийный лёгкий танк. Первый танк, имевший башню кругового вращения (360 градусов), а также первый танк классической компоновки (отделение управления — впереди, боевое — в центре и моторное — сзади). Один из самых удачных танков Первой мировой войны.
Великая история маленького Renault FT-17

Разработан в 1916—1917 годах под руководством Луи Рено как танк непосредственной поддержки пехоты. Принят на вооружение французской армией в 1917 году. Выпущено около 3500 экземпляров. Кроме того, Рено FT-17 выпускался по лицензии в США под названием M1917 (Ford Two Man) (выпущено 950 экземпляров) и в Италии под названием FIAT 3000. Модифицированная копия выпускалась также в Советской России под названием «Рено русский». Применялся вплоть до начала 1940-х годов.


Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17


Великая история маленького Renault FT-17
Разработка нового легкого танка была начата в мае 1916 года известным автомобильным производителем Луи Рено. Есть свидетельства о том, что сам Рено занимался предварительной разработкой проекта танка, так как не был достаточно уверен, что верное соотношение мощности и веса машины может быть достигнуто для среднего танка, запрашиваемого армией. Заключительные чертежи проекта подготовил один из самых талантливых проектировщиков Рено — Родольф Эрнст-Мецмаир.
Великая история маленького Renault FT-17
Несмотря на то, что проект танка Рено был намного более прогрессивным, чем первые два французских танка (CA-1 Шнейдер и тяжелый Сен-Шамон), у Рено поначалу были проблемы с утверждением проекта командующим французскими танковыми силами полковником (позже генералом) Жан-Батистом Эженом Эстиенном (Jean Baptiste Eugène Estienne). Даже после первого использования танков англичанами 15 сентября 1916 года, после которого французам потребовалось внедрение собственных танков, производство легкого танка было почти отменено в пользу супертяжелого танка (более поздняя разработка Char 2C). Однако, теперь уже при активной поддержке Эстиенна, а затем и французских главнокомандующих, которые рассматривали легкие танки как более выполнимый и реалистический выбор, Рено наконец смог продолжить разработку своего танка. Но все равно соревнование с Char 2C длилось до самого конца войны.

Великая история маленького Renault FT-17
В первой половине 1917 года опытный образец танка медленно совершенствовался, однако проблемы с ремнем привода вентилятора и с системой охлаждения у FT сохранилась до конца Первой мировой войны. В 1917 году было произведено всего 84 танка, но до конца войны было поставлено 2 697 машин. По крайней мере, всего было произведено более 3 177 танков, некоторые оценки указывают до 4 000 танков, всех модификаций. Однако цифра 3 177 — общее количество танков, поставленных французской армии; еще 514 танков были, возможно, непосредственно поставлены армии США, 24 — в Великобританию и три — в Италию. Таким образом, вероятное полное количество выпущенных танков составило 3 694 единиц. Сначала, у танка была круглая башня, позже — восьмиугольная башня. В последних модификациях танк имел скругленную башню (называемой башней Жиро, по названию одной из многих фабрик, на которой выпускались), изготавливаемую из листовой стали. На последние две модификации танка могли устанавливаться орудия Puteaux SA 18 или 7,92-миллиметровый пулемёт Гочкиса. В США была построена по лицензии немного измененная версия Шеститонный танк или M1917 (всего 950 танков, из них 64 единицы до конца войны, но было уже слишком поздно, чтобы воспользоваться ими в боевых действиях).


Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Прототип был постепенно доведен до приемлемого состояния в течение первой половины 1917 года. В начале производства танки FT-17 часто имели проблемы с приводным ремнем вентилятора радиатора и системой охлаждения. Только 84 были изготовлены в 1917 году, но до конца войны было поставлены 2697 танков. В общей сложности было выпущено по крайней мере 3177 единиц (возможно, больше: по некоторым оценкам, всего более, чем 4000 единиц всех версий машины). Так или иначе, 3177 танков было поставлено французской армии, и дополнительные 514 единиц, возможно, были поставлены непосредственно армии США, и приблизительно три танка — итальянской армии.

Великая история маленького Renault FT-17


Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

6-тонный танк M1917 — (англ. Six-ton Tank M1917), также известный как «Форд-двухместный» (англ. Ford Two-man) — лёгкий танк США периода Первой мировой войны, вариант Рено FT-17. Производился серийно с октября 1918 года, общий выпуск составил 952 машины в нескольких вариантах. В Первой мировой войне эти машины принять участия не успели, однако использовались для учебно-тренировочных целей до конца 1930-х годов, а с началом Второй мировой войны многие из оставшихся M1917 были переданы Великобритании и Канаде, для использования в том же качестве.
Великая история маленького Renault FT-17


На основе FT-17 свой танк создали итальянцы. «Fiat 3000» (L5/21) и Fiat 3000B (L5/30). Разработку танка осуществили фирмы «Ансальдо» и «Бреда», а заказ на производство 1400 машин был размещён на фирме «Фиат». По сравнению с FT-17 «Фиат 3000» был более лёгким и скоростным. До появления в 1929 году английских танков «Карден-Лойд» Mk VI «Фиаты 3000» были единственными машинами, которыми в большом количестве располагала итальянская армия. Итальянцы использовали их в Абиссинии, Ливии и даже в самой Италии. В последний раз «Фиаты 3000» принимали участие в боевых действиях в ходе высадки союзных войск на Сицилии.
Великая история маленького Renault FT-17

Также вариант FT-17 производился в Советской России. Танк КС (сокращение от «Красное Сормово», также известный как «Танк М» и «Рено русский»), представлял собой почти полную копию французского лёгкого танка «Рено» FT-17. Выпускался в 1920 году мелкой серией на Сормовском заводе. Произведено всего 15 машин, каждая с личным названием, как у корабля — «Борец за свободу тов. Ленин», «Борец за свободу тов. Троцкий», «Пролетарий» («Пролетариат»), «Красный боец», «Парижская коммуна», «Буря», «Гроза», «Илья Муромец», «Победа», и т.п. Участия в каких-либо боевых действиях танки не принимали.


Великая история маленького Renault FT-17

Позже, в 1925-27 годах, на основе FT-17 и «Fiat 3000» был создан первый советский крупносерийный танк Т-18 (или МС-1). Производился с 1928 по 1931 год, всего в нескольких вариантах было выпущено 959 танков этого типа, не считая прототипа. В конце 1920-х — начале 1930-х годов Т-18 составлял основу танкового парка РККА, но довольно быстро был вытеснен более совершенным Т-26. Применялся в бою в конфликте на КВЖД, но в 1938—1939 годах устаревшие и достигшие крайней степени износа Т-18 были в основном сняты с вооружения или использовались как неподвижные огневые точки. В незначительном количестве эти танки ещё оставались в войсках в боеспособном состоянии к началу Великой Отечественной войны и использовались на начальном её этапе.

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17


Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17
FT-17 стал первым танком, имевшим компоновку, получившую позже название «классической». Отделение управления размещалось в лобовой части танка, боевое отделение с башней кругового вращения, в которой находилось основное вооружение танка, располагалось за ним, в средней части танка, а моторно-трансмиссионное отделение занимало кормовую часть корпуса. Экипаж танка состоял из двух человек — механика-водителя и командира, занимавшегося также обслуживанием пушки или пулемёта.
Великая история маленького Renault FT-17
FT-17, помимо невооружённого варианта танка управления, выпускался в двух вариантах, «пушечном» и «пулемётном», различавшихся установкой соответствующего вооружения в башне. Большая часть танков, около 2100 машин, была выпущена в пулемётном варианте, в пушечном были выпущены около 1500 машин
Великая история маленького Renault FT-17


Великая история маленького Renault FT-17
Вооружение танков «пушечного» варианта состояло из полуавтоматической 37-мм нарезной пушки «Гочкисс» SA18, созданной на основе пехотной пушки mod.1916 TR. Пушка имела длину ствола в 21 калибр или 777 мм, вертикальный клиновой затвор и пружинные противооткатные устройства. Размещалась пушка в установке в лобовой части башни, в полусферической броневой маске, на горизонтальных цапфах установленной в поворотном в вертикальной оси основном броневом щитке. Наведение пушки осуществлялось её свободным качанием при помощи плечевого упора, максимальные углы вертикальной наводки составляли от −20 до +35 градусов.
Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17


Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17
Ходовая часть применительно к одному борту состояла 9 опорных и 6 поддерживающих катков, направляющего колеса с винтовым механизмом натяжения гусеницы, и ведущего колеса заднего расположения. Поддерживающие катки (кроме заднего) были подрессорены винтовой спиральной пружиной. Подвеска балансирная, с листовыми полуэллиптическими рессорами, прикрытыми броневыми листами. Гусеница — крупнозвенчатая цевочного зацепления.
Танк имел хорошую опорную и профильную проходимость. Для улучшения проходимости при преодолении рвов и эскарпов в кормовой части был установлен съёмный кронштейн («хвост»). С «хвостом» машина была способна преодолевать ров шириной до 1,8 м и эскарп высотой до 0,6 м, валить деревья толщиной до 0,25 м, не опрокидывалась на подъёмах до 38° и при кренах до 28°. Минимальный радиус поворота равнялся ширине колеи машины (1,41 м).
Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17
Вместе с тем, существующие FT-17, хотя и проявили себя как весьма эффективные танки в траншейной войне, не были хорошо адаптированы к условиям мирного времени. Основная проблема заключалась в их низкой максимальной скорости, что требовало использования специальных транспортных средств, когда танки должны быть перенесены за пределы своей операционной базы, и что делало их принципиально непригодными для патрульной службы в колониях. Поэтому было принято решение переделать часть существующих машин, с установкой на них более эффективной подвески. Первые изменения были в танках типа FT Kégresse, с подвеской оборудованной системой Kégresse которая до этого использовалась в полугусеничных машинах. Гусеницы были сделаны из резины, укрепленной стальными элементами. В 1925 году 42 танка были перестроены таким образом, и использованы в 1926 году во время восстания берберов в Марокко. Это изменение позволило танкам развивать максимальную скорость в 17 км/ч, но опыт работы показал, что гусеница имела тенденцию соскакивать на максимальной скорости, что зачастую имело катастрофические последствия, и поэтому дальнейшая разработка проекта была прекращена. Девять танков FT Kégresse были проданы Югославии, пять — Польше и один — Швеции.
Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17
В 1919 в Польской Армии генерала Халлера во Франции образован 1 полк танков, оснащенный в 120 танков FT 17 (четвёртое место в мире относительно имеющихся броневых сил). В июне 1919 полк танков вместе с армией генерала Халлера вернулся в Польшу, со всем оборудованием; участвовал в советско-польской войне. К моменту начала Второй мировой войны польская армия имела 102 танка этого типа. Даже в конце тридцатых годов Рено FT 17 оставался пригодной к боевым действия бронемашиной. Renault FT 17 состоял на вооружении до начала Второй мировой войны в армиях Франции и Польши. Эксплуатировался в Северной Африке. К началу Второй мировой войны, немецкие Pz.Kpfw.I хотя уже и уступили роль основного танка значительно более боеспособным Pz.Kpfw.II, а также отчасти — Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, поступившим в ещё мелкосерийное к тому времени производство, всё ещё использовались Вермахтом в значительных количествах. По состоянию на 15 августа 1939 года на вооружении Германии числились 1445 Pz.Kpfw.I Ausf.A и Ausf.B, что составляло 46,4 % всей бронетехники Панцерваффе. Поэтому даже безнадёжно устаревшие к тому времени FT-17, имевшие тем не менее пушечное вооружение, имели в бою преимущество над ним и были вполне пригодны, в условиях грамотного использования для применения в качестве истребителя танков
Великая история маленького Renault FT-17

Великая история маленького Renault FT-17
Трофейные французские танки использовались Вермахтом как учебные машины, а также для тылового патрулирования и охраны аэродромов.
В 1919 году шесть танков были захвачены красноармейцами под Одессой у союзного экспедиционного корпуса. Один танк был направлен в Москву и по распоряжению Ленина на заводе Красное Сормово танк тщательно скопировали и выпустили с двигателем АМО и броней Ижорского завода под именем «Борец за свободу товарищ Ленин», иногда обозначаемый как первый советский танк «М». Правда, в пути некоторые детали были утеряны, поэтому некоторые агрегаты, например, коробку передач, пришлось конструировать заново.
Великая история маленького Renault FT-17
Задачу удалось выполнить, но лишь отчасти: было построено всего 15 экземпляров, причем, по заключению одной из комиссий, они были «неудовлетворительны по качеству, неудобны по владению оружием, частично совершенно невооружены».
Некоторая часть этих танков состояла на вооружении Финляндии и принимали участие в Зимней войне.
Великая история маленького Renault FT-17
Первые танки попали в Японию уже вскоре после окончания Первой мировой войны. Первым японским танком стал прибывший в октябре 1918 года британский Mk.IV, за которым в 1919 году последовали приблизительно 6 Mk.A «Уиппет» и 13 французских FT-17, получивших в Японии обозначение «Ко Гата Сенша»

Великая история маленького Renault FT-17
В годы Первой мировой войны, французам удалось создать очень удачный лёгкий танк «Рено» FT-17, в значительной мере определивший дальнейшее развитие конструкторской мысли в танкостроении. Всего было выпущено 7820 единиц FT-17 различных вариантов, и несмотря на активные экспортные поставки, тысячи (Великая история маленького Renault FT-17

wot-planet.com

Попытка модернизации Renault FT, самого массового танка Первой мировой войны, привела к весьма неожиданным результатам. Первоначально французских военных не устраивала только очень низкая скорость, но уже к середине 20-х годов их аппетиты выросли. Теперь в качестве недостатка указывалась тонкая броня, которая не могла противостоять даже крупнокалиберным пулемётам. Итогом стало создание танка NC-1, который оказался на 2 тонны тяжелее и имел более толстую броню, но был при этом более чем в 2 раза быстрее. Танк вполне мог стать удачной заменой для Renault FT, но аппетиты французских военных снова выросли, что привело к созданию новой машины на его основе, Renault D1.

Сомнительно лёгкий

Отчасти на военных повлияла программа разработки 30-тонного среднего танка, известного как Char B. В её рамках Renault и Schneider начали совместную разработку машины, получившей обозначение SR (Schneider-Renault). Изготовленные в 1924 году танки SRA (Schneider-Renault A, он же Renault JZ) и SRB (Schneider-Renault B) были очень похожи. На оба танка устанавливалась разработанная Schneider литая башня, в которой находилось два пулемёта Hotchkiss. Идея со спаренной установкой французским военным понравилась, поскольку огневая мощь танка удваивалась. То, что такая система заметно усложняет жизнь командиру, который был одновременно также и наводчиком, и заряжающим, во внимание не принималось. Навязчивая идея с двумя пулемётами в башне кружила французам голову до середины 30-х.

В 1926 году командование французской пехоты пересмотрело требования на лёгкий танк сопровождения пехоты. Согласно им, толщина брони увеличивалась до 30 мм, а боевая масса – до 12 тонн. В качестве вооружения предусматривалась либо спарка пулемётов, либо 47-мм пушка. Таким образом, танки семейства Renault NC, предполагавшиеся в качестве замены для Renault FT, оказывались не у дел. Надо сказать, что Renault изначально попыталась реализовать двухпулемётную установку, используя башню Renault FT. В справочнике «Танки», изданном в Мюнхене в 1935 и переведённом у нас в 1936 году, танк с такой башней ошибочно назван Renault NC-2. Указывалось, что эти танки производятся серийно и даже поставляются на экспорт, но это не соответствует действительности.

Другой линией развития стал танк, который ошибочно идентифицируют как Renault D3. На самом деле это был опытный NC-1, который переделали для обкатки новой ходовой части и испытания башни. Появившаяся в 1930 году конструкция, обозначавшаяся как Renault NC-1 STCC, получила модифицированную ходовую часть, разработанную капитаном Балландом (Marie Adrien Joseph Balland). Название STCC обозначало техническую секцию по танкам (section technique des chars de combat), где, собственно говоря, Балланд и трудился. Помимо переделанной ходовой части, Renault NC-1 STCC отличался башней, перекочевавшей на него с первого опытного образца Char B, построенного в 1929 году. Башня разработки Schneider несколько поменяла форму, а также получила командирскую смотровую башенку. Машина так и осталась не более чем экспериментом, поскольку к тому времени Renault уже вела работы над более перспективной моделью.

Разработка танка, изначально получившего обозначение Renault NC-3, началась в январе 1927 года. Первоначально речь шла о том, чтобы просто усилить бронирование, но уже вскоре конструкцию корпуса пришлось заметно переделывать. Дело в том, что STCC захотела установить в танк ещё и рацию. В корпус она теоретически влезала, но делать командира-наводчика ещё и радистом военные посчитали верхом садизма. В результате экипаж вырос до 3 человек, но посадить радиста в башню не удалось. Самым разумным решением стало расширение корпуса на 38 см, при этом место механика-водителя сместили влево, а радиста посадили справа.

Одновременно корпус пришлось удлинять на 18 см, поскольку увеличившаяся масса танка требовала установки более мощного двигателя. Чтобы водитель не скучал, справа от него установили курсовой пулемёт. Пулемёт был фиксированный по горизонтали, но существовала возможность его наводки вверх-вниз. Специальный хвост для улучшения характеристик прохождения через широкие траншеи сохранился. Вместе с ним длина Renault NC-3 вырастала до 5,3 метра.

Ходовая часть у нового танка по сравнению с NC-1 изменилась мало. Вместе с тем, её прикрыли съёмными экранами, предохраняющими от вражеских пуль и осколков. Несмотря на заметно выросшую массу и ряд изменений, исходная машина в NC-3 вполне угадывалась. Опытный экземпляр нового пехотного танка вышел на испытания в 1928 году, правда, под названием NC-3 просуществовал недолго. Вскоре он получил обозначение D1, с которым его знают и поныне. Вместе с тем, в документах Renault эта машина проходит как Renault UT или TY.

Головная боль

Испытания, которые закончились в октябре 1929 года, в целом показали правильность избранного для модернизации направления. Первоначально на танк ставился 65-сильный двигатель, но его явно не хватало. Уже на танках заказа 1930 года силовую установку заменили. Более мощный 6-литровый мотор Renault 25 CV мощностью 74 лошадиных силы вернул подвижность 14-тонной машины к уровню NC-1. Благодаря усиленному бронированию D1 получил надёжную защиту от крупнокалиберных пулемётов, да и противотанковые пушки в то время 30 мм пробить не могли. Решение о заказе первых 10 машин для войсковых испытаний было принято уже в марте 1929 года, ещё до завершения тестов.

Вместе с тем, была у танка одна, но очень существенная проблема. Дело в том, что на испытания опытный D1 вышел с башней от Renault FT. Под требования пехотного командования она не подходила, поскольку ни два пулемёта, ни 47-мм пушку в неё поставить было невозможно. Нюанс заключался в том, что Schneider и STCC всё ещё занимались проектированием новой башни, и на момент подписания контракта на изготовление 10 танков установочной партии в металле «голов» для них просто не существовало. Больше того, проектированием башни занималось другое ведомство, которое с Renault не контактировало.

В результате выпущенные машины также пришлось комплектовать башнями от Renault FT. Поскольку диаметр башенных погонов совпадал, заменить попозже старую башню на новую труда не составляло. Первый D1 поступил в 503 танковый полк в мае 1931 года, поставки всей установочной партии закончились в ноябре. Ещё раньше, 23 декабря 1930 года, был заключён новый контракт на поставку 70 танков, и их также пришлось комплектовать башнями от Renault FT.

Одновременно на базе танка было разработано ещё несколько машин. В 1930 году была спроектирована самоходная установка, которую предполагалось вооружить пушкой калибра 82 мм. Что это была за пушка, пока неизвестно. Исходное шасси в этой машине использовалось без изменений, а пушку устанавливали казенной частью вперёд, что позволяло оставить систему в габаритах танка. По сравнению с Char D1 масса самоходной установки снижалась с 14 до 12 тонн, так что вопросов насчёт подвижности не возникало. Экипаж САУ составлял 5 человек. При стрельбе механик-водитель должен был находиться вне машины.

Предполагалось, что эта самоходная установка будет входить в состав подвижной обороны Линии Мажино. В 1932 году проект был закрыт, хотя принципиальная возможность постройки такой машины была. Ещё одним проектом стала машина для артиллерийских наблюдателей. В этом варианте с танка просто снимали башню и ставили рубку с наблюдательной башенкой. Один такой мобильный командный пункт изготовили из танка с номером 1016.

Башня для нового танка, которую обозначили ST1, была изготовлена в 1930 году. Schneider не стала искать сложных путей и взяла за основу башню для опытного Char B. Изменения свелись к замене правого пулемёта на 47-мм пушку, а вместо смотровой башенки в крыше появился люк. На то, от какой машины Schneider взяла башню, красноречиво указывает толщина её брони – 40 мм, то есть больше, чем у корпуса.

Отчасти командиру D1 повезло, поскольку вместо Hotchkiss в башне появился пулемёт MAC Mle.1931, который был более компактным и имел гораздо более удобные для перезарядки короба. Тем не менее, соседство пулемёта и пушки в башне с диаметром погона Renault FT, даже максимально разнесённых друг от друга, не обещало командиру танка лёгкой жизни.

Опытную башню установили на танк с серийным номером 003. Достаточно быстро выяснилось, что центр тяжести в ней сместился вперёд со всеми вытекающими последствиями. Единственным способом решить проблему стала установка в кормовой части большого противовеса. Впрочем, и это не оказалось полноценным решением проблемы, хотя после установки противовеса последовал заказ на 10 таких башен. Поставили их как на танки установочной партии, так и на машины заказа 1930 года. В войсках эти башни, поступившие в 1932 году, раскритиковали, поскольку установка противовеса никак не могла скомпенсировать ужасную тесноту. Люк в крыше оказался сомнительным достоинством, поскольку пользоваться им было неудобно.

Собрав массу нелестных отзывов из войск, Schneider и STCC принялись разрабатывать другую башню. Взяв за основу ST1, инженеры Schneider немного увеличили её объём в кормовой части, вернули на место смотровую башенку и слегка переработали установку вооружения. Чтобы подстраховаться, было решено изготовить две башни (ST2 и ST3), немного отличавшихся друг от друга. Обе башни изготовили в 1933 году и направили в многострадальный 503-й танковый полк.

В процессе эксплуатации выяснилось, что башня явно лучше ST1, поскольку места внутри стало больше, да и противовес для неё уже не требовался. Башню приняли на вооружение в октябре 1933 года, но реальные поставки начались только в 1936 году. Между тем, 12 июня 1932 года было заказана новая партия из 30 D1, а 16 октября 1933 года военные заказали ещё 50 штук. Последние танки поступили в войска в мае 1935 года. Таким образом, довести танки до утвержденной конфигурации удалось только спустя год после окончания их производства!

Хотя новая башня и получилась лучше прежней, особо обольщаться по этому поводу не следовало. Смотровую башенку на неё поставили, но пользоваться ей оказалось крайне неудобно. Места внутри стало больше, но всё равно командиру D1 вряд ли можно было позавидовать. Кроме того, в открытом положении кормовой люк, через который командир попадал в башню, задевал рамочную антенну. Проблему удалось решить уже в ходе эксплуатации.

Боец второй линии

Помимо 503-го танкового полка, где проходили испытания танка, Char D1 поступали на вооружение в 507, 508 и 510 полки. В каждой из этих частей находился батальон таких танков, включавший 45 машин. Как часто бывает с первенцами, машину преследовали многочисленные дефекты. Новинка нещадно эксплуатировалась, поскольку на ней отрабатывалась новая тактика ведения боевых действий. О том, насколько интенсивно шла эксплуатация, красноречиво говорят следующие цифры. В 1934 году из 110 танков, имевшихся в наличии, только 31 был технически исправен. 62 D1 оказались сломанными или проходили капитальный ремонт, ещё 17 танков находилось в «уставшем» состоянии.

Ситуация усугублялась тем, что танки продолжали эксплуатироваться со старыми башнями от Renault FT. Когда в 1936 году на них стали ставить, наконец, башни ST2, возникла масса проблем, поскольку укладки снарядов были рассчитаны на 37-мм пушки. К слову, появление башни ST2 совсем не означало, что тесные и неудобные ST1 заменят. Они так и остались на танках, которые позже передали в тренировочные подразделения. Информация о том, что к началу Второй мировой войны эти башни заменили на более новые, не соответствует действительности. Да и какой был в этом смысл, если уже в 1937 году на D1 военные стали смотреть с обоснованным сомнением. К тому моменту бронирование в 30 мм выглядело недостаточным, да и остальные характеристики указывали на то, что танк стремительно устаревал.

При этом снимать D1 с вооружения никто не собирался, несмотря на все его проблемы. Франция не могла себе позволить моментально сменить парк бронетанковой техники. Да, D1 уже не годился для боёв в Европе, но у Франции было множество колоний. Именно туда и «сослали» устаревающие машины. В конце 1937 года в Тунисе сформировали 61-й, 65-й и 67-й танковые батальоны, куда и направили 145 танков. Местом их дислокации стал город Бизерта.

Появление этих машин в Тунисе было не случайным: «сослав» D1 из Европы, Франция значительно усилила своё военное присутствие в регионе, ситуация в котором потихоньку накалялась. Политика «внутреннего итальянского моря», которую реализовывал режим Муссолини, не могла не беспокоить Францию. Появление почти полутора сотен танков со вполне конкурентоспособными даже для второй половины 30-х годов вооружением и бронированием должно было остудить пыл итальянского диктатора.

Об устаревших танках в Африке французы вспомнили в конце мая 1940 года, когда немцы прорвали франко-английскую оборону и стремительно продвигались вглубь французской территории. 29 мая началась погрузка 67-го батальона, а уже 2 июня это подразделение под командованием капитана Вальто (Valleteau) приступило к разгрузке в Марселе. На фронт батальон отправился 9 июня. Два дня спустя он разгрузился в Сент-Мену в Шампани. Задачей батальона стало прикрытие отхода 5-го смешанного сенегальского пехотного полка и 6-й колониальной дивизии.

В бой танки вступили днём 12 июня. 2-я рота в 15:50 выдвинулась в сторону Сюипа, чтобы остановить продвижение немецких войск. В течение четырёх часов экипажам D1 пришлось воевать в одиночку против немецкой пехоты, обороняя Сюип. Ситуация осложнялась тем, что у немцев в достатке имелись противотанковые пушки. Практически каждый танк получил по нескольку попаданий. Башни немцам пробить так и не удалось, но многие танкисты оказались посечены осколками разбитых стеклоблоков. Подобные повреждения получили 11 танков роты. 3-я рота, действовавшая в районе Суэна, попала под огонь немецкой противотанковой артиллерии и потеряла 7 танков.

На следующий день 1-я и 2-я роты прикрывали отход 6-й колониальной дивизии в районе Сент-Мену. Тогда же состоялась и первая встреча с немецкими танками. Несмотря на то что по состоянию на 1940 год D1 выглядел морально устаревшим, на деле толку от него оказалось куда больше, чем от более современных французских лёгких танков. Прежде всего, это касается вооружения. Короткоствольная 47-мм пушка SA 34 оказалась значительно более эффективной, чем даже длинноствольная 37-мм пушка SA 38, которую, впрочем, имели далеко не все лёгкие танки. Для неё броня немецких танков, достигавшая толщины 30 мм, не представляла особых проблем. По бронированию же созданный по спецификациям 1926 года D1 и лёгкие танки конца 30-х годов оказались примерно равнозначными.

В результате встреча устаревших французских машин с противником закончилась тем, что немцы были вынуждены отойти. Правда, число танков во 2-й роте по итогам боёв сократилось до 4, и все они имели различные повреждения. Последняя машина роты была потеряна на следующий день. В это же время, потеряла свои танки и 3-я рота, попавшая в засаду. Что касается 1-й роты, то она в основном теряла свои машины из-за технических неисправностей и отсутствия запчастей. Тем не менее, её машины тоже повоевали. В ночь с 15 на 16 июня два уцелевших D1 участвовали в отражении немецкой атаки, а на следующий день влились в состав 43-го танкового, вооружённого Renault R 35. Правда, по причине неисправностей эти танки были в составе 43 BCC очень недолго.

На этом боевая карьера Char D1 не закончилась.

Согласно имеющимся данным, немцам досталось 18 танков, которые были переименованы в Panzerkampfwagen D1 732(f), но реально их не использовали даже как учебные танки. Слишком изношенная матчасть, ещё и повреждённая в ходе боёв, не оставляла никаких шансов на её дальнейшее боевое применение. В число немецких трофеев попали и машины из учебных частей с башнями ST1, которые как боевые вовсе ни на что не годились.

Совсем иная ситуация складывалась в Африке. Из 107 танков, оставшихся в Тунисе, 77 машин после капитуляции Франции были отправлены на склады, где их разместили под контролем итальянцев. Ещё 10 танков были в таком состоянии, что их за боевые единицы не посчитали. Оставшиеся же 20 танков французы смогли незаметно перевезти в Алжир. Летом 1941 года, после нескольких попыток, французам удалось уговорить итальянцев разблокировать 62 D1, которые тоже направили в Алжир. Там их включили в состав нескольких полков RCA (Régiment de Chasseurs d’Afrique, то есть «полк африканских охотников»), подчинявшегося кавалерии. 2-й RCA, дислоцировавшийся в Оране, фактически являлся 65-м танковым батальоном. Таким образом, французы восстановили в полном размере целый танковый батальон.

4-й RCA дислоцировался в Тунисе, в его составе находилось 15 танков. 5-й RCA, находившийся в Алжире, по официальным данным, имел 15 танков, но там же имелись и 20 D1, которые французы припрятали.

Через два с лишним года после боёв в Шампани D1 пришлось снова повоевать. 9 ноября 1942 года американцы начали операцию «Факел», в ходе которой высадились неподалёку от Орана. Одной из приоритетных целей для американских сил был аэродром Тафару. Здесь 601-й батальон истребителей танков, вооружённый 75-мм полугусеничными истребителями танков M3 GMC, по отчётам американцев, вступил в бой с французскими Renault R 35.

На самом деле это были D1 из 2-го RCA. Бой оказался неравным, поскольку 75-мм пушки M3 GMC могли поражать французские машины на запредельных для тех дистанциях. Тем не менее, 601-й батальон потерял одну M3 GMC, кроме того, оказался потерян один Light Tank M3A1. Потери французов оказались не в пример большими – 14 D1, фактически полная рота. Повреждённых машин оказалось ещё больше, поскольку когда вскоре остатки 2-го RCA влились в части, воевавшие уже на стороне Союзников, боеспособных танков в нём оказалось всего 10 штук.

Примерно в это же время 4-й RCA в Тунисе оказался между молотом и наковальней. Хотя вишистская Франция находилась в состоянии нейтралитета, немцы из Африканского корпуса стали требовать перехода её войск под их управление, и в это же время на горизонте появились англичане. Долго такая дипломатия продолжаться не могла, и 19 ноября 4-й RCA начал боевые действия против немцев. Обороняясь, французские подразделения стали постепенно отступать, и тут им на помощь подоспели британские коммандос. Вплоть до февраля 1943 года 4-й RCA принимал участие в боевых действиях.

Пришлось повоевать и 5-му RCA, который вёл боевые действия в гористых районах Туниса. В конце февраля 1943 года изношенной до предела матчасти во французских полках пришли на смену английские Valentine. К концу африканской кампании во французских частях осталось всего 10 танков D1, которые свели в охранное подразделение EPSM, подчинявшееся военно-морским силам.

Несмотря на то что уже к середине 30-х годов D1 выглядел устаревшим, итоги его боевого применения оказались весьма неожиданными. Стоит признать, что концепция, принятая французским пехотным командованием в середине 20-х годов, оказалась верной. Даже со всеми своими недостатками он оказался вполне неплохим пехотным танком. Ближайшим его аналогом был английский Valentine, который несколько превосходил D1 по бронированию и скорости, но был хуже вооружён. Увы, в начале 30-х французы сделали ставку на совсем другие машины.


Источники и литература:

  • Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC)
  • Renault D1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №8, 2008
  • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Franзois Vauvillier, Histoire & Collections, 2014
  • GBM 103, 113
  • Фотоархив автора

warspot.ru

Танк Рено FT-17 — Модификации и недостатки
Содержание
Танк Рено FT-17
Техническое описание
Описание стр.2
Модификации и недостатки

Удельное давление на грунт не превышало 0,6 кг/см2 и обеспечивало хорошую проходимость. Танк мог преодолевать короткие подъемы до 45° и 1,8-метровые рвы, а вынесение оси направляющего колеса вперед-вверх и его большой диаметр способствовали преодолению вертикальных препятствий, а также позволяли танку выбираться из больших воронок. Спереди и сзади на корпусе имелись буксирные крюки, в комплект танка включали трос и буксирные цепи, которые обычно подвешивали вдоль «хвоста». На бортах моторно-трансмиссионного отделения крепили ящики с ЗИП. Большое значение придавалось «таранному» действию. Несмотря на первоначальный скепсис, танк «Рено» опрокидывал дерево или деревянный столб диаметром до 250 мм, железный столб диаметром 50 мм.

Танк первой мировой войны

К недостаткам танка «Рено» можно отнести то, что он легко опрокидывался при боковом крене, на резких поворотах и даже на небольших контрэскарпах. Однако при меньших размерах, он обладал лучшей проходимостью, нежели французские танки первой мировой, преодолевал одинаковые с ними рвы, на вертикальные препятствия взбирался лучше, а его более легкое вооружение обеспечивало большую эффективность в бою за счет вращающейся башни. На пересеченной и лесистой местности небольшие размеры FT-17 давали ему преимущества по сравнению с другими танками. Плюс к этому танк «Рено» был сравнительно простым и дешевым в производстве. В результате он стал основной машины французских танковых сил и убедительным доказательством перспективности танков как нового вида вооружения.

Конечно, малый запас хода и скорость требовали специального транспорта для переброски танков к передовой по обычным дорогам. Первоначально для этого планировали использовать 7-тонные грузовые автомобили, которые специально заказали в 1917 году, но уже в июле 1918 года танки «Рено» перебрасывались в боеготовом состоянии стандартными двухосными 5-тонными грузовиками «Пирс-Эрроу» с усиленными рамой и кузовом.

Танки Франции

Радиотанк «Рено» TSF и танк огневой поддержки «Рено» BS

10 декабря 1917 года фирма смогла представить готовую модель «радиотанка» «Рено» TSF (Telegraphie Sans Fit — «беспроволочный телеграф»). Этот танк имел неподвижную прямоугольную рубку, в которой находилась радиостанция «Эроте», а также водитель, наблюдатель и радист — экипаж машины. Проволочная антенна была натянута между выдвижной мачтой на рубке и рамкой на конце «хвоста». Радиосвязь достигала 80 км. Масса «радиотанка» составляла 7 т, толщина брони -8-16 мм, высота — 2,5 м, скорость и запас хода — такие же, как у танка «Рено» FT 17. «Радиотанки» применялись как в интересах танковых подразделений, так и пехотных дивизий, с которыми они взаимодействовали и находились в ведении специального офицера службы связи танковой бригады.

Радиотанк «Рено» TSF
"Рено" Радиотанк Радиотанк
Нажмите на изображение для увеличения

Из-за слабой надежности радиостанции, которая выходила из строя и быстро теряла настройку, танки «Рено» TSF не очень любили в войсках. К окончанию первой мировой войны только три полка получили «радиотанки», которых всего было выпущено 188. В роли командирских часто использовались и обычные танки «Рено» FT, с которых иногда снимали вооружение, оставляя амбразуру башни открытой — таким образом получая подвижный наблюдательный пункт.

Радиотанк

Радиотанк «Рено» TSF, 1919 год

Этьенн сформулировал задание на танки огневой поддержки «Рено» BS еще в июле 1917 года, предлагая безбашенную схему с установкой орудия в корпусе. Однако в итоге 75-мм гаубицу «Шнейдер» установили в увеличенной, по сравнению с башней, не вращающейся восьмигранной пирамидальной рубке с кормовой нишей (чтобы дать место для отката ствола гаубицы с казенником), большим люком в борту и откидной крышей.

Танк огневой поддержки «Рено» BS c 75-мм гаубицей «Шнейдер»
Рено Танк Танк Франции
Нажмите на изображение для увеличения

«Рено» BS оборудовались креплением для сборного 4-метрового моста типа «Орли» на лобовой части. Танк мог укладывать этот мост на широкий ров для обеспечения преодоления его танками «Рено» FT. Было запланировано иметь один танк «Рено» BS на каждый танковый взвод (пять линейных танков), воевать танкам огневой поддержки BS не пришлось. Во время первой мировой войны было заказано построить 600 машин, однако не построили ни одной, а после окончания — было сделано всего 39 единиц.

Танк "Рено"

Танк «Рено» BS c 75-мм гаубицей «Шнейдер», 1919 год

pro-tank.ru

Рено фт 17

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.