Танк матильда в ссср
Matilda Mk II
Классификация

средний пехотный танк

Боевая масса, т

26,95

Компоновочная схема

классическая

Экипаж, чел.

4

История
Производитель

Британия

Годы разработки

1937

Годы производства

1937—1943

Годы эксплуатации

1939—1949

Количество выпущенных, шт.

2987

Основные операторы

Танк матильда в ссср
Танк матильда в ссср

Размеры
Длина корпуса, мм

5715

Ширина корпуса, мм

2515

Высота, мм

2565

Клиренс, мм

400

Бронирование
Лоб корпуса (верх), мм/град.

75/ 0°

Лоб корпуса (середина), мм/град.

47/65 °

Лоб корпуса (низ), мм/град.

78/0 ° — 72/ 30 °

Борт корпуса (верх), мм/град.

70

Борт корпуса (низ), мм/град.

40 + 25

Корма корпуса (верх), мм/град.

55

Днище, мм

20 — 13

Крыша корпуса, мм

20 — 13

Лоб башни, мм/град.

75

Маска орудия, мм/град.

75

Борт башни, мм/град.

75

Корма рубки, мм/град.

75

Вооружение
Калибр и марка пушки

40-мм QF 2 pounder

Длина ствола, калибров

52

Боекомплект пушки

67—92

Углы ВН, град.

−15…+20°

Пулемёты

1 × 7,7-мм «Виккерс»

Подвижность
Тип двигателя

2 рядных 6-цилиндровых дизельных двигателя жидкостного охлаждения

Мощность двигателя, л. с.

2 × 87

Скорость по шоссе, км/ч

24

Скорость по пересечённой местности, км/ч

15

Запас хода по шоссе, км

257

Запас хода по пересечённой местности, км

129

Удельная мощность, л. с./т

6,46

Удельное давление на грунт, кг/см²

1,12

Преодолеваемый подъём, град.

24°

Преодолеваемая стенка, м

0,61

Преодолеваемый ров, м

2,4

Преодолеваемый брод, м

0,91

Пехотный танк Mk.II «Матильда II» (англ. Tank Infantry Mk.II «Matilda II»), A12 — средний пехотный танк армии Великобритании периода Второй мировой войны. Активно и успешно использовался британской армией в ходе боевых действий в Африке. Единственный танк в мировой истории, названный женским именем.

История

Спроектирован в 1936—1938 годах, производился до августа 1943 года и был одним из основных средних танков Великобритании в первые годы войны.


кже в значительных количествах поставлялся армии Австралии и в СССР. «Матильда» отличалась очень мощным для своего времени бронированием и с модификации Mark IV высокой надежностью[1][2], обеспечившими довольно эффективное её применение в первые военные годы, прежде чем она была заменена сильнее вооружённым и бронированным танком «Черчилль».

Производство

До окончания производства в августе 1943 года в Великобритании было всего выпущено 2987 танков «Matilda II», из которых 1084 штуки были отправлены в СССР, из них прибыло 918 танков. Изъятые из английских линейных танковых частей «Матильды II» передавались в австралийскую армию, в составе которой они до конца войны участвовали в боях на островах Тихого океана и активно переделывались в различные спецмашины. К 1945 году «Матильды» ещё встречалась в частях британской армии, став единственным английским танком, находившимся в эксплуатации на протяжении всей Второй мировой войны. Причем бронирование танка позволяло в начале войны игнорировать большинство противотанковых пушек противника, и лишь использование немецкими частями 88-мм зенитного орудия 8.8 cm FlaK 18/36/37, переделанного под противотанковые нужды, позволяло останавливать натиск «Матильд», и так продолжалось вплоть до появления у немцев новых 50-мм и 75-мм противотанковых орудий.

Эксплуатация в Красной Армии


СССР стал основным получателем танков «Матильда» по программе Ленд-лиза. Первые 20 единиц прибыли в Архангельск с морским караваном PQ-1 11 октября 1941 года. Всего из Англии было отправлено 1084 единиц «Матильд», некоторое количество было потеряно в ходе Северных конвоев. Красная Армия получила 918 машин[3].

Танки направлялись в учебный центр в Горьком, где проходили их приёмка и испытания. До конца 1941 года в СССР прибыли 187 «матильд»[4]. Первые же танки поступили в боевые подразделения в ноябре 1941 года. Эксплуатация в частях Красной Армии танков «Матильда» выявила ряд проблем[4]. Так, в частности, первая партия была снабжена летними гусеницами, горюче-смазочными материалами предназначенными для эксплуатации в жарком климате и ненадёжными[5] двигателями АЕС.


сеницы не обеспечивали нужного сцепления с грунтом в условиях зимы. Трубопроводы жидкостной системы охлаждения замерзали в морозы[6]. В следующих партиях в системе охлаждения двигателей танка стал использовался этиленгликоль, проходимость в распутицу была низкая, между ходовой частью и бронированными фальшбортами набивался снег и грязь. Известно, что экипажам «Матильд» нередко приходилось, останавливаться и очищать ходовую часть своих танков ломом и лопатой. Позднее, учтя особенности машины, советское командование использовало их в первую очередь на южных направлениях фронта, что в полной мере давало возможность продемонстрировать достоинства танка[3].

«Матильды» имели мощное бронирование на уровне советских тяжёлых танков КВ, увеличивая выживаемость экипажа на поле боя. В сравнении с советскими танками качество брони было выше, и не давало отслоения и осколков при попадании снаряда в танк. Двигатель Леланд имел гарантированный пробег в 220 моточасов, по факту они отрабатывали до 550—600 моточасов, условия работы экипажа на английском танке также отличались в лучшую сторону. Из-за своей мощной защиты и малой скорости «Матильда» оказалась удобной для использования в позиционных боях. Бронепробиваемость 2-х фунтового орудия была также на хорошем на тот момент уровне, но при этом для него существовали только бронебойные снаряды, в связи с чем было принято решение перевооружить танки 76-мм советской пушкой ЗИС-5 (Ф-96).


нако, к этому моменту по ленд-лизу в СССР стали поступать «Матильды» CS, вооруженные 76-мм пушкой-гаубицей, и вопрос был снят. «Матильда» создавался как пехотный танк — танк для непосредственной поддержки пехоты, в связи с чем имел невысокую крейсерскую скорость, что, впрочем, при правильном использовании машины, не было существенным недостатком[3].

К весне 1943 года «Матильды» уже значительно устарели и были сняты с производства, СССР также отказался от поставок этих танков. Оставшиеся машины активно использовались в боях, в частности, к началу немецкого наступления на Курской дуге в составе 201-й танковой бригады 7-й гвардейской армии Воронежского фронта имелось 18 таких танков[3].

Модификации

  • Mark II — первый серийный вариант. Танк обладал большим количеством «детских болезней». Двигатель времён Первой мировой войны АЕС мощностью 87 л. с. отличался небольшим ресурсом и низкой надёжностью, сразу встал вопрос о поиске нового двигателя[5].
  • Mark II A — вместо поддерживающих катков введены полозья, пулемёт Виккерс был заменён на BESA.

  • Mark III — дизельные двигатели Леланд мощностью 95 л. с., радиостанция № 19.
  • Mark III CS — 76 мм гаубица.
  • Mark IV — усовершенствованное крепление двигателей, перекомпоновка масло- и воздуховодов. Ёмкость топливных баков увеличена до 225 л[7]. Первая модификация отличающаяся технической надёжностью[1].
  • Mark IV CS — вариант Mark IV с 76 мм гаубицей.
  • Mark V — пневматический усилитель.
  • Matilda Baron — сапёрные танки
  • Matilda Black Prince — попытка установить башню от танка A27M Cromwell и пушку калибра 57 мм QF 6-pdr Mk.V. Так или иначе, проект оказался неудачным, и попыток модернизации вооружения «Матильды» в Великобритании больше не предпринимали.

Фотогалерея

См. также

  • Матильда I (танк)

Литература

  • М. Барятинский. Пехотный танк «Матильда». — Моделист-конструктор, 2001. — (Бронеколлекция, № 4 (37) / 2001).
  • David Fletcher. Matilda infantry tank 1938—45. — Osprey. — ISBN 1-85532-457-1.
  • Лоза Д. Ф. Танкист на «иномарке». Победили Германию, разбили Японию. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — ((«Война и мы. Солдатские дневники»). — ISBN 1-5–699–12314.

Ссылки

  • [armor.kiev.ua/Tanks/WWII/Matilda/ Пехотный танк «Матильда» Mk.II]. Броне-сайт Чобитка Василия. [www.webcitation.org/65oMwTNaB Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  • [www.wwiivehicles.com/unitedkingdom/infantry/matilda.asp Britain’s Infantry Tank Mk II, A12, Matilda Mk II, Matilda II Infantry Tank] (англ.). World War II Vehicles. [www.webcitation.org/65oMytoOG Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  • [otvaga2004.narod.ru/publ_w5/028_matilda.htm Копия статьи журнала «Танкомастер» № 6/1999 г. «Матильда» в Красной армии (Имеет исторический фотоархив)]

Отрывок, характеризующий Матильда (танк)

– Voyons, ma bonne Анна Михайловна, laissez faire Catiche. [Оставьте Катю делать, что она знает.] Вы знаете, как граф ее любит.
– Я и не знаю, что в этой бумаге, – говорила княжна, обращаясь к князю Василью и указывая на мозаиковый портфель, который она держала в руках. – Я знаю только, что настоящее завещание у него в бюро, а это забытая бумага…
Она хотела обойти Анну Михайловну, но Анна Михайловна, подпрыгнув, опять загородила ей дорогу.
– Я знаю, милая, добрая княжна, – сказала Анна Михайловна, хватаясь рукой за портфель и так крепко, что видно было, она не скоро его пустит. – Милая княжна, я вас прошу, я вас умоляю, пожалейте его. Je vous en conjure… [Умоляю вас…]
Княжна молчала. Слышны были только звуки усилий борьбы зa портфель. Видно было, что ежели она заговорит, то заговорит не лестно для Анны Михайловны. Анна Михайловна держала крепко, но, несмотря на то, голос ее удерживал всю свою сладкую тягучесть и мягкость.
– Пьер, подойдите сюда, мой друг. Я думаю, что он не лишний в родственном совете: не правда ли, князь?
– Что же вы молчите, mon cousin? – вдруг вскрикнула княжна так громко, что в гостиной услыхали и испугались ее голоса. – Что вы молчите, когда здесь Бог знает кто позволяет себе вмешиваться и делать сцены на пороге комнаты умирающего. Интриганка! – прошептала она злобно и дернула портфель изо всей силы.
Но Анна Михайловна сделала несколько шагов, чтобы не отстать от портфеля, и перехватила руку.
– Oh! – сказал князь Василий укоризненно и удивленно. Он встал. – C’est ridicule. Voyons, [Это смешно. Ну, же,] пустите. Я вам говорю.
Княжна пустила.
– И вы!
Анна Михайловна не послушалась его.
– Пустите, я вам говорю. Я беру всё на себя. Я пойду и спрошу его. Я… довольно вам этого.
– Mais, mon prince, [Но, князь,] – говорила Анна Михайловна, – после такого великого таинства дайте ему минуту покоя. Вот, Пьер, скажите ваше мнение, – обратилась она к молодому человеку, который, вплоть подойдя к ним, удивленно смотрел на озлобленное, потерявшее всё приличие лицо княжны и на перепрыгивающие щеки князя Василья.
– Помните, что вы будете отвечать за все последствия, – строго сказал князь Василий, – вы не знаете, что вы делаете.
– Мерзкая женщина! – вскрикнула княжна, неожиданно бросаясь на Анну Михайловну и вырывая портфель.
Князь Василий опустил голову и развел руками.
В эту минуту дверь, та страшная дверь, на которую так долго смотрел Пьер и которая так тихо отворялась, быстро, с шумом откинулась, стукнув об стену, и средняя княжна выбежала оттуда и всплеснула руками.
– Что вы делаете! – отчаянно проговорила она. – II s’en va et vous me laissez seule. [Он умирает, а вы меня оставляете одну.]
Старшая княжна выронила портфель. Анна Михайловна быстро нагнулась и, подхватив спорную вещь, побежала в спальню. Старшая княжна и князь Василий, опомнившись, пошли за ней. Через несколько минут первая вышла оттуда старшая княжна с бледным и сухим лицом и прикушенною нижнею губой. При виде Пьера лицо ее выразило неудержимую злобу.
– Да, радуйтесь теперь, – сказала она, – вы этого ждали.
И, зарыдав, она закрыла лицо платком и выбежала из комнаты.
За княжной вышел князь Василий. Он, шатаясь, дошел до дивана, на котором сидел Пьер, и упал на него, закрыв глаза рукой. Пьер заметил, что он был бледен и что нижняя челюсть его прыгала и тряслась, как в лихорадочной дрожи.
– Ах, мой друг! – сказал он, взяв Пьера за локоть; и в голосе его была искренность и слабость, которых Пьер никогда прежде не замечал в нем. – Сколько мы грешим, сколько мы обманываем, и всё для чего? Мне шестой десяток, мой друг… Ведь мне… Всё кончится смертью, всё. Смерть ужасна. – Он заплакал.
Анна Михайловна вышла последняя. Она подошла к Пьеру тихими, медленными шагами.
– Пьер!… – сказала она.
Пьер вопросительно смотрел на нее. Она поцеловала в лоб молодого человека, увлажая его слезами. Она помолчала.
– II n’est plus… [Его не стало…]
Пьер смотрел на нее через очки.
– Allons, je vous reconduirai. Tachez de pleurer. Rien ne soulage, comme les larmes. [Пойдемте, я вас провожу. Старайтесь плакать: ничто так не облегчает, как слезы.]
Она провела его в темную гостиную и Пьер рад был, что никто там не видел его лица. Анна Михайловна ушла от него, и когда она вернулась, он, подложив под голову руку, спал крепким сном.
На другое утро Анна Михайловна говорила Пьеру:
– Oui, mon cher, c’est une grande perte pour nous tous. Je ne parle pas de vous. Mais Dieu vous soutndra, vous etes jeune et vous voila a la tete d’une immense fortune, je l’espere. Le testament n’a pas ete encore ouvert. Je vous connais assez pour savoir que cela ne vous tourienera pas la tete, mais cela vous impose des devoirs, et il faut etre homme. [Да, мой друг, это великая потеря для всех нас, не говоря о вас. Но Бог вас поддержит, вы молоды, и вот вы теперь, надеюсь, обладатель огромного богатства. Завещание еще не вскрыто. Я довольно вас знаю и уверена, что это не вскружит вам голову; но это налагает на вас обязанности; и надо быть мужчиной.]
Пьер молчал.
– Peut etre plus tard je vous dirai, mon cher, que si je n’avais pas ete la, Dieu sait ce qui serait arrive. Vous savez, mon oncle avant hier encore me promettait de ne pas oublier Boris. Mais il n’a pas eu le temps. J’espere, mon cher ami, que vous remplirez le desir de votre pere. [После я, может быть, расскажу вам, что если б я не была там, то Бог знает, что бы случилось. Вы знаете, что дядюшка третьего дня обещал мне не забыть Бориса, но не успел. Надеюсь, мой друг, вы исполните желание отца.]
Пьер, ничего не понимая и молча, застенчиво краснея, смотрел на княгиню Анну Михайловну. Переговорив с Пьером, Анна Михайловна уехала к Ростовым и легла спать. Проснувшись утром, она рассказывала Ростовым и всем знакомым подробности смерти графа Безухого. Она говорила, что граф умер так, как и она желала бы умереть, что конец его был не только трогателен, но и назидателен; последнее же свидание отца с сыном было до того трогательно, что она не могла вспомнить его без слез, и что она не знает, – кто лучше вел себя в эти страшные минуты: отец ли, который так всё и всех вспомнил в последние минуты и такие трогательные слова сказал сыну, или Пьер, на которого жалко было смотреть, как он был убит и как, несмотря на это, старался скрыть свою печаль, чтобы не огорчить умирающего отца. «C’est penible, mais cela fait du bien; ca eleve l’ame de voir des hommes, comme le vieux comte et son digne fils», [Это тяжело, но это спасительно; душа возвышается, когда видишь таких людей, как старый граф и его достойный сын,] говорила она. О поступках княжны и князя Василья она, не одобряя их, тоже рассказывала, но под большим секретом и шопотом.

В Лысых Горах, имении князя Николая Андреевича Болконского, ожидали с каждым днем приезда молодого князя Андрея с княгиней; но ожидание не нарушало стройного порядка, по которому шла жизнь в доме старого князя. Генерал аншеф князь Николай Андреевич, по прозванию в обществе le roi de Prusse, [король прусский,] с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей, и при ней компаньонкой, m lle Bourienne. [мадмуазель Бурьен.] И в новое царствование, хотя ему и был разрешен въезд в столицы, он также продолжал безвыездно жить в деревне, говоря, что ежели кому его нужно, то тот и от Москвы полтораста верст доедет до Лысых Гор, а что ему никого и ничего не нужно. Он говорил, что есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и что есть только две добродетели: деятельность и ум. Он сам занимался воспитанием своей дочери и, чтобы развивать в ней обе главные добродетели, до двадцати лет давал ей уроки алгебры и геометрии и распределял всю ее жизнь в беспрерывных занятиях. Сам он постоянно был занят то писанием своих мемуаров, то выкладками из высшей математики, то точением табакерок на станке, то работой в саду и наблюдением над постройками, которые не прекращались в его имении. Так как главное условие для деятельности есть порядок, то и порядок в его образе жизни был доведен до последней степени точности. Его выходы к столу совершались при одних и тех же неизменных условиях, и не только в один и тот же час, но и минуту. С людьми, окружавшими его, от дочери до слуг, князь был резок и неизменно требователен, и потому, не быв жестоким, он возбуждал к себе страх и почтительность, каких не легко мог бы добиться самый жестокий человек. Несмотря на то, что он был в отставке и не имел теперь никакого значения в государственных делах, каждый начальник той губернии, где было имение князя, считал своим долгом являться к нему и точно так же, как архитектор, садовник или княжна Марья, дожидался назначенного часа выхода князя в высокой официантской. И каждый в этой официантской испытывал то же чувство почтительности и даже страха, в то время как отворялась громадно высокая дверь кабинета и показывалась в напудренном парике невысокая фигурка старика, с маленькими сухими ручками и серыми висячими бровями, иногда, как он насупливался, застилавшими блеск умных и точно молодых блестящих глаз.

wiki-org.ru

[Такое написание было принято в СССР в годы войны. Обозначения ленд-лизовской техники в Красной армии имели ряд особенностей. Так, буквенно-цифровые индексы часто писались через дефис, а в обозначениях английских танков обе буквы были прописными. Британские названия американских танков — «Стюарт», «Ли», «Шерман» практически не использовались. Два первых именовались соответственно МЗл или М-ЗЛ (МЗ «легкий») и МЗс (МЗ «средний»), а последний — М4 или М4А2 (М4-А2). Названия английских боевых машин употреблялись как в переводе, так и в русской транскрипции. Например, «Валентайн» и «Валентин», «Черчилль». Могли использоваться как иностранное, так и советское название, например, самоходка Т48 именовалась в советских документах Т-48, но чаще СУ-57. Далее названия и обозначения ленд-лизовской техники соответствуют использовавшимся в Красной армии в годы Второй мировой войны.]

Первые английские танки прибыли в Архангельск с караваном PQ-1 11 октября 1941 года, а всего до конца года в СССР доставили 466 танков, из них 187 «Матильд». Всего же из 1084 отправленных за годы Великой Отечественной войны боевых машин этого типа 918 попали в пункт назначения, а остальные погибли в пути.

Пехотный танк Mk. II Matilda II разрабатывался фирмой Vulcan Foundry начиная с ноября 1936 года. К апрелю следующего года был готов деревянный макет. Испытания прототипа состоялись в 1938 году, и сразу вслед за ними последовал заказ на первую партию из 65 машин, впоследствии увеличенный до 165. Для производства «Матильды II» привлекли ещё несколько фирм, однако Vulcan осталась генподрядчиком и выполняла большинство работ по литью.

В сентябре 1939 года в строю имелось всего две новых «матильды», а к весне 1940 года ими был укомплектован только один батальон 7-го Королевского танкового полка.

Танк МК-И «Матильда» во время испытаний на НИИБТ Полигоне в Кубинке.

За время серийного производства внешний облик «Матильды» практически не изменился. Корпус танка состоял из литых (носовая часть, подбашенная коробка и корма) и катаных (днище, борта и фальшборта) броневых деталей, соединявшихся друг с другом гужонами. Башня танка — литая, цилиндрическая. Ее поворот осуществлялся при помощи гидравлического привода или вручную. «Матильда», кстати, стала первым танком, в котором был установлен гидропривод поворота фирмы Frazer Nash Company, применявшийся для вращения стрелковых башен боевых самолетов. Толщина брони корпуса колебалась в пределах 14…78 мм, а башни — 20…75 мм.

В передней части башни, влитой маске, устанавливались 2-фунтовая (в нашей литературе обычно упоминается как 40-мм, хотя английский калибр в 2 фунта соответствует 42 мм) пушка, 7,92-мм пулемет BESA (начиная с модификации Мк. IIА; на варианте Мк. II ставился 7,92-мм пулемет «Виккерс», кожух водяного охлаждения которого был прикрыт литой броневой маской), и телескопический прицел. Танки модификации «Матильда IIICS» оснащались 76-мм гаубицей. На крыше командирской башенки имелась стойка для зенитной стрельбы из пехотного 7,7-мм пулемёта «Брен». Кроме того, на части танков устанавливались мортирки для запуска дымовых мин калибра 101,6 мм. Боекомплект танка состоял из 92 артвыстрелов, 3150 патронов (14 лент) калибра 7,92 мм, 2800 патронов (100 магазинов) для пулемёта «Брен» и 8 дымовых мин.

Эшелон с танками «Матильда» направляется на фронт. Весна 1942 года.

Силовая установка танка, начиная с варианта Мк. III, состояла из двух 6-цилиндровых рядных дизелей «Лейланд» жидкостного охлаждения мощностью 95 л.с. при 2000 об/мин каждый. (На модификациях Мк. II и Мк. IIА — по два 6-цилиндровых дизеля АЕС мощностью 87 л.с. каждый.) Правый и левый двигатели не были взаимозаменяемы и различались расположением вспомогательных механизмов. Каждый из моторов, а также системы питания, смазки, охлаждения и агрегаты запуска были совершенно самостоятельны и работали независимо друг от друга. Для облегчения запуска при низких температурах окружающего воздуха двигатели снабжались эфирными карбюраторами, соединенными трубопроводами с прокалывающими пистолетами, расположенными на моторной перегородке. Там же находился ящик с эфирными ампулами.

Два топливных бака общей ёмкостью 225 л обеспечивали танку запас хода по шоссе 130 км. При этом двигатели, имевшие суммарную мощность 190 л. с, разгоняли 26-тонную боевую машину до максимальной скорости 25 км/ч.

На танке устанавливалось однодисковое сухое сцепление автомобильного типа. Ничего более мощного не требовалось, поскольку крутящий момент от двигателей передавался на планетарную коробку передач. Особенностью последней, как известно, является возможность включения передач торможением соответствующих шестерен, что исключает необходимость пользоваться для этой цели сцеплением. Поэтому приводы сцепления на «Матильде» отсутствовали, поскольку последние были постоянно соединены с трансмиссией. Необходимость в выключении сцепления возникала только при запуске двигателей. Эта операция осуществлялась с помощью ручного привода (на каждый двигатель), помещенного в боевом отделении на моторной перегородке.

Командование 3-й ударной армии осматривает перевернувшиеся «Матильды» из состава 170-го отдельного танкового батальона. Февраль 1942 года.

В процессе эксплуатации танков был устранён ряд выявленных недостатков. В частности, усилено крепление двигателей, что позволило снизить вибрацию; более рационально размещены масло- и воздухопроводы; увеличена емкость топливных баков. Эти машины получили обозначение «Матильда IV». На танках «Матильда V» появился пневматический усилитель управления трансмиссией фирмы «Вестингауз».

Из этого перечня усовершенствований видно, что «матильды» разных модификаций внешне были абсолютно похожи. Даже «матильды» IIICS и IVCS, вооруженные 76-мм гаубицами, распознать можно было только с близкого расстояния, поскольку ствол гаубицы имел практически ту же длину, что и ствол 2-фунтовой пушки.

У танков с двигателями «Лейланд» выхлопные трубы выводились по обоим бортам корпуса, а с двигателями АЕС — только с левой стороны. Начиная с модели Мк. III на «матильды» устанавливалась радиостанция № 19, которую было легко отличить от более ранней № 11 по двум антеннам, а с Mk. IV на крыше башни размещали специальную сигнальную фару. Впрочем, и антенны, и фара выполнялись съемными, и после их демонтажа все «матильды» внешне вновь становились одинаковыми.

Прибывавшие в СССР танки после разгрузки направляли в учебный центр в город Горький, где и происходили их приемка и освоение. Положение на фронте было крайне тяжелым, и освоение зарубежной бронетанковой техники начиналось сразу же после ее прибытия, буквально с колес. Первыми подразделениями, получившими танки «Матильда» в ноябре 1941 года, стали 132, 136 и 138-й отдельные танковые батальоны. Батальон английских танков по штату № 010/395 насчитывал в своем составе 24 машины: 21 — МК.II «Матильда», 3 — Т-60 и 150 человек личного состава. Такие батальоны могли входить в танковую бригаду двухбатальонного состава (штат № 010/345 от 15.02.1942 г.), имевшую 46–48 машин. Поступали «матильды» и в танковые и механизированные корпуса, правда, в небольшом количестве. Единственным корпусом, полностью укомплектованным машинами английского производства (в основном МК.II), стал 5-й механизированный в период ведения им боевых действий в составе Юго-Западного фронта в 1943 году.

«Матильды» 196-й танковой бригады. 10-я армия, Калининский фронт, 1942 год.

С момента поступления первых «матильд» в Красную армию наши танкисты хлебнули с ними горя. Эти машины прибыли на советско-германский фронт, оснащенные так называемыми «летними» гусеницами, которые не обеспечивали нужного сцепления с грунтом в зимних условиях, и, случалось, скатывались с обледенелых дорог в кюветы. Чтобы как-то справиться с этой проблемой, на траки гусениц приходилось наваривать специальные металлические «шпоры». Между фальшбортами и гусеницами часто набивалась грязь, которая замерзала и лишала танк возможности двигаться. В сильные морозы трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали даже при включенном двигателе. Замерзал и пневматический усилитель управления трансмиссией на танках «Матильда V». Рассматривался даже вопрос о его замене на механический.

Впрочем, многие недостатки танка выявились только на советско-германском фронте, для которого он не создавался. Усугублялись они безграмотным применением боевых машин и крайне низким уровнем подготовки личного состава. Пятнадцати дней, отведенных командованием на освоение иностранной техники, более сложной, чем отечественная, было явно недостаточно. Особенно плачевная ситуация складывалась, когда вдобавок «матильды» использовались на совершенно неподходящей для этого местности. Наглядный пример приводит в своих воспоминаниях Д. Лоза.

Что тут добавить? Командование было обязано учитывать конструктивные особенности тех или иных танков, «нарезая» участки, где им приходилось действовать.

Рота «Матильд» перед атакой. Брянский фронт, лето 1942 года.

Постановка боевой задачи экипажу лейтенанта С. А. Северьянова. Западный фронт, 1942 год.

Необходимо отметить, что в послевоенной литературе упомянутые недостатки «Матильды» излишне выпячивались, а о достоинствах танка предпочиталось не распространяться. Наиболее же объективная оценка этим машинам была дана во время войны, так сказать, по горячим следам. В этом можно убедиться, прочитав выдержки из соответствующего отчета:

Действительно, существенным недостатком вооружения «Матильды» являлось отсутствие осколочно-фугасных снарядов в боекомплекте 2-фунтовой пушки. Поэтому уже в декабре 1941 года на основании распоряжения ГКО конструкторское бюро В. Г. Грабина на заводе № 92 в Горьком разработало проект перевооружения «Матильды» 76-мм пушкой ЗИС-5 и пулеметом ДТ (заводской индекс ЗИС-96 или Ф-96). В том же месяце один образец такого танка прошел испытания и был отправлен в Москву. В январе 1942 года последовало решение об аналогичном перевооружении всех «матильд» — такая мера уравнивала их боевые возможности с тяжелым танком КВ. Сейчас сложно сказать, происходило ли их перевооружение в серийном порядке. Пока удалось обнаружить только один документ, касающийся этой проблемы, — письмо наркома танковой промышленности В. Малышева наркому вооружения Д. Устинову, датированное 28 марта 1942 года:

Вполне возможно, что перевооружение «матильд» 76-мм советской пушкой вообще не производилось, поскольку с весны 1942 года в СССР стал прибывать танк огневой поддержки пехоты МК.II «Матильда CS», вооружённый 76-мм гаубицей, имевшей в боекомплекте дымовые и осколочно-фугасные снаряды.

«Матильды» 133-й танковой бригады 22-го танкового корпуса выбивают противника из населенного пункта. Юго-Западный фронт, май 1942 года.

Несмотря на то что первые «матильды» поступили в войска в декабре 1941 года, их фактическое боевое применение началось только в январе 1942-го, когда в состав 3-й ударной армии Северо-Западного фронта был включен 170-й отдельный танковый батальон в составе 4 KB, 13 МК.II и 18 Т-60. Батальон был придан 23-й стрелковой дивизии и с 14 января включился в боевые действия в районе Великих Лук.

Танковая рота МК.II, приданная первому батальону 225-го стрелкового полка, 20 января 1942 года пошла в атаку. Увидев советские танки, немцы начали отходить к селу Малвотица. МК.II, ведя интенсивный огонь, медленно продвигались вперед, ожидая подхода пехоты. Но пехота в атаку не пошла, а засела на северной окраине деревни Мышкино. Танки же, израсходовав весь боекомплект, вынуждены были вернуться на исходные позиции. После боя выяснилось, что атака пехоты была отменена, а танкистов известить об этом забыли.

Надо сказать, пример весьма характерный и распространенный, и что главное — никак не зависевший от типажа материальной части, участвовавшей в бою.

«Матильда» с пушкой Ф-96 (реконструкция).

В феврале на Северо-Западном фронте развернулись ожесточенные бои за город Холм (Ленинградская область). Приказом штаба Холмской группы войск танковая рота МК.II была придана 128-му стрелковому полку 391-й стрелковой дивизии, которая получила задачу атаковать немецкие позиции на южном фланге обороны города.

На этот раз операцию продумали более тщательно. Командиры учли, что снежный покров достигал метровой толщины, а это затрудняло продвижение и танков, и пехоты. На исходные позиции рота выдвинулась ночью, предварительно проведя рекогносцировку местности. За 12 часов до боя танкисты согласовали свои действия с пехотой по следующему плану: саперы разминируют шоссе и улицы на южной окраине Холма, по которым должны двигаться танки, обозначая проходы вешками и флажками; танки с десантом движутся к населенному пункту; десант спешивается, и начинается штурм опорных пунктов в городе.

Подбитая «Матильда» из состава 48-й танковой бригады. Юго-Западный фронт, май 1942 года.

В 12.00 13 февраля 1942 года танки с десантом на броне походной колонной (из-за высокого снежного покрова) двинулись в атаку. Но, увы! Саперы не успели разминировать проходы, а сообщить об этом танкистам не сумели. Не доезжая 70 м до южной окраины города, головной танк подорвался на мине. При попытке объехать его, одновременно разворачиваясь в боевой порядок, подорвались еще три машины. Пехота под сильным огнем противника соскочила с брони и укрылась на расположенном поблизости кирпичном заводе. Танки, ожидая разминирования проходов, вели огонь с места. В результате полноценной операции по взятию населенного пункта не получилось, к тому же на минах было потеряно четыре машины.

В ходе боев с 14 по 17 февраля штурмовавшему город 82-му стрелковому полку было придано два танка «Матильда».

С 15 по 20 февраля в операции по взятию Малвотицы и Холма 170-й отдельный танковый батальон уничтожил пять орудий ПТО, одну бронемашину, 12 ПТР, четыре ручных пулемета, 12 миномётов, 20 автомашин и до двух рот пехоты противника. За это же время его потери составили восемь танков МК.II (четыре подбиты огнём противотанковых орудий, четыре подорвались на минах) и четыре Т-60.

Из отчетов вышестоящему командованию следует, что:

Зимой — весной 1942 года «матильды» наиболее активно использовались на Западном, Калининском и Брянском фронтах, где в основном шли позиционные бои. В мае в составе 22-го танкового корпуса (127 танков, из них 41 MK.JI) «матильды» участвовали в неудачном наступлении Юго-Западного фронта на Харьков (Барвенковская операция), в ходе которого все они были потеряны. В августе «матильды» использовались и в Ржевской операции (30-я армия Калининского фронта), но из-за неграмотного применения понесли большие потери. Например, 196-я танковая бригада к 1 августа имела в строю 35 «матильд» и 13 Т-60. Через полтора месяца боев в ней осталось лишь шесть и четыре танка соответственно.

Составить представление о боевом применении английских танков на советско-германском фронте и о том, как их оценившти в Красной армии, можно по приводимому ниже документу:

С весны 1943 года Советский Союз отказался ввозить танки «Матильда» — к этому времени стало ясно, что они уже не отвечают современным требованиям. Кроме того, в Великобритании завершилось и серийное производство этого танка. Тем не менее их активно использовали в боях 1943 года, причем на важнейших стратегических направлениях. Например, к началу немецкого наступления на Курской дуге в составе 201-й танковой бригады (7-я гвардейская армия Воронежского фронта) имелось 18 танков «Матильда», 31 «Валентайн» и три Т-34. Совместно с пехотой 73-й гвардейской стрелковой дивизии и 1669-м истребительно-противотанковым полком эта бригада занимала оборону в районе хуторов Гремучий и Крутой Лог.

«Матильда», брошенная при отступлении советскими войсками. Юго-Западный фронт, май 1942 года.

6 июля 1943 года танкисты отразили шесть атак немецкой пехоты, поддерживаемой танками, подбив пять машин и уничтожив до 150 солдат противника. На следующий день бригада отбила ещё 12 атак вражеской пехоты силой до двух батальонов при поддержке 45–50 танков. В этом бою, согласно сводке, было подбито два Pz. IV, три Pz. III, три САУ и уничтожено до 750 солдат вермахта, а в качестве трофеев захвачены две исправные немецкие самоходки. Наши потери составили один сгоревший и два подбитых «валентайна» и три подбитых «матильды». В дальнейшем бригада отражала по 6–7 атак противника ежедневно, а 12 июля сама перешла в наступление. В результате атаки был сожжен один танк Pz. III, уничтожен шестиствольный миномёт, два грузовика с боеприпасами и до 150 немецких солдат. Ответным артогнём были сожжены три «матильды» и два «валентайна», подбито семь «матильд» и три «валентайна».

«Матильды» 5-го механизированного корпуса на марше. На переднем плане танк, вооружённый 76-мм гаубицей Юго-Западный фронт, октябрь 1943 года.

В боях с 5 по 25 июля 1943 года 201-я танковая бригада уничтожила 30 немецких танков, 7 САУ, 28 орудий, 13 миномётов, 23 пулемёта и 9 автомашин.

17 июля 1943 года в 8-ю гвардейскую армию прибыл 224-й отдельный танковый полк в составе 33 танков МК.II «Матильда» и семи МК.III «Валентайн». На следующий день полк атаковал позиции противника в районе деревни Богородичное. Однако из-за пассивности нашей пехоты атака была неудачной: в бою танкисты уничтожили 16 противотанковых пушек, но сами потеряли сгоревшими пять МК.II, подбитыми пять МК.II и пять MK.III. Кроме того, восемь МК.II вышли из строя по техническим причинам.

Спустя четыре дня девять «матильд» 224-го отдельного танкового полка при поддержке роты автоматчиков атаковали опорный пункт немцев в деревне Голая Долина. В связи с этим интересно привести выдержку из доклада о ходе боя:

Весьма впечатляющий результат: уничтожено три и подбито два немецких танка ценой потери всего лишь одной «Матильды», подорвавшейся на мине. Правда, в докладе не указывается тип вражеских танков. Всего же в боях с 17 июля по 2 августа 1943 года 224-й отдельный танковый полк потерял все «валентайны» и 13 «матильд» (из них безвозвратно — семь) и к 3 августа имел 20 МК.II в строю и шесть в ремонте.

По-видимому, последним соединением Красной армии, имевшим на вооружении большое количество «матильд», был уже упоминавшийся 5-й механизированный корпус (68-я армия Западного фронта). На 13 декабря 1943 года в его составе имелось 79 танков «Матильда».

К лету 1944 года в советских танковых частях остались лишь единичные экземпляры «матильд», а к осени их можно было встретить только в учебных подразделениях.

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Танк матильда в ссср

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.