Этот танк – самый узнаваемый символ Великой отечественной. Лучший в своем классе танк Второй мировой. Один из самый массовых танков в мире. Машина, составляющая основу прошедших всю Европу бронетанковых армий СССР.

Какие люди вели в бой «тридцатьчетверки»? Как и где обучали? Как выглядел бой «изнутри» и какими были фронтовые будни советских танкистов?

Обучение танкистов до…

Перед войной кадровый командир-танкист обучался два года. Он изучал все виды танков, которые были в Красной Армии. Его учили водить танк, стрелять из его пушки и пулемётов, давали знания по тактике танкового боя. Из училища выходил специалист широкого профиля. Он был не только командиром боевой машины, но и умел выполнять обязанности любого члена экипажа.

В тридцатые годы военные пользовались в СССР огромной популярностью. Во-первых, Красная Армия, ее солдаты и офицеры, символизировали мощь относительно молодого Советского государства, которое буквально за несколько лет превратилось из разоренной войнами, нищей, аграрной страны в индустриальную державу, способную постоять за себя. Во-вторых, офицеры были одним из наиболее обеспеченных слоев населения.


Например, инструктор авиационного училища, кроме полного содержания (обмундирование, обеды в столовой, транспорт, общежитие или деньги на аренду жилья) получал очень высокую зарплату − около 700 рублей (бутылка водки стоила в районе двух рублей). Кроме того выходцам из крестьянской среды служба в армии давала шанс повысить образование, овладеть новой, престижной специальностью.

Рассказывает Александр Бурцев, командир танка: «Я помню, после трех лет службы из армии возвращались другими людьми. Уходил деревенский лопух, а возвращался грамотный, культурный человек, отлично одетый, в гимнастерке, в брюках, сапогах, физически окрепший. Он мог работать с техникой, руководить. Когда из армии приходил служивый, так их называли, вся деревня собиралась. Семья гордилась тем, что он служил в армии, что стал таким человеком».

Грядущая новая война – война моторов – создавала и новые пропагандистские образы. Если в двадцатые годы назад каждый мальчишка мечтал о шашках и кавалерийских атаках, то к концу тридцатых годов этот романтический образ был навсегда вытеснен летчиками-истребителями и танкистами. Пилотировать истребитель или расстреливать врага из танковой пушки – вот о чем теперь мечтали тысячи советских ребят. «Ребята, айда в танкисты! Почетно же! Едешь, вся страна под тобой! А ты – на коне железном!» – фразы, описывающие настроение тех лет, вспоминает командир взвода, лейтенант Николай Яковлевич Железнов.


…и во время войны

Однако во время тяжелых поражений 1941 года Красная Армия потеряла практически все танки, которые имела в западных округах. Погибло и большинство кадровых танкистов. Нехватка острая танковых экипажей стала очевидна уже летом 1942 года, когда эвакуированная на Урал промышленность начала производить танки в прежних объёмах.

Руководство страны понимая, что именно танкисты сыграют решающую роль в кампании 1943 года, приказало фронтам ежемесячно направлять в танковые училища не менее 5000 лучших рядовых и сержантов с образованием не менее семи классов. В учебные танковые полки, где готовили рядовой состав – стрелков-радистов, механиков-водителей и заряжающих, с фронта ежемесячно отзывалось 8000 лучших солдат с образованием не ниже трех классов. Помимо фронтовиков на училищную скамью садились вчерашние выпускники средних школ, трактористы и комбайнеры.

Курс обучения был сокращен до шести месяцев, а программа – урезана до минимума. Но заниматься всё равно приходилось по 12 часов в день. В основном изучали материальную часть танка Т-34 – ходовую, трансмиссию, пушку и пулеметы, радиостанцию.

Всему этому, а также умению ремонтировать танк учились как в классах, так и на практических занятиях. Но времени катастрофически не хватало. Вспоминает командир взвода Василий Брюхов: «Я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. Разве это подготовка? Учили нас немного вождению на БТ-5. Давали азы – с места трогаться, по прямой водить. Были занятия по тактике, но в основном «пешим по-танковому». И только под конец было показное занятие «танковый взвод в наступлении». Все! Подготовка у нас была очень слабая. Когда нас выпускали, начальник училища сказал: «Ну, что же, сынки, мы понимаем, что вы программу быстро проскочили. Знаний у вас твердых нет, но в бою доучитесь».


С училища – на фронт

Свежеиспеченные лейтенанты отправлялись на танковые заводы в Горький, Нижний Тагил, Челябинск и Омск. С конвейеров каждого из этих заводов ежедневно сходил батальон танков Т-34. Молодой командир заполнял формуляр приема танка. После этого он получал перочинный ножик, шелковый платок для фильтрации горючего, наган и танковые часы величиной с кулак, которые устанавливались на приборной доске. Однако танкисты нередко носили их с собой. Наручные или карманные часы в ту пору были далеко не у каждого.
Рядовых членов экипажа готовили на трехмесячных курсах в запасных танковых полках, располагавшихся при заводах. Командир наскоро знакомился с экипажем и совершал пятидесятикилометровый марш, который заканчивался боевой стрельбой.

После этого танки грузили на платформы, и эшелон мчал их на запад – навстречу судьбе.

Внутри Т-34

Легендарный средний танк, принятый на вооружение в 1940 году, был во многом революционной конструкцией. Но, как и любой переходный образец, он сочетал в себе новинки и вынужденные решения. На первых танках стояла устаревшая коробка передач. Грохот в танке стоял невероятный, а танковое переговорное устройство работало отвратительно. Поэтому командир танка просто ставил механику-водителю ноги на плечи и управлял им при помощи заранее определенных сигналов.


В башне Т-34 было только для двоих. Поэтому командир танка выполнял обязанности и командира, и наводчика. Кстати, командир и заряжающий кое-как, но могли разговаривать, однако чаще всего их общение тоже происходило жестами. Командир заряжающему под нос сунул кулак, и тот уже знает, что надо заряжать бронебойным, а растопыренную ладонь – осколочным.

Стрелок-радист Петр Кириченко вспоминает: «Переключение передачи требовало огромных усилий. Механик-водитель выведет рычаг в нужное положение и начинает его тянуть, а я подхватываю и тяну вместе с ним. Передача подрожит какое-то время и только потом включается. Танковый марш весь состоял из таких упражнений. За время длительного марша механик-водитель терял в весе килограмма два или три: весь вымотанный был. Кроме того, поскольку руки у него заняты, я брал бумагу, сыпал туда самосад или махорку, заклеивал, раскуривал и вставлял ему в рот. Это тоже была моя обязанность».

Бой на Т-34 (реконструкция)

До начала атаки остается несколько минут. У командира начинают ходуном ходить руки, зубы стучат: «Как сложится бой? Что там за пригорком? Какие у немцев силы? Доживу ли я до вечера?» Стрелок-радист нервно грызет кусок сахара – вечно его перед атакой на еду тянет.


ряжающий курит, глубоко затягиваясь дымом. Папироса в его руке дрожит. Но вот в наушниках танкошлема командира звучит сигнал к атаке. Командир переключается на внутреннюю связь, но треск стоит такой, что ничего не слышно. Поэтому он просто легонько бьет сапогом по голове механика-водителя, который сидит прямо под ним – это условный сигнал «Вперед!». Машина, ревя двигателем, лязгая гусеницами, трогается с места. Командир смотрит в перископ – весь батальон двинулся в атаку.

Страх ушел. Остался только холодный расчет.

Механик ведет машину на скорости 25-30 километров – зигзагом, меняя направление через каждые 50 метров. От его опыта зависит жизнь экипажа. Именно механик должен правильно оценить местность, найти укрытие, не подставить борт под орудия противника. Радист настроил рацию на прием. У него есть пулемет, но прицеливаться он может лишь через отверстие диаметром с указательный палец, в котором попеременно мелькают земля и небо – такой стрельбой фрицев только напугаешь, реального толка от нее немного. Заряжающий в панораму наблюдает за правым сектором. Его задача не только забрасывать в казенник снаряды, но и указывать командиру цели справа по курсу движения танка.

Командир смотрит вперед и влево, ищет цели. Правое плечо уперлось в казенник пушки, левое – в броню башни. Тесно. Руки сложены крест на крест: левая – на механизме подъема орудия, правая – на рукоятке поворота башни.


т он поймал в панораму танк противника. Толкнул ногой в спину механика-водителя – «Стой!» и на всякий случай крикнул в переговорное устройство: «Короткая!». Заряжающему: «Бронебойный!»
Механик-водитель выбирает ровный участок местности, останавливая машину, кричит: «Дорожка!» Заряжающий досылает снаряд. Пытаясь перекричать рев двигателя и лязг затвора, докладывает: «Бронебойным готово!»
Танк, резко остановившись, еще какое-то время раскачивается. Теперь все зависит от командира, от его навыков и просто от везения. Неподвижный танк – это лакомая цель для противника! От напряжения взмокла спина. Правая рука вращает поворотный механизм башни, совмещая прицельную марку с целью по направлению. Левая рука крутит механизм подъема орудия, совмещая марку по дальности.

«Выстрел!» – кричит командир и нажимает педаль спуска орудия. Его голос тонет в грохоте выстрела и лязге затвора. Боевое отделение наполняется пороховыми газами, которые разъедают глаза. Вентилятор, установленный в башне, не успевает выдувать их из танка. Заряжающий хватает горячую дымящуюся гильзу и через люк выкидывает ее наружу. Не дожидаясь команды, механик срывает машину с места.

Противник успевает сделать ответный выстрел. Но снаряд только рикошетирует, оставив на броне борозду, словно горячая ложка в масле. От удара по танку звенит в ушах. Окалина, отлетевшая от брони, впивается в лицо, скрипит на зубах. Но бой продолжается!

Т-34 против «Тигров»


Т-34 по всем параметрам превосходил средние танки Германии. Это был маневренный и быстрый средний танк, оснащенный длинноствольной 76-мм пушкой и дизельным двигателем. Особым предметом гордости танкистов была отличительная черта «тридцатьчетверки» – наклонная броня. Эффективность наклонной брони подтверждалась и практикой боёв. Большинство немецких противотанковых и танковых орудий 1941-42 годов не пробивали лобовую броню танка Т-34. К 1943 году Т-34 стал основной боевой машиной советских танковых армий, сменив устаревшие Т-26 и БТ.

Однако к 1943 г немцы создали модернизировали старые средние танки T-IV и начали выпуск тяжелых танкв T-V «Пантера» и T-VI «Тигр». Установленные на новых машинах длинноствольные пушки калибра 75 и 88 мм могли поразить Т-34 на дистанции 1,5-2 тысячи метров, тогда как 76 мм пушка нашего среднего танка могла поразить «Тигр» лишь с 500 м, а «Пантеру» – с 800 метров. Используя преимущество Т-34 в маневренности и тактические уловки наши танкисты часто выходили победителями из схваток с технически превосходящим противником. Но бывало и наоборот…

Если танк подбит…

Хорошо, если снаряд попадал в моторное отделение – танк просто глох и экипаж успевал выскочить. Если же снаряд пробивал броню башни или борта боевого отделения, то осколки брони чаще всего ранили кого-то из членов экипажа. Растекшееся горючее вспыхивало – и вся надежда у танкистов оставалась только на себя, на свою реакцию, силу, ловкость, потому что в запасе у каждого было всего лиш две-три секунды на то, чтобы спастись.


Ещё страшнее приходилось тем, чей танк был просто обездвижен, но не горел. Ион Деген, танкист, рассказывает: «В бою не требовалось приказа командира покинуть горящий танк, тем более командир мог быть уже убит. Выскакивали из танка интуитивно. Но, например, нельзя было покинуть танк, если у тебя только перебита гусеница. Экипаж был обязан вести огонь с места, пока не подобьют».

А бывало и так, что покинуть горящую машину танкисту не позволяла какая-нибудь мелочь, иной раз даже неудобная одежда. Танкист Константин Шиц вспоминает: «У нас командиром одной из рот был старший лейтенант Сирик, видный такой мужик. Как-то захватили на станции богатые трофеи, и он стал носить хорошее, длинное румынское пальто, но когда их подбили, то экипаж успел выскочить, а он из-за этого пальто замешкался и сгорел…»

Но когда везло, танкисты выскакивали из горящего танка, отползали в воронки и тут же старались отойти в тыл.
Уцелев в бою, «безлошадные» танкисты поступали в резерв батальона. Но долго отдохнуть не получалось. Ремонтники быстро восстанавливали не сгоревшие танки. Кроме того, заводы постоянно пополняли части новой техникой. Так что буквально через два-три дня танкиста включали в состав нового, незнакомого экипажа и на новом танке они снова шли в бой.

Командирам всегда тяжелей

Ещё тяжелее было командирам рот и батальонов. Те воевали до последнего танка своего соединения. А это значит, что командиры пересаживались с одной подбитой машины на новую несколько раз в течение одной операции, а то и одних суток.


Танковые бригады «стачивались в ноль» за две-три недели наступательных боев. После этого они отводились на переформировку. Там танкисты прежде всего приводили в порядок оставшуюся технику и только потом себя. Экипаж, не взирая на чины, заправлял машину горючим, загружал боеприпасами, чистил пушку и выверял прицел, проверял оборудование и механизмы танка.

Заряжающий очищал снаряды от смазки – промывал их в дизельном топливе, а потом насухо протирал ветошью. Механик-водитель регулировал механизмы танка, ведрами заливал горючее, масло и воду. Стрелок-радист и командир помогали им – грязной работой не гнушался никто. Судьба танка зависела от экипажа, но и жизнь экипажа тоже напрямую была связана с состоянием и боеспособностью танка.

Подготовили машину к предстоящему бою или маршу – теперь можно вымыться, побриться, поесть и, главное, поспать. Ведь танк был для экипажа не только боевой машиной, но зачастую и домом.

Быт танкистов

К башне танка был приторочен танковый брезент размером 10 на 10 метров. Им экипаж накрывал танк по пути на фронт. На нём же раскладывалась нехитрая снедь. Этот же брезент служил танкистам и крышей над головой, когда не было возможности остановится на ночлег в домах.

В зимних условиях танк промерзал и становился настоящим «холодильником». Тогда экипаж вырывал траншею, загонял на нее сверху танк. Под днище танка подвешивалась «танковая печка», которую топили дровами. В таком блиндаже было не очень комфортно, но намного теплее, чем в самом танке или на улице.


Обитаемость и комфорт самих «тридцатьчетверок» были на минимально необходимом уровне. Сиденья танкистов делались жесткими и, в отличие от американских танков, на них не было подлокотников. Тем не менее, танкистам иной раз приходилось спать прямо в танке – полусидя. Старший сержант Пётр Кириченко, стрелок-радист Т-34, вспоминает:
«Хотя я был длинный и худощавый, но все равно приноровился спать на своем сидении. Мне даже нравилось: откидываешь спиночку, приспустишь валенки, чтобы о броню ноги не мерзли, и спишь. А после марша хорошо спать на теплой трансмиссии, накрывшись брезентом».

Жили танкисты по-спартански вынужденно. В наступлении у них даже не было возможности помыться или переодеться. Танкист Григорий Шишкин рассказывает:
«Иной раз целый месяц не моешься. А иной раз нормально, раз в 10 дней помоешься. Баню делали так. В лесу строили шалаш, покрывали его лапником. На пол тоже лапник. Собиралось несколько экипажей. Один топит, другой дрова рубит, третий воду носит».

В период интенсивных боёв даже еду танкистам нередко доставляли только под конец дня – сразу и завтрак, и обед, и ужин. Но при этом танкистов снабжали сухим пайком. Кроме того, экипаж никогда не пренебрегал возможностью возить в танке запас продовольствия. В наступлении этот запас становился практически единственным источником пропитания, который пополнялся за счет трофеев или благодаря помощи мирного населения. «Снабжение у танкистов всегда было хорошим. И, конечно же, продуктовые трофеи были для нас дополнительным пайком… А танковые НЗ съедали всегда еще до боев – а вдруг мы сгорим, так зачем добру пропадать?» – говорит танкист Михаил Шистер.

Вечером после боя можно было и выпить «наркомовские сто грамм». Но перед боем хороший командир всегда запрещал своему экипажу спиртное. Командир экипажа Григорий Шишкин об этой особенности танкистов: «Главное, кругом все выпивают. Саперы начинают: «Эй вы, чернопузые, что же вам не дают?!» Вначале ребята обижались, а потом поняли, что я для них стараюсь. После боя сколько хочешь пей, а перед боем ни в коем случае! Потому что дорога каждая минута, каждая секунда. Оплошал – погиб!»

Отдохнули, сбросили усталость прошедших боев – и вот, танкисты готовы к новым схваткам с противником! А сколько ещё этих схваток было впереди на пути в Берлин…

topwar.ru

Воспоминания командира «тридцатьчетверки»

Некорректно сравнивать возможности среднего советского танка Т-34 и тяжелого немецкого танка «Тигр» Т-VI. Такое вполне логичное утверждение можно встретить во многих работах военных историков.

Т 34 в бою

Вот только реалии войны поневоле заставляли делать такое сравнение тех, у кого от возможностей «тридцатьчетверки» и «Тигра» зависела жизнь – сражающихся танкистов.

Насколько, например, реальна была возможность из пушки Т- 34-76 поразить «Тигр»? Обычно этот вопрос вызывает наиболее жаркие дискуссии.

А как оценивали свои огневые возможности в бою с «Тигром» те, кто сходился с ними в бою на «тридцатьчетверке»?

В воспоминаниях Героя Советского Союза Павла Кулешова, воевавшего в рядах знаменитого Уральского добровольческого танкового корпуса, есть такой эпизод:

«Здесь вспоминается такой случай, когда я в прямом бою сразился с танком «Тигр» Т-VI. Вышел я один на один. Там был населенный пункт, а на его окраине был укрыт этот немецкий танк «Тигр». И получилось так, что я иду против него… Т-VI намного отличался от нашей машины. Наша машина превосходная, но у них был сделан электрический пуск пушки и пулеметов, поворот башни электрический…

Герой Советского Союза Кулешов П.П. и воспитанник 63-й гвардейской танковой бригады Анатолий Якушин.
Т 34 в бою

Командир машины был, как работник цирка. Правой рукой он поворачивал башню, левой рукой — пушку, и ножной спуск был механический, и на этом одном ножном спуске стояла правая нога. Идешь, тебя вот так трясет: видно кусочек неба, кусочек земли. Стоишь, фактически, на одной левой ноге и так работаешь. А механический спуск — это же система рычагов. Пока эти рычаги сработают, цель уже ушла. А у них все было электрическое! Я шел, маневрируя туда-сюда, этаким зигзагом: мы с механиком-водителем эту систему еще раньше отрабатывали. Одна нога должна была работать на рычаг да еще на механика-водителя, давать ему толчки в голову, вправо, влево.

А «Тигр» мог добиться попадания с дистанции до полутора километров и пробить нашу «тридцатьчетверку». У него прямой выстрел — 2 километра! У нас же стояла 76-мм пушка, мы могли поражать немецкие танки типа «Тигр» на расстоянии 400-500 метров. И вот, маневрируя на поле боя, нужно было такой момент рассчитать, что мой снаряд будет точным.

Когда я выбрал такое положение, когда подошел на близкое расстояние, то дал короткую остановку. «Тигр» начал разворачиваться — хотел уходить — и подставил нам борт! Я произвел выстрел, вижу, что мой снаряд попал, немецкий танк загорелся. Тогда я прекратил стрельбу: думаю, пойду дальше. Но оказывается, мой снаряд попал в трансмиссионное отделение, где находится коробка скоростей, бортовые фрикционы, — и вот это в танке и горело. Но немцы этим моментом воспользовались, развернули пушку и произвели выстрел по моей машине.

Т 34 в бою

Снаряд попал нам в правую сторону под башню, пробил башню: заряжающего разорвало на куски, радисту снесло голову… Когда снаряд попал, у механика-водителя люк на защелках был приоткрыт — он крышку открыл и выскочил. Я тоже попытался выскочить, но мой люк был закрыт. А когда я открыл его, тут же возникла тяга, и пламя потянулось ко мне. От танкошлемов идет четырехжильный провод к радиостанции, к танковому переговорному устройству, и фишка, которая вставляется в гнездо. Я выскакивал, а выдернуть фишку забыл, и меня сдернуло обратно в горящий танк…

Потом я не помню, как выскочил, что, где… Каким-то образом мне удалось отбежать метров на 30 — и только тут я услышал большой взрыв: танк разорвало, боеукладка взорвалась. Я начал махать головой: ничего не слышу, выговорить ничего не могу! Меня даже не царапнуло, только контузило, и потом я пришел в себя; в медсанбате пролечился дней 10 и начал немножко говорить и слышать».

Немецкие танкисты не покинули свой горящий «Тигр», а отомстили нахальной «тридцатьчетверке», экипаж которой сумел поджечь их машину из 76-мм пушки. Какие противники схлестнулись в этом бою…

Испытания крепости брони «Тигра» и мощи пушки Т-34-85 на глазах маршала Жукова

А вот испытать возможности пушки Т-34-85 в борьбе с броней «Тигра» Павлу Кулешову довелось в условиях, не слишком привычных для фронтового офицера:

«Я получил танк Т-34-85. Их пригнал старший лейтенант Потапов: на одном танке он остался сам, а я принял вторую «восьмидесятипятку». В это время наша танковая промышленность начала выпускать новые модернизированные танки: танк Т-34-85 с 85-мм пушкой. На этих машинах был поставлен новый прицел ТШ-15, электрический пуск пушки и пулеметов, мотор для поворота башни…

Пришел приказ о том, что провести показные стрельбы с этой новой машины. А я отлично стрелял: у меня все время были удачные бои со стрельбой. Немцы стояли в обороне, укрыты. И моему экипажу было приказано ночью вывести танк и привести его на площадку, куда притащили два немецких танка, оба «Тигры». Один поставили лобовой броней, а второй поставили бортовой броней.

Т 34 в бою

Я вывел свою машину, и поставил ее где-то на расстоянии 1700 метров от целей. Эта пушка могла поражать немецкие танки на расстоянии до 2 километров! «Тигры» установили рядышком друг с другом, и мне было приказано провести стрельбы для командного состава 1-го Украинского фронта. Командующим фронтом у нас в то время был Жуков. Здесь еще что было: в Т-34-85 была командирская башенка, и командир машины уже сам не стрелял — стреляли наводчик и заряжающий. Но я высадил наводчика, сам сел за пушку. У меня было время, я послал пробные три снаряда, и ни один снаряд не попал, — берет мандраж! Не пойму, в чем дело, я же стрелял очень хорошо! Менять машину нельзя — уже рассвело, немцы заметят. Снаряд весит пуд — 16 килограмм. Когда его посылаешь в казенник, то клин затвора поднимается и сбивает прицел, — оказывается, его нужно было чуть-чуть подвести. Сбой на миллиметр в танковом прицеле — и на расстоянии 2 километров получается метров 3-4-5, поэтому я и «пролетал» со снарядом.

Стоит наш командир бригады Фомичев: «Ты чего?» — «Товарищ полковник, Михаил Юрьевич, я уже понял свою ошибку. Стрелять буду я, всё будет точно». Потом подъезжает Жуков. Я доложил, что экипаж готов к показным стрельбам, и мне дают команду выпустить три снаряда по бортовой броне и три снаряда по лобовой броне. Отстрелялся я лучше, чем на пятерку, доложил Жукову.

Все три снаряда, выпущенных мною в лобовую броню, пробили ее и взорвались внутри. А те, которые попали в борт, пробивали обе стенки, и только тогда взрывались. Расстояние между пробоинами было приблизительно 40-60 сантиметров — вот, какая кучность! За эти показные стрельбы был награжден маршалом Жуковым именными часами, на которые была выдана справка: «Выдано гвардии младшему лейтенанту Кулешову Павлу Павловичу… Заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Советского Союза Жуков».

С расстояния 1700 метров все три снаряда пробили лобовую броню «Тигра» и взорвались внутри, а три снаряда в борт пробили обе стенки. Не слишком ли удачный результат испытаний? Может быть, ветеран после стольких десятилетий не совсем точно припомнил расстояние, с которого стрелял? Да формулировка — «где-то на расстоянии 1700 метров» и не предполагает абсолютной точности – «где-то» есть «где-то».

Но здесь надо учесть еще одно обстоятельство. После захвата в августе 1944 года советскими войсками нескольких T-VIБ («Королевский тигр») в Кубинке на НИБТ Полигон были проведены испытания трофейных машин. Для оценки бронестойкости были проведены обстрелы трофейных машин. Выяснилось, что качество брони танка «Тигр-Б» по сравнению с качеством брони танков — предшественников резко ухудшилось: «От первых одиночных попаданий образуются трещины и отколы. От группы снарядных попаданий (3–4 снарядов) в броне образуются отколы и проломы большой величины». В чем же было дело?

Одна из причин ухудшения качества брони заключалась в ограниченности минерально–сырьевых ресурсов Германии.

При исследовании брони немецких танков в лабораториях ЦНИИ-48 было отмечено, что «заметно постепенное снижение количества молибдена (М) на немецких танках T-VI и T-V и полное отсутствие его в T-VIБ. Причину замены одного элемента (М) другим (V-ванадием) надо, очевидно, искать в истощении имевшихся запасов и потерь баз, снабжавших Германию молибденом».

Если полное отсутствие молибдена в T-VIБ привело к резкому ухудшению качества брони, то к каким результатам могло привести постепенное снижение его количества на Т-VI? Логично предположить, что тоже к ухудшению, только не такому резкому.

Павел Кулешов не указал точной даты проведения испытаний. Но из его воспоминаний можно понять, что речь идет о весне 1944 года. Может быть, дефицит молибдена, с соответствующими для брони «Тигра» результатами у немцев уже тогда наблюдался?

Тынц

П.С.
Немного дополню.
Конечно, сравнивать Т-34 и Тигр некорректно — совсем разные весовые категории машин.
У Т-34-76 выстоять против «Тигра» в открытом бою было немного. Поэтому экипажи «тридцатьчетверок» при столкновении с немецкими тяжелыми танками старались действовать из засад, поражая их в борта или корму. Ну а когда появился Т-34-85, тут уже нашему среднему танку можно было выходить один на один.

Равновесного же советского соперника ИС-2 немец очень опасался.

Проблемы с молибденом и броней начались у немцев ближе к концу 1944 г. и в основном на Королевских тиграх.

Из плюсов Тигров, несомненно — это броня, пушка, оптика.

Из минусов: Тигр был не массовым, не ремонтнопригодным в полевых условиях, часто ломался, не манёвренным, очень дорогим в производстве + требовал квалифицированных рабочих + само время выхода готового изделия, имел специфику доставки до места боёв по ж/д. Также нужна была ереобувка гусениц при транспортировке.
Ещё: большое время поворота башни. Бензиновый двигатель (расход).

Как противотанковое средство Тигр хорош. Но танк по предназначению имеет намного больше других функций, в которых Тигр уже слаб.

1. Немцы, после того как их Т-1, Т-2, Т-3, и даже ранние Т-4, не могли эффективно бороться ни с танками Т-34, ни с танками КВ, решили что новые танки надо оснащать именно бронебойными орудиями. За счёт этого на их танках появились такие длинноствольные орудия, но с относительно малым калибром (88 мм и 75 мм).
Но такие орудия были не столь эффективны, если надо было к примеру разрушить ДЗОТ или поработать по траншеям при помощи фугасов. Наша как раз концепция была, что танк — это машина прорыва, наступления и подавления.

2. Исходя из первого пункта, СССР увеличил калибр танка Т-34-85, убив 2-х зайцев. ОФ снаряд стал мощнее, и позволил бить живую силу. А так же возрастала бронейбоность.
На танк ИС-2, как танк прорыва, поставли убер пушку. 122 мм длинноствольную. Кинетическая энергия снаряда была на столько высока, что при испытании пушки, при стрельбе просто стальной болванкой, вышибли с расстояния 2000м танку пантера переднюю и заднюю бронепрлиту. Просто выломали. Попав Тигру с того же расстояния в лоб башни, и не пробив её, так как снаряд разрушился, сама башня сместила у тигра более чем на пол метра. То есть танку настал пипец.
Что до фугасного воздействия снаряда 122мм, тут вообще ничего пояснять не надо. Это убивец небольших строений, ДОТов и ДЗОТов.

Жаль наш Т-44 не успел против немецких кошек повоевать, подрал бы он их. Не повоевал, хотя из выпущенных единиц к весне 1945 г. можно было целиком танковую армию укомплектовать. При массе 31,5 тонны (примерно как у знаменитой 34-ки, даже легче), он по своим боевым качествам наголову превосходил немецкие тяжелые (57 т.) танки.

Кстати первый прототип Т-54 появился в январе 1945 г. А это, по меркам того времени, совсем уж космический танк был.

chervonec-001.livejournal.com

Т-34 имеет классическую компоновку. Экипаж танка состоит из четырёх человек — механика-водителя и стрелка-радиста, располагающихся в отделении управления и заряжающего с командиром, выполняющим также функции наводчика, которые находились в двухместной башне.

Каких-либо чётко выделенных модификаций линейного Т-34-76 не существовало. Тем не менее, в конструкции серийных машин имелись существенные отличия, вызванные различными условиями производства на каждом из производивших их заводов в определённые периоды времени, а также общим усовершенствованием танка. В исторической литературе эти отличия, как правило, группируются по заводу-производителю и периоду производства, порой с указанием на характерную особенность, если на заводе параллельно производились два или более типа машин. Впрочем, в войсках картина могла ещё более усложняться, поскольку из-за высокой ремонтопригодности Т-34, подбитые танки чаще всего вновь восстанавливались, и узлы повреждённых машин разных версий при этом зачастую собирали в целый танк в самых различных сочетаниях.

Броневой корпус Т-34 — сварной, собиравшийся из катаных плит и листов гомогенной стали марки МЗ-2 (И8-С), толщиной 13, 16, 40 и 45 мм, после сборки подвергавшихся поверхностной закалке. Броневая защита танка противоснарядная, равнопрочная, выполненная с рациональными углами наклона. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 мм: верхней, расположенной под углом в 60° к вертикали и нижней, расположенной под углом в 53°. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки. Борта корпуса в нижней своей части располагались вертикально и имели толщину в 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом в 40°. Кормовая часть собиралась из двух сходившихся клином 40-мм броневых плит: верхней, расположенной под углом в 47° и нижней, расположенной под углом в 45°. Крыша танка в районе моторно-трансмиссионного отделения собиралась из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки имела толщину в 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под моторно-трансмиссионным отделением и 16 мм в лобовой части, также небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-мм бронеплиты.

На Т-34 образца 1943 года, толщина верхней кормовой бронеплиты была увеличена с 40 до 45 мм, а толщина днища в лобовой части — с 16 до 20 мм. Также корпуса танков могли иметь незначительные различия, зависевшие от завода-производителя, так на машинах, выпущенных Сталинградской судоверфью в 1942 году, верхний лобовой лист приваривался к бортовым соединением в шип, вместо обычно использовавшегося соединения встык.

Башня Т-34 — двухместная, близкой к шестигранной в плане формы, с кормовой нишей. В зависимости от завода-производителя и года выпуска, на танк могли устанавливаться башни различной конструкции. На Т-34 первых выпусков устанавливалась сварная башня из катаных плит и листов. Стенки башни выполнялись из 45-мм броневых плит, расположенных под углом в 30°, лоб башни представлял собой 45-мм, изогнутую в форме половины цилиндра, плиту с вырезами под установку орудия, пулемёта и прицела. Крыша башни состояла из 15-мм броневого листа, изогнутого под углом от 0° до 6° к горизонтали, днище кормовой ниши — горизонтальный 13-мм бронелист. Хотя другие типы башен также собирались при помощи сварки, именно башни первоначального типа известны в литературе под названием «сварных».

Вскоре после начала серийного выпуска Т-34, уже к концу 1940 года, в производство была запущена также литая башня. Стенки такой башни отливались целиком, а состоявшая по-прежнему из катаных броневых листов крыша — приваривалась к ней. Поскольку литая броня при равной толщине с катаной обладает меньшей снарядостойкостью, для сохранения защиты на прежнем уровне толщина стенок была увеличена до 52 мм. В остальном литые башни были по конструкции идентичны сварным. Производство литых башен к Т-34 продолжалось параллельно со сварными вплоть до окончания его выпуска.

tankyvbou.blogspot.com

На самом деле первые серьезные столкновения с «Т-34» и «КВ» произошли уже в первые дни войны. Разница была только в том, что прошли они при нормальной работе разведки и отлаженном взаимодействии немецких танков с другими родами войск. Поэтому ошибок, подобных допущенным Лангеманом, его коллеги себе не позволяли, несмотря на то что в первые дни вторжения «Т-34» уж точно были как снег на голову. Немцы, конечно, располагали некоторыми сведениями о новых советских танках, но довольно расплывчатыми. В апреле 1941 г. немецкая разведка докладывала ТТХ нового советского тяжелого танка: вес – 46 т, скорость – 35 км/ч, вооружение – 76-мм пушка и три пулемета, бронирование 40 мм. Производитель – Ленинградский танковый завод. Тогда же были опубликованы и данные среднего танка «Т-32». Вес – 30 т, скорость – 45 км/ч, броня – 30 мм, вооружение – 45-мм пушка или 76-мм пушка и два пулемета. Производитель – Сталинградский танковый завод. Основной промах был, как мы видим, в оценке бронезащиты новых боевых машин Красной Армии.

Первый бой немецких танковых частей с «Т-34» состоялся уже в первый день войны. Передовой отряд 3-й танковой группы Г. Гота, 7-я танковая дивизия, не встретив серьезного сопротивления на границе, уже к полудню 22 июня дошла до переправ через Неман у города Алитус (Олита). Особенностью этой дивизии было оснащение танками чешского производства «38 (t)», вооруженными 37-мм пушкой. Таких танков было 167 штук, помимо них в дивизии было 53 «Pz.II», 30 «Pz.IV» и 15 невооруженных командирских танков. Мосты у Алитуса были подготовлены к взрыву, но в ночь на 22 июня охрана получила приказ из штаба округа снять заряды. Не исключено, что настоящим автором этого «приказа» был «Бранденбург». Но так или иначе, передовым частям немцев удалось захватить и северный и южный мосты через Неман у Алитуса неповрежденными. У мостов они встретились с частями советской 5-й танковой дивизии. Главным козырем наших войск в этом бою были 50 новейших танков «Т-34», полученных дивизией в марте 1941 г. Помимо этого, соединение насчитывало 30 трехбашенных средних танков «Т-28» и 170 легких «БТ-7». Когда 20 танков «38 (t)» пересекли северный мост, 21-й танк был подбит выстрелом «Т-34» из засады. Попытки подбить «Т-34» из 37-мм пушки чешского танка, разумеется, были безуспешными. Расширить плацдарм у северного моста и выбить окопанные «Т-34» немцам не удалось. Основная тяжесть боя легла на артиллерию 7-й дивизии, к тому же вечером на выручку подтянулись танки еще одной немецкой танковой дивизии – 20-й. Это позволило укрепить северный плацдарм и при поддержке огня тяжелой артиллерии развить с него наступление во фланг и тыл частям 5-й танковой дивизии, удерживающей позиции на южном плацдарме. Под угрозой окружения советские танкисты вынуждены были отойти.

Генерал-майор в отставке Хорст Орлов, служивший в июне 1941 г. в 7-й дивизии, вспоминал: «Танковое сражение у Алитуса между нами и танками 5-й дивизии русских было, пожалуй, самой тяжелой битвой дивизии за всю войну». Так, уже в первый же день войны состоялось знакомство немецких танкистов с танком «Т-34». Однако катастрофы не произошло. Просто потому, что в бою участвуют не только танки, но артиллерия до 10-см корпусных пушек включительно.

Еще один эпизод с участием «Т-34» в первые дни войны – это бои в районе небольшого городка Радзехув, буквально в нескольких десятках километров от границы. Разведка немцев в городке была идентифицирована как воздушный десант, против которого был направлен передовой отряд советской 10-й танковой дивизии С.Я. Огурцова в составе одного танкового и одного мотострелкового батальона. Не обнаружив никакого десанта в указанном районе, поздно вечером, в 22.00, передовой отряд вступил в соприкосновение с частями немцев в районе Корчина (18 км ближе к границе), вернулся назад и к исходу первого дня войны перешел к обороне на окраинах Радзехува. К тому моменту «десант» переопределили в передовой части немецких сухопутных войск и направили против него сводный отряд 32-й танковой и 81-й моторизованной дивизии 4-го механизированного корпуса впоследствии печально известного А.А. Власова. Отряд был составлен из двух танковых батальонов и одного мотострелкового батальона. 32-я танковая дивизия была хорошо укомплектована танками новых типов, как «Т-34», так и «КВ», первых насчитывалось 173 штуки, вторых – 49. Со стороны немцев к городку выдвигалась боевая группа 11-й танковой дивизии Людвига Крювеля. Ядром боевой группы был 15-й танковый полк, усиленный мотопехотой и приданными зенитками полка люфтваффе «Герман Геринг». На 22 июня в 11-й танковой дивизии было 44 «Pz.II», 24 «Pz.III» с 37-мм пушкой, 47 «Pz.III» с 50-мм пушкой, 20 «Pz.IV» и 8 командирских танков.

В 5.15 утра 23 июня боевая группа дивизии Крювеля атаковала Радзехув. Прорвавшись при поддержке артиллерии в сам городок, немецкие танки столкнулись на его улицах с «Т-34». «Тридцатьчетверки» сразу дали почувствовать свой тяжелый удар: у одного из немецких танков была сорвана командирская башенка, а командир танка смертельно ранен. Но силы были явно неравны: с советской стороны был передовой отряд без артиллерийской поддержки, а с немецкой – усиленный танковый полк при поддержке сильного артиллерийского кулака. Танкисты двух батальонов 10-й танковой дивизии были вынуждены отступить. По нашим данным, немцы потеряли в этом бою 20 танков, 16 противотанковых орудий и до взвода пехоты. Потери передового отряда 10-й танковой дивизии составили 20 танков «БТ», 6 танков «Т-34», 7 человек убитыми, 11 человек ранеными и 32 человека без вести пропавшими. Уничтожение шести танков «Т-34» не должно вызывать удивление. Поддержку атакующим немецким танкам составляли 88-мм зенитки, которые со стационарных позиций могли расстреливать «Т-34» на окраинах Радзехува с дальних дистанций. В самом городке бои велись уже на минимальных дистанциях, десятки метров.

Захватив Радзехув, немцы начинают прощупывать местность вокруг него. В этот момент на сцене появляется сводный отряд 4-го механизированного корпуса. Выскочив на открытую местность к юго-западу от городка, наши и немецкие танкисты сталкиваются нос к носу. Из-за пригорка один за другим навстречу немецким танкам выезжают «Т-34». Унтер-офицер 11-й танковой дивизии Густав Шродек вспоминает: «Наши сердца сжимаются, страх, ужас, но, может быть, также и радость, т. к. наконец мы можем показать себя. Видели ли они нас? Принимают ли они нас за своих? Наши силы равны. […] И как только они приближаются на расстояние примерно в 100 м от наших пушек, «танец» начинается. Мы посылаем им первый снаряд. Румм-мм! Первое попадание в башню. Второй выстрел, и новое попадание. Головной танк, в который я попал, невозмутимо продолжает свое движение. То же самое и у моих товарищей по взводу. Но где же превосходство наших танков над танками русских, так долго провозглашавшееся?! Нам всегда говорили, что достаточно лишь «плюнуть» из наших пушек!»[127]. Обменявшись несколькими выстрелами, танкисты обеих дивизий отошли назад.

Во второй половине дня отряд 4-го механизированного корпуса под руководством подполковника Лысенко (погибшего в бою под Львовом несколькими днями спустя) атаковал городок. Местность южнее Радзехува образовывала своего рода естественный вал, и нашим танкистам нужно было преодолевать эту возвышенность и, переваливаясь через ее гребень, вести бой накоротке с немецкими танками и поддерживающей их артиллерией. Густав Шродек описывает вторую фазу боя как «собачью свалку» на короткой дистанции: «Первые снаряды свистят вокруг нас. Их недолеты все еще слишком велики. Так как наши собственные пушки имеют лучшую эффективность на дистанции в 400 метров, мы должны сжать свои нервы и ждать приближения русских танков. Небольшая складка местности скрывает нас от первой волны атакующих. Когда они появляются, мы имеем лучшую позицию для стрельбы из всех возможных. Огонь поглощает все. […] Новые цели появляются постоянно. Они выцеливаются и уничтожаются. Русские поражены. Они посылают все больше танков из-за возвышенности, но те никак не могут прорвать наши порядки»[128]. Немецкие источники заявляют об уничтожении от 40 (Оскар Мюнцель, «Тактика танков») до 68 (Густав Шродек) танков в этом бою, однако документы 10-й и 32-й танковых дивизий таких потерь не подтверждают. Отряд 4-го мехкорпуса потерял 11 танков, заявив об уничтожении 18 танков противника. Среди немецких танкистов не обошлось без лауреатов «премии Дарвина» – один из них пошел на поле боя осматривать подбитые советские танки и был убит оставшимся в живых членом экипажа после открывания люка башни. Картина боя вполне очевидна: немецкие танкисты при поддержке 88-мм зениток заняли оборону на выгодном рубеже, что позволило провести поединок с «Т-34» куда результативнее подопечных Лангемана. После боя 23 июня боевая группа 11-й танковой дивизии немцев сдала удержанные в дневном бою позиции у Радзехува 297-й пехотной дивизии и двинулась далее на восток. Зенитки остались в городке и в дальнейшем стали основной действующей силой обороны. В дальнейшем они позволили оборонявшимся уничтожить 9 танков «КВ» за один бой 25 июня (9 – это число, подтвержденное советскими данными). Как мы видим, далеко не все танки «КВ» возвращались из боев со 102 вмятинами. Отряд 4-го мехкорпуса вернулся обратно и в дальнейшем участвовал в боях под Львовом с горным корпусом Кюблера, не имевшим танков.

Наконец, на третий день войны состоялся встречный бой между вооруженной чехословацкими танками «35 (t)» 6-й танковой дивизией XLI моторизованного корпуса генерала Рейнгардта и советской 2-й танковой дивизией 3-го механизированного корпуса (бой его 5-й дивизии у Алитуса я уже описывал выше). 6-я танковая дивизия Ландграфа была вооружена 47 «Pz.II», 155 «Pz.35 (t)», 30 «Pz.IV» и 13 командирскими танками. Никто из них не мог теоретически противостоять «КВ», которых в советской 2-й танковой дивизии было 30 штук (помимо этого, в соединении было 220 танков «БТ» и несколько десятков «Т-26»). Однако, помимо чешских танков, в немецкой дивизии были разнообразные артиллерийские орудия. Противотанковый батальон 6-й дивизии вооружался двенадцатью 50-мм противотанковыми пушками «ПАК-38» и двадцатью четырьмя 37-мм «ПАК-35/36». 50-мм противотанковая пушка могла в определенных условиях противостоять «Т-34» и «КВ», но куда более сильным аргументом были четыре 10-см корпусные орудия «К18» в артиллерийском полку. Они были способны поразить любой советский танк до «ИС-2» включительно. Большинство дивизий раннего формирования получили эти орудия и с тем или иным успехом их применяли. Не стало исключением 24 июня, когда весь день шел встречный бой с «КВ» 2-й танковой дивизии. Во второй половине дня в бой включились две приданных немецкой танковой дивизии из люфтваффе 88-мм зенитки. На следующее утро из 88-мм зенитки подбили вставший в засаду «КВ», который не смогли уничтожить саперы и противотанкисты из 50-мм пушек в предыдущий день. В конечном итоге немцам удалось отбиться от трех десятков «КВ», а затем перейти в наступление и совместно с 1-й танковой дивизией, свернувшей с шауляйского шоссе, окружить и уничтожить 2-ю танковую дивизию. Кстати, не следует думать, что 50-мм пушки танков «Pz.III» с длиной ствола 42 калибра (а такими орудиями были вооружены все 100 % танков этого типа в 1-й танковой дивизии) были совсем уж бесполезны против «КВ». Немецкий 42-калиберный «штуммель» («окурок») подкалиберным снарядом по таблицам пробивал борт «КВ-1» (толщиной 75 мм) с дистанции 180–200 м (по немецким памяткам), фактически (результаты полигонных испытаний у нас) с дистанции 300 м, а экранированный лоб «КВ-1» толщиной 105 мм с дистанции 40 м.

Эпизодов успешной борьбы немцев с «КВ» и «Т-34» можно набрать отнюдь не меньше, если даже не больше, чем примеров возвращения из боя с сотней вмятин в броне. С первых дней войны вермахт сталкивался с новыми советскими танками, испытывал затруднения в борьбе с ними, но в конечном итоге эти проблемы решались. Проблема Лангемана под Мценском была в том, что он средства для борьбы с «Т-34» просто утратил вследствие забвения элементарных правил тактической безопасности. Другие как-то справлялись, а он был вынужден написать в своем отчете: «Ведение боя с русскими танками с 8,8-см зениткой или 10-см пушкой никогда не будет само по себе достаточным. Оба орудия тяжеловесны в сравнении с быстрыми танками и в большинстве случаев выявляются, берутся под обстрел и уничтожаются до выхода на огневую позицию. Однажды в бою с одним танком под Мценском две 8,8-см зенитки и одна 10-см пушка (все самое тяжелое вооружение, брошенное нами в бой) были расстреляны и раздавлены. Кроме того, эти гигантские, как ворота сарая, небронированные орудия представляют собой слишком большую мишень и легкодостижимую цель»[129]. Почему-то Крювелю под Радзехувом и Ландграфу под Рассеняем размеры орудий не помешали. Более того, в дневнике Гальдера можно найти запись, датированную 12 июля 1941 г.: «Борьба с танками. […] Большинство самых тяжелых танков противника было подбито 105-мм пушками, меньше подбито 88-мм зенитными пушками». В данном случае «105-мм пушки», о которых говорит Франц Гальдер, это как раз те самые орудия, которые Лангеман столь «изящно» сравнивает с воротами сарая или коровника. Если своевременно обнаруживать приближение противника, то пушку не понадобится «выдвигать на позицию», с тем чтобы ее уничтожили до занятия этой позиции. «Кто предупрежден, тот вооружен» – даже крупногабаритные орудия, такие как 88-мм зенитка «Флак-36», вполне поддавались окапыванию.

Следующая глава >

history.wikireading.ru

«В ходе испытаний бронекорпус подвергся следующей схеме обстрела:

а. в правый борт выпущено семь бронебойных 45-мм и один фугасный 76-мм снаряд;

б. в правый подкрылок было выпущено восемь бронебойных 45-мм снарядов;

в. в верхний лист кормы было выпущено три бронебойных 45-мм снаряда;

г. в верхний лист носа было выпущено три бронебойных и один фугасный 76-мм снаряды.

Обстрел из 45-мм противотанковой пушки производился с дистанции 50 м. Борта и подкрылки обстреливались под утлом 50° и 12° к нормали, нос и корма – по нормали к естественному положению корпуса. Испытаниями было установлено, что общая конструкционная прочность корпуса при его обстреле бронебойными снарядами калибра 45 мм в целом сохранена полностью и наблюдались лишь частичные разрушения швов при попадании снарядов около них, и только попадание 76-мм бронебойных снарядов вызывало незначительные разрушения швов и сколы небольшой протяжённости».

В целом всё ясно, комментировать тут нечего. Однако не следует преувеличивать неуязвимость броневой защиты танка Т-34. Обычно в пользу этой самой неуязвимости приводят отзывы противника о столкновениях с танками Т-34 летом 1941 года. Однако к этим отзывам (с некоторыми из них мы познакомимся ниже) следует относиться с известной долей критики. С одной стороны, по причине несколько избыточной их эмоциональности, а с другой – потому что в большинстве случаев в советской печати они приводились не полностью, то есть без конца. А конец, как правило, был один – советский танк Т-34 (или KB) подбивался. Если этого не могла сделать противотанковая артиллерия, то делала дивизионная или зенитная. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на данные отчёта о повреждениях советских подбитых танков, поступивших на ремонтные предприятия в ходе битвы за Москву в период с 9 октября 1941 года по 15 марта 1942 года.

Примечание:итоговая цифра не совпадает с числом поражений по причине наличия во многих танках (особенно среднего и тяжёлого типа) более 1-го поражения.

Общее число попаданий превышает число поражений в среднем в 1,6– 1,7 раза».

103 Корпус танка:

1 – картер бортовой передачи; 2 – отбойный кулак пальцев гусеницы; 3 – стойка ограничителя балансира; 4 – кронштейн упора балансира; 5 – вырез для цапфы балансира; 6 – отверстие для оси балансира; 7 – кронштейн кривошипа направляющего колеса; 8 – броневая пробка над хвостовиком червяка механизма натяжения гусеницы; 9 – балка носовой части корпуса; 10 – буксирный крюк; 11 – защёлка буксирного крюка; 12 – бонки для крепления запасных траков; 13, 16 – защитные планки; 14 – броневая защита пулемёта; 15 – крышка люка механика-водителя; 17 – кронштейн фары; 18 – кронштейн сигнала; 19 – поручень; 20 – кронштейн пилы; 21 – кронштейны наружного топливного бака

В дальнейшем, по мере количественного роста парка средних и тяжёлых танков, превышение числа попаданий над числом поражений стало ещё больше. Так, например, для поражения одного танка Т-34 на реальных дальностях боя летом 1942 года требовалось попадание в него пяти 50-мм бронебойно-подкалиберных снарядов.

Следует отметить, что большинство пробоин и вмятин от снарядов приходилось на борта и корму корпусов и башен советских танков. На лобовой броне отметины от попаданий практически отсутствовали, что говорило о нежелании немецких артиллеристов и танкистов вести огонь по советским танкам с лобовых ракурсов. При этом особо отмечалось, что, несмотря на наклон бортовых броневых листов танка Т-34 в 40°, они пробивались снарядами 47-мм чешских и 50-мм немецких противотанковых пушек: «несмотря на большой угол наклона скользящих следов на броне обнаружено сравнительно немного. Большинство пробоин (14 из 22) нормализованы в той или иной степени».

Зачистка сварных швов на корпусе танка Т-34

Здесь необходимо дать некоторые пояснения. Дело в том, что уже в 1941 году немцы начали активно применять бронебойные снаряды с бронебойными наконечниками. У 50-мм снарядов дополнительно приваривалась головка из стали высокой твёрдости, а 37-мм снаряды при изготовлении подвергались неравномерной закалке. Применение бронебойного наконечника позволяло снаряду при соприкосновении с бронёй довернуться в сторону наклона – нормализоваться, благодаря чему его путь в броне сокращался. Такими снарядами калибра 50 мм пробивалась и лобовая броня Т-34, при этом канал пробоины был наклонным, как если бы огонь по танку вёлся с возвышения. Будет нелишним напомнить, что производство таких снарядов было освоено в СССР только после войны. Однако вернёмся к отчёту.

Из пробоин неустановленного калибра большую часть составляли «отверстия малого диаметра, с кольцевым валиком, произведённые т.н. «подкалиберными» боеприпасами. Причём установлено, что данным типом боеприпаса комплектуются боекомплекты 28/20-мм ПТР, 37-мм противотанковой пушки, 47-мм противотанковой чехословацкой пушки, 50-мм противотанковой, казематной и танковой пушек».

Отмечалось в отчёте и применение немцами новых снарядов, названных «кумулятивными», следами попаданий которых были отверстия с оплавленными краями.

В некоторых изданиях можно встретить информацию о том, что с 1942 года «тридцатьчетвёрки» выпускались с 60-мм лобовой бронёй корпуса. На самом деле это не так. Действительно, на заседании ГКО 25 декабря 1941 года было принято постановление № 1062, предписывавшее, начиная с 15 февраля 1942 года, выпускать Т-34 с лобовой бронёй толщиной 60 мм. Такое решение, по-видимому, можно объяснить как раз применением немцами во всё возрастающем количестве 50-мм противотанковых пушек Pak 38 с длиной ствола в 60 калибров, бронебойный (с бронебойным наконечником) и бронебойно-подкалиберный снаряды которых пробивали лобовую броню Т-34 на дистанции до 1000 м, а также использованием подкалиберных снарядов для 50-мм танковых пушек L/42 танков Pz.III, которые добивались аналогичного результата с дистанции до 500 м.

Поскольку металлургические заводы не могли быстро выдать нужное количество 60-мм броневого проката, танковым заводам предписывалось осуществить экранировку лобовых частей корпуса и башни 10-15-мм бронелистами, использовавшимися на заводе № 264 при производстве бронекорпусов танков Т-60. Однако уже 23 февраля 1942 года ГКО отменил своё решение, отчасти из-за сложностей с изготовлением 60-мм бронелиста, отчасти из-за достаточно редкого применения немцами подкалиберных снарядов. Тем не менее танки с экранированными корпусами и башнями выпускались на СТЗ и заводе № 112 вплоть до начала марта 1942 года, пока не был израсходован их задел. На заводе «Красное Сормово» были отлиты и установлены на танки восемь башен с 75-мм бронёй.

Схема бронирования танка Т-34

Этот же завод, кроме того, осенью 1942 года выпустил 68 танков Т-34, корпуса и башня которых были оборудованы фальшбортами. Предполагалось, что они защитят танки от немецких кумулятивных снарядов. Однако проверить это не удалось – в первом же бою почти все экранированные таким образом боевые машины были подбиты обычными бронебойными снарядами 75-мм противотанковых пушек противника. Вскоре работы по защите танков от кумулятивных боеприпасов были прекращены, так как немцы использовали их крайне редко.

В 1942 году ситуация с защищённостью «тридцатьчетвёрки» несколько осложнилась. Вермахт во всё возрастающих количествах начал получать средние танки Pz.III с 50-мм пушкой с длиной ствола 60 калибров и Pz.IV с 75-мм пушкой с длиной ствола сначала 43, а потом и 48 калибров. Последние пробивали лобовые детали башни танка Т-34 на дальности до 1000 м, а лоб корпуса на дальности до 500 м. Последнее обстоятельство вполне понятно: неоднократные испытания обстрелом корпусов танков Т-34 на НИБТПолигоне показали, что верхний лобовой лист, имевший толщину 45 мм и угол наклона 60°, по снарядостойкости был равноценен вертикально расположенному бронелисту толщиной 75–80 мм.

www.booklot.ru

Т 34 в бою

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.