Танковая (моторизованная, панцергренадерская) дивизия вермахта «Великая Германия» (Grossdeutschland)

Танковая (моторизованная, панцергренадерская) дивизия вермахта «Великая Германия» (Grossdeutschland)

Первое подразделение, оснащенное тяжелыми танками «Тигр I» в составе тогда еще моторизованной элитной дивизии вермахта «Великая Германия» было решено создать 13 января 1943 года как 13-ю тяжелую танковую роту танкового полка «Великая Германия». Она была организована по штату К. St. N. 1176 Ausf.B, введенному 15 декабря 1942 года и имела состав: 9 тяжелых танков Pz.Kpfw.VI(H) и 10 танков Pz.Kpfw.III с 50-мм пушкой.

Данное подразделение участвовало в боевых действиях на Курской Дуге, поддерживая наступление 47-го танкового корпуса на Черкасское. Всего в Курской битве рота потеряла 7 танков и 4 августа была выведена в тыл.

В этот период танки были окрашены в темно-желтый цвет Dunkel Gelb и несли двузначные номера с литерой «S».

После Курской битвы 13-я рота была развернута в 3-й батальон «Великая Германия». Приказ на переформирование был отдан 1 июля 1943 года. 13-я рота была переформирована в 9-ю, 3-я рота 504-го батальона тяжелых танков — в 11-ю, а 10-я сформирована заново.


В составе 45 танков Pz.Kpfw.VI(H) батальон вместе с панцергренадерской дивизией «Великая Германия» был переброшен на Украину в район Кременчуга, а затем Кировограда. Под давлением войск 2-го Украинского фронта это подразделение вместе с немецкими войсками через территорию Молдавии отступило в Румынию, где и вело бои до августа 1944 года.

В этот период «Тигры» батальона были окрашены краской темно-желтого цвета Dunkel Gelb с нанесенными на них коричневыми пятнами Braun (RAL 8017). Система нумерации танков также изменилась. Литеру «S» теперь использовали только на танках штаба батальона. 1, 2, 3-я рота обозначались соответственно «А», «В», «С». Две цифры, следовавшие за буквенным обозначением показывали номер взвода и танка в нем. Подобная система просуществовала до конца 1944 года и, видимо, не изменилась до гибели танковой дивизии «Великая Германия» на территории Восточной Пруссии в марте 1945 года.

В танковой дивизии «Великая Германия» (Panzer-Division «Grossdeutschland») согласно штатной организации в январе 1945 года должно было иметься 79 танков Pz.Kpfw.V «Пантера» и 45 танков Pz.Kpfw.VI Ausf.E соответственно (фактически гораздо меньше: 50–60 «Пантер» и 15–20 «Тигров». — Прим. ред.) в 1-м батальоне тп «Великая Германия» и в батальоне тяжелых танков корпусного подчинения также под наименованием «Великая Германия». 2-й батальон танкового полка «Великая Германия», включенный в бригаду «Охрана Фюрера», номинально с 8 января 1945 года уже не входил в состав танкового корпуса и участвовал в контрнаступлении немецких войск в Арденнах. Танковая дивизия «Великая Германия» составляла один из резервов восточнопрусской группировки и располагалась в районе Вилленберга.


Панцергренадерская (с 8 января 1945 года — танковая, но без штатного батальона Pz.Kpfw.IV Panzer-Division 44) дивизия «Великая Германия» вела бои в Восточной Пруссии. После проведенных оргштатных мероприятий, по немецким данным, дивизии фактически были подчинены только два батальона танков: 1-й батальон состоял из трех рот танков Pz.Kpfw.V «Пантера» по 17 машин в каждой, 3-й батальон schwere Heeres-Panzer-Abteilung «Grossdeutschland» имел на вооружении танки Pz.Kpfw.VI Ausf.E «Тигр I» и напрямую подчинялся командованию корпуса, а дивизии «Великая Германия» был подчинен лишь оперативно.

В марте 1945 года 3-й батальон был сведен в 9-ю роту, а излишняя матчасть была передана в 502-й и 511-й батальоны тяжелых танков. На 15 марта 1945 года после интенсивных боев в Восточной Пруссии в танковой дивизии «Grossdeutschland» имелись неисправные Stug III, Pz.Kpfw.IV, 5 Pz.Kpfw.V «Пантера» (только одна из них исправна) и 6 исправных «Тигров».

2-й батальон танкового полка «Великая Германия» в составе бригады «Охрана фюрера», имея 24 танка Pz.Kpfw.IV, 43 САУ Pz. IV/70 (А) и 8 ЗСУ, находился на Западном фронте.


Согласно советским данным от 16 марта 1945 года, захваченный в плен командир противотанкового взвода танкоистребительного дивизиона тд «Великая Германия» лейтенант Эгон Вардельман показал, что танковый полк дивизии на середину марта 1945 года состоял из 1-го и 3-го танковых батальонов. Оба батальона переформированы в боевые группы. 1-й танковой группой командовал обер-лейтенант Поль. 3 марта 1945 года он лично разговаривал с пленным и заявил, что имеет до 15 танков и самоходных орудий, а также 12 бронетранспортеров. Второй смешанной танковой группой командовал лейтенант Лейсинг.

13 марта 1945 года подразделением разведчиков 11-й гвардейской армии был захвачен радист-корректировщик тд «Великая Германия» с таблицей позывных на 4 марта 1945 года. Согласно этому документу в состав дивизии, сражавшейся в Восточной Пруссии, входили следующие части:

1. Гренадерский мотопехотный полк тд «Великая Германия».

2. Фузелерный мотопехотный полк тд «Великая Германия».

3. Мушкетерский мотопехотный полк тд «Великая Германия».

4. Полк «Крауссольд», состоявший из батальонов «Бранденбург» и «Цабель».

5. Танковый полк «Великая Германия», состоявший из групп Поля и Лейсинга.

6. Полк самоходной артиллерии тд «Великая Германия» 4-х дивизионного состава, кроме этого дивизии были приданы 1-й артиллерийский и 82-й минометный полки возимой артиллерии.


7. Саперный полк тд «Великая Германия».

8. Разведывательный бронеотряд (бронебатальон) «Великая Германия».

9. Танкоистребительный дивизион тд «Великая Германия».

10. Зенитный дивизион тд «Великая Германия».

11. Рота сопровождения тд «Великая Германия».

12. Отряд жандармерии тд «Великая Германия».

13. Две санитарных роты и рота автомашин тд «Великая Германия».

14. Авторемонтная рота дивизии.

15. Административно-хозяйственная рота дивизии.

16. Танково-полевой запасной батальон дивизии.

Наблюдением и опросом пленных установлены действия танкового полка «Великая Германия» в составе одноименной танковой дивизии. По докладам советской разведки, в полку имелось до 30 танков и САУ. Только в атаках на советские позиции 14 марта 1945 года участвовало до 25 танков и самоходных установок.

arsenal-info.ru

10-я танковая дивизия

10 танковая дивизия вермахта

10-я танковая дивизия (нем. 10. Panzer-Division) — танковая дивизия вермахта, сформированная в апреле 1939 года.

Боевой путь дивизии 10 танковая дивизия вермахта» class=»alignleft» />Править

В сентябре 1939 года дивизия участвовала в Польской кампании, действовала из Восточной Пруссии в направлении Бреста-над-Бугом в составе XIX корпуса Гудериана. Первый крупный бой прошёл под Вижной, где поляки создали укреплённые позиции для прикрытия переправ через реки Нарев и Бибжа, а также дорог на Белосток и Брест-над-Бугом.

В мае-июне 1940 года участвовала во Французской кампании, действовала в направлении на Ла-Манш, затем в южном направлении на Бордо. До февраля 1941 года несла оккупационную службу во Франции. В этот период её 8-й танковый полк был передан в 15-ю танковую дивизию для отправки в Африку.

В марте 1941 г. вернулась в Германию, где была включена в группу армий «Центр».

С 22 июня 1941 года — в операции «Барбаросса» (война против СССР), в составе 2-й танковой группы Гудериана в группе армий «Центр». Бои в Белоруссии, затем в районе Смоленска и Вязьмы.

19 июля 1941 года совместно с полком «Великая Германия» захватила Ельню.

В ноябре-декабре — на волоколамском направлении под Москвой. В январе-апреле 1942 года — бои в районе Юхнова, уже в составе 4-й танковой группы.

С мая 1942 — отведена во Францию в группу армий «Д». Участвовала в отражении рейда британских и канадских войск на Дьеп. В декабре 1942 года дивизия отправлена в Тунис в корпус Роммеля. Участвовала в боях в проходе Кассерин, закончившихся разгромом американского II армейского корпуса.

В мае 1943 года, вместе со всей группировкой немецко-итальянских войск в Африке, дивизия взята в плен американскими войсками. 30 июня 1943 дивизия была официально вычеркнута из состава вермахта.


Состав дивизии 10 танковая дивизия вермахта» class=»alignleft» />Править

В сентябре 1939:

  • 8-й танковый полк
  • 86-й пехотный моторизованный полк
  • 2-й дивизион 29-го артиллерийского полка
  • 1-й батальон 8-го разведывательного полка

В июне 1940:

  • 4-я танковая бригада
    • 7-й танковый полк
    • 8-й танковый полк
  • 10-я стрелковая бригада
    • 69-й стрелковый полк
    • 86-й стрелковый полк
  • 90-й артиллерийский полк
  • 10-й мотоциклетный батальон
  • 90-й разведывательный батальон
  • 90-й противотанковый батальон
  • 49-й сапёрный батальон
  • 90-й батальон связи
  • 706-я рота тяжелых пехотных орудий

В 1943:

  • 7-й танковый полк
  • 69-й панцергренадерский полк
  • 86-й панцергренадерский полк
  • 90-й танковый артиллерийский полк
  • 10-й танковый разведывательный батальон
  • 90-й противотанковый батальон
  • 302-й зенитный дивизион
  • 49-й танковый сапёрный батальон
  • 90-й танковый батальон связи

Командиры дивизии 10 танковая дивизия вермахта» class=»alignleft» />Править

  • С 1 августа 1939 — генерал-лейтенант Фердинанд Шааль
  • С 2 августа 1941 — генерал-майор (с ноября 1942 — генерал-лейтенант) Вольфганг Фишер (погиб в бою)
    • С 8 по 27 августа 1941 — оберст Гюнтер Ангерн
  • С 5 февраля 1943 — генерал-майор Фридрих фрайхерр фон Бройх

ru.warriors.wikia.com

Сформирована в июле 1940 г. в КОВО в составе 4-го МК. Сама дивизия была сформирована на базе 5-й легкотанковой бригады. Кроме того, на укомплектование дивизии поступили 57-й и 62-й танковые батальоны, 222-я разведрота, 77-я рота связи, 312-я автотранспортная рота 10-й тяжелой танковой бригады, 257-й стрелковый и 280-й легкий артиллерийский полки 7-й и 146-й стрелковых дивизий соответственно.

В марте 1941 года начал формироваться новый 15МК (генерал-майор Карпезо И.И.). Весной 41г. 10тд была передана в состав нового механизированного корпуса как, хорошо укомплектованное и подготовленное соединение, при этом она осталась в прежних местах дислокации в районе Золочева.

По сравнению с большинством мехкорпусов третьей волны, и даже с некоторыми мехкорпусами, сформированными в 1940 году, он имел значительное количество техники (по разным источникам — от 733 до 749 танков), причем новых машин Т-34 и КВ было 136 шт. Однако оставляла желать лучшего укомплектованность автотранспортом.


Наличие техники в 15МК на 22 июня 1941 года
КВ Т-34 Т-28 БТ-7 Т-26 ХТ Всего:
10тд 63 38 51 181 22 8 363
37тд 1 34 258 22 1 316
212мд 32 5
БА-10 БА-20
10тд 53 19
37тд 35 10
212мд 18 17

На 22 июня 41г. дислоцировалась в районе Золочева, Бережаны, Зборов.

В 4:45 22 июня в штабе корпуса было получено сообщение о начале войны, объявлена боевая тревога и вскрыт «красный пакет». Дивизии корпуса начали сосредоточение согласно плану прикрытия госграницы: 10-я танковая дивизия — Золочов, Почапы, Сасув, Бялы Камень; 37-я танковая дивизия — Гайе Смоленске, Кадлубиска, Пониква. 212-я моторизованная дивизия — в районе Бордуляки, Станиславчик, Руда-Бродзка, Ясна. Корпусные части остались на зимних квартирах, управление корпуса разместилось в лесу у Подгорце.


В 9:50 утра для уничтожения десанта противника в районе поселка Радзехов был выслан отряд 10-й танковой дивизии в составе 3-го батальона 20-го танкового полка и 2-го батальона 10-го моторизованного полка. Высланный от передового отряда отдельный разведывательный дозор в количестве 6 танков в 22 часа, выйдя в район Корчина, встретился с противником силой до двух батальонов пехоты с противотанковыми орудиями. Дозор уничтожил 6 противотанковых орудии и до взвода пехоты противника, потеряв при этом 2 танка. К исходу дня передовой отряд дивизии занял оборону на северо-западной и южной окраинах Радзехова.

Главные силы корпуса к 18 часам части в основном закончили сосредоточение. В 18 часов командир корпуса поставил задачу 10-й танковой дивизии во взаимодействии с 4-м мехкорпусом уничтожить противника в районе Радзехова. Дивизия выступила в направлении Соколувка, Топорув, к 21 часу достигла рубежа Олеско, Ожидув. С утра 23 июня передовой отряд 10-й танковой дивизии (два батальона), занимавший оборону в районе Радзехова, был атакован боевой группой 11-й танковой дивизии XXXXVIII моторизованного корпуса противника. Израсходовав боеприпасы, он отошел на рубеж Майдан Стары, подбив 20 танков противника и потеряв 26 своих.

15-му механизированному корпусу частным боевым приказом командующего Юго-Западным фронтом от 23:06 № 03 была поставлена задача: с утра 23 июня во взаимодействии с 4-м мехкорпусом и 3-й кавалерийской дивизией нанести удар в направлении Радзехов, Сокаль и уничтожить группировку противника, действующую на этом направлении.


первую очередь к контрудару привлекалась 10-я танковая дивизия, которая должна была наступать в направлении Радзехов, Бышув, Сокаль. 37-й танковой дивизии было приказано сосредоточиться в районе Оплуцко, Охладув и быть в готовности к удару в направлении Лопатин, Виткув Новы. 212-я мотодивизия должна была удерживать рубеж Бордуляки, Руда-Бродзка и не допустить прорыва противника в направлении Броды.

В 15 часов атаковали противника 20-й танковый и 10-й моторизованный полки. Атака была неуспешной, и Радзехов остался за противником. В это время 19-й танковый полк, застряв в болоте в районе Копты, Олеско, yа указанный рубеж к сроку не вышел, в атаке не участвовал и находился на рубеже реки Радоставка. 10-й артиллерийский полк и 10-й зенитный артиллерийский дивизион находились в пути следования из лагерей.

Командир 15-го механизированного корпуса частным боевым приказом № 04 от 24 июня 1941 года решил, прикрываясь со стороны Радзехова, ударом в направлении Соколувка и Броды уничтожить прорвавшиеся на Броды мотомеханизированные части противника. 10-я танковая дивизия должна была перейти в район Смольно, Нониковице, Гайе Смоленске и быть готовой к наступлению на Радзивиллув. Во время движения в районе Буск в 17 часов командиром дивизии был получен приказ командира 15-го механизированного корпуса; дивизии возвратиться в прежний район сосредоточения — лес южнее Холоюва. Повернувшись обратно, дивизия (без 19-го танкового полка) к рассвету 25 июня 1941 года возвратилась и заняла оборону на рубеже южнее Холоюва. 19-й танковый полк, получивший приказ на возвращение в район Холоюва только в лесу юго-западнее Бродов, вышел в указанный район лишь к 20:00 25 июня 1941 года, проделав 105-км марш и не приняв участие в бою.

В 15 часов командир дивизии получил приказ командира 15-го механизированного корпуса до 20 часов прикрыть описанный выше отход 10-й танковой дивизии. В 23 часа дивизия, выполняя последний приказ, головами колонн главных сил достигла рубежа восточнее Турзе. Здесь был получен новый приказ командира корпуса: оставаться на месте и продолжать удержание занимаемого рубежа, подготовив удар в направлении Холоюва. Выполняя этот приказ, дивизия вновь сделала поворот на 180 и к 6:00 25 июня 1941 года заняла оборону на ранее занимаемом рубеже по южному берегу реки Радоставка, подготавливая атаку в направлении Охладув, Холоюв.

Вечером 24 июня командующий фронтом издал боевой приказ № 0015 на нанесение в 7 часов утра 25 июня силами 4-го, 8-го и 15-го механизированных корпусов контрудара против сокальской группы войск противника севернее линии Щуровице, Дмытрув, Мосты Вельке. В соответствии с приказом командир корпуса отдал указания 10-й танковой дивизии выйти в район Топорув, Холоюв и быть в готовности к нанесению удара в направлении на Радзехов. К этому времени 20-й танковый и 10-й мотострелковый полки занимали уже оборону на рубеже южнее Холоюва, 19-й танковый полк к 20 часам сосредоточился севернее Топорува, 10-й понтонно-мостовой батальон получил задачу навести 2 переправы на реке Поток Пуста. В 16 часов командир 20-го танкового полка выделил группу в составе 15 танков под командованием начальника штаба полка майора Говора. Ворвавшись в глубину противотанковой обороны противника, отряд был встречен сильным противотанковым огнем противника. В результате боя по советским данным было уничтожено 56 противотанковых орудий, 5 танков и до роты пехоты противника. Отряд потерял 4 КВ и 7 БТ-7. Не вернулось из боя 4 танковых экипажа, в том числе и майор Говор. Тем временем противник стал обходить фланги полков, приготовившихся к атаке в районе Холоюва. 10-й мотострелковый полк с 20-м танковым полком и двумя батареями 10-го гаубичного артиллерийского полка контратаковали противника.

В течение 26 июня 10-я танковая дивизия вела бои в районе Холоюва (20-й танковый и 10-й мотострелковый полки), 19-й танковый полк по частной инициативе подполковника Пролеевав 10:00 26 июня 1941 года атаковал противника в направлении Охладува. В результате боя было уничтожено около 70 противотанковых орудий, 18 танков, до батальона пехоты и 2 самолета противника. Полк недосчитался 9 танков КВ и 5 БТ-7, 72 человека были потеряны убитыми, ранеными и пропавшими без вести. После боя полк отошел в район Монастырек Охладовский.

В 18 часов 26 июня на командном пункте корпуса в результате 50 минутного авианалета противника был тяжело контужен командир корпуса генерал-майор И.И. Карпезо. В командование корпусом вступил заместитель генерала Карпезо полковник Ермолаев.

Вечером 26 июня командованием фронта через комбрига Петухова 15-му механизированному корпусу поставлена задача: во взаимодействии с 8-м мехкорпусом разгромить группировку противника, действующую на дубенском и кременецком направлениях. 15-му механизированному корпусу с 8-й танковой дивизией с 9:00 27 июня 1941 года требовалось наступать в направлении Лопатин, Щуровице, Дубно, к исходу дня выйти в район Берестечко и в дальнейшем наступать в направлении Дубно. К этому времени противник прорвался на стыке 5 и 6 армий в районе Берестечко, Броды. Передовые части 11тд вышли уже в район Острога. Части 15МК атаковали пехотные дивизии XXXXIVАК(9, 297, 57пд) прикрывавшие южный фланг прорыва 1ТГр.

На усиление корпуса также была передана 8тд из состава 4МК имевшая 65 танков. Дивизия сосредоточилась в районе Буска к исходу 26 июня.

К исходу 26 июня части 10тд имели: КВ — 10, Т-34 — 5, Т-28 — 4, БТ-7 — 20 штук, 10 орудий 122 мм, 12 орудий 152 мм и 3 орудия полковой артиллерии.

8 МК с утра 26 июня перешел из района Броды в наступление в направлении Берестечко, однако достигнуть этого населенного пункта не смог. Утром 27 июня направление наступления 8МК было изменено. Теперь он должен был наступать на Дубно с ю-в.

15МК должен был наступать в общем направлении на Берестечко 10-й танковой дивизии следовало наступать в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко, 37-й танковой дивизии предстояло наступать в общем направлении Монастырек, Грицыволя, Щуровице, Пяски; 8-й танковой дивизии — в направлении Охладув, Капустин, Увин, Лобачувка, прикрывая наступление корпуса с запада.

Однако вскоре у командования фронта возникли опасения о смене немецкими войсками направления удара в южном направлении, к тому же на это были серьезные предпосылки, т.к. 16тд противника прорвавшись между Дубно и Броды заняла Кременец. Штаб ЮЗФ отдать приказ о выводе механизированных корпусов из боя и сосредоточении их за линией обороны стрелковых корпусов.

На основании приказа Юго-Западного фронта 15-й мехкорпус 27 июня начал отводить свои дивизии на рубеж Золочовских высот — за линию 37-го стрелкового корпуса. Такой же приказ получил и 8-й механизированный корпус. Однако одобрения Москвы на отвод корпусов штаб Юго-Западного фронта не получил, и корпуса были возвращены в бой.

Прибывший около 10 часов на командный пункт командира 15-го механизированного корпуса в лес у Каштеляны начальник управления политпропаганды фронта бригадный комиссар Михайлов по поручению Военного совета фронта передал вновь приказ о наступлении корпуса в направлении Берестечко. В 12 часов отход частей корпуса командиром корпуса полковником Ермолаевым был приостановлен. В 10-й танковой дивизии в тяжелое положение попал моторизованный полк, который оторвался от противника и отошел на 6—8 км, а затем вынужден был с боем опять занимать оставленный рубеж.

8МК 27 июня в одиночку перешел в наступление в направление Дубно. Части его сил удалось прорваться в направлении Дубно, но они оказались отрезанными от основных сил корпуса.

Утром 28 июня, в 9:45, в корпусе был получен боевой приказ № 018 командующего фронтом. В нем 15-му мехкорпусу предписывалось продолжить выполнение поставленной задачи, к исходу дня выйти в район Берестечко, быть в готовности отразить возможные атаки механизированных соединений противника с запада и северо-запада и оказать содействие 8-му механизированному корпусу в разгроме прорвавшихся за реку Иква групп противника. Дивизии продолжили выполнение задач, поставленных командиром корпуса еще 27 июня своим приказом № 007.

10-я танковая дивизия, наступая в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко, в течение дня вела бои в районе урочища Воля Адамовска за овладение Лопатином. Перейти гать между Воля Адамовска и Северувка части дивизии не смогли и были окружены противником. Находящийся в это время вместе с 19-м танковым полком командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев, видя всю обстановку и невозможность частям 10-й танковой дивизии переправиться через реку Острувка по одной гати, находящейся под обстрелом тяжелой артиллерии противника силой до дивизиона, а также множества противотанковых орудий из района Лопатина и Охладува, выслал в 8-ю танковую дивизию делегата связи (своего адъютанта) для передачи устного приказа дивизии на форсирование реки Острувка в районе Гута Шкли- на и поддержки 10-й танковой дивизии с запада ударом на Лопатин. Этим же приказом командир корпуса установил сигналы взаимодействия дивизий в овладении Лопатином.

Наступала ночь. Все попытки 10-й танковой дивизии переправиться через Острувку не увенчались успехом. Части дивизии несли большие потери в танках от огня противотанковых орудий и артиллерии. Оставаться 10-й танковой дивизии в данном районе на ночь, находясь под перекрестным огнем артиллерии и противотанковых орудий, было бессмысленно и могло привести к потере всей дивизии.

Командир корпуса принял решение и передал командиру 19-го танкового полка подполковнику Пролееву устный приказ — рокировать части 10-й танковой дивизии изданного района на восток на направление 37-й танковой дивизии, имея задачей вместе с 37-й танковой дивизией овладеть Лопатином с юго-востока. Однако к 23 часам 37-я танковая дивизия так и не смогла овладеть переправой через Острувку и несла большие потери от огня противника. Для 10-й и 37-й танковых дивизий, находившихся под непрерывным артиллерийским обстрелом противника в горловине между реками Острувка и Стырь, оставаться на месте не имело смысла, и командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев отдал командиру 19-го танкового полка приказ — выйти на восточный берег реки Стырь в районе Станиславчик и прикрыть отход 37-й танковой дивизии, которой также была поставлена задача: выйти на восточный берег реки Стырь и занять оборону по реке Радоставка на своем прежнем исходном рубеже.

Благодаря активным действиям 8-й танковой дивизии обеспечили левый фланг корпуса и позволили 10-й и 37-й танковым дивизиям отойти на рубеж реки Радоставка.

29 июня 1941 года представителем Юго-Западного фронта, прибывшим на командный пункт 15-го механизированного корпуса в Каштеляны, командиру корпуса был вручен приказ: с подходом и сменой частями 37-го стрелкового корпуса, 15-му механизированному корпусу выйти во фронтовой резерв и сосредоточиться в районе Бялы Камень, Сасув, Золочов, Ляцке. Дивизии корпуса получили задачу в ночь на 30 июня выйти в новые районы и сосредоточиться: 10-й дивизии — в районе Цыкув, Доузенька, Бялы Камень; 37-й — (иск.) Сасув, урочи¬ще Городыловский Ляс, Денбина; 8-й танковой дивизии — Княже, Лацке, Залесье.

10-я танковая дивизия вышла в указанный район к 6 утра 30 июня.

Так закончилось участие 15-го механизированного корпуса в контрударе против 1-й танковой группы вермахта. Неудачный исход контрудара был предопределен многими причинами. Это и предвоенная разбросанность соединений корпуса (например, 37-й мотополк находился в 150 км от штаба дивизии), в связи с чем удар в первые три дня наносился по частям. Слишком медленно выдвигались к полю боя отдельные части — например, 37-я танковая дивизия, вынужденная отвлекаться на уничтожение «мифических» немецких танков в районе Адамы. Сыграло свою роль и то, что корпус действовал на фронте протяженностью до 70 км, причем 212-я моторизованная дивизия находилась на удалении до 50 км от основных сил, что крайне затрудняло управление корпусом, действовавшим в условиях лесисто-болотистой местности с плохой сетью дорог и при наличии всего двух радиостанций вместо восьми.

Часто менялись задачи, поставленные корпусу вышестоящими штабами. Например, 24 июня 1941 года был получен приказ штаба фронта о выходе 15-го механизированного корпуса с рубежа Колесники, Охладув, Холоюв в районы сосредоточения юго-западнее Броды для нанесения совместного удара с 8-м механизированным корпусом в направлении Берестечко и Дубно. Части корпуса приступили к выполнению этого приказа и были в пути следования, а некоторые уже достигли района своего сосредоточения (19-й танковый полк). Но 25 нюня 1941 года последовал приказ на обратное возвращение частей корпуса на ранее занимаемый рубеж с целью подготовки к наступлению в направлении на Радзехов и Сокаль совместно с 4-м механизированным корпусом. В 23:00 26 июня 1941 года был получен новый приказ штаба фронта, которым 15-му механизированному корпусу и 8-й танковой дивизии ставилась задача — разгромить мотомеханизированную группу противника, действующего на Дубно, нанося удар в направлении Лопатин, Берестечко, Дубно.

Командиром 15-го механизированного корпуса полковником Ермолаевым было принято решение на наступление 27 июня 1941 года и отдан соответствующий приказ, но 27 июня 1941 года был опять получен новый приказ, в корне меняющий задачу корпуса — ему предписывалось отойти в район Золочевских высот. Части корпуса по этому приказу начали отход и достигли рубежа Турзе, Чаныз, но тут опять последовал новый приказ штаба фронта и поставлена новая задача — невзирая ни на какие трудности и техническое состояние бое¬вой материальной части. 28 июня 1941 года опять наступать в направлении Берестечко.

В течение 30 июня части корпуса продолжали сосредоточение в районах Бялы Камень, Сасув, Золочев.

Оставив Львов, части 6-й армии продолжали отходить на восток. Командир 15-го мехкорпуса полковник Ермолаев принимает решение прикрывать тремя танковыми дивизиями отход соединений 6-й армии от нависавших над ними в районе Броды, Дубно пехотных дивизий противника, тесно взаимодействуя с частями 6-й армии. Дабы избежать уничтожения с воздуха, весь автотранспорт корпуса мелкими группами по лесным дорогам был отправлен в район Подкамень, Заложце.

В ночь на 1 июля 1941 года 10-я танковая дивизия совершала переход в район севернее Обожанце. 10-й мотострелковый и 10-й артиллерийский полки, прикрывая отход дивизии, к 9 часам заняли оборону западнее Колтув на рубеже Руда Колтувска, Хмелева. В 14 часов эти полки вступили в бой с моторизованными частями противника, понесли серьезные потери и отошли в район сосредоточения дивизии. К 15 часам вся дивизия сосредоточилась в районе Колтува, где производила дозаправку машин. Закончив заправку, дивизия продолжала движение, и к исходу 1 июля сосредоточилась в Обожанце.

2 июля корпус продолжал отходить на восток, находясь в резерве фронта. 10-я танковая дивизия, имевшая приказ командира корпуса выйти в район Ивашковце, получила приказание штаба 6-й армии оборонять Тарнополь. В 6 часов дивизия выступила в направлении Тарнополя и к 14 часам заняла оборону на северной его окраине, прикрывая отход частей и тылов армии. В 15 часов дивизия снялась с позиций и продолжила отход в направлении Подволочиска, заняв к 19 часам оборону в районе Ступники. В 20 часов она была атакована противником, но отбросила его, потеряв 1 танк БТ (немцы — 6 танков и 2 орудия). С наступлением темноты, под прикрытием 1-го батальона 20-го танкового полка, дивизия вышла из боя и в течение ночи совершила отход в Подполочиск.

Прибывший утром в район Новики командир корпуса получил приказ Юго-Западного фронта о дальнейшем отводе корпуса в район Старо-Константинова, где требовалось сосредоточиться 4 июля. 3 июля передовые части достигли Старо-Константинова, где разместился штаб 15МК. Остальные части продолжали сосредотачиваться до ночи на 4 июля.

10-я танковая дивизия к 6 часам вышла в район Подволочиска, где заняла оборону, прикрывая переправу и обеспечивая переход частей и тылов 6-й армии через реку Збруч. В 16 часов противник перешел в наступление, ив 16 часов 30 минут дивизия с боем отошла в Каневку, переправляясь через Збруч в трех местах: Подволочиск, севернее Подволочиска, Тарноруда.

В Старо-Константинове командир корпуса получил боевое распоряжение командующего 6-й армией от 3 июля на сосредоточение 5-го, 8-го и 15-го мехкорпусов в районе Купель, Ожиговцы, Волочинск. Согласно этому документу, 15-й механизированный корпус должен был передать всю исправную материальную часть в распоряжение командарма-6 в район Купель, Гоноровка, а остальную матчасть и тылы — направлять на восток, не переходя линии Старо-Константинов—Проскуров. Но полковник Ермолаев, связавшись с начальником штаба фронта, получил другие указания — выводить корпус в район Уланова.

4 июля 10-я танковая дивизия после переправы через реку Збруч сосредоточилась в лесу севернее Проскурова и производила дозаправку машин.

На следующий день, 5 июля, части 15-го механизированного корпуса продолжали совершать марш в район Уланова. К концу дня в район сбора прибыла только 10-я танковая дивизия (штаб дивизии, отдельные боевые машины танковых полков и тылы дивизии). 10-й мотострелковый полк прибыл в составе двух — трех рот.

К 11:00 6 июля 1941 года в районах сосредоточения у Уланова было налицо: в 10-й танковой дивизии — танков КВ — 2, Т-34 — 3, Т-28 — 1, БТ — 12, Т-26 — 2, бронемашин — 21; в 37-й танковой дивизии — Т-34 — 2, БТ — 8, бронема¬шин — 5; в 212-й моторизованной дивизии — только 1 бронемашина.

На основании решения Военного совета Юго-Западного фронта командир 15-го механизированного корпуса получил приказ: из всей оставшейся боевой материальной части и стрелковых подразделений корпуса сформировать сводные отряды и их силой оборонять рубеж по реке Гнилопять в районе Бердичева, куда прорвались 7 июля части 11тд противника. Материальная часть строевых подразделений и тыловые подразделения частей 15-го механизированного корпуса отправить в район Пирятина, оставив в районе Уланова лишь необходимое количество машин для обслуживания боевого состава оставшихся сводных отрядов.

10-я танковая дивизия выделила сводный батальон пехоты от мотострелкового полка, роту танков от 20-го танкового полка, сводный артиллерийский дивизион в составе трех 152-мм орудий и двух 122-мм орудий, разведывательную роту от разведывательного батальона в составе 6 бронемашин и 2 танков БТ, взвод связи и 2 рации 5-АК. Командиром отряда был назначен командир 10-го мотострелкового полка полковник Пшеницын, заместителем командира по политчасти — батальонный комиссар Курков, штабом отряда стал штаб 10-го мотострелкового полка. Вместе с отрядом осталась оперативная группа штаба 10-й танковой дивизии во главе с се командиром генерал-майором Огурцовым.

Все прочие части корпуса, кроме оставшихся в распоряжении командующего бердичевской группы, начали марш в новый район сосредоточения — в Пирятин.

К исходу 12 июля 1941 года в районы сосредоточения дивизии прибыли. 10-я танковая дивизия: начальствующего состава — 756 человек, младшего начальствующего и рядового состава — 3894 человека, танков БТ — 6 (все требовали среднего ремонта), бронемашин — 17, колесных машин — 545, тракторов — 14, 37-мм зенитных орудий — 4, 122-мм гаубиц — 4,45-мм орудий — 21.

10-я танковая дивизия была переформирована по штатам июля 1941 года и впоследствии действовала в составе 40-й армии в качестве отдельной. Ее возглавил бывший командир 19-й танковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск К. А. Семенченко. На ее базе сформированы 133-й танковый полк 133-й танковой бригады и 20-й учебный танковый полк.

После переформирования 20 августа включена в состав 40-й армии, обороняется у Конотопа.

В течение 27-28 августа 1941 года дивизия, составлявшая ударную маневренную группу 40-й армии, закончившая к этому времени свое формирование, сосредоточилась в районе Полотки, Дунаец, Некрасовка и вела разведку в направлении Шостка, Воронеж, Глухов. С целью противодействовать противнику в нанесении удара в стык двух фронтов 10-й танковой дивизии штабом Юго-Западного фронта была поставлена задача к 11.00 28 августа овладеть рубежом Мироновка, Шостка и перехватить основной путь движения наступающего противника из Новгорода-Северского через Ивот на Воронеж. Выполняя эту задачу, 10-й мотострелковый полк дивизии в 6.00 29 августа перешел в наступление и, взаимодействуя с 55-й кавалерийской дивизией Брянского фронта из группы Ермакова, выдвинулся с рубежа Антипьевка, Пилеевка. К 14 час. 15 мин. 29 августа он овладел рубежом Мироновка, Шостка.

29 августа в 15.00 командующий армией издал боевой приказ, в котором 10-й танковой дивизии с 5-й противотанковой артиллерийской бригадой приказывалось во взаимодействии с частями 293-й стрелковой дивизии уничтожить противника в районе Воронежа, после чего совместно с 293-й стрелковой дивизией и 2-м воздушнодесантным корпусом разгромить противника в районе Коропа. По выполнении этой задачи соединениям надлежало сосредоточиться в районе лесов севернее г. Кролевец.

В ходе выполнения приказа дивизия, удерживая своим 10-м мотострелковым полком рубеж Мироновка, Шостка, 19-м танковым полком атаковала противника в Воронеже и в 19.00 29 августа овладела населенным пунктом; выполнив ближайшую задачу, дивизия перешла к осуществлению дальнейшей задачи — уничтожению коропской группировки противника. Однако утром 30 августа Воронеж был оставлен в связи с уходом 19-го танкового полка в район Коропа. К 15 часам 31 августа противник, подтянув свежие резервы и введя в бой до 100 танков, настойчиво добивался восстановления положения. Оборона 10-го мотострелкового полка в районе Мироновка, Шостка была сломлена, и полк вынужден был отойти. С целью обеспечить выход из боя этого полка и предотвращения его окружения 20-й танковый полк контратаковал противника. В итоге боев 10-я танковая дивизия потеряла до 750 человек и 14 танков. Противник также понес серьезные потери: до двух батальонов мотопехоты, 11 орудий и до 20 танков.

На 1 сентября дивизия насчитывала 2 КВ, 28 Т-34 и 4 Т-28 и 33 легких танка.

К 3 сентября 3тд противника наступавшая из районе Шостки оттеснив 293сд подошла к району Краснополье, где оборонялся 19тп дивизии. После упорных боев 4 сентября танкисты были вынуждены отойти к переправам через Сейм. 10 танков дивизии поддерживали атаку 2ВДК в районе Короп, в результате чего Короп был отбит, но из-за атаки с фланга наши войска были вынуждены начать отход к Сейму.

Остатки дивизии отошли за р.Сейм в районе Батурина, затем вели бои с 4тд противника переправившейся через Сейм и захватившей Бахмач. После прорыва танковой группы Гудериана на Ромны по радиосвязи командованию 40А доносила, что вела 13 сентября бои в районе ст. Блотница имея 3 боеспособных танка, 200 активных штыков, 2 станк. пулемета, 2 орудия пто, 6 бронемашин.

После потери почти всей матчасти 10-я тд была выведена в тыл, в район Харькова, здесь 28-го сентября 1941 года расформирована и обращена на формирование 131-й и 133-й танковых бригад.

rkkawwii.ru

10 танковая дивизия вермахта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.