Александра Григорьевна Самусенко — одна из самых загадочных женщин-солдат Великой Отечественной войны. Информация о ней крайне скупа и противоречива.
Александра григорьевна самусенко
Фото Анатолия Морозова, 1943 г.

Книги памяти Читинской и Челябинской области утверждают, что родилась она в Чите в 1922 году. Но председатель белорусской комиссии по увековечению памяти погибших в годы Великой Отечественной воинов и партизан Муза Николаевна Огай считает, что она родилась в 1920 году Белоруссии в Жлобинском районе Гомельской области. Войну Александра начала рядовым пехотного взвода, потом окончила училище танкистов.
Далее, в списке безвозвратных потерь 1-й гвардейской танковой бригады в графе «каким РВК призван» значится: «воспитанница в частях Красной Армии с 1934 года» — то есть с 12 лет. При этом в графе «ФИО родственников и место жительства» указана «Мать Давиденко Евдокия, город Москва, Большая Ордынка».


r />Очевидно, имел место быть переезд из Читы. К сожалению, при каких обстоятельствах при живой матери Александра Самусенко стала дочерью полка, не сообщается. Можно было бы предположить, что ее мать или отец были репрессированы, но вряд ли бы тогда А.Г. Самусенко стала воспитанницей в частях РККА. Или, в таком случае, ей пришлось поменять дату и место рождения и фамилию, чтобы избежать возможного разоблачения…
Автор самой известной фотографии Александры, фронтовой фотограф Анатолий Морозов вспоминал: «Под Орлом мне удалось познакомиться с отважной девушкой, командиром танкового взвода гвардии старшим лейтенантом Сашей Самусенко. Танковая бригада, в которой она служила, как раз вышла из боя. Глядя на ее жизнерадостное лицо, трудно себе представить, что в свои двадцать три года она успела столько пережить: много раз водила свой взвод в атаку, лично уничтожила несколько противотанковых орудий и много гитлеровцев, дважды горела, была ранена. За боевые заслуги Александру наградили орденом Отечественной войны 1 степени, а вскоре орденом Красной Звезды.»
То есть, в 1943 году Самусенко, по утверждению фотографа, было 23 года и была она командиром танкового взвода. Однако в книге В.С. Мурманцевой «Советские женщины в Великой Отечественной войне» написано следующее:
«Геройски сражалась на Курской дуге и танкистка, командир Т-34, лейтенант Александра Самусенко. Однажды подразделение, где служила Самусенко, получило задание атаковать колонну танков противника.

ханик-водитель Т-34, командиром которого была Самусенко, встретив на своем пути три «тигра», растерялся. Лейтенант Самусенко спокойно, но решительно заявила: «Назад нам дороги нет». И водитель танка овладел собой. Первым же выстрелом вражеский танк был подбит. Остальные продолжали идти на сближение. Ожесточенный бой продолжался несколько часов, но победу одержал экипаж танка Александры Самусенко. За отвагу, проявленную в этом сражении, она была награждена орденом Красной Звезды (см. «Красная звезда», 8 марта 1968) .
Под Курском и Орлом сражалась командир Т-34 лейтенант Т. В. Потанина. В боях на Курской дуге участвовала механик-водитель Т-34 Мария Лагунова, которая в первом же бою раздавила вражеский пулеметный расчет и разрушила блиндаж противника.»
Об Александре Самусенко вспоминает артиллерист Петр Михайлович Демидов, прошедший со своей батареей от Ленинграда до Берлина. Он написал в книге «На службе у бога войны»:
«Комбат принял нас тепло, хлебосольно, а чтобы нам не было скучно в мужской компании, пригласил офицера связи капитана Сашу Самусенко. В нашей 1-й гвардейской танковой армии армии это была единственная женщина-танкист. Ей уже было лет двадцать пять, о ней много шумела фронтовая печать, расписывая ее патриотические порывы. В свое время, чтобы чего-то добиться в жизни, модно было писать письма Калинину. Вот и она решила стать танкистом и обратилась к председателю ВИК с просьбой посодействовать ей при поступлении в танковое училище.

просьба была удовлетворена.
С Самусенко Гиленков уже был знаком, видимо, поэтому он и потащил меня к Бочковскому, под началом которого Саша служила. Меня же представил честной компании как своего лучшего друга. Пока комбаты баловались трофейным вином и говорили об армейских делах, мы с Сашей, как великие трезвенники, решили на время их покинуть и подышать свежим воздухом. Гуляли, как в мирное время, вели неторопливую «светскую» беседу, вспоминали учебу в школе, в училище. Незаметно подошли к машине, специально оборудованной для женщины-танкиста. «Может, зайдешь посмотреть, как я живу?» — предложила она. Я отказался, сославшись на то, что неудобно оставлять друзей, чего доброго, еще обидеться могут.»
Таким образом, летом 1944 Александра — уже капитан и офицер связи штаба бригады.
В книге Ю.А. Жукова «Люди сороковых годов. Записки военного корреспондента» написано, что Александра Самусенко являлась ветераном боёв в Испании и Финляндии, а на момент гибели была заместителем командира 1-го танкового батальона.
В Испании воевать она не могла по возрасту, в Финляндии возраст ей позволял уже воевать, но советской власти не было необходимости мобилизовывать женщин на ту войну. А вот то, что она погибла в должности замкомандира батальона, похоже на правду. Таким образом, можно сказать, что кочующая по интернету информация, что Александра Самусенко была командиром танкового батальона, не соответствует действительности.
Также разнится информация об обстоятельствах ее гибели.
Писатель-фронтовик Фабиан Гарин, который во время войны в звании майора служил в 1-й танковой армии, в своей книге «Цветы на танках» пишет следующее:
«Шура была изящна, с тонкой талией, а косы, уложенные на затылке, придавали ей женственность, но война наложила на нее свой отпечаток: то бранное слово сорвется с языка, и курила больно много.

бятам она понравилась, но подчиняться ей никто не хотел, считали обидным.
Шура чувствовала ледок недоверия танкистов и старалась не приказывать, даже не вмешиваться в возникавшие споры. Она стояла с нами на борту танка, подставив лицо ветру и дождю. О чем она думала? Мы не знали, как она очутилась на фронте, за какие подвиги награждена орденами. Когда ее спросили, за что она получила первую звездочку, Шура лаконично ответила:
— За выполнение государственного задания.
***
Миндлин расстался с бригадой, уйдя на полк тяжелых танков, но сердце свое он оставил в бригаде. Был бы свободный день — слетал бы повидать тех, кого любил, с кем делил тяготы и радости. Чего греха таить, ему очень нравилась Шура Самусенко, но что-то удерживало его, не позволяло признаться ей. Только однажды, оставшись с Шурой наедине, он, утратив начальнический тон, сказал ей:
— Я очень прошу тебя не курить и не пить.
Самусенко округлила глаза и удивленно спросила:
— Почему это вас волнует?
Миндлин хотел ответить, но в горле ком.

лишь опустил голову.
— Может, влюбились?— задорно спросила она.
Он закрыл лицо руками. Шура бесшумно поднялась, осторожно сняла с него пилотку, поцеловала в голову и ушла. С того дня никто не видел в зубах у Шуры папиросу, а от фляги она воротила нос, будто ей предлагали касторку. Встречаясь с Миндлиным, она краснела.
***
…Каждый день в разведку уходили автоматчики. Подполковник дал наказ: если встретятся танкисты из Первой гвардейской танковой бригады, то сообщить им его координаты. Однажды ему сообщили: на окраине деревни Цюльцефирц обнаружена под деревом свежая могила. На холмике — незатейливый крест с прикрепленной к нему фотографией девушки в шлемофоне.
— Где это фото? — спросил взволнованно подполковник.— Почему не принесли?
Один из разведчиков снял с себя пилотку и достал измятую фотографию.
— Шура! — простонал подполковник.— Фашисты есть в этой деревне?
— Есть, товарищ гвардии подполковник.
Через час танковая рота с двумя бронетранспортерами выбила фашистов из Цюльдефирца. Разведчики подвели подполковника к могиле, он с трудом прочитал написанные чернильным карандашом русские слова: «Здесь похоронена Александра Самусенко. Похоронила Агнесса Бауман».
— Разыщите в деревне Агнессу Бауман, — хриплым голосом попросил он.
Ветром сдунуло разведчиков. Через десять минут они привели женщину лет тридцати пяти. Руки она держала на груди, и все тело содрогалось, будто сзади ее незаметно трясли.
— Вы Агнесса Бауман? — спросил подполковник.
— Да! — ответила женщина по-русски.
— Вы знаете русский язык?
— Я всю жизнь жила на Украине, муж мой украинец и погиб на фронте, а меня фашисты насильно эвакуировали, как немку, когда отступили.

дьба забросила меня и моих детей в эту деревушку.
— Это вы похоронили? — Он обернулся к могиле.
— Я!
— Когда она погибла? При каких обстоятельствах? Вы что-нибудь знаете?
Бауман, роняя слезы, рассказала:
— Три дня назад в деревню въехал броневик. Кто там сидел — я не знаю. Немцы уже ушли, остался почему-то один танк, может, он был неисправный,—тоже не знаю. Но только из танка выстрелили, броневик загорелся. Я увидела, как выскочил парень, бросил в огонь свою сумку (так она назвала планшетку) и выхватил револьвер… И тут же упал. Когда танк ушел, я подошла к парню и по лицу узнала, что это девушка. Она была в штанах. В гимнастерке я нашла фотографию и прочитала на обороте ее имя и фамилию… Могила неглубокая, моим детям трудно было рыть землю.
— Достать лопаты! — приказал подполковник. Больше он не плакал, но лицо его почернело, осунулось.
Тело Самусенко выкопали, увезли в Лабес и похоронили на центральной площади у памятника Вильгельму I.»
Это — каноническая версия подвига. Офицер связи Самусенко погибает, успев перед смертью сжечь пакет с секретными документами. Ее же поддерживает и Муза Огай (правда, она утверждает, что Александра не дошла до Берлина 70 км, тогда как ее могила находится в 200 км от немецкой столицы).
Но есть и другая.

е цитировавшийся выше Пётр Демидов утверждает, что Александра Самусенко погибла под гусеницами собственного танка:
«К сожалению, Саша погибла в марте 1945 года при проведении Восточно-Померанской операции. Погибла нелепо, как многое бывает нелепо на войне. О ее смерти я узнал только после войны, встретив бывшего комиссара Прошкина. Он рассказал, как это случилось. 1-я танковая армия принимала участие в ликвидации немецкой группировки «Висла». 405-й особый дивизион совершал ночной марш, двигаясь за 1-й танковой бригадой. Дорога, разбитая танковыми гусеницами, еле просматривалась, а тут еще немцы начали обстрел колонны. Самусенко сидела с бойцами на танке. Когда начался обстрел, она на ходу соскочила с машины и, укрываясь от осколков за ее бортом, шла рядом. Неожиданно танк стал разворачиваться. Механик-водитель в темноте не заметил идущих людей. Под гусеницы попала только Саша.
Ехавший сзади колонны Прошкин в свете фар увидел на дороге обезображенное человеческое тело. Каково же было его удивление, когда узнал капитана-танкиста. Саша умирала. Последние ее слова были обращены к Гиленкову. Она просила: «Георгий Николаевич, передайте Юре, что я его очень люблю».»
Косвенно подтверждает эту версию и выписка из приказа об исключении из списков личного состава: «Умерла от ран 3 марта 1945 года».
Расхождения в упоминании места захоронения: «г. Лобес, Померания, Германия» и «г.Лобез Щецинского воеводства, Польша» вызваны тем, что после войны Польской Народной Республике Советским Союзом была передана часть немецких территорий в качестве «компенсации» за включенные в состав СССР области Западной Украины и Западной Белоруссии.

самом деле — это один и тот же город.
Кстати, в этом приказе местом рождения А.Г. Самусенко назван город Чкалов (так назывался Оренбург с 1938 по 1957 г.).Видимо, машинистка перепутала Читу с Чкаловым.
Причем, в рассказах «про любовь» также встречаются разночтения. У Гарина прослеживается отличная от демидовской любовная линия:
«Покидая бригаду, Миндлин вызвал к себе Самусенко.
— Я переведен на гвардейский полк тяжелых танков, — выдавил он наконец из себя.
— Знаю,— тоскливо ответила она.
Неожиданно он осмелел.
— Так знай, что я люблю…— и не договорил.
— Я тоже.
Он обнял ее. Они расстались, но верили, что скоро встретятся.»
Хотя вполне возможно, что и тот и другой добавили «любовь-морковь» для красного словца.
Кроме того, нигде официально не упоминается должность заместителя командира батальона. Ф. Гарин по этому поводу пишет:
«Старшего лейтенанта Шуру Самусенко, прибывшую в бригаду еще месяц назад, направили к Жукову [командир батальона].
— Присмотрись к ней,— наказал Темник [полковник, командир 1 гв.тбр],— если деловая и ребята из-за нее не перессорятся, останется твоим замом.
Жуков поморщился.

не сомневался, что Лида, узнав о заме в юбке, расстроится, чего доброго — начнет ревновать. Возразить не посмел, ведь у Самусенко три боевых ордена! «.
Возможно, что Александра трагически погибла так, и не успев утвердиться как замкомбата.
Так или иначе, но некоторые факты ее биографии удалось выяснить с достаточно высокой степенью достоверности.
Александра Самусенко с 12 лет в частях Красной Армии. Войну она начинала рядовым пехотного взвода. Написала письмо Калинину с просьбой посодействовать ей при поступлении в танковое училище. Успешно окончила танковое училище. Участник Курской битвы (была командиром Т-34) и Львовско-Сандомирской операции. Воевала в составе 1-й гвардейской танковой Чертковской Ордена Ленина Краснознамённой Ордена Суворова Ордена Богдана Хмельницкого бригады. Награждена орденом Отечественной войны 1 степени и орденом Красной Звезды (на фото) и, вероятно, ещё одним орденом, упомянутом у Ф. Гарина. Как минимум дважды горела в танке, была ранена. Погибла в звании капитана на должности офицера связи, и, возможно, замкомандира батальона 3 марта 1945 года около города Лобез.
Достойная жизнь. Пиар здесь неуместен…
Александра григорьевна самусенко
Фото Михаила Савина.

По наводке от Мишка Ушастик

www.diary.ru

Александра Григорьевна Самусенко — советский танкист, офицер связи, гвардии капитан.


инимала участие в Финской войне 1939-1940 годов, на фронтах Великой Отечественной войны — с 22 июня 1941 года. Скорее всего, единственная девушка-танкист в составе 1-й гвардейской танковой армии. К сожалению, Самусенко не довелось встретить победу, она погибла 3 марта 1945 года, оставив после себя множество тайн. Среди всех советских женщин-танкистов она является самым загадочным персонажем, который, к сожалению, уже не сможет рассказать о себе.
Александра Самусенко успела принять участие в тяжелых боях лета-осени 1941 года. Она сражалась в составе Западного фронта и Брянского фронта. В боях августа и октября 1941 года девушка получила легкие ранения. Всего за время Великой Отечественной войны была ранена трижды, последний раз — тяжело, в сентябре 1943 года. В определенный момент написала письмо Председателю Президиума ВС СССР Михаилу Калинину, в котором просила содействовать ее поступлению в танковое училище. Просьба девушки была удовлетворена.

Летом 1943 года Александра Самусенко принимала участие в Курской битве в составе войск Воронежского фронта. В то время девушка уже была гвардии старшим лейтенантом и являлась офицером связи в 97-й танковой бригаде. В конце июля 1943 года была представлена к Ордену Красной Звезды. В наградном листе говорилось о том, что в период с 19 по 28 июля 1943 года Александра Самусенко постоянно находилась в боевых порядках бригады, своевременно обеспечивая связь и информацию о положении частей и подразделений бригады, принимающих участие в бою. Под огнем противника и бомбежкой с воздуха Александра Самусенко поставляла частям важные указания, необходимые для развития дальнейшего успеха в бою.

В сентябре 1943 года Александра была тяжело ранена. А уже в 1944 году была вновь в строю, принимала участие в Львовско-Сандомирской наступательной операции советских войск. В 1945 году уже гвардии капитана Александру Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады. По некоторым сведениям, она могла занимать пост заместителя командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады.

Наступательные бои начала 1945 года проводила в звании капитана, приняла непосредственное участие в освобождении Польши от немецко-фашистских захватчиков. С боями вместе со своей частью прошла более 700 километров по территории Польши и вышла к Одеру. В феврале 1945 года она встретила американского десантника Джозефа Байерли, который бежал из немецкого плена. Джозеф Байерли смог убедить советских командиров не отправлять его в тыл и остался вместе с танкистами. Джозеф Байерли стал единственным солдатом, который воевал и в американской, и в советской армиях. Знания его оказались востребованы, так как на вооружении бригады находилось некоторое число американских танков «Шерман». Погибла во время проведения Восточно-Померанской наступательной операции

Александра григорьевна самусенко
Александра григорьевна самусенко
Александра григорьевна самусенко

www.colors.life

Танкист Александра Самусенко

Танкист Александра Самусенко

Во многих источниках говорится, что Александра Григорьевна Самусенко родилась в 1922 году в деревне Святое Жлобинского района Гомельской области, то есть в Белоруссии. Однако «Книги памяти» Читинской и Челябинской областей утверждают, что родилась она в Чите. Возможно, дело тут в том, что она родилась под Гомелем, а потом, в младенческом возрасте, с родителями переехала в Читу. А может быть – наоборот…

Из банка документов «Подвиг народа», где собраны наградные документы на участников Великой Отечественной войны, мы узнаем, что в армию Александра Самусенко ушла именно из Читы. Кстати, там же в наградных листах указана национальность Самусенко – татарка, что весьма неожиданно. И Самусенко, и Давиденко (фамилия ее матери – Евдокии Ивановны) не являются характерными татарскими фамилиями, равно как и имя ее отца – Григорий.

Она была воспитанницей в частях РККА с 12 лет (согласно наградному листу – с 1934 года). А в 1938 году, то есть с 16 лет, она стала состоять в кадрах Красной армии. При этом местом жительства матери указана Москва. То есть, очевидно, имел место переезд из Читы. К сожалению, при каких обстоятельствах при живой матери Александра стала «дочерью полка», не сообщается. Вполне вероятно, что мать была репрессирована, но тогда вряд ли бы ее дочь стала воспитанницей в частях РККА.

А вот в Финляндии, как следует из наградного листа, Александра действительно воевала. Тогда ей было 17 лет (если она попала на войну в конце 1939 года).

Великую Отечественную войну она начала рядовым-пехотинцем (была призвана Читинским райвоенкоматом). Потом она написала письмо председателю Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинину с просьбой посодействовать ей в поступлении в танковое училище.

Его она успешно окончила.

С октября 1941 года она воевала на Брянском, Западном и Воронежском фронтах. Трижды была ранена, в том числе один раз – тяжело. Была участником битвы на Курской дуге: по одной версии, там она была командиром танка Т-34, по другой – офицером связи 97-й танковой бригады.

За проявленную смелость и решительность в период с 19 по 28 июля 1943 года Александра Самусенко была награждена орденом Красной Звезды.

Фотограф Анатолий Морозов, сделавший самый известный снимок Александры Самусенко, потом рассказывал:

«Под Орлом мне удалось познакомиться с отважной девушкой, командиром танкового взвода гвардии старшим лейтенантом Сашей Самусенко. Танковая бригада, в которой она служила, как раз вышла из боя. Глядя на ее жизнерадостное лицо, трудно себе представить, что в свои 23 года она успела столько пережить: много раз водила свой взвод в атаку, лично уничтожила несколько противотанковых орудий и много гитлеровцев, дважды горела, была ранена. За боевые заслуги Александру наградили орденом Отечественной войны I степени, а вскоре орденом Красной Звезды».

Как видим, по утверждению фотографа, ей было 23 года. Но это не соответствует действительности – тогда ей был 21 год.

По утверждению Морозова, во время битвы на Курской дуге Александра Самусенко была командиром танкового взвода. Однако В.С. Мурманцева в своей книге «Советские женщины в Великой Отечественной войне» уверяет, что Александра Самусенко была «просто» командиром танка. В книге приводится следующая заметка из фронтовой газеты 1-й гвардейской танковой бригады:

«Геройски сражалась на Курской дуге и танкистка, командир Т-34 лейтенант Александра Самусенко. Однажды подразделение, где служила Самусенко, получило задание контратаковать колонну танков противника. Механик-водитель Т-34, командиром которого была Самусенко, встретив на своем пути три “тигра”, растерялся. Лейтенант Самусенко спокойно, но решительно заявила: “Назад нам дороги нет”. И водитель танка овладел собой. Первым же выстрелом вражеский танк был подбит. Остальные продолжали идти на сближение. Ожесточенный бой продолжался несколько часов, но победу одержал экипаж танка Александры Самусенко. За отвагу, проявленную в этом сражении, она была награждена орденом Красной Звезды».

Но вот в наградном листе Александры Самусенко (там, где указано, за что именно она получила орден Красной Звезды) говорится, что она «своевременно обеспечивала связь и информацию о положении частей и бригады, действующих в бою. Под непосредственным огнем противника и бомбежкой с воздуха вражескими самолетами поставляла частям указания дальнейшего развития успеха в бою». И там ничего не сказано о том, что она была механиком-водителем и подбивала танки противника, не говоря уже о том, что она была командиром танкового взвода.

В любом случае летом 1943 года Александра Самусенко была в звании лейтенанта. А вот летом 1944 года Александра – уже капитан и офицер связи штаба бригады.

В 1945 году гвардии капитана А.Г. Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады, в составе которой она приняла участие в Львовско-Сандомирской операции.

По некоторым сведениям, она была назначена заместителем командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады. Но, скорее всего, эта информация, кочующая по Интернету, не соответствует действительности.

А вот еще один случай. В феврале 1945 года в расположение советской части вышел американец, сержант Джозеф Байерли, бежавший из немецкого лагеря для военнопленных Альт-Древиц в Польше. И он якобы уговорил гвардии капитана А.Г. Самусенко не отправлять его в тыл. Интересно, что Джозеф Байерли считается единственным солдатом, воевавшим как в американской, так и в советской армиях. Он – отец Джона Байерли, бывшего в 2008–2011 годах послом США в России. В ряде источников рассказывается, что американцу повезло: политрук танкового батальона немного понимал по-английски. И он якобы помог ему объясниться с командиром – женщиной в майорских погонах. Но имени ее Джозеф Байерли не запомнил.

Американец тогда сказал:

– Я – не освобожденный из плена. Я – бежавший из плена. Я бежал, чтобы выйти к вам и бить с вами гитлеровцев. Мы союзники, да? Значит, должны вместе воевать.

В батальоне стояли на вооружении полученные по ленд-лизу американские танки «шерман». И его оставили, и он потом ходил на «шермане» в лагерь Альт-Древиц освобождать своих товарищей по плену.

Очень трогательная история. Но имеет ли она отношение к Александре Самусенко? Ведь если верить воспоминаниям Джозефа Байерли, то получается, что в феврале 1945 года она была майором. А это не так. С другой стороны, женщин-танкистов в то время было очень немного, многие до 1945 года не дожили, и из всех известных больше всего на роль «майора» подходит именно Александра Самусенко.

Она погибла 3 марта 1945 года под Берлином, выполняя ответственное задание в качестве офицера разведки. Вот слова Музы Николаевны Огай, председателя Белорусской комиссии по увековечению памяти погибших в годы Великой Отечественной воинов и партизан:

«3 марта 1945 года, в 70 километрах от Берлина, погибла Александра Самусенко, Шурочка, танкист <…> Войну она начинала рядовым пехотного взвода, потом окончила училище танкистов. Под Берлином, уже выполняя ответственное задание как офицер разведки, погибала от прямого попадания в танк, но успела выбраться из горящей машины и бросить в огонь планшет с документами».

А вот свидетельство Агнессы Бауман, принимавшей участие в захоронении героини:

– В деревню въехал броневик. Кто там сидел – я не знаю. Немцы уже ушли, остался почему-то один танк, может, он был неисправный, – тоже не знаю. Но только из танка выстрелили, броневик загорелся. Я увидела, как выскочил парень, бросил в огонь свою сумку (планшетку. – Авт.) и выхватил револьвер… И тут же упал. Когда танк ушел, я подошла к парню и по лицу узнала, что это девушка. Она была в штанах. В гимнастерке я нашла фотографию и прочитала на обороте ее имя и фамилию… Могила неглубокая, моим детям трудно было рыть землю…

Это – каноническая версия подвига. Офицер связи Самусенко погибла, успев перед смертью сжечь пакет с секретными документами.

Но есть и еще одна версия гибели героини. В газете «Красная звезда» от 27 апреля 1995 года были приведены слова полковника в отставке А.И. Жутикова:

– За два месяца до конца войны, 3 марта 1945 года, гвардии капитан Самусенко, выполняя боевое задание как офицер связи, вблизи польского города Лобез наскочила на прорывающихся из окружения эсэсовцев. Пришлось принять бой. Водитель броневика Виктор Кузьменко был сразу убит. Бросив полевую сумку с документами в горящую машину, Александра продолжала отбиваться от наседавших врагов из ППШ. И только когда гусеницей пущенной против нее самоходки ей раздавило ноги, немцам удалось взять отважную девушку-офицера в плен. Александру допрашивали, пытали и, ничего не добившись, расстреляли.

Как бы то ни было, тела погибших были преданы земле на месте боя, а потом их перезахоронили на центральной площади городка Лабес. В некоторых источниках этот городок назван по-другому – Лобез.

Лабес – это Померания (Германия), а Лобез – это Польша. Но на самом деле это один и тот же город, ибо после войны Советский Союз передал Польше часть немецких территорий в качестве «компенсации» за включенные в состав СССР области Западной Украины и Западной Белоруссии.

arsenal-info.ru

Где родилась Александра: нерешенный вопрос

Немногие известны в истории женщины-танкисты Великой Отечественной войны. Александра Самусенко является одним из самых загадочных персонажей тех времен. Не удалось установить, как и где именно она провела ранние годы, спорным является даже вопрос о дате ее рождения. Точно известно лишь то, что Александра родилась в 1922 году.

Загадкой окутано и место появления будущей героини на свет. Сотрудники комиссии по увековечиванию памяти погибших в годы ВОВ уверены в том, что ранние годы Александры прошли неподалеку от Гомеля, в селе Святом, ныне носящем название Кирово. Однако есть и другая точка зрения: согласно официальным данным, которые можно найти в книгах памяти, Александра Самусенко появилась на свет в Чите. Именно этот город фигурирует в наградных документах.

Сложно сказать, в чем причина подобной путаницы. Может быть, в документы вкрались ошибки, а может, Александра с родителями в самом деле переехала в Читу, будучи ребенком. Некоторые исследователи выдвигают обратную гипотезу: семья Самусенко из Читы мигрировала в село Святое. Но это легко оспорить, ведь в армию Александра была призвана из Читы, о чем свидетельствуют имеющиеся наградные документы.

Александра Самусенко — татарка?

Открыт вопрос и о национальной принадлежности Самусенко. Конечно, кажется очевидным, что она вполне могла появиться на свет в Беларуси, а позже переехать с родителями в Читу. Об этом говорит фамилия Александры, а также имеющиеся в распоряжении историков сведения об ее короткой жизни. Однако в наградных листах и других документах в графе «национальность» указано, что Самусенко была татаркой. Имя отца Александры — Григорий, поэтому сложно предположить, что татаркой она себя считала из-за национальности отца. Историкам предстоит разобраться, в чем же причины столь неожиданной «национальности» героини ВОВ, что это — попытки скрыть свое прошлое или же простая путаница в документах?

Дочь полка

Есть и еще одна загадка. В документах имеются сведения, что с 1934 года, то есть с двенадцатилетнего возраста, Александра воспитывалась в одной из частей Красной армии. Узнать, почему девочка в столь юном возрасте оказалась в армии, историкам пока не удалось. Можно лишь предполагать, что ее родители были либо репрессированы, либо погибли. Однако первый вариант достаточно сомнителен: в сталинскую эпоху ребенка, родители которого подверглись репрессиям, вряд ли ждала бы подобная участь. Поэтому вероятнее всего предположить, что мать и отец Александры умерли.

Однако эта гипотеза не подтверждается. В наградных листах указано, что мать Александры во время войны проживала в Москве на Большой Ордынке, то есть была жива и здорова. Каким образом при живой матери девочка стала воспитанницей красноармейцев? Ответ на этот вопрос получить пока не удалось.

Попытка мистификации ради армейской службы?

Некоторые исследователи опровергают данные о том, что Самусенко была дочерью полка. Существуют сведения, согласно которым, до войны Саша жила в Гомеле и училась в фабрично-заводской школе. А информацию о своей биографии скрывала и подделывала сама Александра, так как ее отец имел судимость, а девушке было важно скрыть этот факт от общественности, чтобы получить возможность стать бойцом Советской армии.

Однако точно известно, что уже в 1938 году, будучи юной шестнадцатилетней девушкой, практически подростком, Александра Самусенко стала красноармейцем. Согласно некоторым источникам, она даже поучаствовать в советско-финском конфликте 1939-1940 годов. Однако эта информация весьма спорная, так как власти СССР на тот момент не испытывали необходимости в мобилизации женщин для участия в боевых действиях.

Начало Великой Отечественная войны

Что еще интересного поведает ее биография? Самусенко Александра Григорьевна на фронте оказалась уже 22 июня 1941 года, став одним из первых защитников Советского Союза от немецких захватчиков.

Самусенко участвовала в ожесточенных боях, которые проходили осенью и летом 1941 года, сражаясь в рядах Западного и Брянского фронтов. За это время Александра несколько раз была ранена. К счастью, ранения оказались неопасными.

Стоит заметить, что Самусенко сопутствовало везение: всего за время сражений она была ранена трижды, при этом тяжелым было только последнее ранение, полученное в 1943 году.

Александра Григорьевна Самусенко: подвиг

В 1943 году Александра участвовала в Курской битве. На тот момент девушка успела стать старшим лейтенантом и была приставлена к Ордену Красной Звезды. Добиться столь высокой награды ей удалось тем, что под непрерывным огнем врага и воздушными атаками она умудрилась передавать бойцам указания от командования и ценные разведывательные данные, без чего вряд ли можно было бы добиться успехов в сражении.

В том же году Самусенко получила довольно тяжелое ранение, однако спустя несколько месяцев вернулась в строй и участвовала в Львовско-Сандомирской операции.

Воспоминания очевидцев: жизнерадостная и настойчивая

Автор одной из немногих дошедших до наших дней фотографий Александры, Анатолий Морозов, вспоминал, что познакомился с отважной танкисткой неподалеку от Орла. На момент встречи Самусенко Александра Григорьевна — офицер связи — отдыхала от ожесточенного танкового боя. Фотографа поразило, что, несмотря на то, что Александре доводилось принимать участие в ряде сражений, лично уничтожать врагов и пережить несколько серьезных ранений, девушка не утратила своей жизнерадостности и оптимизма.

В книге В. С. Мурманцевой «Советские женщины в Великой Отечественной войне» также можно найти упоминание об Александре Самусенко. Мурманцева пишет, что Александра Самусенко — танкист, никогда не теряющий самообладания, даже в те моменты, когда бойцы-мужчины не знали, как действовать дальше. Благодаря четким указаниям Самусенко красноармейцам быстро удавалось овладеть собой.

Об удивительной личности Александры вспоминает Петр Демидов. В книге «На службе у бога войны» он описывает встречу с двадцатипятилетней женщиной-танкистом, чьи патриотизм и отвага удивляли даже опытных бойцов. Демидов также упоминает, что Александра отправила письмо Калинину, попросив помочь ей поступить в танковое училище. Просьба девушки была удовлетворена.

Прекрасная Александра

Интересны сведения и о том, как выглядела Александра, ведь сохранилась всего одна фотография, сделанная уже упомянутым выше Анатолием Морозовым. Писатель Фабиан Гарин в книге «Цветы на танках» пишет, что Самусенко выглядела очень женственно: длинная коса, уложенная на затылке, и тонкая изящная фигура делали ее весьма привлекательной. Однако поведение Александры сложно было назвать подобающим женщине: девушка много курила, позволяла себе нецензурные выражения. Это неудивительно: сложно представить себе, что за свою короткую жизнь довелось перенести этой молодой женщине, волею судеб оказавшейся заброшенной в пекло войны.

Не менее интересен вопрос о том, каким образом Александре удавалось строить отношения с другими бойцами. Ведь Самусенко Александра Григорьевна — командир танка, а это огромная редкость. В своей книге Фабиан Гарин пишет, что у красноармейцев молодая женщина-офицер вызывала симпатию, только подчиняться ей никто не хотел: многим казалось, что выполнять приказы девушки обидно.

Освободительница Польши

1945 год Александра встретила, будучи капитаном. Вместе со своей танковой частью Самусенко участвовала в освобождении польских земель от немецких захватчиков.

В том же году произошла встреча с американцем Джозефом Байерли, которому удалось совершить побег из фашистского плена. Джозеф хотел быть полезен фронту: вместо того чтобы отправиться в тыл, он предпочел остаться в рядах красноармейцев. Знания десантника пригодились, ведь в состав танковой бригады входили несколько «Шерманов».

Джозеф Байерли вошел в историю как единственный солдат, которому довелось воевать как в американской, так и в Красной армии. Скорее всего, он был знаком с Александрой Самусенко. Кстати, Джозеф является отцом Джона Байерли, который в 2008-2011 годах был американским послом в Российской Федерации.

Гибель Александры: две гипотезы

Точно узнать, каким образом погибла Александра, не удалось. Известно, что она умерла незадолго до победы, что делает ее уход из жизни еще более трагичным.

3 марта 1945 года, всего в семи десятках километров от Берлина, выполняя разведывательное задание в польском городе Лобезе, Александра оказалась под обстрелом. Снаряд попал в ее танк, который через несколько мгновений оказался охвачен пламенем. Девушка успела выбраться из горящей машины и бросила в огонь офицерский планшет с важными документами, которые не должны были достаться врагу. Свидетели утверждают, что до последней секунды Самусенко продолжала отстреливаться от врагов. Ранения, полученные Александрой, оказались слишком тяжелыми: спасти ее жизнь не удалось.

Однако есть и другая версия гибели этой выдающейся женщины. Исследователи предполагают, что танковая колонна попала под обстрел ночью, в то время как Александра, не ожидая опасности, сидела на броне. Девушка спряталась за бортом танка, медленно передвигаясь рядом с ним, таким образом пытаясь уберечься от осколков. Однако танк неожиданно развернулся, и девушка погибла под его гусеницами.

Вечная память

За месяц до победы Самусенко была представлена к Ордену Отечественной войны II степени. К несчастью, награда была получена посмертно. Похоронена Герой Великой Отечественной войны Александра Самусенко на центральной площади польского города Лобеза. В документах указано, что она похоронена в Германии, однако в этом нет ничего удивительного: на момент гибели Александры Лобез оставался частью территории Третьего рейха.

К сожалению, сведений о жизни Александры сохранилось немного. Однако и эти данные заставляют поражаться смелости, отваге и мужеству простой девушки, которая встала на пути фашистских захватчиков и ценой своей жизни отстояла родную землю.

Жизнь и смерть Александры Самусенко были настоящим подвигом, на который осмелится не каждый… Вечная память героям…

fb.ru

Александра Григорьевна Самусенко — советский танкист, офицер связи, гвардии капитан. Принимала участие в Финской войне 1939-1940 годов, на фронтах Великой Отечественной войны — с 22 июня 1941 года. Скорее всего, единственная девушка-танкист в составе 1-й гвардейской танковой армии. К сожалению, Самусенко не довелось встретить победу, она погибла 3 марта 1945 года, оставив после себя множество тайн. Среди всех советских женщин-танкистов она является самым загадочным персонажем, который, к сожалению, уже не сможет рассказать о себе.

Тайнами окутана уже сама дата рождения. Известно только, что девушка родилась в 1922 году (число и месяц рождения неизвестны). Относительно ее места рождения имеются разногласия. К примеру, согласно словам председателя белорусской комиссии по увековечению памяти погибших в годы Великой Отечественной войны воинов и партизан Музы Николаевны Огай, Александра Самусенко — уроженка Жлобинского района Гомельской области. Она родилась в деревне Святое (теперь Кирово). По другим данным, она родилась в Чите. Именно Чита как место рождения Александры Самусенко фигурирует в книгах памяти, а также в информации о безвозвратных потерях и наградных ведомостях на нее.

Под вопросом и ее национальность. На первый взгляд, Самусенко — уроженка Белоруссии, которая могла вместе с семьей в младенчестве перебраться в Читу или по каким-то причинам стала указывать этот город как место своего рождения. Согласно приказу об отчислении из списков личного состава 1-й танковой бригады, ее мать — Давиденко Евдокия Ивановна. Фамилии Самусенко и Давиденко наводят на мысль о том, что она белоруска или украинка. Однако в наградных листах на Орден Красной Звезды и Орден Отечественной войны II степени в графе национальность указано «татарка». При этом фамилии Самусенко и Давиденко нельзя отнести к татарским, как и имя ее отца — Григорий. Еще одна странность заключается в том, что местом жительства матери погибшей девушки значится Москва (Большая Ордынка).

По какой причине девушка неожиданно оказалась записана татаркой и что произошло с ее семьей в предвоенные годы, сегодня узнать уже не удастся. Странным является и тот факт, что Александра Самусенко с 1934 года (по другим данным, с 1935-го) являлась воспитанницей в частях Красной Армии. По сути, она стала дочерью полка. Как получилось так, что с возраста 12 лет девочка связала свою судьбу с армией, мы также не узнаем. Возможно, ее родителей постигло какое-то несчастье. Может быть они были репрессированы (но тогда трудно поверить в то, что девочку взяли бы на воспитание в части РККА), а может быть, погибли.

Возможно, в Чите служил ее отец, который также мог быть танкистом, а в будущем девушка решила пойти по его стопам. Но определенно в 1934 году произошло что-то трагическое, что круто повернуло ее жизнь. Хотя девушка могла находится на воспитании именно в части своего отца. Так или иначе, с 12 лет девочка была в армейских частях, а в 1938 году в возрасте 16 лет была принята в кадры Красной Армии. Успела принять участие в Советско-финской войне 1939-1940 годов. Сообщается, что Великую Отечественную войну она встретила рядовым пехотинцем, будучи призванной РВК города Читы. На фронте с 22 июня 1941 года.

Александра Самусенко успела принять участие в тяжелых боях лета-осени 1941 года. Она сражалась в составе Западного фронта и Брянского фронта. В боях августа и октября 1941 года девушка получила легкие ранения. Всего за время Великой Отечественной войны была ранена трижды, последний раз — тяжело, в сентябре 1943 года. В определенный момент написала письмо Председателю Президиума ВС СССР Михаилу Калинину, в котором просила содействовать ее поступлению в танковое училище. Просьба девушки была удовлетворена.

Летом 1943 года Александра Самусенко принимала участие в Курской битве в составе войск Воронежского фронта. В то время девушка уже была гвардии старшим лейтенантом и являлась офицером связи в 97-й танковой бригаде. В конце июля 1943 года была представлена к Ордену Красной Звезды. В наградном листе говорилось о том, что в период с 19 по 28 июля 1943 года Александра Самусенко постоянно находилась в боевых порядках бригады, своевременно обеспечивая связь и информацию о положении частей и подразделений бригады, принимающих участие в бою. Под огнем противника и бомбежкой с воздуха Александра Самусенко поставляла частям важные указания, необходимые для развития дальнейшего успеха в бою.

В сентябре 1943 года Александра была тяжело ранена. А уже в 1944 году была вновь в строю, принимала участие в Львовско-Сандомирской наступательной операции советских войск. В 1945 году уже гвардии капитана Александру Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады. По некоторым сведениям, она могла занимать пост заместителя командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады.

Наступательные бои начала 1945 года проводила в звании капитана, приняла непосредственное участие в освобождении Польши от немецко-фашистских захватчиков. С боями вместе со своей частью прошла более 700 километров по территории Польши и вышла к Одеру. В феврале 1945 года она встретила американского десантника Джозефа Байерли, который бежал из немецкого плена. Джозеф Байерли смог убедить советских командиров не отправлять его в тыл и остался вместе с танкистами. Джозеф Байерли стал единственным солдатом, который воевал и в американской, и в советской армиях. Знания его оказались востребованы, так как на вооружении бригады находилось некоторое число американских танков «Шерман».

Погибла во время проведения Восточно-Померанской наступательной операции. 3 марта 1945 года Александра Самусенко умерла от ран, полученных в деревне Цюльцефирц возле города Лобез. Сегодня этот город находится в Западно-Поморском воеводстве Польши. Позднее она была перезахоронена на центральной площади этого города.

По одной из версий, смерть Александры оказалась нелепой, как это часто бывает на войне. Ночью колонна 1-й танковой бригады совершала марш по разбитой дороге и попала под обстрел немцев. Александра Самусенко в этот момент сидела с бойцами на танке. Когда начался обстрел, она спрыгнула с брони и, укрываясь от осколков за бортом боевой машины, стала идти с ней рядом. Неожиданно танк стал разворачиваться, механик-водитель не заметил идущих в темноте людей, и Александра попала под гусеницы. По другой версии, она погибла в бою, когда выполняла боевое поручение как офицер связи. Бронеавтомобиль с ней вблизи города Лобез нарвался на отступающий отряд гитлеровцев. Водитель машины был убит, а сама машина загорелась. Какое-то время Александра отстреливалась от немцев, но затем и сама была убита.

10 апреля 1945 года Александра Самусенко была посмертно представлена к Ордену Отечественной войны II степени за деятельное участие в наступательных боях с 15 января 1945 года и выполнение самых ответственных задач командования по управлению боем. При этом во время наступления гвардии капитан Александра Самусенко всегда находилась в боевых порядках наступающих подразделений 1-й танковой бригады.

Источники информации:
http://statehistory.ru/738/Neizvestnaya-Aleksandra-Samusenko—zhenshchina-tankist
http://worldoftanks.ru/ru/news/pc-browser/12/female_face_of_tank_forces
http://www.diary.ru/~TrashTanker/p112101356.htm?oam
http://www.podvignaroda.ru

topwar.ru

Биография

Родилась в 1922 году в деревне Святое (ныне — деревня Кирово) Жлобинского района Гомельской области[5]. Белоруска[прим 1].

Воспитанница в частях РККА с 12 лет (согласно наградному листу — с 1935 года[6]). Принимала участие в советско-финской войне 1939-40 годов[6]. Ю. А. Жуков в книге «Люди сороковых годов. Записки военного корреспондента» утверждает, что Александра Самусенко также воевала в Испании[7], что опровергается в книге писателя-фронтовика Ф. А. Гарина[8]; к тому же, это было бы невозможно и в силу её возраста.

Великую Отечественную войну начинала рядовым-пехотинцем (призвана Читинским РВК[6]). Написала письмо Председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину с просьбой посодействовать ей при поступлении в танковое училище. Успешно его окончила[5][9].

С октября 1941 года воевала на Брянском, Западном и Воронежском фронтах. Трижды ранена, в том числе один раз — тяжело[6]. Офицер связи 97-й танковой бригады гвардии старший лейтенант А. Г. Самусенко принимала участие в Курской битве. За проявленную смелость и решительность в период с 19 по 28 июля 1943 года награждена орденом Красной Звезды (28 июля 1943)[6].

В 1945 году гвардии капитана А. Г. Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады, в составе которой она приняла участие в Львовско-Сандомирской операции. По некоторым сведениям, была назначена заместителем командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады[7][10].

В феврале 1945 года в расположение части вышел американец, сержант Джозеф Байерли, в третий раз бежавший из немецкого плена. Он уговорил гвардии капитана А. Г. Самусенко[прим 2] не отправлять его в тыл. Впоследствии его опыт пригодился в батальоне, который был оснащён в том числе американскими танками «Шерман». Джозеф Байерли считается единственным солдатом, воевавшим в американской и в советской армиях, он — отец Джона Байерли[11], бывшего в 2008—2011 годах послом США в России.

Умерла от ран 3 марта 1945 года в деревне Цюльцефитц (ныне Сулишевице) около города Лобез (ныне Западно-Поморского воеводства в Польше). Перезахоронена на центральной площади города Лобез (ныне Польша).

Награды

  • Орден Отечественной войны I степени (1945)
  • Орден Отечественной войны II степени (10 апреля 1945, посмертно)
  • Орден Красной Звезды (28 июля 1943)

Семья

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Мать — Дарья Артёмовна Казакова, проживала в деревне Вирня[уточнить], Жлобинский район, Гомельская область, Белоруссия. Отец — Егор Александрович Самусенко, проживал на хуторе Замостье, Святский сельсовет (с 20 апреля 1939 года — Кировский сельсовет), Жлобинский район, Гомельская область.

Всего в семье было пять детей: Мария (род. 1910), Ольга (1917—2012), Александр (род. 1922), Сава (род. 1926, погиб в партизанском отряде в Гомельской области, застрелен снайпером в разведке), Владимир (род. 1928). В частности, сестра Ольга Григорьевна Демьяненко (1917—2012) проживала в деревне Святое (с 20 апреля 1939 года — Кирово), а после Великой Отечественной войны переехала в деревню Химы, Рогачёвский район, Гомельская область.

Примечания

Сноски

  1. В [statehistory.ru/738/Neizvestnaya-Aleksandra-Samusenko—zhenshchina-tankist/ её наградных листах] указана национальность «татарка».
  2. «Байерли повезло: политрук танкового батальона понимал немного по-английски. Он помог ему объясниться с командиром — крутой женщиной в майорских погонах, потерявшей в войну мужа и всю семью. Хотя в памяти Джозефа она сохранилась навечно символом всего горя, выпавшего в войну на долю советского народа, и всей стойкости духа и мужества, проявленного советскими людьми, запомнить её имя оказалось выше его сил. Так Байерли её и называл — „Майор“, так „Майором“ она в его в памяти и осталась на всю жизнь. Потом, в 1980-х и 1990-х, Джозеф и его сын Джон пытались найти этот батальон и его командира, но безуспешно — война смыла все следы.» — Цитата по: Юрий Захарович. [1pobeda.ru/node/17 Мой американский товарищ.](недоступная ссылка — история)

Источники

Литература

  • Виталий Скрижалин. [dlib.eastview.com/browse/doc/3385525 Резонанс. Её имя известно: Александра Самусенко] // Красная звезда, №94. — 27 апреля 1995.
  • Лия Гинцель. [ur-ra.ru/sc/pub_ve.php?pub_select=7949 Дочь полка] // Вечерний Екатеринбург. — 13.10.2010.
  • Виталий Скобельский. [www.golos.com.ua/userfiles/file/051010/051010-r.pdf Жизнь и смерть Александры Самусенко]. — Газета «Голос Украины», 5 октября 2010.
  • Демидов П. М. На службе у бога войны. В прицеле черный крест. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — С. 224-226. — 320 с. — (Война и мы. Окопная правда). — 5000 экз. — ISBN 978–5–699–22735–8.
  • Мурманцева В. С. [www.a-z.ru/women/texts/murman1r-13.htm Советские женщины в Великой Отечественной войне]. — М.: Мысль, 1974.
  • Гарин Ф. А. Глава 10. На немецкой земле // [ta-1g.narod.ru/mem/garin/garin10.html Цветы на танках]. — М.: Советская Россия, 1973.

Документы

  • Наградной лист А. Г. Самусенко с представлением к ордену Красной Звезды. «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг». 27 июля 1943.

Ссылки

  • Даниил Иванов. [statehistory.ru/738/Neizvestnaya-Aleksandra-Samusenko—zhenshchina-tankist/ Александра Самусенко. Биография. Единственная женщина — замкомандира танкового батальона.]. Сайт «История государства» (08.05.2010). Проверено 11 сентября 2011. [www.webcitation.org/67hnhUc5Y Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].
  • Ксения Дубичева, Татьяна Андреева. [www.rg.ru/2010/09/24/reg-ural/beyrle-anons.html Посол США в Москве открыл выставку, посвященную фантастической судьбе его отца], Российская газета (24.09.2010). Проверено 11 сентября 2011.

Отрывок, характеризующий Самусенко, Александра Григорьевна

– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг’ат, понюхал пог’оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г’аботали! А г’абота сквег’ная! Атака – любезное дело, г’убай в песи, а тут, чог’т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .

Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.

wiki-org.ru

Александра григорьевна самусенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.