Чтобы ваша жизнь всегда была яркой нужно оставаться ребенком. Вот пример неунывающего по жизни пенсионера, выйдя на пенсию он вплотную занялся конструированием радиоуправляемых танков. Данное занятие прибавляет ему бодрости и энергичности. Автор с детства увлекался моделированием, коллекционированием военной бронетехники, а теперь имея много свободного времени создает радиоуправляемую боевую машину.
Данная затея очень непроста, требует много времени и труда, как физического так и умственного.

Мастер не долго размышлял какую модель будет собирать, конечно же легендарный Советский танк Т-34-85.
Во время Отечественной войны Немцы люто боялись маневренного и быстрого Русского танка.
Собирая модель автор учел все тонкости и нюансы данной машины.

Что же давайте перейдем непосредственно к самой сборке, но перед этим ознакомьтесь с перечнем инструментов и материалов необходимых для создания легенды.

Материалы
1) фанера
2) колеса
3) ось
4) стекловолокно
5) болты
6) редуктор
7) аккумуляторы
8) провода
9) уголок
10) клей


Инструменты
1) циркулярная пила
2) электолобзик
3) набор гаечных ключей
4) дрель
5) паяльник
6) молоток
7) струбцины
8) линейка
9) напильник
10) отвертка

За основу был взят чертеж Т-34-85
Корпус автор выполняет из фанеры.
В моторном отсеке расположил аккумуляторы и электродвигатели.
Место установки поворотного механизма башни.
Установил переднюю ось.
В передней части где расположен механик-водитель так же установлены дополнительные аккумуляторы.
Далее автор переходит к установке уголков, для последующей установки опорных катков.
Прикручивается к корпусу болтами.
Для этого проделал заранее отверстия.
Затянул болтом под шайбу для надежности.
Совместил 2 колеса получился опорный каток.
Вид колеса внутри.
Таким образом сделаны все катки.
Колеса прикручиваются к уголку.
Все прикручивается к корпусу танка.
Вот так это все выглядит.
Все катки установлены.
Затем автор переходит к изготовлению направляющих катков, делает он их из той же фанеры что и корпус самого танка.
Сверлит отверстие.
Придает форму на циркулярной пиле.
Продолжает действия.
Обода катков обклеивает крепежным элементом, для уверенного сцепления.
Вот что у него получилось.
Передний направляющий ролик.
Траки .


br />Строго соблюдается очередность.
Пол дела сделано.
Оставляет на сутки для полного высыхания клея.
Для большей надежности автор пользуется зажимами.
Как все просохло незамедлительно установил на танк.
Обратите ваше внимание, передние направляющие катки мастер сделал с амортизацией-это нужно для натяжения гусениц.Вид переднего направляющего катка
Вид с боку, задний ведущий каток.
Установленная гусеница.
Привод передающий крутящий момент.
Электродвигатель с редуктором проходят предварительные испытания.
Далее узел установлен непосредственно на танк.
Редуктор запечатан вот в такую деревянную оболочку.
С ходовой частью разобрались далее идет сборка и установка башни и орудия.
В башню установлена система ведения пневматической стрельбы шариками с краской.
После сборки и покраски автор сделал памятное фото с танком.
Проходит обкатку, «танки грязи не боятся».
А здесь уже проходит танковая дуэль между -85 и Немецким тяжелым танком Т-6 » Тигр».
Наш победит это однозначно!

usamodelkina.ru


  Модернизация танка Т-34

Опыт боев 1941-1942 гг. доказал, что самое хорошее оружие бессильно, если нет надежных средств наблюдения за полем боя и передачи информации. Приемо-передающие радиостанции в первые два года войны были роскошью, их получали только командирские машины. Всем остальным экипажам предлагалось просто повторять действия командира; обнаружив новую опасность, они не имели никакой оперативной возможности оповестить своих товарищей. Положение изменилось только в 1943 г., когда все без исключение танки Т-34 и САУ на их базе стали получать рации. Отметим заслугу союзников, поставивших недостающее количество передатчиков (в служебной переписке Наркомата танковой промышленности они обозначались «радиостанции N19»).

Командирская башенка с круговым обзором для танка Т-34-76 разрабатывалась в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны от 5 июня 1942 г.


енью того же года началось изготовление опытных образцов нового перископического смотрового прибора Мк-4. Название последнего указывает на источник заимствования — британский тяжелый танк Мк-4 «Черчилль». Окончательный вариант конструкции командирской башенки с 5 смотровыми щелями и прибором Мк-4 был утвержден ровно через год постановлением ГКО от 7 июня 1943 г. Уральский танковый завод №183 с 1 июля 1943 г. оснащал все свои «тридцатьчетверки» командирскими башенками — правда, без приборов Мк-4, поставка которых еще не была налажена. К осени выпуск танков Т-34-76 с командирскими башенками был налажен на всех заводах НКТП.

Принятые меры были несомненно полезными, но в должной мере проблему не решали. Вне зависимости от качества приборов Мк-4 или наличия командирской башенки в боевом отделении Т-34-76 выпуска второй половины 1943 г. продолжали работать всего два человека — командир и заряжающий. У них, как и прежде, не было времени для отслеживания ситуации. Единственным выходом было введение башни с расширенным погоном для трех членов экипажа — командира, наводчика и заряжающего, по образцу немецких и американских танков.

Это и произошло в начале 1944 г., после принятия на вооружение танка Т-34-85. Читаем описание еще опытной башни с пушкой Д-5Т на погоне диаметром 1600 мм, подписанное главным конструктором завода N183 А.А.Морозовым и его заместителем Н.А.Кучеренко: «В новой башне предусмотрено место для командира танка, имеющего на крыше башни наблюдательную башенку и на стенке башни радиостанцию, что дает возможность кругового наблюдения и средства связи для управления боем. В старой башне функции командира танка выполняет наводчик, который, будучи занят стрельбой, не имеет возможности вести круговое наблюдение и, следовательно, удовлетворительно управлять боем» .


Командирская башенка танка Т-34-85 имела те же средства наблюдения, что и предшественница на танке Т-34-76: 5 горизонтальных смотровых щелей со стеклоблоками и прибор Мк-4; дополнительные Мк-4 получили заряжающий и наводчик. Последние были установлены прямо на крыше башни [138]. Теперь уже три члена экипажа «тридцатьчертверки» имели возможность наблюдать за полем боя: командир — постоянно, заряжающий и наводчик — в перерывах между ведением огня из пушки. Пожалуй, стоит прислушаться к мнению С.Залоги, американского автора, специализирующегося на истории танкостроения: появление пятого члена экипажа «… сделало возможным применение более искусной тактики боя, поскольку командир мог теперь сосредоточить все свое внимание на управлении экипажем и координации действий с другими танками. Данная особенность стала одной из важнейших причин значительного роста тактического искусства, продемонстрированного советскими танковыми войсками в 1944/45 гг., и увеличения процента побед в схватках с германскими танками».

Прицелы танков Т-34-85 уже не слишком уступали германской оптике. Введенные на серийные машины весной 1944 г. телескопические шарнирные прицелы ТШ-15 или ТШ-16 с четырехкратным увеличением были удобны в работе и обеспечивали значительную дальность точного огня прямой наводкой — до 3800 м .


Весьма перспективным новшеством танков Pz.Kpfw V Ausf G выпуска ноября 1944 г. были приборы ночного видения, позволявшие вести наблюдение на расстоянии до 700 м. Аналогичные советские довоенные опытные устройства, к сожалению, не были доведены до выпуска серийных образцов. Впрочем, и немцы смогли оснастить инфракрасными прожекторами и прицелами только 63 «Пантеры», не сыгравших особой роли в последних сражениях Второй мировой войны .

Достаточно широкий башенный погон Т-34-85 (1600 мм) в сочетании с удобной боеукладкой (16 снарядов — в кормовой нише башни, 4 — рядом с наводчиком у борта башни, остальные 36 — в ящиках на днище танка) позволип советским танкистам уверенно противостоять немцам в боевой скорострельности. Несмотря на возросшие размеры и вес снарядов, опытный экипаж мог производить 6-8 прицельных выстрелов в минуту. Вновь обратимся к описанию экспериментальной башни 1943 г.: «Выбранные размеры и форма, размещение в ней всех механизмов, приборов и установка новой пушки позволили команде танка, несмотря на увеличенные габариты пушки и веса снаряда, чувствовать себя в башне значительно свободнее и удобнее, что очень выгодно сказалось на обслуживании системы, работе механизмов и скорострельности пушки из танка, о чем имеется весьма положительное заключение государственной комиссии по испытанию танка Т-34 с башней, вооруженной 85-мм пушкой Д-5, которое проводилось на Гороховецком полигоне (рядом с Н.Новгородом) в период с 12/11-43 г. по 23/11-43 г.».


В завершение темы отметим еще два существенных обстоятельства, влияющих на быстроту поражения целей — особенно в условиях маневренного боя, когда противник появляется внезапно и с неожиданных направлений. Германские танки всегда отличались хорошо продуманными боевыми отделениями, где было предусмотрено все необходимое для ускоренной работы наводчика и заряжающего. Танки Pz.Kpfw IV оснащались системой целеуказания; на Т-34-85 она появилась только после войны. Башни Pz.Kpfw IV и Pz.Kpfw V имели вращающийся полик, и заряжающим не приходилось перебегать по днищу танка, запинаясь о стреляные гильзы — как это имело место на «тридцатьчетверках». В отличие от «Пантеры» на Т-34-85 не было специального устройства для продувки ствола после выстрела и отсоса газов из короба гильзоулавливателя. Лишь в 1944 г. загазованность во время стрельбы была уменьшена до терпимого уровня введением специального вентилятора, отводящего газы от замка орудия.

Тем не менее в 1944-1945 гг. «тридцатьчетверки» нередко опережали германские машины в скорострельности на поле боя. Дело в том, что пушки всех немецких танков с длинноствольными 75-мм орудиями (43-го калибра и более) имели дульный тормоз. Чтобы поднять бронепробиваемость, немецкие конструкторы до предела увеличили вышибные заряды. О массе пороха в бронебойных снарядах советских 85-мм пушек и германского 75-мм орудия KwK42 уже сообщалось выше. Заряд 76,2-мм бронебойных снарядов для пушек танка Т-34-76 колебался от 900 г до 1080 г, 75-мм снаряд для орудия KwK40 содержал 2430 г пороха.


За подобную мощь приходилось расплачиваться не только более прочными и соответственно тяжелыми орудийными стволами, но и необходимостью усиления противооткатных устройств. Они неизбежно увеличивались в размерах и занимали драгоценный забронированный объем. Далее шли расширение башни, увеличение веса машины и другие неприятные последствия. Чтобы разорвать порочный круг, немецкие специалисты согласились на установку дульного тормоза, значительно уменьшающего силу отката. Соответственно удалось сохранить умеренные размеры откатников и самих башен.

Все прекрасно, за исключением одного: дульный тормоз рассеивал струю газов при выстреле в разные стороны, поднимая на пыльной, песчаной, заснеженной или покрытой лужами местности полностью закрывающие обзор облака. Опыт эксплуатации в советских войсках танков М4А2 «Шерман», вооруженных 76,2-мм орудием с дульным тормозом, показал следующее: ударная волна в сухую погоду создавала волну пыли, висящую в воздухе от 8 до 30 сек. Пороховой заряд американского бронебойного снаряда вряд ли превышал германский для пушки KwK 40. То же самое имело место при стрельбе советских танков ИС-2, 122-мм орудие которых украшал дульный тормоз . Что происходило далее — вполне очевидно. Для производства повторного выстрела или поражения новой цели танкистам либо приходилось ждать, когда рассеется пыль, либо передвигаться в сторону на несколько десятков метров. И то, и другое означало снижение боевой скорострельности.


«Тридцатьчетверки» всех серийных типов, а также САУ на их базе дульного тормоза не имели и от пылевых вихрей во время стрельбы особенно не страдали. Поэтому они могли развивать более высокий темп огня, отвечая на каждый снаряд противника несколькими своими.

Немцы также предполагали вооружить последние модификации своих танков и истребителей артиллерийскими системами без дульного тормоза. На танке Pz.Kpfw V Ausf.F должна была стоять 75-мм пушка KwK 44 конструкции пльзеньского завода «Шкода», на «Пантере-И» — 88-мм орудие KwK43/2. Разработка этих машин затянулась, и они опоздали на войну. В боевых действиях приняли участие лишь истребители, оснащенные орудиями без дульных тормозов: Jgd.Pz. «Hetzer» (75-мм пушка РаК 39/2) и Jagdtiger (128-мм пушка РаК 44). В послевоенный период практически все танкостроители мира отказались от дульных тормозов, какой бы мощности ни были танковые орудия: лекарство оказалось опасней самой болезни.

Советские специалисты не слишком высоко оценивали отечественные электромеханические механизмы поворота танковых башен. В перечне недостатков указывало.


еще хуже. О танках Pz.Kpfw IV Ausf.J выпуска 1944-1945 гг. говорить вообще не будем — в целях упрощения производства на них устанавливались лишь маховики ручного поворота башни. На танке Pz.Kpfw V, несмотря на плавность движения гидравлического привода вращения башни, последний рывок для точного наведения все равно делался вручную, так же, как на «тридцатьчетверке».

При использовании механического привода башня танка Т-34-85 вращалась со скоростью не менее 20 градусов в секунду, полный оборот совершался за 18 секунд. Аналогичные данные «Пантеры» — 17-18 секунд. Вроде бы одно и то же. Но электродвигатели поворота «тридцатьчетверки» работали от аккумуляторов и не зависели от дизеля В-2. Гидропривод вращения башни танка Pz.Kpfw V отбирал мощность от коробки передач и с выключенным двигателем не работал. Кроме того, 17-18 секунд на полный оборот башни были возможны лишь при максимальных оборотах мотора. Во время остановки танка для прицельной стрельбы обороты двигателя сбрасывались, соответственно падала и скорость вращения башни. На 1000 оборотов в минуту (максимум — 3200, рабочий режим при движении — 2500) полный оборот башни происходил за полторы минуты и даже больше.

И, наконец, последнее. В отличие от башни танка Т-34-85 с ее почти идеальной весовой центровкой башня «Пантеры» была весьма не уравновешена. Поэтому советские танкисты могли вращать башню вручную при крене машины до 10 градусов, а германские — только до 5 градусов.

Из всего сказанного следует, что танки Т-34-85 имели более высокие, чем немецкие боевые машины, возможности маневра огнем. Это преимущество важно в любых условиях, но в ближнем бою становится
просто бесценным.

В конце 1943 г. московский филиал НИИ-48, обработав статистику поражений танков Т-34 в сражениях конца 1942-го — первой половины 1943 гг., представил в Наркомат таиковой промышленности отчет с неутешительными выводами: «Преимущества танка Т-34, которые он когда-то имел благодаря своей сравнительно удачно разработанной броневой защите, по сути дела, им уже полностью утеряны», И далее: «Замена танка Т-34 другим более надежно забронированным танком, а также модернизации самого танка Т-34 путем усиления броневой зашиты наиболее ответственных деталей стала совершенно необходимой».

Для пессимизма имелись все основания: помимо перевооружения немецких танков, мощные длинноствольные орудия получили противотанковые подразделения пехотных дивизий вермахта. В 1943 г. были выпущены последние 2626 50-мм пушек Рак 38 и 858 75-мм Рак 97/40, после чего их производство окончательно прекратилось. Основным противотанковым средством становились пушки Рак 40: в течение 1942 — 1945 гг. заводы Германии изготовили 23303 штуки. Никакое другое германское орудие подобными сериями не изготавливалось. Для борьбы с советскими тяжелыми танками (а при нужде — и со средними) в 1943 г. были созданы еще более мощные 88-мм орудия Рак 43 и Рак 43/41 с единым стволом длиной в 70 калибров, нос разными лафетами. До конца войны их было сделано 3501 штука .

Соответственно изменилась и статистика попаданий. В 1945 г., подводя итоги войны, ученые НИИ-48 подготовили следующую таблицу поражений танков Т-34 снарядами разного калибра:

В 1943 г. усиление броневой защиты серийных танков Т-34-76 не проводилось, тем не менее они имели небольшие преимущества перед машинами 1942 г. Во-первых, уральские и сибирские металлургические заводы справились с проблемами освоения выплавки и проката броневого металла. В конце 1942 г. контролеры бронекорпусного производства завода N?183 отметили улучшения качества поставляемого « специалиста». Технологические мероприятия танкостроителей (индукционный нагрев свариваемых деталей, более сложная термообработка) позволили сократить количество и размеры трещин на корпусах танков. Во всяком случае, их размер не превышал теперь 15 — 40 мм.

Анализируя в конце 1943 г. данные о выходе из строя танков Т-34 на Курской дуге, специалисты НИИ-48 выяснили, что ранее установленное распределение опасных поражений заметно изменилось. В усилении броневой зашиты нуждались теперь не только башня и вертикальные борта, но все проекции, за исключением разве что кормовой. Да и то потому, что она почти не обстреливалась. Поставить более толстые броневые листы по всем проекциям танка было невозможно из-за неприемлемого увеличения веса танка, поэтому было предложено сосредоточить внимание на деталях с наибольшей снарядной нагрузкой: верхнем лобовом листе корпуса, лобовой части и бортах башни. Соответственно рассматривались два варианта:

— увеличить защиту всей лобовой проекции танка;
— ограничиться бортами и лбом башни.
Оба предложения гарантировали предотвращение около 40% опасных поражений «тридцатьчетверки» (по статистике 1943 г.), однако в первом случае требовалось установить новые тяжелые бронедетали площадью 3,7 кв.м, а во втором — только 3.3 кв.м. Поэтому было принято решение ограничиться введением новой башни, оставив на будущее усиление лобовых деталей корпуса.

Так появилась башня танка Т-34-85 с увеличенной до 90 мм лобовой и до 75 мм бортовой броней. Правда, ее размеры и соответственно вес оказались больше, чем предполагали ученые НИИ-48, но это было неизбежно при введении 85-мм пушки. Появившись на Курской дуге, танки с новой башней при том же количестве попаданий понесли бы на 40% меньше потерь, чем это произошло на самом деле. Эффект усиленной башни в 1944 г. был ниже, но лишь по причине выхода из широкого оборота пушек калибром менее 75 мм.

Освоение отливки увеличенных башенных корпусов не обошлось без технологических проблем, к концу 1944 г. в основном преодоленных. В результате ушли в прошлое опасные вторичные осколки — всеобщий бич брони высокой твердости. В 1945 г. отличную вязкость стали удалось получить на 90 — 95% отливок, против 15 — 20% в 1944 г. Случаи появления небольших трещин на башенном литье в 1944 г. еще имели место, но исчислялись десятками, а не тысячами, как в прошлом. К тому же трещины возникали лишь в кормовой части башен, почти не подвергавшейся обстрелу.

Отдельная и очень интересная тема — защита от кумулятивных боеприпасов. Как уже сообщалось ранее, кумулятивные 75-мм снаряды более или менее широко применялись немцами в 1942 г. Изучив пробивное их действие, сотрудники НИИ-48 (ответственный исполнитель темы — К.Н.Тимошенко) предложили использовать стальные экраны толщиной 6-8 мм с установкой на расстоянии 50 — 80 см от основной брони. Дополнительной выгодой от экранов считалось ослабление действия под-калиберных 37-мм и 50-мм снарядов (после прохождения экрана траектория их движения нарушалась). В соответствии с выводами НИИ-48 в январе 1943 г. конструкторское бюро завода №112 начало разработку системы экранов для танка Т-34.

К лету завод N9112 выпустил 68 экранированных «тридцатьчетверок»; в конце июля 1943 г. они появились на Западном фронте в районе севернее г. Орла. Первый же бой завершился полным конфузом: почти все машины были подбиты обычными 75-мм бронебойными снарядами. Сопровождавший опытные танки сотрудник НИИ-48 В.В.Ларченко доложил: «В этих условиях обстрела (большие калибры и короткие дистанции) экранированные танки не могли показать и не показали каких-либо реальных преимуществ броневой защиты по сравнению с танками неэкранированными» .

Летом 1943 г. германские войска впервые применили новое оружие пехоты — реактивные противотанковые ружья R.Pz.B.54 «Офенрор» калибром 88 мм и их станковый вариант «Пупхен», а также гранатометы разового действия «Фаустпатрон» (они же — «Панцерфауст*). Все эти системы имели очень мощные снаряды кумулятивного действия (бронепробиваемость — от 140 до 220 мм). В отличие от германских бронебойных 75-мм «болванок» кумулятивные снаряды очень часто вызывали детонацию танкового боекомплекта. В ходе Берлинской операции в танковых частях двух фронтов — 1-го Белорусского и 1-го Украинского — вражеская артиллерия вывела из строя 2051 танк Т-34, в том числе безвозвратные потери составили 652 машины {около 32%). Фаустники поразили 182 «тридцатьчетверки», причем 146 (80%) не подлежали восстановлению .

Единственное, что снижало опасность для «тридцатьчетверок», — это немецкие противотанковые гранатометы имели очень небольшую дальность прицельного огня. «Фаустпатроны» стреляли, в зависимости от типа, по табличным данным на 30 — 100 м, фактически же не более 80 м. «Офенрор» имел табличную дальность 150 м, но попасть в танк на такой дистанции было проблематично из-за большого рассеивания снарядов. Прицельная планка «Пупхена» рассчитывалась на 700 м, однако эффективная дальность огня не превышала 300 м. Легкая гладкоствольная 80-мм пушка типа 8Н.63, укладывавшая половину своих кумулятивных снарядов (бронепробиваемость — 142 мм) в квадрат 70×70 см на дистанции в 750 м, появилась слишком поздно, в самом конце войны, и была выпущена серией в 260 штук .

В 1943-1944 гг. советские танковые войска вели боевые действия на более или менее открытой местности, просматривавшейся по крайней мере на несколько сотен метров. Поэтому немецкие фаустники особых проблем не создавали — танковые пулеметы и пехотинцы (это не 1941 г., без сопровождения пехоты советские танки в атаку не ходили) «выкашивали» их после первого же выстрела. По данным НИИ-48, в 1944 г. на «Фаустпатроны» и «Офенроры» приходилось всего 4% поражений советской бронетехники. В одном из отчетов с 1-го Белорусского фронта за июль 1944 г. не без удовольствия отмечалось: «Немцы часто не выдерживают сближения с нашими атакующими танками ближе, чем на 150-200 м, особенно, если танки появлялись у них на флангах или в тылу, в связи с этим противник почти не применил огромного количества противотанковых гранат типа «Фауст», которое он сосредоточил как в оборонительном рубеже р-н р.Друть, так и на всех опорных пунктах».

Ситуация стала угрожающей во время штурма многочисленных европейских городов. Укрывшиеся в подвалах и на чердаках домов немецкие пехотинцы впервые получили возможность в упор расстреливать из гранатометов советские танки, медленно пробиравшиеся по узким улицам. Танкисты в ответ начали сооружать импровизированные противокумулятивные экраны из подручных средств типа сеток и ящиков. Каких-либо стандартных экранов промышленность не выпускала. Не будем обвинять конструкторов в бездействии: в первые же месяцы 1945 г. в КБ завода №112 изучили различные варианты экранирования «тридцатьчетверок» — и отказались от них. Для предотвращения поражения танка Т-34 кумулятивными снарядами «Офенроров» и «Фаустпатронов» экраны требовалось устанавливать на расстоянии не менее 90 — 100 см от основной брони, что практически было невыполнимо. Именно тогда впервые прозвучало предложение: ввести непосредственно «… в конструкцию защиты элемент, который мог бы ослабить прожигающее действие концентрированного факела раскаленных газов на броню». Немедленно же, для последних сражений мировой войны, можно было сделать только одно — усилить заградительный пулеметный огонь танков и САУ.

В конце войны броня «тридцатьчетверки» не позволяла относиться к вражескому огню с хладнокровным презрением, как это было в 1941 г. Но это вовсе не означает, что по уровню защищенности танк Т-34-85 уступал своим немецким или американским ровесникам.

Конечно, на серийных «тридцатьчетверках» не было автоматической системы противопожарного оборудования (ППО), как на «Пантерах». В январе 1944-го на заводе №112 устанавливали весьма эффективную систему ППО, разработанную в НИИ противопожарного оборудования, однако 30 или 100 танков погоды не делали. С другой стороны, двигатели Т-34 не вспыхивали от внутренних осколков или просто искр от непробившего броню снаряда, как это имело место на Pz. Kpf w V с их бензиновыми моторами. На «Пантерах», в отличие от Т-34, не было баков с топливом в боевом отделении, зато имелся немалый запас весьма горючего трансмиссионного масла перед отделением управления и полыхающей ярким пламенем жидкости в гидравлической системе поворота башни.

Для дополнительной защиты пороховых зарядов унитарных снарядов от возгорания после поражения брони на американских средних танках М4 в 1944 г. ввели так называемую «мокрую» боеукладку — кассеты с двойными заполненными водой стенками. Для зарядов 105-мм гаубиц танков поддержки сооружались бронированные ящики [164]. Создатели «тридцатьчетверки» обошлись без мудреных затей — они просто разместили ящики с унитарными патронами для пушки на днище танка (плюс кормовая башенная боеукладка на Т-34-85), т.е. там, куда вражеские снаряды попадали крайне редко. Американские конструкторы не могли себе этого позволить: по днищу вдоль корпуса «Шермана» проходила карданный вал, боеприпасы волей или неволей пришлось размещать непосредственно под башней, в наиболее обстреливаемой части бортовой проекции танка.

В целом танки Т-34 давали своим экипажам неплохие шансы выжить даже после поражения брони. По опубликованным данным, во время наступательных сражений 1944-1945 гг. процент потерь советских танковых армий в боевых машинах был много выше, чем в личной составе. При этом на одного погибшего танкиста приходилось двое раненых — итог не такой уж плохой, если вспомнить о калибрах действовавшей по «тридцатьчетверке» артиллерии.

Но самое главное — подбить танки Т-34-85 было много труднее, чем немецкие Pz.Kpfw V или американские М4 «Шерман». Дело здесь не только в количестве брони, но также в ее качестве, форме броневых деталей и размерах боевых машин.

В двух «Приложениях» к нашей книге, а именно: «Сравнительные тактико-технические характеристики танков Т-34-76, Pz.Kpfw IV Ausf.H, Pz.Kpfw V AuSf.D «Пантера» и М4А4 «Шерман» и «Сравнительные тактико-технические характеристики танков Т-34-85, Pz.Kpfw IV AusfJ, Pz.Kpfw V Ausf-G и М4АЗ(76) HVSS «Шерман», опубликованы толщины брони по ходу снаряда танков выпуска 1943-1944 гг. Если оперировать только этими цифрами, то необходимо признать следующее: Т-34-76 безусловно превосходил лишь танк Pz.Kpfw IV Ausf.H, a T-34-85 — танк Pz.Kpfw IV AusfJ. Дополнительные 5-мм бортовые экраны, появившиеся на «четверке» в 1943 г. , предохраняли лишь от пуль противотанковых ружей и ничего не значили для 7б,2-мм или 85-мм бронебойных «болванок». М4А4

«Шерман» имел по сравнению с «тридцатьчетверкой» большую толщину лобовой защиты, но скромную бортовую броню. М4АЗ был лучше защищен по трем основным проекциям (лоб и борта). Правда, противоснарядная стойкость американской брони средней твердости (корпус из катаного металла) и низкой твердости (литая башня) заметно уступала стойкости советской стали высокой твердости, поэтому можно считать, что М4А4 лишь вплотную приблизился к Т-34-76, а М4АЗ примерно равен Т-34-85.

 

ww2history.ru

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ ТАНКА

(рис. 1 — 4)

Танк Т-34-85 представляет собой боевую гусеничную машину высокой проходимости с вращающейся башней, сочетающую в себе огневую мощь, броневую защиту и высокую маневренность (скорость и поворотливость).

Танк Т-34-85

Рис. 1. Вид танка слева под углом

Экипаж танка 5 человек.

Танк вооружен 85-мм танковой пушкой обр. 1944 г. и двумя пулеметами ДТМ (один спарен с пушкой, другой устанавливается в лобовой части танка). Вращающаяся башня обеспечивает круговой обстрел из пушки и спаренного с ней пулемета.

Основными частями танка являются:

1. Броневой корпус и башня.
2. Вооружение.
3. Моторная установка.
4. Трансмиссия с приводами управления.
5. Ходовая часть.
6. Электрооборудование.
7. Средства связи.

Танк укомплектован возимым комплектом запасных частей инструмента и принадлежностей (ЗИП).

Чертеж танка т 34 85 с размерами

Рис. 2. Вид танка спереди

Чертеж танка т 34 85 с размерами

Рис. 3. Вид танка справа

Внутри корпус танка делится на четыре отделения (рис. 5) отделение управления, боевое, моторное и трансмиссионное отделения.
Отделение управления (рис. 6) находится в передней (лобовой) части корпуса танка. В нем размещены сиденья механика-водителя и пулеметчика, приводы управления механизмами

Чертеж танка т 34 85 с размерами

Рис. 4. Вид танка сзади

моторной установки и трансмиссии танка, приборы, контролирующие работу двигателя и электрооборудования, пулемет ДТМ в шаровой установке, два баллона со сжатым воздухом для воздушного запуска двигателя, часть боекомплекта и часть ЗИП’а.
Перед сиденьем механика-водителя в верхнем лобовом листе брони имеется входной люк, закрываемый броневой крышкой, в которой установлены приборы наблюдения.
В днище отделения управления перед сиденьем пулеметчика имеется люк запасного выхода.

Боевое отделение (рис. 7) расположено за отделением управления и занимает среднюю часть корпуса танка. Над ним установлена на шариковой опоре броневая башня, в которой размещены: вооружение (пушка и пулемет), сиденья командира танка командира орудия и заражающего, часть боекомплекта и радиостанция.
На крыше башни имеется командирская башенка кругового обзора с шестью смотровыми щелями и перископическим смотровым прибором для командира танка; перископические смотровые приборы имеются также для командира орудия и заряжающего.
Справа от командирской башенки находится входной люк для экипажа танка. В вентиляционных люках башни установлены моторы вентиляторов.
Основная часть боекомплекта размещена в боевом отделении на днище и около бортов. За съемными листами фальшбортов между шахтами подвески расположены баки для топлива. По днищу боевого отделения проходят тяги приводов управления механизмами танка.

Моторное отделение (рис. 8) расположено за боевым отделением и отделено от него съемной моторной перегородкой. В середине моторного отделения на подмоторной раме установлен двигатель. По обе стороны двигателя установлены водяные радиаторы, два масляных бака и четыре аккумуляторные батареи — по две с каждой стороны. На левом водяном радиаторе смонтирован масляный радиатор.

В средней части крыши моторного отделения имеется люк для обслуживания двигателя и по бокам продолговатые люки, служащие для прохода через них воздуха к радиаторам, — воздухопритоки; воздухопритоки прикрываются жалюзи.
В днище моторного отделения, по которому проходят тяги приводов управления механизмами танка, имеется люк для доступа к масляному насосу и водяному насосу двигателя.
Трансмиссионное отделение (рис. 9) находится в задней (кормовой) части корпуса танка и отделяется от моторного отделения перегородкой.

В трансмиссионном отделении расположены: главный фрикцион с центробежным вентилятором, коробка передач, бортовые фрикционы с тормозами, электростартер, бортовые передачи, два топливных бака и два воздухоочистителя типа мультициклон.
В крыше над трансмиссионным отделением имеется люк, закрытый сеткой, для выхода воздуха-воздухоотвод; в воздухоотводе установлены поперечные жалюзи. В верхнем (откидном) кормовом листе брони имеется люк для доступа к агрегатам трансмиссии.
В днище трансмиссионного отделения имеется люк, служащим для слива масла из коробки передач.

Содержание
Содержание

 

pro-tank.ru

Ситуация, в которой рождалась новая «тридцатьчетверка»

Одним из основных факторов достигнутой победы является техническое состояние Красной Армии, которая сумела к этому времени восстановить свою боеспособность. В тяжелейших условиях, сложившихся в стране в 1941-42 гг., советская экономика сумела поставить на поток выпуск основных средств вооружений, добившись количественного превосходства над противником. Советские танки Т-34-76 стали массово поступать в войска, став основной ударной силой Красной Армии. Однако вскоре количество перестало играть на руку советскому командованию.

Танк Т-34-76

Появление в 1943 году на советско-германском фронте новых образцов немецкой бронетанковой техники не замедлило сказаться на боеспособности советских танковых подразделений. Сначала немцы модернизировали свой танк Pz.IV, поставив на него длинноствольное 75 мм. орудие и увеличив броню. Затем в войска стали поступать новые и современные машины, танки Pz.V «Пантера» и Pz.VI «Тигр». Это была абсолютно новая техника, обладающая сильной броней и высокой огневой мощью. За счет новых танков немецкое командование надеялось переломить ход борьбы на фронте, вернуть себе утраченное военно-техническое превосходство. Апофеозом немецких бронетанковых войск должна была стать операция «Цитадель», в ходе которой немецкие войска должны были разгромить основные силы Красной Армии.

Для решения поставленных задач под Курском были сосредоточены основные силы панцерваффе. Все немецкие танковые и гренадерские дивизии, которые должны были принять участие в операции, комплектоваться новыми танками и самоходными артиллерийскими установками. На острие направления главного удара немцы сосредоточили танковые части, оснащенные модернизированными машинами Pz.IV, новенькими танками «Пантера», «Тигр» и самоходными установками «Фердинанд».

Противники Т-34-85

Советское командование имело полноценные танковые армии и могло противопоставить этой стальной лавине довольно внушительные силы, но только количественно. Основу танкового парка советских войск под Курском представлял собой средний танк Т-34. Обзор итогов Курской битвы, сравнение размеров потерь, понесенных советскими танковыми армиями в ходе танковых баталий на поле боя, показали масштабы отставания советской бронетанковой техники от новых немецких танков. Советскому военному руководству стало очевидно, что основной советский танк, родная и надежная тридцатьчетверка проигрывает своим конкурентам в прямом столкновении. Бронетанковые части нуждались в новой машине, способной на равных сражаться с тяжелыми немецкими танками.

Не сразу и не в один момент, такая машина появилась на фронте. На базе тридцатьчетверки был создан новый средний танк Т 34 85, машина с орудием калибра 85 мм. Этот танк стал достойным противником немецкому зверинцу на полях сражений в последующих компаниях завершающего этапа Второй мировой войны.

Этапы рождения новой машины

Основное требование, которое военные предъявили конструкторам танка, заключалось в повышении огневой мощи машины. Короткоствольная 76-мм пушка, стоявшая на советских машинах, не могла эффективно бороться с толстой броней новых немецких танков. Начальная скорость полета снаряда была не достаточной для пробития брони на оптимальных расстояниях для ведения танкового боя. Танку нужна была более мощная пушка, снаряды которой могли бы поражать бронированную технику противника на больших дистанциях.

Подбитый танк Т-34-76

Нельзя сказать, что советские танкостроители сидели все это время, сложа руки. В распоряжении конструкторов имелась готовая техническая документация на новый танк Т-43, являвшийся продолжением модели Т 34-76. Однако использовать эту машину под установку более мощной пушки оказалось невозможно. Было принято решение внести в стандартную конструкцию машины изменения, которые бы позволили установить на танк мощную длинноствольную пушку. Основная модернизация коснулась танковой башни. Корпус машины решили оставить без изменений, стараясь с появлением новой модификации не снизить основное производство. Не стали трогать и силовую установку.

Маневренность советского танка Т-34-76 была удовлетворительной, моторная база отвечала условиям эксплуатации в полевых условиях. Отличалась хорошими характеристиками и ходовая часть машины.

Эволюция башни и вооружения

Новая машина получила новое обозначение Т 34 85, к которому добавились цифры 85 – калибр новой пушки. На первых чертежах модель имела увеличенную башню, в которой вместо 76-мм пушки установили 85-мм пушку Д-5Т. В дальнейшем при проектировании башни выяснилось, что это казенная часть этого орудия занимает много внутреннего башенного пространства. В окончательном варианте танк стал выпускаться с пушкой ЗИС-С-53 или просто С-53. Опытные стрельбы показали, что снаряды пушки С-53, выпущенные с дистанции 1500-2000 метров могли пробивать броневые плиты толщиной 100 мм. Подкалиберные снаряды успешно справлялись с лобовой и бортовой броней немецких танков Pz.V и Pz.IV на меньших дистанциях, 500-700 метров.

В ходе боя с немецкими тяжелыми танками во время операции «Багратион» (лето 1944 года) и на озере Балатон (март 1945 года) выяснилось, что Т 34 85 с орудием С-53 не может вести артиллерийские дуэли с немецкими танками. Для эффективного поражения немецкой бронетехники на прямых дистанциях боя требовался больший калибр, 100 мм. и выше. Участие в операциях советских самоходок СУ 100 наглядно показало, насколько важно в данном случае увеличение калибра. Советские «саушки» с дистанции в 1,5-2 км. прошивали броню немецких «пантер» и «тигров».

Если с орудием вопрос был решен достаточно быстро, то с конструированием башни конструкторам пришлось повозиться дольше. Проблема заключалась в технической необходимости увеличить погон. Танковая башня новой «тридцатьчетвёрки» имела литую конструкцию, значительно большую массу и увеличенные габариты. Форма корпуса не давала больших возможностей для технологического маневра. Параметры башенного погона для новой башни Т 34 85 были предельными. В данном случае сказалась ограниченность технологического ресурса конструкции машины для последующей модернизации.

Башня танка Т-34-85

Новая башня имела увеличенное внутреннее пространство, что позволило увеличить экипаж машины на одного человека. Рядом с командиром машины теперь находился пятый член экипажа – наводчик. Это в свою очередь улучшило качество управления танком в бою, значительно сократило время на подготовку к выстрелу.

В новой машине значительно улучшилась обитаемость пространства. Для удаления из башни пороховых газов машину оснастили мощными вентиляторами. Сверху на башне установили командирскую башенку, которая улучшила командиру машины обзорность. В отличие от своей предшественницы, машины Т-34-76, новая тридцатьчетверка выглядела более современной машиной.

Башня танка с пушкой Д-5Т

Для серийного производства многие узлы машины, оборудование танка Т 34 85 было стандартизированы. Это позволило сохранить высокие темпы производства основного советского танка на протяжении всего последующего периода.

Основные тактико-технические характеристики нового танка выглядели следующим образом:

  • масса машины 32 тонны;
  • высота танка составляла 2700 мм;
  • дизельный двигатель V2 мощностью 500 л/с;
  • скорость движения по пересеченной местности составляла 30 км/ч, по шоссе – 55 км/ч;
  • запас хода 250 км;
  • вооружение машины состояло из 85 –мм пушки С-53, двух 7,62 мм курсовых пулеметов;
  • экипаж танка 5 человек.

Схема Т-34-85

Делая обзор тактико-технических характеристик машины можно говорить о том, что советское танкостроение перешло на качественно новый уровень. Чертежи Т 34 85 показывают, насколько новая машина была адаптирована под массовое серийное производство в условиях военного времени.

warways.ru

Характеристики среднего танка Т-34 образца 1943 г.

Средний танк Т-34 образца 1943 г. (Т-34-85) Страна: СССР Тип: Средний танк Дата выпуска: 1943 г. Длинна: 8100 мм (с орудием), 6100 (по корпусу) мм Ширина: 3000 мм Высота: 2720 мм Броня, лоб: 15-90 мм Броня, борт: 15-90 мм Броня, башня: 15-90 мм Экипаж: 5 человек Двигатель: дизель В-2-34, мощностью 500 л.с. Дальность хода: до 400 км Максимальная скорость: 55 км/ч Масса: 32,2 тонны Вооружение: 85-мм ЗИС-С-53 и 2х 7,62-мм пулемета ДТ

К 1943 году, вермахт располагал уже заметным количеством тяжелых танков, не только не уступающих, но даже превосходящих по бронированию и огневой мощи Т-34 образцов 1940-1942 г. Сюда относились не только новые Pz VI «Тигр», Pz V «Пантера», но и «старые», прошедшие модернизацию Pz IV последних серий. Вопрос о резком усилении боевых качеств Т-34 особо резко встал в начале наступательных операций лета 1943-го года.

Основным преимуществом новых немецких танков являлась способность за счет мощного артиллерийского вооружения  надежно поражать советские танки с дистанций 1500-2000 м. Советские же Т-34-«76» и КВ-1, вооруженные 76 мм пушкой Ф-34 могли ответить только на дистанциях 400-500 м.

Намного лучше результаты, по сравнению с 76-мм Ф-34, дала 85-мм зенитная пушка образца 1939 г. 52-К, которая в ходе обстрела трофейного «Тигра» пробивала его лобовую броню (а это 10 сантиметров стали) с дистанции в 1000 метров. Оставалось только создать орудие с баллистикой 52-К и втиснуть его в габариты уже существующей машины, которая, к слову, совсем не отличалась просторным боевым отделением.

Новая пушка для старого танка

Еще в январе 1942 году разработку 85-мм танковой пушки начали в ОКБ артиллерийского завода № 9 под руководством конструктора артиллерийского вооружения Ф.Ф. Петрова,  Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) под общим руководством В.Г. Грабина и КБ артиллерийского завода № 92 под руководством  А.И. Савина. К концу мая — началу июня 1943 г. были готовы рабочие чертежи и опытные экземпляры 85 мм танковых пушек ОКБ завода № 9 — Д-5Т и ЦАКБ — С-50, созданная под руководством ведущих конструкторов В.Д. Мешанинова и В.А. Тюрина, С-53 конструкторов Т.И. Сергеева и Г.И. Шабарова.

Представило свой образец под названием ЛБ-1 и КБ завода № 92. Работы по проектированию среднего танка на основе Т-34 с 85-мм пушкой одновременно развернулись в КБ заводов № 112 (г. Нижний Новгород) под руководством В.В. Крылова и № 183 (г. Нижний Тагил) под руководством М.А. Набутовского и А.А. Малоштанова.

Установка нового орудия на шасси Т-34 потребовала создания новой, более габаритной башни и как следствие изменения конструкции боевого отделения и корпуса в целом, по причине увеличения диаметра погона башни с 1420 до 1600 мм. В результате проведенных работ на заводе № 112 была создана двухместная башня под орудие Д-5Т с диаметром погона в 1600 мм, выполняя план завод успел к началу 1944 г. изготовить и сдать в войска около 100 единиц танков Т-34 с новой башней и пушкой Д-5Т. К тому времени по результатам испытаний орудие ЦАКБ С-53 было признано лучшим из представленных образцов и новый танк решено было оснащать именно этой пушкой.

1 января 1944 г. С-53 была принята на вооружение. КБ завода № 183 изначально ориентировалось на эту пушку, поэтому башня нижнетагильской разработки была рекомендована для серийного производства. Впрочем, на заводе № 112 выпустили некоторое количество танков с нижнетагильской башней, но с пушкой Д-5Т, установка которого не вызвала значительных затруднений.

23 января 1944 г. постановлением ГКО № 5020сс новый танк под названием Т-34-85 был принят на вооружение (соответственно, танки Т-34 с 76 мм пушкой стали называться Т-34-76). Несмотря на принятие танка на вооружение и подготовка его к серийному производству на профильных предприятиях НКТП, продолжались полигонные испытаний, в ходе которых проявились конструктивные недостатки противооткатных устройств (ПОУ) пушки С-53. Доработка ПОУ была произведена в КБ завода № 92 и с ноября 1944 г. орудие производилось под названием ЗИС-С-53.

Конструктивные особенности Т-34-85 по сравнению с Т-34-76

Конструкция корпуса, трансмиссии и двигателя Т-34-85 по сравнению с Т-34-76 не претерпели принципиальных изменений . Новая башня разработки КБ завода № 183 представляла собой фасонную отливку с амбразурами в передней части для установки орудия, пулемета и прицела с толщиной стенок 90 мм.

 

В бортовых стенках башни имелись по одной с каждой стороны амбразуре для стрельбы из личного оружия экипажа, закрывающиеся броневыми заслонками. У танков ранних серий над амбразурами имелись смотровые щели.

Крыша башни изготовлялась из броневого листа толщиной в 20 мм и крепилась к корпусу посредством сварки. На крыше башни слева ближе к корме устанавливалась цилиндрическая командирская башенка (конструкция на танках произведенных на разных предприятиях могла различаться). По периметру командирской башенки устраивались пять смотровых щелей, прикрытые триплексом. На крыше башенки устанавливался двухстворчатый (после 1945 г. — одностворчатый люк) и командирский смотровой прибор МК-4.

На крыше башни справа от командирской башенки находился люк заряжающего и два прибора МК-4 наводчика и заряжающего.Башня была оборудована механизмом поворота с электроприводом. Рабочие место командира танка располагалось слева от пушки в корме башни, наводчик находился также слева от орудия, впереди командира, рабочее место заряжающего было расположено справа от орудия. остальные члены экипажа располагались также как и на Т-34-76.

В башне на танках ранних выпусков устанавливалась 85 мм танковая пушка Д-5Т, с марта по июль 1944 г. С-53, впоследствии — ЗИС-С-53. Орудие представляло из себя танковую артиллерийскую систему со стволом- моноблоком. Затвор клиновой, вертикальный, полуавтоматика копирного типа. ПОУ включали в себя гидравлический тормоз откатных частей веретенного типа, накатник гидропневматического типа и располагались внизу ствола. Боекомплект орудия состоял из 85 мм выстрелов зенитной пушки 52-К и насчитывал 55 снарядов, расположенных в боеукладках.

Танк оборудовался приборами наблюдения МК-4. В башне танка устанавливалась коротковолновая радиостанция 9-РМ, обеспечивающая двухстороннюю связь на дальности 15-20 км. Серийное производство Т-34-85 было организовано на заводах № 112 (с декабря 1943 г.), № 183 (с февраля 1944 г.), № 174 (г. Омск, с июня 1944 г.). Всего за годы войны с 1943 по 1945 гг. на этих трех предприятиях было изготовлено около 24 000 Т-34-85, из них 274 командирских танков с радиостанцией РСБ-1 (РСБ-ФЗТ) и 330 ОТ-34-85 с  огнеметной установкой.

Серийное производство танка продолжалось на заводах № 183 и № 174 до 1946 г., а на заводе № 112 — до середины 1950 г. Всего за послевоенные годы было выпущено около 4500 танков Т-34-85.

 

Послевоенное использование танка Т-34-85

В годы войны около 500 танков были переданы в польские и чехословацкие формирования на территории СССР. Небольшое количество новых тридцатичетверок использовались вермахтом и его союзниками.

С 1951 по 1958 гг.  Т-34-85 выпускался в Чехословакии на заводе ЧКД. С 1952 по 1959 — производство танка было налажено в Польше на заводе Burnar Labedy. Всего в Чехословакии было произведено 3150 танков и модификаций на его основе, В Польше — 1380.

Танк составлял основу советского танкового парка до середины 50-х годов 20-го века и официально снят с вооружения Российской Армии только в 1993 г.

Поставлялся на экспорт в страны варшавского договора, а также большинство просоветских африканских республик и стран юго-восточной Азии. Благодаря своим уникальным боевым и эксплуатационным качествам до сих находится на вооружении армий некоторых стран (включая Вьетнам, Гвинею, Йемен, КНДР,  Кубу, Лаос, Мали и Намибию).

Танк участвовал во всех более или менее значимых вооруженных конфликтах и войнах после второй мировой войны. На основе Т-34-85 разработаны и серийно производились самоходная артиллерийская установка СУ-100, самоходный поворотный кран СПК-5 и СПК-5/10, эвакуационный танковый тягач Т-34-Т.


источник: компиляция по материалам из открытых источников сети интернет

armedman.ru

Чертеж танка т 34 85 с размерами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.