4-я танковая дивизия вермахта в боях за Мценск

Если командира 4-й танковой бригады полковника М.Е. Катукова мы знаем достаточно хорошо, то командира 4-й танковой дивизии вермахта, генерал-майора Виллибальда фон Лангемана (Лангермана) унд Эрленкампа обычно даже не упоминают в связи с боями двух механизированных соединений противников, которые по случайному совпадению носили порядковый номер «4».

А между тем, генерал-майор В. фон Лангеман оставил довольно подробный отчет (впрочем, как и его визави) о событиях под Мценском. Что же написал немецкий генерал об этих боях? Давайте вместе почитаем:

«В наших сражениях 4-я танковая дивизия часто сталкивалась с тяжелыми русскими танками. Вначале они попадались редко и могли быть остановлены сконцентрированным артиллерийским огнем или обойдены. В немногих особенно удачных случаях одиночные тяжелые танки были уничтожены прямым попаданием артиллерии.

 


После взятия Орла русские впервые применили свои тяжелые танки массированно в нескольких столкновениях, которые привели к тяжелым танковым боям, поскольку русские танки больше не позволяли выбивать себя артиллерийским огнем.

В первый раз в восточной кампании обнаружилось абсолютное превосходство русских 26-тонных и 52-тонных танков над нашими «Pz. Kpfw. III» и IV. Русские танки обычно использовали построение полукругом, открывая огонь из своих 7,62-см пушек с дистанции 1000 метров, выбрасывая чудовищную пробивную энергию с высокой точностью.

Наши танковые пушки 5 см Kw.K могут пробивать только уязвимые точки в весьма специфических благоприятных положениях на очень малых дистанциях до 50м. Наши же танки подбиваются уже на дистанциях более нескольких сотен метров. Много раз броня наших танков была пробита или Pz. III и IV теряли свои командирские башенки уже после первого лобового попадания. Это доказывает, что броневая защита недостаточна, схема установки командирских башенок на наших танках несовершенна, а точность и пробивная сила русских танковых пушек 7,62см высоки.

В дополнение к лучшему вооружению и броне, 26-тонный танк «кристи» («Т-34») быстрее, более маневренный, его механизм поворота башни явно лучше. Широкие гусеницы этого танка позволяют преодолевать броды, которые не могут быть преодолены нашими танками. Удельное давление на грунт несколько лучше, чем у наших танков, и не взирая на больший вес русского танка он может проходить те же мосты, что и наши танки.


Также заслуживает внимания исключительный дизельный двигатель. При движении из Глебова в Минск не было ни одного русского танка, который был бы поврежден из-за механической неисправности…

Специфическое преимущество наших танков связано с лучшей видимостью из них благодаря командирской башенке.
Имеющиеся факты, и кроме того, впечатление, что русские знают о техническом превосходстве их бронетанковых сил, должны быть своевременно проработаны, чтобы избежать вреда, наносимого нашим войскам.

Ранее присущие нашим атакам энергия и высокий боевой дух начнут ослабевать и будут утрачены из-за чувства неполноценности. Экипажи знают, что они могут быть подбиты вражескими танками на большой дистанции, а сами могут оказать лишь минимальное воздействие на вражеские танки, невзирая на наличие специальных боеприпасов применяемых на близком расстоянии.

Ведение боя с русскими танками 8,8-см зениткой или 10-см пушкой никогда не будет само по себе достаточным. Оба орудия тяжеловесны в сравнении с быстрыми танками и в большинстве случаев выявляются, берутся под обстрел и уничтожаются до выхода на огневую позицию. Однажды в бою под Мценском две 8,8-см зенитки и одна 10-см пушка (все самое тяжелое вооружение, брошенное нами в бой) были расстреляны и раздавлены. Кроме того эти гигантские, как ворота сарая, небронированные орудия представляют собой слишком большую мишень и легкодостижимую цель…


Учитывая, что все уничтоженные танки Кристи были новыми, можно сделать вывод, что русские, осознающие свое преимущество, уже начали массовое производство этих тяжелых танков, и как можно ожидать, к весне 1942 г. будут располагать ими в большом количестве.

Для противодействия тяжелым русским танкам на рассмотрение выносятся следующие детализированные предложения:

1. Разработать наступательные виды вооружения для борьбы с тяжелыми танками:

а. Упомянутые выше модернизации, для ускорения улучшения ситуации немедленно произвести копии русского 26-тонного танка (во как — прим. Автора), а также использовать захваченные неповрежденными 26- и 52-тонные танки. Для каждого танкового полка нужна одна рота.

b. Установить русскую 76-мм танковую пушку на Pz. IV, даже если потербуется отказаться от дополнительного бронирования, усиливающего защиту командира, и спаренного башенного пулемета.

с. Создать 10-см самоходное противотанковое орудие. Не менее шести орудий нужны для каждого танкового полка.

d. Создать новый тип боеприпасов с улучшенной во много раз пробиваемостью.

е. В качестве немедленной чрезвычайной меры до принятия других мер установить на Pz. III 5-см противотанковую пушку даже если это увеличит весовую нагрузку в лобовой части.

2. разработать оборонительные средства для применения против тяжелых танков:


а. Буксируемые или самоходные 10-см противотанковые пушки. Быстрое введение в действие на поле боя очень важно, с минимально возможной низкой высотой линии огня. Необходимо иметь не менее двух орудий в каждой противотанковой роте.

b. Разработать новый тип улучшенных боеприпасов.

с. Избавиться от 37-мм ПТО за счет увеличения числа 50-мм ПТО или использования русских 76-мм противотанковых орудий.

d. Создать более мощную мину, которая бы выводила из строя 52-тонный танк. Как пример, четырех германских мин недостаточно для вывода из строя 52-тонного танка…»

Результаты боев у Мценска были столь неутешительными, что сам Г. Гудериан 8 октября прилетел в расположение 4-й танковой дивизии. «Быстрый Гайнц» напишет позднее: «8 октября я вылетел на «шторхе» из Севска в Орел…Генерал фон Гейер доложил мне, что отмечено усиление противника, действующего против 4-й танковой дивизии, и установлено прибытие еще одной пехотной дивизии и танковой бригады. 3-я танковая дивизия продвигалась на север, имея своей задачей занять Болхов, 4-й танковой дивизии на 9 октября была поставлена задача занять Мценск.

Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике…

Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они уже кое-чему научились. Тяжесть боев оказывала свое влияние на наших офицеров и солдат…Серьезность этого сообщения заставляла задумываться. Поэтому я решил немедленно отправиться лично в 4-ю танковую дивизию и лично ознакомиться с положением дел. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь.


Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев; затем я снова встретился с генералом фон Гейером и командиром 4-й танковой дивизии бароном фон Лангеманом. Впервые с начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид, причем чувствовалось, что это не физическая усталость, а душевное потрясение. Приводил в смущение тот факт, что последние бои так подействовали на наших лучших офицеров».

И далее:

«Я составил доклад о данной ситуации, которая является для нас новой, и направил его в группу армий. Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество «Т-34» над нашим «Т IV» и привел соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение. Я заключил призывом немедленно прислать комиссию на мой сектор фронта, которая бы состояла из представителей артиллерийско-технического управления, министерства вооружения, конструкторов танков и фирм — производителей танков… Они бы смогли осмотреть подбитые танки на поле боя… и выслушать советы людей, которым приходилось на них ездить, относительно того, что должны учесть в конструкции новых танков. Я также просил об ускорении производства тяжелого противотанкового орудия с достаточной бронебойной мощностью против «Т-34».


Гудериану хватило «веса», чтобы данная комиссия уже 20 ноября прибыла под Мценск.

 

www.battlefield.ru

  • Георг-Ганс Рейнгардт, 27.10.1939 — генерал-лейтенант, командир 4-й танковой дивизии
  • Герман Брайт, 03.06.1940 — полковник, командир 5-й танковой бригады
  • Хайнрих Эбербах, 04.07.1940 – оберстлейтенант, командир 35-го танкового полка
  • Ганс райхсфрайхерр фон Бойнебург-Ленгсфельд, 19.07.1940 — полковник, командир 4-й стрелковой бригады
  • Густав Фен, 05.08.1940 — полковник, командир 33-го стрелкового полка
  • Эрнст-Вильгельм Хоффманн, 04.09.1940 – майор, командир 1-го батальона 12-го стрелкового полка
  • Мартин Пюшель, 08.08.1941 — майор, командир 2-го батальона 33-го стрелкового полка
  • Эрдманн Габриэль, 30.08.1941 — обер-фельдфебель, командир взвода 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Ганс-Детлофф фон Коссель, 08.09.1941 – обер-лейтенант, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Майнрад фон Лаухерт, 08.09.1941 — майор, командир 1-го батальона 35-го танкового полка

  • Хайнц-Юрген Иссбрюкер, 12.09.1941 – обер-лейтенант, командир 3-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Вернер Роде, 17.09.1941 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 34-го мотоциклетного батальона
  • Рихард Лаукат, 18.10.1941 — майор, командир 2-го дивизиона 103-го артиллерийского полка
  • Фриц Фессманн, 27.10.1941 — лейтенант резерва, командир взвода 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Ганс Лиммер, 27.10.1941 — обер-фельдфебель, командир разведывательного подразделения 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Дитрих фон Заукен, 06.01.1942 — генерал-майор, командующий 4-й танковой дивизией
  • Артур Волльшлегер, 12.01.1942 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Смило фрайхерр фон Люттвиц, 14.01.1942 — полковник, командир 12-го стрелкового полка
  • Айнхарт Мальгут, 11.05.1942 — обер-лейтенант, полковой адъютант 35-го танкового полка
  • Ганс-Иоахим Калер, 14.04.1943 — майор, командир 34-го мотоциклетного батальона
  • Алоиз Пихулла, 14.04.1943 — ефрейтор, пулеметчик во 2-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Оскар Шауб, 22.04.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Эрих Шнайдер, 05.05.1943 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Иоганн Раб, 10.06.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 79-го танкового саперного батальона

  • Йозеф Карл, 26.08.1943 — унтер-офицер, командир орудия 2-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Бернхард Химмельскамп, 13.09.1943 – обер-ефрейтор, наводчик в 4-й роте 35-го танкового полка
  • Герхард Кунерт, 16.09.1943 — обер-ефрейтор, командир отделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йоханнес Хоппе, 26.10.1943 — оберстлейтенант, командир 12-го панцергренадерского полка
  • Карл Хофер, 26.10.1943 – унтер-офицер, командир взвода 3-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Вернер Мёллер, 28.11.1943 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Ганс-Иоахим Шульц-Меркель, 23.12.1943 – штабсарцт (капитан медицинской службы), батальонный врач 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Рихард Рихтер, 07.01.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 7-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йозеф Бегинен, 23.02.1944 – обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл-Генрих Гзелль, 23.02.1944 — лейтенант резерва, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Иоахим Нойманн, 23.02.1944 — капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Эдуард Эндер, 23.02.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Райнхард Петерс, 29.02.1944 — лейтенант резерва, командир 4-й роты 35-го танкового полка

  • Вальтер Зикс, 05.04.1944 — фельдфебель, командир взвода 4-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Порис, 15.04.1944 — лейтенант резерва, командир взвода 3-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Фриц-Рудольф Шультц, 21.04.1944 — капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Кристоф Коль, 14.05.1944 — унтер-офицер, командир подразделения 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Тюнеманн, 14.05.1944 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Иоахим Дизенер, 09.06.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Ламберт Лойбль, 09.06.1944 — обер-ефрейтор, наводчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Аугуст Хилле, 09.06.1944 — лейтенант резерва, командир 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Герлах фон Гаудекер-Цух, 08.08.1944 — оберстлейтенант, командир 33-го панцергренадерского полка
  • Курт Шэфер, 12.08.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Рудольф Кендлер, 02.09.1944 – капитан резерва, исполняющий обязанности командира 4-го танкового разведывательного батальона
  • Хельмут Тирфельдер, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Эрих Фридрих, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир подразделения 1-й роты 33-го панцергренадерского полка

  • Клеменс Бетцель, 05.09.1944 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Альберт Шэфер, 12.09.1944 — обер-ефрейтор, пулеметчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Карл Кунцманн, 21.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 8-й роты 35-го танкового полка
  • Георг Пёнер, 21.09.1944 – унтер-офицер, командир подразделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Мартин Пост, 21.09.1944 — фельдфебель, командир взвода 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Георг райхсфрайхерр фон Гаупп-Бергхаузен, 30.09.1944 — капитан, командир 2-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Вильгельм Йершке, 07.10.1944 – штабс-ефрейтор, связной 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Вальтер Вольф, 16.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл Кюшперт, 16.10.1944 – капитан, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Йозеф Рикерт, 20.10.1944 — обер-ефрейтор, командир отделения 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Ингфрид Хинтце, 20.10.1944 – капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Вальтер Гроэ, 22.10.1944 – капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Иоганн Байхль, 23.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 5-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Рюдигер Хертель, 28.10.1944 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Герхард Флезиг, 18.11.1944 — фельдфебель, командир взвода штабной роты 12-го панцергренадерского полка
  • Килиан Гёбель, 26.11.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Алоиз Вегер, 09.12.1944 — обер-лейтенант резерва, командир 3-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Франц Эртолич, 09.01.1945 – обер-ефрейтор, пулеметчик 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Лотар Бойкеманн, 25.01.1945 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Герман Бикс, 22.03.1945 — обер-фельдфебель, командир взвода 3-й роты 35-го танкового полка
  • Герхард Ланге, 28.03.1945 — капитан, командир 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Хайнц Кнохе, 05.04.1945 – майор, командующий 33-м панцергренадерским полком
  • Карл Герлах, 03.05.1945 — обер-лейтенант, командир 4-й роты 35-го танкового полка

ru-wiki.org

  • Георг-Ганс Рейнгардт, 27.10.1939 — генерал-лейтенант, командир 4-й танковой дивизии
  • Герман Брайт, 03.06.1940 — полковник, командир 5-й танковой бригады
  • Хайнрих Эбербах, 04.07.1940 – оберстлейтенант, командир 35-го танкового полка
  • Ганс райхсфрайхерр фон Бойнебург-Ленгсфельд, 19.07.1940 — полковник, командир 4-й стрелковой бригады
  • Густав Фен, 05.08.1940 — полковник, командир 33-го стрелкового полка
  • Эрнст-Вильгельм Хоффманн, 04.09.1940 – майор, командир 1-го батальона 12-го стрелкового полка
  • Мартин Пюшель, 08.08.1941 — майор, командир 2-го батальона 33-го стрелкового полка
  • Эрдманн Габриэль, 30.08.1941 — обер-фельдфебель, командир взвода 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Ганс-Детлофф фон Коссель, 08.09.1941 – обер-лейтенант, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Майнрад фон Лаухерт, 08.09.1941 — майор, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Хайнц-Юрген Иссбрюкер, 12.09.1941 – обер-лейтенант, командир 3-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Вернер Роде, 17.09.1941 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 34-го мотоциклетного батальона
  • Рихард Лаукат, 18.10.1941 — майор, командир 2-го дивизиона 103-го артиллерийского полка
  • Фриц Фессманн, 27.10.1941 — лейтенант резерва, командир взвода 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Ганс Лиммер, 27.10.1941 — обер-фельдфебель, командир разведывательного подразделения 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Дитрих фон Заукен, 06.01.1942 — генерал-майор, командующий 4-й танковой дивизией
  • Артур Волльшлегер, 12.01.1942 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Смило фрайхерр фон Люттвиц, 14.01.1942 — полковник, командир 12-го стрелкового полка
  • Айнхарт Мальгут, 11.05.1942 — обер-лейтенант, полковой адъютант 35-го танкового полка
  • Ганс-Иоахим Калер, 14.04.1943 — майор, командир 34-го мотоциклетного батальона
  • Алоиз Пихулла, 14.04.1943 — ефрейтор, пулеметчик во 2-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Оскар Шауб, 22.04.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Эрих Шнайдер, 05.05.1943 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Иоганн Раб, 10.06.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 79-го танкового саперного батальона
  • Йозеф Карл, 26.08.1943 — унтер-офицер, командир орудия 2-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Бернхард Химмельскамп, 13.09.1943 – обер-ефрейтор, наводчик в 4-й роте 35-го танкового полка
  • Герхард Кунерт, 16.09.1943 — обер-ефрейтор, командир отделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йоханнес Хоппе, 26.10.1943 — оберстлейтенант, командир 12-го панцергренадерского полка
  • Карл Хофер, 26.10.1943 – унтер-офицер, командир взвода 3-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Вернер Мёллер, 28.11.1943 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Ганс-Иоахим Шульц-Меркель, 23.12.1943 – штабсарцт (капитан медицинской службы), батальонный врач 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Рихард Рихтер, 07.01.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 7-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йозеф Бегинен, 23.02.1944 – обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл-Генрих Гзелль, 23.02.1944 — лейтенант резерва, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Иоахим Нойманн, 23.02.1944 — капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Эдуард Эндер, 23.02.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Райнхард Петерс, 29.02.1944 — лейтенант резерва, командир 4-й роты 35-го танкового полка
  • Вальтер Зикс, 05.04.1944 — фельдфебель, командир взвода 4-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Порис, 15.04.1944 — лейтенант резерва, командир взвода 3-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Фриц-Рудольф Шультц, 21.04.1944 — капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Кристоф Коль, 14.05.1944 — унтер-офицер, командир подразделения 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Тюнеманн, 14.05.1944 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Иоахим Дизенер, 09.06.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Ламберт Лойбль, 09.06.1944 — обер-ефрейтор, наводчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Аугуст Хилле, 09.06.1944 — лейтенант резерва, командир 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Герлах фон Гаудекер-Цух, 08.08.1944 — оберстлейтенант, командир 33-го панцергренадерского полка
  • Курт Шэфер, 12.08.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Рудольф Кендлер, 02.09.1944 – капитан резерва, исполняющий обязанности командира 4-го танкового разведывательного батальона
  • Хельмут Тирфельдер, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Эрих Фридрих, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир подразделения 1-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Клеменс Бетцель, 05.09.1944 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Альберт Шэфер, 12.09.1944 — обер-ефрейтор, пулеметчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Карл Кунцманн, 21.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 8-й роты 35-го танкового полка
  • Георг Пёнер, 21.09.1944 – унтер-офицер, командир подразделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Мартин Пост, 21.09.1944 — фельдфебель, командир взвода 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Георг райхсфрайхерр фон Гаупп-Бергхаузен, 30.09.1944 — капитан, командир 2-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Вильгельм Йершке, 07.10.1944 – штабс-ефрейтор, связной 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Вальтер Вольф, 16.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл Кюшперт, 16.10.1944 – капитан, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Йозеф Рикерт, 20.10.1944 — обер-ефрейтор, командир отделения 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Ингфрид Хинтце, 20.10.1944 – капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Вальтер Гроэ, 22.10.1944 – капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Иоганн Байхль, 23.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 5-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Рюдигер Хертель, 28.10.1944 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Герхард Флезиг, 18.11.1944 — фельдфебель, командир взвода штабной роты 12-го панцергренадерского полка
  • Килиан Гёбель, 26.11.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Алоиз Вегер, 09.12.1944 — обер-лейтенант резерва, командир 3-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Франц Эртолич, 09.01.1945 – обер-ефрейтор, пулеметчик 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Лотар Бойкеманн, 25.01.1945 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Герман Бикс, 22.03.1945 — обер-фельдфебель, командир взвода 3-й роты 35-го танкового полка
  • Герхард Ланге, 28.03.1945 — капитан, командир 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Хайнц Кнохе, 05.04.1945 – майор, командующий 33-м панцергренадерским полком
  • Карл Герлах, 03.05.1945 — обер-лейтенант, командир 4-й роты 35-го танкового полка

ru.wikipedia.org

Роль во Второй мировой войне

Танковая дивизия была основным инструментом тактики блицкрига . В отличие от других армий мира, использовавших танки, в основном, для поддержки действий пехоты , в вермахте танковым силам отводилась самостоятельная роль — прорыв обороны противника на глубину до сотен километров. Для этого танковая дивизия имела в своем составе мотопехоту , передвигавшуся на грузовиках и бронетранспортёрах и буксируемую тягачами, а затем (с 1943 г.) и самоходную артиллерию . Совместные действия танков и штурмовой авиации в сочетании со смелыми и неожиданными для противника стратегическими ходами командования, обеспечили решающий успех вермахта в начальный период Второй мировой войны [1] .

В довоенный период в Германии были сформированы следующие танковые дивизии: 1-я (1935), 2-я (1935), 3-я (1935), 4-я (1938) и 5-я (1938). В августе 1939, накануне польской компании , была сформирована шестая по счету танковая дивизия, получившая при формировании 10-й номер. Начало 2-й Мировой войны показало, что танковые соединения имеют большой потенциал боевого применения, и этот вывод подтолкнул командование Вермахта к решению сформировать осенью 1939 года четыре новые танковые дивизии, 6-ю , 7-ю , 8-ю и 9-ю на базе так называемых лёгких дивизий, 1-й , 2-й , 3-й и 4-й легких соответственно.

После победы над союзниками во Франции в мае-июне 1940 года, Гитлер устремил свой взор на восток. Однако для победы в компании против СССР Вермахту требовалось большее количество танковых дивизий. В августе 1940 года началась реорганизация танковых войск, и осенью 1940 года на базе нескольких пехотных дивизий 1-й волны мобилизации, как наиболее боеспособных, были сформированы десять новые танковые дивизии, с номерами с 11-й по 20-ю. Поскольку танковая промышленность Германии не успевала за потребностью в новых танковых соединениях, нехватку танковых полков восполнили путём дробления танковых бригад двух полкового состава уже имевшихся танковых дивизий. После данной реорганизации во всех танковых дивизиях, старых и новых, остался только один танковый полк двух или трех батальонного состава. При этом предполагалось, что снижение вдвое количества танков в танковых дивизиях будет скомпенсировано ускоренным ростом числа средних танков PzKpfw III и PzKpfw IV с одновременным снижением доли легких.

В августе 1941 года 5-я легкая дивизия , действовавшая в составе Африканского корпуса в Ливии, была переформирована в 21-ю танковую дивизию.

Также уже после начала войны с СССР были сформированы танковые дивизии: 22-я (в сентябре 1941), 23-я (в сентябре 1941), 24-я (в ноябре 1941, второе формирование — в феврале 1943), 25-я (в феврале 1942), 26-я (в сентябре 1942), 116-я (в марте 1944) и 130-я учебная (в январе 1944). В конце войны помимо номерных формировались и приняли участие в боях именные танковые дивизии, созданные с нуля или на базе различных частей, ранее понесших потери. Также, в составе войск СС существовали пять танковых ( нем.   Panzer ), а также мотопехотные ( нем.   Panzergrenadier ) дивизии СС .

Танковые дивизии делились на две категории: стандартная танковая дивизия вермахта и танковые дивизии СС .Появившееся в послевоенные годы расхожее заблуждение гласит, что дивизии СС имели больше танков, чем вермахт, и получали лучшее, в отличие от вермахта, снабжение всеми необходимыми запчастями. Исследования показали, что это неверно: оба типа соединений получали одинаковое снабжение. С того момента, как СС и вермахт разделились в управлении и подчинении, они стали нумероваться одинаковыми (повторяющимися) номерами, так как различие между ними теперь было в самом роде войск. Так, существовала, например, 9-я танковая дивизия вермахта и 9-я танковая дивизия СС «Хоэнштауфен» . Данная нумерация приводила, зачастую, к путанице в разведданных частей союзников, воевавших против этих соединений.

По ходу развития военных действий, боевые потери танковых войск стали менее заметны из-за формирования большего, нежели до этого, количества новых танковых дивизий. Такая скорость формирования привела к тому, что большинство немецких танковых дивизий второй половины войны не могли и приблизиться к боевым показателям первой половины, из-за гибели и выхода из боевого состава войск опытных участников танковых сражений 30-х — начала 40-х гг. [ источник не указан 351 день ]

Организация

Количественный состав дивизий, а также доли танковых и моторизованных подразделений в составе дивизий менялись с течением времени.

С 1939 по 1940 гг. танковая дивизия состояла из двух бригад : танковой , состоящей из двух танковых полков и пехотной , в составе двух моторизованных пехотных полков (включая только один мотопехотный батальон на бронетранспортёрах SdKfz 251 из-за общей нехватки последних). Также в дивизию входили артиллерийский полк (два дивизиона), разведывательный батальон, мотоциклетный батальон, противотанковый дивизион, сапёрный батальон, батальон связи и часть дивизионной поддержки.

Опыт Польской и Французской кампаний показал, что танковые дивизии сформированные из бригад являются слишком громоздкими и неудобными в ходе тактического применения, в результате чего с июля 1940 года началась реорганизация танковых дивизий. Управления танковых и пехотных бригад расформировали, а количество танковых полков в дивизиях сократили с двух до одного. Основной ударной силой танковой дивизии был танковый полк . Высвобождение «лишних» полков позволило организовать формирование новых дивизий. Таким образом сокращение управлений бригад и количества танковых полков в дивизии позволили до вторжения в СССР выполнить личный приказ Гитлера по увеличению вдвое количество дивизий, без общего увеличения количества танков.

К 22 июня 1941 года на Восточном фронте находилось 17 танковых дивизий и ещё две были в резерве Верховного командования сухопутных войск . 11 дивизий имели танковые полки двухбатальонного состава (в среднем по 147 танков в дивизии) и 8 — танковые полки трехбатальонного состава (в среднем по 209 танков танков в дивизии) [2] [3] .

Основной тактической единицей танковых войск вермахта был танковый батальон , который состоял из трёх рот . 2 или 3 батальона образовывали танковый полк .

На момент вторжения в СССР в 1941 г., танковый батальон состоял из:

  • двух лёгких танковых рот и одной средней танковой роты ;
  • штаб батальона (1 танк Pz.III и 2 командирских танка PzBef(Panzerbefehlswagen));
  • разведывательный взвод лёгких танков Pz.II (5 единиц)
  • сапёрный взвод;
  • зенитный взвод;
  • взвод связи.

В каждой лёгкой танковой роте был 1 взвод лёгких танков Pz.II и 3 взвода средних танков Pz.III (все взвода по 5 танков) плюс 2 танка Pz.III во взводе управления. Всего в этих ротах по 22 танка — 5 Pz.II и 17 Pz.III.

В средней танковой роте должно было быть по штату 3 взвода средних танков (по 4 танка Pz.IV в каждом) и 1 взвод лёгких танков Pz.II (5 единиц), плюс 2 танка Pz.IV в управлении роты. Всего в этой роте — 19 танков (14 Pz.IV и 5 Pz.II). В штабе батальона — 3 танка(1 танк Pz.III и 2 PzBef) и взвод лёгких танков из 5 единиц Pz.II. Таким образом, танковый батальон Вермахта имел по штату 1941 г. всего 71 танк — из них 20 Pz.II, 35 Pz.III, 14 Pz.IV и 2 PzBef .

Штат танкового батальона в 1941 году
Подразделение Pz.II Pz.III Pz.IV PzBef Всего
Лёгкая танковая рота I 5 17 22
Лёгкая танковая рота II 5 17 22
Средняя танковая рота 5 14/10 [~ 1] 19/15
Штаб батальона 5 1 2 8
20 35 14/10 2 71/67

В полку, кроме танковых батальонов, танки были в штабе полка (1 Pz.III и 2 PzBef) и в разведывательном взводе(5 Pz.II).Таким образом в танковом полку двухбатальонного состава должно было быть по штату 150 танков. Из них 45 Pz.II, 71 Pz.III , 28 Pz.IV и 6 PzBef .В полку трёхбатальонного состава по штату должно было быть 221 танк. Из них 65 Pz.II, 106 Pz.III , 42 Pz.IV и 8 PzBef. Командирские танки (Panzerbefehlswagen) изготавливались на основе Pz.I или Pz.III. В июне 1941 г. танков Pz IV не хватало и в большинстве танковых дивизий двухбатальонного состава было не 28 Pz IV а только по 20 Pz IV . То есть в средних танковых ротах отсутствовал один взвод Pz IV. Аналогичная ситуация была и в танковых дивизиях трёхбатальоного состава. Вместо 42 Pz IV положенных по штату большинство этих дивизий имели по 30 Pz IV. Кроме того все танковые дивизии в июне 1941 г. содержали сверх штата некоторое количество устаревших Pz I.

С поступлением в 1943 году новых средних танков «Пантера» штатный состав батальона был изменён в пользу унификации. Танки Pz.II и Pz.III были выведены на вспомогательные роли, и танковые роты стали оснащаться однотипными машинами — Pz.IV либо «Пантера». Теперь танковый батальон состоял из 4 рот четырёхвзводного состава (5 танков в каждом взводе) и 2 танка взвода управления; 8 танков входило в управление батальона — всего 96 танков.

В 1943 году элитные танковые соединения — моторизованная дивизия вермахта «Великая Германия» и танковые дивизии СС «Адольф Гитлер» , «Рейх» и «Мёртвая голова»  — имели по одной роте тяжёлых танков «Тигр», состоящей из 3-х взводов по 4 танка и 2-х танков в штабе роты — всего 14 танков.

Танковая дивизия по штату апреля 1944 года состояла из танкового полка в составе батальона танков PzKpw.IV и батальона танков «Пантера». В состав батальона по штату входили:

  • 8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе);
  • 4 роты по 22 танка (в роте 2 командирских танка и 4 взвода по 5 линейных машин);
  • взвод ПВО, вооружённый 4 зенитными установкамии 20мм Wirbelwind либо 37мм Ostwind / Möbelwagen на шасси PzKpf.IV;
  • сапёрный взвод;
  • техническая рота из ремонтно-эвакуационных машин « Bergepanzer III » или « Bergepanther ».

Всего батальон по штату должен был иметь 96 танков, но на практике количество танков было в 1.5 раза меньше и составляло около 50-60 единиц. [4] В дальнейшем число танков в ротах сокращалась сначала до 17 машин в ноябре 1944 года, потом до 14 машин, и к весне 1945 года до 10 танков — всего 76, 64 и 48 машин в батальоне (штаты танковых рот вермахта K.St.N. 1177 Ausf. A, K.St.N. 1177 Ausf. B и K.St.N. 1177a). [5]

Штат танкового батальона в 1944—1945 году
Подразделение апр. 1944 ноя. 1944 янв. 1945 май. 1945
Роты 22 × 4 = 88 17 × 4 = 68 14 × 4 = 56 10 × 4 = 40
Штаб 8 8 8 8
96 76 64 48

По штату 1945 года , отдельные батальоны тяжёлых танков нем.   Schwere Panzer Abteilung ) «Тигр» и Тигр II состояли из трёх рот, имевших 3 взвода по 4 танка плюс 2 — во взводе управления, всего 14 танков в роте. Ещё 3 танка было в штабе батальона. [6] Итого в батальоне было 45 танков «Тигр» или «Тигр II» [7] . В батальоне также были пять ремонтно-эвакуационных машин « Bergepanther », 34 тягача, 171 автомобиль и 11 зенитных танков Wirbelwind . Батальон использовался целиком или отдельными ротами как средство усиления пехотных, танковых и мотопехотных соединений.

Вооружение

1939—1942

Лёгкие танки Pz.I, Pz.II, чешские Pz.35(t), Pz.38(t), средние Pz.III, Pz.IV, бронетранспортеры: лёгкие Sd Kfz 250 и средние Sd Kfz 251, бронеавтомобили SdKfz 234/2 Schwerer Panzerspähwagen «Puma» и др. С конца 1940 года при реорганизации танковых дивизий основной машиной лёгкой танковой роты стал Pz-III (17 Pz-III и 5 Pz-II в каждой), а средней — Pz-IV (14 Pz-IV и 5 Pz-II). Личное вооружение танкистов: пистолет-пулемёт MP 40 , пистолет Walther P38 (или Luger P08 ), гранаты.

1943—1945

  • 1943 — Модифицированные варианты Pz.IV, Pz.V «Пантера».
  • Тяжелые танки и истребители танков: «Тигр», «Королевский Тигр», САУ «Ягдпантера», «Фердинанд» и «Ягдтигр» были сведены в отдельные батальоны тяжелых танков; в состав танковых дивизий не входили [ источник не указан 2126 дней ] .

Трофейная техника

Во время войны немцы охотно использовали также трофейную технику. Так, у африканского корпуса Роммеля на вооружении также были английские танки:

  • Pz Mk II 478 (e) — Трофейные английские пехотные танки Matilda Mk II
  • Pz Mk III 479 (e) — Трофейные английские пехотные танки Valentine Mk III

В 1-й , 8-й и 11-й танковых дивизиях в 1941 году на вооружении состояли трофейные танки Т-34 .

Во 2-й танковой дивизии СС «Дас Райх» (2-й танковый корпус СС) в 1943 году на вооружении было 25 танков Т-34 , они участвовали в битве на Курской дуге (в том числе 8 из них — в сражении под Прохоровкой ). Трофейными советскими танками первоначально был вооружён противотанковый дивизион, который к началу Курской битвы был переформирован в 3-й танковый батальон 2-го танкового полка 2-й моторизованной дивизии СС «Райх» ( нем.   III. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2). Германское командование было вынуждено пойти на это, чтобы восполнить отсутствие 1-го батальона 2-го танкового полка СС ( нем.   I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2 ), который 17 апреля 1943 года отбыл в Германию для получения новой техники (танков PzKpfw V Panther ) и вернулся на фронт уже после завершения Курской битвы [8] .По некоторым данным, на 31 мая 1943 г. в танковых дивизиях числилось не более сотни трофейных советских танков, в том числе 4 Т-70 , 2 КВ и 59 Т-34 [ источник не указан 2787 дней ] .

  • Весной 1942 на вооружение танковых дивизий СС были поставлены противотанковые САУ Marder II , вооруженные модифицированными советскими орудиями Ф-22 — Pak 36(r) [~ 2] .

Средства связи

По штату февраля 1941 г., в лёгкой танковой роте танкового батальона немецкой танковой дивизии приёмопередатчики «Fu.5» устанавливались на трёх «Pz.II» и пяти «Pz.III», а на двух «Pz.II» и двенадцати «Pz.III» ставились только приёмники «Fu.2».

В средней танковой роте приёмопередатчики имели пять «Pz.IV» и три «Pz.II», а два «Pz.II» и девять «Pz.IV» — только приемники. [9]

На «Pz.I» приёмопередатчики «Fu.5» вообще не ставились, за исключением специальных командирских «kIPz.Bef.Wg.I».

См. также

  • Панцерваффе
  • Список дивизий Третьего рейха
  • Танковая дивизия РККА
  • 501-й тяжёлый танковый батальон

Литература

  • Сэмьюэл В. Митчем. Танковые легионы Гитлера. — Москва: Яуза-Пресс, 2009. — 416 с. — ISBN 978-5-9955-0042-1 .
  • Хорхе Росадо, Крис Бишоп. Танковые дивизии Вермахта 1939-1945. — Москва: Эксмо, 2008. — 184 с. — ISBN 978-5-699-11754-3 .

Примечания для «Танковая дивизия вермахта»

Сноски
Источники

www.cruer.com

4-Я ТАНКОВАЯ ДИВИЗИЯ ВЕРМАХТА В БОЯХ ЗА МЦЕНСК. Впечатления немецкого генерала после боя у села Первый воин. Рапорт командира 4-й танковой дивизии Лангермана от 22 октября 1941 года Если командира 4-й танковой бригады полковника М.Е. Катукова мы знаем достаточно хорошо, то командира 4-й танковой дивизии вермахта, генерал-майора Виллибальда фон Лангемана (Лангермана) унд Эрленкампа обычно даже не упоминают в связи с боями двух механизированных соединений противников, которые по случайному совпадению носили порядковый номер «4». А между тем, генерал-майор В. фон Лангеман оставил довольно подробный отчет (впрочем, как и его визави) о событиях под Мценском. Что же написал немецкий генерал об этих боях? Давайте вместе почитаем: «В наших сражениях 4-я танковая дивизия часто сталкивалась с тяжелыми русскими танками. Вначале они попадались редко и могли быть остановлены сконцентрированным артиллерийским огнем или обойдены. В немногих особенно удачных случаях одиночные тяжелые танки были уничтожены прямым попаданием артиллерии. После взятия Орла русские впервые применили свои тяжелые танки массированно в нескольких столкновениях, которые привели к тяжелым танковым боям, поскольку русские танки больше не позволяли выбивать себя артиллерийским огнем. В первый раз в восточной кампании обнаружилось абсолютное превосходство русских 26-тонных и 52-тонных танков над нашими «Pz. Kpfw. III» и IV. Русские танки обычно использовали построение полукругом, открывая огонь из своих 7,62-см пушек с дистанции 1000 метров, выбрасывая чудовищную пробивную энергию с высокой точностью. Наши танковые пушки 5 см Kw.K могут пробивать только уязвимые точки в весьма специфических благоприятных положениях на очень малых дистанциях до 50м. Наши же танки подбиваются уже на дистанциях более нескольких сотен метров. Много раз броня наших танков была пробита или Pz. III и IV теряли свои командирские башенки уже после первого лобового попадания. Это доказывает, что броневая защита недостаточна, схема установки командирских башенок на наших танках несовершенна, а точность и пробивная сила русских танковых пушек 7,62см высоки. В дополнение к лучшему вооружению и броне, 26-тонный танк «кристи» («Т-34») быстрее, более маневренный, его механизм поворота башни явно лучше. Широкие гусеницы этого танка позволяют преодолевать броды, которые не могут быть преодолены нашими танками. Удельное давление на грунт несколько лучше, чем у наших танков, и не взирая на больший вес русского танка он может проходить те же мосты, что и наши танки. Также заслуживает внимания исключительный дизельный двигатель. При движении из Глебова в Минск не было ни одного русского танка, который был бы поврежден из-за механической неисправности… Специфическое преимущество наших танков связано с лучшей видимостью из них благодаря командирской башенке. Имеющиеся факты, и кроме того, впечатление, что русские знают о техническом превосходстве их бронетанковых сил, должны быть своевременно проработаны, чтобы избежать вреда, наносимого нашим войскам. Ранее присущие нашим атакам энергия и высокий боевой дух начнут ослабевать и будут утрачены из-за чувства неполноценности. Экипажи знают, что они могут быть подбиты вражескими танками на большой дистанции, а сами могут оказать лишь минимальное воздействие на вражеские танки, невзирая на наличие специальных боеприпасов применяемых на близком расстоянии. Ведение боя с русскими танками 8,8-см зениткой или 10-см пушкой никогда не будет само по себе достаточным. Оба орудия тяжеловесны в сравнении с быстрыми танками и в большинстве случаев выявляются, берутся под обстрел и уничтожаются до выхода на огневую позицию. Однажды в бою под Мценском две 8,8-см зенитки и одна 10-см пушка (все самое тяжелое вооружение, брошенное нами в бой) были расстреляны и раздавлены. Кроме того эти гигантские, как ворота сарая, небронированные орудия представляют собой слишком большую мишень и легкодостижимую цель… Учитывая, что все уничтоженные танки Кристи были новыми, можно сделать вывод, что русские, осознающие свое преимущество, уже начали массовое производство этих тяжелых танков, и как можно ожидать, к весне 1942 г. будут располагать ими в большом количестве. Для противодействия тяжелым русским танкам на рассмотрение выносятся следующие детализированные предложения: 1. Разработать наступательные виды вооружения для борьбы с тяжелыми танками: а. Упомянутые выше модернизации, для ускорения улучшения ситуации немедленно произвести копии русского 26-тонного танка (во как — прим. Автора), а также использовать захваченные неповрежденными 26- и 52-тонные танки. Для каждого танкового полка нужна одна рота. b. Установить русскую 76-мм танковую пушку на Pz. IV, даже если потербуется отказаться от дополнительного бронирования, усиливающего защиту командира, и спаренного башенного пулемета. с. Создать 10-см самоходное противотанковое орудие. Не менее шести орудий нужны для каждого танкового полка. d. Создать новый тип боеприпасов с улучшенной во много раз пробиваемостью. е. В качестве немедленной чрезвычайной меры до принятия других мер установить на Pz. III 5-см противотанковую пушку даже если это увеличит весовую нагрузку в лобовой части. 2. разработать оборонительные средства для применения против тяжелых танков: а. Буксируемые или самоходные 10-см противотанковые пушки. Быстрое введение в действие на поле боя очень важно, с минимально возможной низкой высотой линии огня. Необходимо иметь не менее двух орудий в каждой противотанковой роте. b. Разработать новый тип улучшенных боеприпасов. с. Избавиться от 37-мм ПТО за счет увеличения числа 50-мм ПТО или использования русских 76-мм противотанковых орудий. d. Создать более мощную мину, которая бы выводила из строя 52-тонный танк. Как пример, четырех германских мин недостаточно для вывода из строя 52-тонного танка…» Результаты боев у Мценска были столь неутешительными, что сам Г. Гудериан 8 октября прилетел в расположение 4-й танковой дивизии. «Быстрый Гайнц» напишет позднее: «8 октября я вылетел на «шторхе» из Севска в Орел…Генерал фон Гейер доложил мне, что отмечено усиление противника, действующего против 4-й танковой дивизии, и установлено прибытие еще одной пехотной дивизии и танковой бригады. 3-я танковая дивизия продвигалась на север, имея своей задачей занять Болхов, 4-й танковой дивизии на 9 октября была поставлена задача занять Мценск. Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике… Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они уже кое-чему научились. Тяжесть боев оказывала свое влияние на наших офицеров и солдат…Серьезность этого сообщения заставляла задумываться. Поэтому я решил немедленно отправиться лично в 4-ю танковую дивизию и лично ознакомиться с положением дел. На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь. Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев; затем я снова встретился с генералом фон Гейером и командиром 4-й танковой дивизии бароном фон Лангеманом. Впервые с начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид, причем чувствовалось, что это не физическая усталость, а душевное потрясение. Приводил в смущение тот факт, что последние бои так подействовали на наших лучших офицеров». И далее: «Я составил доклад о данной ситуации, которая является для нас новой, и направил его в группу армий. Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество «Т-34» над нашим «Т IV» и привел соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение. Я заключил призывом немедленно прислать комиссию на мой сектор фронта, которая бы состояла из представителей артиллерийско-технического управления, министерства вооружения, конструкторов танков и фирм — производителей танков… Они бы смогли осмотреть подбитые танки на поле боя… и выслушать советы людей, которым приходилось на них ездить, относительно того, что должны учесть в конструкции новых танков. Я также просил об ускорении производства тяжелого противотанкового орудия с достаточной бронебойной мощностью против «Т-34».

ok.ru

  • Георг-Ганс Рейнгардт, 27.10.1939 — генерал-лейтенант, командир 4-й танковой дивизии
  • Герман Брайт, 03.06.1940 — полковник, командир 5-й танковой бригады
  • Хайнрих Эбербах, 04.07.1940 – оберстлейтенант, командир 35-го танкового полка
  • Ганс райхсфрайхерр фон Бойнебург-Ленгсфельд, 19.07.1940 — полковник, командир 4-й стрелковой бригады
  • Густав Фен, 05.08.1940 — полковник, командир 33-го стрелкового полка
  • Эрнст-Вильгельм Хоффманн, 04.09.1940 – майор, командир 1-го батальона 12-го стрелкового полка
  • Мартин Пюшель, 08.08.1941 — майор, командир 2-го батальона 33-го стрелкового полка
  • Эрдманн Габриэль, 30.08.1941 — обер-фельдфебель, командир взвода 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Ганс-Детлофф фон Коссель, 08.09.1941 – обер-лейтенант, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Майнрад фон Лаухерт, 08.09.1941 — майор, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Хайнц-Юрген Иссбрюкер, 12.09.1941 – обер-лейтенант, командир 3-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Вернер Роде, 17.09.1941 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 34-го мотоциклетного батальона
  • Рихард Лаукат, 18.10.1941 — майор, командир 2-го дивизиона 103-го артиллерийского полка
  • Фриц Фессманн, 27.10.1941 — лейтенант резерва, командир взвода 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Ганс Лиммер, 27.10.1941 — обер-фельдфебель, командир разведывательного подразделения 1-й роты 7-го танкового разведывательного батальона
  • Дитрих фон Заукен, 06.01.1942 — генерал-майор, командующий 4-й танковой дивизией
  • Артур Волльшлегер, 12.01.1942 — обер-лейтенант, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Смило фрайхерр фон Люттвиц, 14.01.1942 — полковник, командир 12-го стрелкового полка
  • Айнхарт Мальгут, 11.05.1942 — обер-лейтенант, полковой адъютант 35-го танкового полка
  • Ганс-Иоахим Калер, 14.04.1943 — майор, командир 34-го мотоциклетного батальона
  • Алоиз Пихулла, 14.04.1943 — ефрейтор, пулеметчик во 2-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Оскар Шауб, 22.04.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Эрих Шнайдер, 05.05.1943 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Иоганн Раб, 10.06.1943 — обер-лейтенант, командир 1-й роты 79-го танкового саперного батальона
  • Йозеф Карл, 26.08.1943 — унтер-офицер, командир орудия 2-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Бернхард Химмельскамп, 13.09.1943 – обер-ефрейтор, наводчик в 4-й роте 35-го танкового полка
  • Герхард Кунерт, 16.09.1943 — обер-ефрейтор, командир отделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йоханнес Хоппе, 26.10.1943 — оберстлейтенант, командир 12-го панцергренадерского полка
  • Карл Хофер, 26.10.1943 – унтер-офицер, командир взвода 3-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Вернер Мёллер, 28.11.1943 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Ганс-Иоахим Шульц-Меркель, 23.12.1943 – штабсарцт (капитан медицинской службы), батальонный врач 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Рихард Рихтер, 07.01.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 7-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Йозеф Бегинен, 23.02.1944 – обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл-Генрих Гзелль, 23.02.1944 — лейтенант резерва, командир 2-й роты 35-го танкового полка
  • Иоахим Нойманн, 23.02.1944 — капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Эдуард Эндер, 23.02.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Райнхард Петерс, 29.02.1944 — лейтенант резерва, командир 4-й роты 35-го танкового полка
  • Вальтер Зикс, 05.04.1944 — фельдфебель, командир взвода 4-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Порис, 15.04.1944 — лейтенант резерва, командир взвода 3-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Фриц-Рудольф Шультц, 21.04.1944 — капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Кристоф Коль, 14.05.1944 — унтер-офицер, командир подразделения 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Генрих Тюнеманн, 14.05.1944 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Иоахим Дизенер, 09.06.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Ламберт Лойбль, 09.06.1944 — обер-ефрейтор, наводчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Аугуст Хилле, 09.06.1944 — лейтенант резерва, командир 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Герлах фон Гаудекер-Цух, 08.08.1944 — оберстлейтенант, командир 33-го панцергренадерского полка
  • Курт Шэфер, 12.08.1944 — капитан, командир 1-го батальона 33-го панцергренадерского полка
  • Рудольф Кендлер, 02.09.1944 – капитан резерва, исполняющий обязанности командира 4-го танкового разведывательного батальона
  • Хельмут Тирфельдер, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Эрих Фридрих, 02.09.1944 — обер-фельдфебель, командир подразделения 1-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Клеменс Бетцель, 05.09.1944 — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии
  • Альберт Шэфер, 12.09.1944 — обер-ефрейтор, пулеметчик в 1-й роте 33-го панцергренадерского полка
  • Карл Кунцманн, 21.09.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 8-й роты 35-го танкового полка
  • Георг Пёнер, 21.09.1944 – унтер-офицер, командир подразделения 6-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Мартин Пост, 21.09.1944 — фельдфебель, командир взвода 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Георг райхсфрайхерр фон Гаупп-Бергхаузен, 30.09.1944 — капитан, командир 2-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Вильгельм Йершке, 07.10.1944 – штабс-ефрейтор, связной 2-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Вальтер Вольф, 16.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 4-й роты 35-го танкового полка
  • Карл Кюшперт, 16.10.1944 – капитан, командир 1-й роты 35-го танкового полка
  • Йозеф Рикерт, 20.10.1944 — обер-ефрейтор, командир отделения 1-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Ингфрид Хинтце, 20.10.1944 – капитан, командир 1-го дивизиона 103-го танкового артиллерийского полка
  • Вальтер Гроэ, 22.10.1944 – капитан резерва, командир 1-го батальона 35-го танкового полка
  • Иоганн Байхль, 23.10.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 5-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Рюдигер Хертель, 28.10.1944 — капитан, командир 1-го батальона 12-го панцергренадерского полка
  • Герхард Флезиг, 18.11.1944 — фельдфебель, командир взвода штабной роты 12-го панцергренадерского полка
  • Килиан Гёбель, 26.11.1944 — обер-фельдфебель, командир взвода 1-й батареи 49-го противотанкового дивизиона
  • Алоиз Вегер, 09.12.1944 — обер-лейтенант резерва, командир 3-й роты 33-го панцергренадерского полка
  • Франц Эртолич, 09.01.1945 – обер-ефрейтор, пулеметчик 6-й роты 12-го панцергренадерского полка
  • Лотар Бойкеманн, 25.01.1945 — майор, командир 79-го танкового саперного батальона
  • Герман Бикс, 22.03.1945 — обер-фельдфебель, командир взвода 3-й роты 35-го танкового полка
  • Герхард Ланге, 28.03.1945 — капитан, командир 2-го батальона 35-го танкового полка
  • Хайнц Кнохе, 05.04.1945 – майор, командующий 33-м панцергренадерским полком
  • Карл Герлах, 03.05.1945 — обер-лейтенант, командир 4-й роты 35-го танкового полка

wikipedia.green

4 танковая дивизия вермахта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.