1. Противник на белгородском направлении, введя в бой крупные силы танков, пытается развить успех в сев. направлении — на Обоянь, Курск (до 400 танков) и в вост. направлении — на Александровский, Скородное, Старый Оскол (до 300 танков).

В районе Покровка, Яковлево, Бол. Маячки отмечено до 100 танков противника.

2. 5-я гв. танковая армия со 2 тк, 2 гв. Ттк, 10 иптбр, 27-я пушечная артбригада (пабр), 522-й и 1148-й гаубичный артполк большой мощности (гап), 26-я зен. див., 16 и 18 гмп (гв. минометный полк), 1329 сап (самоходно-артиллерийский полк) с 10.00 12.07.43 г. наносит удар в полосе: справа — Береговое, Андреевка (искл.), Красная Поляна, Красная Дубрава; слева — Правороть, Беленихино, отм. 232.0, курган с отм. +1,1 (3 км юго-вост. Яковлево) и во взаимодействии с 5 гв. А и 1 гв. ТА уничтожает прорвавшуюся группировку противника в районе: Покровка, Грезное, Кочетовка, не допуская отхода его на юг.

К исходу дня выходит на рубеж: Красная Дубрава, отм. 254.5, Яковлево, имея в виду в дальнейшем наступать в юго-зап. направлении.


Исходное положение на рубеже: Полестное, Сторожевое, Мал. Яблоново — занять к 24.00 11.07.43 г.

Готовность атаки — 3.00 12.07.43 г.

Начало атаки — дополнительное распоряжение.

3. 18 тк с 80 гмп, одним 76-мм иптап, одним 57-мм иптап, 10 иптабр — сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка, роща, что сев.-зап. совхоза «Комсомолец», и уничтожить противника в районе: Красная Дубрава, Бол. Моячки, Красная Поляна, повернувшись фронтом на север, обеспечить наступательные действия армии на юг.

4. 29 тк с 76 гмп, 1529 сап — сломить сопротивление противника на рубеже: роща (что 1 км сев. совхоза «Комсомолец»). Уничтожить его группировку в районе Лучки, Большие Маячки, Покровка.

К исходу 12.07.43 г. выйти в район Покровки и рощи зап. и юж. Покровки, в дальнейшем быть готовым к действиям на юг.

До начала атаки корпус поддерживается 378 гап.

5. 2 гв. Ттк с 16 гмп, одним 76-мм иптап, 10 ипеабр сломить сопротивление противника на рубеже: Ясная Поляна, Беленихино, уничтожить его группировку в районе Яковлево и леса восточнее и быть готовыми к наступлению в юж. направлении.

8. Артиллерия

В) Задачи

а) десятиминутный огневой налет по переднему краю на участке: Васильевка, совхоз «Комсомолец», Ивановский Выселок, Белихино;
б) пятиминутный методический огонь в глубине противника;
в) пятиминутный огневой налет по переднему краю и глубине противника (огонь открывается по объектам, согласно, заявкам, требованиям командиров корпусов).

Группа РС:

а) огневой залп по переднему краю обороны противника в момент начала артобработки противника;
б) второй залп — по объектам переднего края, конец артиллерийской обработки.

dic.academic.ru

Вступление


Т-34 готовятся к боюЗимнее наступление войск РККА 1942 года и контрудар немецкой оперативной группы «Кемпф» закончились образованием своеобразного выступа, направленного на запад, неподалёку от городов Белгорода, Курска, Орла. При этом в районе Орла наблюдалась обратная ситуация: линия фронта хоть и в меньших масштабах, но всё-таки прогибалась на восток, образуя пологий выступ в сторону населённых пунктов Ефремов и Березовка. Причудливая конфигурация фронта подсказала германскому командованию идею летнего удара на окружение советских войск в Курском выступе.

Район Курской дуги для этих целей подходил наилучшим образом. У вермахта уже не было сил наступать на широком фронте, они могли рассчитывать только на относительно локальный мощный удар. Атаковав основания Курского выступа с севера и юга, гитлеровцы собирались отсечь войска Центрального и Воронежского фронтов и уничтожить их. Операция на Курской дуге получила в немецких войсках название «Цитадель».


Расстановка сил

Не достигнув решающего успеха в наступлении на населённый пункт Обоянское, немецкое командование перенаправило удар в направлении посёлка Прохоровка, поставив войскам задачу выйти через излучину реки Псёл к Курску. Зная, что именно здесь они могут встретить контрудар советских танков, гитлеровцы решили не дать нашим войскам вырваться из узкого участка между железнодорожной насыпью и речной поймой.

П. А. РотмистровС запада на Прохоровку наступали танки 2-го корпуса СС (294 танка, из них 15 «Тигров»), с юга – 3‑й танковый корпус (119 танков, из них 23 «Тигра»). В полосе между рекой Псёл и железной дорогой действовала дивизия СС «Адольф Гитлер». Танки «Пантера» у Прохоровки не сражались, продолжая действовать на обоянском направлении. Советская историография по идеологическим мотивам заменила «Пантерами» трофейные Т-34, которые на самом деле были в составе немецкого подразделения.

Советская сторона выставила против гитлеровцев у Прохоровки 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова (826 танков и САУ). Армия Ротмистрова была усилена двумя отдельными танковыми корпусами. Также в сражении участвовала 5-я гвардейская армия А. Жадова.


Сражение

12 июля в 8:30 утра после артиллерийской подготовки советские войска начали наступление на Прохоровку. В первом эшелоне атаки шли четыре танковых корпуса. С немецкой стороны насчитывалось до 500 танков и САУ, включая 42 «Тигра». Утреннее солнце светило прямо в глаза гитлеровцам, так что наши танки имели на первом этапе сражения некоторое преимущество. Но несмотря на то, что советский удар был достаточно внезапным, немцы встретили танки плотным огнём противотанковой артиллерии и штурмовых орудий. Неся тяжёлые потери, советский 18-й танковый корпус прорвался к совхозу «Октябрьский» и захватил его. После этого произошло столкновение с крупными силами немецких танков, среди которых имелось и 15 «Тигров». В жестоком встречном бою советские части сумели оттеснить немцев за посёлок Васильевский, однако из-за потерь продолжить наступление не смогли и перешли к обороне.

Около 9 часов утра начались упорные бои в окрестностях Прохоровки: у совхоза «Октябрьский», возле посёлка Прелестный, восточнее населённого пункта Ивановские Выселки и по обеим сторонам железной дороги. Фактически ни одна сторона не могла существенно продвинуться, сражение будто бы «забуксовало».

Подбитый Pz IVВ это самое время на участке местности юго-западнее Прохоровки, между поймой реки Псёл и железной дорогой, развернулся грандиозный встречный танковый бой.


мцы пытались прорваться через этот участок, чтобы вырваться на оперативный простор и начать наступление на Курск, а советские силы, как уже упоминалось, именно здесь наносили контрудар по гитлеровской армии. Общее количество танков, бившихся с обеих сторон, составляло 518 машин, причём количественное преимущество было на стороне РККА. Из-за высочайшей плотности наступающих сил боевые порядки противников быстро перемешались. Советские танки, имея преимущество в маневренности, могли быстро сближаться с немецкими для ведения максимально эффективного огня, а немецкие «Тигры» и модернизированные Pz-IV имели лучшие орудия, позволявшие бить на поражение с дальних дистанций. Поле скрылось в дыму разрывов и пыли, поднятой гусеницами боевых машин.

Менее крупное, но в равной степени жестокое танковое сражение разгорелось в районе посёлка Калинин около 13:00. Участвовавший в нем 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус имел в составе около 100 машин. Ему противостояло приблизительно столько же танков и самоходок эсэсовской дивизии «Рейх». После длительного и жестокого боя советские танкисты отступили к деревням Виноградово и Беленихино, где закрепились и перешли к обороне.

За 12 июля около Прохоровки на полосе шириной примерно 30 километров произошёл целый ряд танковых боёв различного масштаба.


авная битва между рекой и железной дорогой продолжалась почти до темноты. К концу дня стало понятно, что ни одна из сторон так и не сумела добиться решающего преимущества. И гитлеровские, и советские войска понесли большие потери в живой силе и технике. При этом потери наших войск, увы, были значительно выше. Немцы лишились приблизительно 80 боевых машин (в разных источниках приводятся разные данные), Красная армия потеряла около 260 танков (также наблюдаются серьёзные противоречия между источниками информации).

 Итоги

Наверное, сражение под Прохоровкой можно сравнить с битвой у Бородино в 1812 году. Разница только в том, что войска русской армии после этого были вынуждены отступить, а Красной Армии удалось остановить наступление гитлеровцев, лишившихся почти четверти своих танков.

Благодаря героизму советских бойцов немцы не сумели продвинуться дальше Прохоровки, и всего через несколько дней началось решительное наступление Красной армии, выбившее стратегическую инициативу из рук нацистов. После Курской битвы окончательно и бесповоротно стало ясно, что полное поражение Германии — только вопрос времени.

Обсудить материал можно здесь.

worldoftanks.ru

Накануне сражения

В начале июля 1943 года советскому руководству стало известно, что основной удар немцев придется на Обоянь, а вспомогательный будет направлен на Корочу.


первом случае наступление велось вторым танковым корпусом, в состав которого входили дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх». Им удалось буквально за несколько дней прорвать две линии советской обороны и приблизиться к третьей, расположенной в десяти километрах к юго-западу от железнодорожной станции Прохоровка. Она находилась в то время на территории совхоза «Октябрьский» Белгородской области.

Немецкие танки под Прохоровкой появились 11 июля, преодолев при этом сопротивление одной из советских стрелковых дивизий и второго танкового корпуса. Видя такую ситуацию, советское командование направило в этот район дополнительные силы, которые смогли наконец остановить противника.

Было принято решение о необходимости нанесения мощного контрудара, направленного на полное уничтожение вклинившихся в оборону бронетанковых корпусов СС. Предполагалось, что в этой операции примут участие три гвардейские и две танковые армии. Но быстро меняющаяся обстановка внесла в эти планы свои коррективы. Оказалось, что в контрударе с советской стороны будут участвовать только одна 5-я гвардейская под командованием А. С. Жадова, а также 5-я танковая армии во главе с П. А. Ротмистровым.

Прохоровское сражение«>

Полномасштабное наступление

Чтобы хоть немного оттянуть силы Красной Армии, сосредоточенные на Прохоровском направлении, немцы подготовили удар в районе расположения 69-й армии, выступив из Ржавца и направившись на север. Здесь один из фашистских танковых корпусов начал наступать, пытаясь прорваться с южной стороны к искомой станции.


Так началось полномасштабное сражение под Прохоровкой. Дата его начала – утро 12 июля 1943 года, когда в штаб 5-й танковой армии П. А. Ротмистрова поступило сообщение о прорыве значительной группировки немецких бронемашин. Оказалось, что около 70 единиц вражеской техники, зайдя с юго-запада, с ходу овладели селами Выползовка и Ржавец и стремительно движутся дальше.

Начало

Для того чтобы остановить противника, была наскоро сформирована пара сводных отрядов, которыми поручили командовать генералу Н. И. Труфанову. Советская сторона смогла выставить до сотни танков. Вновь созданным отрядам пришлось почти сразу же ринуться в бой. Весь день в районе Рындинки и Ржавца продолжалось кровопролитное сражение.

Прохоровское сражение«>

Тогда практически все понимали, что битва под Прохоровкой решала не только исход этого боя, но и судьбу всех частей 69-й армии, войска которой оказались в полукольце вражеского окружения. Поэтому было неудивительно, что советские солдаты проявляли поистине массовый героизм. Взять хотя бы подвиг противотанкового взвода ст. лейтенанта К. Т. Поздеева.


Во время очередной атаки в сторону его позиции устремилась группа фашистских танков с автоматчиками на борту численностью в 23 машины. Завязался неравный и кровопролитный бой. Гвардейцам удалось уничтожить 11 танков, тем самым не позволив остальным вклиниться в глубь собственного боевого порядка. Надо ли говорить, что почти все воины этого взвода погибли.

К сожалению, невозможно в одной статье перечислить имена всех героев, которых забрало то танковое сражение под Прохоровкой. Кратко хочется отметить хотя бы нескольких из них: рядовой Петров, сержант Черемянин, лейтенанты Панарин и Новак, военфельдшер Кострикова, капитан Павлов, майор Фалюта, подполковник Гольдберг.

Прохоровское сражение«>

К концу следующего дня сводному отряду удалось выбить фашистов и взять населенные пункты Рындинка и Ржавец под свой контроль. В результате выдвижения части советских войск получилось полностью локализовать тот успех, которого чуть ранее достиг один из немецких танковых корпусов. Таким образом, своими действиями отряд Труфанова сорвал крупное наступление фашистов и предотвратил угрозу захода противника в тыл 5-й танковой армии Ротмистрова.

Огневая поддержка

Нельзя сказать, что бои на поле под Прохоровкой проходили исключительно при участии танков и самоходных орудий. Артиллерия с авиацией тоже сыграли здесь не последнюю роль. Когда рано утром 12 июля ударная группировка противника начала наступление, советские штурмовики атаковали танки, входившие в состав дивизии СС «Адольф Гитлер». Кроме того, перед тем как 5-я танковая армия Ротмистрова начала наносить контрудар силам противника, была проведена артиллерийская подготовка, длившаяся около 15 минут.


Во время тяжелых боев в излучине р. Псел 95-я советская стрелковая дивизия противостояла танковой группировке СС «Мертвая голова». Здесь наших военных поддерживала своими ударами 2-я воздушная армия под командованием маршала С. А. Красовского. Кроме того, в этом районе работала и авиация дальнего действия.

Советские штурмовики и бомбардировщики успели сбросить на головы врагов несколько тысяч противотанковых бомб. Советские летчики делали все, чтобы максимально поддержать наземные части. Для этого они нанесли сокрушительные удары по большим скоплениям вражеских танков и другой бронетехнике в районе таких сел, как Покровка, Грязное, Яковлево, Малые Маячки и др. В то время, когда происходила битва под Прохоровкой, десятки штурмовиков, истребителей и бомбардировщиков находились в небе. На этот раз советская авиация имела несомненное превосходство в воздухе.

Прохоровское сражение«>

Преимущества и недостатки боевых машин

Курская дуга под Прохоровкой начала постепенно превращаться из общего боя в индивидуальные танковые дуэли. Здесь противники могли показать друг другу не только свое мастерство, но и знание тактики, а также продемонстрировать возможности своих танков. Немецкие части в основном были оснащены средними танками Т-IV двух модификаций — H и G, у которых толщина бронированного корпуса составляла 80, а башни – 50 мм. Кроме того, имелись и тяжелые танки T-VI «Тигр». Они были оснащены 100-миллиметровыми бронированными корпусами, а их башни имели толщину 110 мм. Оба танка были укомплектованы довольно мощными длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм соответственно. Они могли пробить советский танк практически в любом месте. Исключением были лишь тяжелые бронемашины ИС-2, и то на расстоянии более пяти сотен метров.

Танковое сражение под Прохоровкой показало, что советские танки во многом уступали немецким. Это касалось не только толщины брони, но и мощности пушек. Зато танки Т-34, бывшие в то время на вооружении Красной Армии, превосходили вражеские как по скорости и маневренности, так и по проходимости. Они старались вклиниться во вражеские боевые порядки и с близкого расстояния расстрелять бортовую броню противника.

Вскоре боевые порядки враждующих сторон смешались. Чересчур плотное скопление машин и слишком короткие дистанции лишали немецкие танки всех преимуществ их мощных пушек. Теснота от большого скопления техники мешала тем и другим совершать необходимые маневры. В результате бронемашины сталкивались друг с другом, и часто их боезапасы начинали взрываться. При этом их сорванные башни взлетали на несколько метров в высоту. Дым и копоть от горящих и взрывающихся танков застилали небо, из-за этого на поле боя была очень плохая видимость.

Но техника горела не только на земле, но и в воздухе. Подбитые самолеты пикировали и взрывались прямо в гуще сражения. Танковые экипажи обеих враждующих сторон покидали свои горящие машины и смело вступали в рукопашную схватку с врагом, орудуя при этом автоматами, ножами и даже гранатами. Это было настоящее страшное месиво из людских тел, огня и металла. По воспоминаниям одного из очевидцев, вокруг все горело, был невообразимый шум, от которого болели уши, по-видимому, именно так и должен выглядеть ад.

Прохоровское сражение«>

Дальнейший ход сражения

К середине дня 12 июля интенсивные и кровопролитные бои шли и в районе высоты 226,6, а также вблизи железной дороги. Там воевали бойцы 95-й стрелковой дивизии, которые всеми силами старались предотвратить все попытки «Мертвой головы» прорваться в северном направлении. Второму нашему танковому корпусу удалось вытеснить немцев к западу от железной дороги и начать быстрое продвижение к хуторам Тетеревино и Калинин.

А в это время передовые части немецкой дивизии «Рейх» продвинулись вперед, при этом заняв хутор Сторожевой и станцию Беленихино. Под конец дня первая из дивизий СС получила мощное подкрепление в виде артиллерийской и авиационной огневой поддержки. Именно поэтому «Мертвой голове» удалось прорвать оборону двух советских стрелковых дивизий и выйти к хуторам Полежаеву и Веселому.

Вражеские танки предприняли попытку выйти на дорогу Прохоровка – Карташовка, но их все же остановила 95-я стрелковая дивизия. Только один героический взвод, которым командовал лейтенант П. И. Шпетной, уничтожил семь гитлеровских танков. В бою он получил тяжелое ранение, но, несмотря на это, взял связку гранат и ринулся под танк. За свой подвиг лейтенант Шпетной был посмертно удостоен звания Героя СССР.

Танковое сражение под Прохоровкой, состоявшееся 12 июля, привело к значительным потерям как в дивизии СС «Мертвая голова», так и в «Адольфе Гитлере», нанеся тем самым большой урон их боевым возможностям. Но, несмотря на это, никто не собирался выходить из боя или отступать — враг бешено сопротивлялся. У немцев были тоже свои танкисты-асы. Однажды где-то в Европе один из них сумел разбить в одиночку целую колонну, состоящую из шестидесяти единиц автомобилей и бронетехники, но погиб он именно на Восточном фронте. Это доказывает, что Гитлер послал сюда воевать отборных солдат, из которых и были сформированы дивизии СС «Рейх», «Адольф Гитлер» и «Мертвая голова».

Отступление

К вечеру положение на всех участках затруднилось и немцам пришлось ввести в бой все имеющиеся резервы. В ходе сражения наступил кризис. В противовес вражеской советская сторона тоже ввела в бой свой последний резерв – сотню тяжелых бронемашин. Это были танки КВ («Клим Ворошилов»). В этот вечер фашистам все же пришлось отступить и в дальнейшем перейти к обороне.

Считается, что именно 12 июля настал тот переломный момент знаменитой Курской битвы, которого ждала вся страна. Этот день ознаменовался наступлением частей Красной Армии, входящих в состав Брянского и Западного фронтов.

Прохоровское сражение«>

Несбывшиеся планы

Несмотря на то что танковое сражение под Прохоровкой 12 июля немцы проиграли, фашистское командование все же намеревалось продолжить дальнейшее наступление. Оно планировало окружить несколько советских дивизий, входящих в состав 69-й армии, которые оборонялись на небольшой территории, расположенной между реками Липовым и Северским Донцом. 14 июля немцы часть своих сил, состоящих из двух танковых и одной пехотной дивизий, бросили на захват потерянных ранее сел – Рындинки, Щелоково и Выползовки. Далее в планах стояло продвижение в направлении Шахово.

Советское командование разгадало замыслы противника, поэтому П. А. Ротмистров отдал приказ сводному отряду Н. И. Труфанова остановить прорыв немецких танков и не допустить их на искомый рубеж. Завязался очередной бой. В последующие два дня противник продолжал атаковать, но все попытки прорваться оказались безрезультатными, так как группа Труфанова перешла к твердой обороне. С 17 июля немцы решили отвести свои войска, а героический сводный отряд был переведен в состав резерва командующего армией. Так закончилось величайшее танковое сражение под Прохоровкой.

Потери

Надо отметить, что ни одна из противоборствующих сторон не выполнила тех задач, которые были перед ними поставлены на 12 июля, так как советские войска не смогли взять в кольцо немецкую группировку, а фашистам не удалось завладеть Прохоровкой и прорвать оборону противника.

В этом тяжелом сражении обе стороны понесли не только значительные людские потери, но и большую утрату техники. С советской стороны было выведено из строя около пяти сотен танков из восьми принявших участие в боях. Немцы же потеряли 75 % своей бронетехники, т. е. три из четырех сотен машин.

Командующего немецким танковым корпусом Пауля Хауссера после поражения сразу же сместили с должности и обвинили во всех неудачах, постигших гитлеровские войска на курском направлении. В этих боях противник потерял, по некоторым данным, 4178 человек, что составило 16 % всего боевого состава. Также оказались почти полностью разгромленными 30 дивизий. Крупнейшее танковое сражение под Прохоровкой сломило воинственный дух немцев. После этой битвы и до конца войны фашисты больше не наступали, а вели лишь оборонительные бои.

По некоторым данным, существует некий доклад начальника Генштаба А. М. Василевского, который он предоставил Сталину, где были изложены цифры, характеризующие итог танкового сражения под Прохоровкой. Там говорилось, что за два дня боев (имеется в виду 11 и 12 июля 1943 года) наибольшие потери постигли 5-ю гвардейскую армию, а также 9-ю и 95-ю дивизии. Согласно данному докладу потери составили 5859 человек, в их числе 1387 убитых и 1015 пропавших без вести.

Стоит отметить, что все приведенные выше цифры весьма спорны, но можно с уверенностью сказать: это была одна из тяжелейших битв Второй мировой войны.

Прохоровское сражение«>

Музей под Прохоровкой

Он был открыт в 2010 году всего лишь в 35 км от Белгорода и посвящен всем героям, погибшим и выстоявшим в том крупнейшем и страшном танковом сражении, навсегда вошедшем в мировую историю. Музей получил название «Третье ратное поле России» (первое – Куликово, второе – Бородино). В 1995 году на этом легендарном месте был воздвигнут храм Святых апостолов Петра и Павла. Здесь увековечены погибшие под Прохоровкой воины – семь тысяч имен высечены на мраморных плитах, покрывающих стены церкви.

Символом Прохоровки является звонница с подвешенным на ней набатным колоколом, который весит около трех с половиной тонн. Она видна отовсюду, потому что расположена на возвышении, на окраине села Прохоровка. Центром мемориала считается поистине грандиозная скульптурная композиция, состоящая из шести танков. Ее авторами выступили монументалист Ф. Согоян и белгородский скульптор Т. Костенко.

www.syl.ru

 

 

КРУПНЕЙШЕЕ ТАНКОВОЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

12 июля — памятная дата военной истории Отечества. В этот день в 1943 году под Прохоровкой произошло крупнейшее во Второй мировой войне танковое сражение между советской и германской армиями.

Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли генерал-лейтенант Павел Ротмистров с советской стороны и группенфюрер СС Пауль Хауссер — с немецкой. Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

«Безусловно, мы выиграли под Прохоровкой, не позволив противнику прорваться на оперативный простор, заставили его отказаться от своих далеко идущих планов и вынудили отойти в исходное положение. Наши войска выстояли в четырехдневном ожесточенном сражении, а противник утратил свои наступательные возможности. Но и Воронежский фронт исчерпал свои силы, что не позволило ему сразу же перейти в контрнаступление. Сложилась, образно говоря, патовая ситуация, когда командование той и другой стороны еще хотят, а войска уже не могут!»

Г.А. Олейников. Прохоровское сражение. СПб, 1998 

 

ХОД СРАЖЕНИЯ

Если в полосе советского Центрального фронта после начала своего наступления 5 июля 1943 г. немцы не смогли глубоко вклиниться в оборону наших войск, то на южном фасе Курской дуги сложилась критическая обстановка. Здесь в первый день противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиацией. Встретив отпор на обояньском направлении, противник перенес главные усилия на прохоровское направление, пытаясь захватить Курск ударом с юго-востока. Советское командование решило нанести контрудар по вклинившейся вражеской группировке. Воронежских фронт был усилен резервами Ставки (5-й гвардейской танковой и 45-й гвардейской армиями и двумя танковыми корпусами). 12 июля в районе Прохоровки произошло самое крупное танковое сражение 2- мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Советские танковые части стремились вести ближний бой («броня к броне»), поскольку дистанция поражения 76 мм орудия Т-34 была не более 800 м, а у остальных танков еще меньше, тогда как 88 мм пушки «Тигров» и «Фердинандов» поражали наши бронемашины с расстояния 2000 м. При сближении наши танкисты несли большие потери.

Обе стороны понесли под Прохоровкой огромные потери. В этом сражении советские войска потеряли 500 танков из 800 (60%). Немцы потеряли 300 танков из 400 (75%). Для них это была катастрофа. Теперь самая мощная ударная группировка немцев была обескровлена. Генерал Г. Гудериан, в то время генерал-инспектор танковых войск вермахта, писал: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней». В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа. Основные силы противника перешли к обороне. 13-15 июля немецкие войска продолжали атаки лишь против частей 5-й гвардейской танковой и 69-й армий южнее Прохоровки. Максимальное продвижение немецких войск на южном фасе достигло 35 км. 16 июля они начали отход на исходные позиции.

 

РОТМИСТРОВ: ИЗУМИТЕЛЬНОЕ МУЖЕСТВО

Хочется подчеркнуть, что на всех участках развернувшегося 12 июля грандиозного сражения воины 5-й гвардейской танковой армии проявили изумительное мужество, непоколебимую стойкость, высокое боевое мастерство и массовый героизм, вплоть до самопожертвования.

На 2-й батальон 181-й бригады 18-го танкового корпуса обрушилась большая группа фашистских «тигров». Командир батальона капитан П. А. Скрипкин смело принял удар врага. Он лично одну за другой подбил две вражеские машины. Поймав в перекрестие прицела третий танк, офицер нажал на спуск… Но в то же мгновение его боевую машину сильно тряхнуло, башня наполнилась дымом, танк загорелся. Механик-водитель старшина А. Николаев и радист А. Зырянов, спасая тяжелораненого комбата, вытащили его из танка и тут увидели, что прямо на них движется «тигр». Зырянов укрыл капитана в воронке от снаряда, а Николаев и заряжающий Чернов вскочили в свой пылающий танк и пошли на таран, с ходу врезавшись в стальную фашистскую громадину. Они погибли, до конца выполнив свой долг.

Отважно сражались танкисты 29-го танкового корпуса. Батальон 25-й бригады, возглавляемый коммунистом майором Г.А. Мясниковым, уничтожил 3 «тигра», 8 средних танков, 6 самоходных орудий, 15 противотанковых пушек и более 300 фашистских автоматчиков.

Примером для воинов служили решительные действия комбата, командиров рот старших лейтенантов А. Е. Пальчикова и Н. А. Мищенко. В тяжелом бою за село Сторожевое машина, в которой находился А. Е. Пальчиков, была подбита — разрывом снаряда сорвало гусеницу. Члены экипажа выскочили из машины, пытаясь устранить повреждение, но сразу же из кустов их обстреляли вражеские автоматчики. Воины заняли оборону и отбили несколько атак гитлеровцев. В этом неравном бою пал смертью героя Алексей Егорович Пальчиков, получили тяжелые ранения его товарищи. Лишь механик-водитель кандидат в члены ВКП(б) старшина И. Е. Сафронов, хотя тоже был ранен, мог еще вести огонь. Укрываясь под танком, превозмогая боль, он отбивался от наседавших фашистов, пока не подоспела помощь.

П.А. Ротмистров. Стальная гвардия М., 1984 

 

КРАХ «ЦИТАДЕЛИ»

12 июля 1943 г. наступил новый этап Курской битвы. В этот день перешли в наступление часть сил советских Западного фронта и Брянского фронтов, а 15 июля нанесли удар по врагу войска правого крыла Центрального фронта. 5 августа войска Брянского фронта освободили Орел. В тот же день войска Степного фронта освободили Белгород. Вечером 5 августа в Москве в честь войск, освободивших эти города, впервые был произведен артиллерийский салют. В ходе ожесточенных боев войска Степного фронта при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов 23 августа освободили Харьков.

Курская битва была жестокой и беспощадной. Победа в ней досталась советским войскам большой ценой. В этой битве они потеряли 863303 человека, в том числе 254470 безвозвратно. Потери в технике составили: танков и САУ 6064 , орудий и минометов 5244, боевых самолетов 1626. Что касается потерь вермахта, то сведения о них отрывочны и неполны. В советских работах представлялись расчетные данные, согласно которым в ходе Курской битвы немецкие войска потеряли 500 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и минометов. Относительно потерь в самолетах имеются сведения, что только в период оборонительного этапа Курской битвы немецкая сторона потеряла безвозвратно около 400 боевых машин, тогда как советская — около 1000. Однако в жестоких боях в воздухе погибли многие опытные немецкие асы, воевавшие уже не один год на Восточном фронте, среди них 9 кавалеров «Рыцарских крестов».

Неоспоримо, что крах германской операции «Цитадель» имел далеко идущие последствия, оказал решающее влияние на весь дальнейший ход войны. Вооруженные силы Германии после Курска вынуждены были перейти к стратегической обороне не только на советско-германском фронте, но и на всех театрах военных действий второй мировой войны. Их попытка вернуть утраченную в ходе Сталинградской битвы стратегическую инициативу потерпела сокрушительный провал.

 

*Ротмистров П.А. (1901-1982), Гл. маршал бронетанковых войск (1962). В ходе войны, с февр 1943 г. — командующий 5-й гв. танковой армией. С авг. 1944 г. — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии.

histrf.ru

Общеизвестно, что Прохоровское сражение выиграла Красная Армия, но мало кто знает, что оно длилось не один, а целых шесть дней, и танковый бой 12 июля 1943 года был лишь ее началом. Но кто одержал в нем победу – Ротмистров или Хауссер? Советская историография заявляет о безоговорочной победе, деликатно умалчивая о цене, которую заплатили за нее танкисты 5-й гвардейской танковой армии. Немецкие же историки выдвигают собственные доводы: к вечеру 12 июля поле боя осталось за немцами, да и соотношение потерь явно не в пользу Красной Армии. Современные российские исследователи также имеют свое видение событий, происходивших в июле 1943 года. Попробуем разобраться, кто же одержал победу в этом сражении. В качестве доказательной базы воспользуемся мнением кандидата исторических наук В. Н. Замулина – в прошлом сотрудника музея «Прохоровское поле» и, пожалуй, самого крупного специалиста в истории Курской битвы.

Для начала следует разобраться с главным мифом советской эпохи – количеством танков, непосредственно принимавших участие в сражении. Большая Советская Энциклопедия, ссылаясь на труды советских военачальников, приводит цифру в 1500 танков – 800 советских и 700 немецких. В действительности с советской стороны в ударную группировку входили лишь 29-й и 18-й танковые корпуса 5-й гвардейской ТА генерал-лейтенанта Ротмистрова общим количеством в 348 машин {2}.

Сложнее дать количественную оценку силам немецкой стороны. В состав II танкового корпуса СС входило три моторизированные дивизии. По состоянию на 11 июля 1943 года моторизованная дивизия «Лейбштандарт CC Адольф Гитлер» имела в строю 77 танков и САУ. Моторизованная дивизия СС «Мертвая голова» – 122 и моторизованная дивизия СС «Дас Райх» – 95 танков и САУ всех типов. Итого: 294 машины {1}. Позицию в центре (перед станцией Прохоровка) занимал «Лейбштандарт», его правый фланг прикрывал «Дас Райх», левый – «Мертвая голова». Сражение происходило на сравнительно небольшом участке местности шириной до 8 километров, пересеченном оврагами и ограниченным с одной стороны рекой Псел, с другой – железнодорожной насыпью. Необходимо учесть, что большая часть танков дивизии «Мертвая голова» решала тактические задачи по овладению излучиной реки Псел, где держали оборону пехотинцы и артиллеристы 5-й гвардейской армии, а танки дивизии «Дас Райх» находились за железнодорожным полотном. Таким образом, советским танкистам противостояла дивизия «Лейбштандарт» и неустановленное количество танков дивизии «Мертвая голова» (на участке вдоль реки), а также дивизии «Дас Райх» на левом фланге наступавших. Следовательно, указать точное количество танков, участвовавших в отражении атаки двух танковых корпусов 5 гв. ТА, не представляется возможным.

Перед атакой, в ночь с 11 на 12 июля. В связи с тем, что 5-я гв. ТА дважды меняла исходные позиции для атаки, ее командование, сосредоточивая силы в районе станции Прохоровка, разведки не проводило – не было времени. Хотя сложившаяся обстановка того настоятельно требовала: накануне, 11 июля, подразделения СС вытеснили советских пехотинцев и окопались в полукилометре от южной окраины Прохоровки. Подтянув артиллерию, они за одну ночь создали мощную линию обороны, укрепившись на всех танкоопасных направлениях. На участке протяженностью в 6 километров были задействованы около трехсот орудий, включая реактивные минометы и зенитные орудия 8,8-см FlaK 18/36. Однако главным немецким «козырем» на этом участке фронта были 60 танков дивизии «Лейбштандарт», большая часть которых к утру находилась в резерве (за противотанковым рвом на высоте 252,2).

В 5 часов утра, перед наступлением 5-й гв. ТА, советская пехота попыталась выбить эсэсовцев с позиций, но, попав под ураганный огонь немецкой артиллерии, отступила, понеся тяжелые потери. В 8.30 прозвучала команда: «Сталь, сталь, сталь», и советские танки начали выдвижение. Стремительной атаки, как это представляется многим по сей день, у советских танкистов в тот день не вышло. Сначала танкам пришлось пробираться через боевые порядки пехоты, затем – осторожно двигаться вперед по проходам в минных полях. И только потом, на виду у немцев, они стали разворачиваться в боевые порядки. Всего в первом эшелоне действовало 234 танка и 19 САУ двух корпусов – 29-го и 18-го. Характер местности вынуждал постепенно вводить силы в бой – местами побатальонно, со значительными временными интервалами (от 30 минут до полутора часов, что, как оказалось впоследствии, позволяло немцам уничтожать их поочередно). Главной задачей для советских танкистов было овладение мощным узлом немецкой обороны – совхозом «Октябрьский», чтобы получить в дальнейшем возможность для маневра.

С самого начала бой приобрел крайне ожесточенный характер. Четыре танковые бригады, три батареи самоходных установок, два стрелковых полка и один батальон мотострелковой бригады волнами накатывались на немецкий укрепрайон, но, встречая мощное сопротивление, вновь отходили назад. Практически сразу после начала атаки начались активные бомбежки советских войск группами немецких пикирующих бомбардировщиков. Учитывая то, что авиационного прикрытия у наступавших не было, это резко ухудшило их положение. Советские истребители появились в небе с большим опозданием – лишь после 13.00.

Первый, основной удар двух советских корпусов, выглядевший как единая атака, продолжался примерно до 11.00 и закончился переходом к обороне 29-го ТК, хотя подразделения 18-го ТК продолжали попытки взять совхоз, обойдя его с фланга. Другая часть танков 18-го корпуса, поддерживая пехоту, наступала на правом фланге и вела бои в селах на берегу реки. Целью этой танковой группы было нанесение удара в стык между позициями дивизий «Лейбштандарт» и «Мертвая голова». На левом фланге войск, вдоль железнодорожного полотна пробивались танкисты 32-й танковой бригады 29-го ТК.

Вскоре атаки основных сил 29-го корпуса возобновились и продолжались примерно до 13.30–14.00. Танкисты все же выбили эсэсовцев из «Октябрьского», понеся при этом колоссальные потери – до 70% техники и личного состава.

К этому времени сражение приобрело характер отдельных боев с противотанковой обороной противника. Единого управления у советских танкистов не было, они атаковали в указанных направлениях и вели огонь по танкам и артиллерийским позициям противника, появлявшимся в секторах обстрела их орудий.

«…Стоял такой грохот, что кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки. Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление: пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «Тигра» и бил автоматом по люку, чтобы «выкурить» оттуда гитлеровцев…» (ГСС Г. И. Пэнэжко).

Уже к полудню советскому командованию стало ясно – план контрудара провалился.

В это время в излучине реки Псел немецкая дивизия «Мертвая голова», овладев участком восточного берега реки, подтянула артиллерию и открыла огонь по ударному клину 18-го ТК, который действовал на правом фланге наступавших советских войск. Наблюдая за продвижением корпуса и разгадав замысел советского командования, немцы предприняли ряд контратак, используя компактные танковые группы при поддержке артиллерии, авиации и мотопехоты. Начались ожесточенные встречные бои.

Именно части 18-го корпуса осуществили наиболее глубокий и массированный прорыв в полосе немецкой обороны, зайдя в тыл позиций «Лейбштандарта». Штаб 2-го ТК СС докладывал о ситуации: «Крупные силы неприятеля, 2 полка с примерно 40 танками, атаковали наши части восточнее Васильевки, через Прелестное, Михайловку, Андреевку, затем, повернув к югу, продвинулись до района севернее совхоза «Комсомолец». Положение восстановлено. Очевидно намерение врага нападением со стороны Сторожевого в направлении изгиба железнодорожной линии и с севера в направлении совхоза «Комсомолец» отрезать наши силы, выдвинувшиеся на северо-восток».

Настоящие маневренные бои танковых групп разгорелись после того, как соединения 18-го и 29-го ТК оттеснили эсэсовцев на юго-западные скаты высоты 252.2. Это произошло примерно к 14.00–14.30. Затем группы танков обоих советских корпусов начали прорываться западнее Андреевки, в Васильевку, а также в район высоты 241.6, где также происходили ожесточенные встречные танковые бои на малых дистанциях. На левом фланге отдельные группы советских танков прорывались вдоль железной дороги – также в юго-западном направлении.

«…Обстановка накалилась до предела, – вспоминал бывший командир взвода танков 170-й тбр, в ту пору лейтенант В. П. Брюхов. – Боевые порядки войск перемешались, точно определить линию фронта не было возможности. Обстановка менялась ежечасно, даже ежеминутно. Бригады то наступали, то останавливались, то пятились назад. Казалось, на поле боя тесно не только танкам, БТР, орудиям и людям, но и снарядам, бомбам, минам и даже пулям. Их холодящие душу трассы летали, пересекались и переплетались в смертельную вязь. Страшные удары бронебойных и подкалиберных снарядов потрясали, пробивали и прожигали броню, выламывали огромные куски ее, оставляя зияющие провалы в броне, калечили и уничтожали людей. Горели танки. От взрывов срывались и отлетали в сторону на 15–20 метров пятитонные башни. Иногда срывались верхние броневые листы башни, высоко взмывая ввысь. Хлопая люками, они кувыркались в воздухе и падали, наводя страх и ужас на уцелевших танкистов. Нередко от сильных взрывов разваливался весь танк, в момент превращаясь в груду металла. Большинство танков стояли неподвижно, скорбно опустив пушки, или горели. Жадные языки пламени лизали раскаленную броню, поднимая вверх клубы черного дыма. Вместе с ними горели танкисты, не сумевшие выбраться из танка. Их нечеловеческие вопли и мольбы о помощи потрясали и мутили разум. Счастливчики, выбравшиеся из горящих танков, катались по земле, пытаясь сбить пламя с комбинезонов. Многих из них настигала вражеская пуля или осколок снаряда, отнимая их надежду на жизнь… Противники оказались достойными друг друга. Дрались отчаянно, жестко, с неистовой отрешенностью. Обстановка беспрерывно менялась, была запутанной, неясной и неопределенной. Штабы корпусов, бригад и даже батальонов часто не знали положения и состояния своих войск…»

К 15.00 силы обоих советских танковых корпусов иссякли. В бригадах осталось в строю по 10-15 машин, а в некоторых и того меньше. Однако контрудар продолжался, так как советское командование всех уровней получало распоряжения не останавливаться и продолжать наступление. Именно в это время возникла наибольшая опасность перехода немецких танковых частей в контрнаступление, что ставило под угрозу весь исход сражения. С этого момента атаки продолжала главным образом пехота при поддержке небольших групп танков, что, естественно, не могло изменить ход сражения в пользу наступавших.

Судя по донесениям с передовой, боевые действия завершились между 20.00 и 21.00. Однако на хуторе Сторожевом бои продолжались даже после полуночи, и удержать его советским войскам не удалось.

Как же оценили результаты боя противоборствующие стороны? Генерал Пауль Хауссер, командир 2-го ТК СС, прибывший во второй половине дня в расположение «Лейбштандарта», был просто потрясен увиденным. Он попросил бригадефюрера Теодора Виша передать всем офицерам и гренадерам дивизии свое восхищение проявленной стойкостью и решительностью. Так же высоко оценил результаты сражения и фельдмаршал Манштейн.

По причине отсутствия в немецких архивах точных данных о потерях танков во 2-м ТК СС нет и единства мнений среди исследователей данной тематики. Ряд западных исследователей сходится во мнении, что корпус Хауссера потерял от 153 до 163 единиц бронетехники (56,4% от их первоначального количества), большая часть которой позднее была восстановлена.

В ходе боя 12 июля 18-й и 29-й ТК потеряли подбитыми и сгоревшими 237 танков и 17 САУ, что составляет практически 70% от их первоначального состава. Очень большие потери понесли и стрелковые части, действовавшие вместе с главными силами 5-й гв. ТА. При этом назвать точные цифры потерь советской пехоты не представляется возможным, так как они вошли в общее количество потерь Красной Армии в ходе Курской битвы.

Сталин поручил создать комиссию для расследования причин безвозвратной потери такого количества бронетехники и пригрозил предать виновных суду. Дело спустили на тормозах благодаря маршалу Василевскому, который доложил Верховному о нанесении противнику значительного урона. Для советской же стороны итоги контрудара оказались просто катастрофическими. 5-я гв. ТА не смогла изменить оперативную обстановку не только на всем фронте наступления противника, но и непосредственно под Прохоровкой. Несмотря на значительное численное превосходство РККА в бронетехнике, особенно на направлении главного удара, дивизии 2-го ТК СС не только отбили все атаки, но и практически полностью удержали свою основную оборонительную полосу, нанеся советским танковым соединениям ощутимый урон.

А теперь попытаемся представить себе поле размером 4 на 6 километров, перепаханное тысячами снарядов и бомб, усеянное трупами, осколками, гильзами от снарядов и искореженной техникой – танками, сбитыми самолетами, орудиями. Сотни подбитых, чадящих густым, маслянистым дымом танков, воздух, пропитанный удушливым запахом взрывчатки и сгоревшей человеческой плоти… Очевидцы тех событий признавались, что подобной картины им больше не пришлось увидеть за все время войны.

Источники:

В. Замулин, «Засекреченная Курская битва. Секретные документы свидетельствуют»
В. Замулин, «Прохоровка – неизвестное сражение Великой войны»

{1} – Zetterling N., Frankson A. Kursk 1943 A Statistical Analusis. Frank Cass. London. Portland. Or. — Tab.A.6.4 — A.6.10. Приводится по книге: В.Н. Замулин, «Засекреченная Курская битва. Секретные документы свидетельствуют». М.: Яуза; Эксмо, 2007. ISBN 978–5–699–19602–9.

{2} – ЦАМО, ф.5 ГВТА, оп.4948, д.67, л.12. Приводится по книге: В.Н. Замулин, «Прохоровка – неизвестное сражение Великой войны». Издательство ACT, 2005, ISBN: 5-17-022743-4

warspot.ru

Prohorovskoe pole Bitva broni i ognyaГосударственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» открыт на месте легендарного танкового сражения Великой Отечественной войны, ставшего величайшим сражением брони и снарядов за всю историю человечества. Около тысячи танков и самоходных орудий сошлись здесь, на сравнительно небольшом участке равнинной среднерусской земли. И в наши дни здесь ежедневно находят следы тех боев: земля переполнена обгоревшим металлом.

ПО ПОЛЮ ТАНКИ ГРОХОТАЛИ…

Сражение под Прохоровкой считается одним из крупнейших в военной истории сражением с применением бронетанковых сил.

Прохоровка так бы и осталась обычным поселком в российской глубинке, если бы здесь не произошло событие, которое некоторые историки считают решающим во всей Второй мировой войне.

12 июля 1943 г. во время Курской битвы под Прохоровкой разыгралось крупнейшее во Второй мировой войне — и во всей мировой истории — танковое сражение. С обеих сторон участвовало до 1000 танков и самоходных орудий.

В истории страны Прохоровское поле называют Третьим ратным полем России наряду с Куликовым и Бородинским.

Прохоровское сражение развернулось на южном участке Курской дуги, куда германское командование решило направить главный удар. Немцы бросили в наступление лучшие силы: 2-й танковый корпус СС, в который входили элитные дивизии «Мертвая голова», «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Рейх». Броневой клин в составе до 300 танков и штурмовых орудий прорвал две линии укреплений советских войск и вышел к третьей, что была создана в 10 км юго-западнее станции Прохоровка (параллельно наступление на южном фасе Курской дуги развивали другие немецкие части: западнее и восточнее прохоровского направления, что создавало угрозу окружения — нужно было торопиться).

11 июля враг сумел сломить оборону 2-го гвардейского танкового корпуса и 183-й стрелковой дивизии Красной армии и приблизился к окраине

Прохоровки. Ценой больших потерь советские войска остановили немцев. Создалась ситуация, когда исход грандиозной битвы решали уже не часы, а минуты. Советское командование приняло решение осуществить мощный контрудар и уничтожить вклинившиеся в оборону войска противника. Удар был решено нанести утром 12 июля силами 5-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова (1901-1982 гг.). Армия была усилена 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусом и 2-м танковым корпусом. Всего — более 700 танков и самоходно-артиллерийских установок САУ.

В 08:30 12 июля после 15-минутной артиллеристской подготовки контрудар был нанесен, после чего танковые соединения двинулись навстречу друг другу. Бой шел на небольшой — для такого невероятного количества танков и САУ — территории шириной от 3 до 8 км между железной дорогой и излучиной реки Псёл.

Броня советских танков была не столь мощной, как у немецких, но они вклинивались в боевые порядки немецких войск, получая преимущество за счет скорости и маневренности, расстреливали противника с близкого расстояния в бортовую броню. Бой на короткой дистанции лишил немцев возможности использовать преимущество мощных пушек. В результате боевые порядки смешались, и завязались танковые дуэли.

Ближе к вечеру дивизия «Мертвая голова», получив поддержку авиации и артиллерии, сумела прорвать оборону советских стрелковых частей. Немцам это далось ценой огромных потерь, что ослабило их боевые возможности. Наступление выдохлось.

16 июля германская армия прекратила атаку и стала отступать в сторону Белгорода, советские войска преследовали отступавших.

Результатом танкового сражения под Прохоровкой стали провал немецкого плана на Курской дуге «Цитадель» и значительные потери танковых сил германской армии. Танковое сражение под Прохоровкой явилось прологом к разгрому немецко-фашистских войск в Курской битве (5 июля — 23 августа 1943 г.), которая стала переломным событием во всей Второй мировой войне.

Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» расположен на севере Белгородской области, неподалеку от истоков реки Псёл, и представляет собой территорию с мемориальными сооружениями и памятниками, главным является памятник Победы «Звонница».

ТИХОЕ ПОЛЕ

Над Прохоровским полем стоит тишина, как и подобает в том месте, где пали тысячи воинов. И с трудом верится, что сравнительно недавно здесь сошлись в смертельной схватке танковые армии.

26 апреля 1995 г., в преддверии 50-летия победы в Великой Отечественной войне, президент Российской Федерации подписал Указ «О создании Государственного военно-исторического музея-заповедника „Прохоровское поле»» «в целях увековечения памяти погибших при защите Отечества в битве на Курской дуге и в связи с завершением создания музейно-мемориального комплекса „Прохоровское поле»».

В 2010 г. был открыт музейный комплекс с культурно-историческим центром «Третье ратное поле России „Прохоровское поле»».

В центре площади перед музеем находится скульптурно-художественная композиция «Танковое сражение под Прохоровкой. Таран». Композиция очень эмоциональная, как говорили ветераны, в полной мере передающая накал сражения.

На площади перед музеем установлена Свеча Памяти. При входе в музей находятся шесть стел —своеобразная каменная книга о Курской битве.

В самом музее, в центре зала, посвященного непосредственно битве под Прохоровой, замер подлинный танк Т-34.

За зданием музея воссозданы фрагменты советских и немецких оборонительных укреплений: блиндажи, траншеи, окопы, ходы сообщений, наблюдательные пункты, артиллерийские площадки и укрытия для танков. Музей составляет единый архитектурный ансамбль с храмом Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, сооруженным на народные пожертвования. Храм был открыт в 1995 г. в память о погибших под Прохоровкой и к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне. На стены храма нанесены имена погибших на этой земле 7382 воинов.

В отмечаемый ежегодно День сражения под Прохоровкой в храме Петра и Павла проходят богослужения в память о погибших воинах.

Центр музейного комплекса — памятник Победы «Звонница». Представляет собой стилизованную старорусскую звонницу, что поставлена в двух километрах от окраины Прохо-ровки, на высоте 252,2, где находился эпицентр Прохоровского танкового сражения. Открыта также к 50-летию победы в Великой Отечественной войне в 1995 г.

Стены «Звонницы» представляют собой отделенные друг от друга четыре беломраморных пилона, символизирующих четыре года войны. В верхней части «Звонницы» на медной пластине закреплены слова из Библии на церковнославянском языке: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Нет большей любви той, как положить жизнь за друзей своих). Набатный колокол «Звонницы» звучит через 20 мин — три раза в час: первый раз — о героях Куликова поля, второй — о солдатах Бородина, третий — в память о Прохоровском сражении.

Рядом со «Звонницей» воссозданы эпизоды начала атаки танковой роты 5-й гвардейской танковой армии. Каждый год 12 июля, в день танкового сражения под Прохоровкой, у «Звонницы» проходит многотысячный митинг Находящийся рядом с музеем поселок городского типа Прохоровка известен с XVII в., хотя и под другими названиями. В настоящее время — административный центр Прохоровского района Белгородской области России. Это довольно большой населенный пункт с населением около 10 тыс. чел. и несколькими промышленными предприятиями.

ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ

■ В старину поселок именовался слободой Ильинской по имени его основателя — польского шляхтича Кирилла Ильинского (Корчака). В 1860-х гг. был переименован в честь царствующего императора Александра II в село Александровское. В 1880-х гг. рядом с селом была проложена линия Курско-Харьковско-Азовской железной дороги и построена станция Прохоровка, названная по фамилии инженера-путейца В. И. Прохорова, руководившего строительством. Позднее по названию станции стали именовать и сам поселок.

■ Со стороны германских войск вели бой средние танки T-IV модификации G и Н (толщина брони корпуса — 80 мм, башни — 50 мм), а также тяжелые танки Т-VIE «Тигр» (толщина брони корпуса — 100 мм, башни — 110 мм). Оба танка были вооружены длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм, пробивавшими броню советских танков практически в любом месте на расстоянии свыше 500 м. Исключение составлял только тяжелый танк ИС-2.

■ Принимавшие участие в сражении советские танки Т-34 имели преимущество над всеми немецкими танками в скорости и проходимости. И в силу этого немцы регулярно использовали трофейные Т-34. В сражении под Прохоровкой 8 таких машин участвовали в составе танковой дивизии СС «Дас Райх».

■ В боях под Прохоровкой 11 июля отличился старший сержант 2-го танкового корпуса М. Ф. Борисов, подбивший из своего орудия семь вражеских танков и удостоенный за этот подвиг звания Героя Советского Союза.

■ Внешне здание музея «Третье ратное поле России» напоминает собой полукруг (символизируя Курскую дугу), главный фасад здания выполнен в виде танковых траков, а торцы — в виде танковой брони.

■ День празднования святых апостолов Петра и Павла, в честь которых был назван храм в Прохоровке, приходится на 12 июля — день знаменитого сражения.

■ Звонница — в старорусской архитектуре — постройка для подвешивания колоколов, как правило, находящаяся неподалеку от церкви. Также может обозначать особо памятное место.

■ У подножия «Звонницы» установлен памятник скульптору Вячеславу Клыкову (1939-2006 гг.), ее основному автору. По замыслу создателей памятника, скульптор рассматривает результат своей работы.

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

■ Музейный комплекс «Третье ратное поле России» (2010 г.).
■ Памятник Победы «Звонница» (1995 г.).
■ Храм Святых Первоверхов-ных апостолов Петра и Павла (1995 г.).
■ Монумент «Свеча Памяти».
■ Скульптурная композиция «Великие полководцы трех ратных полей России — Дмитрий Донской, Михаил Кутузов, Георгий Жуков» (2008 г.).
■ Выставка бронетехники времен Великой Отечественной войны.
■ Колокол Единения славянских народов (2000 г.).
■ Памятник скульптору Вячеславу Клыкову, основному автору «Звонницы».

ЦИФРЫ

Силы участников сражения под Прохоровкой: СССР (5-я Гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова) — 699 (по др. данным 714) танков и 21 САУ, Германия (2-й танковый корпус оберстгруппен-фюрера СС Пауля Хауссе-ра) — 232 танка и 70 САУ.
Потери сторон: СССР — около 300 танков и САУ, Германия — около 100 танков и штурмовых орудий.
Силы сторон в Курской битве: СССР — около 2 млн чел., около 5000 танков и САУ, 3500 самолетов, до 30 тыс. орудий и минометов, Германия — около 850 тыс. чел., более 2500 танков и САУ, до 2000 самолетов и до 8000 орудий.
Музейный комплекс «Третье ратное поле России»: общая площадь — 5000 м2.
Общее количество экспонатов музея: около 20 000.
Памятник Победы «Звонница»: высота — 59 м, вес набатного колокола — 3,5 т, высота надкупольной фигуры Богородицы на вершине «Звонницы» -7 м.
Удаленность: 56 км от Белгорода.

Атлас. Целый мир в твоих руках №282

Читайте в этом номере:

ЗАПАДНАЯ БЕНГАЛИЯ. Бангла, Бон, Банг
ТИРГАРТЕН И КРОЙЦБЕРГ. Два лица многоликого Берлина
МАРАНЬЯН. Ракеты среди пальм
ПРОХОРОВСКОЕ ПОЛЕ. Битва брони и огня
ТРЕБЛИНКА. Конвейер смерти
ХАТРА. Памятник величия Парфии

 

asonov.com

Прохоровское сражение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.