XX век в мировой истории ознаменовался важными открытиями в сфере технологий и искусства, но вместе с тем это было время двух Мировых войн, унесших жизни нескольких десятком миллионов человек в большинстве стран мира. Решающую роль в Победе играли такие государства, как США, СССР, Великобритания и Франция. Во время Второй мировой войны они одержали победу над мировым фашизмом. Франция была вынуждена капитулировать, но потом возродилась и продолжила борьбу с Германией и ее союзниками.

Франция во Второй Мировой войне

Франция в предвоенные годы

В последние предвоенные годы Франция испытывала серьезные экономические трудности. В то время у руля государства находился Народный фронт. Однако после отставки Блюма новое правительство возглавил Шотан. Его политика начинала отходить от программы Народного фронта. Были повышены налоги, отменили 40-часовую рабочую неделю, и у промышленников появилась возможность увеличить продолжительность последней. Незамедлительно по стране прокатилось стачечное движение, впрочем, для усмирения недовольных правительство посылало полицейские отряды. Франция перед Второй мировой войной вела антисоциальную политику и с каждым днем имела все меньше поддержки в среде народа.


К этому времени сформировался военно-политический блок «Ось Берлин — Рим». 11 марта 1938 года Германия произвела вторжение на земли Австрии. Через два дня произошел ее аншлюс. Это событие резко меняло положение дел в Европе. Над Старым Светом нависла угроза, и в первую очередь это касалось Великобритании и Франции. Население Франции требовало от правительства решительных действий в отношении Германии, тем более что СССР тоже высказывал такие идеи, предлагая объединить силы и задушить набирающий силу фашизм на корню. Однако правительство все еще продолжало следовать т. н. «умиротворению», считая, что если дать Германии все, что она просит, войны можно будет избежать.

Авторитет Народного фронта таял на глазах. Будучи не в силах справиться с экономическими проблемами, Шотан подал в отставку. После чего было установлено второе правительство Блюма, просуществовавшее менее месяца до очередной своей отставки.

Капитуляция Франции во Второй Мировой войне

Правительство Даладье

Франция во время Второй мировой войны могла бы предстать в другом, более приглядном свете, если бы не некоторые действия нового председателя Совета министров Эдуарда Даладье.


Новое правительство было сформировано исключительно из состава демократических и правых сил, без коммунистов и социалистов, тем не менее на выборах Даладье была необходима поддержка двух последних. Поэтому он обозначил свою деятельность как последовательность действий Народного фронта, в результате получил поддержку и коммунистов, и социалистов. Однако сразу после прихода к власти все резко поменялось.

Первые шаги были направлены на «оздоровление экономики». Были повышены налоги и проведена очередная девальвация, что в итоге дало свои негативные плоды. Но это не самое главное в деятельности Даладье того периода. Внешняя политика в Европе была в то время на пределе – одна искра, и война бы началась. Франция во Второй мировой войне не хотела выбрать сторону пораженцев. Внутри страны было несколько мнений: одни желали тесного союза с Великобританией и США; другие не исключали возможности союза с СССР; третьи выступали резко против Народного фронта, провозгласив лозунг «Лучше Гитлер, чем Народный фронт». Отдельно от перечисленных стояли прогермански настроенные круги буржуазии, считавшие, что даже в том случае, если удастся одержать победу над Германией, революция, которая придет вместе с СССР в Западную Европу, не пощадит никого. Они предлагали всячески умиротворять Германию, предоставив ей свободу действий в восточном направлении.

Потери Франции во Второй Мировой войне

Черное пятно в истории французской дипломатии


После легкого присоединения Австрии Германия наращивает свои аппетиты. Теперь она замахнулась на Судетскую область Чехословакии. Гитлер сделал так, что населенная в основном немцами область стала бороться за автономию и фактическое отделение от Чехословакии. Когда правительство страны дало категорический отпор фашистским выходкам, Гитлер стал выступать в роли спасителя «ущемляемых» немцев. Он пригрозил правительству Бенеша, что может ввести свои войска и отнять область силой. В свою очередь Франция и Великобритания поддержали на словах Чехословакию, СССР же предложил реальную военную помощь в случае обращения Бенеша в Лигу Наций и официального обращения за помощью к СССР. Бенеш же не мог и шага сделать без указания французов и англичан, которые не хотели ссориться с Гитлером. Последовавшие после этого международные дипломатические события могли сильно сократить потери Франции во Второй мировой войне, которая уже была неминуема, но история и политики распорядились по-другому, усилив главного фашиста во много крат военными заводами Чехословакии.

28 сентября 1938 года в городе Мюнхене состоялась конференция Франции, Англии, Италии и Германии. Здесь решалась судьба Чехословакии, причем ни Чехословакия, ни Советский Союз, выражавший желание помочь, не были приглашены. В результате на следующий день Муссолини, Гитлер, Чемберлен и Даладье подписали протоколы Мюнхенских соглашений, по которым Судетская область отныне являлась территорией Германии, а районы с преобладанием венгров и поляков должны были тоже быть отделены от Чехословакии и стать землями титульных стран.


Даладье и Чемберлен гарантировали неприкосновенность новых границ и мир в Европе на «целое поколение» вернувшихся на родину национальными героями.

В принципе, это была, так сказать, первая капитуляция Франции во Второй мировой войне перед главным агрессором за всю историю человечества.

Франция во время Второй Мировой войны

Начало Второй мировой войны и вступление в нее Франции

Согласно стратегии наступления на Польшу, ранним утром 1 сентября 1939 года Германия перешла границу. Началась Вторая мировая война! Германская армия, при поддержке своей авиации и обладая численным превосходством, сразу взяла инициативу в свои руки и быстро захватывала польскую территорию.

Франция во Второй мировой войне, равно как и Англия объявила войну Германии только через два дня ведения активных боевых действий – 3 сентября, все еще мечтая успокоить или «умиротворить» Гитлера. В принципе, у историков есть основания полагать, что если бы не было договора, согласно которому главным покровителем Польши после Первой мировой войны являлась Франция, обязанная в случае открытой агрессии в отношении поляков ввести свои войска и оказать военную поддержку, скорее всего, никакого объявления войны не последовало ни через два дня, ни позже.

Странная война, или Как Франция воевала не воюя


Участие Франции во Второй мировой войне можно разделить на несколько этапов. Первый называется «Странной войной». Он длился около 9 месяцев — с сентября 1939 по май 1940 года. Назван он так потому, что в условиях войны Францией и Англией против Германии не производилось никаких боевых действий. Т. е. война была объявлена, но никто не воевал. Соглашение, по которому Франция была обязана в 15-дневный срок организовать наступление на Германию, не было выполнено. Немецкая военная машина спокойно «разбиралась» с Польшей, не оглядываясь на свои западные границы, где было сосредоточено всего 23 дивизии против 110 французских и английских, которые могли резко изменить ход событий вначале войны и поставить Германию в затруднительное положение, если вообще не привести к ее разгрому. Между тем на востоке, за Польшей, у Германии не было соперника, был союзник – СССР. Сталин, не дождавшись союза с Англией и Францией, заключил его с Германией, обезопасив свои земли на некоторое время от наступления фашистов, что довольно логично. Но Англия и Франция во Второй мировой войне и конкретно в ее начале повели себя довольно странно.


Советский Союз в это время оккупировал восточную часть Польши и Прибалтийские государства, предъявил ультиматум Финляндии об обмене территориями Карельского полуострова. Финны воспротивились этому, после чего СССР развязал войну. Франция и Англия на это резко отреагировали, исключив СССР из Лиги Наций и готовясь к войне с ним.

Совершенно странная сложилась ситуация: в центре Европы, у самой границы Франции, находится мировой агрессор, угрожающий всей Европе и, в первую очередь, самой Франции, а она объявляет войну СССР, который просто хочет обезопасить свои границы, причем предлагает обмен территориями, а не вероломный захват. Такое положение дел продолжалось, пока от Германии не пострадали страны БЕНИЛЮКСа и Франция. Период Второй мировой войны, ознаменованный странностями, на этом закончился, и началась война настоящая.

развитие Франции после Второй Мировой войны

В это время внутри страны …

Сразу после начала войны во Франции было введено осадное положение. Все стачки и демонстрации были запрещены, СМИ подвержены жесткой цензуре военного времени. Касаемо трудовых отношений, заработная плата замораживалась на довоенном уровне, забастовки оказались под запретом, отпуска не предоставлялись, отменен закон о 40-часовой рабочей неделе.

Франция в годы Второй мировой войны проводила достаточно жесткую политику внутри страны, особенно в отношении ФКП (Французская коммунистическая партия).


ммунисты были объявлены практически вне закона. Начались их массовые аресты. Депутаты были лишены неприкосновенности и попали под суд. Но апогеем «борьбы с агрессорами» стал документ от 18 ноября 1939 года — «Декрет о подозрительных». Согласно этому документу, правительство могло заключить в концлагерь практически любого человека, сочтя его подозрительным и опасным для государства и общества. Меньше чем через два месяца действия этого декрета в концентрационных лагерях оказалось более 15 000 коммунистов. А в апреле следующего года был принят еще один декрет, который приравнивал коммунистическую деятельность к измене Родине, а уличенные в этом граждане наказывались смертной казнью.

Вторая мировая война франция

Вторжение Германии во Францию

После разгрома Польши и Скандинавии Германия начала переброску основных сил на Западный фронт. К маю 1940 года уже не было того преимущества, которое имели такие страны, как Англия, Франция. Второй мировой войне было суждено переместиться на земли «миротворцев», которые хотели успокоить Гитлера, дав ему все, что он просил.

10 мая 1940 года Германия начала вторжение на Запад. Меньше чем за месяц вермахту удалось сломить Бельгию, Голландию, разбить Британский экспедиционный корпус, а также самые боеспособные французские силы. Вся Северная Франция и Фландрия были оккупированы. Боевой дух французских солдат был низок, в то время как немцы еще больше поверили в свою непобедимость. Дело оставалось за малым. В правящих кругах, так же как и в армии, началось брожение. 14 июня Париж был сдан фашистам, а правительство бежало в город Бордо.


Муссолини тоже не хотел пропустить дележ трофеев. И 10 июня, полагая, что Франция уже не представляет угрозы, осуществил вторжение на территорию государства. Однако превосходившие почти в два раза по численности итальянские войска не имели успеха в борьбе с французами. Франция во Второй мировой войне успела показать, на что она способна. И даже 21 июня, накануне подписания капитуляции, 32 итальянские дивизии были остановлены французами. Это был полный провал итальянцев.

Капитуляция Франции во Второй мировой войне

После того как Англия, опасаясь перехода французского флота в руки немцев, затопила его большую часть, Франция разорвала все дипломатически отношения с Соединенным королевством. 17 июня 1940 года ее правительство отклонило английское предложение о нерушимом союзе и необходимости продолжения борьбы до последнего.

22 июня в Компьенском лесу, в вагоне маршала Фоша, было подписано перемирие между Францией и Германией. Франции оно сулило тяжелые последствия, в первую очередь экономические. Две трети страны становились территорией Германии, южная же часть объявлялась независимой, но обязанной выплачивать 400 млн франков в день! Большая часть сырья и готовых продуктов уходила на поддержание немецкой экономики, и в первую очередь армии. Более 1 млн французских граждан были отправлены в виде рабочей силы в Германию. Экономика и хозяйство страны понесли огромные потери, которые впоследствии окажут влияние на промышленное и сельскохозяйственное развитие Франции после Второй мировой войны.


Участие Франции во Второй Мировой войне

Режим Виши

После захвата Северной Франции в курортном городке Виши было принято решение о передаче авторитарной верховной власти в южной «независимой» Франции в руки Филиппа Петена. Это ознаменовало окончание существования Третьей республики и создание правительства Виши (от места нахождения). Франция во Второй мировой войне показала себя не с самой лучшей стороны, особенно в годы существования режима Виши.

Первое время режим находил поддержку в среде населения. Однако это было фашистское правительство. Коммунистические идеи были под запретом, евреи, так же, как и на всех территориях, оккупированных фашистами, сгонялись в лагеря смерти. За одного убитого немецкого солдата смерть настигала 50-100 простых граждан. Само правительство Виши не имело регулярной армии. Были немногочисленные вооруженные силы, необходимые для поддержания порядка и покорности, при этом и солдат не было мало-мальски серьезного военного вооружения.

Режим просуществовал достаточно продолжительное время – с июля 1940 года до конца апреля 1945-го.

Роль Франции во Второй Мировой войне

Освобождение Франции


6 июня 1944 года стартовала одна из крупнейших военно-стратегических операций – открытие Второго фронта, которое началось с высадки англо-американских союзных войск в Нормандии. Начались ожесточенные бои на территории Франции за ее освобождение, вместе с союзниками действия по освобождению страны проводили сами французы в составе движения Сопротивления.

Франция во Второй мировой войне опозорила себя двумя моментами: во-первых, потерпев поражение, во-вторых, сотрудничая с фашистами на протяжении почти 4 лет. Хотя генерал де Голль всеми силами старался создать миф о том, что весь французский народ как единое целое боролся за независимость страны, не помогая Германии ни в чем, а только ослабляя ее различными вылазками и диверсиями. «Париж освобожден французскими руками», — уверенно и торжественно твердил де Голль.

Капитуляция оккупационных войск произошла в Париже 25 августа 1944 года. Правительство Виши после этого существовало в эмиграции до конца апреля 1945-го.

После этого в стране началось что-то невообразимое. Лицом к лицу встретились те, кого объявляли бандитами при фашистах, т. е. партизаны, и те, кто при фашистах жил припеваючи. Нередко имел место публичный самосуд приспешников Гитлера и Петена. Англо-американские союзники, видевшие это своими глазами, не понимали, что происходит, и призывали французских партизан образумиться, но те были просто в ярости, считая, что их время пришло. Большое количество француженок, объявленных фашистскими шлюхами, публично позорились. Их вытаскивали из домов, тащили на площадь, там брили и проводили по центральным улицам, чтобы все видели, нередко при этом с них срывали всю одежду. Первые годы Франция после Второй мировой войны, кратко говоря, испытывала пережитки того недалекого, но такого печального прошлого, когда социальное напряжение и в то же время возрождение национального духа переплетались, создавая неопределенную ситуацию.

Политика Франции после Второй Мировой войны

Окончание войны. Итоги для Франции

Роль Франции во Второй мировой войне не была определяющей для всего ее хода, однако некий вклад все же имелся, в то же время были и отрицательные для нее последствия.

Французская экономика была практически разрушена. Промышленность, к примеру, давала всего 38 % продукции от довоенного уровня. Около 100 тысяч французов не вернулось с полей сражений, около двух миллионов находилось в плену вплоть до окончания войны. Военная техника большей частью была уничтожена, флот потоплен.

Франция. Период Второй Мировой войны

Политика Франции после Второй мировой войны связывается с именем военного и политического деятеля Шарля де Голля. Первые послевоенные годы были направлены на восстановление экономики и социального благосостояния французских граждан. Потери Франции во Второй мировой войне могли бы быть намного ниже, а может, их и вовсе не было бы, если б накануне войны правительства Англии и Франции не пытались «умиротворить» Гитлера, а сразу бы одним жестким ударом расправились с еще не окрепшим немецко-фашистским монстром, чуть было не проглотившим весь мир.

fb.ru

Боевые действия на территории Франции. Французская кампания

Перед своей отставкой, главнокомандующий французской армией генерал Гамелен предпринял последнюю попытку предотвратить угрозу окружения союзной армии в Бельгии. Исходя из того, что широкая брешь уже не могла быть закрыта фронтальным контрударом, он приказал перейти к наступательным действиям с севера и с юга, чтобы таким путём добиться восстановления разорванного фронта. 1-я группа французских армий, действовавшая в Бельгии, уже начала проводить мероприятия по осуществлению этого плана. Армии, вначале выдвинувшиеся до рубежа Намюр, Антверпен, 16 мая под сильным натиском немецких армий, отступили вместе с бельгийцами за реку Дандр, а 19 мая — за реку Шельда. Одновременно с этим, англичане начали снимать с фронта войска, чтобы создать на юге оборонительную позицию, которая первоначально тянулась от Денена до Арраса. Отсюда и можно было предпринять запланированный Гамеленом удар на юг. Чтобы заткнуть брешь в обороне, Гамелен приказал создать из дивизий генерального резерва и крепостных частей укрепленных районов новую 6-ю армию. Эта армия находилась напротив немецких частей, прикрывавших южный фланг немецких танковых корпусов. Она занимала позиции вдоль канала Уаза-Эна и с продвижением немецких войск постепенно растягивалась до района южнее Лана. Правый фланг 6-й армии примыкал ко 2-й армии, а левее предполагалось расположить также новую 7-ю армию, которая должна была организовать оборону по Сомме до Ла-Манша. Две новые армии (6-я и 7-я) объединялись в новую, 3-ю группу армий. Эти армии по плану должны были наносить удар в северном направлении. Расстояние от Перонна до Арраса, куда подходили английские войска, составляло всего 40 километров. Если бы до 22 мая удалось как в районе Арраса, так и у Соммы собрать достаточные силы и начать наступление с севера и с юга, то эти силы могли бы ещё соединиться и остановить прорвавшиеся немецкие войска.

Немецкие танки группы Клейста переходят Арденны Генерал Вейган принял план своего предшественника и доложил его на совещании в Париже, на котором присутствовал Черчилль. Вейган потребовал неограниченной поддержки со стороны английской авиации, которая имела бы решающее значение для достижения успеха, и предложил хотя бы временно отказаться от воздушных налетов на Гамбург и Рурскую область, поскольку это не оказывает непосредственного влияния на ход военных действий. Черчилль принципиально согласился, но обратил внимание на то, что английские истребители, базирующиеся на аэродромах в Англии, могут находится над районом боевых действий не более 20 минут. Предложение о переброске английских истребительных частей во Францию он отклонил.

Однако осуществление французских замыслов не пошло дальше слабых попыток. Дивизии, предназначавшиеся для формирования новой 7-й армии, прибывавшие частично с линии Мажино, частично из Северной Африки, сильно запаздывали, так как с 17 мая немецкая авиация стала наносить мощные удары по железным дорогам. Таким образом, создание немецкого оборонительного рубежа, обращенного фронтом на юг, осуществлялось быстрее, чем сосредоточение новой французской армии, так что немцам даже удалось захватить несколько плацдармов на реке Сомма, которые сыграли большую роль в ходе последующей «битвы за Францию».

Гораздо более энергичными были направленные на восстановление связи с югом действия 1-й группы армий, которой грозило окружение, и особенно действия английских войск. Командующий группой армий генерал Бийот и главнокомандующий английскими войсками лорд Горт договорились выделить по две дивизии, которыми они 21 мая во второй половине дня хотели нанести контрудар по обе стороны от Арраса. Однако в действительности англичане к середине этого дня предприняли контратаку южнее Арраса только одним пехотным полком, усиленным двумя танковыми батальонами (танки Матильда I, потери — 60 машин из 88). Эти действия развертывались успешно, и в полосе 4-й немецкой армии создалось затруднительное положение. Вначале оно расценивалось как очень серьёзное, но уже к вечеру в результате массированного использования пикирующих бомбардировщиков и истребителей критическое положение было ликвидировано. Наступательные действия французов, которые должны были вестись наряду с действиями англичан, не были осуществлены, так как французские дивизии не успели подойти на направление удара. Потери немцев составили 30 танков и 600 чел. На следующий день англичане в районе Арраса продолжали удерживать свои позиции, однако французы так и не перешли в наступление, в связи с этим британским войскам был отдан приказ отходить.

Уже с 17 мая английский главнокомандующий с возрастающим опасением следил за развитием событий во Франции. В этот день он впервые намекнул на возможность эвакуировать свои войска из Франции морским путём, и уже на следующий день ясно высказал эту мысль. Однако в это время английское правительство ещё настаивало на попытке прорыва на юг. Но и тогда оно рассчитывало на то, что, по крайней мере, отдельные части могут оказаться оттесненными к морю, и приказало на этот случай начать необходимые приготовления в Англии.

Немецкие соединения, почти не понесшие никаких потерь под Аррасом, продолжали развивать удар на северо-запад. 20 мая 1940 года они достигли Амьена и Абвиля, на следующий день они захватили Сен-Поль и Монтрей. Северо-западнее Абвиля первое немецкое подразделение — батальон 2-й танковой дивизии — вышло к морю. В то время как войска второго эшелона обеспечивали прикрытие на Сомме вплоть до её устья против 10-й французской армии, которая, как предполагали немцы, находилась за этим рубежом, танковые соединения повернули на север и северо-восток, чтобы, продвигаясь левым флангом вдоль Ла-Манша, прорвать с юго-запада создаваемое противником предмостное укрепление. 23 мая были окружены города Булонь и Кале, на следующий день танковые дивизии Гудериана и Райнхардта стояли перед рекой Аа между городами Сент-Омер и Гравлин. Головные танковые части произвели разведку до Бетюна и Ланса, где английские войска и 1-я французская армия, находившиеся ещё на большом расстоянии от побережья, двигались навстречу наступающей 4-й немецкой армии.

Продвижение немецких войск по территории Франции к 21 мая 1940 г.

Продвижение немецких войск по территории Франции к 21 мая 1940 г.

Англичане и французы развили лихорадочную деятельность, стремясь создать оборону у канала Ла-Бассе и на противоположном берегу реки Аа. В этой обстановке немецкие танковые дивизии, наступавшие вдоль побережья Ла-Манша, 24 мая получили непонятный для них приказ Гитлера: остановиться на достигнутом рубеже и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. 26 мая танковым дивизиям было разрешено вновь начать активные боевые действия, однако вслед за тем пришел приказ сменить все танковые дивизии прибывшими моторизованными дивизиями и отвести их для выполнения других задач. В любом случае, большинство атак люфтваффе позднее были отражены английскими истребителями, действовавшими с баз в Южной Англии: на 106 уничтоженных британских самолётов пришлось 140 немецких.

После 25 мая перед окруженными союзными войсками стояла только одна задача — обеспечить и осуществить эвакуацию. Несмотря на то, что наступление немецких танковых частей было приостановлено, положение союзников оставалось тяжелым, потому что обе армии немецкой Группы армий «В» (18-я и 6-я) в ходе тяжелых боев к 25 мая форсировали реку Шельда и теперь вели наступление на реку Лис. Связующим звеном между 6-й армией на Шельде и танковыми корпусами между Бетюном и морем служила 4-я армия. Вместе со своими танковыми корпусами Гёппнера и Гота она преследовала остатки разбитой 9-й французской армии и введенные для её поддержки соединения, окружила и уничтожила в районе юго-западнее Мобежа сильную французскую группировку, овладела с тыла самой крепостью и затем зажала в тиски силы противника, выдвинувшиеся далеко вперед восточнее и южнее Лилля.

Эвакуация британских войск в районе Дюнкерка (1940 г.) Эвакуация из района Дюнкерка проходила рассредоточенно. Погрузка войск на крупные корабли британского военно-морского и торгового флота проходила в порту Дюнкерка, однако войска на побережье создали нескольких импровизированных причалов, к которым могли швартоваться небольшие корабли британского вспомогательного флота. Кроме того, под прикрытием кораблей британского военно-морского флота мелкие корабли и катера подходили к побережью, и солдаты добирались до них на лодках.4 июня эвакуация завершилась. Всего в ходе операции «Динамо» с французского побережья в районе Дюнкерка было эвакуировано 338,226 военнослужащих союзников. Было брошено практически всё тяжёлое вооружение, техника и снаряжение.

25 мая немецкие войска предприняли наступление на реке Лис у Менена и вбили глубокий клин между бельгийцами и англичанами. В тот же день французы вывели ещё находившиеся в Бельгии войска, чтобы использовать их для поддержки своих сил на юге. Предоставленные самим себе бельгийцы в следующие два дня в результате охватывающих ударов немецких войск были оттеснены ещё дальше к побережью. Бельгийский король Леопольд III, понимал, что его армия не может избежать уничтожения. Для её спасения морем через порты Остенде и Зеебрюгге ничего не было подготовлено. Король не хотел терять армию, но вместе с тем он считал, что долг монарха не позволяет ему последовать за своим правительством. Поэтому он решился остаться с армией и предложить капитуляцию. 27 мая в 17.00 парламентер пересек линию фронта, в 23:00 был подписан акт о капитуляции, а в 4 часа утра следующего дня был прекращен огонь.

Благодаря принятым заранее мерам, капитуляция Бельгии не отразилась пагубным образом на положении французских и английских войск. Предвидя капитуляцию, союзники заняли рубеж Ипр, Диксмюд, Ньивпорт для защиты своего восточного фланга. После выхода Бельгии из войны союзные войска занимали узкий, примыкавший к морю район шириной около 50 км. Этот район тянулся в юго-восточном направлении на 80 км и заканчивался за Лиллем. Французские войска всё ещё надеялись прорваться на юг и поэтому не хотели оставлять район южнее Лилля. Этим самым они подвергали себя и английские войска большой опасности, что и было доказано впоследствии. Ночью 28 мая пять английских дивизий оставили позиции южнее реки Лис, а уже утром следующего дня немецкими войсками было предпринято наступление с северо-востока и юго-запада одновременно. Этим немецкие силы отрезали путь отступления двум французским армейским корпусам, которые были окружены и уже 31 мая капитулировали. Ночью 29 мая английские войска и арьергардные части французских войск отошли на плацдарм.

Немецкие штурмовики Ю-87 «Штука» над Францией Таким образом, немецкая армия, менее чем за месяц смогла разгромить бельгийские, голландские, британские экспедиционные и самые боеспособные французские войска. Были захвачены Северная Франция и Фландрия. Французы были деморализованы, в то время как немцы уверовали в свою непобедимость. Окончательный разгром Франции был делом времени.

5 июня 1940 года немецкие войска перегруппировались в соответствии с довоенными планами. Группа армий «В» расположилась на западе, вдоль Соммы, до Буржуа, группа армий «A» дислоцировалась от Буржуа до Мозеля, группа армий «С» находилась на востоке, доходя своим левым флангом до швейцарской границы. Им противостояли три французские группы армий: 3-я (генерал Бессон) — от океанского побережья до Ремса, 4-я (генерал Юнцигер) — от Мааса до Монменди, 2-я (генерал Претелаа) — за линией Мажино. В полосе от океанского побережья до Линии Мажино которые занимали 3-я и 4-я группы армий находилась т.н. «Линия Вейгана» которая укреплялась с момента прорыва немецких войск к Абвилю 20-го мая. Во французских войсках оставалось 59 потрёпанных, недоукомплектованных и плохо оснащённых дивизий, с французами остались 2 британские и 2 польские дивизии. Таким образом 136 немецким дивизиям противостояли всего 63 дивизии Союзников.

После ожесточенных боёв 5-9 июня группа армий «В», прорвав оборону французской 10-й армии, вышла к Сене и повернула к побережью, прижав 10-й корпус французов и 51-ю шотландскую «горную» дивизию, до сих пор остававшиеся на материке. Эти части сдались уже 12 июня. Восточные части 3-й группы армий держалась крепче, но 8 июня они были отведены к Парижу. Танковые части группы армий «A», усиленные танками группы армий «В», прорвали позиции 4-й французской армии у Шалон-сюр-Марна и двинулись на юг, а танки Клейста форсировали Марну у Шато-Тьерри. Немецкие войска оказались в пригородах Парижа, всего в нескольких десятках километрах от столицы, и 14 июня Париж был сдан без боя. Французское правительство бежало в Бордо.

10 июня Италия во главе с Бенито Муссолини объявила Франции войну. Итальянская группа армий Вест («Запад») принца Умберто Савойского, насчитывающая 323 тысячи человек, объединённых в 22 дивизии, имеющая 3 тысячи орудий и миномётов, начала наступление. В резерве находилась 7-я армия и танковые части. Противостоящая им альпийская армия генерала Ольдри имела 175 тысяч человек, но зато занимала очень выгодные позиции. Атаки итальянцев были отражены, лишь на юге они смогли незначительно продвинуться вглубь. 21 июня, в день подписания капитуляции, наступающие тремя колоннами уже 32 итальянских дивизии были остановлены. Кампания стала провалом итальянской армии, не иначе как «победным конфузом» можно назвать вступление Италии во Вторую мировую войну.

После сдачи Парижа у французов не оставалось ни войск, ни резервов для дальнейшего сдерживания немцев. Фронт был прорван во многих местах, и к 17 июня немцы дошли до Луары. Всё океанское побережье вплоть до Шербура было захвачено. Группа армий «С» наконец начала мощное наступление (14-15 июня), достигшее успеха: Линия Мажино была прорвана и 2-я группа армий оказалась полностью окружённой. Отрезанные за линией Мажино французские части сдались 22 июня.

Продвижение немецких войск по территории Франции в июне 1940 г.

Продвижение немецких войск по территории Франции в июне 1940 г.

А.Моруа. История Франции

Вторая мировая война франция

france.promotour.info

14 июня немцы вошли в объявленный «открытым городом» Париж

Им понадобилось для этого всего пять недель. Кадры кинохроники, которые трудно смотреть без содрогания. Вермахтовские колонны проходят у Триумфальной арки. Растроганный немецкий генерал, едва не падая с лошади от избытка чувств, приветствует своих солдат. Молча глядят на свой позор парижане. Не вытирая слез, как ребенок, плачет пожилой мужчина, а рядом с ним элегантная дама – широкополая шляпа и перчатки до локтей – бесстыдно аплодирует марширующим победителям.

Еще сюжет: на улицах ни души – город словно вымер

Медленно продвигается кортеж открытых машин по опустевшим улицам поверженной столицы. В первой победитель-фюрер (в день взятия Парижа получивший поздравительную телеграмму из Москвы!). Перед Эйфелевой башней Гитлер со свитой останавливается и, высокомерно задрав голову, созерцает свою добычу. На площади Согласия машина слегка притормаживает, двое полицейских – «ажанов» (что за лица! – невольно отводишь глаза от экрана – стыдно смотреть на них!), подобострастно склонившись, отдают победителю честь, но, кроме объектива кинокамеры, на них никто не смотрит. Зато немецкий оператор не упустил момент и постарался сохранить эти лица для истории – во весь экран дал – пусть видят!

В боях (вернее, в беспорядочном бегстве летом 1940) французская армия потеряла 92000 человек и до конца войны еще 58000 (в 1914-1918 почти в 10 раз больше).

Франция – не Польша. Выполняя специально разработанные инструкции, «боши» вели себя с побежденными в высшей степени корректно. И в первые же дни оккупации парижские девицы начали заигрывать с оказавшимися такими вежливыми и совсем не страшными победителями. А за пять лет сожительство с немцами приняло массовый характер. Командование вермахта это поощряло: сожительство с француженкой не считалось «осквернением расы». Появились и дети с арийской кровью в жилах.

Культурная жизнь не замирала и после падения Парижа. Разбрасывая перья, плясали девочки в ревю. Словно ничего не случилось, Морис Шевалье, Саша Гитри и другие бесстыдно паясничали перед оккупантами в мюзик-холлах. Победители собирались на концерты Эдит Пиаф, которые она давала в арендованном борделе. Луи де Фюнес развлекал оккупантов игрой на рояле, а в антрактах убеждал немецких офицеров в своем арийском происхождении. Не остались без работы и те, чьи имена мне трудно упоминать в этой статье: Ив Монтан и Шарль Азнавур. А вот, знаменитый гитарист Джанго Рейнхард отказался играть перед окупантами. Но таких, как он, было немного.

Художники выставляли свои картины в салонах и галереях. Среди них Дерен, Вламинк, Брак и даже автор «Герники» Пикассо. Другие зарабатывали на жизнь, рисуя на Монмартре портреты новых хозяев столицы.

По вечерам поднимались занавесы в театрах.

Свою первую роль – Ангела в спектакле «Содом и Гоморра» – Жерар Филип сыграл в театре Жана Вилара в1942 году. В 1943 режиссер Марк Аллегре снял 20-летнего Жерара в фильме «Малютки с набережной цветов». Отец юного актера Марсель Филип после войны был приговорен к расстрелу за сотрудничество с оккупантами, однако с помощью сына сумел бежать в Испанию.

Уроженец Киева, звезда «русских сезонов» в Париже, директор «Grand opera» Сергей Лифарь тоже был приговорен к смертной казни, но сумел отсидеться в Швейцарии.

В оккупированной Европе запрещалось не только исполнять джаз, но даже произносить само это слово. Специальный циркуляр перечислял наиболее популярные американские мелодии, исполнять которые не разрешалось – имперскому министерству пропаганды было чем заниматься. Но бойцы Сопротивления из парижских кафе нашли выход быстро: запрещенным пьесам давали новые (и удивительно пошлые) названия. Давил, давил немецкий сапог французов – как же было не сопротивляться!

Полным ходом снимали фильмы в киностудиях. Любимец публики Жан Маре был популярен уже тогда. Его нетрадиционная сексуальная ориентация никого (даже немцев) не смущала. По личому приглашению Геббельса такие известные французские артисты, как Даниэль Дарье, Фернандель и многие другие совершали творческие поездки в Германию для знакомства с работой киноконцерна «УФА». В годы оккупации во Франции снимали больше фильмов, чем во всей Европе. Фильм «Дети райка», например, вышел на экраны в 1942 году. В этом киноизобилии зарождалась «Новая волна», которой еще предстояло завоевать мир.

Группы ведущих французских писателей в поездках по городам Германии знакомились с культурной жизнью победителей, посещая университеты, театры, музеи. В городе Льеж молодой сотрудник местной газеты опубликовал серию из выдержанных в духе «Протоколов сионских мудрецов» девятнадцати статей под общим названием «Еврейская угроза». Его имя Жорж Сименон. В таком же тоне высказывался известный католический писатель, драматург и поэт Поль Клодель. Без всяких ограничений со стороны оккупантов издавалось множество – больше, чем до войны – книг.

Никто не препятствовал исследованиям морских глубин, которые только начинал Жак Ив Кусто. Тогда же он экспериментировал с созданием акваланга и аппаратуры для подводных съемок.

Здесь невозможно перечислить (такой задачи автор себе и не ставил) всех, кто жил нормальной жизнью, занимался любимым делом, не замечая красных флагов со свастикой у себя над головой, не прислушиваясь к залпам, доносившимся из форта Мон Валерьен, где расстреливали заложников. Постукивала гильотина: в пароксизме верноподданного холуйства французская фемида посылала на гильотину даже неверных жен.

«Позволить себе бастовать или саботировать могут рабочие – довольно агрессивно оправдывалась эта публика после освобождения. – Мы – люди искусства должны продолжать творчество, иначе мы не можем существовать». Они-то как раз существовать могли, а рабочим пришлось собственными руками осуществлять полную экономическую интеграцию с третьим рейхом.

Правда, рабочий класс тоже особенно не страдал – работы хватало и платили немцы хорошо: Атлантический вал построен руками французов.

70 тысяч евреев были высланы в Освенцим

А что творилось за кулисами этой идиллии? 70 тысяч евреев были высланы в Освенцим. Вот как это происходило. Выполняя приказ гестапо, французские полицейские тщательно подготовили и 17 июня 1942 года провели операцию под кодовым названием «Весенний ветер». В акции участвовали 6000 парижских полицейских – немцы решили не пачкать рук и оказали французам высокое доверие. Профсоюз водителей автобусов охотно откликнулся на предложение дополнительного заработка, и вместительные парижские автобусы замерли на перекрестках квартала Сен-Поль в ожидании «пассажиров». Ни один водитель не отказался от этой грязной работы. С винтовками за плечами полицейские патрули обходили квартиры, проверяя по спискам наличие жильцов, и давали им два часа на сборы. Затем евреев выводили к автобусам и отправляли на зимний велодром, где они провели три дня без пищи и воды в ожидании отправки в газовые камеры Освенцима. Во время этой акции немцы на улицах квартала не появлялись. Зато на акцию откликнулись соседи. Они врывались в опустевшие квартиры и уносили все, что попадало под руку, не забывая при этом набить рты еще не остывшими остатками последней трапезы депортированных. Через три дня наступила очередь французских железнодорожников (их героическую борьбу с «бошами» мы видели в фильме Рене Клемана «Битва на рельсах»). Они закрывали евреев в вагонах для перевозки скота и вели эшелоны до германской границы. Немцы не присутствовали при отправке и не охраняли эшелоны в пути – железнодорожники оправдали оказанное доверие и закрыли двери надежно.

Маки – вот кто пытался смыть позор поражения. Цифры потерь Сопротивления – 20000 убитых в боях и 30000 казненных нацистами – говорят сами за себя и соизмеримы с потерями двухмиллионной французской армии. Но можно ли назвать это сопротивление французским? Большинство в отрядах Маки составляли потомки русских эмигрантов, бежавшие из концлагерей советские военнопленные, жившие во Франции поляки, испанские республиканцы, армяне, спасшиеся от развязанного турками геноцида, другие беженцы из оккупированных нацистами стран. Интересная деталь: к 1940 году евреи составляли 1% населения Франции, но их участие в Сопротивлении непропорционально высоко – от 15 до 20%. Были как чисто еврейские (в том числе и сионистские) отряды и организации, так и смешанные – всевозможных политических спектров и направлений.

Но и в Сопротивлении не все было так просто

Первый год оккупации коммунисты не только провели в спячке, но даже предложили немцам свои услуги. Немцы, правда, от них отказались. Но после 22-го июня 41-го, коммунисты поспешили взять на себя общее руководство Сопротивлением. Там, где это удавалось, они всячески затрудняли действия недостаточно левых, а также национальных группировок, поручая им самые опасные задания и при этом ограничивая снабжение оружием, средствами связи, боеприпасами, а также свободу выбора наиболее безопасной дислокации. Иными словами, коммунисты делали все возможное для провала таких группировок. В результате погибли многие подпольщики и партизаны.

Галльский петух встрепенулся, когда союзники приближались к Парижу. Заколыхались над столицей трехцветные флаги. Вооруженные чем попало парижане вышли на баррикады, совсем как когда-то в 1830, 1848, 1871. Храбрые парижские полицейские моментально сориентировались и, оставив охоту на евреев, дружно присоединилсь к восставшим. Деморализованные остатки Вермахта фактически не сопротивлялись и стремились как можно быстрее покинуть город. Жертвы, конечно, были, и немалые, но в основном среди мирного населения: толпы ликующих парижан попали под огонь снайперов, укрывшихся в мансардах и на крышах. Те 400 солдат и офицеров Вермахта, что бежать не успели, вместе с командющим (генерал фон Хольтиц) сдались парижанам в плен.

Не обошлось без дипломатического инцидента: Москва, годами ожидавшая открытия второго фронта, не упустила случая съязвить и сообщила, что 23-го августа 1944 силы Сопротивления самостоятельно, не дождавшись союзников, освободили Париж (так оно, фактически, и было). Однако после протеста союзников пришлось опубликовать опровержение, в котором «по уточненным данным» сообщалось, что Париж все-таки освобожден объединенными силами коалиции, и не 23-го, а 25-го августа. На самом деле все было гораздо проще: задолго до баррикад, задолго до прихода союзников немцы сами освободили от своего присутствия французскую столицу.

И вот в 1944 «боши» ушли, оставив в когтях разгневанного галльского петуха своих французских возлюбленных. Только тогда и выяснилось, как много во Франции настоящих патриотов. Предпочитая не беспокоить крупную рыбу, они смело расправились с теми, кто спал с врагом.

Сожительство с оккупантами ничего, кроме брезгливости, не вызывает. Но что оно по сравнению с массовым предательством генералитета, продажной прессы, правых партийных лидеров, видевших в Гитлере избавителя, и левых, для которых (до 1941-го) Гитлер – союзник Москвы? Что оно по сравнению с холопским режимом Виши, поставлявших Гитлеру добровольцев? Что оно по сравнению с доносительством, прямым сотрудничеством с гестапо и в гестапо, охотой за евреями и партизанами? Даже президент Миттеран – личность такого уровня! – был усердным чиновником в правительстве Виши и получил высшую награду из рук самого Петена. Как это отразилось на его карьере?!

Из французских добровольцев была сформирована дивизия Ваффен СС «Шарлемань» (Карл Великий). К концу апреля 1945-го все, что осталось от дивизии – эсэсовский батальон добровольцев-французов отчаянно храбро (так бы с немцами в 40-м!) сражался с Красной Армией на улицах Берлина. Немногие оставшиеся в живых были расстреляны по приказу французского генерала Леклерка.

Что же происходило после войны? Масштабы предательства оказались настолько грандиозными, что французской Фемиде (у которой тоже рыльце в пуху) оставалось только беспомощно развести руками. Тюрьмы не вместили бы виновных (нечто подобное произошло и в побежденной Германии, где наказание нацистам заменили формальной процедурой «денацификации» – покаялся и свободен). Но в маленькой Бельгии, например, где уровень предательства был несравненно ниже, рассуждали по-иному и осудили втрое больше коллаборационистов, чем во Франции.

Вместе с тем, сразу после освобождения тысячи коллаборационистов все же были расстреляны. Но вскоре после окончания войны лидер «Сражающейся Франции» – несгибаемый генерал Шарль де Голль решил перечеркнуть позорные страницы недавнего прошлого, заявив: «Франции нужны все её дети». В принципе понять де Голля можно: перестрелять такое количество предателей не сумело бы даже гестапо, а о гильотине и говорить нечего. Таким образом, бывшие коллаборационисты не только остались безнаказанными, но довольно быстро интегрировались в промышленность, бизнес и даже в правительственные структуры.

5000 активных участников Сопротивления поначалу влились в «реставрированную» французскую армию, но кадровые офицеры – те, кто виновен в поражении – уже через несколько месяцев восстановили военную иерархию и вернулись на свои места, отправив большинство бывших партизан в запас. Характерно, что тему Сопротивления во французских фильмах освещают довольно широко и, быть может, даже слишком подробно, но того, что происходило в 1940 на фронте, вы не увидите ни в одном. В сборнике «French Millenium» о поражении 1940-го сказано буквально следующее: «После падения Франции Сопротивление было сильным в Бретани, в зоне, контролируемой правительством Виши, и на оккупированном Италией юго-востоке«. (Италия оккупировала три узких полосы, глубиной в несколько километров вдоль общей границы с Францией – где, и против кого там было развернуться партизанской войне?). Трудно поверить, но больше – ни слова! Дальше следуют пояснения к четырем фотографиям бойцов Маки.

Коллаборационисты, конечно, были во всех оккупированных странах Европы, но ни в одной это прискорбное явление не достигало такого размаха. Характерно, что после войны во Франции почти не было публикаций о сотрудничестве с Германией. Документы хранились, но для историков и журналистов они стали недоступны. Не публиковался даже популярнейший во всем западном мире справочник «Кто есть кто» – слишком уж необъятный получился бы список коллаборационистов.

Жаждущему крови простому народу позволили отыграться на тех, с которых и спросить нечего, за кого некому было заступиться. Да ему, скорее всего, серьезных жертв и не нужно было: ведь беззащитную женщину вытащить на улицу намного проще, чем штабного офицера, редактора газеты или чиновника – «детей Франции», которых взял под свое крыло де Голль. Спавшие с врагом дочери Франции в их число не входили. Кинохроника оставила нам свидетельства этих расправ. На улицах небольших городов и деревень происходили сцены, напоминавшие средневековую охоту на ведьм или «сентябрьские избиения» 1792 – массовую резню заключенных парижских тюрем. Но и в этом уровень был пониже, без костров или, на худой конец, гильотины, хотя кое-где без жертв все-таки не обошлось.

Сквозь беснующуюся толпу патриотов провинившихся (некоторые несли на руках детей) вели на площадь, где сельский парикмахер стриг их наголо под машинку. Затем на лбу, а иногда и на обнаженной груди выводили черной краской свастику. На фоне орущей массы эти женщины держались на удивление достойно – без тени раскаяния спокойно шли они сквозь плевки, спокойно стояли во время экзекуции…

Вот еще один впечатляющий сюжет: экзекуция закончена и грузовик с группой девушек в кузове пробирается сквозь ликующую толпу. Боец сопротивления с винтовкой в руке хохочет во весь рот и свободной рукой похлопывает по наголо остриженной голове провинившейся девушки. Где этот храбрец был в 40-м году? Зачем сейчас ему винтовка?

Но кто вокруг? Чем, например, четыре года подряд занимался тот же храбрый парикмахер? Что делал всего неделю назад? Разве не брил и не стриг месье коменданта, улыбаясь, опускал в карман немецкие марки, любезно провожал к выходу и, склонив голову, распахивал перед ним дверь? А элегантный господин, который, далеко отставив руки, старательно выводит свастику у девушки на лбу? Так же старательно шлифовал он бокалы и протирал столики перед немецкими гостями – с осени 1940 не пустовал его ресторанчик на перекрестке. Свастика сама просится на его сверкающую лысину. Или толстяк справа – он что-то кричит, гневно размахивая руками. Сколько ящиков вина купили в его магазине оккупанты? В стороне злорадно ухмыляются девицы. А ведь попадись «бош» посимпатичнее, тоже могли оказаться на месте обвиняемой. Но не будем углубляться в эту разбушевавшуюся толпу. Ни те, ни другие сочувствия не вызывают – только отвращение. Вольно или невольно, но большинство собравшихся на площади четыре года обслуживали и содержали оккупантов. Кормили их, поили, обшивали, обстирывали, развлекали, оказывали множество других услуг, заключали с ними сделки и часто неплохо зарабатывали. А ведь это только самый безобидный – «бытовой» коллаборационизм! Чем немецкие сожительницы хуже? Разве не вся страна спала с врагом? Неужели некого больше показать в документальных лентах?

Армия – цвет и здоровье нации – не сумела защитить своих женщин, оставила жен, сестер и дочерей на поругание захватчикам. И теперь французские мужчины мстят им за свою трусость. Такими расправами честь прекрасной Франции не восстановить, но и глубже в грязь не втоптать – 60 лет уже как на самом дне.

В общем, как говорят французы: если нет решения проблемы, если нет ответа на волнующий вопрос – тогда «ищите женщину!» – «шерше ля фамм!»

Марк Шехтман: Освобожденная Франция, или «Cherchez la femme»

zrada.org

Вторая мировая война франция

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.