Общие потери

В самый глобальный военный конфликт 20 века были вовлечены 62 страны, в 40 из которых непосредственно велись военные действия. Их потери во Второй мировой войне в первую очередь исчисляются жертвами среди военных и мирного населения, которые составили около 70 млн.

Существенными были финансовые потери (цена утраченного имущества) всех сторон конфликта: около 2 600 млрд долларов. 60 % своего дохода страны потратили на обеспечение армии и ведение военных действий. Общая сумма расходов достигла 4 трлн долларов.

Вторая мировая привела к огромным разрушениям (около 10 тыс. крупных городов и населенных пунктов). Только в СССР от бомбардировок пострадали более 1700 городов, 70 тыс. деревень, 32 тыс. предприятий. Противниками было уничтожено около 96 тыс. советских танков и самоходных артиллерийских установок, 37 тыс. единиц бронетехники.

Разрушенный город времен Второй мировой

Рис. 1. Разрушенный город времен Второй мировой.

Человеческие жертвы


К сожалению, точное количество жертв не известно до сих пор. Объективные причины (нехватка официальной документации) усложняют подсчет, поэтому многие продолжают числиться как пропавшие без вести.

Прежде чем говорить о погибших, укажем число человек, призванных на службу государствами, участие которых в войне было ключевым, и пострадавших в ходе боевых действий:

  • Германия: 17 893 200 солдат, из них: 5 435 000 раненых, 4 100 000 побывали в плену;
  • Япония: 9 058 811: 3 600 000: 1 644 614;
  • Италия: 3 100 000: 350 тыс.: 620 тыс.;
  • СССР: 34 476 700: 15 685 593: около 5 млн;
  • Великобритания: 5 896 000: 280 тыс.: 192 тыс.;
  • США: 16 112 566: 671 846: 130 201;
  • Китай: 17 250 521: 7 млн: 750 тыс.;
  • Франция: 6 млн: 280 тыс.: 2 673 000

Раненые солдаты времен Второй мировой

Рис. 2. Раненые солдаты времен Второй мировой.

Для удобства приведем таблицу потерь стран во Второй мировой войне. Число погибших в ней указано с учетом всех причин смерти приблизительно (средние показатели между минимальными и максимальными):


Братские могилы после Второй мировой

Рис. 3. Братские могилы после Второй мировой.

obrazovaka.ru

В канун Дня Победы хотелось бы затронуть несколько важных, основополагающих вопросов. Я попытаюсь в общих чертах охарактеризовать предвоенный потенциал СССР и фашисткой Германии, а также приведу данные о людских потерях с обеих сторон, в том числе новейшие. Есть также последние данные о количестве погибших якутян.

Количество погибших русских во второй мировой войне

Вопрос о потерях во второй мировой войне обсуждается во всем мире не первый год. Существуют различные оценки, в том числе сенсационные. На количественные показатели влияют не только различные методы подсчета, но и идеология, субъективный подход.


Страны Запада во главе с США и Англией неустанно повторяют мантру о том, что победа «ковалась» ими в песках Северной Африки, Нормандии, на морских путях Северной Атлантики и с помощью бомбардировок промышленных объектов Германии и ее союзников.

Война же СССР против Германии и ее союзников преподносится западному обывателю как «неизвестная». Некоторые жители западных стран, судя по опросам, на полном серьезе утверждают, что СССР и Германия в той войне были союзниками.

Вторая любимая присказка некоторых западников и доморощенных либерал-демократов «западного толка» о том, что Победа над фашизмом была «завалена трупами советских солдат», «одна винтовка на четверых», «командование бросало своих солдат на пулеметы, отступавших расстреливали заградотряды», «миллионы пленных», без помощи союзнических войск Победа Красной Армии над врагом была бы невозможна.

К сожалению, после прихода к власти Н.С.Хрущева некоторые из советских военачальников, чтобы возвысить свою роль в битве против «коричневой чумы» XX века, описывали в своих мемуарах выполнение приказов Ставки главнокомандующего И.В.Сталина, в результате которых советские войска несли неоправданно высокие потери.

И мало кто обращает внимание на то, что в период активных оборонительных, да и наступательных боев, главная задача была и есть добиться пополнения — дополнительных войск из резерва. А чтобы удовлетворили просьбу, нужно предоставить такую строевую записку о больших потерях личного состава конкретного воинского подразделения, чтобы получить пополнение.


Как и всегда, истина находится посередине!

В то же время официальные данные о потерях гитлеровских армий с советской стороны часто были явно занижены или, наоборот, завышены, что привело к полному искажению статистических данных о военных потерях фашисткой Германии и ее прямых союзников.

Количество погибших русских во второй мировой войне

Имеющиеся в СССР трофейные документы, в частности, 10-дневные сводки OKW (высшее военное командование вермахта), были засекречены, и только в последнее время к ним получили доступ военные историки.

Впервые о потерях советского народа в Великой Отечественной заявил И.В.Сталин в 1946 году. Он сказал, что в результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также вследствие немецкой оккупации и угона советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек.

Затем Н.С.Хрущев, в 1961 году, развенчав культ личности Сталина, в беседе с вице-премьером Бельгии упомянул, что в войне погибло 20 млн человек.

И, наконец, группа исследователей под руководством Г.Ф.Кривошеева оценивает общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, в 26,6 млн. человек. Сюда входят все погибшие в результате военных и иных действий противника, умершие в результате военных и иных действий противника, умершие вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лица, эмигрировавшие из СССР в годы войны и не вернувшиеся после ее окончания.


Данные о потерях группы Г.Кривошеева считаются официальными. В 2001 году уточненные цифры были следующими. Людские потери СССР:

6,3 млн военнослужащих убиты или умерли от ранений,

555 тысяч умерли от болезней, в результате несчастных случаев, происшествий, осуждены к расстрелу,

4,5 млн – попали в плен и пропали без вести;

— общие демографические потери – 26,6 млн человек.

Людские потери Германии:

4,046 млн военнослужащих погибли, умерли от ран, пропали без вести.

При этом безвозвратные потери армий СССР и Германии (включая военнопленных) – 11,5 млн и 8,6 млн (не считая 1,6 млн военнопленных после 9 мая 1945 года) соответственно.

Однако сейчас появляются новые данные.

Количество погибших русских во второй мировой войне

Начало войны – 22 июня 1941 года. Каково было соотношение сил между фашисткой Германией и Советским Союзом? На какие силы и возможности рассчитывал Гитлер, готовя нападение на СССР? Насколько реален для выполнения был подготовленный генеральным штабом вермахта план «Барбаросса»?


Необходимо отметить, что в июне 1941 года общая численность населения Германии вместе с прямыми союзниками составила 283 млн. человек, а в СССР — 160 млн. Прямыми союзниками Германии на тот момент были: Болгария, Венгрия, Италия, Румыния, Словакия, Финляндия, Хорватия. На лето 1941 года личный состав вермахта составлял 8,5 млн человек, на границе с СССР было сосредоточено четыре армейские группы общей численностью 7,4 млн. человек. На вооружении фашистcкой Германии было 5 636 танков, более 61 000 орудий разного калибра, свыше 10 000 самолетов (без учета вооружения союзнических военных формирований).

Общая характеристика РККА СССР на июнь 1941 года. Общая численность составила 5,5 млн военнослужащих. Количество дивизий Красной Армии – 300, из которых 170 дивизий сосредоточилось на западных границах (3,9 млн. чел.), остальные дислоцировались на Дальнем Востоке (вот почему Япония не напала), в Средней Азии, Закавказье. Надо сказать, что дивизии вермахта были укомплектованы по штатам военного времени, и в каждой было по 14-16 тысяч человек. Советские дивизии были укомплектованы по штатам мирного времени и состояли из 7-8 тысяч человек.

На вооружении РККА было 11 000 танков, из которых 1861 танк Т-34 и 1 239 – танки «КВ» (лучшие в мире по тем временам). Остальная часть танков — БТ-2, БТ-5,БТ-7, Т-26, СУ-5 со слабым вооружением, многие машины простаивали из-за отсутствия запасных частей. Большая часть танков подлежала замене на новые машины. Более 60% танков находилось в войсках западных приграничных округов.


Мощную огневую силу представляла советская артиллерия. Накануне войны Красная Армия имела 67 335 орудий и минометов. Начали поступать системы залпового огня «Катюша». По боевым качествам советская полевая артиллерия превосходила немецкую, но была слабо обеспечена механизированной тягой. Потребности в специальных артиллерийских тягачах удовлетворялись на 20,5%.

В западных военных округах ВВС РККА располагали 7 009 истребителями, дальняя авиация имела 1 333 самолетов.

Итак, на первом этапе войны качественные и количественные характеристики были на стороне противника. Значительный перевес гитлеровцы имели в живой силе, автоматическом оружии, минометах. И таким образом, надежды Гитлера осуществить «блицкриг» в отношении СССР были рассчитаны с учетом реальных условий, расстановки имеющихся вооруженных сил и средств. К тому же Германия уже имела практический военный опыт, полученный в результате боевых действий в других странах Европы. Внезапность, агрессивность, координация всех сил и средств, четкость исполнение приказов генерального штаба вермахта, применение бронетанковых сил на сравнительно небольшом участке фронта – это была испытанная, основополагающая тактика действий военных соединений фашисткой Германии.

Эта тактика исключительно хорошо показала себя при проведении военных операций в Европе; потери в живой силе вермахта были небольшими. Например, во Франции было убито 27 074 немецких солдата, 111 034 ранено. При этом в плен немецкая армия захватила 1,8 млн французских солдат. Война закончилась за 40 дней. Победа была абсолютной.


Количество погибших русских во второй мировой войне

В Польше вермахт потерял 16 843 солдата, Греции – 1 484, Норвегии – 1 317 и еще 2 375 погибло в пути. Эти «исторические» победы немецкого оружия несказанно воодушевили Адольфа Гитлера, и им был дан приказ о разработке плана «Барбаросса» — войны против СССР.

Надо также отметить, что вопрос о капитуляции Верховным главнокомандующим И.В.Сталиным никогда не ставился, Ставка достаточно трезво анализировала и рассчитывала текущее военное положении. Во всяком случае, в первые месяцы войны никакой паники в главном штабе армий не было; паникеры расстреливались на месте.

В середине июля 1941 года завершился начальный период войны. В силу ряда субъективных и объективных факторов советские войска понесли серьезные потери в живой силе и технике. В результате тяжелых боев, использовав господство в воздухе, германские вооруженные силы к этому моменту вышли на рубежи Западной Двины и среднего течения Днепра, продвинувшись на глубину от 300 до 600 км и наносили крупные поражения Красной Армии, особенно соединениям Западного фронта. Другими словами, первоочередные задачи вермахтом были выполнены. Но тактика «блицкрига» все же дала сбой.

Немцы встретили яростное сопротивление отступающих войск.


обенно отличились войска НКВД и пограничники. Вот, например, свидетельства бывшего немецкого фельдфебеля, который участвовал в атаках на 9-ю заставу приграничного города Перемышль: «…Огонь был ужасен! Мы оставили на мосту много трупов, но так и не овладели им сразу. Тогда командир моего батальона дал приказ переходить реку вброд справа и слева, чтобы окружить мост и захватить его целым. Но как только мы бросились в реку, русские пограничники и здесь стали поливать нас огнем. Потери были страшные… Видя, что замысел срывается, командир батальона приказал открыть огонь из 80-мм минометов. Лишь под их прикрытием мы стали просачиваться на советский берег… Мы не могли продвинуться дальше так быстро, как того хотелось нашему командованию. У советских пограничников по линии берега были огневые точки. Они засели в них и стреляли буквально до последнего патрона… Нигде, никогда мы не видели такой стойкости, такого воинского упорства… Они предпочитали смерть возможности плена или отхода…»

Героические действия дали возможность выиграть время для подхода 99-й стрелковой дивизии полковника Н.И.Дементьева. Активное сопротивление врагу продолжалось.

В результате упорных боев, по данным служб разведки США, на декабрь 1941 года Германия потеряла убитыми в войне против СССР 1,3 млн человек, а к марту 1943 года потери вермахта составили уже 5,42 млн человек (сведения рассекречены американской стороной в наше время).

Количество погибших русских во второй мировой войне


Якутия 1941 года. Каков был вклад народов Якутской АССР в дело борьбы с фашисткой Германией? Наши потери. Героические бойцы Земли Олонхо.

Как известно, с 2013 года готовится научный труд «История Якутии». Научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН Марианна Грязнухина, автор главы данного научного труда, в которой говорится о людских потерях якутян в годы Великой Отечественной войны, любезно предоставила следующие данные: население Якутской АССР в 1941 году, накануне войны, составляло 419 тысяч человек. 62 тысячи человек было призвано и ушли на фронт добровольцами.

Однако это нельзя назвать точным количеством якутян, которые сражались за Родину. Несколько сотен человек к началу войны проходили срочную службу в армии, какое-то количество училось в военных училищах. Поэтому количество воевавших якутян можно считать от 62 до 65 тысяч человек.

Теперь о людских потерях. В последние годы называется цифра – 32 тысячи якутян, но ее также нельзя считать точной. По демографической формуле, с войны в регионы не вернулись, погибли около 30% воевавших. Надо учесть, что 32 тысячи не вернулись на территорию Якутии, однако часть солдат и офицеров остались жить в других регионах страны, некоторые возвращались поздно, вплоть до 1950-х годов. Поэтому количество жителей Якутии, погибших на фронте, примерно 25 тысяч человек. Конечно, для небольшого населения республики это огромная потеря.

В целом, вклад якутян в дело борьбы с «коричневой чумой» огромен и еще до конца не изучен. Многие стали боевыми командирами, проявляли в боях военную выучку, самоотверженность, отвагу, за что были награждены высокими боевыми наградами. Жители Хангаласского района Республики Саха (Якутия) с теплотой вспоминают генерала Притузова (Припузова) Андрея Ивановича. Участник Первой мировой, командир 61-й гвардейской Славянской Краснознаменной дивизии. Дивизия с боями прошла через Румынию, часть Австрии и окончила свой путь в Болгарии. Свой вечный покой боевой генерал обрел в родном Покровске.

Количество погибших русских во второй мировой войне

Как не вспомнить накануне Дня Победы об якутских снайперах – двое из которых вошли в легендарную десятку лучших снайперов Второй мировой войны. Это якут Федор Матвеевич Охлопков, на личном счету которого 429 убитых гитлеровцев. До того, как стать снайпером, он уничтожил несколько десятков фашистов из пулемета и автомата. А Героя Советского Союза Федор Матвеевич получил только в 1965 году. Человек-легенда!

Второй – эвенк Иван Николаевич Кульбертинов — 489 убитых гитлеровцев. Обучал снайперскому делу молодых бойцов Красной Армии. Родом из поселка Тяня Олекминского района.

Нужно отметить, что до конца 1942 года командование вермахта упустило возможности снайперской войны, за что жестоко поплатилось. В ходе войны гитлеровцы начали спешно обучаться снайперскому искусству по трофейным советским военным учебным фильмам и памяткам для снайперов. На фронте ими использовались те же советские трофейные винтовки Мосина и СВТ. Только к 1944 году воинские подразделения вермахта имели в своем составе обученных снайперов.

Достойный путь солдата-фронтовика прошел наш коллега – адвокат, заслуженный юрист Республики Саха (Якутия) Юрий Николаевич Жарников. Начинал он свой воинский путь артиллеристом, в 1943 году переучился на механика-водителя Т-34, его танк был дважды подбит, сам герой получил тяжелые контузии. На его счету десятки боевых побед, сотни убитых врагов, большое количество разбитой и сожженной тяжелой техники врага, в том числе немецких танков. Как вспоминал Юрий Николаевич, подсчет потерь врага осуществлялся командиром танкового подразделения, а его заботой было постоянное обслуживание механической части боевой машины. За воинские подвиги Ю.Н.Жарников награжден многими орденами и медалями, которыми гордился. Сегодня Юрия Николаевича нет среди нас, но память о нем мы, адвокаты Якутии, храним в наших сердцах.

Итоги Великой Отечественной войны. Потери германских вооруженных сил. Соотношение потерь гитлеровской Германии и ее прямых союзников с потерями Красной Армии

Обратимся к последним публикациям видного российского военного историка Игоря Людвиговича Гарибяна, который проделал огромнейшую статистическую работу, изучая не только советские источники, но и трофейные архивные документы генерального штаба вермахта.

По данным начальника штаба Верховного командования вермахта — OKW Вильгельма Кейтеля, Германия потеряла убитыми на Восточном фронте 9 млн солдат, 27 миллионов — тяжело ранены (без возможности возврата в строй), пропали без вести, попали в плен, все это объединено понятием «безвозвратные потери».

Историк Гарибян считал потери Германии по 10-дневным сводкам OKW, и были получены следующие данные:

• убито немцев и австрийцев в ходе военных действий – 7 541 401 человек (данные на 20 апреля 1945 года);

• пропало без вести – 4 591 511 чел.

Общие безвозвратные потери – 17 801 340 человек, включая инвалидов, пленных, умерших от болезней.

Указанные цифры касаются только двух стран – Германии и Австрии. Здесь не учтены потери Румынии, Венгрии, Финляндии, Словакии, Хорватии и других стран, воевавших против СССР.

Так, девятимиллионная Венгрия потеряла только убитыми в войне против Красной Армии 809 000 солдат и офицеров, в основном молодых людей в возрасте от 20 до 29 лет. В боях погибло 80 000 гражданского населения. Между тем, в этой же Венгрии в 1944 году, накануне краха фашистского режима, было уничтожено 500 000 венгерских евреев и цыган, о чем западные средства массовой информации предпочитают «стыдливо» умалчивать.

Подводя итоги, мы должны признать, что СССР пришлось воевать фактически один на один (в1941-1943 годах) со всей Европой, кроме Англии. На войну работали все заводы, фабрики Франции, Польши, Бельгии, Швеции, Норвегии, Финляндии, Италии. Вермахту были предоставлены не только военные материалы, но и людские ресурсы прямых союзников Германии.

В итоге советский народ, проявляя волю к Победе, массовый героизм как на поле боя, так и в тылу, разбил врага и защитил Отечество от «коричневой чумы» XX века.

Статья посвящена памяти моего деда – Строева Гаврила Егоровича, жителя поселка Батамай Орджоникидзевского района Якутской АССР, председателя колхоза «Заря», геройски погибшего в Великой Отечественной войне в 1943 году, и всех якутян, не вернувшихся с войны.

Юрий ПРИПУЗОВ,

президент Якутской республиканской

коллегии адвокатов «Петербург»,

заслуженный юрист РС(Я).

www.1sn.ru

0001

Оценки потерь советских граждан во Второй мировой имеют огромный разброс: от 19 до 36 млн. Первым подробные подсчёты произвёл русский эмигрант, демограф Тимашев в 1948-м — у него получилось 19 млн. Максимальную цифру называл Б. Соколов — 46 млн. Последние подсчёты показывают, что только военных СССР потерял 13,5 млн человек, всего же потери — свыше 27 млн.

По окончании войны, задолго до каких-либо историко-демографических исследований, Сталин назвал цифру — 5,3 млн человек военных потерь. Он включил в неё и пропавших без вести (очевидно, в большинстве случаев — пленных). В марте 1946 года в интервью корреспонденту газеты «Правда» людские потери были оценены генералиссимусом в 7 млн. Увеличение произошло за счёт гражданских лиц, умерших на оккупированной территории или угнанных в Германию.

На Западе эта цифра была воспринята скептически. Уже в конце 1940-х появились первые, противоречащие советским данным, расчёты демографического баланса СССР за военные годы. Показательный пример — исчисления русского эмигранта, демографа Н. С. Тимашева, опубликованные в нью-йоркском «Новом журнале» в 1948 году. Вот его методика.

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года определила его численность в 170,5 млн. Прирост в 1937–1940 гг. достигал, по его предположению, почти 2% за каждый год. Следовательно, население СССР к середине 1941-го должно было достигнуть 178,7 млн. Но в 1939–1940 гг. к СССР были присоединены Западная Украина и Белоруссия, три балтийских государства, карельские земли Финляндии, а Румыния вернула Бессарабию и Северную Буковину. Поэтому, за вычетом карельского населения, ушедшего в Финляндию, поляков, бежавших на Запад, и немцев, репатриированных в Германию, эти территориальные приобретения дали прирост населения в 20,5 млн. Учитывая, что уровень рождаемости на присоединённых территориях была не более 1% в год, то есть ниже, чем в СССР, а также принимая во внимание краткость временного отрезка между их вхождением в СССР и началом Второй мировой войны, автор определил прирост населения для этих территорий к середине 1941 года в 300 тыс. Последовательно сложив вышеприведённые цифры, он получил 200,7 млн., проживавших в СССР накануне 22 июня 1941 года.

0002

Далее Тимашев разделил 200 млн на три возрастные группы, опять же опираясь на данные Всесоюзной переписи 1939 года: взрослые (старше 18 лет) — 117,2 млн, подростки (от 8 до 18 лет) — 44,5 млн, дети (моложе 8 лет) — 38,8 млн. При этом он учёл два немаловажных обстоятельства. Первое: в 1939–1940 гг. из детского возраста перешли в группу подростков два очень слабых годовых потока, родившихся в 1931–1932 гг., во время голода, который охватил значительные пространства СССР и негативно сказался на численности подростковой группы. Второе: в бывших польских землях и балтийских государствах лиц старше 20 лет оказалось больше, нежели в СССР.

Эти три возрастные группы Тимашев дополнил числом советских заключённых. Сделал он это следующим образом. Ко времени выборов депутатов Верховного Совета СССР в декабре 1937 года население СССР достигало 167 млн, из них избиратели составили 56,36% от общей цифры, а население старше 18 лет, по данным Всесоюзной переписи 1939 года, достигло 58,3%. Полученная разница в 2%, или 3,3 млн, по его мнению, и составила население ГУЛАГа (включая число расстрелянных). Это оказалось близко к истине.

Далее Тимашев перешёл к послевоенным цифрам. Численность избирателей, включенных в списки для голосования по выборам депутатов Верховного Совета СССР весной 1946 года, составила 101,7 млн. Прибавив к этой цифре 4 млн вычисленных им заключённых ГУЛАГа, он получил 106 млн взрослого населения в СССР на начало 1946 года. Рассчитывая подростковую группу, он взял за основу 31,3 млн учащихся начальной и средней школы в 1947/48 учебном году, сопоставил с данными 1939 года (31,4 млн школьников в границах СССР до 17 сентября 1939 года) и получил цифру в 39 млн. Рассчитывая детскую группу, он исходил из того, что к началу войны рождаемость в СССР составляла приблизительно 38 на 1000, во второй четверти 1942 она сократилась на 37,5%, а за 1943–1945 гг. — наполовину.

0003

Вычитая из каждой годовой группы процент, полагающийся по нормальной таблице смертности для СССР, он получил на начало 1946 года 36 млн детей. Таким образом, по его статистическим выкладкам, в СССР в начале 1946 года проживало 106 млн взрослых, 39 млн подростков и 36 млн детей, а всего — 181 млн. Вывод Тимашева таков: численность населения СССР в 1946 года была на 19 млн меньше, чем в 1941 году.

Примерно к таким же результатам приходили и другие западные исследователи. В 1946 году под эгидой Лиги Наций вышла книга Ф. Лоримера «Население СССР». По одной из его гипотез, в ходе войны население СССР уменьшилось на 20 млн.

В опубликованной в 1953 году статье «Людские потери во Второй мировой войне» немецкий исследователь Г. Арнтц пришёл к заключению, что «20 млн человек — это наиболее приближающаяся к истине цифра общих потерь Советского Союза во Второй мировой войне». Сборник, включающий эту статью, был переведён и в 1957 году издан в СССР под заглавием «Итоги Второй мировой войны». Таким образом, спустя четыре года после смерти Сталина советская цензура пропустила в открытую печать цифру 20 млн, тем самым косвенно признав её верной и сделав её достоянием, по крайней мере, специалистов: историков, международников и т.д.

Лишь в 1961 году Хрущёв в письме шведскому премьер-министру Эрландеру признал, что война с фашизмом «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». Таким образом, по сравнению со Сталиным Хрущёв увеличил советские людские потери почти в 3 раза.

0004

В 1965 году, по случаю 20-летия Победы, Брежнев сказал о «более 20 миллионах» человеческих жизней, потерянных советским народом в войне. В изданном тогда же 6-м, заключительном, томе фундаментальной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза» было заявлено, что из 20 млн погибших почти половину «составляют военные и мирные жители, убитые и замученные гитлеровцами на оккупированной советской территории». По сути, спустя 20 лет после окончания войны Министерство обороны СССР признавало гибель 10 млн советских военнослужащих.

Спустя четыре десятилетия руководитель Центра военной истории России Института российской истории РАН профессор Г. Куманев в подстрочном комментарии поведал правду о подсчётах, которые проводили военные историки в начале 1960-х при подготовке «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза»: «Наши потери в войне были тогда определены в 26 млн. Но высокими инстанциями оказалась принятой цифра "свыше 20 млн"».

В результате «20 миллионов» не только прижились на десятилетия в исторической литературе, но и стали частью национального самосознания.

В 1990 году М. Горбачёв обнародовал новую цифру потерь, полученную в результате исследований учёных-демографов, — «почти 27 миллионов человек».

В 1991 году вышла книга Б. Соколова «Цена победы. Великая Отечественная: неизвестное об известном». В ней прямые военные потери СССР исчислялись примерно в 30 млн, в том числе 14,7 млн военнослужащих, а «действительные и потенциальные потери» – в 46 млн, включая 16 млн не родившихся детей».

0005

Чуть позже Соколов уточнил эти цифры (вывел новые потери). Цифру потерь он получил следующим образом. Из численности советского населения на конец июня 1941 года, определённого им в 209,3 млн., он вычел 166 млн, проживавших, по его мнению, в СССР на 1 января 1946 года, и получил 43,3 млн погибших. Затем из полученного числа вычел безвозвратные потери Вооружённых сил (26,4 млн) и получил безвозвратные потери мирного населения — 16,9 млн.

Свой метод он стал обкатывать и дальше. В статье Б. Соколова «Людские потери России и СССР в войнах, вооружённых конфликтах и иных демографических катастрофах ХХ века», опубликованной в 1997 году, сказано:

«Можно назвать близкое к действительности число убитых красноармейцев за всю войну, если определить тот месяц 1942 года, когда потери Красной Армии погибшими учитывались наиболее полно и когда она почти не имела потерь пленными. По ряду соображений в качестве такого месяца мы выбрали ноябрь 1942 года и распространили полученное для него соотношение числа погибших и раненых на весь период войны. В результате мы пришли к цифре в 22,4 млн убитых в бою и умерших от ран, болезней, несчастных случаев и расстрелянных по приговору трибуналов советских военнослужащих».

К полученным таким способом 22,4 млн он прибавил 4 млн бойцов и командиров Красной армии, погибших в неприятельском плену. Так и получилось 26,4 млн безвозвратных потерь, понесённых Вооружёнными силами.

0006

Помимо Б. Соколова, аналогичные расчеты провели Л. Поляков, А. Кваша, В. Козлов и др. Методическая слабость подобного рода расчётов очевидна: исследователи исходили из разницы между численностью советского населения в 1941 году, которая известна очень приблизительно, и численностью послевоенного населения СССР, которую точно определить практически невозможно. Именно эту разницу они и сочли общими людскими потерями.

В 1993 году вышло в свет статистическое исследование «Гриф секретности снят: потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах», подготовленное коллективом авторов, который возглавлял генерал Г. Кривошеев. Основным источником статистических данных стали ранее секретные архивные документы, прежде всего — отчётные материалы Генерального штаба. Однако потери целых фронтов и армий в первые месяцы, и авторы оговорили это особо, были получены ими расчётным путём. К тому же в отчётность Генерального штаба не вошли потери подразделений, организационно не входивших в состав советских Вооружённых сил (армия, флот, пограничные и внутренние войска НКВД СССР), но принимавших непосредственное участие в боях: народное ополчение, партизанские отряды, группы подпольщиков.

Наконец, явно преуменьшено и число военнопленных и пропавших без вести: эта категория потерь, по отчётности Генерального штаба, насчитывает 4,5 млн, из которых 2,8 млн остались живы (были репатриированы после окончания войны или вторично призваны в ряды Красной армии на освобождённой от оккупантов территории), и, соответственно, общее число не возвратившихся из плена, включая и тех, кто не пожелал вернуться в СССР, составило 1,7 млн.

В итоге статистические данные справочника «Гриф секретности снят» сразу были восприняты как нуждающиеся в уточнениях и дополнениях. И в 1998 году благодаря публикации В. Литовкина «В годы войны наша армия потеряла 11 млн 944 тыс. 100 человек» эти данные пополнились на 500 тысяч запасников-резервистов, призванных в армию, но ещё не зачисленных в списки воинских частей и погибших по пути на фронт.

0007

В исследовании В. Литовкина говорится, что с 1946 по 1968 годы специальная комиссия Генерального штаба, возглавляемая генералом С. Штеменко, готовила статистический справочник о потерях 1941–1945 гг. По окончании работы комиссии Штеменко доложил министру обороны СССР маршалу А. Гречко: «Принимая во внимание, что статсборник содержит сведения государственной важности, обнародование которых в печати (включая и закрытую) или иным путём в настоящее время не вызывается необходимостью и нежелательно, сборник предполагается хранить в Генеральном штабе как особый документ, к ознакомлению с которым будет допускаться строго ограниченный круг лиц». И подготовленный сборник находился за семью печатями, пока коллектив под руководством генерала Г. Кривошеева не обнародовал его сведения.

Исследование В. Литовкина посеяло ещё большие сомнения в полноте сведений, опубликованных в сборнике «Гриф секретности снят», ибо возник закономерный вопрос: все ли данные, содержащиеся в «статсборнике комиссии Штеменко», были рассекречены?

Например, по приведённым в статье данным, за годы войны органами военной юстиции было осуждено 994 тысячи человек, из них 422 тысячи направили в штрафные подразделения, 436 тысяч — в места заключения. Оставшиеся 136 тысяч, по-видимому, были расстреляны.

И всё же справочник «Гриф секретности снят» существенно расширил и дополнил представления не только историков, но и всего российского общества о цене Победы 1945 года. Достаточно сослаться на статистическую выкладку: с июня по ноябрь 1941-го Вооружённые силы СССР ежесуточно теряли 24 тыс. человек, из них 17 тыс. убитыми и до 7 тыс. ранеными, а с января 1944 по май 1945-го — 20 тыс. человек, из них 5,2 тыс. убитыми и 14,8 тыс. ранеными.

0008

В 2001 году появилось значительно расширенное статистическое издание — «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил». Авторы дополнили материалы Генштаба донесениями войсковых штабов о потерях и извещениями военкоматов о погибших и пропавших без вести, которые рассылались родственникам по месту жительства. И полученная им цифра потерь возросла до 9 млн 168 тыс. 400 человек. Эти данные были воспроизведены во 2 томе коллективного труда сотрудников Института российской истории РАН «Население России в ХХ веке. Исторические очерки», изданном под редакцией академика Ю. Полякова.

В 2004 году увидело свет второе, исправленное и дополненное, издание книги руководителя Центра военной истории России Института российской истории РАН профессора Г. Куманева «Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941–1945». В ней приведены данные о потерях: около 27 млн советских граждан. А в подстрочных комментариях к ним появилось то самое, упомянутое выше, дополнение, разъясняющее, что подсчёты военных историков ещё в начале 1960-х дали цифру в 26 млн, но «высокие инстанции» предпочли принять за «историческую правду» иное: «свыше 20 млн».

Между тем историки и демографы продолжали искать новые подходы к выяснению величины потерь СССР в войне.

Интересным путём пошёл историк Ильенков, служивший в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Он попытался вычислить безвозвратные потери личного состава Красной армии на основании картотек безвозвратных потерь рядового, сержантского и офицерского составов. Эти картотеки начали создаваться, когда 9 июля 1941 года был организован отдел учёта персональных потерь в составе Главного управления формирования и комплектования Красной армии (ГУФККА). В обязанности отдела входили персональный учёт потерь и составление алфавитной картотеки потерь.

0009

Учёт вели по следующим категориям: 1) погибшие — по донесениям воинских частей, 2) погибшие — по донесениям военкоматов, 3) пропавшие без вести — по донесениям воинских частей, 4) пропавшие без вести — по донесениям военкоматов, 5) умершие в немецком плену, 6) умершие от болезней, 7) умершие от ран — по донесениям воинских частей, умершие от ран — по донесениям военкоматов. Одновременно учитывались: дезертиры; военнослужащие, осуждённые на заключение в исправительно-трудовые лагеря; приговорённые к высшей мере наказания — расстрелу; снятые с учёта безвозвратных потерь как оставшиеся в живых; находящиеся на подозрении в том, что служили у немцев (так называемые «сигнальные»), и бывшие в плену, но оставшиеся в живых. Эти военные не включались в перечень безвозвратных потерь.

После войны картотеки поступили на хранение в Архив Министерства обороны СССР (ныне Центральный архив Министерства обороны РФ). С начала 1990-х в архиве приступили к подсчёту учётных карточек по буквам алфавита и категориям потерь. На 1 ноября 2000 года было обработано 20 букв алфавита, по оставшимся необсчитанными 6 буквам был проведён предварительный подсчёт, имеющий колебания в большую или меньшую сторону на 30–40 тысяч персоналий.

Обсчитанные 20 букв по 8 категориям потерь рядового и сержантского состава Красной армии дали следующие цифры: 9 млн 524 тыс. 398 человек. При этом 116 тыс. 513 человек были сняты с учёта безвозвратных потерь как оказавшиеся живыми по донесениям военкоматов.

Предварительный подсчёт по 6 необсчитанным буквам дал 2 млн 910 тыс. человек безвозвратных потерь. Итог подсчётов получился таким: 12 млн 434 тыс. 398 красноармейцев и сержантов потеряла Красная армия в 1941–1945 гг. (Напомним, что это без потерь Военно-морского флота, внутренних и пограничных войск НКВД СССР.)

По такой же методике обсчитывалась алфавитная картотека безвозвратных потерь офицерского состава Красной армии, которая также хранится в ЦАМО РФ. Они составили около 1 млн 100 тыс. человек.

0010

Таким образом, Красная армия в ходе Второй мировой войны потеряла погибшими, пропавшими без вести, умершими от ран, болезней и в плену 13 млн 534 тыс. 398 бойцов и командиров.

Эти данные на 4 млн 865 тыс. 998 человек превышают безвозвратные потери Вооружённых сил СССР (списочный состав) по данным Генерального штаба, куда вошли Красная армия, военные моряки, пограничники, внутренние войска НКВД СССР.

Наконец, отметим ещё одну новую тенденцию в изучении демографических итогов Второй мировой войны. До распада СССР не было необходимости в оценке людских потерь для отдельных республик или национальностей. И только на исходе ХХ века Л. Рыбаковский попытался рассчитать приблизительную величину людских потерь РСФСР в её тогдашних границах. По его оценкам, она составила примерно 13 млн человек — чуть меньше половины общих потерь СССР.

(Цитаты: С. Голотик и В. Минаев — «Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне: история подсчётов», «Новый исторический вестник», №16, 2007.)

Источник: «Толкователь».

volnodum.livejournal.com

В день 70-й годовщины начала Великой Отечественной войны «Газета.Ru» публикует полемику военных экспертов об оценке числа погибших в этой войне.

«Оценка величины советских военных потерь остается самым больным вопросом истории Великой Отечественной войны. Официальные цифры в 26,6 миллиона погибших и умерших, в том числе 8,7 миллиона военнослужащих, резко занижают потери, особенно в рядах Красной армии, чтобы сделать их почти равными потерям Германии и ее союзников на Восточном фронте и доказать обществу, что мы воевали не хуже немцев, — считает Борис Соколов, кандидат исторических наук, доктор филологических наук, член Русского ПЕН-центра, автор 67 книг по истории и филологии, переведенных на латышский, польский, эстонский и японский языки. — Истинную величину потерь Красной армии можно установить, используя документы, опубликованные в первой половине 90-х годов, когда цензуры темы военных потерь почти не было.

Согласно нашей оценке, сделанной на их основе, потери советских Вооруженных сил убитыми и погибшими составили около 27 миллионов человек, что почти в 10 раз превосходит потери вермахта на Восточном фронте.

Общие же потери СССР (вместе с мирным населением) составили 40–41 миллион человек. Эти оценки находят подтверждение в сравнении данных переписей населения 1939 и 1959 годов, поскольку есть основания полагать, что в 1939 году был весьма значительный недоучет мужчин призывных контингентов. На это, в частности, указывает зафиксированный переписью 39-го года значительный женский перевес уже в возрасте 10–19 лет, где чисто биологически должно быть наоборот».

Оценка в 27 млн погибших военных, данная Борисом Соколовым, должна сходиться хотя бы с общими данными о количестве граждан СССР, надевавших военную форму в 1941–1945 годах, считает Алексей Исаев, автор 20 книг о Великой Отечественной войне, выпускник МИФИ, работавший в Российском государственном военном архиве и Центральном архиве Минобороны России, а также в Институте военной истории Министерства обороны России.

«К началу войны в армии и на флоте числилось 4826,9 тысяч человек плюс 74,9 тысяч человек из формирований других ведомств, состоявших на довольствии Наркомата обороны. За годы войны было мобилизовано (с учетом находившихся на 22 июня 1941 году на военных сборах) 29 574,9 тысячи человек, — приводит данные Исаев. — Эта цифра по понятным причинам не учитывает повторно призванных. Таким образом, всего было привлечено в Вооруженные силы 34476,7 тысяч человек. На 1 июля 1945 года в армии и на флоте оставалось 12839,8 тысяч человек, в том числе 1046 тысяч человек в госпиталях. Проведя несложные арифметические вычисления, мы получаем, что разница между количеством привлеченных в армию граждан и количеством числившихся в Вооруженных силах к окончанию войны составляет 21629,7 тысяч человек, округленно — 21,6 млн человек.

Это уже сильно отличается от названной Б. Соколовым цифры в 27 млн погибших.

Такое количество погибших просто физически не могло образоваться при том уровне использования людских ресурсов, которое имело место в СССР в 1941–1945 годах.

Привлечь 100% мужского населения призывного возраста в Вооруженные силы не могла себе позволить ни одна страна мира.

В любом случае требовалось оставить у станков в военной промышленности немалое число мужчин, несмотря на широкое использование труда женщин и подростков. Приведу лишь несколько цифр. На 1 января 1942 года на заводе № 183 — ведущем производителе танков Т-34 — доля женщин в числе работников составляла всего 34%. К 1 января 1944 года она несколько упала и составила 27,6%.

Всего же в народном хозяйстве в 1942–1944 годах доля женщин в общем числе работающих колебалась от 53 до 57%.

Подростки, в основном в возрасте 14–17 лет, составляли примерно 10% от числа работников завода № 183. Аналогичная картина наблюдалась на других заводах Наркомата танковой промышленности. Более 60% работников отрасли составляли мужчины старше 18 лет. Более того, уже в ходе войны из армии передавались в военную промышленность значительные людские ресурсы. Связано это было с нехваткой рабочих рук и текучестью кадров на заводах, в том числе танковых.

При оценке безвозвратных потерь необходимо опираться в первую очередь на результаты учета погибших по картотекам безвозвратных потерь в IX и XI отделах Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) РФ, утверждает Кирилл Александров, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник (по специальности «История России») энциклопедического отдела филфака СПбГУ.

«Таких личных карточек, как сообщил в марте 2009 года в разговоре со мной один из сотрудников IX отдела, более 15 млн (вместе с офицерами и политработниками).

Еще ранее, в 2007 году, впервые на одной из научных конференций близкие данные ввел в научный оборот старший научный сотрудник ЦАМО и сотрудник Института военной истории полковник Владимир Трофимович Елисеев. Он сообщил слушателям, что

суммарная цифра безвозвратных потерь по результатам учета карточек в картотеках двух отделов ЦАМО более 13,6 млн человек.

Сразу оговорюсь: это после изъятия дублирующих карточек, которое производилось методично и кропотливо сотрудниками архива на протяжении предыдущих лет, — уточнил Кирилл Александров. — Естественно, что многие категории погибших военнослужащих не учитывались вообще (например, призывавшиеся непосредственно в части по ходу боев из местных населенных пунктов) или сведения о них хранятся в других ведомственных архивах.

Дискуссионным остается вопрос о численности Вооруженных Сил СССР к 22 июня 1941 г. Например, группа генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева оценивала численность РККА и ВМФ на 22 июня 1941 г. в 4,8 млн человек, причем неясно, включены ли в это число пограничники, личный состав ВВС, войск ПВО и НКВД. Однако известный российский ученый М. И. Мельтюхов привел гораздо большие цифры — 5,7 млн (с учетом численности военнослужащих ВВС, войск НКВД и погранвойск). Плохо был поставлен учет призванных в 1941 г. в армии народного ополчения. Таким образом, предположительно,

реальные цифры тех, кто погиб в рядах Вооруженных Сил СССР (включая партизан), по нашим оценкам, составляют ориентировочно 16–17 млн человек.

Очень важно, что эта ориентировочная цифра в целом коррелирует с результатами долгих исследований группы квалифицированных российских демографов из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН — Е. М. Андреева, Л. Е. Дарского и Т. Л. Харьковой. Почти 20 лет назад эти ученые, проанализировав огромный массив статистического материала и переписей населения СССР за разные годы, пришли к выводу, что потери погибшими юношей и мужчин в возрасте 15–49 лет составили примерно 16,2 млн человек. При этом сведениями из картотек ЦАМО демографы РАН не пользовались, так как на рубеже 1980–1990-х годов они еще не были введены в научный оборот. Естественно, что для полноты картины нужно исключить какую-то часть 15–17-летних подростков, погибших не на военной службе, а также включить погибших на военной службе женщин и мужчин в возрасте старше 49 лет. Но в целом ситуация представима.

Таким образом, и официальные цифры Министерства обороны РФ в 8,6 млн погибших советских военнослужащих, и цифры Бориса Соколова представляются неверными.

Группа генерала Кривошеева объявила официальную цифру в 8,6 млн еще в начале 1990-х годов, но, как убедительно показал полковник В. Т. Елисеев, Кривошеев познакомился с содержанием картотеки безвозвратных потерь рядового и сержантского состава лишь в 2002 г. Борис Соколов, как мне кажется, допускает ошибку в методике расчета. Думаю, что известная цифра в 27 млн погибших граждан СССР вполне реалистична и отражает подлинную картину. Однако, вопреки распространенным представлениям, основную долю погибших составили именно военнослужащие, а не гражданское население Советского Союза».

(Данный текст опубликован в «Газете.Ru» в рамках информационного партнерства с газетой «Троицкий вариант – Наука».

www.gazeta.ru

Потери Вермахта и войск СС

К настоящему времени не существует достаточно надежных цифр потерь немецкой армии, полученных прямым статистическим подсчетом. Объясняется это отсутствием по разным причинам достоверных исходных статистических материалов о немецких потерях. Более или менее ясна картина относительно числа военнопленных вермахта на советско-германском фронте. По российским источникам, советскими войсками было пленено 3 172 300 солдат вермахта, из них в лагерях НКВД находилось 2388443 немца. По подсчетам немецких историков, в советских лагерях военнопленных только немецких военнослужащих было около 3,1 млн.

Расхождение примерно в 0,7 млн. чел. Объясняется это расхождение различиями в оценке числа погибших в плену немцев: по российским архивным документам в советском плену погибло 356 700 немцев, а по оценке немецких исследователей примерно 1,1 млн. чел. Представляется, что более достоверной является российская цифра погибших в плену немцев, а недостающие 0,7 млн. пропавших без вести и не вернувшихся из плена немцев на самом деле погибли не в плену, а на поле боя.

Существует другая статистика потерь – статистика захоронений солдат вермахта. Согласно приложению к закону ФРГ «О сохранении мест захоронения», общее число немецких солдат, находящихся в зафиксированных захоронениях на территории Советского Союза и восточноевропейских стран, составляет 3 млн. 226 тыс. чел. (на территории только СССР – 2 330 000 захоронений). Эта цифра может быть принята в качестве исходной для расчета демографических потерь вермахта, однако и она нуждается в корректировке.

  1. Во-первых, эта цифра учитывает только захоронения немцев, а в составе вермахта воевало большое число солдат других национальностей: австрийцев (из них погибло 270 тыс. чел.), судетских немцев и эльзасцев (погибло 230 тыс. чел.) и представителей других национальностей и государств (погибло 357 тыс. чел.). Из общего числа погибших солдат вермахта не-немецкой национальности на долю советско-германского фронта приходится 75-80%, т. е. 0,6–0,7 млн. чел.
  2. Во-вторых, эта цифра относится к началу 90-х годов прошлого столетия. За прошедшее с тех пор время поиск немецких захоронений в России, странах СНГ и странах Восточной Европы продолжался. А появлявшиеся на эту тему сообщения были недостаточно информативны. Так, например, российская Ассоциация военных мемориалов, созданная в 1992 году, сообщила, что за 10 лет своего существования передала Немецкому союзу по уходу за воинскими захоронениями сведения о захоронениях 400 тыс. солдат вермахта. Однако были ли это вновь обнаруженные захоронения или они уже учтены в цифре 3 млн. 226 тыс. неясно. К сожалению, обобщенной статистики вновь обнаруженных захоронений солдат вермахта найти не удалось. Ориентировочно можно принять, что число вновь обнаруженных за последние 10 лет захоронений солдат вермахта находится в пределах 0,2–0,4 млн. чел.
  3. В третьих, многие захоронения погибших солдат вермахта на советской земле исчезли или умышленно были уничтожены. Ориентировочно в таких исчезнувших и безымянных могилах могло быть захоронено 0,4–0,6 млн. солдат вермахта.
  4. В четвертых, в эти данные не включены захоронения немецких солдат, убитых в боях с советскими войсками на территории Германии, и западноевропейских стран. По данным Р. Оверманса, только за последние три весенних месяца войны погибло порядка 1 млн. чел. (минимальная оценка 700 тыс.) В целом, на германской земле и в западноевропейских странах в боях с Красной Армией погибло примерно 1,2–1,5 млн. солдат вермахта.
  5. Наконец, в пятых, в число захороненных вошли и солдаты вермахта, умершие «естественной» смертью (0,1–0,2 млн. чел.)

Примерный порядок расчета общих людских потерь Германии

  1. Население в 1939 г. – 70,2 млн. человек.
  2. Население в 1946 г. – 65,93 млн. человек.
  3. Естественная смертность 2,8 млн. человек.
  4. Естественный прирост (рождаемость) 3,5 млн. человек.
  5. Эмиграционный приток 7,25 млн. человек.
  6. Итого потери {(70,2 – 65,93 – 2,8) + 3,5 + 7,25 = 12,22} 12,15 млн. человек.

Количество погибших русских во второй мировой войне

Выводы

Напомним, что споры о количестве погибших ведутся и по сей день.

Во время войны погибло почти 27 миллионов граждан СССР (точное число – 26.6 миллиона). В это количество включили:

  • убитых и умерших от ранений военнослужащих;
  • умерших от болезней;
  • казненных через расстрел (по результатам различных доносов);
  • пропавших без вести и попавших в плен;
  • представителей мирного населения, как на оккупированных территориях СССР, так в других областях страны, в которой из-за шедших в государстве боевых действий наблюдалась повышенная смертность от голода и заболеваний.

Сюда же относят и тех, кто во время войны эмигрировал из СССР и не вернулся на родину после победы. Подавляющее число погибших составляли мужчины (около 20 миллионов). Современные исследователи утверждают, что к концу войны из мужчин, родившихся в 1923г. (т.е. тех, кому в 1941 было 18 лет и их могли призвать в армию) в живых осталось около 3%. К 1945 г. женщин в СССР было вдвое больше, чем мужчин (данные для людей в возрасте от 20 до 29 лет).

Кроме собственно умерших, к человеческим потерям можно отнести и резкое падение рождаемости. Так, по официальным подсчетам, если бы уровень рождаемости в государстве остался хотя бы на прежнем уровне, население Союза к концу 1945 г. должно было составлять на 35 – 36 миллионов человек больше, чем было в реальности. Несмотря на многочисленные исследования и подсчеты, точное количество погибших во время войны вряд ли когда-нибудь будет названо.

mfina.ru

Количество погибших русских во второй мировой войне

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.