Россия получила высокотехнологичную и эффективную систему управления в тактическом звене

Наряду с развитыми странами Запада Россия, наконец-то, получила высокотехнологичную и эффективную систему управления в тактическом звене – Единую систему управления тактического звена (ЕСУ ТЗ). Головную роль в ее разработке выполнила интегрированная структура Концерн «Созвездие». В настоящее время завершены работы по созданию Единой системы управления войсками и оружием в тактическом звене ВС РФ.

О том, как реализовывался этот амбициозный проект, нашему корреспонденту рассказывает генеральный директор ОАО «Концерн «Созвездие», доктор технических наук Азрет Юсупович Беккиев.

– Азрет Юсупович, начнем с вопроса: какие причины и факторы подвели вас в начале 2000-х годов к необходимости создания Единой системы управления тактическим звеном?

– В связи с масштабным сокращением Сухопутных войск практически единственным способом обеспечения необходимого уровня их боевых возможностей являлась система управления войсками и оружием на основе самых передовых информационно-телекоммуникационных технологий.


конце 80-х и в начале 90-х годов прошлого столетия в наших Вооруженных силах сложилась ситуация, характеризующаяся нарастанием общей неудовлетворенности состоянием и низкой эффективностью систем управления войсками. Одной из причин, обусловивших такое положение вещей, явилась нескоординированность разработок оборонной промышленности. Разрозненными усилиями отдельных предприятий ОПК невозможно было осуществить качественный рывок в базовых средствах и информационных технологиях. А для создания современных АСУ и систем связи необходим был именно скачек, даже прорыв.

Несовместимость, разунификация в решениях, низкая устойчивость военной связи – все это особенно остро проявилось в ходе военных действий на Кавказе в 90-е годы и в начале 2000-х.

Указом Президента Российской Федерации в 2000 году перед ОПК была поставлена амбициозная задача по созданию Единой системы управления войсками и оружием в тактическом звене. Она требовала концентрации научных, инженерных и производственных ресурсов и предусматривала к 2010 году выход на самый передовой технико-технологический уровень создаваемых средств, комплексов и систем управления в тактическом звене. Без воссоздания и формирования в России качественно нового научно-производственного и кадрового потенциала решить такую задачу было невозможно. Центром формирования соответствующих компетенций стал Концерн «Созвездие».


Напомню, ОАО «Концерн «Созвездие» образовано в 2004 году на базе Воронежского НИИ связи, история которого ведет отсчет с 1958 года. За все годы существования предприятием разработало свыше 600 наименований изделий, прежде всего, военных, многие из которых приняты на вооружение и снабжение. Наши отдельные разработки по тактико-техническим характеристикам не уступают мировым аналогам, а порой превосходят их.

Западные страны, прежде всего США, к этому времени уже имели колоссальный опыт, накопленный в ходе создания всемирной Интернет-паутины. На этой основе они имели уже в 2000-м году так называемый «тактический Интернет», который так же, как обычный Интернет, обеспечивает создание единого информационного пространства и информационного обмена по принципу «каждый с каждым». При использовании «тактического Интернета» американцы планировали повысить в три раза боевые возможности своих тактических формирований.

– То есть в этом направлении Россия сильно отставала от развитых стран Запада?

– Да, отставала. Таким образом, нам в кратчайшие сроки предстояло выйти на такой же уровень практически с нуля. Для армий экономически и технологически развитых стран данный период характеризовался настойчивым и быстрым проведением теоретической отработки, изготовления и практической апробации АСУ, в том числе в условиях реальных боевых действий.


Вообще, мир довольно быстро и активно технологически перевооружается, постоянно появляются новые разработки. Конечно, Россия здесь не является первопроходцем, но вместе с тем мы отнюдь и не самые отстающие. По нашим оценкам, в настоящее время все системные решения, полученные и реализованные российскими предприятиями ОПК в области автоматизации управления в тактическом звене, не уступают мировым аналогам. «Хромает» технология промышленного производства, в этом направлении мы отстали от стран Запада.

– Какие основные задачи по созданию отечественной ЕСУ ТЗ были поставлены перед оборонной промышленностью?

– Министерством обороны РФ были сформулированы требования к ЕСУ ТЗ. Концерн «Созвездие», на который была возложена эта очень сложная и ответственная задача, обязан был их выполнить. Прежде всего, была поставлена задача: создать законченный образец информационно-технической основы системы управления в тактическом звене. Он должен иметь модернизационный потенциал с возможностью масштабируемости, адаптивности к условиям применения, с открытой архитектурой. В процессе совместных с Минобороны России мероприятий по разработке и внедрению ЕСУ ТЗ в войска нам удалось сформировать, попробовать в действии и нормально закрепить современную технологию создания систем подобного класса на перспективу.

В настоящее время можно уверенно говорить, что Концерну «Созвездие» в кооперации с промышленными предприятиями удалось создать современную систему типа «тактический Интернет». Мы также считаем, что оснащение войск этой системой существенно повышает боевые возможности воинских формирований.


– Система проходила испытания, во время которых разработчикам были высказаны замечания и рекомендации. Чем это вызвано?

– Безусловно, стоит признать, что определенных недостатков при создании столь сложной системы не удалось избежать. Сложность и многообразие поставленных задач, существенные провалы в разработках отдельных элементов в предыдущие десятилетия – все это не могло не сказаться и, в конечном счете, привело к задержке широкого практического внедрения системы в войска. Однако и военные были не готовы к тому, чтобы изначально и в полном объеме сформулировать требования к системе. Можно сказать, они обучались вместе с нами. Но сегодня мы знаем, что нужно разработчикам и производителям, военным и потребителям.

– Итак, сегодня мы можем сказать, что в России появилась ЕСУ ТЗ. Но время не стоит на месте, и для армии нужно создавать другие современные разработки. Какие перспективы имеет ЕСУ ТЗ?

– Разумеется, системы управления масштабных объектов постоянно находятся в развитии. Информационно-техническая основа таких систем управления, как ЕСУ ТЗ, требует совершенствования. Особое место в развитии систем имеет опыт практического внедрения и применения. С «обратной связью» от потребителя процесс модернизации любой системы является эффективным. Здесь мы надеемся на понимание со стороны Минобороны России.


В соответствии с заданиями государственной программы вооружения запланировано массовое перевооружение Российской армии, особенно Сухопутных войск. Для выполнения этих задач и был образован Концерн «Созвездие». Сегодня мы технически перевооружаемся для того, чтобы завтра перевооружить нашу армию. Нами разработаны подходы к переоснащению ВС современной цифровой техникой связи и автоматизированного управления, темпы переоснащения находятся в соответствии с указаниями руководства страны. Нам предстоит сделать то, что являлось целью создания ЕСУ ТЗ. Вы только представьте, что одна автоматизированная бригада в бою может заменить три такие же по численности и по вооружению бригады со средствами управления 20– или 10-летней давности. Оснащение Вооруженных сил современной цифровой техникой сегодня рассматривается на государственном уровне как наиважнейшая задача. Во время недавнего визита в Воронеж, после знакомства в Концерне «Созвездие» с базовым комплектом ЕСУ ТЗ, вице-премьер Дмитрий Олегович Рогозин подчеркнул, что Министерству обороны России крайне необходима техника, не уступающая по основным функциональным характеристикам технике НАТО. Он констатировал, что в ближайшее время нам следует продолжить развитие системы управления тактического звена и как можно быстрее принять ее на вооружение Сухопутным войскам.

Вместе с вице-премьером Рогозиным в ОАО «Концерн «Созвездие» побывали заместитель руководителя администрации президента РФ Александр Дмитриевич Беглов и первый заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ Юрий Иванович Борисов.


им показали существующие и перспективные цифровые средства связи и управления, созданные в концерне. Сегодня многие наши изделия приняты на снабжение и вооружение. В прошлом году мы с кооперацией предприятий промышленности провели государственные испытания перспективной ЕСУ ТЗ. Получили замечания и рекомендации по улучшению. Это, кстати, и есть та самая обратная связь, которая крайне необходима оборонной промышленности, чтобы работать над модернизацией разработки. В кратчайшие сроки мы постараемся устранить замечания МО РФ и выйти на заключение многолетних контрактов на серийное производство.

Для Концерна «Созвездие» это означает, что, пройдя один чрезвычайно ответственный десятилетний период, интегрированная структура вступает в другой, не менее ответственный этап, – период оснащения высокоэффективной цифровой техникой Вооруженных сил РФ.

Геннадий Старых

vpk.name

На выставке вооружения, военной техники и боеприпасов «RUSSIAN EXPO ARMS» , прошедшей с 8 по 11 сентября в танковой столице России — городе Нижний Тагил, на крупнейшем в России артиллерийско-боеприпасном полигоне «Старатель», который принадлежит ФКП «Нижнетагильский институт испытания металлов» среди прочих новинок демонстрировались новейшие разработки Концерна «Созвездие» — програмно-технические комплексы для обеспечения автоматизированного управлениявоинскими формированиями в тактическом звене.


ОАО «Концерн «Созвездие» — крупнейшее российское предприятие радиоэлектронной промышленности. В него входят 20 ведущих научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро и заводов отрасли. Концерн является разработчиком Единой системы управления войсками и оружием в тактическом звене Вооруженных Сил Российской Федерации. ОАО «Концерн «Созвездие» специализируется на разработке и создании систем, комплексов и средств связи для Вооруженных Сил, иных воинских формирований, ведомств и силовых структур, а также для отраслей промышленности.

Основные направления производственной деятельности Концерна:
— автоматизированные системы управления и связи стратегического звена;
— автоматизированные системы управления и связи тактического звена;
— системы телекодовой, речевой и проводной связи для комплексов ПВО-ПРО;
— автоматизированные системы связи и управления специального назначения;
— автоматизированные системы и средства радиоэлектронной борьбы;
— профессиональные (корпоративные) системы и средства связи;
— системы и средства связи общего пользования;
— радиорелейное оборудование с повышенной помехозащищенностью.


Начиная с середины 90-х годов до 2007 года предприятие работало над созданием автоматизированных систем управления и гибкопро-граммируемых систем многофункциональных средств радиосвязи с адаптацией к внешним воздействиям. В 2007 году завершены работы по второму этапу создания систем управления и связи для тактического звена. Организовано промышленное производство базового комплекса АСУ ТЗ Сегодня осуществляются поставки комплекта в Сухопутные войска для опытной войсковой эксплуатации.

topwar.ru

Ответ на публикацию:
http://general-skokov.livejournal.com/13786.html
Очень рад, что Вы, наконец, «вышли из тени» на просторы интернета.

   Вначале, хочу поблагодарить Вас за приведенную в Вашем блоге ссылку на мои статьи. Каковая ссылка, несомненно, расширила круг читателей моих скромных записок.
   Несмотря на то, что Ваш покорный слуга никогда не гнался за количеством «френдов» и популярностью своего блога (ибо, журнал начал вести для достижения совершенно иных целей), тем не менее, увеличение общего числа посещений и ссылок приятно потешило мое самолюбие.
   К собственному стыду, и в порядке самокритики должен признаться, что журнальчик свой веду крайне нерегулярно, чем, наверное, раздражаю моих уважаемых читателей. За что еще раз приношу им свои искренние извинения.


   Но, на этот раз взяться за перо (ой!) засесть за клавиатуру меня побудили три момента:

1. Желание высказать Вам, уважаемый Сергей Иванович, свою благодарность за вольный, или невольный пиар моих мыслей на тему ЕСУ ТЗ. Надеюсь, что данную задачу Ваш покорный слуга решил еще «во первых строках своего письма».

2. Возможность в очередной раз попробовать помочь уважаемому мною руководству концерна «Созвездие» (на этот раз — в Вашем лице), избежать принятия НЕПРАВИЛЬНЫХ (с моей точки зрения) системотехнических решений при доведении «до ума» известной Вам системы. Естественно, с учетом того грустного обстоятельства, что эта точка зрения (еще раз извините!) слегка отличается от Вашей.

3. Надежда, на то, что эта моя сугубо личная и, пусть даже, не очень профессиональная  точка зрения, по обсуждаемым вопросам будет, наконец, услышана должностными лицами. Особенно теми, из них, которые готовят и принимают решения в красивых зданиях, расположенных в районе станции метро «Арбатская». Ибо, надеюсь, что данное открытое письмо прочитаете не только Вы лично.

    Теперь, что называется, «по сабжу».
    Ваш покорный слуга очень внимательно следит за всеми публикациями в открытом доступе о ЕСУ ТЗ. А также старается быть в курсе тех изменений, которые осуществляются в системе, так сказать, в «закрытом режиме». Посему, для начала, постараюсь, (насколько смогу, конечно J),  дезавуировать фрагмент одного Вашего высказывания в комментариях к заглавному посту в Вашем блоге. Поскольку, речь в нем идет о моей скромной персоне.


Цитата:
«10 сентября 2013, 10:16
….Что касается ЕСУ ТЗ, то он (то есть, — я, — Д.П.) в последнее время начал допускать больше неточностей. Развитие ЕСУ ТЗ, хотя и медленно, но всё-таки идёт.»
Конец цитаты.

    Уважаемый Сергей Иванович!
    Я, безусловно, соглашусь, что система продолжает развиваться. Однако,  полагаю, что о направлениях развития (и главное – степени практической реализации проекта!) можно и нужно поспорить. Как говорят в армии наших наиболее вероятных друзей: «При всем уважении, сэр…».
    На страницах своего блога в нескольких постах Вы опубликовали в доклад, (датированный, кстати, 2010 годом) на имя уже отставленного от дел (т.е. – бывшего) начальника Генерального штаба Н.Е. Макарова, в котором Вы обосновываете Вашу позицию по вопросу принципов построения ЕСУ ТЗ.
    Если не ошибаюсь, то Вы после увольнения из рядов ВС РФ (в октябре 2011 года то есть, практически сразу же) стали работать заместителем директора НПО ОАО «Концерна "Созвездие"».
   Затем, с апреля 2012 года по май 2013 года Вы были назначены руководителем аппарата генерального конструктора автоматизированной системы управления тактического звена (АСУ ТЗ) концерна "Созвездие". Не так ли?
    Ну и с мая 2013 года по настоящее время Вы — советник генерального директора и генерального конструктора концерна "Созвездие».

    Я правильно называю должности?

   То есть в указанный период (с октября 2011 по н.в.) – Вы являетесь одним из организаторов работы по созданию автоматизированной системы управления войсками тактического звена.
Говоря иными словами, Вы имеете возможность на практике реализовать те принципы, которые изложили  в вышеупомянутом докладе.
   Не так ли?

   Теперь позвольте привести здесь фотографии, сделанные мною в мае 2012 года, наглядно иллюстрирующие, КАК и главное, КАКИМИ СРЕДСТВАМИ эти принципы воплощаются в жизнь. Полагаю, что данные фотографии также показывают степень моей «неосведомленности» о делах с  ЕСУ ТЗ.
   Итак.
   Вот подразделения 5 омсбр (тогда еще бригада) выдвигаются через Алабинский полигон (на т.н. парадную площадку, служащую исходным районом для проведения очередной тренировки с использованием очередной версии ЕСУ ТЗ):
IMG_0434
Ой! А что это за автомобильчик, явно не военной раскраски, выглядывающий из-за передней части корпуса БТР?
 Стоит себе, понимаешь, на площадке перед тренажерными комплексами танкодрома (как раз за Де-Голлевской вышкой)?
    Подойдем поближе.
IMG_0437
Как видим, — это какая-то комплексная станция (апаратная) связи.
Кстати, машинка развернута и готова к работе, т.е не просто стоит, а еще и жужжит потихоньку J:
Еще ближе:
    Ба! Знакомые логотипы!
IMG_0438
Только вот вопрос: а что, собственно, делает гражданское(!) пусть и передвижное средство связи на военном полигоне в период проведения исследовательских мероприятий боевой подготовки!?
   Обеспечивает связь журналистской братии со своими редакциями? Сейчас очень модно приглашать на всевозможные «инновационные» мероприятия, проводимые в войсках, представителей древнейшей профессии.
   Но!
   Конкретно на ту тренировку, насколько мне известно, тружеников пера и топора не приглашали.
   Кстати, заметьте, что ко времени описываемых событий, словосочетание «танковый биатлон» еще даже не родилось в воспаленных мозгах выдающихся деятелей пиар-менеджмента нашего Министерства обороны!
  Посему, возникает вопрос: каковы место и роль данного средства связи на полигоне Таманской бригады, являющейся базовой для реализации проекта ЕСУ ТЗ, в период проведения исследовательской тренировки?

   А все, оказывается, просто.
   Если внимательно изучить спутниковый снимок 253-го общевойскового полигона Московского (ныне Западного) военного округа, с нанесенными на нем объектами инфраструктуры полигона и топонимами, а также иметь голову на плечах, то все становится на свои места.
    Кстати, для «охранителей»: снимок любезно предоставляется любому, — рядовому пользователю Интернета, сайтом «Викимапия» по адресу:
http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=55.527027&lon=36.901875&z=14&m=b

Отобразим на этом снимке положение станции:
Полигон 2
Как видим, ее точка стояния, почти идеальна в смысле обеспечения связью колонн 5 омсбр, выдвигающихся из парка бригады  на парадную площадку  (севера на юг). А также для информационного обмена, между пунктами управления бригады и подразделений.                Причем, как в период организации боя (постановки задач подчиненным), так и при руководстве элементами боевого порядка в ходе их выдвижении из исходного положения к районам выполнения боевых задач (востока на запад). Ну и управления ими непосредственно в этих районах, исходя из общего расположения (директрисы) полигона, каковая имеет направление стрельбы (а стало быть и действий войск) с северо-востока на юго-запад.
    Конечно, при условии, что данная станция предназначена для обеспечения связью, например, формата 3G на территории полигона.
   «Позвольте,» — скажет искушенный читатель. «Но ведь станция гражданская? Как она сможет обеспечить работу станций военного назначения? Совместимость частот, протоколов и т.д.? Ведь в составе бортового оборудования бронемашин нет мобильных устройств, которые работают в гражданском формате передачи данных и с использованием диапазона гражданских частот?»
   Действительно. В составе машин пункта управления, например в машине командира мотострелкового батальона есть вот это:
SAM_1580
(Для любителей хранения государственной тайны сообщаю, что фото сделано на открытой экспозиции выставки ТВМ-2012 в подмосковном Жуковском).
     Итак, что мы имеем?
     Несколько защищенных ПЭВМ серии ЕС-1866, работающих под операционной системой МСВС, с загруженными прикладными программами  военного назначения, аппаратура внутренней связи, коммутации и управления (АВСКУ) а также радиостанции  КВ, УКВ и СВЧ диапазонов. Ну, плюс «закрывашки» и прочие провода.
Однако, разработчики ЕСУ ТЗ сказали на все это хозяйство: «Мы пойдем другим путем!» (ТМ)….
… И выдали офицерам 5 омсбр на период тренировки вот такие девайсы:
IMG_0442

Знакомьтесь:
Samsung GT-P7500 Galaxy Tab 10.1 16 Гб 3G Black.
Частота процессора: 1 ГГц, Операционная система: Android, Версия ОС: 3.0, Количество ядер: 2 шт, 3G
Экран:  Размер экрана: 10.1 " (дюйм), Тип экрана: LCD TFT, Разрешение: 1280×800 пикс.
Память:  Объём оперативной памяти (RAM): 1024 Мб, Flash накопитель: 16 Гб
в магазинах Евросети это чудо стоит 12 990 рублей. Кстати, на просмотренных мною планшетках, не обнаружено наклеек, свидетельствующих о прохождении девайсами спецпроверки и специсследования.

   А вот то, что в них отображается:
IMG_0441

Пояснение:
   Одинокий значок БТРа командира батальона – это не точка стояния машины, а местоположение девайса, каковой с БТРом и всем находящимся в нем оборудованием НИКАК НЕ СВЯЗАН.
    По сути, напичканные электроникой КШМ командира батальона, а также командирские машины командиров рот, взводов и «линейные» БТРы командиров отделений выступали в данном случае лишь в качестве транспортных средств для перевозки корейских планшетников.
Напомню, что размеры 253 ОП достаточно ограничены, поскольку, тактическое поле полигона представляет собой «пятачок» размером1840 метров по фронту (от высоты с отметкой 183,3 на правом фланге 252 ОП до высоты с отметкой 206,0 на левом фланге этого же полигона). И в глубину 2864 метра (от Кургана Славы до высоты с отметкой  221,1). Общая площадь тактического поля (оно же – директриса для стрельбы из танков, БМП (БТР) и стрелкового оружия) — примерно 11 кв. км. Да, есть еще направление до линии вышек учебного центра Кантемировской дивизии (н.п. ГОЛОВЕНЬКИ) – это еще 12 кв. км.
То есть, 23 кв. км вместо 10000 кв.км (100 на 100 км по фронту и в глубину, согласно одной из версий ныне действующего Боевого Устава, декларируемой Вами, Сергей Иванович, вот в этой схеме:
30853_900
Возникает вопрос: а тогда зачем все? Если можно при помощи корейских девайсов и передвижной базовой станции мобильной сети «Мегафона» замазать глаза большим начальникам передачей данных на площади размером 23 кв.км? Вместо 10000 кв. км?

    Уважаемый Сергей Иванович!
Мне рассказывать про функционал военных прикладных программ ЕСУ ТЗ на базе «Андроида»?
    Или про то, как пытались отобразить тактическую обстановку и передать целеуказания при помощи этих планшетников? Например, в мае уже этого, то есть 2013  года.  В Питере?
    И что из этого вышло?

    Или еще раз, но более подробно, написать про попытки использования ЕСУ ТЗ в обстановке, «максимально приближенной к боевой», в ходе учения Кавказ-2012? На полигоне, который позволял развернуть элементы боевого порядка 5 мотострелковой бригады на уставных расстояниях?
   Полагаю, что не стоит. Ибо, о результатах такого использования Вы уже сами сказали вот здесь:
http://general-skokov.livejournal.com/12629.html#comments
(Комментарий от 15 октября 2013, 14:11)
     Правда, почему-то скромно умолчали, о том, что все описанные Вами подразделения, а также пункты управления того самого «хозяйства»  имели в своем составе программно-аппаратные комплексы и средства связи ЕСУ ТЗ.
    А Ваш покорный слуга по этому поводу отписался здесь:
http://dragon-first-ru.livejournal.com/39764.html
и здесь:
http://dragon-first-ru.livejournal.com/40089.html
    Мы с Вами, Сергей Иванович, сидим в одном окопе!
    В буквальном смысле.

    Я прошу прощения за вопрос, но, насколько Вы смогли реализовать свои идеи, высказанные в упомянутом докладе за три года своего участия в реализации проекта, будучи одним из его руководителей?

     Посему.
     Уверяю Вас, если я и допускаю в своих постах некоторое упрощение проблем, или «неточности» в описании девайсов и ПО, (которые на мой неискушенный взгляд, все еще имеются в программах, средствах связи, а также в аппаратном обеспечении комплексов, входящих в комплекс ЕСУ ТЗ), то только из того простого соображения, что бы посты мои были максимально доступны для тех, в чьей компетенции находится область принятия решений. Ибо, они, как правило, люди чрезвычайно занятые и вдаваться в подробности им, простите, — недосуг.

      Ну а о том, что цель создания ЕСУ ТЗ, в принципе, правильная, я говорил и раньше.
Речь идет лишь о средствах, и способах, при помощи которых она достигается!

     Полагаю, что со степенью моей некомпетентности мы разобрались.

     Теперь о деле.

      В своем «Докладе начальнику генерального штаба» (ссылка верху поста) Вами приведены несколько схем, которые привлекли мое внимание. Кроме того, в тексте доклада высказаны ряд соображений, которые хотелось бы обсудить с Вами, как с главным идеологом создания системы в том виде, в котором она существует именно сейчас. Особенно в плане ПРАКТИЧЕСКОЙ РЕАЛИИЗАЦИИ декларируемых принципов создания системы.
     Для того, что бы разговор был более предметным и конструктивным, предлагаю, для начала определиться с понятиями. Никогда не считал себя специалистом в области собственно связи, поэтому, изложенные мною ниже предложения по классификации средств и способов связи и некоторые технические термины могут быть обсуждаемы, дополнямы и изменяемы в ходе дискуссии (если таковая возникнет). Естественно при выдвижении аргументированных тезисов.

     Для начала отделим мух от котлет.
     Суть архитектуры любой АСУВ сводится к нескольким составляющим:

1. Техническая (аппаратная) составляющая. То есть средства ввода, обработки, хранения, и отображения тактической (оперативной) информации. Это – компьютеры, серверы и другие устройства, предназначенные для накопления и обработки данных а также другие непосредственно связанные с компьютерами внешние устройства, хранения, отображения и отчуждения данных.

2. Программное обеспечение. Это весь комплекс программных средств, используемых устройствами, перечисленными в пункте первом. Сюда входят как общие (базовые) программы, используемые любыми устройствами из первого пункта (в т.ч.  – операционные системы), так и прикладное программное обеспечение, предназначенное для обработки собственно тактической (и «околотактической») информации. В первую очередь – программные средства нанесения, хранения, обработки и отображения графической тактической (оперативной) информации. Во всем ее мноогобразном проявлении. Сюда же мы можем отнести и различные базы данных, а также программные средства управления ими. В число программных компонентов, безусловно, входит электронное топографическое обеспечение, как наиважнейшее для любого должностного лица любого уровня военного управления. Как в смысле файлов электронных карт, так и средств их обработки и отображения. Не путать с системами отображения тактической информации(!)

3. Средства передачи информации. Сюда относятся все радиостанции, радиорелейные станции, станции тропосферной и космической связи, а также проводные (кабельные, — в том числе оптоволоконные) средства связи. К этой же группе относятся всевозможные устройства коммутации и каналообразующая аппаратура. А также устройства, перечисленные в первом пункте, но используемые не для обработки тактической (оперативной) информации, а для обеспечения работоспособности (в т.ч. контроля состояния) каналов и узлов связи и упомянутой каналообразующей аппаратуры.
То есть компьютер, обеспечивающий исключительно и только работу канала связи и не связанный с хранением, обработкой и отображением тактической информации следует относить не к первой, а к третьей группе. Также обстоит дело и со специальными программными средствами, призванными решать исключительно «связные» задачи.
Сюда же, кстати, можно с некоторой натяжкой «приткнуть» аппаратно-программные средства, обеспечивающие безопасность обработки и передачи информации.

4. Аппаратно-программные комплексы добычи информации. К ним относятся всевозможные беспилотные комплексы, а также радиолокационные, лазерные и прочие средства, которые могут быть использованы для получения и первичной обработки данных (с возможностью определения координат объектов для огневого поражения) о противнике и положении своих войск. Сюда можно отнести и видеокамеры внешнего обзора, установленные как «условно стационарно», так и смонтированные на подвижных объектах. Так сказать, — средства «объективного контроля».
К этому же пункту я бы отнес все автоматизированные средства артиллерийской разведки, средства добычи информации о состоянии радиационной, химической, биологической информации.
Немаловажную часть данного раздела, (или группы), на мой неискушенный взгляд, должны занимать средства получения (добычи) информации о состоянии и положении своих войск. Точнее – объектов своих войск. Поясню: я бы отнес сюда все элементы систем геопространственного ориентирования (ГЛОНАСС и инерциальные), как установленные на бронеобъектах и других транспортных (боевых) средствах так и используемые отдельными военнослужащими. А так же устройства, собирающие и обобщающие информацию о состоянии отдельного бронеобъекта (солдата) своих войск. Например, — кол-во боеприпасов, наличие топлива, других запасов МС на бронеобъекте, или пульс, давление, температура тела отдельного солдата.
Где-то между третьим и четвертым пунктом находятся средства взаимного опознавания и автоматического распознавания объекта по его изображению (или другим признакам), полученному при помощи средств, перечисленных в первом абзаце данного раздела.

5. Средства, обеспечивающие ведение огня (нанесение ударов) в автоматизированном режиме. Не путать с общей системой управления РВиА, а также ПВО и авиацией, в которой данные средства будут лишь составной частью. То есть я говорю о системе ЦЕЛЕУКАЗАНИЯ и автоматического расчета параметров (определения установок для стрельбы) ударных (огневых) комплексов для нанесения удара (ведения огня) по отдельным целям в автоматизированном режиме.

6. Транспортная база для монтирования элементов системы и средства обеспечения работоспособности ее элементов, а также средства жизнеобеспечения боевого (оперативного) состава. Сюда можно отнести практически все, что ездит, летает и, вообще, как-то перемещается по полю боя, имя в своем составе элементы системы управления. А также все то, что позволяет всем военнослужащим (а не только должностным лицам органов управления) эффективно использовать элементы системы, но при этом не относится  к пунктам 1-5.
Это, например, средства энергообеспечения от источников промышленного тока и дизель-агрегатов всех мастей до батареек и аккумуляторов к носимым устройствам (а также средств их зарядки). Это также средства освещения пунктов управления, кондиционирования и обогрева рабочих пространств, и прочие вспомогательные устройства, облегчающие личному составу выполнение поставленных боевых задач, при использовании им АСУВ. Короче, — практически все, начиная от специальных термоперчаток для работы с планшетником зимой и до поисковых устройств, способных обнаружить в районе расположения своих войск «жучки», сейсмодатчики и забрасываемые передатчики помех противника.

7. Люди.
Данную группу необходимо разбить на три подгруппы:
7.1 Боевой (оперативный) состав пунктов управления всех уровней (до командира отделения и ему равного включительно), обученный работе на средствах АСУВ.
7.2 Личный состав пока еще не созданных (пока) подразделений, обеспечивающих работу АСУВ, обученный правильно эксплуатировать элементы системы.
То есть, способных реализовать следующие задачи:
   получение системы от промышленности;
   прием (ввод) в эксплуатацию;
   обеспечение условий хранения;
   обучение работе на средствах АСУВ военнослужащих из пункта 7.1;
   поддержание требуемого уровня боеготовности;
   развертывание в боевых условиях;
   обеспечение работоспособности всех элементов в условиях противодействия противника;
   свертывание, перемещение;
   восстановление боеспособности;
   ремонт;
   консервация;
   сдача на базы хранения;
   списание системы, или отдельных ее элементов.
7.3 Военнослужащие на  должностях рядового состава, имеющие (а главное — способные использовать(!)) средства АСУВ "персонального" пользования.
8. К сожалению, восьмой пункт нематериален. Увидеть и оценить наличие, или отсутствие данного компонента АСУВ способен только достаточно грамотный человек и то лишь при наличии определенных условий. Я говорю о принципах эксплуатации и способах применения (методах использования) в боевых условиях всего того, что перечислено в пунктах 1-7.
Короче о методике, или правилах применения АСУВ в современном бою (операции), обеспечивающих максимальную эффективность ее использования.

      Может быть чего-то забыл. Дополнения и исправления приветствуются.

Продолжение следует.

savage3000.livejournal.com

Комплекс ЕСУ ТЗ: желаемое и действительное• Армия ХХI века не может существовать без автоматизированной системы управления войсками – АСУВ. Автоматизированное управление войсками – это сокращённое в разы время обработки информации плюс мгновенное отображение её на карте. Основным критерием, определяющим эффективность использования автоматизированной системы управления войсками любого типа и уровня военной иерархии, было и остается сокращение цикла боевого управления.
• Новая единая система управления тактического звена (ЕСУ ТЗ) должна объединить между собой всех участников боя: людей, машины, орудия, а управление ими будет напоминать компьютерную игру.

• Получать картинку с беспилотников или самолётов-разведчиков, связываться с штабом, отдавать приказы бойцам – всё это командиры батальонов и рот будут делать по цифровым каналам с огромной пропускной способностью, способной передавать видео и любые другие виды данных. А у солдата на экране приёмника- наладонника будет мигать стрелка, указывающая направление его движения и координаты цели, которую надо поразить.

В теории все красиво. Но на  практике все упирается в устойчивость каналов связи и надежность оборудования. Предлагаемая сеть состоит из множества устройств,  принимающих и отправляющих радиосигналы в самых разных диапазонах, от медленных УКВ-радиостанций до 4G и WiMAX. Понятно, что против современного, технически оснащенного противника такая система управления работать не будет. Ведь если поставить помеху  практически на весь существующий частотный диапазон, система будет элементарно заблокирована.

• И это уже не теория. Подобные испытания проводились в этом году на полигоне Таманской дивизии. Результат – прекратила работу не только система «Созвездие», но и вся электронная аппаратура в радиусе воздействия комплекса радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Солдатский приёмник-наладонникКаковы же результаты командно-штабного исследовательского учения, проведенного в Алабино с 5-й мотострелковой бригадой, оснащённой комплексом ЕСУ ТЗ «Созвездие М2», с точки зрения этих критериев?
• В военных, околовоенных и совсем невоенных СМИ об этом учении немало рассказывали и показывали. Только вот разобраться в сути процессов боевого управления, всего лишь наблюдая на экране телевизора «картинку» запуска ДПЛА «Элерон-3», работу офицеров на ноутбуках или читая общие рассуждения генералов о необходимости автоматизации, достаточно сложно.

• Журналистов приглашают, как правило, на наиболее зрелищную – финальную часть учения, так называемую «динамику». А ведь львиная доля времени учения – это всегда процесс подготовки к бою. Но тут снимать особо нечего.
• Эта часть учения выглядит достаточно обыденно, можно даже сказать, скучно. Ни грохочущих танков, ни рокочущих в небе вертолетов, ни стреляющих орудий на этом этапе вы не увидите. Но именно в ходе подготовки к бою напряжение всего управленческого состава достигает высшей точки – ведь сражение происходит сначала в умах планирующих его проведение командиров.

Батяня-комбат на заснеженном поле бояПРАВИЛО ОДНОЙ ТРЕТИ

• Для солдата пик нагрузок приходится на момент атаки. Для командира – на момент принятия решения. В ходе грамотно спланированного, хорошо просчитанного и всесторонне обеспеченного боя командир спокоен и сосредоточен. Он отдает подчиненным заранее подготовленные распоряжения, подает предусмотренные и понятные им сигналы и лишь иногда вносит незначительные корректировки в свой план.

• Добиваясь от подчиненных действий по плану, командир тем самым навязывает свою волю противнику. Заставляет нарушать его план боя, импровизировать, а значит, оставлять войска без заранее предусмотренных поддержки и обеспечения. И самое главное – тратить драгоценное время на принятие скороспелых, непродуманных и всесторонне не обеспеченных, а значит, роковых для него решений!

Есть в армии неписаное правило «одной трети». В ходе подготовки боя командир любого уровня распределяет имеющееся на подготовку к бою время следующим образом:
одну треть времени он оставляет себе – на принятие решения и продумывание всех вопросов, связанных с организацией боя;
две трети времени командир отдает подчиненным – на принятие ими решений и практическую подготовку войск к предстоящему сражению.

• Выиграв бой (этап операции), командир получает следующую боевую задачу. И снова делит имеющееся время в соотношении 1:2. Такие циклы и называются циклами боевого управления.

Таблица 1• Поясню на примере (см. таблица 1). Бригада получила боевую задачу и время на подготовку к бою в количестве 12 часов. Сколько часов уйдет на организацию боя (желтый цвет), а сколько – на практическую (непосредственную) подготовку солдата к выполнению боевой задачи (зеленый цвет), если при подготовке боя будет избран последовательный метод работы? Из имеющихся 12 часов командир бригады заберет 4 часа на организацию боя. Из оставшихся 8 часов примерно по 2,5 возьмут командиры батальонов. Из 5,5 оставшихся часов командиры рот возьмут еще полтора часа. Из оставшихся четырех примерно полтора-два часа достанется командирам взводов и командирам отделений.

• Следует учесть, что время на передачу боевых задач подчиненным входит в общее время на принятие решения командиром (показано синим цветом). Оно составляет до 8% от времени, отводимого на организацию боя в каждом звене управления.

• Солдату в этой «лесенке» на подготовку к бою останется всего два с половиной часа. На всё! Маловато будет, однако! Как уже понятно, именно для того, чтобы увеличить время на подготовку к бою низовым звеньям военной иерархии (или для того, чтобы бригада смогла быть готовой к бою раньше), и предназначена автоматизация.

Таблица 2• В ходе боя, когда каждый военнослужащий имеет четко поставленную задачу, а командир всего лишь иногда уточняет ее, процессы управления выглядят как короткие повторяющиеся циклы по принятию решения, его доведению до подчиненных и реализации в виде действий войск (см. таблица 2). При этом «организационная» доля такого цикла уже становится относительно меньшей – ввиду того, что такие решения носят, как правило, «частный» характер в рамках заранее принятого «большого решения».

• Более того, практическая подготовка к выполнению этих «микрозадач» обычно не проводится – все, что можно было подготовить, уже было подготовлено до начала боя. Поэтому доля времени, отводимого на постановку задачи подчиненным в «маленьких» циклах боевого управления, может достигать 50 и более процентов.
• В прессе неоднократно звучало, что применение ЕСУ ТЗ обеспечивает сокращение цикла боевого управления в 2–2,5 раза по сравнению с «ручным способом». Только вопрос: какого цикла? Большого (с учётом периода подготовки к бою)? Или маленьких (в ходе боя)? И за счет чего?

В ПРЕДЕЛАХ ПРЯМОЙ ВИДИМОСТИ

Любая АСУВ состоит из четырех важнейших и взаимосвязанных компонентов:

1. программные средства (программные платформы и системы программных комплексов);
2. аппаратные средства (системы);
3. средства (системы) связи;
4. обученный персонал.

Начнем с людей, с офицеров. Которые обучались работе с системой под руководством специалистов концерна «Созвездие» в специально оборудованных для этого классах и на технике, с тех пор как существует 5-я омсбр. Напомню, что опытный комплект ЕСУ ТЗ поступил в Алабино еще несколько лет назад, ещё в предшественницу 5-й омсбр – 2-ю мотострелковую дивизию. И с тех пор постоянно совершенствовался, в том числе и с учетом пожеланий военнослужащих, его эксплуатировавших. Короче – люди обучены.

Офицер может управлять тактическими единицами одним пальцемАппаратные средства. Основу комплекса первоначально составлял ПЭВМ «Багет» полностью российского производства (включая чипы). Показалось мало. В итоге вопреки первоначальным грандиозным планам «сделать систему полностью на российской элементной базе» перешли на использование ПЭВМ ЕС1866 нашего же изготовления, но с применением импортных микросхем. Хорошие компьютеры, кстати.

Система связи. В результате применения цифровых средств связи семейства «Акведук» УКВ-диапазона удается передавать в этом диапазоне кое-какие данные цифрового формата. Со скоростью 1,2–1,6 килобит в секунду. Это не опечатка! Вины концерна в этом, впрочем, нет – против законов физики, как известно, не попрешь.

• Кстати, такие скорости передачи данных можно считать прорывом. Если учесть, что имевшиеся на вооружении аналоговые радиостанции вообще не обладали способностью передавать цифровую информацию. Но основная «фишка» применяемой системы связи заключается в использовании радиостанций сверхвысокочастотного диапазона (СВЧ). Вот у них-то пропускная способность – очень большая! Правда, на весьма ограниченной дальности. В пределах прямой видимости. Но именно за счёт этого «ноу-хау» процесс передачи информации (синие прямоугольники в таблицах) удалось сократить в несколько раз!
• В итоге – бодрые доклады о сокращении цикла боевого управления в два и более раза. Оно так и выходит. Реально. Но только в «маленьких» циклах. А что в большом?

Применяемые программные средства (в основном – программы для ведения и отображения динамически изменяющейся тактической обстановки на электронной карте) в ходе подготовки боя смогли «обеспечить» превышение нормативного времени, установленного для отображения на карте решения командира бригады, примерно в два с половиной раза.

Некоторые элементы комплекса ЕСУ-ТЗ• И такое – на каждом уровне управления. И отнюдь не по вине операторов-военнослужащих. А вследствие использования программистами концерна идеологии и принципов, неприемлемых для создания программного обеспечения, предназначенного для решения военных задач. И в первую очередь – задач отображения, хранения и передачи данных графической обстановки. Как наиболее сложных и ответственных.

• Короче – та идеология и принципы создания программного обеспечения комплекса, которые были изначально заложены еще на стадии постановки задач на его разработку и проектирование, мешают реализации всех возможностей, которые могут и должны быть в нем реализованы с учетом потенциала использованного «железа» и квалификации специалистов концерна.

ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

• Интенсивно развиваясь в изначально заложенном неверном направлении, специалисты «Созвездия» загнали себя в такой угол, из которого есть только один выход – назад к истокам. И теперь ошибки, допущенные еще на начальной стадии проекта, нельзя компенсировать даже вмешательством огромного количества самых изобретательных «подпорок», «заплаток» и «костылей»!
• «Созвездие» довести до ума, безусловно, можно и нужно. Но для этого как минимум необходимо:

1. изменить алгоритм информационного обмена (времен АСУВ «Маневр»), используемый в настоящее время в комплексе, до уровня, применяемого в системе современного импортного «железа»;

2. реально интегрировать подсистемы (до сих пор фактически разрозненные);

3. изменить принцип отображения и передачи графической информации, отказавшись от топографической(!) по своей сути программы ГИС «Интеграция», используемой в системе в качестве инструмента для создания обстановки. Применять «Интеграцию» необходимо только для визуализации топографической основы;

4. состыковать «Созвездие» с АСУВ оперативного уровня «Акация-М».

• Все это решаемо. Причём в течение одного года. Потребуется, конечно, слом некоторых стереотипов, ущемление кое-чьих финансовых интересов, а также «переписка» некоторого программного обеспечения и незначительная переделка «железа». С остальными мелкими недостатками можно смириться и доводить их уже в ходе опытной войсковой эксплуатации.

• В дальнейшем при принятии на вооружение АСУВ любого уровня необходимо многократно убедиться, что рассматриваемый комплекс (объект, подсистема) АСУВ действительно способствуют реальному, а не желаемому или декларируемому сокращению цикла боевого управления.

Система «Багет», входящая в ЕСУ ТЗ «Созвездие»• Но убедиться в этом можно только проведением одинаковых (по одному плану и на одном и том же полигоне) исследовательских тактических (а не командно-штабных!) учений поочередно с одинаковыми по штату, укомплектованности, обеспеченности и степени обученности бригадами. Одна из которых будет использовать АСУВ, а другая – нет. Со строжайшим запретом разработчикам АСУВ даже подходить к району проведения учения ближе, чем на максимальную дальность работы радиосредств бригады!

• При этом исследовательскую (контрольную) группу укомплектовывать не «дикорастущими», но пока еще реально «зелёными» подполковниками из Генштаба (получающими по 115-му и 400 приказам, а значит, зависимыми от руководства целиком и полностью), а офицерами расформированных штабов соединений и объединений, находящимися за штатом и высказавшими желание уволиться из ВС. То есть людьми незаинтересованными! Таких у нас, к сожалению, больше чем достаточно. Лишь тогда будут получены реально объективные результаты!

Но! Лично у меня нет никаких сомнений, что дальнейшая судьба этого комплекса следующая.

• Заниматься решением принципиальных вопросов никто не будет ни в «Созвездии», ни в Министерстве обороны, ни в Генштабе. В лучшем случае – косметические изменения программного обеспечения, затем – очередной этап войсковых испытаний, и комплекс таки примут на вооружение. Несмотря на очевидные и пока неискоренимые (без решения принципиальных вопросов) недостатки.
• Через полгода-год поставят комплекс в серию. И будут оснащать им войска. По 8 млрд. рублей за один  комплект(!) общевойсковой бригады.

• И в войсках ЕСУ ТЗ, реально не работая, будет моргать красивыми экранами на различных показных учениях, радуя глаз генералов и политических руководителей, не желающих вникать в суть проблематики.

• А несчастные подневольные командиры и офицеры штабов всех уровней будут на этих учениях изображать статистов и молчать, а в повседневной жизни продолжать «юзать» нелицензированную «Винду», а также разрабатывать и печатать секретные карты планов этих самых учений на несертифицированных машинах с использованием других программ. Разработанных отнюдь не в рамках ОКР «Созвездие». А такие программы есть. Те, которые соответствуют реальным потребностям войск, а не желаниям и «карманным» интересам больших начальников.

• Но когда-то придет большой и сильный враг, и мы на крови наших солдат и офицеров убедимся в неэффективности «Созвездия», эта система «по-тихому» будет снята с вооружения. И, как уже повелось, никто за это не понесет никакой ответственности. Не хочу «каркать», но всё это мы уже проходили. В не в таком уж далёком прошлом…

/Дмитрий Кандауров, специалист в области автоматических систем управления, nvo.ng.ru/

army-news.ru

Есу тз созвездие

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.