T57 Heavy Tank (США) фото

В то время, когда в США дорабатывали и принимали на вооружение танки M103, специалисты продолжали проектировать образцы экспериментальных тяжелых танков, конструкция которых во многом базировалась на опыте, полученном при разработке М103. Так, 12 октября 1951 г. было принято решение создать опытные тяжелые танки с основным вооружением в так называемой «качающейся» башне и с автоматизированной системой заряжания. Идея «качающейся» башни была позаимствована американскими инженерами во Франции, где к этому времени подобные башни уже устанавливались на танках АМХ-13 и АМХ-50. «Качающаяся» башня состояла из двух половин — нижней, поворачивающейся на погоне на 360° и верхней, в которой само орудие устанавливалось жестко. Верхняя часть башни могла двигаться в вертикальной плоскости для наведения орудия. Благодаря этому, казенник артсистемы оставался всегда неподвижен и, следовательно, позади него можно было сравнительно легко разместить автомат заряжания.


вый американский танк, получивший обозначение Т57 (по американской послевоенной терминологии — «120-мм пушечный танк Т57»), должен был базироваться на шасси танка Т43 и при этом иметь «качающуюся» башню со 120-мм орудием на тяжелых наружных цапфах. С орудием был спарен 7,62-мм пулемет (слева), а справа находился телескопический прицел. Автомат заряжания размещался в массивной задней части башни и состоял из подающего устройства и 8-зарядного барабана, находившегося под затвором орудия. В барабан, приводящийся в действие с помощью гидравлики, могли заряжаться боеприпасы трех типов, выбор которых осуществляли наводчик или командир танка. Стреляные гильзы выбрасывались через специальный люк на крыше башни. Следует, впрочем, отметить, что общий боекомплект танка Т57 составлял всего 18 снарядов. По мнению американских военных этого было явно недостаточно. Относительно небольшим (из-за массивной ниши башни, отклонявшейся при подъеме орудия вниз, на моторный отсек) был и угол вертикальной наводки орудия.

Качающаяся башня танка

T57 Heavy Tank 1.jpg

Качающаяся башня танка

Качающаяся башня танка


По первоначальному заданию изготовили две опытные башни с вооружением. Шасси танка Т43Е1 было модифицировано для установки новых башен, однако по ряду причин программа в январе 1957 г. была аннулирована. Есть две теории по которой T57 Heavy Tank не попал в серийное производство: 1.) катастрофическая задержка с поставкой внутреннего оборудования для первого образца Т57. Долгострой, естественно, не внушал доверия военным, а, кроме того, в тот период появилась перспектива создания более легких танков, способных нести аналогичное вооружение. 2.) Не удалось загерметизировать стык между нижней и верхней частью башни, именно в эти годы стали использовать защиту от оружие массового поражения, а сами танки предполагалось использовать на острие тактического ядерного удара.Любая не плотность стыков сводила бы на нет все усилия по защите экипажа, вот почему такие башни прижились только во Франции, а также на танках Французкой постройки в целом безъядерных стран.

Качающаяся башня танка

T57 Heavy Tank 3.jpg

В итоге, башни танка Т57 списали на лом, а шасси решили сохранить для дальнейших экспериментов. Аналогичная участь постигла и танк Т58, также с «качающейся» башней. Его главным оружием должна была стать 155-мм пушка , оснащенная автоматом заряжания. Теперь автомат заряжания оборудовался 6-ти зарядным магазином, располагавшимся позади затвора орудия.


рабан магазина имел раздельно-гильзовое заряжание, причем стреляные гильзы попадали сначала опять в магазин, а затем их вручную удалял заряжающий. Экипаж танка Т58 состоял из четырех человек, из них трое находились в башне (командир, наводчик и заряжающий). Особенностью башен танков Т57 и Т58 стала конструкция крыши, оборудованной подвижной средней частью. При помощи гидравлики она могла откидываться вверх на угол 60° вместе с командирской башенкой и люком заряжающего. При этом крыша должна была служить защитным щитом во время срочной эвакуации экипажа. Также как и в случае с Т57, было заказано две башни для танка Т58, и планировалась их установка на шасси Т43Е1, но одновременное замораживание проектов Т57 и Т58 поставило крест на всех работах в области «качающихся» башен. Таким образом, французский тип башни американские конструкторы так и не приняли. Несмотря на автомат заряжания в «качающейся» башне, в экипаже присутствовал четвертый танкист, который «до-заряжал» этот автомат. Заметим, что теоретически применение автоматической системы заряжания на американских опытных танках обеспечивало скорострельность до 23 выстрелов в минуту против двух при ручном заряжании, однако с магазином всего на шесть или на восемь выстрелов такой темп стрельбы был явно недостижим.

Что же из себя представляет Т57 Heavy Tank. Внешне танк напоминает известный нам уже танк AMX-50B. И прочитав его историю созданию становится понятно почему. Как оказалось у этих танков очень много общего. Оба танка снабжены барабаном на 4 снаряда и 120 мм орудием.

vilingstore.net

Конструкция качающейся башни


Качающаяся башня танка Качающаяся башня танкаКачающаяся башня танка В отличие от башни традиционной конструкции, представляющей собой цельную поворотную конструкцию, в которой орудие для наведения в вертикальной плоскости размещается в подвижной установке на цапфах, проходя через амбразуру, качающаяся башня состоит из двух частей — поворотной нижней и качающейся относительно неё верхней, в которой и размещается орудие. Основным преимуществом качающейся башни перед башнями традиционной схемы является неподвижность верхней части башни относительно орудия, что позволяет использовать в ней максимально простой механизм заряжания[1]. В разных странах применялись два различных подхода к реализации этого преимущества. Во Франции магазин автомата заряжания был вынесен в кормовую нишу башни, что позволило сократить заброневой объём башни и дополнительно упростить механизм заряжания. С другой же стороны, изолированное от экипажа размещение магазина позволяло его перезарядку только снаружи танка, что в боевых условиях требовало отвода танка из зоны обстрела.[2] В США же был выбран иной подход, нацеленный лишь на использование обеспечиваемой автоматом заряжания высокой скорострельности.


газин при этом перемещался в низ качающейся части башни, где сохранялась возможность перезарядки его экипажем изнутри танка, для чего в составе экипажа был оставлен отдельный заряжающий.[3][4]

Помимо этого, конструкция качающейся башни имеет ряд как преимуществ, так и недостатков. Так, перемещение орудия вне погона башни позволяет сократить диаметр последнего, как правило, определяемый пространством для обеспечения отката орудия при любых углах возвышения, а следовательно и заброневой объём.[2] Хотя общая высота качающейся башни примерно одинакова с башней традиционной конструкции, её преимуществом являлась минимизация высоты части башни, находившейся над орудием, так как отпадала необходимость обеспечивать пространство для подъёма казённой части орудия при склонении ствола. В результате значительно повышалась защищённость танка при позиции «в окопе», когда для огня противника открыта только та часть танка, что находится на уровне ствола орудия и выше него[4].


Вместе с тем, большие размеры подвижной части в качающейся башне создавали и ряд проблем. Одной из них являлась дополнительная площадь, а соответственно и масса бронирования, необходимого для обеспечения защиты при любых углах возвышения орудия, по сравнению с башнями традиционной конструкции, где эту роль выполняет сравнительно небольшая маска орудия[4]. Качающаяся вместе с орудием кормовая ниша башни также ограничивала максимальный угол возвышения орудия, упираясь в крышу задней части корпуса.[2] Вдобавок сравнительно большой зазор между верхней и нижней частями башни затруднял её герметизацию для преодоления глубоких бродов, либо для защиты от оружия массового поражения, что стало важным требованием к танкам во многих странах в 1950-е — 1960-е годы. Не менее серьёзным недостатком со временем стала и крайняя сложность стабилизации орудия в вертикальной плоскости, обусловленная большой массой подвижной части.[5]

История развития качающейся башни


Франция

Качающаяся башня танка Впервые схожая с качающейся башней концепция была применена на разработанном фирмой «Панар» в 1937—1940 годах опытном бронеавтомобиле Тип 201. В отличие от послевоенных качающихся башен, части которых шарнирно соединялись между собой, башня Типа 201 состояла из двух поворотных относительно вертикальной оси частей, верхняя из которых была установлена на нижней под небольшим углом. Таким образом, при повороте верхней части относительно нижней изменялся угол возвышения закреплённого в верхней части орудия[6].

С капитуляцией Франции в 1940 году, работы в этом направлении были прекращены и возобновились только после окончания Второй мировой войны. Первым танком, оснащённым качающейся башней, модели F.L.10, стал созданный в 1946—1949 годах лёгкий танк AMX-13.

Применение качающейся башни, в сочетании с общей компактностью компоновки, позволило 15-тонному танку, предназначавшемуся на роль мобильного противотанкового средства, нести длинноствольную 75-мм пушку, бывшую доработанным вариантом германской KwK 42, устанавливавшейся на танке «Пантера».Спасибухов, Дмитриенко

AMX-13 серийно производился во Франции с 1951 по 1965 год, а впоследствии выпускался по лицензии в Аргентине с 1968 по 1985 год, всего было выпущено около 7 700 танков и машин на их базе[7].


середины 1960-х годов, когда совершенствование брони танков сделало 75-мм пушку AMX-13, ведшую огонь только калиберными бронебойными снарядами, устаревшей, на танки начали устанавливать 90-мм, а позднее и 105-мм низкоимпульсные пушки, ведшие огонь кумулятивными снарядами.Спасибухов, Дмитриенко

Качающаяся башня танка Качающаяся башня была также применена на тяжёлом танке AMX 50, разработанном во второй половине 1940-х годов. Было построено несколько различавшихся по конструкции прототипов танка, вооружённых 90-мм, 100-мм и 120-мм пушками, установленными в качающихся башнях, однако в серийное производство AMX-50 запущен не был. Свою роль в этом сыграла как высокая цена танка, так и поставки США танков M47, существенно снизивших для Франции остроту проблемы перевооружения своих танковых частей[8]. С началом же разработки Францией в конце 1950-х годов основного боевого танка AMX-30, на нём было решено вернуться к традиционной конструкции башни[4].

Качающиеся башни также устанавливались на танки Batignolles Chatillon 25t, Lorraine 40t, Somua SM, а также на бронеавтомобиль E.B.R.75, разработанном фирмой «Панар». В отличие от танков, башня F.L.11, устанавливавшаяся на E.B.R.75, не имела кормовой ниши и автомата заряжания и была вооружена 75-мм пушкой с меньшей длиной ствола. Как и AMX-13, E.B.R.75 в дальнейшем перевооружался низкоимпульсной 90-мм пушкой, устанавливавшейся в стандартной башне F.L.11. На часть выпущенных машин впоследствии устанавливались башни F.L.10 от AMX-13 с 75-мм пушками[9].


США

Качающаяся башня танка В США работы над качающимися башнями начались после передачи им французами в 1950 году второго прототипа AMX-13 для изучения[4]. Интерес к этой концепции в США был вызван прежде всего стремлением установить на танк автомат заряжания, обеспечивавший значительно бо́льший темп огня, чем при ручном заряжании. Попытки создать автомат заряжания для башни традиционной схемы, предпринятые в начале 1950-х годов, не принесли успеха — необходимость обеспечения подачи выстрелов в подвижное относительно автомата орудие вызывала усложнение механизма, и как следствие, его ненадёжность, поэтому разработанные для лёгкого танка T41 и среднего T42 автоматы заряжания были признаны неудовлетворительными.[10][11] Было решено обратиться к французскому опыту, и с 1951 года была начата разработка целого ряда проектов, использовавших качающуюся башню: легкий танк T71, средние T54E1, T69 и T77 тяжелые T57 и T58. В отличие от принятой на AMX-13 схемы, в США переместили магазин автомата заряжания под орудие, что позволило вести его перезарядку изнутри танка.


Из всех разработанных в США проектов, использовавших концепцию качающейся башни, наибольшего развития достигли средние танки. Первым из них стал вооружённый 90-мм пушкой танк T69, использовавший шасси опытного T42. Прототип T69 был закончен в начале 1955 года и с июня того же года по апрель 1956 года был подвергнут продолжительным испытаниям, выявившим по-прежнему ненадёжную работу автомата заряжания.[12] Вскоре после начала работ по T69, была начата разработка ещё одного среднего танка с качающейся башней схожей схемы, на этот раз на шасси танка M48 и вооружённого 105-мм пушкой, получившего обозначение T54E1. Всего было заказано два прототипа T54E1, из которых как минимум один был завершён и подвергнут испытаниям, однако и этот танк не вышел за стадию опытного образца.[13][4] Разработка ещё одного проекта танка с качающейся башней, схожего с T54E1, но вооружённого 120-мм пушкой, была начата в 1952—1953 годах под обозначением T77. Как и с T54E1, были заказаны два прототипа T77, однако работы по этому проекту были прекращены к 1957 году, ещё до начала испытаний опытных образцов.[14]

Помимо средних танков, качающимися башнями были оснащены и некоторые проекты лёгких и тяжёлых танков. В 1952—1955 годах, в процессе разработки лёгкого танка для замены M41, различными фирмами были представлены многочисленные концепт-проекты, ряд из которых использовал качающуюся башню, но ни один из них не дошёл даже до стадии прототипа.[15] Схожая судьба постигла и проекты использовавших шасси Т43 тяжёлых танков T57 и T58 с качающимися башнями со 120-мм и 155-мм пушками, соответственно. Хотя постройка их опытных образцов и была начата к середине 1950-х годов, все работы по ним были остановлены в 1957 году ещё до завершения сборки прототипов.[16] После отрицательных результатов, показанных законченными прототипами средних танков на испытаниях, интерес военных к концепции качающейся башни значительно упал, и все работы в этом направлении были прекращены в 1957—1958 годах.[17]

Другие страны

В 1950-х годах, концепция качающейся башни некоторое время изучалась в Швеции, однако в итоге, шведские конструкторы в поисках пути для максимального использования преимуществ, обеспечиваемых схемой с неподвижной установкой орудия, пришли к ещё более радикальной концепции «качающегося танка», которым стал запущенный в производство в середине 1960-х годов Strv.103[18]. Вместо установки орудия в верхней части башни, качающейся вместе с ним, было решено установить орудие неподвижно в корпусе танка, используя для вертикальной наводки наклон всего корпуса, обеспечиваемый регулируемой подвеской. Это разрешило часть проблем, присущих AMX-13 — так, магазин автомата заряжания оказался не в тесной кормовой нише башни, а в сравнительно просторном корпусе, вдобавок, исчезла проблема дополнительного бронирования и герметизации зазора между частями башни, вместе с самим зазором. С другой стороны, стабилизация орудия при такой схеме стала вовсе невозможна, к чему прибавилась невозможность горизонтальной наводки орудия без поворота всего танка. В результате, хотя в 1970-х годах в Швеции ещё продолжали разработку концепции безбашенного танка, в дальнейшем эти работы были прекращены в пользу более традиционных схем[19]

См. также

  • Бронетехника с внешним расположением основного вооружения

Литература

  • Ю. Спасибухов, Д. Дмитриенко AMX-13 — чёртова дюжина для французской армии // Танкомастер. — М.: Техника — молодёжи, 1999. — № 4.
  • В. Мальгинов Австрийский лёгкий танк «Кирасир» // Танкомастер. — М.: Техника — молодёжи, 2001. — № 5.
  • R. M. Ogorkiewicz. Technology of Tanks. — Кулсдон: Jane’s Information Group, 1991. — С. 390. — 500 с. — ISBN 0-71060-595-1.
  • R. M. Ogorkiewicz. AMX-30 Battle Tank. — Виндзор: Profile Publications, 1973. — С. 2—3. — 20 с. — (AFV Weapons № 63).
  • R. M. Ogorkiewicz. S-Tank. — Виндзор: Profile Publications, 1971. — 20 с. — (AFV Weapons № 28).
  • R. P. Hunnicutt. Patton: A History of American Main Battle Tank Volume I. — Новато, Калифорния: Presidio Press, 1984. — 464 с. — ISBN 0-89141-230-1.
  • R. P. Hunnicutt. Firepower: A History of American Heavy Tank. — Новато, Калифорния: Presidio Press, 1988. — 224 с. — ISBN 0-89141-304-9.
  • R. P. Hunnicutt. Sheridan: A History of American Light Tank Volume 2. — Новато, Калифорния: Presidio Press, 1995. — 340 с. — ISBN 0-89141-570-X.

Отрывок, характеризующий Качающаяся башня

Четвертое направление было направление, которого самым видным представителем был великий князь, наследник цесаревич, не могший забыть своего аустерлицкого разочарования, где он, как на смотр, выехал перед гвардиею в каске и колете, рассчитывая молодецки раздавить французов, и, попав неожиданно в первую линию, насилу ушел в общем смятении. Люди этой партии имели в своих суждениях и качество и недостаток искренности. Они боялись Наполеона, видели в нем силу, в себе слабость и прямо высказывали это. Они говорили: «Ничего, кроме горя, срама и погибели, из всего этого не выйдет! Вот мы оставили Вильну, оставили Витебск, оставим и Дриссу. Одно, что нам остается умного сделать, это заключить мир, и как можно скорее, пока не выгнали нас из Петербурга!»
Воззрение это, сильно распространенное в высших сферах армии, находило себе поддержку и в Петербурге, и в канцлере Румянцеве, по другим государственным причинам стоявшем тоже за мир.
Пятые были приверженцы Барклая де Толли, не столько как человека, сколько как военного министра и главнокомандующего. Они говорили: «Какой он ни есть (всегда так начинали), но он честный, дельный человек, и лучше его нет. Дайте ему настоящую власть, потому что война не может идти успешно без единства начальствования, и он покажет то, что он может сделать, как он показал себя в Финляндии. Ежели армия наша устроена и сильна и отступила до Дриссы, не понесши никаких поражений, то мы обязаны этим только Барклаю. Ежели теперь заменят Барклая Бенигсеном, то все погибнет, потому что Бенигсен уже показал свою неспособность в 1807 году», – говорили люди этой партии.
Шестые, бенигсенисты, говорили, напротив, что все таки не было никого дельнее и опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все таки придешь к нему. И люди этой партии доказывали, что все наше отступление до Дриссы было постыднейшее поражение и беспрерывный ряд ошибок. «Чем больше наделают ошибок, – говорили они, – тем лучше: по крайней мере, скорее поймут, что так не может идти. А нужен не какой нибудь Барклай, а человек, как Бенигсен, который показал уже себя в 1807 м году, которому отдал справедливость сам Наполеон, и такой человек, за которым бы охотно признавали власть, – и таковой есть только один Бенигсен».
Седьмые – были лица, которые всегда есть, в особенности при молодых государях, и которых особенно много было при императоре Александре, – лица генералов и флигель адъютантов, страстно преданные государю не как императору, но как человека обожающие его искренно и бескорыстно, как его обожал Ростов в 1805 м году, и видящие в нем не только все добродетели, но и все качества человеческие. Эти лица хотя и восхищались скромностью государя, отказывавшегося от командования войсками, но осуждали эту излишнюю скромность и желали только одного и настаивали на том, чтобы обожаемый государь, оставив излишнее недоверие к себе, объявил открыто, что он становится во главе войска, составил бы при себе штаб квартиру главнокомандующего и, советуясь, где нужно, с опытными теоретиками и практиками, сам бы вел свои войска, которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления.
Восьмая, самая большая группа людей, которая по своему огромному количеству относилась к другим, как 99 к 1 му, состояла из людей, не желавших ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря ни при Дриссе, ни где бы то ни было, ни Барклая, ни государя, ни Пфуля, ни Бенигсена, но желающих только одного, и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий. В той мутной воде перекрещивающихся и перепутывающихся интриг, которые кишели при главной квартире государя, в весьма многом можно было успеть в таком, что немыслимо бы было в другое время. Один, не желая только потерять своего выгодного положения, нынче соглашался с Пфулем, завтра с противником его, послезавтра утверждал, что не имеет никакого мнения об известном предмете, только для того, чтобы избежать ответственности и угодить государю. Другой, желающий приобрести выгоды, обращал на себя внимание государя, громко крича то самое, на что намекнул государь накануне, спорил и кричал в совете, ударяя себя в грудь и вызывая несоглашающихся на дуэль и тем показывая, что он готов быть жертвою общей пользы. Третий просто выпрашивал себе, между двух советов и в отсутствие врагов, единовременное пособие за свою верную службу, зная, что теперь некогда будет отказать ему. Четвертый нечаянно все попадался на глаза государю, отягченный работой. Пятый, для того чтобы достигнуть давно желанной цели – обеда у государя, ожесточенно доказывал правоту или неправоту вновь выступившего мнения и для этого приводил более или менее сильные и справедливые доказательства.
Все люди этой партии ловили рубли, кресты, чины и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости, и только что замечали, что флюгер обратился в одну сторону, как все это трутневое население армии начинало дуть в ту же сторону, так что государю тем труднее было повернуть его в другую. Среди неопределенности положения, при угрожающей, серьезной опасности, придававшей всему особенно тревожный характер, среди этого вихря интриг, самолюбий, столкновений различных воззрений и чувств, при разноплеменности всех этих лиц, эта восьмая, самая большая партия людей, нанятых личными интересами, придавала большую запутанность и смутность общему делу. Какой бы ни поднимался вопрос, а уж рой этих трутней, не оттрубив еще над прежней темой, перелетал на новую и своим жужжанием заглушал и затемнял искренние, спорящие голоса.
Из всех этих партий, в то самое время, как князь Андрей приехал к армии, собралась еще одна, девятая партия, начинавшая поднимать свой голос. Это была партия людей старых, разумных, государственно опытных и умевших, не разделяя ни одного из противоречащих мнений, отвлеченно посмотреть на все, что делалось при штабе главной квартиры, и обдумать средства к выходу из этой неопределенности, нерешительности, запутанности и слабости.
Люди этой партии говорили и думали, что все дурное происходит преимущественно от присутствия государя с военным двором при армии; что в армию перенесена та неопределенная, условная и колеблющаяся шаткость отношений, которая удобна при дворе, но вредна в армии; что государю нужно царствовать, а не управлять войском; что единственный выход из этого положения есть отъезд государя с его двором из армии; что одно присутствие государя парализует пятьдесят тысяч войска, нужных для обеспечения его личной безопасности; что самый плохой, но независимый главнокомандующий будет лучше самого лучшего, но связанного присутствием и властью государя.
В то самое время как князь Андрей жил без дела при Дриссе, Шишков, государственный секретарь, бывший одним из главных представителей этой партии, написал государю письмо, которое согласились подписать Балашев и Аракчеев. В письме этом, пользуясь данным ему от государя позволением рассуждать об общем ходе дел, он почтительно и под предлогом необходимости для государя воодушевить к войне народ в столице, предлагал государю оставить войско.
Одушевление государем народа и воззвание к нему для защиты отечества – то самое (насколько оно произведено было личным присутствием государя в Москве) одушевление народа, которое было главной причиной торжества России, было представлено государю и принято им как предлог для оставления армии.

Х
Письмо это еще не было подано государю, когда Барклай за обедом передал Болконскому, что государю лично угодно видеть князя Андрея, для того чтобы расспросить его о Турции, и что князь Андрей имеет явиться в квартиру Бенигсена в шесть часов вечера.
В этот же день в квартире государя было получено известие о новом движении Наполеона, могущем быть опасным для армии, – известие, впоследствии оказавшееся несправедливым. И в это же утро полковник Мишо, объезжая с государем дрисские укрепления, доказывал государю, что укрепленный лагерь этот, устроенный Пфулем и считавшийся до сих пор chef d’?uvr’ом тактики, долженствующим погубить Наполеона, – что лагерь этот есть бессмыслица и погибель русской армии.
Князь Андрей приехал в квартиру генерала Бенигсена, занимавшего небольшой помещичий дом на самом берегу реки. Ни Бенигсена, ни государя не было там, но Чернышев, флигель адъютант государя, принял Болконского и объявил ему, что государь поехал с генералом Бенигсеном и с маркизом Паулучи другой раз в нынешний день для объезда укреплений Дрисского лагеря, в удобности которого начинали сильно сомневаться.
Чернышев сидел с книгой французского романа у окна первой комнаты. Комната эта, вероятно, была прежде залой; в ней еще стоял орган, на который навалены были какие то ковры, и в одном углу стояла складная кровать адъютанта Бенигсена. Этот адъютант был тут. Он, видно, замученный пирушкой или делом, сидел на свернутой постеле и дремал. Из залы вели две двери: одна прямо в бывшую гостиную, другая направо в кабинет. Из первой двери слышались голоса разговаривающих по немецки и изредка по французски. Там, в бывшей гостиной, были собраны, по желанию государя, не военный совет (государь любил неопределенность), но некоторые лица, которых мнение о предстоящих затруднениях он желал знать. Это не был военный совет, но как бы совет избранных для уяснения некоторых вопросов лично для государя. На этот полусовет были приглашены: шведский генерал Армфельд, генерал адъютант Вольцоген, Винцингероде, которого Наполеон называл беглым французским подданным, Мишо, Толь, вовсе не военный человек – граф Штейн и, наконец, сам Пфуль, который, как слышал князь Андрей, был la cheville ouvriere [основою] всего дела. Князь Андрей имел случай хорошо рассмотреть его, так как Пфуль вскоре после него приехал и прошел в гостиную, остановившись на минуту поговорить с Чернышевым.
Пфуль с первого взгляда, в своем русском генеральском дурно сшитом мундире, который нескладно, как на наряженном, сидел на нем, показался князю Андрею как будто знакомым, хотя он никогда не видал его. В нем был и Вейротер, и Мак, и Шмидт, и много других немецких теоретиков генералов, которых князю Андрею удалось видеть в 1805 м году; но он был типичнее всех их. Такого немца теоретика, соединявшего в себе все, что было в тех немцах, еще никогда не видал князь Андрей.
Пфуль был невысок ростом, очень худ, но ширококост, грубого, здорового сложения, с широким тазом и костлявыми лопатками. Лицо у него было очень морщинисто, с глубоко вставленными глазами. Волоса его спереди у висков, очевидно, торопливо были приглажены щеткой, сзади наивно торчали кисточками. Он, беспокойно и сердито оглядываясь, вошел в комнату, как будто он всего боялся в большой комнате, куда он вошел. Он, неловким движением придерживая шпагу, обратился к Чернышеву, спрашивая по немецки, где государь. Ему, видно, как можно скорее хотелось пройти комнаты, окончить поклоны и приветствия и сесть за дело перед картой, где он чувствовал себя на месте. Он поспешно кивал головой на слова Чернышева и иронически улыбался, слушая его слова о том, что государь осматривает укрепления, которые он, сам Пфуль, заложил по своей теории. Он что то басисто и круто, как говорят самоуверенные немцы, проворчал про себя: Dummkopf… или: zu Grunde die ganze Geschichte… или: s’wird was gescheites d’raus werden… [глупости… к черту все дело… (нем.) ] Князь Андрей не расслышал и хотел пройти, но Чернышев познакомил князя Андрея с Пфулем, заметив, что князь Андрей приехал из Турции, где так счастливо кончена война. Пфуль чуть взглянул не столько на князя Андрея, сколько через него, и проговорил смеясь: «Da muss ein schoner taktischcr Krieg gewesen sein». [«То то, должно быть, правильно тактическая была война.» (нем.) ] – И, засмеявшись презрительно, прошел в комнату, из которой слышались голоса.
Видно, Пфуль, уже всегда готовый на ироническое раздражение, нынче был особенно возбужден тем, что осмелились без него осматривать его лагерь и судить о нем. Князь Андрей по одному короткому этому свиданию с Пфулем благодаря своим аустерлицким воспоминаниям составил себе ясную характеристику этого человека. Пфуль был один из тех безнадежно, неизменно, до мученичества самоуверенных людей, которыми только бывают немцы, и именно потому, что только немцы бывают самоуверенными на основании отвлеченной идеи – науки, то есть мнимого знания совершенной истины. Француз бывает самоуверен потому, что он почитает себя лично, как умом, так и телом, непреодолимо обворожительным как для мужчин, так и для женщин. Англичанин самоуверен на том основании, что он есть гражданин благоустроеннейшего в мире государства, и потому, как англичанин, знает всегда, что ему делать нужно, и знает, что все, что он делает как англичанин, несомненно хорошо. Итальянец самоуверен потому, что он взволнован и забывает легко и себя и других. Русский самоуверен именно потому, что он ничего не знает и знать не хочет, потому что не верит, чтобы можно было вполне знать что нибудь. Немец самоуверен хуже всех, и тверже всех, и противнее всех, потому что он воображает, что знает истину, науку, которую он сам выдумал, но которая для него есть абсолютная истина. Таков, очевидно, был Пфуль. У него была наука – теория облического движения, выведенная им из истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей военной истории, казалось ему бессмыслицей, варварством, безобразным столкновением, в котором с обеих сторон было сделано столько ошибок, что войны эти не могли быть названы войнами: они не подходили под теорию и не могли служить предметом науки.
В 1806 м году Пфуль был одним из составителей плана войны, кончившейся Иеной и Ауерштетом; но в исходе этой войны он не видел ни малейшего доказательства неправильности своей теории. Напротив, сделанные отступления от его теории, по его понятиям, были единственной причиной всей неудачи, и он с свойственной ему радостной иронией говорил: «Ich sagte ja, daji die ganze Geschichte zum Teufel gehen wird». [Ведь я же говорил, что все дело пойдет к черту (нем.) ] Пфуль был один из тех теоретиков, которые так любят свою теорию, что забывают цель теории – приложение ее к практике; он в любви к теории ненавидел всякую практику и знать ее не хотел. Он даже радовался неуспеху, потому что неуспех, происходивший от отступления в практике от теории, доказывал ему только справедливость его теории.

wiki-org.ru

Опытный тяжёлый танк T57 Опытный тяжёлый танк T57 разработан в США в середине 50-годов, представляет собой незначительно доработанный танк T43. 12 октября 1951 г. было принято решение создать опытные тяжелые танки с основным вооружением в так называемой «качающейся» башне и с автоматизированной системой заряжания. Идея «качающейся» башни была позаимствована американскими инженерами во Франции, где к этому времени подобные башни уже устанавливались на танках АМХ-13 и АМХ-50. Новый американский танк, получивший обозначение T57 (по американской послевоенной терминологии — «120-мм пушечный танк T57»), должен был базироваться на шасси танка T43 и при этом иметь «качающуюся» башню со 120-мм орудием на тяжелых наружных цапфах.

Корпус танка T57 почти без изменений заимствовался от M103, но вот башня… На танке была установлена качающаяся башня — разновидность танковой башни, в которой орудие неподвижно устанавливается в верхней половине башни, качающейся на цапфах относительно поворотной нижней половины. Такая башня имеет ряд специфических как преимуществ, так и недостатков перед башнями традиционной схемы. Основным преимуществом качающейся башни перед башнями традиционной схемы является неподвижность верхней части башни относительно орудия, что позволяет использовать в ней максимально простой механизм заряжания.

Опытный тяжёлый танк T57

Башня представляла собой две литые детали, шарнирно скрепленные между собой. Нижняя опиралась на роликовый погон и обеспечивала горизонтальное наведение оружия, как и в традиционных конструкциях, но верхняя деталь, собственно и являвшаяся башней и вмещавшая в себя вооружение, рабочие места для трёх членов экипажа и часть боекомплекта была выполнена качающейся на горизонтальной поперечной оси, для обеспечения вертикального наведения. Автомат заряжания размещался в массивной задней части башни и состоял из подающего устройства и барабана на 8 унитарных выстрелов, находившегося под затвором орудия. В барабан, приводящийся в действие с помощью гидравлического досылателя, могли заряжаться боеприпасы трех типов, выбор которых осуществляли наводчик или командир танка. Стреляные гильзы выбрасывались через специальный люк на крыше башни.

Для заряжания снаряд сначала извлекался из магазина назад и вверх, в лоток досылателя, затем лоток приводился в положение для заряжания, соосно с каналом ствола, и досылал снаряд в казенник. Магазин, досылатель и орудие качались вместе, поэтому не требовалось выводить ствол в определённое положение и процесс заряжания не зависел от угла вертикального наведения.

Орудие представляло собой 120-мм нарезную пушку Т123Е1, но доработанную для использования унитарных выстрелов. Необычно было жесткое крепление орудия столь большого калибра в башне, без каких либо противооткатных устройств. Поэтому для открывания затвора был применен гидравлический привод, автоматически срабатывавший после выстрела. Ролью заряжающего было пополнять магазин из укладки в корпусе, содержавшей дополнительно 10 выстрелов, обеспечивая таким образом боекомплект в 18 штук. По мнению американских военных этого было явно недостаточно. С орудием был спарен 7,62-мм пулемёт (слева), а справа находился телескопический прицел.

Большие размеры подвижной части в качающейся башне создавали ряд проблем. Одной из них являлась дополнительная площадь, а соответственно и масса бронирования, необходимого для обеспечения защиты при любых углах возвышения орудия, по сравнению с башнями традиционной конструкции, где эту роль выполняет сравнительно небольшая маска орудия. Качающаяся вместе с орудием кормовая ниша башни также ограничивала максимальный угол возвышения орудия, упираясь в крышу задней части корпуса. Вдобавок, сравнительно большой зазор между верхней и нижней частями башни затруднял её герметизацию для преодоления глубоких бродов, либо для защиты от оружия массового поражения, что стало важным требованием к танкам во многих странах в 1950-е — 1960-е годы. Не менее серьёзным недостатком со временем стала и крайняя сложность стабилизация орудия в вертикальной плоскости, обусловленная большой массой подвижной части.

Расположение мест экипажа в башне стандартно для американских танков – справа от орудия наводчик, за его спиной командир танка и заряжающий слева от орудия. Над местом командира расположена небольшая башенка с шестью призматическими приборами наблюдения T36 и турелью для 12,7-мм зенитного пулемёта. Второй люк предназначен для заряжающего. Оба люка смонтированы на большой плите, составлявшей среднюю часть крыши башни, которая могла быть открыта при помощи гидравлического подъёмника для облегчения доступа к механизмам башни. Рабочее место механика-водителя осталось без изменений.

Учитывая инновационность проекта T57, работы продвигались медленно, и к моменту, когда были готовы две башни (одна из них установлена на шасси Т43Е1) интерес к проекту остыл. Хотя постройка опытных образцов и была начата к середине 1950-х годов, все работы по ним были остановлены в 1957 году ещё до завершения сборки прототипов. После отрицательных результатов, показанных законченными прототипами средних танков на испытаниях, интерес военных к концепции качающейся башни значительно упал. Смена приоритетов в пользу разработки небольших, аэротранспортабельных танков привела к отмене проекта в январе 1957 года, до того как опытный образец достиг операционного статуса и мог бы быть опробован. Ни одной фотографии собранного прототипа T57 не сохранилось.

Тактико-технические характеристики T57
Боевая масса, т: 54,4
Экипаж, чел.: 4
Габаритные размеры, мм:
длина 6992
длина с пушкой вперёд 11412
ширина 3632
высота 2654
клиренс 457
Броня, мм:
лоб корпуса 127
борт корпуса 51
лоб башни 127
борт башни 137
Вооружение: 120 мм пушка Т179
один 7,62 мм пулемёт М1919А4Е1
один 12,7 мм зенитный пулемёт M2HB
Боекомплект: 18 выстрелов
3425 патронов 7,62 мм
3000 патронов 12,7 мм
Двигатель: карбюраторный, «Континенталь» AV-1790-5С
мощность 810 л.с.
Скорость по шоссе, км/ч: 35,2
Запас хода по шоссе, км: 128

www.dogswar.ru

Война способна дать огромный толчок технологиям и техническому развитию. Обе мировые войны XX века наглядно это продемонстрировали. К примеру, в годы Второй мировой войны эволюционные процессы в танкостроении, которые в период между войнами шли десятилетиями, ужались по времени в годы, а иногда и вовсе в месяцы. После завершения активной фазы боевых действий этот процесс не замедлился, так как на смену «горячему» мировому конфликту пришла война «холодная», поделившая планету на два противоборствующих лагеря.

В те годы законодателями мод в танкостроении по праву оказались советские и американские конструкторские школы, за которыми как могли пытались успеть и европейские конструкторы. Довольно ощутимых успехов смогли добиться британцы, которые спроектировали и запустили в производство удачное 105-мм танковое орудие Royal Ordnance L7. Знаменитая пушка L7, которая была спроектирована в 1959 году, нашла применение не только в Великобритании, но и по всему миру — в США, ФРГ, Швеции, Японии и даже Израиле. Но на этом фоне выделялась Франция, которая продолжала идти своим собственным путем. Проекты французских конструкторов отличались своей оригинальностью и в межвоенный период, эксклюзивность и необычность решений была сохранена во Франции и после Второй мировой войны.

Широкое распространение в годы Второй мировой войны подкалиберных снарядов, а также кумулятивных боеприпасов привело к стремительному росту бронебойных характеристик противотанковых средств. В этих условиях броня и ее толщина перестали играть ключевую роль в бою. Чаша весов в противостоянии брони и снаряда качнулась на сторону последнего. Принимая это во внимание, французские военные и конструкторы в конце 1940-х начале 1950-х годов сделали ставку на разработку быстрого и мобильного танка, который отличался бы хорошим вооружением. Скорость боевой машины на поле боя, ее маневренные характеристики и уменьшение поражаемого силуэта были выведены ими на первый план. Со временем развитие этой концепции привело к вырождению во всем мире тяжелых танков, на место которых пришли ОБТ — основные боевые танки.

Французские военные вовремя смогли уловить новые общемировые тенденции и решили держаться в кильватере, заказав промышленности создание прототипа основного боевого танка. Выбор пал на компанию Batignolles-Châtillon (Батиньоль-Шатильон), производственные мощности которой находились в Нанте. Компания специализировалась на выпуске железнодорожных локомотивов и оборудования для газовой и нефтяной промышленности, естественно, у фирмы имелся и опыт в создании танков. В 1950 году перед инженерами компании была поставлена задача спроектировать средний танк, оснащенный 90-мм пушкой F3. Танк должен был стать дальнейшим развитием легкого танка AMX-13, спроектированного во второй половине 1940-х годов. Планировалось, что новый танк, получивший название Batignolles-Chatillon Char 25T (25-тонный танк разработки компании «Батиньоль-Шатильон), станет основой французских танковых сил.

По сути, новый танк был модернизацией AMX-13, но с увеличенным корпусом. При этом танк не просто подрос в размерах, но и обзавелся еще одним членом экипажа (четыре человека против трех на AMX-13). Необходимо отметить, что прародитель в лице легкого танка AMX-13 и сам являлся очень удачной боевой машиной. Его сравнительно высокие боевые качества обеспечили этому французскому танку популярность в мире. Танк достаточно активно продавался на экспорт: из 7700 таких танков и машин на его базе, выпущенных французской промышленностью, 3400 было продано на экспорт. Танк состоял на вооружении как минимум 10 стран, в том числе Индии, Аргентины, Египта, Израиля.

Изюминкой легкого танка AMX-13 была его компоновка, которая имела ряд особенностей. Самым заметным элементом конструкции данного танка была его качающаяся башня. В отличие от обыкновенных башен качающая состояла из двух частей: нижней, которая была связана с опорой башни и верхней, которая устанавливалась на нижней на цапфах так, что могла поворачиваться относительно нижней части в вертикальной плоскости на определенный угол. При этом орудие было жестко связано с верхней качающейся частью танковой башни. Горизонтальная наводка орудия на цель производилась вращением нижней части башни, а вертикальная наводка поворотом верхней части башни. Использование такой конструкции облегчало решение проблемы автоматизации процесса заряжания пушки и способствовало уменьшению размеров башни.

Второй интересной особенностью рассматриваемого танка был автомат заряжания. В верхней качающейся части башни французские конструкторы разместили два магазина револьверного типа. Использование на легком танке автомата заряжания позволило уменьшить его экипаж до 3 человек за счет отказа от заряжающего. При этом командир боевой машины находился в левой части башни, наводчик в правой части, а механик-водитель располагался в отделении управления в корпусе танка. Сразу за казенником орудия по обеим сторонам ниши башни находились два барабанных магазина на 6 снарядов каждый. Сила отката орудия вращала магазин и освобождала очередной снаряд, который скатывался на лоток, ось которого совпадала с осью канала ствола орудия. После этого снаряд автоматически досылался в ствол, затвор закрывался и производился выстрел из пушки. Реализация данного механизма позволила обеспечить скорострельность на уровне 10-12 выстрелов в минуту. Однако имелся и серьезный минус. Расстреляв боекомплект из барабанов, по существу, ставший безоружным танк должен был покинуть поле боя или выйти из-под огня, для того чтобы провести повторную зарядку магазинов. Они вновь заполнялись через люки, расположенные на крыше башни.

Основным вооружением первых легких танков АМХ-13 была 75-мм пушка (с ней было выпущено чуть более 2 тысяч машин), установленная в башне FL-10. Затем появилась более многочисленная версия с 90-мм нарезной пушкой, установленной в той же башне. 90-мм пушка имела дульный тормоз и теплоизоляционный кожух. Уже в 1970-х годах свет увидела еще одна версия танка. На этот раз его оснастили модифицированной башней со 105-мм орудием и лазерным дальномером.

Так как Batignolles-Chatillon 25T являлся дальнейшим развитием танка АМХ-13, он получил особенности его компоновки. Прежде всего, речь идет об использовании качающейся башни. Помимо этого трансмиссионное отделение танка было расположено в передней части его корпуса. Здесь же располагалось отделение управления, смещенное к левому борту. Ходовая часть танка состояла из 6-и обрезиненных опорных катков, снабженных гидравлической подвеской, и 3-х поддерживающих роликов (на каждый борт). Переднее расположение трансмиссии предопределило тот факт, что ведущими у танка стали передние колеса, а задние играли роль ленивцев. В отличие от легкого танка АМХ-13, новая боевая машина отличалась не только большими размерами, но и лучшим бронирование. Верхняя лобовая деталь корпуса, расположенная под хорошим углом наклона, обладала толщиной 60 мм. На АМХ-13 лобовая броня корпуса не превышала 30 мм.

Конструкция танковой башни повторяла ту, что была использована на танке АМХ-13 и уже описана выше. Башня данного типа была разработана еще в 1946 году инженерами французской компании АМХ для опытного проекта AMX-12t, позднее она была установлена на серийном легком танке АМХ-13, который в итоге и послужил прототипом для Batignolles-Chatillon Char 25T. Новый французский опытный танк унаследовал все плюсы и минусы данного технического решения.

Преимуществ у такой конструкции башни было несколько. Во-первых, она позволяла использовать имеющийся автомат заряжания. Конструкторы вынесли барабаны автомата заряжания в кормовую нишу башни, такое решение позволяло сократить ее забронированный объем. Во-вторых, в связи с тем, что наведение пушки по вертикали осуществлялось всей верхней частью башни, а не только одним орудием, не было необходимости в увеличении высоты башни. При использовании качающейся башни казенник орудия не мог упереться в крышу башни в случае, если ствол орудия опускался для стрельбы вниз на отрицательные углы наведения. Имелись у конструкции и свои недостатки — небольшой боекомплект (30 снарядов), а также невозможность ручной перезарядки изнутри танка, если автомат заряжания выходил из строя.

Основным вооружением опытного французского среднего танка стало 90-мм орудие F3 с дульным тормозом. Начальная скорость бронебойного снаряда данной пушки составляла 930 м/с. Вместе с орудием в верхней части качающейся башни был расположен спаренный с ним 7,5-мм пулемет MAC 1934T. Помимо этого по бокам башни были размещены по два дымовых гранатомета. В башне находилось только два члена экипажа — наводчик и командир танка. Внизу в корпусе танка располагался радист, а место механика-водителя, как и на танке АМХ-13, располагалось впереди с левой стороны от двигателя.

Благодаря небольшому весу боевой машины, который составлял менее 25 тонн, танк был достаточно подвижным и отличался небольшими габаритами. Заявленная в проектных документах максимальная скорость хода по шоссе составляла 65 км/ч. Длина танка составляла 5,67 метра (для сравнения Т-54 — 6 метров), ширина — 3,16 метра (Т-54 — 3,27 метра), высота — 2,37 метра (Т-54 — 2,22 метра).

Два прототипа нового танка были изготовлены на заводе в Нанте в 1954 году. Их ходовые испытания и стрельбы шли на протяжении года, после чего в 1955 году проект было решено закрыть в пользу другой перспективной боевой машины, которая в дальнейшем получит индекс АМХ-30. Причинами такого решения стали: ненадежность гидравлической подвески танка Batignolles-Chatillon 25Т, которая оказалась очень капризной; необходимость постоянного технического обслуживания ходовой части танка после каждого применения, что было неприемлемо для французских военных; и угасающий интерес к башням качающегося типа. Стоит отметить, что тогда военные всего мира всерьез рассматривали возможность ядерной войны и боевых действий в ее условиях. Учитывая это, разрабатывались новые версии танков и других бронированных машин с противоатомной защитой. В то же время сделать полностью герметичным танк с качающейся башней просто не представлялось возможным.

До наших дней сохранился лишь один экземпляр данного танка. Единственный Batignolles-Chatillon Char 25Т хранится в знаменитом Музее бронетехники в Сомюре (Франция). И хотя данный танк никогда не был запущен в серийное производство, ему удалось сохранить свое имя и французский шарм. Благодаря популярной игре World of Tanks он не был забыт. Машина, которая никогда не становилась участником реальных сражений, активно участвует сегодня в боях виртуальных. В игре она представлена в виде среднего танка 10 уровня в ветке развития Франции, а также двух САУ на его базе Batignolles-Châtillon 155 55 и Batignolles-Châtillon 155 58 (с автоматом заряжания).

Источники информации:
http://warspot.ru/3158-mashina-s-kachayuscheysya-bashney
http://armor.kiev.ua/Tanks/Modern/Amx13/amx13.php
http://armor.kiev.ua/Tanks/Modern/Amx13/amx13_1.php
http://vilingstore.net/Oruzhie-i-voennaya-tehnika-c17/BatignollesChatillon-25t-i72876
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Качающаяся башня танка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.