ссылка на XPOHOC

Гопкинс Гарри Ллойд

1890-1946

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

ИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Гопкинс Гарри Ллойд

Гарри гопкинс

Гопкинс Гарри Ллойд (1890-1946) — государственный деятель и дипломат США. Специальный советник и помощник президента Ф.Д. Рузвельта (1941-1945). Участник Квебекской конференции (1943), Каирской конференции (1943), член делегаций США на Тегеранской конференции (1943) и Крымской (Ялтинской) конференции (1945). Ниже вашему вниманию предлагается три биографии Гопкинса.


Дипломат

Гопкинс, Гарри (1890-1946) — американский государственный деятель и дипломат. Руководящая деятельность Гопкинса в различных благотворительных обществах сблизила его с Ф. Рузвельтом.


С избранием Рузвельта президентом Гопкинс получил в 1933 году первый административный пост — директора федерального управления помощи безработным. В 1938 году Гопкинс был назначен министром торговли.

Во время второй мировой войны Гопкинс решительно высказывался за укрепление коалиции демократических стран в борьбе против фашистской агрессии.

В начале 1941 года Гопкинс, покинув пост министра торговли, направился в Лондон в качестве личного представителя Рузвельта. После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз Гопкинс 31. VII прибыл в Москву, где вёл переговоры с Советским правительством. Одним из результатов этого визита явилась состоявшаяся в сентябре-октябре 1941 года конференция представителей СССР, Великобритании и США, на которой были приняты решения о военном снабжении СССР, а также об объединении усилий трёх великих держав для достижения победы над гитлеризмом.

В 1941 году Гопкинс получил звание советника и специального помощника президента. В августе 1943 году Гопкинс сопровождал Рузвельта на конференцию в Квебеке. Он участвовал в переговорах Рузвельта, Черчилля и Чан Кай-ши в Каире и был членом делегации США на Тегеранской конференции 1943 года и на Крымской конференции 1945 года.

Гопкинс неоднократно высказывался за оказание Советскому Союзу эффективной помощи в войне и за тесное сотрудничество трёх великих держав в послевоенный период.


После смерти Рузвельта Гопкинс оставался в течение некоторого времени специальным помощником нового президента Трумэна. В мае 1945 года Трумэн направил в качестве своих личных представителей Д. Дависа (см.) в Лондон и Гопкинса в Москву. За время пребывания в СССР (с 26. V по 7. VII 1945) Гопкинс имел несколько встреч со И. В. Сталиным и В. М. Молотовым. Его переговоры в Москве способствовали достижению соглашения между тремя правительствами — СССР, США и Великобританией — по вопросу об образовании польского правительства Национального единства в соответствии с решением Крымской конференции (см.). Эти переговоры явились также подготовкой к Берлинской конференции 1945 года, в которой, однако, Гопкинс не участвовал. В июле 1945 года Гопкинс вышел в отставку.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Американец, внёсший вклад в разгром фашистской Германии

Когда У. Черчилля попросили назвать имена двух американцев (кроме президента), чей вклад в разгром фашистской Германии был самым значительным, английский премьер ответил, что из военных деятелей таковым является Дж. Маршалл, из гражданских же лиц — Гарри Гопкинс. В течение 12 лет он работал в тесном контакте с Франклином Делано Рузвельтом.

Гарри Ллойд Гопкинс родился 17 августа 1890 года в Сиу-Сити (штат Айова). Он был четвертым из пяти детей шорника Дэвида Элдона и Анны Пикет Гопкинс. Отец его перепробовал множество занятий и часто переезжал с места на место.


Гарри хорошо учился в школе и Гриннеллском колледже.

В свободное время он играл в бейсбол, поклонником которого оставался на протяжении всей жизни.

После того как в 1917 году США вступили в Первую мировую войну, Гопкинс решил пойти в армию или на флот, но его не взяли по состоянию здоровья. Позднее его назначили руководителем всех организаций Красного Креста в юго-восточных штатах с центром в Атланте.

В 1921 году Гопкинс возвратился в Нью-Йорк, где работал в Ассоциации по улучшению условий жизни бедных, затем — директором-распорядителем Нью-Йоркской туберкулезной ассоциации.

Гопкинс познакомился с Рузвельтом в разгар избирательной кампании 1928 года, когда последний был кандидатом в губернаторы. На Гарри эта встреча произвела огромное впечатление.

Вплоть до 1940 года Гопкинс не имел опыта дипломатической работы. Он сблизился с Рузвельтом на почве деятельности в различных благотворительных обществах. В 1933 году он получил пост директора Федерального управления помощи безработным, а через пять лет был назначен министром торговли. Его талант дипломата раскрылся во время Второй мировой войны.

Общие контуры внешнеполитической концепции Гопкинса сложились в 1938-1941 годах. Отправной точкой послужило осознание им угрозы, которую представлял германский фашизм для Америки.


меморандуме от 12 апреля 1941 года Гопкинс писал: "Германский диктатор никогда не может быть побежден старым демократическим порядком, суть которого status quo. Но новый порядок Гитлера может быть побежден новым порядком демократии, суть которого — новый курс, при условии, если он получит широкое распространение и всеобщее признание. Точно так же как тоталитаризм поддерживает новый порядок Гитлера, мировая демократия должна поддержать новый курс Рузвельта. В этом случае демократия обретет единство и перспективную цель".

Многих в окружении президента раздражало то обстоятельство, что Гопкинс был фактически членом семьи Рузвельта. Он месяцами жил в Белом доме. После смерти второй жены Гопкинса Барбары Данкен в 1937 году супруга президента Элеонора опекала его дочку. Когда Гарри Ллойд в третий раз сочетался браком (1942), торжественная церемония проходила в президентской резиденции при участии самого Рузвельта. В вашингтонских кругах Гопкинс слыл жизнелюбом, театралом и завсегдатаем ночных клубов. Все знали, что он — отец четверых детей и жил в общем-то по американским меркам довольно скромно. Его ежегодный доход в период пребывания в Белом доме был ниже того, который он получал до 1937 года.

Он был лоялен и безгранично предан президенту, но, вместе с тем, всегда отстаивал собственное мнение. Президент говорил о нем: "Гарри — это превосходный посол, работающий ради достижения моих целей". Рузвельт представлял его зарубежным руководителям как человека, к которому можно относиться "с таким же доверием, какое вы испытывали бы в том случае, если бы говорили лично со мной".


Гопкинс не питал симпатий к дипломатам-профессионалам. Он считал, что в условиях войны президент обязан оправдывать звание "первого дипломата страны", и стремился обеспечить главу исполнительной власти всем необходимым для выполнения этой функции. Его усилия были направлены на то, чтобы укрепить позиции Белого дома при помощи исполнительных агентств, подотчетных президенту и способных вести работу за рубежом. Администрация ленд-лиза, руководителем которой он являлся, была главным козырем в этой игре.

Несколько раз на ответственных переговорах Гопкинс выступал в роли госсекретаря. Но практически все эти переговоры, начиная с Атлантической конференции (1941) и заканчивая Тегеранской (1943), либо всецело, либо по большей части были посвящены обсуждению военных проблем и различных аспектов коалиционной дипломатии.

С именем Гопкинса связано утверждение практики личной дипломатии. Во время зарубежных поездок он мог действовать как неофициальное лицо и договариваться по таким вопросам, которые вряд ли могли быть затронуты, если бы переговоры велись послом, министром или самим президентом. Гопкинс, в большей степени чем кто бы то ни было из его современников, исключая, разумеется, глав государств "большой тройки", способствовал сближению основных участников военного союза.


"Мистер Корень Вопроса" — так однажды назвал Гопкинса Черчилль, и этот титул так и закрепился за ним. Знакомство помощника президента с британским премьером состоялось в январе 1941 года, когда Рузвельт направил Гопкинса как своего эмиссара в Лондон. Гопкинсу предписывалось на месте решить, согласовываются ли цели США с политикой поддержки Англии.

Почти ежедневные беседы с Черчиллем в течение шести недель положили начало их длительной дружбе. Гопкинс был одним из немногих, кто имел привилегию обращаться к Черчиллю по имени. В январе 1941 года американский дипломат полностью изменил свое мнение об английском руководителе и постарался донести до президента этот несколько идеализированный образ.

В свою очередь, Черчилль уделил американскому другу немало страниц в мемуарах, называя его "необыкновенным человеком", сыгравшим большую, "а подчас и решающую роль во всем ходе войны". "В его хрупком и болезненном теле горела пылкая душа… Я всегда наслаждался его обществом, в особенности когда дела шли плохо. Иногда он умел быть очень неприятным и говорить жесткие и горькие слова. Опыт моей жизни учил и меня делать то же самое в случае необходимости…".

Летом 1941 года США продолжали проводить политику сближения с Англией. Сразу же после 22 июня 1941 года встал вопрос о возможном вовлечении в этот союз СССР. Рузвельт с готовностью поддержал высказанное в конце июля предложение Гопкинса — отправиться в Москву.


Визит Гопкинса в Москву в конце июля — начале августа 1941 года может рассматриваться как явный прорыв в американо-советских отношениях. Суточный перелет Гопкинса, большую часть которого он провел в хвостовом отсеке самолета в кресле пулеметчика, конечно, был поступком мужественного человека. Гопкинс после операции по удалению раковой опухоли в желудке в 1938 году мог поддерживать в себе жизнь только при помощи специальной диеты и своевременного приема лекарств.

В Москве Гопкинс встречался со Сталиным и другими руководителями Советского государства. Он хотел выяснить, "как долго продержится Россия". Советская сторона подробно ознакомила его с ходом и перспективами военных действий на советско-германском фронте, ему был представлен список вооружения и материалов, необходимых СССР в первую очередь.

На переговорах Гопкинс заявил, что правительства США и Великобритании не захотят направлять тяжелое вооружение на советско-германский фронт до того, как состоится совещание представителей трех правительств в целях изучения стратегических интересов каждого фронта мировой войны и каждой из трех стран. Сталин одобрил идею созыва такого совещания.

Советские руководители произвели большое впечатление на Гопкинса, который сообщил Ф. Рузвельту: "Я очень уверен в отношении этого фронта… Здесь существует твердая решимость победить". Визит Гопкинса способствовал улучшению американо-советских отношений и подготовил почву для проведения в Москве в октябре 1941 года конференции представителей СССР, США и Великобритании.


7 ноября 1941 года в результате дальнейших переговоров между СССР и Соединенными Штатами на СССР было распространено действие закона о ленд-лизе.

Многие американские дипломаты отмечали особое отношение Сталина к помощнику Рузвельта. Болен вспоминал о том, что в одном из разговоров Сталин назвал Гопкинса "первым американцем, который пришелся ему по душе". Гопкинс, в свою очередь, пришел к выводу, что со Сталиным возможно тесное сотрудничество в рамках антифашистского союза. Американский дипломат увидел в нем потенциального союзника, без которого победа над фашистско-милитаристской "осью" представлялась немыслимой, что и сказалось решающим образом на образе его действий. Вероятно, именно впечатления Гопкинса от встреч в Кремле побудили Рузвельта начать "дипломатию ухаживания" за Сталиным.

Итак, зимой — летом 1941 года Гопкинс сумел в короткий срок установить тесные отношения с такими разными лидерами, как Черчилль и Сталин.

Он строил свою внешнеполитическую программу, исходя из признания "первоочередности сотрудничества с Британией". При участии Гопкинса на англо-американских переговорах в июле 1942 года было принято решение отложить открытие второго фронта в Европе на неопределенный срок и заменить его на высадку союзных войск в Северной Африке, что создавало широкие возможности для осуществления средиземноморской стратегии Черчилля. Наконец, именно он окончательно убедил Рузвельта открыть англичанам секреты производства ядерного оружия.


Гопкинс был неизменным участником всех встреч "большой тройки", активно готовил эти встречи, контролировал переписку между руководителями держав коалиции. Именно он убедил Рузвельта принять предложение Сталина о проведении конференции в Крыму, невзирая на то, что Черчилль считал Ялту "самым неподходящим местом для встречи".

В начале 1944 года состояние здоровья Гопкинса резко ухудшилось.

В течение нескольких месяцев он не поднимался с постели. К активной работе помощник президента вернулся лишь в конце лета.

Накануне Ялтинской конференции он проделал огромную работу.

В целом американская делегация действовала в соответствии с рекомендациями Гопкинса. Находясь за спиной у Рузвельта, он искусно маневрировал, пытался сблизить все более отдалявшиеся друг от друга политические программы Рузвельта, Сталина и Черчилля. В итоге на конференции в Ялте по четырем из пяти главных позиций Соединенные Штаты заняли среднюю позицию, что позволило довести дискуссии до окончательных результатов.

12 апреля 1945 года Рузвельта не стало. "Россия потеряла своего самого большого друга в Америке", — писал в телеграмме Сталину Гопкинс.

Второй визит Гопкинса в СССР, на этот раз в качестве эмиссара Г. Трумэна, был довольно продолжительным (25 мая — 7 июня 1945 года). Основное внимание было уделено проблеме послевоенного урегулирования в Европе. Советская сторона подтвердила также обязательство о вступлении в войну с Японией. Согласно инструкции президента, Гопкинс должен был сделать все возможное, чтобы преодолеть кризис доверия в американо-советских отношениях, используя для этого любые методы — "дипломатический язык, бейсбольную биту или что угодно, что он считал подходящим".

Во время переговоров со Сталиным обнаружились глубокие различия двух сторон во взглядах на послевоенную судьбу Европы. Камнем преткновения стала советская концепция национальной безопасности, требовавшая создания вдоль западной границы СССР "дружественных" режимов и "свободы рук" в Восточной Европе, прежде всего в Польше. Несмотря на это, Гопкинс довел переговоры до конца: противоречия по поводу процедуры голосования в Совете Безопасности ООН были устранены, а также были определены сроки конференции в Потсдаме.

Переговоры Гопкинса со Сталиным "вдохнули новую жизнь в ялтинский дух", — отмечает историк Д. Мак Джимси. Летом 1945 года результаты миссии в Москву рассматривались как несомненный успех. Это была последняя дипломатическая победа Гопкинса. 2 июля 1945 года он окончательно простился с государственной службой.

Еще осенью 1945 года Гарри был убежденным сторонником дипломатии сотрудничества. Вместе с тем Гопкинс не мог скрыть беспокойства по поводу будущего Польши. Ни Потсдамская конференция, ни последующие события не развеяли его опасений.

Гарри Ллойд Гопкинс умер 29 января 1946 года в возрасте 55 лет. Его сын Роберт, встретившись с Трумэном вскоре после похорон, сказал: "Знаете, единственное, что могло уберечь его от смерти — это ваше решение отправить его куда-нибудь с зарубежной миссией". 

Перепечатывается с сайта http://100top.ru/encyclopedia/


Помощник президента США

ГОПКИНС Гарри Ллойд (1890-1946). Специальный советник и помощник президента США в 1941-1945 гг. Родился в Су-Сити (штат Айова). После окончания колледжа до 1933 г. работал в благотворительных организациях Нью-Йорка. В 1938-1940 гг. — министр торговли. В 1941 г. был направлен в качестве специального представителя президента в Лондон.

После нападения Германии на СССР прибыл в июле 1941 г. в Москву, где вел переговоры с Советским правительством и лично со Сталиным. Одним из результатов этого визита явилась состоявшаяся в сентябре-октябре 1941 г. конференция представителей СССР, Великобритании и США, на которой были приняты важные решения об объединении усилий участников антигитлеровской коалиции. С 1941 г. — советник и специальный помощник президента США. Участвовал во всех важнейших конференциях военного времени: в Квебекской (1943), Каирской (1943), Тегеранской (1943) и Крымской (1945).

После смерти Рузвельта оставался некоторое время помощником нового президента Трумэна. В мае-июне 1945 г. вновь посетил Москву, где вел переговоры с руководящими деятелями СССР. Эти переговоры способствовали достижению соглашения между правительствами СССР, Великобритании и США об образовании, в соответствии с решениями Крымской конференции, польского правительства национального единства и подготовке Потсдамской конференции 1945 г. В июле 1945 г. вышел в отставку. Об одной из своих встреч со Сталиным Гопкинс рассказал в мемуарном очерке (Hopkins Н. The Inside Story of My Meeting with Stalin // The American Magazine. 14-15.12.1941).

О том, какое впечатление Сталин производил на иностранных политиков, рассказывает сотрудник МИДа В.М. Бережков:

«Надо признать, что при всех своих отвратительных качествах Сталин обладал способностью очаровывать собеседников. Он, несомненно, был большой актер и мог создать образ обаятельного, скромного, даже простецкого человека. В первые недели войны, когда казалось, что Советский Союз вот-вот рухнет, все высокопоставленные иностранные посетители, начиная с Гарри Гопкинса, были настроены весьма пессимистически. А уезжали они из Москвы в полной уверенности, что советский народ будет сражаться и, в конечном счете, победит. Но ведь положение у нас было действительно катастрофическое. Враг неотвратимо двигался на Восток. Чуть ли не каждую ночь приходилось прятаться в бомбоубежищах. Так что же побуждало Гопкинса, Гарримана, Бивербрука и других опытных и скептически настроенных политиков менять свою точку зрения? Только беседы со Сталиным. Несмотря на казавшуюся безнадежной ситуацию, он умел создать атмосферу непринужденности, спокойствия…

И как понимать олимпийское спокойствие Сталина и его заявление Гопкинсу, что, если американцы пришлют алюминий, СССР будет воевать хоть четыре года? Несомненно, Сталину виднее, как обстоят тут дела! И вот Гопкинс, Бивербрук, Гарриман заверяют Рузвельта и Черчилля, что Советский Союз выстоит и что есть смысл приступить к организации военных поставок стойкому советскому союзнику. Сталин блефовал, но, по счастью, оказался прав. Так же, как и тогда, когда после посещения британским министром иностранных дел Антони Иденом подмосковного фронта во второй половине декабря 1941 года, он заявил:

— Русские были два раза в Берлине, будут и в третий раз… Неисправимые сталинисты могут расценить такое пророчество как свидетельство прозорливости вождя. Но мне представляется, что он и тут играл роль оптимиста. В узком кругу он не раз в те дни признавался, что „потеряно все, что было завоевано Лениным", что не избежать катастрофы. Наигранной бодростью он прикрывал свое неверие в народ, презрительно обзывая аплодировавшую ему толпу „дураками" и болванами". Но именно этот нелюбимый и пугавший его народ, жертвуя десятками миллионов жизней своих сынов и дочерей, сделал его пророчества возможными» (Бережков В.М. Как я стоп переводчиком Сталина. М.. 1993. С. 219).

«…Насколько мрачно Сталин оценивал обстановку на фронтах и не верил собственной армии, свидетельствует его предложение Рузвельту и Черчиллю ввести в бой американские и британские войска на советской территории. Так, 30 июля 1941 г. Сталин указал Гарри Гопкинсу, эмиссару Рузвельта, на тяжелую ситуацию, в которой находился в тот момент Советский Союз, и заявил, что „американские войска под американским командованием являются желанными в каждом секторе русского фронта"» (Хильгер Г. Сталин. Ростов-на-Дону, 1988. С. 280; Бу-ничИ. Таллинский переход. Минск, 1994. С. 263).

Использованы материалы кн.: Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000.


Далее читайте:

Исторические лица США (биографический справочник).

Президенты США (биографический справочник).

Личное послание от г-на Черчилля г-ну Сталину. 28 июля 1941 г. (см. про Гопкинса).

У. Черчилль и Ф. Рузвельт И.В. Сталину. 15 августа 1941 г. (см. про Гопкинса).

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту. 19 октября 1944 года. (см. про Гопкинса).

 

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ

ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС

www.hrono.ru

Черчилль в своих воспоминаниях назвал Гарри Гопкинса необыкновенным человеком, сыгравшим большую, а подчас и решающую роль во всем ходе Второй мировой войны. Сталин сказал о Гопкинсе, что это единственный американец, который пришелся ему по душе. Между тем имя этого замечательного человека сегодня почти забыто.

Сегодня в школьных учебниках можно прочесть о том, каким замечательным был президент США Франклин Рузвельт. Он не только вытянул американскую экономику из пучины Великой депрессии, но и внес большой вклад в разгром фашистской Германии. Все это так, но школьные учебники ни словом не упоминают одного из выдающихся людей XX века Гарри Гопкинса. Между тем без этого человека Рузвельту не удалось бы даже стать президентом США.

Начало политической деятельности Франклина Рузвельта было на редкость неудачным. В 1920 году конвент демократической партии выдвинул 28-летнего политика кандидатом на пост вице-президента США, и Рузвельт активно включился в борьбу. В своих многочисленных выступлениях он говорил очень правильные слова:

– «Мы против влияния денег на политику, мы против контроля частных лиц над финансами государства, мы против обращения с человеком, как с товаром, мы против голодной заработной платы, мы против власти групп и клик». Но избиратели ему не поверили. Они посчитали, что этот лощеный франт ничего не знает и знать не хочет о жизни простых американцев. И у них были все основания так считать – Франклин даже ни разу не ездил на общественном транспорте. Избиратели также подозревали, что Рузвельт сам принадлежит к тем группам и кликам, на которых работает правительство. И в этом они тоже были правы: потерпев неудачу на выборах, юный политик устроился на высокооплачиваемую должность в крупную финансовую корпорацию.

Еще один проигрыш означал бы для Рузвельта конец его политической карьеры. В демократической партии о нем уже складывалось однозначное мнение: «Первоклассный темперамент, но второклассный интеллект». К тому же в августе 1921 года после купания в холодной воде у него отказали ноги. Единственно из чувства сострадания к Рузвельту в 1928 году однопартийцы помогли ему занять пост губернатора штата Нью-Йорк, причем победа была одержана с небольшим перевесом – в 25 тысяч голосов. А через год – в «черный четверг» вся экономика США начала катиться под откос. Понятно, что обвинили во всем именно губернаторов. В этих условиях Рузвельт, вопреки ожиданиям, блестяще выиграл новые выборы – его перевес над ближайшим соперником-республиканцем составил 725 тысяч голосов, увеличившись за два года в 29 раз.

Этим успехом Рузвельт был обязан знакомству с человеком, которого звали Гарри Ллойд Гопкинс. Он родился 17 августа 1890 года в Сиу-Сити (штат Айова) в очень бедной семье. Успешно окончив школу и колледж, Гарри достиг замечательных успехов в бизнесе, но в 1917 году, после того как США вступили в Первую мировую войну, все бросил и добровольно пришел на призывной пункт. В армию его по состоянию здоровья не взяли, но взамен предложили поработать в организации Красный Крест. Гопкинс с радостью согласился и уже через год был руководителем всех организаций Красного Креста в юго-восточных штатах Америки. Позже он возг лавил ассоциацию по улучшению условий жизни бедных и стал директором-распорядителем Нью-йоркской туберкулезной ассоциации. Его отличали не только глубокий ум и феноменальная работоспособность, но и нечто более важное – врожденное чувство справедливости, которое заставляло его помогать другим, тем, кто нуждается в помощи. При этом он был очень веселым и остроумным человеком, завзятым театралом и спортивным болельщиком.

В августе 1931 года губернатор Рузвельт создал временную чрезвычайную администрацию помощи. Аналогичные комиссии создавались и в других штатах, но так получалось, что средства, выделенные на оказание помощи неимущим, почти целиком уходили на содержание этих самих комиссий. Безработным доставалось не более $3 в месяц. Но в штате Нью-Йорк руководителем администрации помощи был назначен Гарри Гопкинс, который все средства направил на организацию общественных работ. «Люди,– наставлял он своих сотрудников, – хотят есть каждый день!» Все, кто участвовал в общественных работах, получали $23 в месяц (по современному курсу более $500), что помогло сотням тысяч ньюйоркцев пережить тяжелые времена. Между прочим, сам Гопкинс от полагающегося ему жалования отказался. В первые, наиболее трудные для американцев годы Великой депрессии штат Нью-Йорк благодаря усилиям Гарри Гопкинса оказался самым благополучным штатом Америки. Естественно, что на президентских выборах 1933 года губернатор этого штата Франклин Рузвельт победил с подавляющим преимуществом, став 32-м президентом США. Чрезвычайную федеральную комиссию помощи (позже она была преобразована в администрацию гражданских работ) возглавил, конечно же, Гарри Гопкинс. Число безработных по всей стране к тому времени достигло 17 млн. человек, а 2,5 млн. остались без крова. Комиссия Гопкинса за шесть лет работы достигла фантастических успехов. Всего было построено 122000 общественных зданий, 664000 миль новых дорог, 77000 мостов и 285 аэропортов. К общественным работам удалось привлечь свыше 8,5 млн. человек. Самое удивительное, что штат этой федеральной службы состоял всего лишь из 121-го сотрудника, причем, как правило, отставных военных. Только они могли работать в том бешеном темпе, в котором работал Гопкинс, и только они были столь же неподкупны и бескорыстны, как он. Что же касается Рузвельта, то он завоевал сомнительную славу бездарного администратора, увеличив армию государственных служащих с 600 тысяч до 1,8 млн. человек. Сейчас считается, что, следуя рекомендациям высоколобых экспертов из Гарвардского университета, Рузвельт вывел экономику США из кризиса. Н ичего подобного. Давно замечено, что эксперты с учеными степенями в реальной экономике ничего не смыслят. Весной 1938 года, во время второго президентского срока Рузвельта, экономика США вновь начала заваливаться набок. Соответственно избрание его на третий срок стало более чем проблематичным. Решающую роль в победе Рузвельта сыграла поддержка Гопкинса, популярность которого по всей стране тогда была фантастической. Между прочим, сам Гопкинс неизменно отказывался от предложений занять кресло в Овальном кабинете Белого дома. Он откровенно презирал политику. Именно Гопкинсу принадлежит известный афоризм: «Не идите в политику, если кожа у вас тоньше, чем у носорога».

В 1938 году Гарри Гопкинс был назначен министром торговли. Знающие его люди предположили, что он задумал какой-то многообещающий проект, и они были правы. Это была программа ленд-лиза (от lend – давать взаймы, lease – сдавать в аренду), которая впоследствии вывела экономику США из перманентного кризиса. Похоже, Гопкинс уже тогда знал, что вскоре разразится большая война. 1 сентября 1939 года в кабинете Рузвельта раздался телефонный звонок.

Лишь в марте 1941 года Гопкинсу удалось убедить президента и конгресс помочь Великобритании. Этому предшествовали длительные переговоры, которые он вел с английским премьером Уинстоном Черчиллем. В ходе этих переговоров между ними сложились настолько доверительные отношения, что Гопкинсу было предоставлено право обращаться к Черчиллю по имени. Помимо членов семьи и нескольких близких друзей английского премьера, это право имела разве что королева. Позже в своих воспоминаниях Черчилль так написал о Гарри Гопкинсе: «В его хрупком и болезненном теле горела пылкая душа. Я всегда наслаждался его обществом, в особенности, когда дела шли плохо. Иногда он умел быть очень неприятным и говорить жесткие и горькие слова. Опыт моей жизни учил и меня делать то же самое в случае необходимости». Но если так трудно было организовать поставки военной техники и материалов в Великобританию, то открыть программу ленд-лиза в отношении СССР было почти невозможно. Будущий президент США Трумэн 24 июня 1941 года заявил: «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они таким образом убивают друг друга как можно больше». Что касается возможностей СССР противостоять агрессору, то они явно недооценивались. Военный министр подготовил для Рузвельта доклад, в котором убедительно доказал, что «Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимум три месяца задачей разгрома России». А морской министр США Нокс даже заключил пари, утверждая, что к сентябрю 1941 года немцы возьмут Ленинград и Москву. Иными словами, американцы считали, что СССР обречен и ему уже ничем не помочь.

Кто же решил проверить это на месте? Гарри Гопкинс, который только что перенес операцию по удалению раковой опухоли в желудке и должен был соблюдать строжайшую диету, ежечасно принимая лекарства. В Москву Гопкинс прилетел в июле 1941 года. Большую часть суточного перелета он провел в хвостовом отсеке самолета в железном кресле пулеметчика. После переговоров со Сталиным Гопкинс сообщил Рузвельту: «Я совершенно уверен в отношении этого фронта. В России существует твердая решимость победить». Также он привез в США список вооружений и материалов, необходимых СССР в первую очередь. Но этим Гопкинс не ограничился. Будучи администратором программы ленд-лиза, он через Черчилля отправил первый конвой в Архангельск уже в конце августа, хотя соглашение по поставкам в СССР вооружений и материалов было подписано лишь в ноябре.

Сейчас высказывается мнение, что американцы на программе ленд-лиза хорошо нагрели руки. Это действительно так. После войны Советскому Союзу был выставлен счет на $900 млн., правда, с рассрочкой платежа. Верно и то, что эта программа еще до Перл-Харбора дала мощный толчок развитию экономики США. Уже к 1942 году эта страна, наращивая темпы и объемы производства, не только преодолела безработицу, но даже столкнулась с проблемой нехватки рабочих рук. Произошло в точности то, что Гопкинс задумал еще в 1938 году, вызвавшись возглавить министерство торговли. Но в ходе реализации этой программы он обрел множество влиятельных врагов. Гопкинс мог бы легко сделать приличное состояние, втихую размещая заказы по ленд-лизу через доверенные фирмы и получая за это миллионные откаты. Так делали многие, но не он. Заказы по ленд-лизу размещались исключительно на открытых конкурсах, причем Гопкинса не интересовало ничто, кроме цены, качества и сроков поставки товаров. В отместку его даже окрестили «попрыгунчиком Гарри» (Harry the Hop), намекая не только на его темперамент, но и на карьеру «из грязи в князи».

Но ленд-лиз был, конечно, большим подспорьем для СССР. Достаточно сказать, что американским был каждый седьмой самолет Красной армии, каждая третья тонна авиационного бензина, каждый второй автомобиль. Немалую роль сыграли и поставки продовольствия. Во всяком случае, на Ялтинской конференции Сталин заявил о том, что «ленд-лиз внес чрезвычайный вклад в победу» и что без этого «победа была бы иной». Позже выяснилось, что Сталин вовсе не преувеличивал. Есть сведения о том, что Гопкинс передал секреты производства атомной бомбы и необходимые для этого материалы не только Великобритании, но и СССР, посетовав в письме Микояну: «Было чертовски трудно получить все это от Гровса (директор американского ядерного проекта)». Если это действительно так, то третью мировую войну предотвратил не кто иной, как Гарри Гопкинс.

Ему же принадлежит и проект послевоенного устройства Европы. Гопкинс участвовал в подготовке всех международных конференций с участием лидеров антигитлеровской коалиции. Рузвельт, Сталин и Черчилль с плохо скрываемым недоверием относились друг к другу, но всецело доверяли Гарри Гопкинсу. Между прочим, перед Ялтинской конференцией ему пришлось уламывать не столько лидеров СССР и Великобритании, сколько президента США, который строил наполеоновские планы по переделу Европы, включая создание никогда не существовавшего государства Валлония. Может быть, Рузвельт был не таким уж великим, как его сейчас представляют? Нет, это был действительно великий президент. Как известно, умные руководители подбирают подчиненных, которые еще умнее, а глупые – тех, которые еще глупее. Франклин Рузвельт не только привлек к работе нескладного человека со смешной фамилией Гопкинс, но и предоставил ему свободу действий, неизменно прикрывая его от атак со стороны многочисленных недругов. После смерти Рузвельта в апреле 1945 года эти люди развязали откровенную травлю Гарри Гопкинса и за полгода свели его в могилу.


www.e-reading.club

Гарри Ллойд Гопкинс (англ. Harry Lloyd Hopkins, 17 августа 1890 (1890-08-17), Су-Сити, Айова — 29 января 1946, Нью-Йорк) — американский государственный и политический деятель, ближайший соратник Ф. Д. Рузвельта, один из ведущих политиков Нового курса Рузвельта.

Гопкинс родился в небогатой, постоянно кочевавшей по Соединённым Штатам семье. Отец его сменил множество профессий — он был шорником, коммивояжёром, золотоискателем, лавочником и т. д. Мать воспитывала детей в строгих традициях методистской церкви. Образование Гопкинс получил в Гриннеллском колледже (штат Айова).

После окончания колледжа работает в Нью-Йорке в различных благотворительных организациях. В 1913—1924 годах руководит отделом в Ассоциации по улучшению условий жизни бедных. В 1924—1932 — председатель совета директоров Нью-Йоркской ассоциации по вопросам туберкулёза и здравоохранения. С 1932 года возглавляет созданную Франклином Д.Рузвельтом (тогда губернатором Нью-Йорка) Временную чрезвычайную организацию помощи (ТЕРА).

После избрания Франклина Д.Рузвельта президентом США был им приглашён на работу в Вашингтон. С 22 мая 1933 года Гопкинс возглавлял Федеральную чрезвычайную организацию помощи (ФЕРА), обеспечивавшей общественными работами в условиях кризиса миллионы американцев, вследствие того, что безработица во время мирового кризиса 1929-33 годов достигла катастрофических размеров.

Затем Гопкинс руководит Администрацией по обеспечению работой (ВПА). Программы, разработчиком и руководителем которых был Гопкинс, явились крупнейшими в истории США программами по созданию новых рабочих мест и борьбе с бедностью. Так, между 1933 и 1938 годами под его руководством было создано 8 миллионов рабочих мест. С учётом членов семей занятых на государственных работах, улучшить вследствие этого свои условия жизни смогли от 25 до 30 миллионов американцев.

Согласно проектам ВПА, под руководством Гопкинса, было построено 2500 госпиталей и больниц, 125 110 общественных зданий, 124 031 мостов, 1000 аэродромов, проложено и отремонтировано 1 047 823 километров дорог. Заданные работы охватывали самые различные области и объёмы — от сгребания листьев в парках до модернизации баз ВМС. Гопкинс придерживался левых политических взглядов, вследствие чего неоднократно обвинялся американскими консерваторами, в том числе и из «родной» Демократической партии, в симпатии к коммунистам.

С 1938 по 1940 год Гопкинс занимал пост министра торговли США. Он ушёл в отставку с официальных постов в 1940 году по состоянию здоровья (ещё в 1937 году ему была проведена операция по удалению части желудка вследствие заболевания раком). Тем не менее оставался в «штабе» Рузвельта его ближайшим помощником, будучи одним из самых влиятельных людей «эры Рузвельта», с 1940 года жил в Белом доме.

Гопкинс участвовал в разработке закона о ленд-лизе, а также в дипломатических переговорах с союзниками после вступления США во Вторую мировую войну. [источник?], где вёл переговоры со Сталиным, Молотовым и другими советскими руководителями.

Начиная с июля 1941 года Г. Гопкинс как представитель американского правительства и лично президента Рузвельта неоднократно посещал Москву

Впервые прибыл в советскую столицу 30 июля 1941 г. для выяснения позиции Москвы по поводу требования необходимых военных поставок, а также для выяснения намерений СССР по поводу участия в войне. Доставленное Гопкинсом послание американской администрации обещало поддержку США в поставке вооружений для Москвы, а также предложение о созыве трёхсторонней конференции (США, СССР и Великобритания), на которой бы были обсуждены позиции трёх сторон и театры военных действий. Для Сталина главная цель заключалась в открытии второго фронта, но он поддержал предложение американской помощи, в том числе на советско-германском фронте.

Гопкинс дал позитивный отчёт о переговорах со Сталиным, заключив, что Советский Союз готов сражаться до победного конца. 2 августа 1941 г. между СССР и США состоялся обмен нотами: Вашингтон заявил о готовности оказать всевозможное экономическое содействие СССР. Однако подписание Атлантической хартии между США и Великобританией ослабило уверенность СССР в поддержке союзников, к тому же положение СССР становилось всё более катастрофическим на Восточном фронте.

Гопкинс — член американской делегации на конференциях в Касабланке, в Каире, Тегеране, Ялте и др.

— Понимаю ваше удивление, что я нуждаюсь в этом получеловеке. Но когда нибудь вы, может быть, сядете в кресло президента Соединённых Штатов и, когда это случится, будете смотреть на ту дверь и заранее знать, что, кто бы ни вошёл в неё, он будет вас о чём нибудь просить. Вы узнаёте, что это за скучная работа — выслушивать такие просьбы, и почувствуете потребность иметь при себе человека, подобного Гарри Гопкинсу, который ничего не хочет, кроме как служить вам.

Чем больше я думаю об этом, тем больше прихожу к выводу, что его присутствие в Белом доме — большая удача

Гарри Гопкинс был трижды женат. В первом браке с Этель Гросс имел трёх сыновей. Во втором браке с Барбарой Данкен у него родилась дочь. После смерти второй жены в 1937 году, Гопкинс в июле 1942 года женится на Луизе Мэйси.

dir.md

Помощник Франклина Рузвельта, занимавшего пост президента США в период с 1933 г. по 1945 г.

Черчилль в своих воспоминаниях назвал Гарри Гопкинса необыкновенным человеком, сыгравшим большую, а подчас и решающую роль во всем ходе Второй мировой войны. Сталин сказал о Гопкинсе, что это единственный американец, который пришелся ему по душе. Между тем имя этого замечательного человека сегодня почти забыто.

Сегодня в школьных учебниках можно прочесть о том, каким замечательным был президент США Франклин Рузвельт. Он не только вытянул американскую экономику из пучины Великой депрессии, но и внес большой вклад в разгром фашистской Германии. Все это так, но школьные учебники ни словом не упоминают одного из выдающихся людей XX века Гарри Гопкинса. Между тем без этого человека Рузвельту не удалось бы даже стать президентом США.

Начало политической деятельности Франклина Рузвельта было на редкость неудачным. В 1920 году конвент демократической партии выдвинул 28-летнего политика кандидатом на пост вице-президента США, и Рузвельт активно включился в борьбу. В своих многочисленных выступлениях он говорил очень правильные слова:

– «Мы против влияния денег на политику, мы против контроля частных лиц над финансами государства, мы против обращения с человеком, как с товаром, мы против голодной заработной платы, мы против власти групп и клик». Но избиратели ему не поверили. Они посчитали, что этот лощеный франт ничего не знает и знать не хочет о жизни простых американцев. И у них были все основания так считать – Франклин даже ни разу не ездил на общественном транспорте. Избиратели также подозревали, что Рузвельт сам принадлежит к тем группам и кликам, на которых работает правительство. И в этом они тоже были правы: потерпев неудачу на выборах, юный политик устроился на высокооплачиваемую должность в крупную финансовую корпорацию.

Еще один проигрыш означал бы для Рузвельта конец его политической карьеры. В демократической партии о нем уже складывалось однозначное мнение: «Первоклассный темперамент, но второклассный интеллект». К тому же в августе 1921 года после купания в холодной воде у него отказали ноги. Единственно из чувства сострадания к Рузвельту в 1928 году однопартийцы помогли ему занять пост губернатора штата Нью-Йорк, причем победа была одержана с небольшим перевесом – в 25 тысяч голосов. А через год – в «черный четверг» вся экономика США начала катиться под откос. Понятно, что обвинили во всем именно губернаторов. В этих условиях Рузвельт, вопреки ожиданиям, блестяще выиграл новые выборы – его перевес над ближайшим соперником-республиканцем составил 725 тысяч голосов, увеличившись за два года в 29 раз.

Этим успехом Рузвельт был обязан знакомству с человеком, которого звали Гарри Ллойд Гопкинс. Он родился 17 августа 1890 года в Сиу-Сити (штат Айова) в очень бедной семье. Успешно окончив школу и колледж, Гарри достиг замечательных успехов в бизнесе, но в 1917 году, после того как США вступили в Первую мировую войну, все бросил и добровольно пришел на призывной пункт. В армию его по состоянию здоровья не взяли, но взамен предложили поработать в организации Красный Крест. Гопкинс с радостью согласился и уже через год был руководителем всех организаций Красного Креста в юго-восточных штатах Америки. Позже он возглавил ассоциацию по улучшению условий жизни бедных и стал директором-распорядителем Нью-йоркской туберкулезной ассоциации. Его отличали не только глубокий ум и феноменальная работоспособность, но и нечто более важное – врожденное чувство справедливости, которое заставляло его помогать другим, тем, кто нуждается в помощи. При этом он был очень веселым и остроумным человеком, завзятым театралом и спортивным болельщиком.

В августе 1931 года губернатор Рузвельт создал временную чрезвычайную администрацию помощи. Аналогичные комиссии создавались и в других штатах, но так получалось, что средства, выделенные на оказание помощи неимущим, почти целиком уходили на содержание этих самих комиссий. Безработным доставалось не более $3 в месяц. Но в штате Нью-Йорк руководителем администрации помощи был назначен Гарри Гопкинс, который все средства направил на организацию общественных работ. «Люди, – наставлял он своих сотрудников, – хотят есть каждый день!» Все, кто участвовал в общественных работах, получали $23 в месяц (по современному курсу более $500), что помогло сотням тысяч ньюйоркцев пережить тяжелые времена. Между прочим, сам Гопкинс от полагающегося ему жалования отказался. В первые, наиболее трудные для американцев годы Великой депрессии штат Нью-Йорк благодаря усилиям Гарри Гопкинса оказался самым благополучным штатом Америки. Естественно, что на президентских выборах 1933 года губернатор этого штата Франклин Рузвельт победил с подавляющим преимуществом, став 32-м президентом США. Чрезвычайную федеральную комиссию помощи (позже она была преобразована в администрацию гражданских работ) возглавил, конечно же, Гарри Гопкинс. Число безработных по всей стране к тому времени достигло 17 млн. человек, а 2,5 млн. остались без крова. Комиссия Гопкинса за шесть лет работы достигла фантастических успехов. Всего было построено 122000 общественных зданий, 664000 миль новых дорог, 77000 мостов и 285 аэропортов. К общественным работам удалось привлечь свыше 8,5 млн. человек. Самое удивительное, что штат этой федеральной службы состоял всего лишь из 121-го сотрудника, причем, как правило, отставных военных. Только они могли работать в том бешеном темпе, в котором работал Гопкинс, и только они были столь же неподкупны и бескорыстны, как он. Что же касается Рузвельта, то он завоевал сомнительную славу бездарного администратора, увеличив армию государственных служащих с 600 тысяч до 1,8 млн. человек. Сейчас считается, что, следуя рекомендациям высоколобых экспертов из Гарвардского университета, Рузвельт вывел экономику США из кризиса. Ничего подобного. Давно замечено, что эксперты с учеными степенями в реальной экономике ничего не смыслят. Весной 1938 года, во время второго президентского срока Рузвельта, экономика США вновь начала заваливаться набок. Соответственно избрание его на третий срок стало более чем проблематичным. Решающую роль в победе Рузвельта сыграла поддержка Гопкинса, популярность которого по всей стране тогда была фантастической. Между прочим, сам Гопкинс неизменно отказывался от предложений занять кресло в Овальном кабинете Белого дома. Он откровенно презирал политику. Именно Гопкинсу принадлежит известный афоризм: «Не идите в политику, если кожа у вас тоньше, чем у носорога».

В 1938 году Гарри Гопкинс был назначен министром торговли. Знающие его люди предположили, что он задумал какой-то многообещающий проект, и они были правы. Это была программа ленд-лиза (от lend – давать взаймы, lease – сдавать в аренду), которая впоследствии вывела экономику США из перманентного кризиса. Похоже, Гопкинс уже тогда знал, что вскоре разразится большая война. 1 сентября 1939 года в кабинете Рузвельта раздался телефонный звонок.

Лишь в марте 1941 года Гопкинсу удалось убедить президента и конгресс помочь Великобритании. Этому предшествовали длительные переговоры, которые он вел с английским премьером Уинстоном Черчиллем. В ходе этих переговоров между ними сложились настолько доверительные отношения, что Гопкинсу было предоставлено право обращаться к Черчиллю по имени. Помимо членов семьи и нескольких близких друзей английского премьера, это право имела разве что королева. Позже в своих воспоминаниях Черчилль так написал о Гарри Гопкинсе: «В его хрупком и болезненном теле горела пылкая душа. Я всегда наслаждался его обществом, в особенности, когда дела шли плохо. Иногда он умел быть очень неприятным и говорить жесткие и горькие слова. Опыт моей жизни учил и меня делать то же самое в случае необходимости». Но если так трудно было организовать поставки военной техники и материалов в Великобританию, то открыть программу ленд-лиза в отношении СССР было почти невозможно. Будущий президент США Трумэн 24 июня 1941 года заявил: «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они таким образом убивают друг друга как можно больше». Что касается возможностей СССР противостоять агрессору, то они явно недооценивались. Военный министр подготовил для Рузвельта доклад, в котором убедительно доказал, что «Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимум три месяца задачей разгрома России». А морской министр США Нокс даже заключил пари, утверждая, что к сентябрю 1941 года немцы возьмут Ленинград и Москву. Иными словами, американцы считали, что СССР обречен и ему уже ничем не помочь.

Кто же решил проверить это на месте? Гарри Гопкинс, который только что перенес операцию по удалению раковой опухоли в желудке и должен был соблюдать строжайшую диету, ежечасно принимая лекарства. В Москву Гопкинс прилетел в июле 1941 года. Большую часть суточного перелета он провел в хвостовом отсеке самолета в железном кресле пулеметчика. После переговоров со Сталиным Гопкинс сообщил Рузвельту: «Я совершенно уверен в отношении этого фронта. В России существует твердая решимость победить». Также он привез в США список вооружений и материалов, необходимых СССР в первую очередь. Но этим Гопкинс не ограничился. Будучи администратором программы ленд-лиза, он через Черчилля отправил первый конвой в Архангельск уже в конце августа, хотя соглашение по поставкам в СССР вооружений и материалов было подписано лишь в ноябре.

Сейчас высказывается мнение, что американцы на программе ленд-лиза хорошо нагрели руки. Это действительно так. После войны Советскому Союзу был выставлен счет на $900 млн., правда, с рассрочкой платежа. Верно и то, что эта программа еще до Перл-Харбора дала мощный толчок развитию экономики США. Уже к 1942 году эта страна, наращивая темпы и объемы производства, не только преодолела безработицу, но даже столкнулась с проблемой нехватки рабочих рук. Произошло в точности то, что Гопкинс задумал еще в 1938 году, вызвавшись возглавить министерство торговли. Но в ходе реализации этой программы он обрел множество влиятельных врагов. Гопкинс мог бы легко сделать приличное состояние, втихую размещая заказы по ленд-лизу через доверенные фирмы и получая за это миллионные откаты. Так делали многие, но не он. Заказы по ленд-лизу размещались исключительно на открытых конкурсах, причем Гопкинса не интересовало ничто, кроме цены, качества и сроков поставки товаров. В отместку его даже окрестили «попрыгунчиком Гарри» (Harry the Hop), намекая не только на его темперамент, но и на карьеру «из грязи в князи».

Но ленд-лиз был, конечно, большим подспорьем для СССР. Достаточно сказать, что американским был каждый седьмой самолет Красной армии, каждая третья тонна авиационного бензина, каждый второй автомобиль. Немалую роль сыграли и поставки продовольствия. Во всяком случае, на Ялтинской конференции Сталин заявил о том, что «ленд-лиз внес чрезвычайный вклад в победу» и что без этого «победа была бы иной». Позже выяснилось, что Сталин вовсе не преувеличивал. Есть сведения о том, что Гопкинс передал секреты производства атомной бомбы и необходимые для этого материалы не только Великобритании, но и СССР, посетовав в письме Микояну: «Было чертовски трудно получить все это от Гровса (директор американского ядерного проекта)». Если это действительно так, то третью мировую войну предотвратил не кто иной, как Гарри Гопкинс.

Ему же принадлежит и проект послевоенного устройства Европы. Гопкинс участвовал в подготовке всех международных конференций с участием лидеров антигитлеровской коалиции. Рузвельт, Сталин и Черчилль с плохо скрываемым недоверием относились друг к другу, но всецело доверяли Гарри Гопкинсу. Между прочим, перед Ялтинской конференцией ему пришлось уламывать не столько лидеров СССР и Великобритании, сколько президента США, который строил наполеоновские планы по переделу Европы, включая создание никогда не существовавшего государства Валлония. Может быть, Рузвельт был не таким уж великим, как его сейчас представляют? Нет, это был действительно великий президент. Как известно, умные руководители подбирают подчиненных, которые еще умнее, а глупые – тех, которые еще глупее. Франклин Рузвельт не только привлек к работе нескладного человека со смешной фамилией Гопкинс, но и предоставил ему свободу действий, неизменно прикрывая его от атак со стороны многочисленных недругов. После смерти Рузвельта в апреле 1945 года эти люди развязали откровенную травлю Гарри Гопкинса и за полгода свели его в могилу.

Биография:

Хопкинс (Hopkins) Гарри Ллойд (17.8.1890, Су-Сити, штат Айова, – 29.1.1946, Нью-Йорк), государственный деятель США. В 1938-40 министр торговли. В годы 2-й мировой войны 1939-45 советник и специальный помощник президента Ф. Рузвельта. Летом 1941 вел в Москве переговоры по вопросам координации действий в войне с фашистской Германией, содействовавшие созыву Московского совещания 1941 (29 сентября – 1 октября). Был член делегации США на Тегеранской конференции 1943 и Крымской конференции 1945, а также сопровождал Ф. Рузвельта на Квебекскую и Каирскую конференции 1943. В мае – июне 1945 вел в Москве переговоры с правительством СССР, в частности о подготовке Потсдамской конференции 1945 г. С июля 1945 года отошел от политический деятельности.

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Гарри гопкинс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.