Zixel 05-12-2007 22:50

Нашёл тему, напишу сюда чтоб не создавать отельный топик.
Во всех фильмах есть такое правило (как с ружьём на стене), если кино про войну и там есть огнемётчик, обязательно ему он должен погибнуть от взрыва баллонов на спине (никак иначе, убить попаданием в тело как остальных солдат его не может). Вобщем я поразмыслил, мне кажется что взрывающаяся огнемётчики — это эффектный красивый миф, который разросся в связи со своей эффектностью и драматичностью. К тому же баллоны напоминают газовые баллоны известные своей опасностью.
Вот что я подумал, конечно же шанс взрыва есть, и такие случаи бывали, и в военное время такой страшный рассказ не мог не расползтись среди солдат и попасть во всякие рассказы.
Я к тому, что я не могу понять с чего вдруг баллоны огнемёта должны взрываться при попадании пули?
Вот мои размышления:
Ведь даже если стрелять в канистру с бензином (крайне огнеопасная вещь!) какой шанс что всё вспыхнет и рванёт? не спец, но мне кажется в реальной жизни (а не в боевиках) скорее всего, будет просто дырка и бензин начнёт течь, ведь бензин не горит — горят пары, а вначале пуля погружается в бензин полностью и вылетает, потом медленная и ленивая жидкость начинает вытекать и испаряться.


чтоб это дело поджечь надо ещё «пострелять» дополнительно.
Второе — огнесмесь. Она была отнюдь не взрывоопасной. Почитав инфы нарыл что она была довольно примитивной, в большинстве случаев использовалась смесь с невероятными на первый взгляд пропорции 1 керосин на 2 мазута (видимо для густоты и долгогорения что даёт большую дальность и меньше опасных брызг для стрелка, и горит дольше). Насколько я могу судить керосин гораздо менее огнеопасен, чем бензин, а уж тем более когда туда налито в 2 раза больше мазута, удевляешься как такое вообще можно эффективно поджигать =))
Т.е. у меня складывается мнение что «взорвать» огнемётчика пулей в рюкзак давольно не просто, во-первых огнесмесь не огнеопасна, во вторых мне кажется если пуля пробъёт баллон то появится дырка из которой рванёт струя смеси, и бойцу просто придётся сбросить оружие т.к. боезапас иссяк. Так же если как пробить шилом бак с водой в водяном пистолете когда воздух уже накачан. Даже если допустим пошла пробоина и «рюкзак» мечит струю куда-то в сторону, пока ты всё это дело сбрасываешь со спины, и струя угодила в костёр и зажглась (дурацкая ситуация правда?) то получится огнемёт стреляющий сам по себе без остановки от которого надо избавится.

более.
Но, история всёже не без основательная, у оружия есть и баллон со сжатым воздухом (или другими газами) для выталкивании смеси, который при попадании в него пули, рванёт стопудова. Но этот баллончик обычно мал, и шанс в него попасть не велик, скорее попадут в 2 больших резервуара со смесью. Поэтому видимо бывали просто редкие случаи смерти от попадания именно в этот баллончик. И все огнемётчики умирали просто от того что им приходилось подползать к бункеру ближе всех и их просто убивали как обычного солдата что не зрелищно для боевиков и рассказов. Осмелюсь даже предположить что во время неожиданных обстрелов пехоты которая просто шла в походном режиме, куча металла на спине даже могла сыграть своеобразную защиту от пуль со спины при определённых обстаятельствах (естествеено дырявый огнемёт приходил в негодность).
Что думает народ по этому поводу если не опираться на фильмы и рассказы?

guns.allzip.org

ОгнеметГерманская армия применяла огнеметы на широком фронте еще в первую мировую войну. С началом боевых действий в Европе в 1939 году средства для метания струи огня также были востребованы немецкими войсками. Немцы использовали как тяжелые, так и легкие огнеметы. Первые обладали большой мощностью и значительным весом (до 2 500 кг). Дальность огнеметания из них достигала 70—100 и более метров. Согласно уставам, ввиду громоздкости и сложности тяжелые огнеметы использовались исключительно как оружие обороны при позиционной войне.


Легкие ранцевые огнеметы обладали меньшей емкостью (10—20 л) и меньшей дальностью действия огневой струи (до 40 м). Они легко переносились на спине одним солдатом (20—30 кг) и могли сопровождать пехоту в различных фазах боя.
Известные до горючие смеси огнеметов при сгорании развивали температуру пламени около 700— 1000° С. Для воспламенения выбрасываемой под давлением струи жидкости применялись в вермахте специальные зажигательные приспособления, которые крепились на конце брандспойта и действовали автоматически при выбрасывании струи, воспламеняя ее.

В некоторых образцах немецких огнеметов применялась электрическая система зажигания. 
Иногда огнеметчики сначала поливали цели горючей жидкостью, а потом воспламеняли ее ручными зажигательными гранатами.
В зависимости от необходимости огнеметчик выбрасывал на противника или одну непрерывную струю, или производил отдельные огневые выстрелы.
С первых дней второй мировой войны немцы стали использовать огнемет Веке.
Этот тип вооружения поступил в немецкие войска еще  в 1917 г.    
Огнемет Веке имел четыре основные части:

  •    1)    резервуар с горючей жидкостью;
  •    2)    баллон с сжатым азотом;
  •    3)    гибкий шланг с брандспойтом и воспламенителем и
  •    4)    приспособление для носки огнемета.

Немецкие огнеметы

Резервуар прибора  изготавливался из жести толщиной 1,5 мм в форме спасательного круга. Емкость резервуара 11 литров. Баллон Веке наполнялся сжатым газом до 23 атмосфер из стальных баллонов емкостью 13,5 л, содержащих азот под давлением 150 атмосфер. Баллон с помощью упорного винта крепился к резервуару.
Управляемость брандспойтом осуществлялась при помощи гибкого резинового шланга. Для предохранения от повреждений и излома шланг был обвернут проволокой. Шланг одним концом при помощи накидной гайки присоединялся к выходной трубке резервуара огнемета, а другим — навинчивался на брандспойт.
Для удаления горящей струи от самого огнеметчика, а также для получения некоторого увеличения дальности полета струи немцы использовали выдвижные брандспойты, состоявшие из наружной и внутренней труб.


утренняя труба выдвигалась при работе огнемета.
В задней части брандспойта был установлен кран или автоматический клапан. Нажимая вниз рычаг автоматического клапана, огнеметчик производил выстрел огневой струей, при отпускании же рычага клапан закрывался и прекращал выбрасывание горючей жидкости.
Воспламенитель крепился на переднем конце брандспойта специальным держателем с откидной вилкой. При откидывании вилки воспламенитель освобождался от держателя.
Вес снаряженного огнемета Веке равнялся 31,5 кг. Рабочая емкость резервуара — 10 л горючей жидкости. Дальность огнеметания — 25—30 м. Из огнемета Веке можно было произвести около 18 огневых выстрелов, или в течение примерно 20 секунд давать непрерывную огневую струю.
Другим распространенным типом был огнемет Клейф. Баллон для сжатого газа имел емкость 6 л и приваривался к резервуару.
Гибкий шланг, брандспойт и воспламенитель — те же, что и у огнемета Веке.
Вес снаряженного огнемета Клейф — около 37 кг. Рабочая емкость резервуара —15 л горючей жидкости. Рабочее давление сжатого газа — 23 ат. Дальность огнеметания — около 25 м. Из огнемета Клейф можно было произвести около 23 огневых выстрелов, или в течение 23—25 секунд давать непрерывную огневую струю.

 

Огнемет

Немцы применяли также «двойной Клейф», т.


два огнемета Клейф соединялись при помощи тройника с брандспойтом огнемета Гроф. «Двойной Клейф» давал дальность струи 35—40 м.
Но устройство таких батарей из огнеметов не оправдало себя, так как требовалось много времени на их монтаж, а наличие в батарее большого количества соединительных частей не позволяло достигнуть надежной герметичности соединений.
Ранцевый огнемет, применявшийся германскими нацистами во второй мировой войне, представлял собой цилиндрический резервуар со штуцером внизу, к которому крепился гибкий шланг с брандспойтом.

К резервуару огнемета прикреплялся маленький баллончик с водородом, из которого по тонкой трубке водород поступает к наконечнику и, воспламеняясь от накаленной электрическим током металлической нити, зажигает струю горючей жидкости. Ток к нити накала поступал от электробатарейки. Горючей жидкости в резервуар огнемета вмещалось около 10 л. Для создания в резервуаре давления использовался сжатый азот. Вес огнемета — около 30 кг. Дальность огнеметания — около 25—-30 м.

огнеметы

Для огнеметчиков у немцев имелось два вида огнестойкой одежды из асбеста и хлопчатобумажной ткани одинакового покроя — куртка с капюшоном и брюки. Огнестойкая одежда из асбеста предназначалась для экипажей огнеметных танков, а из хлопчатобумажной ткани, пропитанной специальным составом  — для ранцевых огнеметчиков.


я защиты лица огнеметчика служил капюшон куртки или мог также использоваться целлулоидный щиток.
Состоял в вермахте на вооружении и трофейный французский огнемет 3 bis. Его резервуар огнемета располагал рабочей емкостью в 15 л горючей жидкости.
Резервуар тонкой трубкой сообщался с баллоном емкостью 1,5 л, содержавшим воздух, сжатый под давлением 60 ат. При помощи редукционного вентиля давление сжатого воздуха при поступлении его из баллона в резервуар понижалось до 9 ат.
Горючая жидкость выбрасывалась через брандспойт. На брандспойте крепился автоматический кран, который обеспечивал огнеметание отдельными огневыми выстрелами. Диаметр выходного отверстия наконечника брандспойта равнялся 5 мм.
На наконечнике брандспойта смонтировали терочный воспламенитель (фитиль), который горел в течение 2 минут. Огнемет мог дать около 29 выстрелов. Дальность огнеметания — 20—25 м. Вес снаряженного огнемета 3 bis — 30 кг.
Из Италии вермахт заимствовал огнемет обр. 1935 г., имел следующие основные части:

  • 1) два цилиндрической формы резервуара для горючей жидкости и сжатого газа;
  • 2) брандспойт с запорным приспособлением и гибким шлангом;
  • 3) систему зажигания.


Огнемет в Германии

Каждый резервуар разделялся металлической диафрагмой на две камеры. Нижние камеры резервуаров заполнялись горючей жидкостью, верхние камеры предназначались для сжатого газа — азота или воздуха. Оба резервуара огнемета вмещали около 12 л горючей жидкости и 6 л сжатого газа. Камеры резервуаров сообщались между собой трубками. Снаряжение прибора горючей жидкостью производилось через горловину, находившуюся в верхней части одного резервуара. На другом резервуаре находился редуктор для зарядки резервуаров огнемета сжатым газом из баллона.

В нижней части резервуара имелся тройник для выпуска жидкости. Для огнеметания к тройнику присоединялся гибкий шланг с брандспойтом и запорным приспособлением.
Система зажигания огнемета имела:

  • 1) прибор для зажигания горючей жидкости при помощи электрической искры, состоящий из сухой электрической батареи, трансформатора, провода и электросвечи,
  •  2) вспомогательный зажигательный прибор с легко воспламеняющейся смесью.

Электробатарея и трансформатор смонтированы в ящике, который прикреплен винтами к резервуарам.

Для огнеметания следовало нажать на рычаг запорного приспособления, отчего горючая жидкость выбрасывалась через насадку брандспойта.


новременно при нажиме на запорный рычаг замыкалась электроцепь, получалась искра и происходило зажигание струи смеси.
При отпускании запорного рычага действие огнемета прекращалось.
В случае неисправности электрозажигания пользовались вспомогательным зажигательным прибором.
Дальность огнеметания из прибора достигала 20 м. Вес снаряженного огнемета — около 27 кг.
В комплект каждого итальянского огнемета входил ранец, в котором хранились:

  •    1)    огнеупорная асбестовая одежда (куртка или фартук, пара рукавиц и колпак с очками);
  •    2)    пять запальных трубок;
  •    3)    четыре батареи и
  •    4)    два баллона со сжатым азотом.

аллоны емкостью в 1,6 л каждый служили для хранения азота под давлением 100 ат.
Резервуары огнемета снаряжались сжатым газом до получения в них давления около 20 ат. Итальянский огнемет обслуживался огнеметчиком и его помощником. Огнеметчик носил на плечах огнемет и производил огнеметание. Перед огнеметанием огнеметчик надевал огнеупорный костюм, рукавицы и колпак с очками. Помощник огнеметчика переносил ранец для огнемета и в случае необходимости заменял огнеметчика.


Огнеметы

Со времен первой мировой войны также был в ходу германский тяжелый огнемет системы Гроф, который давал около 30 односекундных выстрелов, но, как правило, немцы использовали Гроф для выпуска непрерывной струи, при этом огнеметчик, смещая брандспойт слева направо и справа налево, создавал огневой веер. Продолжительность действия непрерывной огневой струи — около 40 секунд.
Для огнеметания немцы также использовали батареи Гроф, для чего несколько огнеметов соединяли между собой шлангами; составленная таким образом батарея работала из одного брандспойта.
Огнеметные отряды часто придавались немцами пехотным и саперным частям для их усиления. Отряд возглавлялся офицером-огнеметчиком и имел 12 огне- метчиков с ранцевыми приборами, гранатометчиков и пехоту. За период первой мировой мировой войны немецкие огнеметные части принимали участие в 653 боях, причем около 523 атак было проведено с использованием ранцевых огнеметов.
В начале второй мировой войне германские войска применяли ранцевые огнеметы и огнеметные танки для захвата польских, бельгийских и греческих укреплений.
При захвате острова Крит германские десантники использовали ранцевые огнеметы против оборонявшихся греческих и английских войск.
Внезапный налет на позиции противника ночью был особенно излюбленным метод германских огнеметчиков. Темнота ночи позволяла огнеметчикам скрытно достигать позиций противника и внезапным массированным огневым ударом сломить его первое сопротивление. Пехота же, идущая за огнеметчиками, немедленно закрепляла и развивала успех, достигнутый огнеметным ударом. После подготовки наступления пехоты часть немецких огнеметных отрядов с успехом выполняла работу по очистке огневой струей захваченных позиций, выжигая личный состав оставшихся укрепленных точек противника. Днем для прикрытия при подходе к противнику огнеметчики использовали туман, дымовую завесу и скрытые подступы на местности.
Для постановки дымовой завесы в вермахте были эффективны:

  • минометный обстрел определенного рубежа фосфорными минами,
  • дымовые шашки
  • ручные дымовые гранаты.

Ранцевые огнеметы всегда выполняли боевую работу в тесном взаимодействии с пехотой. Пехота своим огнем прикрывала продвижение огнеметов к позициям противника или отвлекала его внимание от места действия огнеметов.

 

Огнеметное вооружение

Ранцевые огнеметы в уличных боях выжигали противника, засевшего в укрепленных домах и подвалах.
Как показывал опыт второй мировой войны, ранцевый огнемет использовался германскими фашистами против гарнизонов ДОТ. Так, во время наступления на Варшаву в сентябре 1939 г. германские фашисты пользовались ранцевыми огнеметами при захвате фортов польских укреплений. Сначала саперы подрывали казематы зарядами взрывчатых веществ, а затем в образовавшиеся отверстия заливали огневую струю и бросали ручные гранаты.

Огнеметы

 

Ранцевые огнеметы использовались немецкими саперами и парашютистами при атаке железобетонных огневых точек в Бельгии.
По сообщению швейцарской печати, немецкие парашютисты-огнеметчики были вооружены огнеметами, которые, в отличие от обычных пехотных ранцевых огнеметов, имели более длинный брандспойт.

Огнеметы в бою

 

Тяжелые огнеметы (траншейные) использовались немцами в начале второй мировой войны главным образом в обороне. Они дают более мощную огневую струю с большей дальностью полета, чем у ранцевых огнеметов. Тяжелые огнеметы придаются пехотным частям для усиления обороны и, устанавливаются на вероятных направлениях атаки противника, с тем чтобы воздействием огневой струи на атакующую пехоту противника облегчить переход в контратаку своей пехоте.
Фугасные огнеметы устанавливались для защиты подступов к линии обороны. Они обеспечивали защиту мертвых пространств, не простреливаемых пулеметным огнем. Фугасные огнеметы устанавливались не только перед фронтом, но и в глубине районов обороны.   {jcomments on}

armflot.ru

Сегодня у нас зашел разговор об огнеметах Второй мировой.
Основным огнеметом стоявшим на воружении наших частей был огнемет РОГС — 3.Он был разработан и поставлен на производство
с 1942 года, а в июне начал поступать на вооружение вновь формируемых отдельных рот ранцевых огнеметов — по 120 огнеметов на роту.
РОКС-3 в сборе состоит из ружья-брандспойта, гибкого рукава (шланга), резервуара для огнесмеси, баллона для сжатого воздуха, редуктора и комплекта ременного снаряжения для переноски. Огнемета-ние производится за счет давления сжатого воздуха. В баллоне воздух находится под давлением 150 атмосфер, в редукторе давление понижается до рабочего — 17 атмосфер. Под таким давлением воздух подается в резервуар с огнесмесью. Давлением воздуха смесь вытесняется по заборной трубке и гибкому рукаву в клапанную коробку ружья-брандспойта. При нажатии на спуск открывается клапан и огнесмесь через ствол и успокоитель завихрений выбрасывается наружу. Одновременно подпружиненный ударник разбивает капсюль воспламенительного пиропатрона, дадающего форс пламени в сторону дульного среза и поджигающего вылетающую струю огнесмеси.

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Огнемет РОКС-3 использовал для стрельбы вязкую огнесмесь. Вес одной зарядки смеси — 8,5 кг, максимальная дальность метания — до 40—42 м (в зависимости от направления и силы ветра). Количество вос-пламенительных пиропатронов в боекомплекте — 10 штук. Одной зарядкой огнеметчик мог произвести 1—2 затяжных выстрела или 6—8 коротких — продолжительность выстрела регулировалась нажатием на спуск. Масса снаряженного огнемета — 23 кг.
Первое боевое применение РОКС-3 произошло в Сталинграде, в условиях штурмовых действий в городе. В дальнейшем ранцевые огнеметы использовались прежде всего для прорыва обороны в укрепленных районах, как для поражения живой силы, так и для отражения контратак бронетехники. Несмотря на создание (кроме отдельных рот) в мае 1944 года и отдельных батальонов ранцевых огнеметов (в составе штурмовых инженерно-саперных бригад), обычно огнеметчики действовали по отделениям или группам (3—5 человек) в составе стрелковых подразделений или штурмовых групп.

Характерной особенностью развития взглядов советской военной науки на применение огнеметного вооружения в довоенный период явилось то, что в этих взглядах никогда не отрицалось значение огнеметов в современной войне. Между тем большинство зарубежных армий в результате неправильной оценки опыта первой мировой войны пришли ко второй мировой войне с недооценкой или даже с полным отрицанием значения огнеметного оружия. Опыт войны в Испании, боевых действий на Халхин-Голе и особенно опыт советско-финляндской войны подтвердил, что огнеметное вооружение. И вообще применение огня в качестве оружия. не только не утратило своего значения как оружие ближнего боя, но напротив, приобретает в современной войне большую роль, особенно при прорыве укрепленной обороны с мощным долговременными сооружениями. К началу Великой отечественной войны Красная Армия имела вполне сложившиеся взгляды на применение огнеметного вооружения в бою. Считалось, что огнемет не решает самостоятельных боевых задач. Поэтому огнеметные подразделения должны были использоваться только в тесном взаимодействии с пехотой и танками, артиллеристами и саперами. Огнеметание требовалось комбинировать с ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом. Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий. Практика применения огнеметов в боях показала, что после огнеметания непораженная живая сила, как правило, оставляла укрытия и попадала под огонь стрелкового оружия и артиллерии. Одной из задач подразделений и частей фугасных огнеметов в наступлении было удержание захваченных рубежей и плацдармов. В обороне огнеметы предполагалось использовать внезапно и массировано в тот момент, когда атакующий противник приблизится на дальность огнеметного выстрела. По боевому применению огнеметов и подготовке огнеметчиков были изданы соответствующие наставления и руководства.
В конце войны РОГС 3 ктивно применялись ШИСБр.

Для стрельбы в основном применялась стандартная смесь в составе 60% мазута и 40% керосина, но могли применяться также вязкая огнесмесь (раствор порошка ОП-2 в автомобильном бензине), сырая нефть, моторное масло в смеси с керосином.

Далее о фугасных огнеметах….

oldstory.info

Огнемет — оружие ближнего боя, поражающее противника струей горящей огнесмеси. Огнемет предназначен для выжигания противника из полевых укреплений, танков, каменных зданий, окопов, пулеметных гнезд, для создания пожаров в населенных пунктах и лесах, для поражения живой силы.

Независимо от типа и конструкции принцип действия огнеметов одинаков. Огнеметы (или пламеметы, как говорили раньше) представляют собой приборы, выбрасывающие струи легко воспламеняющейся жидкости на расстояние от 15 до 200 м. Жидкость выбрасывается из резервуара через специальный брандспойт силой сжатого воздуха, азота, углекислоты, водорода или пороховых газов и зажигается при выходе из брандспойта специальным зажигателем.

Первым новым типом оружия, появившимся в индустриальном XX веке, стал струйный огнемет. Причем производители первоначально планировали его не как армейское, а как полицейское оружие для разгона демонстрантов. Первый ранцевый огнемет создал немецкий ученый Рихард Фидлер в 1901 г., который в 1905 г. был принят на вооружение Рейхсвера. Огнеметы применялись еще в Балканской войне и широко использовались уже в Первую мировую войну для уничтожения огневых точек противника. Применялись огнеметы двух типов: ранцевые в наступательных действиях и тяжелые — при обороне. В межвоенный период появился третий вид огнемета — фугасный.

По принципу действия огнеметы подразделялись на струйные (отдельной разновидностью которых являются фугасные) и капсульные (ампулометы). В свою очередь среди струйных огнеметов различают  ранцевые («носимые», «легкие», обслуживаются одним огнеметчиком) и тяжелые (обслуживаются несколькими огнеметчиками) огнеметы.

В струйных огнеметах горела вся летящая к цели струя огнесмеси. Ее воспламенение происходило с помощью зажигательного патрона непосредственно у дульного среза. Форс пламени мгновенно поджигал практически всю струю. Огненная «змея», вытянувшаяся на десятки метров, обладала весьма высокими боевыми качествами, нанося противнику ощутимый физический и моральный урон. В тоже время, основная масса смеси сгорала еще на траектории, не достигнув цели. Основной недостаток струйного огнемета – малая дальность действия. При стрельбе на большие расстояния требовалось увеличение давления в системе, что вызывало разбрызгивание огнесмеси.  Бороться с этим можно было только повышением вязкости смеси, рассчитывая дальность струи, таким образом, чтобы она полностью не сгорела, не долетев до цели.

Ранцевый огнемет представлял собой стальной резервуар овальной или цилиндрической формы емкостью 10–25 л, наполненный горючей жидкостью и сжатым газом. Рабочее давление в системе составляло 12-15 атм. При открывании крана жидкость через гибкий резиновый шланг и металлический бранспойт выбрасывается наружу и поджигается зажигателем. Ранцевый огнемет переносится при помощи ремней за плечами. Направление струи жидкости осуществлялось при помощи прикрепляемой к брандспойту рукоятки управления. Также можно было управлять струей и держась руками непосредственно за брандспойт. Для этого в некоторых системах выпускной кран располагался на самом брандспойте. Вес порожнего огнемета (со шлангом, краном и брандспойтом) 11-14 кг, снаряженного – 20-25 кг.

Тяжелый огнемет состоял из железного резервуара емкостью около 200 л с выводной трубой, крана и скоб для переноски вручную. Сжатый газ находился в особой бутыли и при помощи резиновой соединительной трубки, тройника и манометра подавался в резервуар во все время действия огнемета, т. е. в резервуаре поддерживалось постоянное давление (10-13 атм.). Брандспойт с рукояткой управления и зажигателем подвижно укреплялся на лафете. Зажигателем в тяжелом огнемете могло служить такое же приспособление, как и в ранцевом, или же зажигание производилось электрическим током. Вес порожнего тяжелого огнемета (без шланга и подъемного приспособления) около 95 кг, снаряженного – около 192 кг. Дальность полета струи 40–60 м. Выстрелом из такого огнемета поражалась площадь 300–500 м2. Одним выстрелом могло быть выведено из строя до взвода пехоты. Попавший под струю огнемета танк останавливался и в большинстве случаев загорался.

Фугасный огнемет по устройству и принципу действия отличался от ранцевых – огнесмесь из резервуара выбрасывалась давлением газов, образующихся при сгорании порохового заряда. На сопло надевался зажигательный патрон, а в зарядник вкладывался пороховой выбрасывающий патрон с электрическим запалом. К запалу присоединялся электрический или специальный саперный провод, протянутый на расстоянии 1,5-2 км к источнику электрического тока. При помощи штыря фугасный огнемет укреплялся в земле. Пороховые газы выбрасывали жидкость на 35–50 м. Фугасные огнеметы устанавливались на местности группами от 3 до 10 штук.

Огнеметы использовали зажигательные вещества, температура  горения которых составляла 800–1000° С и более с очень устойчивым пламенем. Огнесмеси не содержали окислителей и сгорали за счет кислорода воздуха. Зажигательные вещества представляли собой смеси различных легко воспламеняющийся жидкостей: нефти, бензина и керосина, легкого каменноугольного масла с бензолом, раствор фосфора в сероуглероде и др. Огнесмеси на основе нефтепродуктов могли быть как жидкими, так и вязкими. Первые состояли из смеси бензина с тяжелым моторным топливом и смазочным маслом. При этом образовывалась широкая завихренная струя интенсивного пламени, летящая на 20–25 метров. Горящая смесь способна была затекать в щели и отверстия объектов-целей, но значительная часть ее сгорала в полете. Самый же главный недостаток жидких смесей состоял в том, что они не прилипали к предметам.

К вязким, или загущенным смесям относятся напалмы. Они могут прилипать к предметам и тем самым увеличивать площадь поражения. В качестве их горючей основы использовали жидкие нефтепродукты – бензин, реактивное топливо, бензол, керосин и смесь бензина с тяжелым моторным топливом. В качестве загустителей чаще всего использовали полистирол или полибутадиен. Напалм легко воспламенялся и прилипал даже к влажным поверхностям. Затушить водой его невозможно, поэтому он плавает на поверхности, продолжая гореть. Температура горения напалма 800–1100С°. Более высокой температурой горения – 1400–1600С° –  обладали металлизированные зажигательные смеси (пирогели). Их изготавливали путем добавления в обычный напалм порошков некоторых металлов (магния, натрия), тяжелых нефтепродуктов (асфальта, мазута) и некоторых видов горючих полимеров – изобутилметакрилата, полибутадиена.

К горючим жидкостям, применяемым для огнеметов, предъявлялись следующие требования;

а) жидкость должна иметь, возможно, больший удельный вес (иначе происходит распыление ее перед мундштуком огнемета), что отражается на дальности полета ее струп;

б) не должна гореть в воздухе слишком сильно, в противном случае она сгорает в воздухе на 70-80% и только незначительное количество ее достигает цели;

в) должна безотказно воспламеняться.

Вязкие смеси наиболее полно удовлетворяют специфическим требованиям огнеметания. В то же время им присущи и недостатки, одним из которых является их нестабильность. Свойства вязких смесей меняются в зависимости от времени года и температуры окружающего воздуха. В ряде случаев, в связи с климатическими особенностями театра военных действий, рецептуры огнеметных смесей могли быть разными и колебались в соотношении того или иного компонента. Так, существовали «зимние» и «летние» рецептуры с теми же компонентами, но с увеличением, либо уменьшением их в зависимости от резкого колебания температуры.

К началу Второй мировой войны огнеметы состояли на вооружении большинства развитых стран, а также производились в период войны в массовых масштабах. Так,  Великобритания имела 7,5 тысяч огнеметов, Германия – 146,2 тысячи, Италия – 5 тысяч, Польша – 0,4 тысячи, СССР – 72,5 тысячи; США – 39 тысяч, Япония – 3 тысячи. Несколько сотен трофейных огнеметов было у Финляндии. А всего в годы войны использовалось около 274 тысяч пехотных огнеметов различных видов.

В период войны Великобритания и СССР выпускали разновидность огнемета – ампуломет. В нем не имеющая собственного двигателя капсула (ампула, бутылка) с огнесмесью доставлялась к цели при помощи метательного заряда. Британское изобретение практически не принимало участие  военных действиях, а советское нашло массовое применение в обороне Сталинграда. В дальнейшем РККА использовала ампулометы эпизодически. Какого либо ощутимого эффекта это оружие не принесло, однако в удачно сложившихся отдельных боях давало положительный результат.

Практика использования огнеметов выработала специальную тактику их применения в бою. Военные специалисты отмечали, что наряду с поражением техники, укреплений и живой силы противника, огнеметы характеризовались и весомым психологическим воздействием на противника в сочетании со стрелковым оружием, танками и артиллерией.

Для успешного применения огнеметов в руководящих документах указывалось на необходимость проведения таких мероприятий, как подготовка огнеметных расчетов для совместных действий в боевых порядках войск, тщательная разведка подлежащих поражению целей, блокирование целей и путей подхода к ним с помощью артиллерийско-минометного огня и дымовых средств, огневая поддержка действий огнеметных расчетов, выбор соответствующих огнеметных средств, тесное взаимодействие с пехотой, маневр силами и огнем, снабжение и переснаряжение огнеметов. При этом следовало учитывать возможности огнеметных средств в сводном плане огневой поддержки, противотанковой борьбы и заграждений.

Если ранцевые огнеметы, в первую очередь, использовались для уничтожения огневых точек, а также открыто расположенной живой силы противника, то фугасные огнеметы могли применяться и против танков. Подразделения фугасных огнеметов предназначались для уничтожения танков и живой силы противника. Их задачи в обороне были многочисленны: прикрывать танкоопасные направления, отражать массированные атаки танков и пехоты врага, защищать фланги и стыки соединений и частей, усиливать устойчивость войск на захваченных плацдармах. В наступательных боях в их обязанности входило закреплять захваченные рубежи и отражать контратаки танков и пехоты противника. Небольшие группы огнеметчиков, вооруженных ФОГами, установленными на специальных тележках или лыжах, включались в состав штурмовых отрядов и групп для уничтожения укрепленных огневых точек противника.

Армейская профессия огнеметчика была исключительно опасной – как правило, к врагу надо было подобраться на несколько десятков метров с невероятно опасным грузом за спиной, а снайперы и пехота противника охотились за огнеметчиками в первую очередь. По неписаному правилу солдаты всех армий Второй мировой войны не брали огнеметчиков и снайперов в плен, их расстреливали на месте. В тоже время, в бою огнеметчик никогда не действовал в одиночку, обычно он имел минимум одного, а чаще двух напарников, которые прикрывали его действия огнем из личного оружия.

Тактико-технические данные некоторых огнеметов в разрезе стран приведении ниже.

  • Великобритания
  • Германия
  • Италия
  • Польша
  • СССР
  • США
  • Япония

wwii.space

Первым новым типом оружия, появившимся в индустриальном XX веке, стал струйный огнемет. Причем производители первоначально планировали его не как армейское, а как полицейское оружие для разгона демонстрантов. Странный способ усмирять собственных граждан, сжигая их дотла.

Ранним утром 30 июля 1915 года английские войска были ошеломлены небывалым зрелищем: со стороны немецких окопов внезапно вырвались громадные языки пламени и с шипением и свистом хлестнули в сторону англичан. «Совершенно неожиданно первые линии войск на фронте были охвачены пламенем, – с ужасом вспоминал очевидец, – Не было видно, откуда появился огонь. Солдат как будто окружило неистово крутящееся пламя, которое сопровождалось громким ревом и густыми облаками черного дыма; то здесь, то там в окопы или траншеи падали капли кипящего масла. Крики и вой потрясали воздух. Бросая оружие, английская пехота в панике бежала в тыл, без единого выстрела оставив свои позиции. Так вступили на поля сражений огнеметы.

Огонь за плечами

Впервые ранцевый огненный прибор предложил в 1898 году российскому военному министру русский изобретатель Зигер-Корн. Прибор нашли сложным и опасным в употреблении и на вооружение не приняли под предлогом «нереальности».

Три года спустя немецкий изобретатель Фидлер создал огнемет аналогичной конструкции, который без колебаний был принят на вооружение рейсвера. В результате Германии удалось значительно опередить другие страны в разработке и создании образцов нового оружия. Применение отравляющих газов уже не достигало целей – у противника появились противогазы. Стремясь сохранить инициативу, немцы использовали новое оружие – огнеметы. 18 января 1915 года был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания нового оружия. Огнемет использовали под Верденом против французов и англичан. В обоих случаях он вызвал панику в рядах вражеской пехоты, немцам удалось занять позиции противника с небольшими потерями. Никто не мог остаться в траншее, когда за бруствер лился огненный поток.

На русском фронте немцы впервые применили огнеметы 9 ноября 1916 года в бою под Барановичами. Однако здесь им не удалось добиться успеха. Русские солдаты понесли потери, но не растерялись и упорно оборонялись. Немецкая пехота, поднявшаяся под прикрытием огнеметов в атаку, натолкнулась на сильный ружейно-пулеметный огонь. Атака была сорвана.

Германская монополия на огнеметы просуществовала недолго – к началу 1916 года все воющие армии, в том числе и Россия, имели на вооружении различные системы этого оружия.

К конструированию огнеметов в России приступили весной 1915 года, еще до применения их германскими войсками, и уже через год на вооружение был принят ранцевый огнемет конструкции Таварницкого. Тогда же русские инженеры Странден, Поварин, Столица изобрели фугасный поршневой огнемет: из него горючая смесь выбрасывалась не сжатым газом, а пороховым зарядом. В начале 1917-го огнемет под названием СПС уже поступил в серийное производство.

Огнеметный танк ОТ-133 на базе легкого танка Т-26 (1939 г.)

Как устроены

Независимо от типа и конструкции принцип действия огнеметов одинаков. Огнеметы (или пламеметы, как говорили раньше) представляют собой приборы, выбрасывающие струи легко воспламеняющейся жидкости на расстояние от 15 до 200 м. Жидкость выбрасывается из резервуара через специальный брандспойт силой сжатого воздуха, азота, углекислоты, водорода или пороховых газов и зажигается при выходе из брандспойта специальным зажигателем.

В Первую мировую применялись огнеметы двух типов: ранцевые в наступательных действиях, тяжелые – при обороне. Между мировыми войнами появился третий вид огнемета – фугасный.

Ранцевый огнемет представляет собой стальной резервуар емкостью 15–20 л, наполненный горючей жидкостью и сжатым газом. При открывании крана жидкость через гибкий резиновый шланг и металлический бранспойт выбрасывается наружу и поджигается зажигателем.

Тяжелый огнемет состоит из железного резервуара емкостью около 200 л с выводной трубой, крана и скоб для переноски вручную. Брандспойт с ру-кояткой управления и зажигателем подвижно укреплен на лафете. Дальность полета струи 40–60 м, сектор поражения 130–1800. Выстрелом из огнемета поражается площадь 300–500 м2. Одним выстрелом может быть выведено из строя до взвода пехоты.

Фугасный огнемет по устройству и принципу действия отличается от ранцевых – огнесмесь из резервуара выбрасывается давлением газов, образующихся при сгорании порохового заряда. На сопло надевается зажигательный патрон, а в зарядник вкладывается пороховой выбрасывающий патрон с электрическим запалом. Пороховые газы выбрасывают жидкость на 35–50 м.

Основной недостаток струйного огнемета – малая дальность действия. При стрельбе на большие расстояния требуется увеличение давления системе, но сделать это непросто – огнесмесь просто пульверизируется (разбрызгивается). Бороться с этим можно только повышением вязкости (загущением смеси). Но при этом свободно летящая горящая струя огнесмеси может и не долететь до цели, полностью сгорев в воздухе.

Хит Второй мировой – ранцевый огнемет РОКС-3

Коктейль

Вся ужасающая мощь огнеметно-зажигательного оружия заключается в зажигательных веществах. Температура их горения составляет 800–10000С и более (до 35000С) с очень устойчивым пламенем. Огнесмеси не содержат окислителей и сгорают за счет кислорода воздуха. Зажигательные вещества представляют собой смеси различных легко воспламеняющийся жидкостей: нефти, бензина и керосина, легкого каменноугольного масла с бензолом, раствор фосфора в сероуглероде и др. Огнесмеси на основе нефтепродуктов могут быть как жидкими, так и вязкими. Первые состоят из смеси бензина с тяжелым моторным топливом и смазочным маслом. При этом образуется широкая завихренная струя интенсивного пламени, летящая на 20–25 метров. Горящая смесь способна затекать в щели и отверстия объектов-целей, но значительная часть ее сгорает в полете. Самый же главный недостаток жидких смесей состоит в том, что они не прилипают к предметам.

Иное дело напалмы, то есть загущенные смеси. Они могут прилипать к предметам и тем самым увеличивать площадь поражения. В качестве их горючей основы используют жидкие нефтепродукты – бензин, реактивное топливо, бензол, керосин и смесь бензина с тяжелым моторным топливом. В качестве загустителей чаще всего используют полистирол или полибутадиен.

Напалм легко воспламеняется и прилипает даже к влажным поверхностям. Затушить водой его невозможно, поэтому он плавает на поверхности, продолжая гореть. Температура горения напалма 800–11000С. Более высокой температурой горения – 1400–16000С – обладают металлизированные зажигательные смеси (пирогели). Их изготавливают путем добавления в обычный напалм порошков некоторых металлов (магния, натрия), тяжелых нефтепродуктов (асфальта, мазута) и некоторых видов горючих полимеров – изобутилметакрилата, полибутадиена.

Американский огнемет М1А1 времен Второй мировой

Люди-зажигалки

Армейская профессия огнеметчика была исключительно опасной – как правило, к врагу надо было подобраться на несколько десятков метров с огромной железякой за спиной. По неписаному правилу солдаты всех армий Второй мировой войны не брали огнеметчиков и снайперов в плен, их расстреливали на месте.

На каждого огнеметчика приходилось как минимум полтора огнемета. Дело в том, что фугасные огнеметы были одноразовыми (после срабатывания требовалась заводская перезарядка), и работа огнеметчика с таким оружием была сродни саперной. Фугасные огнеметы вкапывали перед собственными траншеями и укреплениями на расстоянии нескольких десятков метров, оставляя на поверхности только замаскированное сопло. При подходе противника на расстояние выстрела (от 10 до 100 м) огнеметы приводились в действие («подрывались»).

Показателен бой за Щучинковский плацдарм. Первый огненный залп батальон смог сделать лишь через час после начала атаки, уже потеряв 10% личного состава и всю артиллерию. Было подорвано 23 огнемета, уничтоживших 3 танка и 60 пехотинцев. Попав под огонь, немцы отходили на 200–300 м и начинали безнаказанно расстреливать советские позиции из танковых орудий. Наши бойцы переходили на запасные замаскированные позиции, и ситуация повторялась. В итоге батальон, израсходовав почти весь запас огнеметов и потеряв более половины состава, уничтожил к вечеру еще шесть танков, одно самоходное орудие и 260 фашистов, с трудом удержав плацдарм. Этот классический бой показывает преимущества и недостатки огнеметов – они бесполезны на расстоянии более 100 м и ужасающе эффективны при неожиданном применении практически в упор.

Советские огнеметчики умудрялись применять фугасные огнеметы и в наступлении. Например, на одном участке Западного фронта перед ночной атакой закопали на расстоянии всего 30–40 м от немецкой деревянно-земляной оборонительной насыпи с пулеметными и артиллерийскими амбразурами 42 (!) фугасных огнемета. С рассветом огнеметы были подорваны одним залпом, полностью уничтожив километр первой линии обороны противника. В этом эпизоде восхищает фантастическая смелость огнеметчиков – закапывать 32-кг цилиндр в 30 м от пулеметной амбразуры!

Не менее героическими были действия огнеметчиков с ранцевыми огнеметами РОКС. Бойцу с дополнительными 23 кг за спиной требовалось под смертельным огнем противника добежать до траншей, подобраться на расстояние 20–30 м к укрепленному пулеметному гнезду и только после этого произвести залп. Вот далеко не полный список немецких потерь от советских ранцевых огнеметов: 34 000 человек, 120 танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, более 3000 ДОТов, ДЗОТов и других огневых точек, 145 автомашин.

Огнеметы второй мировой войныКостюмированные сжигатели

Немецкий вермахт в 1939–1940 годах использовал переносной огнемет обр. 1935 года, напоминавший огнеметы времен Первой мировой войны. Для защиты самих огнеметчиков от ожогов были разработаны специальные кожаные костюмы: куртка, брюки и перчатки. Облегченный «малый улучшенный огнемет» обр. 1940 года мог обслуживать на поле боя всего один боец.

Чрезвычайно эффективно немцы использовали огнеметы при захвате бельгийских пограничных фортов. Десантники высадились прямо на боевое покрытие казематов и огнеметными выстрелами в амбразуры заставили огневые точки замолчать. При этом использовалась новинка: Г-образный наконечник на брандспойт, который позволял огнеметчику при выстреле стоять сбоку от амбразуры или действовать сверху.

Бои зимой 1941 года показали, что при низких температурах немецкие огнеметы непригодны из-за ненадежного воспламенения горючей жидкости. На вооружение вермахта был принят огнемет обр. 1941 года, в котором был учтен опыт боевого применения немецких и советских огнеметов. По советскому образцу в системе воспламенения горючей жидкости были использованы воспламенительные патроны. В 1944-м для парашютных частей был создан огнемет одноразового применения FmW 46, напоминающий гигантский шприц весом 3,6 кг, длиной 600 мм и диаметром 70 мм. Он обеспечивал огнеметание на 30 м.

В конце войны 232 ранцевых огнемета были переданы подразделениям пожарной охраны рейха. С их помощью сжигали трупы мирных жителей, погибших в бомбоубежищах при авиабомардировках германских городов.

В послевоенное время в СССР был принят на вооружение легкий пехотный огнемет ЛПО-50, обеспечивающий три огненных выстрела. Сейчас он производится в Китае под наименованием Тип 74 и состоит на вооружении многих стран мира, бывших участниц Варшавского договора и некоторых стран Юго-Восточной Азии.

На смену струйным пришли реактивные огнеметы, где огнесмесь, заключенная в герметичную капсулу, доставляется реактивным снарядом на сотни и тысячи метров. Но это уже другая история.

topwar.ru

Родился я в 1926 г. в волжской деревне (теперь ее не существует). В семье было семеро детей, я – третий. В 1940 г. семья  перебралась в город Йошкар-Олу (Марийская республика), где отец работал столяром на заводе боеприпасов.

Я же остался заканчивать деревенскую семилетку. Войну встретил шестнадцатилетним мальчишкой. Я был как раз в городе, – помню, праздник был там какой-то, и вот радио объявляет, что началась война. Вернулся домой в деревню, а мужиков наших уже забирают. Потом и до нашего года очередь дошла, призвали меня в армию осенью сорок третьего.

Учебный полигон был под Москвой, там и произошло распределение по родам войск. Не знаю уж по каким критериям нас выбирали, но я попал в огнеметчики. Там все показали, и из огнемета дали выстрелить, правда, – водой! Видимо, боялись, чтобы кто-нибудь не поджегся. Надо сказать, что огнемет – страшное оружие, эффективное. Тут не надо никакой пехоты: трое огнеметчиков могут всю линию обороны сохранить. Невозможно укрыться от такого огня (1500 0 С) – все горит.  Если огневая капля на человека попадет, то бесполезно тушить, только одежду срывать, да и то не успеешь – все моментально происходит. Неудобство было в  том, что дальность маленькая. Для атаки надо было подползти  метров на 20. Уже после войны  сделали такие огнеметы,  которые больше чем на 200 метров стреляют.

По окончанию учебы дали мне звание ефрейтора и отправили на фронт. Там скоро получил младшего сержанта, а затем и сержанта. Командовал огнеметным подразделением на 1-м, 2-м Прибалтийских и на 3-м Белорусском фронтах. Воевать пришлось в составе штурмовых групп. Задача была – уничтожать технику и живую силу противника, расчищать путь пехоте. Все артиллерийские и инженерные группы шли сзади. Атака всегда начиналась с артподготовки, – должны были через нас бомбардировать, но иногда и в нас попадало. Ну, связь тогда была не то, что сейчас, когда до любого угла можно дозвониться.

Было у меня под командованием десять человек. А на задания ходили так: выбирали самую плохую погоду. Слякоть, дождь, снег идет, туман, ночь – вот наша работа. Мы грязные были как поросята. Любое препятствие как можно преодолеть – все подползать и как можно ближе. Очень сложно вот с человеком. Я опытным был в этом отношении. Всегда знал своих подчиненных. И сейчас всех по именам помню – Ваня, Коля, Федя. На задания ходили по трое, больше нельзя было. Убивали нас как не знаю кого… Вот беру троих и наставляю: «Если только ракета и ты вот так руку поднял, не убирай, так и держи. Голову поднял, не кивай». Там ведь если что неправильно сделал – все, будешь убитым.

Ну что запомнилось. Вот, моя первая  операция. Было как раз наше наступление в Белоруссии. Стали немцы отступать, а мы сознательно не стали пересекать их дорогу. Сказал своим: «Лежать и не шевелиться». А расположились мы в кустарнике. Сначала они разведку пустили мимо нас. Подальше прошли, поближе – мы их не трогаем. Потом пошла техника, стали боеприпасы вывозить. А нам это важнее. Когда машины пошли, я в центр нацелился, сегментом провел – машины загорелись. И как успел я отскочить – взорвалось все там, а воронки остались – не пройти, не проехать.

Потом вот еще одно мое задание. Было это под городом Проэкуль, в Латвии. Опыт уже имел большой, но потерял к тому времени 10 человек (один остался). Попросил пополнение, дали молодежь. А молодежь – ведь это хуже нету. Когда обстрелянный солдат, он хоть соображает. Во время наступления сделали засаду около дороги. Смотрю, идет машина легковая вроде нашего «Москвича». Мы с товарищем (Толя звали)  выскакиваем с двух сторон, стволы наставили, машину остановили. Дверь открываю, смотрю – там офицеры. Первого схватил за грудки, вытащил. Они не сопротивлялись, так как просто не ожидали нас, настолько мы все по-умному сделали. Ведь их разведка прошла, пехота прошла, им по рации доложили, что все спокойно. Этот момент мы и выждали.

Значит, кого-то вроде генерала я сам повел. Когда я схватил его, грешным делом, орден, крест у него оторвал, – думал, жив буду, хоть людям покажу. С дороги свел его, а он дальше не идет и говорит что-то по-своему. Я их языка не понимаю, а идти надо метров 200 еще  и некогда разбираться. Как влепешил ему!  Нервы-то не выдерживают. Там это просто. Я его ударил, он упал, я его пинками: «Давай! Вставай!». Завожу его взашей к командиру в штаб. Там переводчик сидел и перевел его: вот де, сержант огнеметного подразделения избил генерала. А командир еще ко мне подходит, обнимает – «молодец!», — говорит.

Вообще, меня уважали. Первым из батальона получил Орден Славы, потом первым же получил вторую награду, третью. Убивали же у нас часто. В плен у меня никто не сдавался. Все этого боялись, но не было такого. Моя задача была по инструкции, по секретной: если только меня окружили, я должен сам себя убить (пистолет у меня был) – да, это моя обязанность была, как и каждого огнеметчика. У пехотинцев такого не было. А еще я обязан был огнемет открыть, горючее выпустить, патроны разбросать, в общем, уничтожить оружие. И никто даже не мыслил плена, ни в коем случае. Все знали свои инструкции, под ними подписывались по поступлении в огнеметные войска. И установка внутренняя была: лучше умру, но не сдамся.

В сорок третьем немцы еще упирались здорово. Даже не знаю, что нам тогда помогало. Оружия тогда мало было, оно больше в сорок четвертом появилась. Вот, наши «Катюши», – а сначала же и их не было. Я когда пришел, автоматов не хватало. Один раз даже так было: смотрю, убитый солдат лежит, его раздуло, а ремень брезентовый тело передавил. Как быть? А оружие снять надо. Вот, ботинком надавил, все там разворотил, диск снял – на себя навесил. Так и вооружил себя. А куда деваться?

Обмундирование? Ну, что уж там, – единственно, ботинки дали. Так я их все истрепал. Шинель как вначале выдали, так в ней до конца войны прошагал. В Восточной Европе погода всегда почти  одинаковая была: слякоть, грязь бесконечная. Холода не было сильнее минус десяти. А все-таки замерзнуть можно. Кутаешься в то, что на тебе только есть. Случай был, рассказывали. Приехал Жуков, проводит смотр, а солдаты все разутые: у кого портянка на ноге, у кого подошва привязана. Приказал командира расстрелять, солдат обули. Вредители были везде. Знал я одного писаря штаба, старшину при командире. Он еще похвалялся, что денег у него всегда много было. Дивизия пополняется – 25 тысяч человек, а когда бои прошли, остается людей немного. А ведь на всех деньги пришли. Порядок был такой: солдат должен получить или их родным пересылали. Так вот штабники этого не делали, а больше себе полные карманы набивали.

Питались, я даже не знаю чем. Вот, раз кашу поел, когда пришел с первого задания. Перед заданиями же иногда бывало: старший вызывает и говорит: «Кого берешь  с собой?» Нас тогда заводят в комнату, а там на столе  колбаса, спирт – сколько хочешь.  Беру полстакана спирту, водой разбавляю, выпиваю, колбасой закушу. И все, чего там, много не съешь. Говорят, бери с собой сколько хочешь, а то ведь  можно застрять во время задания где-нибудь, кто там кормить-то будет. А сколько взять можно? В карман полкольца колбасы влезет – больше не беру. Приходишь  в другой раз – кухни нет. Чем питаться? Все больше голодали. Ну, время трудное было, многого не хватало. Лишь бы закончить войну – главное было…

Газеты? Радио? Ой, это только в фильмах каких, может, показывают. Не было ничего такого. Вообще, я не видел ни одного фильма, где бы показали как действительно все было. Уж чего скрывают –  не знаю…

И когда в Европу мы пошли, сильно ничего не изменилось. Сначала нас на другой фронт перекинули — 95 километров за сутки прошли. Один раз на привал останавливались. А снаряжение все на себе несли – огнемет за спиной, автомат еще дополнительно брали. Потом по Польше шли. В отношениях с поляками у нас был такой порядок. Мы знали, что они вредные (нас предупреждали). Они были малоприветливы, смотрели на нас как на врага. Если бы кто из них что-то сделал, я имел право сразу его убить, немедленно. И такое практиковали. И вот, когда это началось, поляки умными стали, начали нас уважать. В Латвии, Литве тоже делали как против поляков. Нам было еще указание «не разговаривать» и все.

Еще там мы имели право зайти в магазин, что-то купить. Ну, зайдешь: к нам там относились не очень-то внимательно, не хорошо. А потом, из наших один там и исчез. Убили его, даже тела не нашли. Тогда стали ходить втроем и с автоматами. Один у дверей остается, двое в магазин заходят. Один делает покупки, другой – настороже. Сразу отношение изменилось: бегом бежали, чтобы нас обслужить, и нападения прекратились.

На Украине такого отношения не было, только на Западной. А белорусы, – те очень хорошо нас принимали. С местными партизанами мы всем делились…

Что можно сказать о причинах наших неудач и побед? Стойкий у нас народ. Страшно там было: все время под огнем. Выдержка нужна собачья и боевой дух. Наш солдат упорнее, настырнее. Будет лежать, пока его не задавят. Еще оружие. Оно у нас было хорошее, но вот если бы его с самого начала войны было столько, сколько в сорок четвертом, им бы не пройти никуда. Но если командир трусит, паника получается. Если он примера не покажет, солдат не пойдет никуда. В основном, конечно, все от командира зависит. Однако, не от каждого. Вот, комбата я один раз видел, а и звать не знаю как. Командира роты узнал только, когда война закончилась, да и то, рассказывать не буду, – чуть не убили его солдаты. Скрылся он, и больше его никто не видел.  Прятались, сами понимаете. Все лежало на командире отделения и командире взвода…

Примером личного героизма стал для меня один случай. Видел я однажды, как маршал Иван Христофорович Баграмян осматривал позиции. Шел он таким прогулочным шагом, помахивая тростью. И вдруг их орудия залп дали, снаряды разорвались совсем рядом. Так все командиры вокруг попадали, залегли в канавки. А он идет себе спокойно дальше. Так ведь им всем стыдно стало. Вот как. Я ему потом письмо написал с выражением личного уважения…

Почему в первый год войны отступали? Было предательство. Даже в сорок третьем. Я как раз под Москвой был, подлечивался после ранения. Рядышком завод военный был – его взорвали. Да, подурочили так, что одна смена работала, вторая заступала, а третья тоже на заводе была, так как нужно было увеличить производство. Все три смены и взорвали — это вот шпионы работали!

Как сложилась жизнь после войны? В 1945 г. попал я в госпиталь в Пскове. Такое разбитое здание было, половина его просто руины. После него отправили в Москву на сборный пункт для вылечившихся. Здесь подучили, дали звание лейтенанта  и под Красноярск повезли, там новые части формировались. Здесь в городе Назарове до 1955 г. служил. Как будто обычная строевая рота, только там почти только одни фронтовики служили. И мы все недоумевали, зачем нас так долго держат. Потом узнал, по секрету мне сказали, что готовились к удару по Аляске и нужны были опытные, обстрелянные люди. Уже и оружие для предварительного обстрела изобрели, такое, чтобы прямо с нашей Чукотки по Аляске попадало. А таких, как наша, маленьких частей было много вокруг разбросано. Так вот, если их стянуть, то сила  бы вышла большая!

Год я в этой спецроте прослужил, только тогда на побывку домой отпустили. А куда ехать-то? Дома вся деревня развалилась, друзья-мужики не вернулись. Что делать? Поехал в город, где брат жил. Там и познакомился с медсестрой детского сада. На следующий день сделал предложение, а еще через сутки мы с ней расписались (меня, как фронтовика, без 15-дневного срока в ЗАГСЕ в день подачи документов расписали). На следующий день поехал я обратно, обустраиваться. В части квартиру дали. Потом жена приехала и тещу с собой привезла.

Только в 1955 г. разрешили мне демобилизоваться. Переехали мы в Новосибирск: брат жены тут жил и давно к себе звал. Устроился на  Турбогенераторный завод. Работал под начальством Нежевенко А. А. Случай такой был однажды: изготавливали оборудование для Китая и Индии. И вот один генератор надо было на четырехметровые штыри поставить. Чтобы их закрепить, пришлось отверстия сверху просверливать. А как? Станок туда не поднимешь наверх. Так вот, когда сутки до сдачи проекта оставались, директор ко мне пришел: никто не знал, что делать. Тут как раз пригодился маленький австрийский станок, который я когда-то на свалке подобрал и починил. После этого уж директор без меня – никуда. И когда он перешел работать в Институт ядерной физики, то меня к себе позвал. Я ему тут нужен был. Это было в 1961 г. Устроился я расточником-координатчиком. Делали детали для ракет. А через полгода Нежевенко скончался. Из рабочих только меня на похороны пригласили.

Директором института был академик Будкер, с ним тоже хорошие отношения сложились. Он был прост в общении, часто бывал на производстве. Случай был, помню такой: принес лично мне задание, чертежи в конверте, о них даже начальник цеха не знал. Такой же прибор ленинградскому заводу заказали. Так потом оказалось, что я лучше них сделал. Через месяц, когда я даже и позабыл про это задание, приносят мне конверт запечатанный. Открыл его на перерыве, а там – 500 рублей. Я испугался, пошел тайком директора спросить, что такое, может провокация какая. А уж он мне сказал, что премия за важное задание. А еще такое бывало. Подойдет Будкер и спрашивает: «Коля, ты когда отдыхал? –  Завтра пойдешь». Тогда только пишу просьбу об отпуске, знаю, что отпустят.

Сам я не партийный. Не хотел в партию вступать, потому что видел, как они все нарушают, воруют. Это не по мне. А все время звали в партию, тащили…

Сейчас возглавляю Совет ветеранов при заводе. Всегда организовывал празднества по случаю дня Победы. Сегодня-то и приглашать почти некого. Всегда со столовой нашей договаривался. Четыре заведующих сменилось, а я  все еще здесь работаю…

Записала Шереметева Дарья

Источник: Все для Победы! Ветераны Академгородка о Великой Отечественной войне / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2005.

www.world-war.ru

Огнеметы второй мировой войны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.