Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Дмитрий Федорович, у вас в части были только американские машины?

— Шестая танковая армия воевала на Украине, в Румынии, в Венгрии, Чехословакии и Австрии, а в Чехословакии закончила. А позже нас перебросили на Дальний Восток и мы воевали против Японии. Напомню, что армия состояла из двух корпусов: 5-го Гвардейского танкового Сталинградского корпуса, он воевал на наших Т-34, и 5-го механизированного корпуса, где я служил. До 1943 года в этом корпусе стояли английские танки Матильды и Валентайн. Англичане нам поставляли Матильды, Валентайны и Черчилли.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Черчилль позже поставляли?

— Да, попозже,а после 1943 года наши совсем отказались от этих танков потому, что очень серьезные недостатки выявились.


частности, на тонну веса этого танка приходилось где-то 12-14 л.с., а уже в то время считалось для нормального танка иметь 18-20 л.с. Из этих трех типов танков -лучший, канадского производства, Валентайн. Броня обтекаемая, а главное , что на нем стояла 57-мм длинноствольная пушка. С конца 1943 года мы перешли на американские Шерманы. После Кишиневской операции наш корпус стал 9-м Гвардейским. Я дополню о структуре — каждый корпус состоял из четырех бригад. В нашем мехкорпусе было три мехбригады и одна танковая бригада, где я воевал, а в танковом корпусе было три танковые бригады и одна мотострелковая. Так вот, в нашей бригаде с конца 1943 года поставили Шерманы.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Но английские танки не изымали, они воевали до своего конца, то есть был период, когда ваш корпус имел смешенную матчасть — и английскую и американскую. Возникали ли дополнительные проблемы в связи с наличием такой широкой номенклатуры машин разных стран? Например, со снабжением, ремонтом?

— Проблемы со снабжением были всегда, а вообще-то, Матильда — говенный танк, просто невероятно! Я хочу особо подчеркнуть один недостаток. Какая-то дурная голова в Генштабе спланировала операцию так, что наш корпус бросили под Ельню, Смоленск и Рославль.


стность там лесисто-болотистая, то-есть, отвратительная. А Матильда,танк с фальшбортами и разрабатывался, в основном, для действий в пустыне. В пустыне хорошо — песок высыпается, а у нас грязь забивалась в ходовую между гусеницей и фальшбортом. У Матильды коробка перемены передач (КПП) была с сервомеханизмом, для легкости переключения передач. В наших условиях она оказалась слабой и постоянно перегреваясь выходила из строя. У англичан уже тогда, в 1943-м, был агрегатный ремонт, то есть, сломалась КПП — ты четыре болта отвернул, коробку долой, новую поставил и поехал. А у нас так не всегда получалось. У меня в батальоне был старшина Нестеров, бывший колхозник-тракторист, в должности батальонного механика. Вообще, в каждой роте был механик, а этот был для всего батальона. Еще у нас в корпусе был представитель английской фирмы, которая производила эти танки, вот фамилию забыл. Она была у меня записана, но после того, как меня подбили, все у меня в танке сгорело, и фотографии, и документы, и записная книжка. На фронте запрещалось вести записи, но я вел потихоньку. Так вот, представитель фирмы постоянно мешал нам ремонтировать отдельные узлы танка. Говорил, "Здесь заводская пломба, ковырять нельзя!" То есть выбрасывай агрегат и ставь новый. А нам что делать? Нам танк чинить надо. Нестеров у нас ремонтировал все эти коробки передач запросто. Представитель фирмы раз подошел к Нестерову, "Ты в каком университете учился?", а Нестеров отвечает "В колхозном".


Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Шерман был гораздо лучше в плане ремонтопригодности. Знаете, что одним из конструкторов Шермана был русский инженер Тимошенко? Это какой-то дальний родственник маршала С.К.Тимошенко. Высокое расположение центра тяжести было серьезным недостатком Шермана. Танк часто опрокидывался на бок, как матрешка. Вот благодаря этому недостатку я, возможно, и остался жив. Воевали мы в Венгрии, в декабре 1944 года. Веду я батальон, и ,на повороте, мой механик-водитель ударяет машину о пешеходный бордюр. Да так, что танк перевернулся. Конечно, мы покалечились, но остались живы. А остальные четыре мои танка прошли вперед и там их сожгли.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Дмитрий Федорович, у Шермана была резино-металлическая гусеница. Некоторые современные авторы указывают это как недостаток, поскольку в бою резина могла выгореть, тогда гусеница разваливалась и танк останавливался. Что вы можете сказать по этому поводу?

— С одной стороны, такая гусеница — это большой плюс. Во-первых, у такой гусеницы срок службы вдвое больше обычной, стальной гусеницы. Боюсь ошибиться, но, по-моему, срок службы траков Т-34 был 2500 километров.


ок службы траков у Шермана был свыше 5000 километров. Во-вторых, Шерман по шоссе идет как автомобиль, а наш Т-34 так громыхает, что его за черт знает сколько километров слышно. А что было отрицательного? В моей книге "Commanding the Red Army's Sherman Tanks" есть очерк, называется "Босоногие". Там я описал случай, произошедший с нами в августе 1944 года в Румынии, во время Яссо-Кишиневской операции. Жара стояла страшная, где-то + 30 градусов. В сутки тогда мы проходили до 100 километров по шоссе. Резиновые бандажи на катках разогревались настолько, что резина, плавясь, отлетала метровыми ошметками. И недалеко от Бухареста наш корпус встал: резина облетела, катки стало заклинивать, шел ужасный скрежет и в итоге мы остановились. Об этом было срочно доложено в Москву: шутка ли? Такое ЧП, весь корпус встал! Но новые катки нам привезли очень быстро и мы три дня их меняли. Уж не знаю, где они смогли найти столько катков за такое короткое время?

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Еще один минус резиновой гусеницы: даже при небольшой гололедице танк становился, как корова на льду. Тогда нам приходилось обвязывать гусеницы проволокой, цепями, забивать туда болты, чтоб хоть как-то можно было ездить. Но это произошло только с первой партией танков. Увидев это, американский представитель сообщил об этом на фирму, и уже следующая партия танков пришла с дополнительным комплектом траков с грунтозацепами и шипами.


унтозацепов было, по-моему, по семь штук на гусеницу, то есть всего 14 штук на танк. Они лежали в ящике ЗИП. Вообще у американцев работа была поставлена четко, всякий замеченный недостаток устранялся очень оперативно. Еще один недостаток Шермана — конструкция люка механика-водителя. У Шерманов первых партий этот люк, расположенный в крыше корпуса, просто откидывался вверх- вбок. Механик-водитель открывал его част, высовывая голову, чтобы лучше видно было. Так у нас были случаи, когда при повороте башни, пушкой задевали люк и он, падая, сворачивал шею водителю. Один или два таких случая у нас было. Потом это устранили и люк приподнимался и просто сдвигался в сторону, как на современных танках.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

У Шермана ведущее колесо было спереди, то есть, карданный вал шел через весь танк , от двигателя к КПП. У тридцатьчетверки все это стояло рядом. Еще один большой плюс Шермана заключался в подзарядке аккумуляторов. На нашей тридцатьчетверке для зарядки аккумулятора нужно было гонять двигатель на полную мощность, все 500 лошадей. У Шермана в боевом отделении стоял зарядный бензиновый мотоблок, маленький, как мотоциклетный.


вел его — и он тебе зарядил аккумулятор. Для нас это было великое дело! Уже после войны, я долгое время искал ответ на один вопрос. Если загорался Т-34, то мы старались от него отбежать подальше, хотя это запрещалось. Боекомплект взрывался. Некоторое время, с полтора месяца, я воевал на Т-34, под Смоленском. Подбили командира одной из рот нашего батальона. Экипаж выскочил из танка и немцы зажали их пулеметным огнем. Они залегли там, в гречиху и в это время танк взорвался. К вечеру, когда бой затих, мы подошли к ним. Смотрю, командир лежит, а кусок брони размозжил ему голову. А вот когда Шерман сгорал, то снаряды не взрывались. Почему так?

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Однажды на Украине был такой случай. Меня временно поставили на должность начальника артснабжения батальона. Подбили наш танк. Мы выпрыгнули из него, а немцы зажали нас плотным минометным огнем. Мы залезли под танк, а он загорелся. Вот мы лежим и некуда деться. А куда? В поле? Там немцы на высотке все простреливают из пулеметов и минометов. Лежим. Уже в спину жар печет. Горит танк. Мы думаем -всё, сейчас бабахнет и тут будет братская могила. Слышим, в башне бум-бум-бум! Ага, это бронебойные вышибает из гильз: они же унитарные были. Вот сейчас огонь доберется до осколочных и как ахнет! Но ничего не случилось. Почему так? Почему наши осколочные рвутся, а американские нет? Если кратко, то оказалось, что у американцев более чистое ВВ, а у нас был какой-то компонент, увеличивавший силу взрыва в полтора раза, но при этом увеличивая и риск взрыва боеприпаса.


Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Считается достоинством то, что Шерман изнутри был очень хорошо выкрашен. Так ли это? — Хорошо — это не то слово! Прекрасно! Для нас тогда это было нечто. Как сейчас говорят — евроремонт! Это была какая-то евро-квартира! Во-первых, прекрасно покрашено. Во-вторых, сидения удобные, обтянуты были каким-то замечательным особым кожзаменителем. Если танк твой повредило, то стоило буквально на несколько минут оставить танк без присмотра, как пехота весь кожзаменитель обрезала. А всё потому, что из него шили замечательные сапоги! Просто загляденье!

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Дмитрий Федорович, как вы относились к немцам? Как к фашистам и захватчикам или нет?

— Когда перед тобой, с оружием в руках, немец и стоит вопрос кто кого, то отношение было только одно -враг.


к только он бросил оружие или взяли его в плен, то отношение совсем другое. Я в Германии не был, а в Венгрии был такой случай. У нас имелась немецкая трофейная летучка. Мы прорвались колонной в тыл к немцам, ночью. Едем по шоссе, а наша летучка отстала. И тут к нам пристраивается точно такая же летучка с немцами. Колонна через какое-то остановилась. Я иду, проверяю колонну обычным порядком: "Все в порядке?" — все в порядке. Подхожу к последней машине, спрашиваю "Саша, все в порядке?", а оттуда "Was?" Что такое? Немцы! Я сразу прыгнул в сторону и кричу "Немцы!" Мы их окружили. Там водитель и еще двое. Обезоружили их, а тут и наша летучка подкатывает. Я говорю, "Саша, где же ты был?", он отвечает "А мы заблудились" Ну вот, говорю, тебе еще одна такая летучка! Так что, пока у немца оружие — он мне враг, а безоружный, он такой же человек. — То есть, не было такой ненависти? — Нет, конечно. Мы же понимали, что они такие же люди, а многие такие-же подневольные.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— А как у вас складывались отношения с мирным населением?

— Когда в марте 1944 года 2-й Украинский фронт вышли на границу с Румынией, то мы остановились, и с марта до августа месяца фронт был стабильный.


законам военного времени все мирное население из прифронтовой полосы в 100 километров должно быть выселено. А люди уже посадили огороды. А тут по радио им объявили о выселении, наутро подали транспорт. Молдаване со слезами хватаются за голову — как же так? Бросить хозяйство! А когда вернутся что тут останется? Но эвакуировали их. Так что контакта с местным население никакого не было. А тогда я еще был начальником артснабжения батальона. Командир бригады меня вызывает и говорит "Лоза, ты крестьянин?" Я говорю да, крестьянин. "Ну а раз так, то назначаю тебя бригадиром! Чтобы все огороды были прополоты, все росло и так далее. И не дай Бог, чтоб хоть один огурец сорвали! Чтоб ничего не трогали. Если вам нужно, то сажайте для себя сами". Были организованы бригады, в моей бригаде было 25 человек. Все лето мы ухаживали за огородами, а осенью, когда войска ушли, то нам сказали пригласить председателя колхоза, представителей, и мы им все эти поля и огороды сдали по акту. Когда вернулась хозяйка того дома, где я жил, то сразу побежала на огород и… остолбенела. А там — и тыквы огромные, и помидоры и арбузы… Она бегом вернулась, упала мне в ноги и стала целовать мои сапоги "Сыночек! Так мы-ж думали, что тут все пустое, разбитое. А оказалось, что у нас все есть, осталось только собрать!" Вот вам пример, как мы относились к своему населению.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)


В войну медицина работала хорошо, но был случай, за что медиков следовало бы просто повесить! Ребята, Румыния была просто венерическая клоака во всей Европе! Там ходила поговорка "Если есть 100 лей, то имей хоть королей!" Когда нам попадались в плен немцы, то у них у каждого в кармане было по несколько презервативов, штук по пять-десять. Наши политработники агитировали "Вот видите! Это у них, чтобы насиловать наших женщин!" А немцы были поумней нас и понимали, что такое венерическая болезнь. А наши медики хоть бы предупредили про эти болезни! Мы прошли сквозь Румынию быстро, но вспышка венерических болезней у нас была страшная. Вообще, в армии было два госпиталя: хирургический и ДЛР (для легко раненных). Так медики были вынуждены венерическое отделение открыть, хотя по штату это не было предусмотрено. Как мы относились к венгерскому населению? Когда мы вошли в октябре 1944 года в Венгрию, то увидели практически пустые населенные пункты. Бывало, заходишь в дом, плита горит, на ней что-то варится, а ни одного человека в доме нет. Я помню в каком-то городе, на стене дома висел гигантский транспарант, где нарисован русский солдат, грызущий ребенка. То- есть они были так сильно запуганы, что там, где они могли убегать — убегали! Бросали все свое хозяйство. А потом, с течением времени они стали понимать, что все это чушь и пропаганда, стали возвращаться.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Я помню, стояли мы в северной Венгрии, на границе с Чехословакией. Тогда я был уже начальник штаба батальона. Утром мне докладывают: тут одна мадьярка ночью ходит в сарай. А у нас в армии были контрразведчики. Смершевцы. Причем в танковых войсках смершевец был в каждом танковом батальоне, а в пехоте только начиная от полка и выше. Я говорю своему смершевцу, ну-ка, давай туда! Они в сарае пошуровали. Нашли молодую девушку, лет 18-19. Вытащили ее оттуда, а она уже вся в струпьях, простужена. Эта мадьярка в слезы, думала, сейчас мы эту девушку будем насиловать. "Дура, да никто ее и пальцем не тронет! Наоборот, мы ее вылечим". Отвели девушку в батальонный медпункт. Вылечили. Так она потом к нам постоянно ходила, больше времени у нас проводила, чем дома. Когда я через двадцать лет после войны оказался в Венгрии, то встретил ее. Такая красивая дивчина! Она уже замуж вышла, дети пошли.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Получается, не было у вас эксцессов с местным населением?

— Нет, не было. Вот, один раз мне нужно было проехать куда-то в Венгрии. Взяли проводником одного мадьяра, чтобы не заблудиться — страна-то чужая. Сделал он свое дело, мы ему денег дали, консервов дали и отпустили. — В вашей книге "Commanding Red Army Sherman Tanks" написано, что с января 1944 года в 233-й танковой бригаде Шерманы М4А2 были вооружены не короткими 75-мм, а длинноствольными 76-мм пушками. Для января 1944 года это слишком рано, такие танки появились позднее. Еще раз разъясните какими пушками были вооружены Шерманы в 233-й ТБр? — Не знаю, у нас Шерманов с короткоствольными пушками было мало. Очень мало. В основном — с длинноствольными пушками. Не только наша бригада воевала на Шерманах, может, в других бригадах были? Где-то в корпусе я видел такие танки, но у нас были танки с длинной пушкой.

— Дмитрий Федорович, в каждом Шермане, приходившем в СССР было личное оружие для экипажа: автоматы Томпсона. Я читал, что это оружие разворовывалось тыловыми частями и до танкистов практически не доходило. Какое оружие было у вас: американское или советское?

— К каждому Шерману поставлялось два автомата Томпсона. Калибр 11,43 мм — здоровый такой патрон! Но автомат был дрянной. Было у нас несколько случаев. Ребята, на спор, одевали на себя пару ватников, отходили, в них стреляли. И в ватниках эта пуля застревала! Вот такой был автомат говенный. Вот немецкий автомат со складным прикладом (имеется ввиду пистолет-пулемет MP-40 фирмы Эрма — V_P) мы любили за компактность. А Томпсон здоровый — с ним в танке не развернешься.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— На Шерманах стояли зенитные пулеметы. Ими часто пользовались?

— Не знаю почему, но одна партия танков приходила с пулеметами, а другая — без. Этот пулемет мы использовали и против самолетов и против наземных целей. Против самолетов использовали нечасто потому, что немцы тоже не дураки были: бомбили либо с высоты, либо с крутого пике. Пулемет хорош был на 400-600 метров. А немцы бомбили, наверное, метров с 800 и выше. Он бомбу кинул и быстро ушел. Попробуй его, собаку, сбей! Так что использовали, но неэффективно. Мы даже пушку использовали против самолетов: ставишь танк на склон холмика и стреляешь. Но общее впечатление — пулемет хороший. Эти пулеметы нам очень помогли в войне с Японией — против смертников. Стреляли так много, что пулеметы раскалялись и начинали плеваться. У меня до сих пор в голове сидит осколок от зенитного пулемета.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— В своей книге вы пишете о бое за Тыновку частей 5-го мехкорпуса. Вы пишете, что бой был 26 января 1944 года. Тут товарищ раскопал немецкие карты, судя по которым, 26 января 1944 года Тыновка находилась в советских руках. Кроме того, товарищ раскопал немецкое разведдонесение, основанное на допросе советского лейтенанта из истребительно-противотанкового дивизиона 359-й СД, который показал, что в Тыновке стоят советские Т-34 и американские средние танки, а также несколько КВ, закамуфлированные соломой. Товарищ спрашивает, не могла ли произойти ошибка с датой, он говорит, что неделей ранее Тыновка действительно была в немецких руках?

— Очень может быть. Ребята, там такая каша была! Обстановка менялась не по дням, а по часам. Мы окружили Корсунь-Шевченковскую группировку немцев. Они стали прорываться, а с внешнего кольца немцы тоже по нам ударили, чтоб помочь вырваться своим из кольца. Бои были такие тяжелые, что за одни сутки Тыновка несколько раз переходила из рук в руки.

— Вы пишете, что 29 января 5-й мехкорпус продвигался на запад для поддержки частей 1-го Украинского фронта, сдерживавших немецкое контрнаступление. Через несколько дней мехкорпус оказался в районе Винограда. Следовательно, 1 февраля он оказался на пути основного удара немецких 16-й и 17-й танковых дивизий 3-го танкового корпуса. Этот удар наносился из района Русаковка — Новая Гребля на север и северо-восток. За несколько дней немцы овладели Виноградом, Тыновкой, форсировали реку Гнилой Тикич и достигли Антоновки. Не могли бы вы описать роль мехкорпуса в развернувшемся сражении?

— Мы окружили немцев, замкнули котел и нас тут же бросили на внешний фронт окружения. Погода была ужасная, днем непролазная грязь: спрыгнул с танка в грязь, так было легче вытащить тебя из сапог, чем твои сапоги из грязи. А ночью ударял морозец и грязь замерзала. Вот по такой грязи нас кинули на внешний фронт. Танков у нас оставалось очень мало. Чтобы создать видимость большой силы, ночью мы зажгли фары на танках, автомашинах и двинулись вперед и всем корпусом встали в оборону. Немцы решили, что в оборону зарылось много войск, но на самом деле, корпус был укомплектован танками процентов на тридцать, к тому моменту. Бои были такими тяжелыми, что оружие раскалялось, а, порой, и пули оплавлялись. Ты стреляешь, а они плюхаются в грязь, в сотне метров от тебя. Немцы рвались, как обезумевшие, во что бы то ни стало, им терять было нечего. Небольшими группами им все же удавалось прорываться.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Запирали ли вы люки во время боев в городе?

— Мы запирали люки обязательно. Я о таком приказе ничего не слышал. Вот у меня, когда я в Вену ворвался, танк забрасывали гранатами с верхних этажей зданий. Я приказал загнать все танки в арки домов и мостов. А свой танк вынужден был время от времени выводить на открытое место, чтоб расправить штырьевую антенну и связаться по рации с командованием. Радист и механик-водитель возились внутри танка, а люк оставили открытым. И сверху кто-то бросил в люк гранату. Она взорвалась на спине у радиста и оба погибли. Так что в городе мы люки закрывали обязательно.

— Основной поражающей силой кумулятивных боеприпасов, к которым относились и фаустпатроны, является высокое давление в танке, поражающее экипаж. Если люки держать приоткрытыми, то появлялся шанс уцелеть.

— Это верно, но люки мы все равно держали закрытыми. Может, в других частях было по-другому. Все же фаустники били в первую очередь по двигателю. Танк загорался, хочешь не хочешь из танка выпрыгнешь. А тут они уже расстреливали экипаж из пулемета.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Какой шанс выжить, если танк подбивают?

— 19 апреля 1945 года в Австрии меня подбили. Тигр прошил нас насквозь, снаряд прошел все боевое отделение и через двигатель. В танке было три офицера: я как комбат, командир роты Саша Ионов, у него танк уже подбили, и командир танка. Три офицера и механик-водитель и радист. Когда Тигр нас прошил, то погиб механик-водитель, мне разбило всю левую ногу, справа от меня Саша Ионов, ему правую ногу оторвало, командира танка ранило, внизу под ногами у меня сидел командир орудия Леша Ромашкин, ему обе ноги оторвало. Кстати, как раз незадолго перед этим боем, мы как-то сидели, ужинали, и Леша сказал мне "Если мне ноги оторвет, то я застрелюсь. Кому я буду нужен?" Он детдомовский, никого родных не было. И вот действительно, судьба распорядилась. Вытащили Сашу, вытащили его, и стали помогать выбраться остальным. И в этот момент Леша застрелился. А вообще, обязательно одного-двух человек либо ранит, либо убьет. Смотря, куда снаряд попадет.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Получали ли солдаты и младший комсостав на руки какие-нибудь деньги? Зарплату, денежное пособие?

— По сравнению с регулярными, не гвардейскими, частями в гвардейских частях рядовой и сержантский состав до старшины включительно получали двойной оклад, а офицеры — полуторный. Например, мой командир роты получал 800 рублей. Когда я стал комбатом, то получал не то 1200 рублей, не то 1500 рублей. Не помню точно. В любом случае, на руки мы не все деньги получали. Все наши деньги хранились в полевом сберегательном банке, на твоем личном счету. Деньги можно было переслать семье. То есть в карманах деньги мы не носили, это государство делало разумно. Зачем тебе в бою деньги?

— А что можно было купить на эти деньги?

— Вот, например, когда мы были на формировании в Горьком, пошли мы на рынок с моим другом Колей Аверкиевым. Хороший парень, но погиб буквально в первых боях! Приходим, смотрим, один барыга продает хлеб. Держит одну буханку в руках, а в чемоданчике еще пара буханок. Коля спрашивает "Сколько за буханку?", он отвечает "Три косых". Коля не знал, что значит "косая", достает три рубля и протягивает. Тот говорит "Ты что, очумел?" Коля оторопел, "Как что? Ты просил три косых, я тебе и даю три рубля!" Барыга говорит "Три косых — это триста рублей!" Коля ему "Ах ты, зараза! Ты тут спекулируешь, а мы за тебя на фронте кровь проливаем!" А мы, как офицеры, имели личное оружие. Коля достал свой пистолет. Барыга схватил три рубля и тут же ретировался. Кроме денег, офицерам раз в месяц давали доппаек. В него входило 200 граммов масла, пачка галет, пачка печенья, и, по-моему, сыр. Кстати, через пару дней после случая на рынке нам выдали доппаек. Разрезали мы буханку хлеба вдоль, намазали маслом и сверху сыр положили. Ох, как здорово получилось!

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

— Какое вознаграждение полагалось за уничтоженный танк, пушки и пр.? Кто определял это или существовали жесткие правила поощрения и награждения? При уничтожении танка противника, награждался весь экипаж или только отдельные его члены?

— Деньги давались на экипаж и делились поровну между членами экипажа. В Венгрии, в середине 1944, года на одном из митингов мы решили, что все деньги, которые нам причитаются за подбитую технику, мы будем собирать в общий котел и потом отсылать семьям погибших наших товарищей. И вот уже после войны, работая в архиве, наткнулся на подписанные мною ведомости о передаче денег семьям наших друзей: три тысячи, пять тысяч и так далее. В районе Балатона прорвались мы в тыл к немцам, и так получилось, что мы расстреляли немецкую танковую колонну, подбили 19 танков, из них 11 тяжелых. Много автомашин. Всего нам засчитали уничтоженных 29 боевых единиц техники. Мы получили за каждый подбитый танк 1000 рублей. В нашей бригаде было очень много танкистов-москвичей, поскольку наша бригада формировалась в Наро-Фоминске, и пополнение к нам прибыло из московских военкоматов. Поэтому, когда уже после войны я пошел учиться в военную академию, то я старался, насколько возможно, встретиться с семьями погибших. Конечно, разговор был печальный, но он был так необходим им, ведь я тот человек, который знает, как погиб их сын, отец или брат. И часто рассказываю им, так и так, называю дату. И они вспоминают, а нам в тот день было не по себе. Вот мы деньги тогда получили. А иногда нам удавалось отослать не деньги, но посылки с трофеями.

Интервью советского танкиста, воевавшего на танках союзников (22 фото)

Подробнее

Источник

beholder1777.livejournal.com

Танки лэнд-лиза…

(Видеоматериал по теме)

Идея системы помощи странам, противостоящим нацистской Германии (в первую очередь Англии), путем передачи вооружения и военных материалов взаймы на время опасности взамен на определенные политические и экономические уступки, то есть идея ленд-лиза (от английских слов «lend» — давать взаймы, одалживать и «lease» — сдавать в аренду, внаем) возникла в министерстве финансов США осенью 1940 года. Именно тогда юрисконсульты этого министерства Э. Фоли и О. Кокс обнаружили в архивах закон 1892 года, принятый при президенте Б. Гаррисоне, согласно которому военный министр США, «когда по его усмотрению это будет в интересах государства, может сдавать в аренду на срок не более чем 5 лет собственность армии, если в ней не нуждается страна». Соображения Фоли и Кокса легли в основу билля о ленд-лизе, который в январе 1941 года был внесен в Конгресс США. После утверждения законопроекта в палате представителей и сенате 11 марта 1941 года его подписал президент Рузвельт. Таким образом билль стал законом Соединенных Штатов Америки. Он уполномочивал президента США передавать взаймы или в аренду предметы обороны правительству любой страны, защиту которой президент признает жизненно важной для безопасности Соединенных Штатов. В тот же день действие закона было распространено на Англию и Грецию. Выступая вечером 22 июня 1941 года по радио, У. Черчилль предложил «оказать России и русскому народу всю ту помощь, какую мы только сможем», и уже с 6 сентября 1941 года начались поставки военной техники Советскому Союзу на условиях ленд-лиза. В первые месяцы Великой Отечественной войны поставки из США в СССР были очень невелики и производились за наличный расчет в соответствии с торговым соглашением, продленным в августе 1941 года. 7 ноября того же года Рузвельт признал оборону Советского Союза жизненно важной для безопасности США. С этого дня американские поставки в СССР также стали производиться на основании закона о ленд-лизе.
В годы Второй мировой войны Красная Армия довольно активно применяла на полях сражений, помимо своей отечественной бронетехники, ещё и полученную от союзников, по так называемому ленд-лизу.

Изображение
Английские женщины готовят танк «Матильда» к отправке в СССР по ленд-лизу. В Великобритании тогда все советское было очень модным и популярным, так что работницы с искренним удовольствием выводят на броне танка русские слова. Первые 20 «Матильд» прибыли в Архангельск с караваном PQ-1 11 октября, а всего до конца 1941 года в СССР прибыло 187 таких танков. Всего в СССР было отправлено 1084 «Матильд», из них 918 дошли до пункта назначения, а остальные были потеряны в пути при потоплении транспортов конвоев

Изображение

В советское время, в основном, существовало мнение, что эта техника имела крайне низкие боевые качества по сравнению не только с нашей отечественной но и с германской, так ли это было на самом деле? Если быть объективным то не совсем так, однако, тем не менее, часть поставленных союзниками танков действительно по своим ТТХ мало подходили для восточно-европейского театра военных действий. К таким «мало подходившим» можно было отнести и английский пехотный танк Мк. II, который относился к средним танкам тяжелого бронирования. Англичане прозвали его «Матильда», а наши бойцы, после того как освоили и сходили на нём в первые бои навешали ему сразу несколько обидных прозвищ типа «каракатица» и «шарманка». С самого начала поступления первых «Матильд» в Красную армию наши танкисты намучились с ними не мало, вот поэтому и дали, столько обидных прозвищ этому британскому бронированному чудищу. Во первых, эти Двигатель глох и экипаж, чертыхаясь и поминая своего железного английского коня недобрыми словами, лез доставать шанцевый инструмент и буксирные троса.

Изображение
Именной пехотный танк «Матильда II» танк «Танк четырех героев» и его экипаж. В строю слева направо: старший лейтенант Н.И. Фокин, старший лейтенант А.И. Войтов, старший сержант П.К. Гладких, старший сержант С.Т. Дороженко. Центральный фронт, январь 1943 г

Из воспоминаний фронтовиков и мемуарной литературы известно, что экипажам «Матильд» нередко приходилось, чуть ли не через каждые 4–5 километров останавливаться и очищать ходовую часть своих танков ломом и лопатой».

Но и это еще не всё, зимой, в сильные морозы, трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали на «Матильде» даже при включенном двигателе. Представляете, каково было экипажу, чтобы подготовить эту капризную, тепличную машину к бою?Однако наши союзники англичане здесь ни при чем, они нам поставили такую технику, которую мы им сами и заказали. А вот кто непосредственно занимался подбором необходимой бронетанковой техники для РККА, как получилось что танк, предназначенный для ведения боевых действий в африканских пустынях попал воевать на российское бездорожье, в леса и болота, этот вопрос так до сих пор и остается без четкого и ясного ответа. Необходимо также отметить, что много этих танков выходило из строя и по вине самих экипажей, из-за их крайне низкого уровня подготовки. И это понятно почему, пятнадцати дней, отведенных командованием на освоение иностранной техники, являвшейся более сложной, чем отечественная, было явно недостаточно.

Изображение
Экипаж британского среднего танка Mk II Matilda II, поставленного в СССР по ленд-лизу. Брянский фронт, лето 1942 года

Существует и другое, совершенно противоположное мнение об этом английском танке. Так, некоторые специалисты считают, что в 1940—1941 годах эта другого отчета стало также известно, что: «…танки МК.II в боях показали себя с положительной стороны. Каждый экипаж за день боя расходовал до 200–250 снарядов и по 1–1,5 боекомплекта патронов. Каждый танк отработал по 550–600 моточасов вместо положенных 220. Броня танков показала исключительную стойкость. У отдельных машин имелось 17–19 попаданий снарядами калибра 50 мм и ни одного случая пробития лобовой брони. На всех танках имеются случаи заклинивания башен, масок и вывод из строя орудий и пулемётов».

Изображение
Отправка танка «Валентайн» (Valentine) в СССР по программе ленд-лиза. Танк с надписью «Stalin» перевозится на грузовике с завода в порт. Фотография сделана 22 сентября 1941 года, когда на танковом заводе Birmingham Railway Carriage and Wagon Co. состоялся торжественный митинг, на который был приглашен советский посол Иван Майский. На фотографии «Валентайн» модификации Mk.II
Тяжелый пехотный танк Mk II «Матильда» был принят на вооружение английской армии накануне второй мировой войны. В наибольших количествах он использовался в Северной Африке и на советско-германском фронте. Это была 27-тонная боевая машина, защищенная 78-мм лобовой броней и вооруженная 40-мм пушкой (точнее, 42-мм, так как именно этой цифре соответствует английский калибр в 2 фунта).
В зависимости от модификации на «Матильде» устанавливались два 6-цилиндровых дизеля АЕС или «Лейланд» суммарной мощностью 174 или 190 л. с. соответственно. Максимальная скорость составляла 24 км/ч — больше для танка непосредственной поддержки пехоты и не требовалось. В 1940—1941 годах эта машина имела самую толстую броню в мире и превосходила по броневой защите наш КВ. Ее могли «взять» только снаряды 88-мм зенитной пушки. Все же танковые и противотанковые орудия вермахта в тот период оказались бессильны против «королевы поля боя», как называли «Матильду» англичане. 40-мм английская пушка по бронепробиваемо-сти ничуть не уступала нашей 45-мм и, как и последняя, до лета 1942 года могла поражать все типы немецких танков.
Малый объем трехместной башни и небольшой диаметр башенного погона не позволили разместить в ней артсистему более крупного калибра, что и предопределило судьбу машины. К 1943 году она устарела и в боевых частях английской армии уже не применялась. Впрочем, австралийцы использовали «Матильды» в боях с японцами вплоть до 1945 года, а в учебных целях — до 1953 года. Кроме того, этот танк послужил базой для создания обширного семейства машин специального назначения. «Матильда» — единственный английский танк, который находился в эксплуатации с первого до последнего дня войны. Всего до августа 1943 года было построено 2987 танков «Матильда», из которых 1084 поставлено Советскому Союзу.

Изображение

Танк Mk III «Валентайн» по назначению также был пехотным, но относился к легким, так как его масса составляла 16 т. Однако по броневой защите (65 мм) «Валентайн» превосходил многие тяжелые машины тех лет. Его максимальная скорость была такой же, как у «Матильды» — 24 км/ч. На «Валентайн» Mk I устанавливался карбюраторный двигатель мощностью 135 л. с., на остальных — дизели АЕС и GMC мощностью 131, 138 и 165 л. с. Несмотря на увеличение мощности двигателя на последних модификациях, динамические характеристики машины почти не изменились, поскольку возросла и масса. Начиная с «Валентайна» Mk VIII, на танк устанавливалась 57-мм пушка вместо 40-мм, а «Валентайн» Mk XI был вооружен 75-мм орудием.
Одна из главных особенностей конструкции Mk III — отсутствие каркасов для сборки корпуса и башни. Броневые листы были обработаны по соответствующим шаблонам и размерам так, что они взаимно замыкались. Этот танк стал первой полноценной боевой машиной, в которой моторно-трансмиссионная группа была смонтирована из автоагрегатов. В противоположность «Матильде» ходовая часть «Валентайна» была совсем не забронирована, более того, тормозные барабаны располагались вне корпуса. Недостатком машины считалась и слишком плотная компоновка боевого отделения, особенно у модификаций с трехместной башней (III и V).
До начала 1945 года в Англии было выпущено 6855 танков «Валентайн» (включая и специальные машины), в Канаде с осени 1941 до середины 1943 года построили 1420 единиц. Таким образом, это был самый массовый английский танк. В СССР было поставлено 2394 английских и 1388 канадских «Валентайнов». Канадские отличались от английских только спаренными пулеметами: вместо английского BESA калибра 7,92 мм на них стоял американский «браунинг» М1914А1 калибра 7,62 мм.
Именно «Валентайн» из всех английских танков завоевал наибольшую популярность у советских танкистов. Его высокая боевая живучесть была доказана, например, действиями 19-го танкового корпуса в Мелитопольской oпeрации. На ее начало, 24 октября 1943 года, в трех танковых бригадах корпуса насчитывалось 101 средний танк Т-34 и 63 «Валентайна»

Изображение
Советский танк английского производства «Валентайн II» в засаде во время битвы за Москву. Фото было опубликовано в газете «Красная Звезда» №275 от 22 ноября 1941 г. Номером раньше вышла статья «В бой на английских танках». В ней рассказывалось о подразделении капитана Мороза. Степан Самойлович Мороз — командир 137-го танкового батальона, погиб 7 декабря 1941 г. Скорее всего, это фото сделано именно в расположении 137-го танкового батальона

Изображение
Экипаж советского танка английского производства «Валентайн» IV из состава 188-й танковой бригады наблюдает зa обстановкой. Эта машина оснащена зенитной установкой «Lakeman» с пехотным пулеметом «Вrеn»

Было на вооружении Красной Армии и еще одно британское бронированное чудище, поставленное по ленд-лизу, — это тяжелый пехотный Мк IV «Черчилль». Именно о нем, как утверждают, У. Черчилль сказал: «У танка, носящего мое имя, недостатков больше, чем у меня самого». Трудно сказать, было ли это на самом деле, но у наших танкистов этот танк котировался достаточно высоко. Причина этому была, пожалуй, только одна, это мощная броневая защита этой машины. При массе 40 т «Черчилль» был защищен 152-мм броней (это самый высокий показатель у всех английских танков Второй мировой войны). Мощность двигателя у этой машины была всего то 350 л. с., что было явно недостаточно для такого сухопутного броненосца, поэтому и передвигался он со скоростью всего не более 25 км/ч. Однако бронирование «Черчилля» перевешивало все эти недостатки.
Уж очень архаичной была его конструкция! Стремясь увеличить объем корпуса, инженеры фирмы «Воксхолл Моторс» расположили элементы ходовой части под корпусом, в результате чего гусеница стала огибать последний (как у танков периода первой мировой войны). Но поставленной цели они добились: в достаточно просторном силовом отделении разместился 12-цилиндровый горизонтальный двигатель «Бедфорд», а широкий подбашенный лист дал возможность установить башню с 57-мм (начиная с модели «Черчилль» III), а затем и 75-мм пушками. На модификациях «Черчилль» I и II устанавливалась 40-мм пушка. Кроме того, на первом в корпусе размещалась еще и 76-мм гаубица. Это было связано с тем, что до 1943 года у англичан не было 57-мм танковой пушки и приходилось повышать огневую мощь танка другими средствами. При массе 40 т «Черчилль» был защищен 152-мм броней (это самый высокий показатель у всех нглийских танков второй мировой войны). Двигатель мощностью 350 л. с. позволял машине двигаться со скоростью 25 км/ч. Ходовая часть «Черчилля» была достаточно надежная, однако имела существенные недостатки: высокий подъем лобовой ветви гусеницы повышал ее уязвимость от неприятельского огня; гусеницы часто заклинивали башню. «Черчилль» производился до конца войны (выпущено 5460 штук) и состоял на вооружении английской армии до 1952 года. В СССР в 1942—1943 годах был поставлен 301 танк «Черчилль» III.

Изображение
Два «Черчилля III» (204 и G-01) 48-го полка тяжелых танков, Киев, ноябрь 1943 года

Изображение
«Черчилль IV» 36-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва, район Курска, июль 1943 года

В книге историка М.Барятинского описывается интересный эпизод из боевых действий 50-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва. 22 марта 1943 года пять танков «Черчилль» из этого полка под командованием гвардии капитана Белогуба атаковали противника Боевые машины использовались совместно с Т-60 и Т-70. “Матильды” и “Валентайны” применялись в 1942-1943 годах в условиях зимы и лета, преимущественно на Западном, Брянском и Северо-Кавказском фронтах и в 5-м мехкорпусе на Юго-Западном фронте. Танки “Черчилль” применялись зимой 1942-1943 годов на Донском и Волховском фронтах в составе отдельных танковых полков прорыва. Летом-осенью 1943 года “Черчилли” также принимали участие в Курской битве, в освобождении Киева.

На заключительном этапе войны в войсках из английских танков остались только в основном “Валентайны”, вооруженные 57-мм пушками. Так, в Висло-Одерской наступательной операции в составе 2-й гвардейской танковой армии находился 1-й мехкорпус, укомплектованный танками “Валентайн IX” и американскими М4А2.

Первыми американскими танками, прибывшими в СССР по программе ленд-лиза, были легкий МЗ «Стюарт» и средний МЗ «Ли» (модификации этого танка, носившие название «Грант», в Советский Союз не поставлялись).

Изображение

Первый из них можно считать классическим кавалерийским танком. Англичане, применявшие его в Северной Африке в ноябре 1941 года, за высокую скорость прощали ему все: и недостаточную (по английским понятиям) броню, и не слишком мощное вооружение,и высокую пожароопасность авиационного двигателя. «Стюарт» позволял постоянно «висеть на хвосте» отступавших немецких и итальянских дивизий. Динамические характеристики машины были весьма высоки: 7-цилиндровый звездообразный авиационный двигатель «Континентал» W-670 мощностью 250 л. с. разгонял 12-т МЗ до 58 км/ч. Подвижность танка и работоспособность ходовой части были исключительно высоки. Однако мощности его 37-мм пушки, по бронепробиваемости не уступавшей советской 45-мм, к 1942 году было уже недостаточно. Установить же более эффективную артсистему не позволяли размеры башни.
МЗ производился вплоть до 1943 года, когда его сменил более совершенный М5, сохранивший, впрочем, ряд недостатков своего предшественника. «Стюарт» применялся союзниками на всех театрах военных действий: в Африке, в Бирме, на Тихом океане, в Европе. Он считался самой массовой и популярной легкой машиной второй мировой войны. Всего было выпущено 13859 танков трех модификаций (из них 711 с дизелем «Гиберсон»).
В СССР в 1942—1943 годы было поставлено 1676 танков модификации МЗА1, которые по вооружению, бронированию и подвижности превосходили или же не уступали советским Т-60 и Т-70. Несмотря на общую простоту и надежность при эксплуатации легких танков МЗ в Красной Армии, выявился специфический недостаток: требовательность к топливу. В то время как автомобильные двигатели советских танков Т-60 и Т-70 работали на низкосортном бензине, авиационная «звезда» «Стюарта» требовала высокооктанового авиационного топлива, которое в СССР не производилось. На бензине советского производства двигатель быстро выходил из строя.
Изображение

Средний танк МЗ «Ли» советские танкисты окрестили «братской могилой на семерых». Вступив в мировую войну, практически не имея танков и танковой промышленности, американцы, создавая свои образцы, использовали наиболее легко осуществимые технические решения. Времени на глубокую проработку проектов у них не было. Отсюда и столь архаичное, но простое решение: раз 37-мм пушка для среднего танка слаба, а нужна 75-мм, но башни подходящего размера нет — давайте разместим ее в спонсоне. А чтобы как-то компенсировать ограниченный угол обстрела, сверху поставим башню с 37-мм пушкой, а на нее еще пулеметную башенку. В результате появился этот 27-и тонный вооруженный «до зубов» монстр трехметровой высоты.
Впрочем, 340-сильный 9-цилиндровый звездообразный авиамотор Райт «Континентал» разгонял все это многопушечное великолепие до 42 км/ч. Так что по подвижности средний МЗ не уступал немецким танкам.

Изображение

Что касается вооружения, то при всех очевидных для 1941 года недостатках компоновки мощности его вплоть до середины 1942 года вполне хватало. Во всяком случае, англичане, первыми получившие танки «Генерал Ли», не жаловались. Он оказался самым сильным в тот период танком британских войск в Северной Африке. Его 75-мм пушка раскалывала как орех броню любого немецкого танка. Впрочем, сам МЗ не очень уверенно «держал» неприятельские снаряды — этого не позволяла 37-мм броня (для сравнения: у легкого МЗ — 44 мм). Значительно ниже, чем у последнего, была и живучесть ходовой части, конструкция подшипниковых узлов которой не позволяла осуществлять их смазку.
С 1941 по 1942 год было изготовлено 6258 средних танков МЗ шести модификаций, идентичных по характеристикам и различавшихся лишь технологией производства. На примере этой машины видно, сколь быстро раскручивался маховик танкового производства на предприятиях американской автомобильной и паровозостроительной промышленности. Выпуск средних МЗ практически одновременно был начат на предприятиях шести фирм: «Крайслер», «Америкен локомоутив», «Болдвин», «Преет стил» и «Пульман».

Американцы отлично осознавали недостатки «Генерала Ли», поэтому с момента его запуска в серийное производство начались работы по созданию нового, более совершенного среднего танка с 75-мм пушкой в башне кругового вращения. В сентябре 1941 года его опытный образец, получивший индекс Т6, был передан для испытаний на . Абердинский полигон. Установочную партию начали изготавливать в ноябре. В американской армии танк получил обозначение М4 «Генерал Шерман». Принципиально все модели этой машины не отличались друг от друга. Различие составлял лишь тип силовой установки, что определялось разными возможностями заводов-изготовителей в технологии. Пушки, башни, размещение узлов и агрегатов, ходовая часть были одинаковыми. По внешнему виду резко выделялся только М4А1, имевший литой корпус.
Американские танки начали прибывать в СССР в начале 1942 года. Первыми — легкие М3А1 и средние М3. Летом — осенью 1942 года эти машины участвовали в Сталинградской битве и битве за Кавказ. Зимой 1943 года начались поставки в СССР среднего танка “Шерман” (причем лишь одной модификации — М4А2, вооруженного 75-мм либо 76-мм пушкой), безусловно, лучшего из всех эксплуатировавшихся Красной армией танков иностранных марок.

Изображение
Танк M4 «Шерман» американского производства из состава 2-го Украинского фронта на марше

Первое боевое крещение «Шерманы» получили в Северной Африке и зарекомендовали себя сильнейшими танками союзников на этом театре военных действий. В начале 1943 года они появились и на советско-германском фронте. Поскольку в армии США стандартным считался карбюраторный двигатель, то модель М4А2 с силовой установкой из двух 6-цилиндровых дизелей GMC 6046 мощностью 375 л. с. применения в ней практически не нашла. Она использовалась лишь в учебных центрах и в незначительном количестве в корпусе морской пехоты. Главным же образом М4А2 поставлялись на экспорт — в Великобританию и СССР.
По вооружению и бронированию М4А2 не уступал Т-34. Меньший, чем у советского «коллеги», угол наклона броневых листов компенсировался их большей толщиной, а до появления на поле боя «Тигров» и «Пантер» 75-мм пушка поражала все типы немецких танков. С этими же машинами она бороться уже не могла (как, впрочем, и пушка советского Т-34). Проблема была решена с установкой новой 76-мм пушки с начальной скоростью бронебойного снаряда 810 м/с. Первые «Шерманы» защищались 50—79-мм вязкой броней, которую хвалили советские танкисты; танки выпуска 1944—1945 годов имели броню толщиной 75—100 мм.
Проходимость М4А2 первых выпусков, имевших обрезиненную гусеницу, была ограниченной. Гусеницу вскоре заменили на новую, необрезиненную, но с резинометаллическим шарниром, повышавшим живучесть. Кроме того, к гусеницам стали прилагаться шпоры-грунтозацепы. С резинометаллическими гусеницами танк развивал по шоссе скорость до 50 км/ч. Существенные недостатки имела подвеска. В конце марта 1945 года в ее конструкцию внесли значительные изменения: вместо двух катков в тележке было поставлено четыре (два сдвоенных), буферные пружины из вертикального положения переведены в горизонтальное. В каждой тележке установили гидравлический амортизатор. Кроме того, были решены и вопросы смазки.
Важным достоинством американских и английских танков являлось наличие на башне зенитного пулемета. На советских боевых машинах он появился только в 1944 году (на ряде танков ИС-2 и тяжелых САУ). В целом «Шерман» был надежной боевой машиной, простой в эксплуатации и обслуживании, что подтверждается отчетом НИИБТПолигона ГВТУ Красной Армии по испытаниям танка М4А2 зимой и летом 1943 года. За это время танк прошел 3050 км без сколько-нибудь серьезных поломок.
Всего было изготовлено 10968 танков М4А2. В Советский Союз прибыли 4063 машины, из них с 75-мм пушкой — 1990 единиц, с 76-мм — 2073. В мае — июне 1945 года Красная Армия получила и танки с новой горизонтальной подвеской, которые в составе 9-го механизированного корпуса приняли участие в разгроме Квантунской армии.
Помимо «Шерманов» Красная Армия получила и 52 САУ М10 «Вулверин» с 75-мм пушкой в открытой сверху вращающейся башне, созданные на базе танков М4. Данных о применении этих самоходок-истребителей танков на советско-германском фронте, к сожалению, пока обнаружить не удалось.
Рассказ об американских танках ленд-лиза был бы неполным без упоминания о нескольких машинах, полученных для испытаний. Для этих целей было поставлено 5 танков М5, два М24 «Чаффи» и один М26 «Генерал Першинг». Необходимо упомянуть также и 115 бронированных ремонтно-эвакуа-ционных машин М31 на базе среднего МЗ и 25 мостоукладчиков «Валентайн-бриджлейер».

“Шерманы” стали самыми массовыми ленд-лизовскими танками в Красной армии и воевали вплоть до конца Второй мировой. Особенно полюбили «Шерман» наши пехотинцы, те кто из них передвигался на нем в качестве десанта. По воспоминаниям многих ветеранов, со второй половины 1944 года танки М4А2 активно использовались для борьбы с «фаустниками». Делалось это так. На танк садилось четыре-пять ленд-лизовские танки составили 12,3% от общего количество произведенных/поставленных в СССР танков в 1941-1945 годах.

Согласно, другим источникам, всего союзники планировали поставить на вооружение РККА 21 491 ед. бронетехники. Однако при проводке северных конвоев было потеряно 443 легких танка М3А1, 417 американских средних танков, 54 полугусеничных бронетранспортера, 228 “Скаутов” М3А1, 320 “Валентайнов”, 43 “Черчилля”, 252 “Матильды” и 224 “Универсала”.

Всего же за годы Второй мировой войны Советский Союз реально получил по ленд-лизу 19 510 единиц бронетанковой техники, что составляло около 16% танков, 8% САУ и 100% бронетранспортеров от нашего производства .

Сообщение отредактировал sega04: 18 November 2014 — 15:55

www.rushnglory.com

Танк шерман в красной армии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.