Бронеавтомобиль БАИ

В 1932 году на Ижорском заводе был создан бронеавтомобиль БАИ (БронеАвтомобиль Ижорский) на трехосном шасси «Форд-Тимкен». Руководителем проекта был А.Д.Кузьмин. БАИ был первым в Советском Союзе броневиком с полностью сварным корпусом. Машина имела три двери для посадки экипажа, на крыше устанавливалась цилиндрическая башня с 37-мм танковой пушкой ПС-1 (34 снаряда) и отдельно от нее пулемет ДТ в шаровой установке. Второй пулемет ДТ размещался в лобовом листе корпуса справа от водителя.

За счет переменной высоты крыши корпуса (подбашенный лист располагался заметно ниже крыши водительской кабины) удалось существенно снизить общую высоту боевой машины. Масса БАИ составляла 5 тонн, толщина брони — 4-8 мм, скорость 60 км/ч, а запас хода — 150 км.
Бронеавтомобиль БАИ, был во многом опытной конструкцией, поэтому в 1933—1934 годах их изготовили совсем немного — 90 машин.

Характеристики средних бронеавтомобилей БАИ,БА-3,БА-6


Средние бронеавтомобили БАИ,БА-3,БА-6
Страна: СССР
Тип: Средний бронеавтомобиль
Дата выпуска: 1936 г.
Длинна: 4,9 м
Ширина: 2,07 м
Высота: 2,36 м
Броня, лоб: 8 мм
Броня, борт: 8 мм
Броня, башня: 8 мм
Экипаж: 4 человека
Двигатель: Нет сведений
Дальность хода: 190 км
Максимальная скорость: 43 км/ч
Масса: 5120 кг
Вооружение: 1× 45-мм пушка 20К (60 выстрелов), 2× 7,62-мм пулемета ДТ (3276 патронов).

Характеристики приведены для БА-6

Бронеавтомобиль БА-3

В 1934 году Ижорский завод выпустил усовершенствованную модель БАИ — БА-3. Корпус был удлинен на 50-мм, в моторном отделении появились окна для выхода воздуха, была укорочена подножка и на задних крыльях предусмотрены крепления для вездеходных гусеничных цепей.


Главным же отличием новой машины стала башня с вооружением, заимствованная от танка Т-26, но с уменьшением толщины брони  до 8 мм. Вооружение осталось неизменным — 45-мм пушка 20К обр. 1932 г. (60 снарядов) и пулемет ДТ. Боекомплект размещался частично в башне, а частично в корпусе бронеавтомобиля.

Специально для БА-3 были созданы и съемные вездеходные гусеницы, хорошо известный нам «Оверолл». Надевание гусениц при участии всего экипажа бронеавтомобиля занимало 10—15 мин.

Машина успешно прошла испытания (при условии усиления передней подвески и улучшения системы охлаждения двигателя) и была принята к производству. В период с 1934 по 1935 год Ижорский и Выксинский завод изготовили 180 бронеавтомобилей БА-3.

Бронеавтомобиль БА-6

В 1935 году на заводе ГАЗ был налажен выпуск отечественного трехосного автомобиля ГАЗ-ААА, на базе которого Ижорский завод разработал новый броневик на основе БА-3, БА-6. Никаких существенных отличий в корпусе и вооружении БА-6 не имел и отличить его от БА-3 можно только по увеличенной до 1940 мм (у БА-3 —1905 мм) ширине колеи и отсутствию задней двери, задних смотровых лючков и подножки в кормовой части корпуса.

На БА-6 впервые применили пулестойкие шины ГК, заполненные губчатой резиной. Благодаря более строгой весовой дисциплине, а также облегченному шасси ГАЗ-ААА, по сравнению с «Форд-Тимкен», массу бронеавтомобиля удалось уменьшить до 5,12 т при сохранении прочих тактико-технических параметров. Ещё одно существенное отличие БА-6, это использование отечественного карбюраторного двигателя ГАЗ-АА мощностью 40 л.с.


Полный отказ от импортных составляющих положительно сказался на скорости и объемах производства — за период с 1936 по 1938 годы Ижорский завод сумел выпустить 386 бронеавтомобилей БА-6.

Модификации бронеавтомобилей БАИ, БА-3, БА-6

Железно-дорожный вариант. ЖД вариант был разработан ещё для БА-3, но серийно не производился. С БА-6 дело было доведено до конца — у БА-6ЖД, при переходе с колесного хода на рельсовый, на переднем и заднем мостах вместо пневматиков устанавливались железнодорожные скаты, а рулевое управление блокировалось. При массе 5,9 т БА-6ЖД развивал по железной дороге скорость до 55 км/ч.

БА-6М. В 1936 году был изготовлен опытный образец модернизированного броневика БА-6М с башней в виде усеченного конуса, с броней доведенной до 10-мм и 50-сильным двигателем М-1. В связи с установкой конической башни и уменьшением объема боевого отделения боекомплект сократили до 50 выстрелов к пушке и 2520 патронов к пулеметам ДТ.
Емкость топливных баков увеличили с 65 до 94 л. Запас хода бронеавтомобиля возрос со 197 км до 250 км. За счет более рациональной компоновки, несмотря на усиление броневой защиты, масса броневика снизилась до 4,8 т. Максимальная скорость по шоссе возросла до 52 км/ч. В серию БА-6М не пошел.


БА-9. В 1936 г. на Ижорском заводе был построен бронеавтомобиль БА-9 («облегченный БА-6М»), вооруженный 12,7-мм пулеметом ДК вместо пушки. При этом в башне устанавливался только крупнокалиберный пулемет, 7,62-мм пулемет ДТ размещался в шаровой опоре лобового листа корпуса. Боекомплект состоял из 1000 патронов к пулемету ДК и 1512 патронов к пулемету ДТ.
Боевая масса сократилась до 4,5 т., скорость по шоссе возросла до 55 км/ч., существенно увеличился запас хода за счет увеличения емкости топливных баков. Интересно, что БА-9 получил «зеленый свет» от самого К.Е.Ворошилова (в то время нарком обороны), но все уперлось в нехватку пулеметов ДК. В дальнейшем к идее БА-9 уже не возвращались.

броневик БА-6

Боевое применение бронеавтомобилей БАИ, БА-3, БА-6

Бронеавтомобили БА-3 и БА-6 поступали на вооружение разведывательных подразделений танковых, кавалерийских и стрелковых соединений Красной Армии, причем большая их часть была сосредоточена на Дальнем Востоке.

Три бригады (7,8,9) по 80 средних и 30 легких бронеавтомобилей, принимали участие в боях с японскими войсками у р.Халхин-Гол. В период с 1936 по 1938 г.г. в Испанию было поставлено 7 БАИ и 80 БА-6, где БА-6 успешно боролись с танками противника. Оставшиеся броневики служили в Испании до 50-х годов. Поставлялись эти машины в Турцию (БА-3), Монголию.


На западе БА-3 и БА-6 принимали участие в Польском походе, в Советско-Финской войне (финны захватили несколько БА-6 и эксплуатировали их до середины 50-х 20 века) и, в некотором количестве, в Великой Отечественной войне, где упоминания о них встречается до 1942 года.


Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, а также книги «Бронеавтомобили Красной Армии 1918-1945 г.г.»

armedman.ru

Бронеавтомобиль БА-6 преодолевает канаву. Лето 1935 года. Хорошо видно отсутствие двери в кормовом листе корпуса (АСКМ).

Бронеавтомобиль БА-3 с установленным 12,7-мм пулеметом ДК вместо 45-мм пушки (АСКМ).

К пушке имелось 60 снарядов, из них 52 находились в башне (2 укладки по 20 штук в кормовой нише и 12 по бортам) и две стойки по 4 снаряда в корпусе. 54 магазина к пулеметам (3402 патрона) размещались в башне справа (6 штук) и в 48 стеллажах на бортах корпуса. Здесь же специальными зажимами крепились лопата, топор, лом и двуручная пила. Кроме того, в полу боевого отделения имелся инструментальный ящик и ящик ЗИП к пушке и пулеметам.

Боевая масса БА-3 с экипажем из 4 человек составляла 5820 кг, 40-сильный двигатель «Форд» позволял броневику разгоняться до 60 км/ч на прямой передаче и до 70 км/ч с демультипликатором на пониженной.


Осенью 1934 года, после заводской обкатки и устранения выявленных недостатков БА-3 производство бронемашин началось на Ижорском заводе – до конца года было изготовлено 10 машин (7 в октябре и 3 в ноябре). Попытки наладить сборку БА-3 на заводе ДРО не увенчались успехом из-за большого объема заказов на легкие бронеавтомобили. Поэтому с 1934 года Выкса полностью переключилась на изготовление ФАИ, а затем и БА-20, а Ижорский завод стал головным (и единственным) предприятием по выпуску средних бронемашин.

В это же время произошли изменения и в структуре Ижорского завода. Спецотдел, до этого занимавшийся всей оборонной продукцией завода, ликвидировали, создав вместо него два конструкторских бюро – КБ по спецпроизводству и КБ по модернизации. Первое, начальником которого стал Померанцев, занималось вопросами серийного производства бронеавтомобилей, бронекорпусов и другой продукции завода. Второе, под руководством инженера Ильичева, занималось опытными работами, в том числе и проектированием новых типов бронеавтомобилей. Оба КБ подчинялись директору завода по спецпроизводству. Но так как коллективы КБМ и КБ С были довольно малочисленны, они работали довольно в тесном контакте, помогая друг другу по мере сил.

В июне 1934 года, уже в ходе серийного производства, опытный экземпляр БА-3 (с корпусом из неброневой стали) испытывался на НИБТ полигоне, пройдя 400 км по шоссе и 190 км по проселку.


отчете об испытаниях отмечался удобный доступ к двигателю, коробке перемены передач, демультипликатору и другим агрегатам, требующим периодического осмотра, удобное размещение экипажа и мягкий ход машины. Бронеавтомобиль без труда преодолел подъем в 24 градуса, крен в 30 градусов, брод глубиной до 0,6 м и 0,4 м вертикальную стенку, в целом «не уступая по проходимости грузовому «Форд-Тимкен». Запас хода по горючему составлял 218 км по шоссе и 134 км по проселку.

В то же время наблюдение за дорогой при закрытых люках оставляло желать лучшего – скорость движения при этом не превышала 15–20 км/ч. Вращение маховика поворотного механизма башни требовало больших усилий, с трудом открывались и закрывались заслонки смотровых щелей. Вызывала нарекания система охлаждения двигателя и крепление бронекорпуса к шасси: «При движении по грязному проселку на максимальных оборотах в дождливую погоду при температуре окружающего воздуха 12 градусов температура при открытых жалюзи доходила до кипения через 3–5 км, при движении по шоссе при закрытых жалюзи при температуре наружного воздуха 20–23 градуса через 6–7 минут вода в радиаторе достигает точки кипения.

Застрявший в речушке бронеавтомобиль БА-6. Лето 1935 года. На заднем плане виден второй БА-6 (РГВА).

Сильно шумит бронекорпус – необходимо соединения корпуса с полом и лонжеронами делать на резиновых прокладках. Температура в бронекорпусе при закрытых люках достигает 45–50 градусов при температуре снаружи 25 градусов через 10–15 минут движения. Охлаждение двигателя для данного типа бронеавтомобиля недостаточно».


Тем не менее, представители НИБТ полигона в своем заключении положительно отзывались о БА-3, рекомендуя улучшить «наблюдение за дорогой при закрытых люках и систему охлаждения двигателя».

Бронеавтомобиль БА-6 завяз при преодолении брода через речушку. Лето 1935 года (РГВА).

В начале 1934 года при сборке в серийных БА-3 выяснилось, что бронекорпуса многих из них имели большое количество трещин из-за плохого качества сварных швов. Такие корпуса принимались по специальному разрешению представителя военной приемки УММ РККА на Ижорском заводе, при этом на трещины ставили специальные ограничители. Вплоть до прекращения производства в начале 1936 года Ижорский завод изготовил 168 БА-3, кроме того, 4 машины собрал завод ДРО.

Бронеавтомобиль БА-3 послужил базой для проведения ряда опытных работ. Так, в 1935 году на одной машине в опытном порядке установили радиостанцию 71-ТК-1 с поручневой антенной на башне. Рация размещалась в кормовой нише, при этом укладки для снарядов пришлось демонтировать.

В сентябре 1936 года один БА-3 вооружили 12,7-мм пулеметом ДК («Дегтярев крупнокалиберный»), установленным в башне вместо 45-мм пушки. С 16 по 21 ноября эта машина испытывалась на научно-испытательном оружейном полигоне.

В мае 1937 года на том же БА-3 испытывали 12,7-мм пулемет ШВАК («Шпитальный-Владимиров авиационный крупнокалиберный»), но по своим боевым характеристикам и надежности он оказался хуже ДК. Результаты стрельбы из 12,7-мм пулеметов, установленных в БА-3, по 20-мм броне показаны в таблице.


В 1935 году СКБ Ижорского завода получило от УММ РККА задание о «приспособлении корпуса БА-3 к шасси ГАЗ-ААА». По сравнению с трехосным «Форд-Тимкен» оно было легче, имело более короткую базу и собиралось из агрегатов отечественного производства. В конце того же года опытный образец новой бронемашины вышел на заводские испытания. В начале следующего, 1936 года, после устранения выявленных недостатков, бронеавтомобиль под обозначением БА-6 запустили в серию на Ижорском заводе.

Новая машина во многом была аналогична своему предшественнику – конструкция корпуса и башни БА-6 практически не отличались от БА-3. Разница, согласно «отчета о войсковых испытаниях БА-6», состояла в следующем:

«Усилено крепление корпуса к шасси;

Боковые дверцы моторного отделения сделаны из одного листа (на БА-3 из двух половин);

Убрана задняя дверь и откидные щитки;

Для улучшения интенсивности охлаждения добавлен лючок над моторным отделением;

В боковых щитках дверей визирные щели расположены в штампованной части щитка;

Расстояние горизонтального листа ниши задних колес от рамы шасси увеличено на 35 мм;

Открывание передних жалюзи перед радиатором производится жесткими тягами вместо тросов как на БА-3;


При попытке вытащить завязший броневик другим БА-6 застряли оба. Лето 1936 года (РГВА).

В лобовом листе перед пулеметчиком добавлено отверстие для стрельбы из Нагана;

Вместо щитков в задней части корпуса сделаны отверстия для стрельбы из Нагана;

Ремни крепления вездеходных цепей заменены специальными крюками;

Люк в заднем нижнем листе корпуса, имеющийся у БА-3 против реактивной штанги, аннулирован».

Бронеавтомобиль БА-6.

Перед установкой бронекорпуса на шасси в него вносился ряд изменений. Задняя часть рамы обрезалась на 400 мм, в связи с чем задняя поперечина переставлялась на линию обреза. К вертикальным полкам продольных лонжеронов приваривали 10 кронштейнов, к которым болтами крепился бронекорпус. Угол наклона рулевой колонки уменьшался с 39 до 29 градусов, передняя рессора усиливалась 3 дополнительными листами. На расстоянии 1060 мм от центра передней оси к раме 6 болтами крепились кронштейны запасных колес.

БА-6 оснащался двигателем ГАЗ мощностью 40 л.с., четырехступенчатой коробкой перемены передач и демультипликатором со скользящими зубчатками. При боевой массе с экипажем из 4 человек в 5,12 т броневик на шоссе мог разгоняться до 60 км/ч. Подача горючего из двух бензобаков – основного в передней части корпуса на 44 л и дополнительного на 24 л, укрепленного слева на крыше корпуса за сиденьем водителя – осуществлялась самотеком.

Размещение боекомплекта, состоящего из 60 снарядов и 53 дисков (3339 патронов), ничем не отличалось от БА-3. Но по количеству различного имущества, ЗИП и инструмента, находившегося внутри, БА-6 значительно превосходил своего предшественника.

Запасные части к пушке, ТОП и пулеметам ДТ хранились в четырех ящиках, расположенных на полу в задней части машины. Там же находились 4 сумки с продовольствием НЗ и 4 с подрывным имуществом, закрепленные ремнями на кормовых бронелистах корпуса, а рядом с ними медицинская аптечка. Аналогичным образом фиксировались в нише башни и у бортов корпуса 4 сумки с химическим имуществом. Огнетушитель и автоаптечка (ящик с набором принадлежностей для клейки камер) устанавливались справа у ног пулеметчика вдоль борта корпуса, там же находился 3-тонный домкрат, укрепленный ремнями к полу. Деревянный ящик с инструментом для обслуживания бронеавтомобиля находился на полу за сиденьем пулеметчика. Ракетница в брезентовой кобуре и ракеты к ней укладывались между снарядными стеллажами в нише башни. Здесь же на ограждении погона справа от командира лежали запасные стекла «Триплекс» для башенных смотровых приборов. Заводная рукоятка укладывалась на полу машины за сиденьем водителя и фиксировалась специальными зажимами. Две воронки для масла и бензина разместили под стеллажами пулеметных дисков у входных дверей, а буксировочный трос – под подушкой сиденья водителя. Аэротермометр для измерения температуры воды в радиаторе и авиационные часы (со светящимся циферблатом) крепились на специальных кронштейнах к основному бензобаку. Шанцевый инструмент (лопата, топор, лом, пила) размещался на бронелистах, образовывавших ниши задних мостов.

Кроме того, на БА-6, в отличие от БА-3, появилось внутреннее освещение: по одному плафону автомобильного типа смонтировали на крыше между водителем и пулеметчиком и в башне. Для переносной лампочки имелись две розетки – рядом с дверью водителя и в башне. Аккумулятор находился слева под полом корпуса отделения управления. На приборной доске перед водителем располагались: амперметр, указатель уровня горючего в баке (поплавковый) и спидометр.

Бронеавтомобиль БА-6 преодолевает бугор. Лето 1935 года. Видна работа запасных колес при наезде на препятствие (РГВА).

Еще одним важным отличием БА-6 от предыдущих образцов средних бронеавтомобилей стало использование пулестойких шин «ГК» (до этого времени все бронеавтомобили оснащались обычными пневматиками). Они являлись дальнейшим развитием шин-гусматиков, использовавшихся еще на броневиках русской армии в годы Первой мировой войны. Но если гусматики заполнялись особым составом, который при проколе затвердевал, вытекая на воздух, то в «ГК» (расшифровывалось как «губчатая камера») состояли из специальной эластичной пористой резины, которая не боялась никаких проколов или пробоин. Производство «ГК» развернули на заводе «Красный Треугольник», который стал головным предприятием по их изготовлению. Сначала для изготовления пористой резины использовали натуральный импортный каучук, ас 1938 года – его искусственный отечественный аналог. «ГК» имели не очень большой ресурс: после 1000–1300 км пробега наполнитель терял эластичность, рассыпался и шины выходили из строя. Кроме того, максимальная скорость броневиков на пулестойких шинах была примерно на 8–10 км/ч меньше, чем на пневматиках. Например, БА-6 на «ГК» по шоссе разгонялся до 42 км/ч, а на обычных шинах – до 52 км/ч.

Бронеавтомобиль БА-6 во время испытаний на ЛБТКУКС имени Бубнова. Лето 1935 года (РГВА).

3 июня 1936 года приказом № 015 начальника вооружения РККА И. Халепского была назначена специальная комиссия под председательством полковника Бубина, которой поручалось провести войсковые испытания трех серийных броневиков БА-6 на Ленинградских краснознаменных бронетанковых курсах усовершенствования комсостава РККА имени Бубнова. Бронемашины № 54, 60 (на пневматиках) и № 64 (на шинах «ГК») прибыли с Ижорского завода на полигон курсов 1 июля, а закончились испытания 31 октября. Всего БА-6 прошли 5000 км, из них 3000 км по шоссе, 1750 по проселку и 250 км по бездорожью (бронеавтомобиль № 60 после аварии 21 июля с испытаний сняли).

Бронеавтомобиль БА-6 преодолевает подъем во время испытаний на ЛБТКУКС имени Бубнова. Лето 1935 года (РГВА).

В целом в ходе пробегов бронемашины показали себя хорошо, недостатки во многом были схожими с машинами БА-3 и БАИ. Небезынтересно привести выдержки из отчета об испытании БА-6, касающиеся удобства размещения экипажа. Это дает представление о том, в каких условиях приходилось работать танкистам на всех средних броневиках Красной Армии:

«Размер дверей мал, посадка экипажа, особенно в зимнее время, затруднена. Посадка через башню сложна из-за отсутствия специальных подножек и ручек.

Наблюдение через щель водителю затруднено. Наблюдение через ТОП на скорости свыше 15 км/ч невозможно из-за сильной качки машины…

Ведение огня с места по неподвижной цели возможно с такой же меткостью, как из танка. При стрельбе с хода в условиях грунтовых дорог и бездорожья из-за тряски и качки размеры рассеивания выстрелов значительно превышают размеры рассеивания при стрельбе из танков…

Опытный образец бронеавтомобиля БА-5, вид сбоку. Ижорский завод, весна 1935 года (музей Ижорского завода).

Размещение экипажа в корпусе неудобно по причине:

Наличия острых углов в отделении управления;

Жесткости сидений и узкой спинки у водителя;

Отсутствие упора для ног в башне;

Отсутствия спинки у сиденья пулеметчика…

При движении с закрытыми люками из-за высокой температуры, большой влажности и медленного движения воздуха внутри броневика через 10–15 минут наступало обильное потение, через 2 часа наступало явление анэксемии (кислородного голодания). Эти причины вынуждали команду или выходить из броневика, или открывать люки. При беспрерывном движении с открытыми люками утомление наступало после 4 часов, а при условии движения с короткими остановками для отдыха на 5–10 минут явления значительного утомления наступали через 6–8 часов…

Бронеавтомобиль БА-5, вид сзади. Виден люк водителя кормового поста управления (музей Ижорского завода).

После 8–10 часов движения у команды отмечалось:

Водитель и пулеметчик – подавленное самочувствие, из-за горизонтально вытянутого положения ног и согнутому вперед туловищу отмечалось утомление в виде резкой скованности рук и ног, а также всего туловища.

Экипаж башни – усталости подвергались больше всего руки и спина; от качания и лязга башни отмечалась головная боль с явлениями тошноты и шума в ушах».

Летом 1936 года в СКВ Ижорского завода разработали радийный вариант БА-6. Радиостанцию 71-ТК-1 смонтировали как на танке Т-26, в кормовой нише башни. Из-за этого пришлось переработать схему боеукладки и пожертвовать 25 снарядами и 7 пулеметными дисками. Поручневая антенна крепилась на бортах башни.

Производство БА-6 продолжалось на Ижорском заводе до начала 1938 года. Всего было изготовлено 394 бронемашины, из них 72 радийных.

ОПЫТНЫЕ ОБРАЗЦЫ И ПРОЕКТЫ. В 1933–1936 годах помимо серийных машин в КБ С разработали несколько интересных вариантов бронеавтомобилей, которые остались только на бумаге или в виде опытных образцов.

Так, после получения информации об американском бронеавтомобиле Т4 с несущим бронекорпусом, руководство УММ заключило с Ижорским заводом договор № 9003212 на проектирование и изготовление аналогичной машины. В своем письме от 6 апреля 1932 года помощник начальника УММ РККА Г. Бокис сообщал: «На Ижорском заводе выполняется образец безрамной 3-осной бронемашины по типу американского бронеавтомобиля Т4 с бронировкой в 10-мм, применением мотора «Геркулес» АМО-3 и задних мостов «Форд-Тимкен». Образец будет готов в июне месяце сего года». Но работа так и не была закончена: в «сводном отчете о выполнении промышленностью заказов на производство имущества и БТ техники для мотомехвойск РККА», датированном 31 декабря 1933 года, сообщалось, что заказ на безрамный броневик аннулирован.

В том же отчете можно найти сведения еще о двух проектах: «Заказ № 3003210 – изготовление бронеавтомобиля на шасси АМО-6 на Ижорском заводе, сумма 30000 руб. – работа аннулирована, бронеавтомобиль на шасси АМО-6 включен в план 1934 года.

Заказ № 9003214 – изготовление бронеавтомобиля «Форд-АА» с движителем «Кегресс» на Ижорском заводе, сумма 20000 руб. – работа аннулирована, бронеавтомобиль на шасси Кегресс включен в план 1934 года».

В начале 1934 года эти броневики получили заводские обозначения Б А-5 и БА-6 соответственно. В протоколе технического совещания при КБС Ижорского завода от 19 июля 1934 года об этих проектах говорилось: «По БА-5. КБС, в связи с перегрузкой бюро работами по БА-3, ПБ-4, Т-28, Т-37 и др. может дать проект, рабочие чертежи и образец только в конце первого квартала 1935 года. В настоящее время выполнен компоновочный проект, который будет отправлен УММ РККА 25 июля с.г.

ГАЗ-АА «Кегресс» – БА-6С (средний полугусеничный бронеавтомобиль на шасси ГАЗ-АА (снежный)). По договору УММ РККА с Ижорским заводом проект и рабочие чертежи будут готовы к 1 января 1935 г. Для ускорения испытаний в зимних условиях 1934-35 гг. возможно ограничиться выполнением технического проекта и по его утверждении в УММ КБС сможет выпустить детальные чертежи, по которым завод выполнит опытный образец к 15 декабря 1934 г.

Для реализации этого предложения УММ РККА необходимо передать Ижорскому заводу шасси ГАЗ-АА «Кегресс» и указания об укладке различного имущества, принадлежностей и инструмента на БА-6С».

Следует сказать, что к этому времени в СССР изготовили два образца полугусеничных грузовиков – «Форд-АА Кегресс» и НАТИ-3. Правда, ни «Форд», ни НАТИ серийно не производились – имелось всего несколько опытных экземпляров. Тем не менее, КБС разработало эскизный проект БА-6С, используя полученные материалы по НАТИ-3 и корпус БА-3. Из-за отсутствия шасси изготовить опытный образец ижорцы не смогли и работу передвинули на 1935 год. К этому времени КБС спроектировало новый бронеавтомобиль на шасси ГАЗ-ААА, получивший обозначение БА-6. Проект полугусеничной бронемашины после этого именовался в документах как «ГАЗ-АА «Кегресс» снежный», но уже в отчете о выполнении заказов АБТУ РККА за 1935 год говорилось: «Работа снята, так как не решен вопрос о серийном производстве ГАЗ-АА «Кегресс»».

Проект бронеавтомобиля БА-6С («Кегресс снежный») на шасси полугусеничного автомобиля НАТИ-3.

Опытный образец бронеавтомобиля БА-5 изготовили в октябре 1935 года. Благодаря использованию более прочного, чем ГАЗ-ААА, шасси ЗИС-6 толщину основных бронелистов корпуса и башни довели до 9 мм. Вооружение состояло из 45-мм пушки 20К и трех пулеметов ДТ. Масса машины с экипажем из 5 человек достигла 8,5 т, поэтому, даже несмотря на наличие кормового поста управления, проходимость и маневренность броневика оставляла желать лучшего.

В ходе заводских пробегов выяснилось, что новый бронеавтомобиль не имеет больших преимуществ перед серийным БА-6. Поэтому БА-5 не заинтересовал военных и не проходил полигонных испытаний. А так как материалы Ижорского завода по проектированию этой машины погибли во время Великой Отечественной войны, автору не удалось обнаружить в архивах подробного описания БА-5.

В конце 1936 года бронеавтомобиль передали на Ленинградские курсы усовершенствования командного состава танковых войск. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Бронемашины-амфибии

Успешный опыт по созданию БАД-1 побудил ТО ЭКО ПП ОГПУ начать проектирование «броне-авто-водо-машины с более мощным вооружением». В качестве базы теперь использовался трехосный «Форд-Тимкен», а помимо железнодорожного хода бронеавтомобиль должен был плавать. Эскизный проект машины, получившей обозначение БАД-2 («броне-авто-водо-машина»), утвержденный начальником ПП ОГПУ в ЛBO Медведем, отправили на завод «Большевик» для доработки и изготовления опытного образца. Здесь, под руководством инженера Н. Обухова, было проведено детальное проектирование машины и выполнены рабочие чертежи. К этому времени этот проект заинтересовал военных, и они взяли дело постройки броневика в свои руки. В апреле 1932 года опытный образец машины был готов.

Бронеавтомобиль БАД-2 на железнодорожном ходу. Лето 1932 года. Видно, что при движении по рельсам автомобильные колеса снимались (АСКМ).

Бронеавтомобиль БАД-2 при движении по суше, вид спереди. Май 1933 года. На машине установлены фары большего диаметра (АСКМ).

Корпус БАД-2, внешне напоминавший катер, был изготовлен сварным из 4–6 мм обычной (не броневой) стали. В нашей печати пишут, что он был несущим, но это не так. Корпус крепился к шасси «Форд-Тимкен» при помощи сварки и болтов, причем при проектировании пришлось решать проблему его герметичности при движении на плаву. Вооружение броневика состояло из 37-мм пушки Б-3 в передней башне, пулемета ДТ в задней и еще одного ДТ в лобовом листе корпуса. Для движения по воде БАД-2 имел трехлопастной гребной винт, установленный на конце червяка передачи заднего моста. Из-за такой конструкции при движении БАД-2 по суше вращался гребной винт, а при движении по воде – колеса задних мостов.

Бронеавтомобиль БДД-2 при движении по суше. Май 1933 года. На задние колеса одета резиновая лента для повышения проходимости (АСКМ).

Для вентиляции боевого отделения по бортам машины имелись жалюзи, закрытые броневыми кожухами. В моторное отделение воздух поступал через специальные грибообразные колпаки.

Маневрирование машины на плаву велось при помощи поворота передних колес. Для движения по рельсам броневик, как и БАД-1, переставлялся на железнодорожные бандажи. Кроме того, для повышения проходимости по плохим грунтовым дорогам на колеса задних мостов одевалась резиновая лента по типу гусениц автомобилей Кегресса (а не металлические цепи «Оверолл», как пишут некоторые авторы). В качестве дополнительного оборудования БАД-2 оснащался ручным насосом для откачки воды, попавшей внутрь корпуса при движении на плаву.

Весной машина прошла испытания в окрестностях завода «Большевик», выявившие у нее ряд серьезных конструктивных недостатков. Так, из-за больших размеров корпуса управляемость на плаву оставляла желать лучшего, вход и выход из воды был возможен только при наличии пологого берега и твердого дна. На суше машина также обладала низкой проходимостью, а из-за неудовлетворительной системы охлаждения двигатель перегревался через несколько километров движения. После испытаний БАД-2 модернизировали: заменили фары, ликвидировали броневые кожухи вентиляционных жалюзи боевого отделения.

2 августа 1932 года УММ РККА заключило с опытным отделом машиностроительного завода имени Ворошилова заказ № 173740сс на «проектирование и изготовление улучшенного опытного образца плавающего броневого автомобиля БАД-3 со сроком окончания работ к 1 ноября 1932 года». Однако работы по БАД-3 затянулись, и в план заказов 1933 год УММ включило 25 машин БАД-2, для чего опытный образец броневика доставили на Ижорский завод.

В сентябре 1933 года представитель УММ докладывал в наркомат обороны о ходе их выпуска следующее: «БАД (плавающий) из 25 будет вероятно сдано не более 15». Но из-за большой загрузки другой продукцией Ижорский завод не смог изготовить эти машины. БАД-2 так и остался в единственном экземпляре.

Следует добавить, что 1 мая 1933 года БАД-2 вместе с БАД-1 показали во время военного парада на площади Урицкого (ныне Дворцовая) в Ленинграде, после чего на глазах советских и иностранных военных броневик переплыл Неву. Дальнейшая судьба машины неизвестна, но, по некоторым данным, осенью того же года она была разобрана.

Получив задание на производство БАД-2, работники Ижорского завода столкнулись с проблемой изготовления бронекорпуса машины, который имел очень сложную форму. Поэтому инженер-конструктор Эммануилов и заместитель начальника КБ С Григорьев при активном участии начальника КБС Померанцева спроектировали новую боевую плавающую машину, получившую обозначение ПБ-4.

Бронеавтомобиль БДД-2 при движении на рельсах, вид сзади. Виден трехлопастной гребной винт. Май 1933 года (АСКМ).

Впервые в нашей стране корпус бронеавтомобиля был безрамным и несущим. По конфигурации он почти не отличался от корпуса БА-3, за исключением изменения конструкции кормы. Передний и задние мосты монтировались снаружи и приваривались к специальным кронштейнам, карданный вал выводился наружу через специальный сальник в редане днища корпуса.

Башня цилиндрической формы, аналогичная по конструкции БА-3, но без кормовой ниши, располагалась в задней части машины. Для посадки экипажа из 4 человек, размещавшихся так же, как на БА-3, служили два люка в крыше над отделением управления и два в башне. Доступ к двигателю осуществлялся через откидывающуюся вперед крышу моторного отделения, запираемую 10 хомутиками. Кроме того, в днище корпуса имелись 4 пробки для стока попавшей внутрь воды и 2 лючка для слива масла из картеров двигателя и демультипликатора.

Наблюдение за дорогой водитель вел через лючок со смотровой щелью в лобовом листе корпуса и две смотровые щели в бортах. В башне наблюдение велось через смотровые приборы «Триплекс» в правом и левом бортах.

Вооружение броневика состояло из 45-мм танковой пушки 20К и спаренного пулемета ДТ в башне и еще одного ДТ в лобовом листе корпуса. Следует отметить, что из-за отсутствия ниши башня получилась неуравновешенной, поэтому ее поворот на 360 или 180 градусов требовал большого усилия на маховиках, а при крене 10–11 градусов в сторону приходилось их вращать обеими руками.

Боекомплект к пушке состоял из 52 снарядов, к пулеметам 2268 патронов (36 дисков). Снаряды укладывались по бокам башни (12 штук), справа и слева в корме корпуса (две укладки по 20 штук), пулеметные диски располагались в башне и по бортам боевого отделения.

ПБ-4 оснащался 40-сильным двигателем ГАЗ-АА, стандартной «газовской» коробкой перемены передач и демультипликатором. Движение на плаву осуществлялось при помощи трехлопастного гребного винта, установленного на удлиненном червяке дифференциала заднего моста. Как и на БАД-2, винт ПБ-4 был включен постоянно, даже на суше. Соответственно в воде вращались колеса задних мостов.

Для увеличения водоизмещения по бортам броневика устанавливались деревянные поплавки (а не пробковые, как указывалось в ряде источников), обитые 1 мм железом.

Бронеавтомобиль БАД-2 при движении по рельсам, вид сбоку. Лето 1932 года. Виден кожух для вентиляции боевого отделения (АСКМ).

Бронеавтомобиль комплектовался четырьмя спасательными пробковыми жилетами, уложенными между снарядными стеллажами в корме корпуса. Для откачки попавшей внутрь воды справа от водителя крепилась ручная помпа «Альвейер» производительностью 20 литров в минуту.

Как и все средние советские броневики, ПБ-4 имел вращающиеся запасные колеса и вездеходные цепи «Оверолл», уложенные на корме машины. Боевая масса бронеавтомобиля составляла 5285 кг.

В сентябре 1933 года Ижорский завод изготовил три образца ПБ-4, которые в октябре прошли испытания пробегом и на плаву. Несмотря на удовлетворительные результаты, у них выявили большое количество недостатков и недоработок, в частности большое количество трещин в местах сварных швов бронекорпусов. Из-за этого представитель военной приемки на заводе принял броневики только условно, а заказчик – УММ РККА – не оплатило их.

После испытаний ПБ-4 в декабре инженеры КБС совместно с заведующим сектором научно-технического отдела управления механизации и моторизации Красной Армии Азбукиным наметили целый ряд изменений и дополнений, которые предполагалось внести в конструкцию следующих машин.

Бронеавтомобиль БДД-2 в первоначальном виде с фарами малого диаметра и кожухами для вентиляции боевого отделения.

В начале 1934 года Ижорский завод заключил договор с УММ РККА на изготовление 10 ПБ-4. В феврале по измененным чертежам собрали 3 машины, которые в марте – апреле испытывались на плаву и пробегом. О результатах военпред Ижорского завода Корихин докладывал представителю УММ Азбукину, курировавшему работы по ПБ-4, следующее: «13 апреля плавали 1 час 7 минут, скорость на плаву 6–8 км/ч, требуют доработки вопросы охлаждения на суше, установка глушителя, испытание стрельбой на воде и др…

И очевидно над этим делом придется поработать».

В это же время начальник КБС Померанцев обратился к начальнику УММ Халепскому с предложением испытать ПБ-4 совместно с БА-3 пробегом Колпино – Москва. Предполагалось, что после этого машины будут участвовать в первомайском параде на Красной площади. Разрешение было получено, и вечером 24 апреля 1933 года 4 БА-3 и 1 ПБ-4 вышли из ворот Ижорского завода и взяли курс на столицу, куда прибыли 28 апреля. Участвовал ли ПБ-4 в параде, автору установить не удалось.

Бронеавтомобили БДД-1 и БДД-2 проходят по площади Урицкого (ныне Дворцовая) во время парада. 1 мая 1933 года (АСКМ).

По результатам пробега Колпино – Москва в конструкции ПБ-4 выявились серьезные недостатки, которые не были замечены при предыдущих испытаниях, проходивших в холодное время года. Основными из них являлись: неудовлетворительное охлаждение двигателя, недопустимо высокая температура внутри броневого корпуса, недостаточно надежная конструкция кронштейнов крепления рессор. Поэтому в июне 1933 года на Ижорском заводе началась доработка конструкции ПБ-4. Согласно протоколу технического совещания при КБС от 19 июля она заключалась в следующем: «Проводятся экспериментальные работы по охлаждению на двух ПБ-4.

Первый вариант – установка шестирядного радиатора емкостью в 20 л (от танка Т-37А. – Прим. автора), замена отсоса воздуха инжектором из моторного отделения двумя воздушными шахтами с отводом наружу.

Второй вариант – радиатор «фордовский», ставятся дополнительные змеевики под полом корпуса с их последовательным включением в систему охлаждения, монтируются шахты для отсоса воздуха наружу и вводится инжектор для отсоса воздуха из кабины водителя.

В обоих случаях на радиаторы будут поставлены кожуха с конусами, центрующими поток воздуха от вентилятора, установлены отражатели для направления воздуха в шахты.

Будет конструктивно доработано:

а). Удобная посадка водителя и выход его из кабины (при выходе левая нога водителя не проходит между шахтой и рулевым колесом).

б). Установка задней дверцы в орудийной башне с лючком для наблюдения и стрельбы из Нагана.

в). Установка резиновых амортизаторов на передней оси.

г). Обеспечение водонепроницаемости лючков в крыше корпуса и орудийной башне.

iknigi.net

Производитель:
Hobby Boss
Дата размещения:
11 февраля 2018 года, 7:49
Раздел галереи:
Бронетехника
Тип бронетехники:
Бронетранспортеры
Год выпуска:
до 1960
Страна-производитель:
СССР–Россия
Масштаб модели:
1:35
Здравствуйте уважаемые коллеги по хобби!
Представляю вам свое виденье советского бронеавтомобиля БА-3.

БА-3 — советский пушечный средний бронеавтомобиль 1930-х годов на Бронеавтомобиль ба 3трёхосном шасси «Форд-Тимкен» (модификация Ford AA с колёсной формулой 6 × 4, на базе которой был создан ГАЗ-ААА). Был разработан в 1934 году на базе модели БА-И. БА-3 получил башню аналогичную  танку Т-26 со штатной спаренной установкой вооружения (45-мм пушкой 20К) и пулемётом ДТ-29, но с уменьшенной до 8 мм толщиной брони. Боекомплект размещался частично в башне, частично в корпусе бронеавтомобиля. Для увеличения проходимости впервые в советском бронеавтомобилестроении были разработаны вездеходные гусеницы, которые надевались на задние скаты БА-3 (оверроллы). Производство бронированных автомобилей было налажено на Ижорском заводе и Выксунском заводе дробильно-размольного оборудования, которые в 1933—1936 годах изготовили в общей сложности 221 бронемашину этого типа (по другим данным – 180 машин): 1933 — 1 прототип (из не броневой стали), 10 серийных; 1934 — 80; 1935 — 109, ещё 2 изготовил завод ДРО; 1936 — 17, ещё 2 изготовил завод ДРО. Из них 3 бронеавтомобиля было поставлено в Испанию, 43 — в Турцию и 20 — в Монголию.Существовала железнодорожная модификация БА-3жд. Модернизированная версия БА-3 — БА-3М — получила двигатели и шасси от ГАЗ-ААА, которые обладали большей ремонтопригодностью, а также новые пулестойкие шины ГК из вспененной резины. Также на базе БА-3 был создан БА-6.

Бронеавтомобили БА-3 поступали на вооружение разведывательных подразделений танковых, кавалерийских и стрелковых соединений РККА. Они принимали участие почти во всех военных конфликтах тех лет, в которых принимала участие советская техника: в войне в Испании (три БА-3 были переданы вооружённым силам Испанской республики), в боях с японскими войсками у озера Хасан и у реки Халхин-Гол, в польском освободительном походе и советско-финской войне 1939—1940 годов. Безвозвратные потери в этих конфликтах составили 10 машин: 8 БА-3 было уничтожено в боях на Халхин-Голе и 2 — в советско-финской войне. Принимали участие в Великой Отечественной войне — на 1 июня 1941 года в войсках числилось 143 бронеавтомобиля этого типа. Большая их часть была потеряна в первые месяцы войны. Но некоторые дожили и до победного 1945 года. Так на 14 апреля 1945 года 97-я рота охраны штаба 19-й армии всё ещё использовала три БА-3М и три БА-10.

Модель данной машины делалась мною из набора Hobby Boss кат.№ 83838. Если модель собирать из коробки, то она очень неплоха и несложна. Все складывается, шпаклевка не понадобится. В наборе есть резиновые колеса, минимальное травление, стекла фар. Довольно детализированный двигатель, зачатки интерьера в виде руля и сидений. Но это же Хоббик, дитя Трумпетера! Их девиз: скорость — в ущерб копийности. Поэтому эта модель обладает букетом врожденных болезней. Резиновые колеса отлиты с надписями на боку "Ярославский резинокомбинат" с несколькими ошибками, бампер и буксирные крюки не похожи на себя. Литник с башней взят из набора танка т-26 этой же фирмы, она неправильна и требует доработки: удалить пробки отверстий для стрельбы из личного оружия, сделать их заново, без пробок, но с задвижками, добавить одну в корму башни под нишей, доработать дверцу в нише, не устанавливать смотровые приборы в крышу башни, добавить недостающие метизы. Основное разочарование, это задняя дверь, в боевом отделении: форма ее в корне неверна, желательно ее полностью зашпаклевать по периметру, и вырезать новый контур.

Весь объем доработок я не делал. Выполнено следующее: колеса заменены на смоляные колеса ГАЗ/БА ранние"Резинообъединение") от Комплект ЗИП 35047, бампер изготовил из остатков травления, сточена бронекрышка на заливной горловине радиатора, переделана башня, как указано выше, добавлен ранний металлический ствол 45-мм пушки 20К образца 1932 года от РБ-Моделс.

Красил МИГовской защитной алкидно-уретановой, характерной для машин 30-х годов. Тактические обозначения на башне задувал краской с помощью масок. В качестве эксперимента "запылил" МИГовскими же "жидкими пигментами", результатом доволен не совсем, есть над чем поработать. В целом, с учетом доработок, такая маленькая модель отняла совсем немало времени. Хотелось установить еще и оверроллы, отсутствующие в наборе, но купленные мною оверроллы от Вояджера оказались на себя совсем не похожи. Проанализировав эту тему, я понял, что наиболее приближены к оригиналу цепи прилагаемые к бензозаправщику БЗ-38 от Миниарта, надеюсь, что они их выпустят отдельно.

Приятного просмотра!

Оценка модели по параметрам:

Техника исполнения Качество окраски Матчасть
92 90.57 87.2
Средняя оценка: 89.9238 (все оценки)
Популярность модели: 74.72

karopka.ru

Средний бронеавтомобиль

 

История создания бронеавтомобиля БА-3

1932-1933 гг.

 

Досрочное принятие на вооружение среднего бронеавтомобиля БАИ не в полной мере решало все задачи, поставленные текущей военной обстановкой.Рассказывает wofmd.com Основное вооружение БАИ, как и большинства средних и легких танков того периода, состояло из 37-мм “короткой” пушки Hotchkiss и её вариантов, представлявшей собой модифицированный вариант морского орудия, выпущенного в конце 1880-х гг. В Советском Союзе “гочкисс” официально приняли на вооружение ещё в 1920 году, хотя на тот момент баллистические характеристики данной артсистемы считались посредственными. Столь долгое время “гочкиссу” удалось продержаться за счёт простой конструкции, небольшой массы и компактным размерам, что позволило устанавливать пушку не только на танки и бронемашины, но и на самолёты.

Первый этап модернизации “гочкисса” провели в 1928 году под руководством инженера П.Сячинтова, доработавшего конструкцию ударного и спускового механизма, а также маску пушки. Модифицированный вариант орудия выпускался под обозначением ПС-1 на заводе №8, хотя армия настаивала на замене 37-мм артсистемы на более современную.

Разработанная Сячинтовым в 1930 году пушка ПС-2 получила должную поддержку и была принята на вооружение под обозначением “37-мм танковая пушка образца 1930 года”. Однако завод, на котором предполагалось наладить её серийный выпуск, всячески уклонялся от выполнения выданного заказа, что оставило это орудие на уровне опытных образцов. Вместо ПС-2 на заводе №8 наладили выпуск орудий Б-3 того же калибра, основой для которых послужила немецкая противотанковая 37-мм пушка фирмы Rheinmetall, но в её конструкции заимствовали отдельные технические решения от ПС-2. Именно эта пушка устанавливалась на танки Т-26 и БТ-2 выпуска 1932-1933 гг., хотя для среднего бронеавтомобиля было выбрано более мощное орудие.

В конце 1931 года конструкторы завода №8 доработали пушку Б-3, путем установки трубы калибра 45-мм и усилив лафет. Новое орудие сначала получило заводское обозначение 19К, но после перепроектирования для установки в танковую башню индекс сменили на 20К. В 1932 году это орудие было принято на вооружение РККА под обозначением “45-мм танковая пушка образца 1932 года”. Разработанный под неё бронебойный снаряд БР-240 имел начальную скорость 757 мс и с дистанции 100 метров пробивал вертикально установленную бронеплиту толщиной 51 мм. На дистанции 1000 этот показатель снижался до 35 мм, но даже в этом случае поражающая способность 45-мм пушки была вполне достаточной. Именно под установку такого орудия предполагалось модернизировать БАИ.

 

Ещё в ходе испытаний первого прототипа бронеавтомобиля УММ РККА заключило со спецотделом Ижорского завода договор на №173713 на проектирование и изготовление опытного образца БАИ, оснащенного 45-мм пушкой завода №8 и пулеметами ДТ. Заказ надлежало сдать к 1 ноября 1932 г., предварительная стоимость работ оценивалась в 25000 рублей. Новая машина получила обозначение БА-3 и была готова только в апреле 1933 г. Полугодовая задержка была связана с загрузкой предприятий текущими заказами, а также острой нехваткой оборудования и квалифицированных рабочих кадров. Первый прототип БА-3 получил практически не измененный корпус от БАИ. Он собирался из листов обычной (неброневой) стали толщиной от 4 до 8 мм и имел удлиненную на 50 мм кормовую часть. В бортах моторного отсека были сделаны окна для выброса воздуха, а откидные щитки в боковых дверях, снабженные бронезаслонками, устанавливались на внутренних петлях и в открытом положении удерживались специальными защелками. Для укладки вездеходных цепей на крыльях задних колес предусмотрели специальное приспособление, заодно укоротив подножки под боковыми дверями.

Поскольку установить новую пушку в башне БАИ не представлялось возможным, конструкторы решили заимствовать башню от серийного танка Т-26 образца 1933 года, в целях экономии массы уменьшив толщину стенок до 9 мм. Именно с её установкой были связаны основные изменения в конструкции корпуса – пришлось использовать новый, уширенный погон, к которому на 6 болтах крепилась башня. Поворотный механизм имел 2 передачи, позволяя осуществлять вращение с разными скоростями. Как и на танковом варианте башня БА-3 снабжалась двумя прямоугольными люками в крыше, предназначенными для посадки экипажа, и отдельным лючком для вытяжного вентилятора, флажковой сигнализации и прибора ПТК. В бортах имели смотровые щели со стеклами типа “Триплекс” и три круглых отверстия для стрельбы из пистолета. Пушка 20К устанавливалась в штатной башенной установке и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ. Второй ДТ устанавливался в лобовом листе корпуса справа от водителя. Прицельные приспособления включали телескопический прицел ТОП и механические прицелы для пулеметов, хотя в планах было оснащении БА-3 перископическими прицелами ТП-1. Полный боекомплект состоял из 60 снарядов (52 находились в башне и 8 в корпусе) и 3024 патронов (6 магазинов с правой стороны башни и 48 магазинов по бортам корпуса). С внешней стороны кормовой части корпуса крепился шанцевый инструмент, инструментальный ящик и ящик ЗИП к пушке и пулеметам. На опытном БА-3, как и на всех серийных машинах этой модификации, устанавливался карбюраторный двигатель “Форд” мощностью 40 л.с.

 

Заводскую обкатку первого прототипа БА-3 начали уже в апреле 1933 года. Бронеавтомобиль не получил существенных замечаний, что позволило продемонстрировать его на военном параде 1 мая, проведенного на площади Урицкого (теперь Дворцовая) в Ленинграде. При дальнейших испытаниях расчетные данные БА-3 полностью подтвердились – новая модификация ни в чем не уступала БАИ, а по некоторым параметрам превосходила его. В июне 1934 года опытный образец прошел на НИБТ полигоне 400 км по шоссе и 190 по проселочной дороге. Военная комиссия отметила удобный доступ к двигателю, элементам трансмиссии и вооружению, продуманное размещение экипажа и плавный ход машины. Бронеавтомобиль легко преодолевал подъём в 24°, боевой крен в 30° брод глубиной 0,6 м и стенку высотой 0,4 м. Запас хода по шоссе составил 218 км.

Вести наблюдение за окружающей обстановкой на ходу было весьма затруднительно – водителю приходилось снижать скорость до 15-20 кмч, что в боевой обстановке могло быть губительно для машины. Вращение маховика поворотного механизма башни требовало больших усилий. Много нареканий вызывала система охлаждения двигателя, так как температура в бронекорпусе при закрытых люках поднималась до температуры 40-45° при наружной температуре 25° через 10-15 минут движения. Вода в радиаторе при той же наружной температуре и закрытых жалюзи закипала ещё раньше – через 6-7 минут. Крепление бронекорпуса тоже не являлось оптимальным и комиссия посоветовала соединять его с полом и лонжеронами через резиновые прокладки.

Похожие недостатки наблюдались ранее у БАИ, поэтому представители УММ РККА сошлись во мнении, что БА-3 следует выпускать серийно, но с учетом устранения выявленных недоработок. Такое решение было принято ещё до завершения полного испытательного цикла неброневого БА-3, но массовое производство бронеавтомобиля началось только весной 1934 г.

Серийные БА-3 получили башни, изготовленные из 8-мм броневой стали, что обеспечивало защиту от бронебойных 7,62-мм пуль со всех дистанций, однако против пуль более крупного калибра такая броня устоять не могла. Вдобавок, первые машины получили дефектные корпуса, имевшие множество трещин из-за плохого качества сварных швов. Сбивать темп выпуска БА-3 было недопустимо и корпуса принимались по специальному разрешению представителя военной приёмки УММ РККА, при этом на трещины ставились определенные ограничения.

 

Производство БА-3 завершили весной 1936 года, собрав к этому времени 172 машины, из которых 168 выпустил ИЗ и 4 завод ДРО в Выксе. По другим данным общее количество бронемашин БА-3 оценивается в 180 экземпляров. Основная часть бронеавтомобилей была отправления в действующую армию, однако несколько образцов использовали для различных экспериментов.

 

Модификации бронеавтомобиля БА-3

1934-1938 гг.

 

В 1935 году на БА-3 в опытном порядке установили радиостанцию 71-ТК-3 с поручневой антенной. Поскольку рация монтировалась в кормовой нише башни укладку снарядов пришлось демонтировать. Впоследствии 71-ТК-3 установили на бронеавтомобили БА-6. Из-за нехваток радиостанций ими оснащали преимущественно командирские бронеавтомобили, которые можно было легко отличить по поручневой антенне на башне.

Менее удачными оказались варианты с крупнокалиберными пулеметами. Первым, в сентябре 1936 г., был установлен пулемет ДК калибра 12,7-мм. Испытания прошли с 16 по 21 ноября, но желаемых результатов не принесли – оружие оказалось недоработанным. В мае 1937 года на БА-3 попытались установить 12,7-мм пулемет ШВАК. Оказалось, что конструкция Шпитального и Владимирова, помимо технологических дефектов, обладает крайне низкой бронепробиваемостью. C дистанции 500 метров процент сквозных пробоин ДК при обстреле 20-мм броневого листа составил 100%, а у ШВАК – всего 43%. На дистанции 700 метров этот показатель у ДК снижался до 17%, а все пули ШВАК бронелист не пробили вообще. Таким образом, ни один из представленных вариантов на вооружение принят не был.

В 1935 году проведи эксперимент по установке БА-3 а железнодорожный ход, после чего машина получила обозначение БА-3жд. Были получены обнадеживающие результаты, но от массового выпуска комплектов сменных железнодорожных реборд для этого типа бронемашин реши отказаться.

За пять лет непрерывной эксплуатации износ ходовой части и силовой установки БА-3 достиг неприемлемого уровня. В отчете о наличии на 1 января 1938 года в составе РККА боевых машин, снятых с вооружения и негодных для использования в войсках, под эту категорию попало 180 БА-3 (179 линейных и 1 радийный) – то есть, БА-3 признавался небоеспособным типом бронеавтомобиля.

Впрочем, сразу отдавать на слом устаревшие бронемашины никто не собирался. План спасения БА-3 оказался чрезвычайно прост – заменить изношенное шасси “Форд-Тимкен” на отечественное ГАЗ-ААА, которое отличалось лучшей ремонтопригодностью и не имело недостатка в запасных частях. Первый подобный опыт провели на более старых БА-27 – результат получился весьма обнадеживающим и в скором времени большую часть этих машин перевели на новую ходовую часть. В 1938 году настала очередь БА-3, который помимо шасси и двигателя от ГАЗ-ААА получил пулестойкие шины типа ГК. Обновленный бронеавтомобиль “сбросил” почти полтонны веса (полная масса составила 5422 кг), развив при этом скорость 58,3 кмч и имея запас хода 280 км. После заводской обкатки и устранения выявленных недоработок машину, переименованную в БА-3М, передали на полигон НИБТ в Кубинке, где с ноября 1938 по январь 1939 года она прошла всесторонние испытания. Всего бронемашина прошла 1509 км по шоссе, 959 по проселочной дороге и 336 км по целине. Несмотря на то, что динамические качества БА-3М оказались более высокими, представители полигона отметили сильные колебания корпуса и плохую обзорность при движении по пересеченной местности и неровным дорогам, перегруженность переднего моста и рессор, плохую конструкцию сидений и ненадежность запоров дверей. В отчете об испытаниях было сказано следующее:

 

“Модернизированный бронеавтомобиль БА-3 на шасси ГАЗ-AAA обладает лучшей тактико-технической характеристикой по сравнению с БА-3 на – Форд-Тимкен”. Испытанный бронеавтомобиль за исключением вооружения не отвечает требованиям, предъявляемым к современным бронеавтомобилям. При наличии большого парка бронеавтомобилей на шасси «Форд-Тимкен – требующих модернизации, перестановка корпусов на шасси ГАЗ-AAA вполне целесообразна при усилении переднего моста рамы шасси и устранения недостатков связанных с бронекорпусом. Модернизированный бронеавтомобиль может быть принят на вооружение РККА. Учитывая недостаточную прочность и пулестойкость броневого корпуса считаем, что использование модернизированного бронеавтомобиля возможно:

А) Для учебных целей.

Б) в боевых условиях лишь с учетом конкретной обстановки и возможности выполнения возлагаемых задач по броне”.

 

Таким образом для БА-3М уготовили ограниченное применение, однако эти рекомендации остались лишь в письменном виде и на практике использовались редко.

 

Эксплуатация бронеавтомобилей БА-3 в предвоенный период

1934-1941 г.

С середины 1934 года бронеавтомобили БА-3 стали поступать на вооружение механизированных бригад, где они были включены в состав отдельных разведывательных батальонов. Некоторое время БА-3 служили параллельно с более ранними БА-27 и БАИ, по мере износа материальной части заменяя их. Вместе ними в состав бригады входило два танкетных батальона оснащенных Т-27, но уже в 1935 году руководство УММ РККА посчитало, что такая схема является неэффективной. В связи с этим НКО СССР рассмотрел предложение о включении в состав мехбригад двух батальонов средних бронемашин (БАИ или БА-3) и один батальоном с плавающими танками Т-37А.

Одной из первых по такому плану была перевооружена 20-я отдельная легкая механизированная бригада в Забайкалье. К 1 января 1936 года в неё находилось 58 пушечных бронеавтомобилей, из которых 20 были оснащены радиостанциями, но в таком виде бригада просуществовала недолго. Готовясь к нападению японцев со стороны Монголии и Манчжурии советский Генеральный штаб приступил к разработке штатно-организационной структуры более мобильных подразделений. В феврале того же года 20-я ОЛМБр расформировывалась, а на её основе создавалась Особая мотоброневая бригада и Особый мотоброневой полк. К этому моменту БА-3 были практически полностью заменены на БА-6, хотя в составе полка ещё оставалось несколько машин этой модели. На 12 марта ОМП располагал батальоном легких танков БТ-5 (32 единицы), пятью БА-3, тринадцатью ФАИ и более 150 автомобилями различного назначения. С сентября 1937 года оба этих подразделения вошли в состав 57-го Отдельного корпуса дислоцированного на территории Монголии.

Много БА-3 в 1934-1935 гг. было передано в распоряжение механизированных дивизионов и полков, входивших в состав кавалерийских дивизий. Такие подразделения имелись в каждом военном округе и ранее представляли собой автобронедивизионы. В основном на вооружении имелись бронеавтомобили БА-27, которые затем сменили БА-3 и БА-6, а чуть позже – БА-10. К началу войны в РККА имелось два типа кавалерийских дивизий мирного времени: типовая и горно-кавалерийская. В первой имелся танковый полк, оснащенный Т-26 или БТ, и автоброневой эскадрон, состоявший из 11 средних и 7 легких бронемашин. Горно-кавалерийская дивизия оснащалась бронетанковым дивизионом смешанного состава, в котором имелся автоброневой эскадрон аналогичной численности.

Некоторое количество БА-3, по всей видимости, было передано стрелковым подразделениям, однако более точной информацией на этот счет автор не располагает. По штату типовая стрелковая дивизия имела разведывательный батальон с автобронетанковой ротой из 10 средних бронемашин (6 линейных и 4 радийных). Такая же рота сокращенного состава имела всего 3 линейных и 1 радийный бронеавтомобиль, а в горно-стрелковой дивизии числился отдельный кавалерийский эскадрон с ротой из 5 средних бронемашин. Предполагалось, что к 1941 году на их вооружении останутся только БА-6 и БА-10, однако фактически использовались БА-27М, БА-3М и БАИ-М. С конца июля 1941 года бронемашины больше не включались в состав стрелковых дивизий сокращенного состава.

 

Применение бронеавтомобиля БА-3 в боевых условиях

1936-1942 г.

Боевое применение бронеавтомобилей БА-3 началось в Испании. В рамках оказания военной помощи республиканскому правительству СССР в октябре 1936 года отправил партию из 60 бронемашин, среди которых имелось три БА-3. Впервые их задействовали в ходе оборонительных боёв под Мадридом и в скором времени бронеавтомобили были переданы в распоряжение танковой бригады, сформированной в декабре. В течении следующих месяцев БА-3 участвовали в сражениях в центральной части Испании и все были потеряны в течении 1937 г. По донесениям с фронта 45-мм пушки оказались самым действенным оружием против легких танков и танкеток франкистов, но бронезащита бронемашин оказалась откровенно слабой и не держала огонь крупнокалиберных пулеметов и пушек.

 

Более массово БА-3 использовались во время отражения японской агрессии у реки Халхин-Гол. Дислоцированный здесь 57-я Особый корпус на 1 февраля 1939 года располагал 284 танками и 534 бронеавтомобилями различных типов. Машины типа БА-3 были в явном меньшинстве, однако при грамотном использовании они показали высокую эффективность.

Например, 20-25 июня броневики 234-го бронебатальона 8-й мотоброневой бригады 175-го артполка оказали большую помощь пехотным подразделениям 149-го стрелкового полка, обнаружившего в районе Дебден-Сумэ японский военный городок. Силы были явно не равны – у японцев имелось два пехотных батальона, кавалерийский полк манчжур, батарея 75-м полевых пушек, батарея 37-мм противотанковых пушек и четыре 13,2-мм пулемета. Советской пехоте пришлось залечь под яростным огнем противника и только появление бронеавтомобилей спасло солдат от больших потерь. Подоспевшая бронерота, в составе нескольких БА-10 и БА-3, а также двух 76-мм орудий, практически в упор расстреляли японские казармы, заставив противника прекратить организованное сопротивление. За время боя было безвозвратно потеряно два БА-10 и один БА-3. Ещё один БА-3, подбитый и застрявший в болоте, пытались вытащить с помощью танка БТ-5, но тот тоже застрял и обе машины пришлось сжечь.

В последовавших за этим боевых действиях основную роль сыграли БА-6 и БА-10, в то время как БА-3 привлекались эпизодически. Общие безвозвратные потери составили 8 машин, пять из которых принадлежали 36-й мотострелковой дивизии и пять 8-й ОМБр.

 

В освобождении Западной Белоруссии и Украины БА-3 практически не принимали участия – основную работу здесь выполнили БА-10 и легкие танки, в то время как бронемашины более старых типов использовались только для ближней разведки и боевого охранения. Боевых потерь среди БА-3 в сентябре 1939 года не было.

 

Намного более активно БА-3 пришлось использовать в ходе Зимней войны с Финляндией. К декабрю 1939 года основная масса модифицированных БА-3 была передана пехоте и вместе с ней приняла первые бои на финской границе. Одним из первых, 30 ноября 1939 года, из Пинска (БВО) прибыл 62-й отдельный разведывательный батальон 52-й сд, в котором имелось десять БА-10 и три БА-3. Батальон поступил в распоряжение 14-й армии и был единственным подобным подразделением, укомплектованным бронетехникой. В основном бронеавтомобили применили здесь для патрулирования дорог и охраны штабов, поэтому потерь 62-й орб не имел.

Совсем иначе сложилась ситуация со 177-м орб 122-й сд 9-й армии, предпринявшей в середине декабря 1939 года крайне неудачное наступление в Карелии. Имея в своём распоряжении всего 20 бронемашин (два БА-3М, три БА-20, десять БА-10, восемь Д-8 и два БА-27М) 122-я и 44-я стрелковые дивизии были вынуждены сражаться в окружении вплоть до первых чисел марта 1940 года, потеряв за этот период 17 машин. Оба БА-3М пришлось оставить на территории противника из-за невозможности ремонта и эвакуации.

Ближе к концу войны, в феврале 1940 года, также из Лиды прибыл 69-й разведбат 100-й стрелковой дивизии с девятью БА-10 и двумя БА-3. Хотя на завершающем этапе боёв с финскими войсками работы для него почти не нашлось в Великой Отечественной войне 100-я дивизия показала себя с лучшей стороны во время обороны Минска.

 

Надо отметить, что в количественно отношении число бронеавтомобилей БА-3М в период с сентября по июнь 1941 г. практически не изменилось. Из почти 90 имевшихся машин больше всего их осталось в Западном ОВО (29 единиц) в составе разведывательных батальонов стрелковых дивизий и механизированных корпусов. В основном они находились в центральной части Белоруссии, в полосе Минского УР и северо-восточных районах. Грамотно распорядится материальной частью удавалось не всегда, поэтому множество бронемашин было оставлено противнику, как подбитыми, так полностью исправными без боеприпасов и топлива. К примеру, 3-я танковая дивизия 1-го мехкорпуса располагала на 22 июня 131 бронеавтомобилем (из них 16 БА-3М) и 338 танками различных типов. Потеряв часть техники во время крайне плохо организованного марша Псков-Ленинград-Славковичи дивизия получила 5 июля приказ выбить противника из г.Остров. Предприняв несколько неудачных атак, и потеряв более 400 танков и бронемашин, командование фронта отдало 11 июля приказ на отвод частей 3-й тд в тыл для переформирования. К этому времени в дивизии оставалось всего 35 танков БТ…

Чуть ранее, 26-29 июня 1941 года, соединениями 100-й и 161-й стрелковых дивизий, имевших некомплектный состав, началась оборона Минска. У защитников белорусской столицы танков насчитывались считанные единицы – каждая дивизия располагала несколькими плавающими Т-37А и Т-38, а на складах и на ремонте находилось около десятка трехбашенных Т-28, которые в боях не участвовали. Чуть лучше обстояли дела с бронеавтомобилями, вынесшими основную тяжесть первого удара. Под Минском, кроме основных типов бронемашин, был потерян, по крайней мере, один БА-3М.

Отойдя на север, командование Западного фронта спланировало мощный контрудар под Лепелем, состоявшийся 8 июля. Атаковавшая здесь противника 13-я танковая дивизия 5-го мехкорпуса имела 78 средних бронеавтомобилей (44 БА-10, 5 БА-6, 7 БА-3М и 22 БАИ-М), сохранив к 8 августа лишь 4. Судьба БА-3М сложилась следующим образом: три машины были уничтожены в бою и четыре пришлось оставить не территории противника.

 

Собственно, на этом активный период использования БА-3 в боях Великой Отечественной войны завершился. Прибывавшее из тыла пополнение в единичных экземплярах “растаскивалось” по различным подразделениям, чаще всего стрелковым. Например, на 28 июня 1942 года в 10-й мотострелковой бригаде имелось 20 бронеавтомобилей (по одному БА-3М и БА-6, и 18 БА-10М), причем машины старых типов сохранялись здесь до осени. Вероятно, дольше всего в РККА прослужили БА-3М в составе 19-й армии – на 14 апреля 1945 года 97-я рота охраны штаба все ещё использовала три БА-3М и три БА-10. Тем не менее, после войны все устаревшие бронеавтомобили отправили на разбронировку.

 

Некоторые пригодные к дальнейшей эксплуатации БА-3М (по наиболее достоверным данным – около десятка) были приняты на вооружение вермахта и после ремонта введены в строй под обозначением Panzerspahwagen BA(F) 203(r). Отдельные бронеавтомобили летом-осенью 1941 года использовались для ведения разведки, но большая их часть была переведена в разряд учебных и агитационных машин. Единичный БА-3М, захваченный зимой 1940 года, состоял на вооружении финской армии. Эта машина также капитальный ремонт (благо, трофейного имущества было в избытке) и служила до конца войны по прямому назначению, а в качестве учебного бронеавтомобиля её эксплуатация продолжалась до 1954 года.

Есть также сведения о том, что в 1935-1936 гг. несколько БА-3 было продано китайскому правительству (Гоминьдан), но эта информация не соответствует действительности. До наших дней сохранился всего один БА-3М, выставленный в экспозиции музея бронетанковой технике в подмосковной Кубинке.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
БА-3 обр.1934 г.

БОЕВАЯ МАССА 5820 кг
ЭКИПАЖ, чел. 3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4600
Ширина, мм 2060
Высота, мм 2365
Клиренс, мм 240
ВООРУЖЕНИЕ одна 45-мм пушка 20К и 7,62-мм пулемет ДТ в башне, один пулемет ДТ в корпусе
БОЕКОМПЛЕКТ 60 снарядов и 3402 патрона
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел ТОП-1
оптический прицел (для курсового пулемета)
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 8 мм
борт корпуса – 8 мм
лоб моторного отсека – 6-8 мм
борт моторного отсека – 6-8 мм
башня – 8 мм
корма – 8-6 мм
крыша – 4 мм
днище – 5 мм
ДВИГАТЕЛЬ Форд, карбюраторный, 6-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 40 л.с., бензобак на 62 литра
ТРАНСМИССИЯ механического типа с демультипликатором
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ колесная формула 6х4: передние колеса одинарные, задние колеса сдвоенные, шины пневматические пулестойкие, подвеска на листовых рессорах
СКОРОСТЬ 57,7 кмч по шоссе
ЗАПАС ХОДА 248 км по шоссе
143 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Подъём, град. 20°
Высота стенки, м 0,30
Глубина брода, м 0,60
Ширина рва, м 0,60
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 71ТК-3 с поручневой антенной (только на командирских машинах)

wofmd.com

Бронеавтомобиль ба 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.