О том, почему «Меркаву» считают блокпостом на гусеницах, а на «Армате» можно воевать в белой рубашке, обозревателю «НВО» Олегу ОДНОКОЛЕНКО рассказал заместитель генерального директора НПК «Уралвагонзавод» Вячеслав ХАЛИТОВ.
Халитов вячеслав гилфанович
– Не успела «Армата» появиться, как на нее моментально вылили кучу грязи. Как вы думаете, Вячеслав Гилфанович, боятся или уважают?

– Полагаю, и то, и другое. Танк на унифицированной платформе «Армата», по-другому, изделие Т-14 и Т-15, у нас получилось весьма перспективным. Вполне понятно, что это не всем понравилось.

– И тогда в ход пошли даже не противотанковые средства – пресса?

– В конкуренции приличные манеры не работают, там все средства хороши. Вот и полились потоком «аналитические оценки». Но поскольку большинство так называемых экспертов очень далеки от танкостроения, а «Армату» видели разве что по телевизору, сути в этих экспертизах мало, а политики с переизбытком. Впрочем, мы были ко всему готовы. Да и чего бояться «диванных» экспертов? Т-14 – танк будущего, а такие танки грязи не боятся.


– Кто придумал название «Армата»? Вроде в Средневековье так пушки называли.

– Мне больше нравится такое объяснение: «арм» – «сила», «ата» – «отец», получается – «сила отца». А можно сказать – «сила предков». Красиво?

– Вы утверждаете, что ваш танк на платформе «Армата» – само совершенство, однако есть мнение в околотанковых кругах, будто башня у «Черного орла» была лучше, и напрасно ее не поставили на Т-14.

– Расставим все по местам: к Нижнему Тагилу «Черный орел» никакого отношения не имеет и к «Армате», понятно, тоже.

«Черным орлом» занималось Омское КБ, а Т-14 был создан на Уральском КБ транспортного машиностроения. Его ближайшие родственники – Т-90 и Т-95, который начали разрабатывать еще в советские времена по программе опытно-конструкторских работ «Совершенствование-88».

– Значит, башня «Черного орла» не подошла Т-14 по идеологии – не та группа крови?

– Здесь надо говорить не об идеологии, а о конструкторских решениях. При этом стоит отметить, что «Черный орел» – это еще не совсем танк, это некий концепт. Даже не опытно-конструкторская, а научно-исследовательская работа – в общем, творческий поиск. Например, поиск решения, как перенести автомат заряжания из корпуса на башню. Что, кстати, еще до «Черного орла» реализовали на «Абрамсе», да и на других танках.


перь вот и на Т-14. Кстати, подобную компоновку конструктора нарисовали еще в 30-х годах, прошлого века. Но стоило Т-14 показаться на Красной площади, как немецкое издание написало, будто именно такой вариант был разработан в Германии в 90-е годы, а русские, дескать, его скопировали… Полная чушь! Разместить на рисунке силовую установку по центру, на корме, или в передней части танка сегодня и школьник сможет. Вы покажите реальную машину, как принято говорить, в металле! Кстати, необитаемый боевой модуль, который мы применили на Т-14, – тоже изобретение 30-х годов. Просто в то время не было технологических возможностей реализовать такую идею, да и идеология была другой. О людях особенно не думали, нужен был танковый парк – чем больше танков, тем лучше. Сегодня другая концепция. В конечном счете мы обязательно перейдем на роботов, и первый шаг уже сделан – боевой модуль на Т-14, как известно, необитаем. А еще лучше, чтобы и в танке никого не было. И в перспективе так оно и будет. Начнем с того, что будем сокращать экипаж. Я, например, считаю лишним наводчика, который, по сути, дублирует командира танка. Вполне можно управлять экипажем и вдвоем.

– И у кого сейчас больше шансов в противостоянии «броня – снаряд»? У средств поражения?

– После «Арматы» уже нет. Обеспечение высокой живучести машины на поле боя – очень важная задача. Нам нужна машина, обеспечивающая длительное пребывание на поле боя. Зачем нам «спичечные коробки», которые пробиваются 30-мм боеприпасом? Ради впечатляющего суммарного боевого потенциала? По факту эти тысячи слабозащищенных машин можно будет списать в безвозвратные потери уже после первых операций. Мне кажется, лучше делать более живучие машины, способные большее время находиться в боевом строю и выполнять боевые задачи. «Армата» как раз и относится именно к той категории боевых машин, у которых максимально реализован принцип обеспечения высокой живучести – самой машины и экипажа.


– Значит, живучесть превыше всего?

– Остальные боевые характеристики мы тоже не оставили без внимания. Например, подвижность. На «Армате» установлен более мощный дизельный двигатель. При этом мы постарались сохранить оптимальный вес машины. Как известно, ограничение для средних танков – не более 55 тонн. Это связано со многими вещами – аэромобильность, перевозка железнодорожным транспортом, опять же мосты… Не переделывать же весь театр военных действий под одну машину. К тому же в Министерстве обороны принята концепция: у нас нет тяжелых, средних и легких танков. У нас есть только основной боевой танк – ОБТ. В эти параметры мы и вписывались, когда создавали «Армату». При этом параллельно решались две задачи – унификация и стандартизация. Унификация – это чтобы на базе единой платформы можно было использовать большую номенклатуру различных систем вооружения. Например, зенитно-ракетные комплексы, самоходные артиллерийские установки, различные инженерные машины и т.д. Идея унифицированной платформы наконец-то начинает реализовываться. И ничьей конкретной заслуги в этом нет – просто жизнь подсказала, рыночная экономика.


– А что будет с теми, кто сейчас делает платформы под ЗРК и другую технику? Отбираете чужой хлеб!

– Конечно, не всем это понравится, ведь корпорации уже сложились. Например, у «Алмаза-Антея» есть свое родное шасси – ГМ-569, на котором они делают БУК-3М и другие комплексы. А если Минобороны скажет всем переходить на «Армату», их родные предприятия автоматически выпадут из производственной цепочки.

Да, проблем с партнерами скорее всего не избежать. Мы нарушим сложившуюся у них за долгие годы кооперацию. Но здесь придется чем-то поступиться: экономическая целесообразность – вещь упрямая. Да и надо уже в конце концов стать государственниками, а не с маниакальным упорством отстаивать исключительно корпоративные интересы.

– И кто должен дать команду: все, переходим на «Армату»?

– Верховный главнокомандующий прикажет, и все будет сделано.

– Хорошо, что с БМП Т-15 не было таких проблем

– Как и Т-14, тяжелая БМП Т-15 – боевая машина переднего края – это очень интересное изделие. Ничего подобного в мире нет. Хотя попытки создать тяжелую БМП с защищенным обитаемым отделением на базе танка были и у нас, и за рубежом. Например, в Харькове, сам видел, так называемую бронированную капсулу для десанта установили на железнодорожных пружинах, творение самоделкиных. Выглядело это очень смешно – вроде как сарай на гусеницах. В Нижнем Тагиле выполняется сложная опытно-конструкторская работа по созданию тяжелой БМП. Еще раз отмечу: впервые за всю историю мирового танкостроения.


– Оценили?

– Некоторые эксперты утверждают, что тяжелая БМП вообще не нужна, потому что не все задачи может выполнять. Например, преодоление водных преград. С аэротранспортабельностью тоже проблемы – на каждую машину необходимо по самолету. Еще утверждают, что скорость у Т-15 меньше, чем у более легкобронированной техники. Более того, хочу отметить, что при правильной организации марша Т-15 по средней скорости движения превосходит некоторые БМП (результат моделирования).

– А есть другое утверждение: будто экипаж в этой так называемой капсуле – как шпроты в банке.

– Чепуха! Это раньше в танкисты ростом выше метра семидесяти старались не брать, в «Армате» ограничений по росту нет. В общем, для экипажа созданы весьма комфортные условия – это тоже очень важно. Экипаж должен выполнять задачу и ни на что не отвлекаться.

– Судя по хронике, немецкие танкисты во Вторую мировую воевали чуть ли не в белых рубашках. А можно ли из «Арматы», не переодеваясь, отправиться на бал?

– Дело в том, что у нас экипаж танка по совместительству был еще и ремонтной бригадой, выполнял основные работы по ремонту и обслуживанию. Это потому, что при массовом выходе танков из строя сил ремонтных подразделений не хватало. А мы сделали «Армату» абсолютно ремонтопригодной и ремонтоудобной. Например, чтобы заменить силовой блок в Т-90, экипаж должен был работать без сна и отдыха сутки. В «Армате» для выполнения этой операции потребуется всего один час. Есть разница?


– А как на «Абрамсе» с заменой силового блока?

– У них тоже быстро справляются. На «Леопарде» еще быстрее. Причем решили они эту проблему достаточно давно. Мы только сейчас их догнали.

– Вот вы говорите, что «Армата» – лучшее, что сегодня есть в танковом мире. Но первое впечатление от ее появления на Красной площади прошло, и на Западе стали говорить, что есть танки, у которых скорость хода выше, вооружение мощнее…

– Оценивать необходимо по совокупности боевых характеристик, а не по отдельным каким-то параметрам, например скорость… Для этого существует методика оценки боевого потенциала машины или военно-технического уровня. ВТУ – это интегрированный показатель, условно его разделили на пять позиций: огневая мощь, подвижность, защищенность, командная управляемость и свойства эксплуатации. По ним и формируется коэффициент ВТУ, позволяющий более-менее точно составить табель о рангах в танковом строю. При этом надо понимать, что если улучшаются какие-то отдельные характеристики, то и интегральный показатель растет. Так вот если взять за единицу базовый показатель Т-72 самых первых выпусков, то у «Арматы» будет четверка. Представляете, насколько вырос интегральный показатель! Это говорит о том, что мы подняли все боевые свойства машины, прошлись по всем параметрам. Но особый упор сделали на повышение защищенности и живучести.


– И чем это было достигнуто?

– Многоуровневой защитой как от обычных средств поражения, так и от перспективных, в том числе от высокоточного оружия. Для чего в конструкцию «Арматы» внедрили ряд систем. Первая – это система противодействия обнаружению. Обеспечивается за счет применения глубокой стелс-технологии, специальной окраски и рациональной архитектуры машины.

– Но силуэт-то у Т-14 повыше будет, чем у Т-72.

– Это уже не так важно. Сегодня противотанковые системы настолько совершенны, что и мышонка в траве разглядят. Хотя и «Абрамс», и «Леопард» выше «Арматы», что видно невооруженным взглядом. При обнаружении работает система предотвращения попаданий, которая сама состоит из комплекса активных систем защиты. Из системы противодействия высокоточному оружию с мультиспектральными датчиками обнаружения угроз и автоматической постановки дымовой завесы, в том числе с верхней полусферы. Из комплекса поражения противотанковых боеприпасов на подлете к изделию и системы электромагнитной защиты для противодействия боеприпасам с магнитометрическим взрывателем.

– А если снаряд все-таки долетит до цели?

– Последняя преграда на его пути – система предотвращения поражения. Обеспечивается применением новых противоснарядных сталей и комплектом съемно-модульных защитных устройств с динамической защитой нового поколения. Сразу скажу: у той броневой стали, которая применена на «Армате», аналогов в мире точно нет.

– Стало быть, горят мартеновские печи?


– Конечно, горят. А если броня все же не устоит, настанет черед системы повышения живучести при поражении танка, которая состоит из оригинальной компоновки: защищенный обитаемый модуль, отделенный от боеукладки, и необитаемый боевой модуль, различные системы коллективной защиты и противоосколочные экраны из ткани типа «кевлар». Если представить образно, многоуровневая защита «Арматы» – это нечто наподобие многослойного пирога, торт-наполеон, если хотите, который просто так не пробить.

– Известный случай на параде показал, что на такой танк механика-водителя с восемью классами образования уже не посадишь.

– Нежелательно, конечно. Кстати, на заре советского танкостроения танкисты и летчики ценились на равных и даже денежное содержание получали одинаковое. Потом авиация вырвалась вперед. Теперь все возвращается на круги своя – танк тоже стал очень сложной системой, и эта система требует специального подхода. Поэтому я считаю, что и в танковых частях по примеру авиации надо вводить должность техника танка – есть техник самолета, пусть будет и техник танка. Его задача – квалифицированно подготовить сложную боевую машину к применению, а задача экипажа – занять свои места и выполнить боевую задачу. А с восьмиклассным образованием в «Армате» делать, конечно же, нечего. Иллюстрация – случай на Красной площади. Это говорит о том, что подготовка экипажей таких машин должна быть тоже особенной. Особенным должно быть и содержание «Арматы» в войсках: все-таки машина пятого поколения. Словом, надо менять всю систему, и мы предлагаем Министерству обороны заключать с нами не просто контракт на поставку, а контракт на весь жизненный цикл, например как в авиации.


– Кстати, Т-50 уже давно летает, а вот нужный двигатель, который был запланирован, пока еще доводят до ума. Какая степень готовности «Арматы»? Это уже готовый продукт?

– Машина находится на этапе предварительных испытаний, поэтому полный ответ можно будет дать только после государственных испытаний. Говорить сейчас о том, что все проблемы решены, еще рано. Идет опытно-конструкторская работа, и после каждого этапа вносятся изменения, отрабатывается рабочая документация. Здесь нам очень помогло Министерство обороны, закупив опытно-промышленную партию, которая пойдет в войска, а мы получим просто колоссальную статистику по эксплуатации, причем в более сжатые сроки. Если раньше статистка накапливалась за счет эксплуатации всего нескольких образцов, и это было очень продолжительное время, то теперь, когда на апробирование в войска пойдет целая партия, постановка «Арматы» на вооружение, безусловно, ускорится.

– Вроде бы «Армата» выйдет дешевле «Абрамса» и «Леопарда». За счет чего?

– Некоторые утверждают обратное, но это спекуляция. Здесь необходимо учитывать, что «Армата» – опытный образец, и кто разбирается в ценообразовании, должен понимать, что цена на опытный образец никак не может быть ниже стоимости серийной машины. С началом серийного производства «Армата» подешевеет. Впрочем, она и сейчас дешевле, чем любой зарубежный аналог.


– Хотя бы примерную стоимость назвать могли бы?

– Коммерческая тайна, не хотелось бы. Но один момент все-таки отмечу. Отечественное вооружение всегда выигрывало за счет соотношения эффективность/стоимость. По этому показателю равных нам нет, поэтому мы на сегодняшний день занимаем первое место в мире по экспорту танков.

– Кстати, потенциальные покупатели уже себя проявили?

– Об этом говорить еще рано. Но интересуются многие – пытаются понять, что же это такое русские сделали. Но разузнать побольше еще не значит купить. Серьезный коммерческий интерес к «Армате» обозначится, когда ее примут на вооружение. Вот тогда мы поставим ее в строй, а если Министерство обороны позволит нам поставлять «Армату» зарубежным заказчикам, тогда мы и займемся реализацией. А почему бы нет? На мой взгляд, у «Арматы» колоссальный экспортный потенциал.

– Дмитрий Рогозин говорил, что в перспективе на «Армате» может появиться и более мощная пушка – 152-мм. Такой вариант рассматривается?

– Разрабатывая эту машину, мы предусмотрели возможность применения различных боевых модулей – с пушками от 30 мм, как на Т-15, до 152 мм. И существенных конструктивных вмешательств, чтобы установить на платформу боевой модуль с пушкой 152 мм, не требуется.

– После премьерного показа Т-14 наши западные партнеры заявили, что собираются сделать такой же танк. Ну и что теперь – снова гонка вооружений?

– Даже не сомневаюсь, что на Западе обязательно постараются как-то отреагировать на появление «Арматы». Но я не согласен с утверждением, будто «Армата» станет поводом для активизации гонки вооружений. Никакой политики в факте ее появления нет. Просто возникла необходимость в более совершенном средстве вооруженной борьбы – Т-72 стоит на вооружении уже почти полвека, самое время подготовить ему замену.

– Сколько по времени делали «Армату» – от эскизного проекта до железа?

– Два года. Но при этом необходимо учитывать, что ко времени начала ОКР у нас уже был создан определенный научно-технический задел. Кроме того, есть и другое очень важное условие: безусловное и бесперебойное финансирование. С «Арматой», образно выражаясь, сошлись все планеты – технический задел, бесперебойное финансирование, замечательный коллектив конструкторов, отличное управление и своевременное создание корпорации. Поэтому и получилась за два года – от эскиза до железа.

– И санкции не помешали?

– На «Армате» практически все отечественное.

– Главковерх танк видел?

– Как же без Верховного главнокомандующего! Конечно, видел.

– А министр обороны?

Безусловно. И сегодня в сравнении с прежними годами отношение к армии и оборонно-промышленному комплексу кардинально изменилось в лучшую сторону. Маленький пример. Нижний Тагил шесть лет назад: невзрачный город с разбитыми, неосвещенными улицами, с неотремонтированными домами. Я еще подумал: как тут люди живут? Сегодня приятно посмотреть – город светлый, все заасфальтировано, люди радостные, есть перспективы дальнейшего развития.

– Гражданский сектор не мешает корпорации? Может, лучше вернуться к почтовым ящикам – как в старые времена?

– Нет, военный и гражданский сектор балансируют и поддерживают друг друга.

– Однако конфликт с «Альфа-Банком» возник из-за финансовых проблем именно по гражданской продукции?

– И что теперь? Считаю, что история с «Альфа-Банком» заказная. Причем все специально было сделано именно к Дню Победы, будто этой проблемы не существовало еще в феврале-марте. И чего хотели? Подчеркнуть свою «значимость». А когда банки в разгар кризиса валились один за другим, им государство разве не помогало? А теперь, когда надо было поддержать государственное дело… Ну чего тут еще скажешь!

– «Уралвагонзавод», очевидно, становится первым номером в отечественном танкостроении, и по части производства конкурентов у вас нет. А как с творческой конкуренцией?

– В 2013 году мне поручили провести конференцию с большой китайской делегацией из генералов и заказчиков. Мне задали такой же вопрос: почему в России нет второго «Уралвагонзавода»? Как известно, китайцы очень любят пофилософствовать, поэтому я им ответил вопросом на вопрос: а почему в Китае нет второго танкового завода и почему вы сами выпускаете только один танк? Тишина, задумались, а потом говорят: мы снимаем вопрос. И действительно, зачем стране много танковых заводов? Чтобы, как в советские времена, на одном делать Т-80 с газотурбинным двигателем, а на другом Т-64 с двигателем 5ТДФ? При этом башни одинаковые, броня абсолютно одинаковая, отличия только по некоторым элементам ходовой части и в силовом блоке. Но при этом затраты были неимоверные: везде надо содержать свои КБ, свои заводы, выстроить под каждое изделие свою кооперацию. Это же больше 100 предприятий под каждое изделие!

– Ну а состязание между КБ?

– Хороший конструктор, талантливый изобретатель никуда от нас не денется, все равно придет к нам со своими идеями. У нас 45% специалистов в возрасте от 25 до 40 лет. Мы активно ищем таланты и хорошо их мотивируем, создаем все условия для работы и творчества. Поэтому в последнее время и появилось много новых разработок. Например, недавно в омском КБ создали специальную пожарную машину. Правильнее будет сказать, не машину, а комплекс пожаротушения и спасательных работ. Сделан он на базе танка, поэтому может использоваться в эпицентрах взрывов, перевозить 25 кубов воды – маленький водоем.

– Вот Т-90 назвали летающим танком. А как «Армата» по части преодоления препятствий?

– В разы лучше. У «Арматы» все лучше. А потом есть такое поверье: если машина получается на вид красивой, то и технически она совершенна.

– На вкус и цвет, как известно, товарищей нет. Некоторые, например, восхищаются «Меркавой-4». Говорят, весьма эффективная машина и удобная – есть даже место, чтобы выспаться на походной койке. У «Леопарда» тоже поклонников хватает.

– Видел я «Меркаву». Это больше блокпост на гусеницах. У него такая ходовая часть, что воевать на нем можно только на Земле обетованной, у нас он намертво застрянет у первого же болота.

– А лучшая песня про танки и танкистов, наверное – «Нас извлекут из-под обломков…»?

– Вот эта песня точно не про «Армату», потому что она очень живучая.

Вячеслав Гилфанович Халитов – генерал-майор, автор книг и статей, эксперт в области специальной и военной техники, выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ. Прошел путь от командира ремонтного взвода до начальника штаба Главного автобронетанкового управления Министерства обороны. Участник боевых действий в Чечне, Южной Осетии, миротворческих кампаний в Приднестровье и Таджикистане. В настоящее время – заместитель генерального директора АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» по специальной технике, руководитель военного дивизиона. Награжден орденом «За военные заслуги» и медалями, благодарностями от президента России.

zampolit-ru.livejournal.com

Заместитель генерального директора корпорации «Уралвагонзавод» (Ростех) по спецтехнике Вячеслав Халитов рассказал обозревателю «Интерфакса» Павлу Коряшкину о выполнении гособоронзаказа и испытаниях новой техники – танка «Армата» и гаубицы «Коалиция-СВ».

— Вячеслав Гилфанович, как обстоят дела с выполнением «Уралвагонзаводом» гособоронзаказа в 2017 году? Сколько новой и модернизированной техники корпорация поставила Вооруженным силам?

— Государственный оборонный заказ 2017 года предприятиями практически выполнен в полном объеме. В настоящее время корпорация приступила к выполнению заданий следующего отчетного периода. В 2017 году в войска поставлено свыше 1,2 тыс. вооружения, военной и специальной техники. Более 70% этого объема составляет новое и модернизированное вооружение.

— Какие планы по поставкам бронетехники Минобороны в 2018 году?

— В рамках государственного оборонного заказа корпорация уже заключила и выполняет государственные контракты по реализации заданий 2018 года. Объемы заданий не ниже2017 года. В целом они обеспечивают ритмичную работу предприятий по производству вооружения и соответствуют потребностям государственного заказчика – Минобороны России.

— Какая загрузка УВЗ военными заказами ожидается в рамках новой госпрограммы вооружения?

— Объемы определяет руководство Минобороны России. Предприятия готовы к реализации запланированных заданий в требуемых объемах и с надлежащим качеством, объемы загрузок позволяют находиться в зоне устойчивого развития.

— В годовом отчете УВЗ говорилось, что корпорация модернизирует производственные мощности для серийного выпуска Т-14 «Армата». На каком этапе находятся испытания этого танка? В каком году планируется начать серийное производство?

— Подготовка производства выполняется параллельно разработке изделия. В настоящее время танк Т-14 «Армата» проходит предварительные испытания. Готовность изделия не раз была продемонстрирована в рамках Парада Победы. Неоднократно в рамках закрытых показов руководящему составу Минобороны России были продемонстрированы огневые возможности.

Долгосрочный контракт на поставку с Минобороны заключен, серийная поставка будет осуществляться в ближайшие годы.

— На каком этапе испытания тяжелой боевой машины пехоты на платформе «Армата»? Какие перспективы её принятия на вооружение?

— Хотелось бы отметить, что изделия: танк Т-14, БМП Т-15, БРЭМ Т-16 разрабатываются в рамках одной опытно-конструкторской работы, поэтому и срок выполнения этапов по всем изделиям один. Что же касается принятия их на вооружение, то необходимость в изделиях данного типа была определена заказчиком на этапе открытия опытно-конструкторской работы.

— Как развивается проект по созданию беспилотного танка «Армата»?

— Вопрос о роботизации «Арматы» в настоящее время прорабатывается, но пока можно говорить только о проведении теоретических и экспериментальных работ, направленных на обоснование технического облика, экономической возможности и целесообразности разработки роботизированной «Арматы».

Научно-технический прогресс в мире во всех областях промышленности, развитие технологий военного и двойного назначения в последние десятилетия обеспечили интенсивное совершенствование создаваемой техники и повышение степени ее автоматизации. Сегодня технологии продвинулись настолько, и разработки в области робототехники идут вперед таким темпом, что следует всерьез задуматься о роботах как о новом виде оружия.

— УВЗ начал поставки военным по контракту боевых машин поддержки танков «Терминатор»?

— Действительно, на форуме «Армия» заключен государственный контракт на поставку в интересах Минобороны России партии боевых машин поддержки танков БМПТ. Предприятие приступило к реализации данного контракта.

— Ведет ли УВЗ разработку танка нового (четвертого послевоенного) поколения? Уже понятен его облик и характеристики?

www.globalwarnews.ru

Стабильным "поставщиком" мировых военно-технических новостей в 2015 году выступает Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" (УВЗ). Событием года стало участие новых танков Т-14 и боевых машин Т-15, созданных на платформе "Армата", в параде 9 мая на Красной площади. Затем модернизированные на УВЗ танки Т-72 блеснули на международном танковом биатлоне. В сентябре Корпорация вновь продемонстрировала свои возможности на выставке Russia Arms Expo 2015 (RAE-2015) в Нижнем Тагиле.

О предварительных итогах участия Уралвагонзавода в этой выставке, исполнении гособоронзаказа и экспортных контрактов "Интерфаксу-АВН" рассказал заместитель генерального директора НПК "УВЗ" по спецтехнике Вячеслав Халитов.

— Вячеслав Гилфанович, летом в Алабино впервые прошел военно-технический форум "Армия". Поэтому многих на выставке в Нижнем Тагиле прежде всего интересовал вопрос: а состоится ли через два года Russia Arms Expo вновь на Урале или перекочует в Подмосковье?

— Вице-премьер Дмитрий Рогозин, принявший участие в работе выставки и военно-промышленной конференции, сказал, что наша выставка будет иметь долгую историю, даже несмотря на то, что создаются новые выставочные площадки, в том числе в Подмосковье. Председатель правительства Дмитрий Анатольевич Медведев такой подход разделяет, о чем и сказал при встрече с руководством УВЗ.

Российское военное ведомство нас в этом году поддержало, как никогда. В выставке приняли участие два заместителя министра обороны. Минобороны выдало все необходимые разрешения на статическую демонстрацию "Арматы" и другой перспективной техники, предоставило боеприпасы, дало добро на демонстрационные полеты пилотажной группы "Соколы России".

Решено, что выставка "Армия" пройдет в 2016 году, а наша выставка — в 2017 году. Так и будет. "Армия" будет проводиться по четным годам, а Russia Arms Expo в Нижнем Тагиле — по нечетным.

Мы уже начали подготовку к RAE-2017. Известно, что она откроется 3 сентября 2017 года. Будем наращивать потенциал выставки. Подробности пока раскрывать не буду. Скажу только, что возможности полигона "Старатель" по демонстрации огневых качеств российского оружия вырастут.

— Как обстоят дела с выполнением гособоронзаказа 2015 года?

— У нас с министерством обороны заключены долгосрочные контракты, в том числе, трехлетние. Существуют согласованные графики поставок вооружения и военной техники. Корпорация, как правило, поставляет военную технику в войска с опережением назначенных сроков. Эта традиция сохраняется.

— То есть угрозы невыполнения оборонного заказа нет?

— Нет, этого мы не допустим.

— Сколько всего единиц оружия и техники поставит УВЗ армии?

— В этом году мы, согласно заданию Госпрограммы вооружений, поставим в войска около 2,3 тысяч единиц новой и модернизированной военной техники и вооружения. Это и бронетехника, и артиллерийские системы, и минометы, другие виды оружия.

— В 2015 году 9 мая весь мир мог увидеть новые разработки УВЗ, в том числе танки Т-14 "Армата" и боевые машины Т-15. Когда первая партия этой техники будет передана в войска?

— Первая опытно-промышленная партия принципиально новой бронетехники будет направлена в войска в 2016 году.

— А когда, на ваш взгляд, могут начаться серийные поставки?

— На этот вопрос сегодня ответить точно нельзя. Мы, как разработчики, можем только дать свой прогноз, потому что идет опытно-конструкторская работа по теме "Армата". В соответствии с ней, предусмотрены предварительные испытания. По их успешном завершении, начнутся государственные испытания, после которых только возможны серийные закупки.

Сейчас, как я уже сказал, мы находимся на этапе опытно-конструкторских работ. Мы прогнозируем, что, начиная с 2017-2018 годов, пойдет серийная закупка нашей армией бронетехники на базе универсальной платформы "Армата".

— К этому времени Корпорация будет готова к крупносерийному производству?

— Это направление работы подразумевает два этапа: подготовка производства и освоение серийного производства. В определенной степени наше производство уже готово к выпуску новой техники. И результат того — изготовление опытно-промышленной партии изделий. Разработаны технологические карты, проектно-технологическая документация, подготовлены производственная оснастка, испытательное оборудование.

Но все это, естественно, сделано в определенных объемах, с привлечением не всех наших производственных мощностей. Для того, чтобы выйти на крупную серию, безусловно, под более высокие объемы производство должно быть расширено. Такая работа идет. Причем не только на Уралвагонзаводе, а во всей цепочке Кооперации.

Мы строим новые цеха, готовим людей, создаем производство "Арматы" на других предприятиях под крупную серию машин.

Завершение подготовки производства, выход на проектные объемы и мощности — не простой процесс, который вряд ли уложится в год-два. Например, в советское время аналогичный процесс с танком Т-72 занял более десяти лет. Говорить, что все будет готово завтра-послезавтра – не корректно.

— Сообщалось, что Минобороны рассматривает предложения УВЗ по модернизации четырехсот танков Т-90А российской армии.

— Да, мы действительно подготовили и передали в Минобороны предложения по модернизации эксплуатируемых в войсках танков Т-90А. Танки были поставлены в начале прошлого десятилетия.

— Какой вариант предлагается?

— Условно говоря, по опциям модернизации он будет очень похож на разработанную нами модификацию танка Т-90МС "Прорыв". Натурный образец "Прорыва" был продемонстрирован на RAE-2013. Характеристики, безусловно, будут другие, а именно те, которые требуются заказчику — министерству обороны.

— Когда может быть подписан контракт?

— Прежде чем родится контракт на модернизацию крупной партии танков, нужно выполнить опытно-конструкторскую работу. Должен появиться образец в том виде, в котором требует военное ведомство. Соответственно, должны быть пройдены все установленные этапы – испытания всех видов, подготовка технической документации, постановка на производство, выход на серию. На наш взгляд, существует возможность реализовать такой проект в рамках действующей Госпрограммы вооружений, то есть до 2020 года.

— На каком этапе находится работа по созданию российско-казахстанского совместного предприятия по бронетанковой тематике?

— С Казахстаном у нас полное взаимодействие. Абсолютно все необходимые документы подготовлены, и, думаю, в ближайшее время все состоится.

— Это СП займется обслуживанием ранее поставленной в Казахстан бронетехники, в том числе боевых машин поддержки танков "Терминатор"?

— Вопрос стоит шире. СП не создается под конкретное изделие. Речь идет о том, что мы совместно займемся всем бронетанковым парком Казахстана, ремонтом, модернизацией, техническим сопровождением.

Вот вам пример. В этом году на выставке в Нижнем Тагиле мы продемонстрировали специальную пожарную машину разработки Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения. Она создана на базе высвобождаемого шасси танка Т-72.

Если помните, на прошлой выставке мы показали такую же машину, но на шасси танка Т-80. Это была разработка Омского конструкторского бюро транспортного машиностроения.

То есть, как видите, мы потенциальному заказчику, в том числе Казахстану предлагаем рачительный вариант использования старой техники, даем ей вторую жизнь. Всем этим сможет заняться российско-казахстанское СП в интересах армий обеих стран.

— Как вы оцениваете перспективы военно-технического сотрудничества с Казахстаном по линии корпорации "УВЗ"?

— Можно сказать, что это перспективы высокого уровня. Нам есть что предложить Казахстану. Мы все вопросы обсудили. Понимаем цели, задачи СП. У нас выработана определенная программа. Сегодня проблема заключается только в каких-то административно-управленческих отношениях, которые вот-вот, я уверен, разрешатся. Во всем остальном проблем нет.

— Вы готовы идти с партнерами из Казахстана на глубокую кооперацию?

— Смысл создания совместного предприятия, в частности, в том, чтобы находить рациональные пути совместного использования промышленного потенциала Казахстана и России для удовлетворения потребностей оборонных ведомств обеих стран. В этом главный смысл создания СП.

Если будет выгодно какие-то детали или узлы делать на территории Казахстана – почему бы нет. Согласитесь, не рационально все до последней гайки точить на Уралвагонзаводе, если что-то можно прекрасно делать в Казахстане, например, на Семипалатинском машиностроительном заводе или каком-то другом. Мы готовы находить рациональные варианты.

— Один из традиционных рынков для уральской бронетехники – это Индия. Сообщалось, что УВЗ готов предложить индийским партнерам масштабную программу модернизации боевых машин.

— Уралвагонзавод только по контрактам 2000-х годов поставила в Индию более 1,5 тысяч танков Т-90С. Так что танковый парк в этой стране огромен. Мы действительно обсуждаем с партнерами возможность модернизации этих танков, в том числе Т-90С.

— В какой вариант?

— Опций модернизации танка Т-90С, которые мы предлагаем, более двадцати. Какой набор этих опций выберет заказчик – это предмет переговоров при формировании контракта. Например, одной стране требуются машины с повышенными характеристиками защищенности. А другой необходимо повысить огневую производительность системы управления огнем. Так что каждому конкретному заказчику, включая, конечно, Индию, мы предлагаем комплексный подход к модернизации танков, предлагаем выбор опций.

Есть и такой аспект. Каждый набор опций имеет определенную стоимость. Заказчик выбирает их, исходя, в том числе из собственных финансовых возможностей. На выставке в этом году мы постарались максимально показать все опции модернизации, которые сегодня можно интегрировать в танк Т-90С. А заказчик уже сам будет выбирать, что ему надо.

— Некоторое время назад УВЗ реализовывал совместно с французской компанией проект "Атом" по адаптации российского боевого модуля на зарубежную платформу? В силу известных причин европейцы из проекта ушли. Не жаль терять наработки или тема будет продолжена?

— Мы ее продолжили. На выставке в этом году представили наш боевой модуль с 57-мм пушкой, установленный на боевой машине пехоты БМП-3. Этот проект, кстати, ориентирован, в том числе, на иностранных заказчиков.

Модуль разработан нашим нижегородским предприятием "Буревестник". Он может быть адаптирован без серьезного технического передела в существующие машины – БТР-80, БМП-3, БМП-4 и другие легкобронированные машины.

Разрыв с французскими партнерами, как мне кажется, наоборот, направил нас в более правильное, рациональное русло. Ведь наши потенциальные заказчики в основном ориентированы на использование шасси наших легкобронированных машин, поставленных еще в советские времена. Вот мы им и предлагаем вариант модернизации этого шасси с использованием модуля с 57-мм пушкой.

Что касается калибра оружия, то это наиболее перспективный выбор сегодня. 30-миллиметровый калибр в артсистемах бронемашин себя уже практически изжил. Из этого калибра выжали все, что было можно. Сейчас уровень защищенности у боевых машин ведущих армий очень высокий. 30-миллиметровый боеприпас уже не справляется с этими машинами.

А орудие калибра 57 миллиметров – это уже более серьезные огневые возможности. На этой основе можно создавать боеприпасы более высокого могущества, в том числе управляемые артиллерийские, бронебойно-подкалиберные, осколочно-фугасные снаряды, снаряды с системами дистанционного подрыва и т.д. Поэтому мы делаем ставку на этот калибр и считаем, что многих иностранных заказчиков данный вариант заинтересует.

Кстати, уже после выставки мы продемонстрировали военной делегации одной из арабских стран наш новый боевой модуль на БМП-3. Презентация прошла с успехом.

— Выходит, что, отказавшись участвовать в совместном проекте, французы потеряли больше, чем мы?

— Это 100%. У нас абсолютно самодостаточная танкостроительная отрасль. Именно такой она создавалась в советские времена и поддерживается в современной России.

Да, поначалу с введением антироссийских санкций обнажились некоторые проблемы в оптикоэлектронике. В основном, это касалось электронной компонентной базы. Но мы решили эту задачу путем выстраивания новой логистической цепочки. На этом все завершилось.

Корпорация "Уралвагонзавод" ни на час не останавливала разработку перспективных изделий, исполнение гособоронзаказа, поставки продукции на экспорт. Хотя санкции длятся уже длительное время.

— Как идет передача Уралвагонзаводу военных ремонтных заводов?

— Проект указа подготовлен, и, думаю, в ближайшее время он выйдет. Акции всех восьми предприятий будут окончательно переданы нам, и мы уже от доверительного управления перейдем в полное управление ими.

В основном это бронетанковые ремонтные заводы, на базе которых мы планируем в перспективе создать региональные комплексные сервисные центры. Эти центры как раз и будут заниматься в регионах обслуживанием, ремонтом армейского вооружения и военной техники, в том числе перспективной.

— Сокращать количество этих заводов не планируете?

— Нет. Я уже сказал о наших видах на эти предприятия. Для нас это очень важно. Почему, например, КАМАЗу или Уралу легко брать контракты полного жизненного цикла, в том числе по гособоронзаказу? Во многом потому, что у них создана еще в советские времена развитая сеть сервис-центров. По-моему, только у КАМАЗа станций техобслуживания по всей стране более 250. У нас такой сети пока нет. Но, извините, бригадами специалистов по всей России не налетаешься, чтобы обеспечивать полный жизненный цикл эксплуатации тех же танков, как того требует министерство обороны.

Создание на базе бывших ремзаводов региональных комплексных сервис-центров позволит нам решить задачу сопровождения жизненного цикла наших изделий в войсках. Благодаря этому, облегчается подписание с Минобороны новых контрактов полного жизненного цикла.

Дело, конечно, не в смене названия ремзаводов на "сервис-центры". Прежде всего, на этих предприятиях необходимо создать хорошую материально-техническую базу. Иначе будет также как с печально знаменитым Оборонсервисом. Помните, не имея никакой материально-технической базы, он взялся за обслуживание войсковой техники. Существовавшие структуры разогнали. И что на выходе? Сомнительные аутсорсинговые схемы, срыв контрактов, материальный ущерб. Мы этого не хотим.

Мы хотим создать нормальные условия для того, чтобы выполнять контракты с министерством обороны и поддерживать на нужном уровне готовность вооружения и военной техники.

МОСКВА, Интерфакс-АВН
12    

Оригинал

www.arms-expo.ru

На НПО «Уралвагонзавод» идет второй этап обновления управленческой команды. За короткое время ее покинуло пять бывших заместителей экс-гендиректора Олега Сиенко. Причины чисток не называются, приказы об увольнении не обнародуются. Инсайдеры говорят о растратах. На освобождающиеся посты приходят бывшие первые лица федеральных ведомств. И миграция москвичей в Нижний Тагил продолжится.

При Олеге Сиенко фамилии его заместителей и их достижения знали лишь немногие заинтересованные профессионалы. Экс-гендиректор замкнул на себя все информационные потоки, лично представлял корпорацию на важнейших мероприятиях, поэтому «Уралвагонзавод» у широких масс ассоциировался именно с его личностью.

В начале этого года правительство РФ неожиданно поменяло собственника УВЗ — им стал «Ростех». После чего увольнение Сиенко стало неизбежностью. На фоне его отставки почти никто не заметил массовой ротации заместителей гендиректора. На сегодня заменено 5 из 11 представителей прежней управленческой команды.

Приказы о назначении новых заместителей директоров УВЗ в открытом доступе не размещаются, поэтому отследить даты кадровых назначений затруднительно. Часто решения принимаются молниеносно и неожиданно для заводчан. Фамилии назначенцев демонстрируют приоритеты новых владельцев корпорации и важность для них того или иного направления работы.

Инсайдеры отмечают, что наиболее проблемной при бывшем гендиректоре Олеге Сиенко была сфера закупок. По неофициальным данным, в ходе аудита были обнаружены злоупотребления в ней со стороны первых лиц предприятия. Особые вопросы возникли к закупкам в сфере услуг. Якобы представители бывшего руководства корпорацией любили люксовые номера в гостиницах, дорогие служебные автомобили и перелеты. По одной из версий, подобные нарекания стали последней каплей для принятия решения об отставке Сиенко.

По мнению собеседников агентства, именно поэтому руководитель «Ростеха» Сергей Чемезов выдвинул на пост директора по закупкам УВЗ одного из ключевых людей в своем окружении — бывшего замначальника Управления контроля государственного оборонного заказа ФАС России Александра Чужавского. Помимо снижения расходов на обслуживание топ-менеджмента ему предстоит навести порядок в работе ряда обслуживающих предприятия корпорации подрядных организаций, к которым также накопилось много вопросов.

При этом Сергей Чемезов не делает ставку на стратегию развития предприятия. Должность директора по стратегическому развитию, инновациям и ФЦП занял далекий от его команды человек. Ранее занимавший этот пост Дмитрий Школьный в последний раз упоминается в утвержденном 26 июня 2017 года годовом отчете дочернего предприятия корпорации — АО «УКБТМ». Незадолго до ухода отставной топ-менеджер утвердил новую стратегию развития УВЗ. Документ, в частности, предусматривает увеличение доли выпускаемой гражданской продукции до 50% и создание управляющей компании, которой будут переданы ключевые общества корпорации.

Нового директора по развитию Сергея Гаврикова называют протеже уральских промышленных и политических элит. С 2012-го по начало 2016 года он занимал пост гендиректора одного из важнейших региональных предприятий — ОАО «Уралхиммаш». Судя по финансовым показателям, за время руководства заводом он не смог добиться прорывных результатов. Большинство из параметров остались на том же уровне. В частности, по данным системы «Контур.Фокус», чистый убыток «Уралхиммаша» снизился в годовом исчислении с 411 миллионов рублей лишь до 301 млн.

После этого более чем на год представители свердловской элиты потеряли Сергея Гаврикова из виду. Инсайдеры «URA.RU» говорят, что большую часть этого времени промышленник провел в Москве, договариваясь там о продолжении карьеры.

Из других кадровых назначений можно сделать вывод, что новое руководство «УВЗ» намерено сделать ставку на развитие вагоностроительных мощностей. В начале 2017 года покинул свой пост заместитель генерального директора по железнодорожной технике Андрей Шленский, дававший весьма осторожные прогнозы по поводу перспектив рынка. Пришедший ему на смену топ-менеджер «Hаучно-исследовательского института железнодорожного транспорта» Борис Мягков в одном из своих первых интервью пообещал уже до конца текущего года вдвое увеличить объем производства грузового подвижного состава. Насколько он сможет добиться выполнения заявленных планов, эксперты сказать затрудняются — Мягков до сих пор остается непонятной для уральцев фигурой с неизвестным пока стилем работы.

Найти информацию об еще одном новом топ-менеджере — директоре по разработке новых вагонов и сопровождению жизненного цикла продукции вагоностроения Андрее Абакумове — не удалось. Он не упоминается в открытых источниках, о его предыдущей работе и достижениях не знают опрошенные «URA.RU» эксперты.

В сильные руки попали и кадровые вопросы. В кризисный для экономики период их решением на предприятии будет заниматься новый заместитель гендиректора УВЗ по персоналу Виктор Христенко, ранее возглавлявший управление государственной службы и кадров Федеральной службы судебных приставов.

Близкие к корпорации источники ожидают, что обновление ее руководящего состава продолжится. И, скорее всего, состав топ-менеджеров продолжат пополнять бывшие федеральные чиновники.

ura.news

Разработка и производство бронетехники всегда вызывают большой интерес в России, где сухопутные войска и их вооружение исторически играют особую роль в военной машине государства. В преддверии Дня Победы «Лента.ру» побеседовала с генералом Вячеславом Халитовым — заместителем генерального директора ОАО НПК «Уралвагонзавод» по специальной технике. Речь шла о новинках Парада Победы и предстоящей в сентябре выставке RАЕ-2015 в Нижнем Тагиле.

«Лента.ру»: Вячеслав Гилфанович, главной новинкой парада, и, наверное, гвоздем RАЕ станет, конечно, «Армата». Можно ли сейчас сказать, кто автор этой конструкции? Хотя бы обозначить коллектив или идеолога, стоявших у истоков «Арматы»? И в каком состоянии на сегодняшний момент находится этот танк? То, что на параде — это предсерийный образец или все-таки еще прототип, который будет дорабатываться?

Халитов: Разрабатывает «Армату» Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения УКБТМ под руководством генерального директора и главного конструктора Терликова Андрея Леонидовича. Этот коллектив на протяжении нескольких лет непосредственно занимается платформой «Армата». Безусловно, ему помогают множество коллективов и конструкторских бюро, изготавливающих составные части.

Например, Челябинский тракторный завод — это силовая установка. Там свое конструкторское бюро, свое производство. Завод №9 в Екатеринбурге — это пушка. Всего к «Армате» имеют отношение более ста предприятий.

Российских?

Да, только российских. Зависимости от зарубежного производства нет. Сейчас проходит отдельный этап разработки машины — испытания.

Это уже государственные испытания?

Нет, предварительные. По заказу Министерства обороны выпущена опытно-промышленная партия машин. Суть в том, чтобы поставить машины в войска. Это не прототипы, не макеты — реальные серийные образцы, сделанные полностью по чертежам и документации главного конструктора. Опытно-промышленная партия пойдет в войска для испытаний в реальных условиях эксплуатации. Это стандартная практика, и она очень важна, потому что мы хотим окончательно узнать мнение Министерства обороны о нашем изделии.

Какая часть, какое соединение первыми получат «Арматы» для их обкатки?

Этого мы не знаем. Мы официально передали технику Министерству обороны. В Минобороны приняли решение, что машины из этой партии пойдут на парад. Мы только оказываем помощь. В январе-феврале мы начали обучать механиков-водителей на эту технику, а с февраля помогаем обучать экипажи в ходе подготовки к Параду Победы.

Что касается того, в какой воинской части новая машина будет эксплуатироваться, то это решает Министерство обороны. Но по опыту скажу, что нужны разные воинские части в разных климатических и географических зонах. Необходимо узнать, как машина ведет себя и на юге, и на севере, и на западе, и на востоке, в различных условиях эксплуатации.

От Заполярья до пустыни, понятно.

Конечно. Это, кстати, одно из основных условий проведения испытаний в войсках.

Можно ли получить какие-то базовые характеристики «Арматы», чтобы уже не гадать, а просто знать, с опорой на официальные источники, что весит машина, например, столько-то, тип двигателя и пушки такой-то…

Нет, это закрытая тема. А то, что вы видите на фото, понятно и неспециалисту — семикатковое шасси, платформа с разным размещением силового блока на корме и в носовой части, в зависимости от типа машины. В тяжелой БМП — двигатель впереди. На танке — в кормовой части. Это говорит об адаптивности платформы. Условия и требования Министерства обороны по созданию именно унифицированной платформы под различные системы вооружения выполнены. Мы можем адаптировать базовую платформу под любые задачи.

Еще один образец новой техники — САУ «Коалиция». Она на шестикатковом шасси. Сейчас в интернете идут споры: это вариант шасси «Арматы» или доработка шасси Т-90?

Да, тут использованы узлы и агрегаты танка Т-90. Унификация с шасси Т-90 оптимизирует эксплуатацию САУ в войсках.

Возвращаясь к «Армате»: мы делаем платформу, адаптированную ко всем системам вооружения. Иначе было бы нерационально. Не составляет труда адаптировать «Армату» и под артиллерийский комплекс, под зенитный ракетный комплекс, или под ракетный комплекс «земля — земля». Возможности платформы, заложенные конструкторами, позволяют разместить на ней любое вооружение.

Какие наиболее инновационные решения вы могли бы выделить именно в этой платформе? Новые, прорывные технологии?

В первую очередь это новая компоновка, необитаемое боевое отделение, переход от аналоговых устройств на цифровые. Это, конечно, не такая уж сенсация, ведь впервые «цифра» появилась у нас на «Прорыве», который мы показывали в 2011 году. На «Армате» мы развиваем эту тему, увеличивая долю цифровых технологий до ста процентов. Интерес к «Армате», конечно, колоссальный.

Объяснимо. Первый действительно новый танк за…

За десятилетия. Не только в Российской Федерации — в мире. Недавно мы проводили анализ жизненного цикла наших платформ. Начали с послевоенных танков (Т-55, Т-62). Танк Т-55 прослужил 54 года. До него были Т-44, Т-54. Эти образцы шли друг за другом, разрабатывались в короткие сроки, по сути, это была модернизация. Затем Т-55 встал в серию и 22 года выпускался в Советском Союзе! 22 года серии, а потом 30 лет эксплуатации и модернизации, представляете? Получается, танки, выпущенные, в 60-х годах, находились в эксплуатации 40 лет и более.

Похожий жизненный цикл, скажем, у немецкого «Леопарда». У них сейчас выпускается (модернизацией машин прежних версий — прим. «Ленты.ру») седьмая версия «Леопард 2А7+», а базовая платформа — разработка 1960-х годов.

Сегодня мы закладываем «Армату». И я думаю, она прослужит нам весь XXI век. Следующее поколение танков, появится, наверное, в 2070-х годах.

Недавно на Западе, правда, проскочило сообщение о том, что в связи с украинским кризисом нужен «Леопард-3». Но я думаю, его будут делать еще лет 20 минимум.

Да, примерно.

Вы упомянули о «Прорыве». Вот Т-90СМ — он очень хорошо был презентован на выставке в Абу-Даби, мы делали интервью с Терликовым. Я хотел бы спросить о машине для российской армии — Т-90М. Увидим ли мы серийную машину этой модификации?

Это зависит не от нас. УВЗ готов представить машину любой конфигурации, с любыми опциями модернизации. Корпорация на сегодняшний день готова. Машина готова. Она очень хороша. Вы видели ее?

Да, конечно.

Она значительно превосходит своего предшественника по всем характеристикам. Некоторые опции мы использовали при подготовке машин к танковому биатлону. Вы видели, как смотрится машина на танковом биатлоне, особенно по подвижности. Силовые установки одинаковые. Мы готовы. Все зависит от заказчика.

У машины большие экспортные перспективы. Иностранные заказчики на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Индии и других странах проявляют очень серьезный интерес.

Перейдем к другим машинам, в том числе на платформе «Армата». Тяжелая БМП произвела на всех сильное впечатление, аналогов в мире, насколько я понимаю, сегодня просто нет. Каковы перспективы развития ее вооружения? Сейчас там стоит комплекс с пушкой 30 миллиметров. Предполагаются более крупнокалиберные варианты, в частности с тем модулем, что с успехом демонстрировался в Абу-Даби?

Безусловно, мы рассматриваем как опцию для определенных заказчиков установку боевого модуля с пушкой высокой баллистики калибром 57 миллиметров. И уже отрабатываем такой вариант.

Вообще, вернусь к тому, что сказал в самом начале. Чем уникальна платформа «Армата»? Как раз тем, что на нее можно установить любой мыслимый на сегодняшний день комплекс вооружения. От ракетного до модуля с пулеметом 7,62. Все зависит от решаемой задачи.

Ну да, например, штабную машину сделать.

А почему бы нет? Я вам навскидку могу назвать множество плюсов командно-штабной машины на базе тяжелой БМП.

Давайте. Читателям будет интересно.

Пожалуйста. Сегодня мы имеем БМП-1КШ — это командирская, командно-штабная машина на базе БМП-1 с защитой от 23-миллиметровых бронебойных снарядов в лобовой проекции и круговой от 7,62-миллиметров, а это машина управления, при потере которой происходит дезорганизация управления боем. Она сможет защитить в современных условиях, под воздействием современного оружия, командование батальона? Да ни в коем случае! Согласны?

Да.

А теперь представьте тяжелую БМП-КШ, ТБМП-КШ, на платформе «Арматы», у которой защищенность по некоторым позициям даже выше, чем у танка. Живучесть в разы выше. И командир может управлять батальоном, находясь, по сути, на переднем крае, в боевой линии, если нужно.

В машине много места. Можно разместить любые средства связи, любое оборудование, командирские столы, персонал управления и обеспечить работу штаба.

В САУ «Коалиция» тоже видна новая артиллерийская система. В принципе, за последние десятилетия появилось несколько конкурирующих систем, та же Раnzerhaubitze 2000, К9 южнокорейская. Можно ли обозначить преимущество нашего нового продукта перед конкурентами и нашими нынешними серийными машинами?

С артиллерией, на самом деле, не так все просто, в том числе и в развитии вооруженных сил других государств. Самая перспективная на сегодняшний день артиллерийская система у немцев. Cоздав «Коалицию», мы не просто их догнали, по многим параметрам наша система превосходит немецкую, в том числе — в автоматизации процессов управления самой артиллерийской системой. Повышены скорострельность, мощность боеприпасов и другие характеристики. Конкретных цифр назвать не могу, они пока закрыты, но по интегральным возможностям мы немецкую машину превзошли.

По своему функционалу и, так сказать, месту в строю эта машина может заменить только «Акацию» и «Мсту-С» или «Гиацинт» тоже?

«Гиацинт» считается дальнобойной артиллерией. Эта система использовалась, как правило, в артиллерийских бригадах армейского или фронтового подчинения. «Акация» и «Мста-С» — артиллерия, которая входит в состав дивизии. Это системы, предназначенные для работы в тактической зоне (до 25-30 километров). Говорить, что «Коалиция» придет на замену сразу всем неверно. Хотя дальность стрельбы увеличена настолько, что позволяет решать задачи не только в тактической зоне обороны, но и в оперативной.

Можно сейчас сказать, в принципе, что в танковой дуэли «Армата» — лучшее из того, что можно встретить на поле боя в ближайшие столько-то лет?

Надеюсь, что такой дуэли и не будет. Но есть вещи, которые моделируются. Для задания характеристик тому или иному изделию (не только танку) специально моделируется ситуация столкновения с противниками, и ставится задача обеспечить превосходство над существующими аналогами. Если такое превосходство нельзя обеспечить, то каков смысл создания этого оружия, этого танка? Он не может называться перспективным, если не будет превышать характеристики аналогов и оппонентов.

Дуэль — это непредсказуемо, особенно для танка. Здесь 50 процентов реализации возможностей машины, как средства ведения боя, зависит от экипажа. А 50 процентов — от тех конструкторских решений, которые задал и заложил конструктор. Нужные для победы характеристики «Армата» имеет.

lenta.ru

Халитов вячеслав гилфанович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.