3 декабря 1898 года родился Михаил Кошкин, создавший лучший танк Второй мировой войны.

content_voda__econet_ru
Михаил Кошкин

У этого человека была удивительная судьба. В юности он и не помышлял о том, что впоследствии стало главным делом его жизни. Кошкин прожил недолго, успев построить всего один танк, которому отдал все силы и саму жизнь. Его могила не сохранилась, а имя никогда не гремело по всему миру.

Зато весь мир знает его танк. Т-34 — лучший танк Второй мировой войны, танк, название которого неотделимо от слова «Победа».

content_voda__econet_ru
Советский средний танк Т-34 (выпуск 1941 года).

Сладкая жизнь

Михаил Ильич Кошкин родился 3 декабря 1898 года в крестьянской семье в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии. Земли у семьи было немного, и отец Михаила, Илья Кошкин, занимался промыслами. Мише не было и семи, когда в 1905 году умер отец, надорвавшись на лесозаготовках. Мать осталась с тремя малолетними детьми на руках, и Михаилу пришлось помогать ей зарабатывать на кусок хлеба.


В четырнадцать лет Миша Кошкин уехал на заработки в Москву, став подмастерьем в карамельном цехе кондитерской фабрики, ныне известной как «Красный Октябрь».

«Сладкая жизнь» закончилась с началом Первой мировой войны, которая продолжилась гражданской. Бывший рядовой 58-го пехотного полка примкнул к красным, в рядах Красной Армии воевал под Царицыном, под Архангельском, сражался с армией Врангеля.

Смелого, инициативного и решительного бойца сделали политработником. После нескольких ранений и перенесённого тифа отправили в Москву, в Коммунистический университет имени Свердлова. В Кошкине рассмотрели перспективного руководителя.

В 1924 году выпускнику университета Кошкину поручили руководство… кондитерской фабрикой в Вятке. Там он проработал до 1929 года на различных постах, женился.

Казалось бы, как в судьбе этого человека могли появиться танки?

content_voda__econet_ru
Михаил Кошкин (справа) в Крыму. Начало 1930-х годов.

Родине нужны танки!

Надо заметить, что до 1929 года в Советском Союзе танковая промышленность являла собой весьма жалкое зрелище. Вернее сказать, её просто не было. Трофейные машины, доставшиеся от Белой армии, незначительное собственное производство, отстававшее от лучших мировых образцов на целую вечность…


В 1929 году правительство страны постановляет — ситуацию надо менять кардинальным образом. Без современных танков обеспечить безопасность страны нельзя.

Кадры, как известно, решают всё. А при отсутствии таковых их нужно готовить. И партийного работника Михаила Кошкина, которому к тому времени уже за 30, отправляют в Ленинградский политехнический институт для обучения на кафедре «Автомобили и тракторы».

Сложно осваивать новое дело практически с нуля, но у Кошкина упрямства и целеустремлённости хватило бы на двоих.

Теория без практики мертва, и ещё студентом Кошкин работает в конструкторском бюро Ленинградского Кировского завода, изучая модели иностранных танков, закупленные за рубежом. Он вместе с коллегами не только ищет пути совершенствования имеющейся техники, но и вынашивает идеи принципиально нового танка.

После окончания вуза Михаил Кошкин больше двух лет работает в Ленинграде, и его способности начинают раскрываться. Он стремительно проходит путь от рядового конструктора до заместителя начальника КБ. Кошкин участвовал в создании танка Т-29 и опытной модели среднего танка Т-111, за что был удостоен ордена Красной Звезды.

Кошкин и другие

Кошкин танк т 34В декабре 1936 года в жизни Михаила Кошкина случился новый крутой поворот — его отправляют в Харьков в качестве начальника танкового КБ завода № 183.


Жена Кошкина уезжать из Ленинграда не хотела, но последовала за мужем.

Назначение Кошкина на должность произошло при достаточно трагических обстоятельствах — прежний глава КБ Афанасий Фирсов и ещё ряд конструкторов попали под дело о вредительстве после того, как выпускаемые заводом танки БТ-7 стали массово выходить из строя.

Фирсов успел передать дела Кошкину, и потом это обстоятельство станет поводом для очернения имени конструктора. Мол, Т-34 разработал именно Фирсов, а не Кошкин, который-де был «карьеристом и бездарностью».

Михаилу Кошкину действительно приходилось нелегко. Кадровый состав КБ был слаб, а приходилось заниматься не только перспективными разработками, но и текущим серийным производством. Тем не менее под руководством Кошкина была проведена модернизация танка БТ-7, который был оснащён новым двигателем.

Осенью 1937 года Автобронетанковое управление РККА выдаёт задание Харьковскому заводу на разработку нового колёсно-гусеничного танка. И вот здесь снова возникает конспирология: на заводе, помимо Кошкина, в этот момент работает Адольф Дик. По одной из версий, именно он разработал проект танка под названием А-20, который отвечал требованиям технического задания. Но проект был готов позже запланированных сроков, после чего Дик получил то же обвинение, что и Фирсов, и оказался в тюрьме. Правда, Адольф Яковлевич пережил и Фирсова, и Кошкина, дожив до 1978 года.


Гусеничный проект

Безусловно, Кошкин опирался и на работы Фирсова, и на работы Дика. Как, собственно, и на весь мировой опыт танкостроения. Однако у него было своё видение танка будущего.

После ареста Дика на начальника КБ Кошкина легла дополнительная ответственность. Он понимал, что ошибки ему никто не простит. Но колёсно-гусеничный А-20 конструктора не устраивал. На его взгляд, стремление к колёсной технике, отлично показывающей себя на шоссе, не слишком оправданно в условиях реальной войны.

Те же скоростные БТ-7, прекрасно летавшие через овраги, но обладавшие только противопульной бронёй, немцы ехидно называли «быстроходными самоварами».

Нужна была машина скоростная, с высокой проходимостью, выдерживающая огонь артиллерии и сама обладающая значительной ударной мощью.

Михаил Кошкин наряду с колёсно-гусеничной моделью А-20 разрабатывает гусеничную модель А-32. Вместе с Кошкиным работают его единомышленники, которые впоследствии продолжат его дело — Александр Морозов, Николай Кучеренко и конструктор двигателей Юрий Максарев.

На Высшем военном Совете в Москве, где были представлены проекты и колёсно-гусеничного А-20, и гусеничного А-32, военные откровенно не в восторге от «самодеятельности» конструкторов. Но в разгар полемики вмешался Сталин — пусть Харьковский завод построит и испытает обе модели. Идеи Кошкина получили право на жизнь.


Конструктор торопился, подгоняя других. Он видел — большая война уже на пороге, танк нужен как можно быстрее. Первые образцы танков были готовы и поступили на испытания осенью 1939 года, когда Вторая мировая уже началась. Эксперты признали: и А-20, и А-32 лучше всех моделей, ранее выпускавшихся в СССР. Но окончательного решения принято не было.

Образцы испытывали и в реальных условиях — во время советско-финской войны 1939–1940 годов. И вот здесь гусеничный вариант Кошкина явно вырвался вперёд.

С учётом замечаний танк доработали — нарастили броню до 45 мм, поставили 76-миллиметровую пушку.

Кошкин танк т 34
Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: БТ-7, А-20, Т-34-76 с пушкой Л-11, Т-34-76 с пушкой Ф-34

Танкопробег

Два опытных образца гусеничного танка, получившего официальное название Т-34, были готовы в начале 1940 года. Михаил Кошкин безвылазно пропадал в цехах и на испытаниях. Нужно было как можно скорее добиться начала серийного производства Т-34.

Окружающие удивлялись фанатизму Кошкина — у него дома жена, дочки, а он только о танке думает. А конструктор, боровшийся за каждый день, каждый час, сам того не зная, уже вёл войну с фашистами. Не прояви он упорства, рвения, самоотдачи, кто знает, как повернулась бы судьба нашей Родины?


Войсковые испытания танка начались в феврале 1940 года. Но для того, чтобы танк отправили в серийное производство, опытные образцы должны пройти определённое количество километров.

Михаил Кошкин принимает решение — Т-34 наберут эти километры, отправившись из Харькова в Москву своим ходом.

В истории отечественного танкостроения этот пробег стал легендой. Накануне Кошкин сильно простудился, а танк — это не лучшее место для больного человека, тем более, в условиях зимы. Но отговорить его было невозможно — два танка просёлками и лесом отправились в столицу.

Военные говорили: не дойдут, сломаются, придётся гордому Кошкину везти своё детище по железной дороге. 17 марта 1940 года оба танка Т-34 своим ходом прибыли в Москву, в Кремле представ перед глазами высшего советского руководства. Восхищённый Сталин назвал Т-34 «первой ласточкой наших бронетанковых сил».

Кажется, всё, Т-34 получил признание, можно и заняться собственным здоровьем. Тем более что ему это настоятельно посоветовали в Кремле — кашель Кошкина звучал просто ужасно.

Однако для серийного производства опытным моделям Т-34 не хватает ещё 3000 километров пробега. И больной конструктор снова лезет в машину, возглавляя колонну, идущую в Харьков.

Скажите, способен на это карьерист, укравший и присвоивший чужие проекты, как говорят о Михаиле Кошкине недоброжелатели?


Личный враг Гитлера

Под Орлом один из танков съезжает в озеро, и конструктор помогает его вытаскивать, стоя в ледяной воде.

Михаил Кошкин выполнил все требования, отделявшие Т-34 от серийного производства, и добился официального решения о запуске танка в «серию». Но по прибытии в Харьков он оказался в больнице — врачи диагностировали у него пневмонию.

Возможно, болезнь отступила бы, но недолеченный Кошкин сбегал на завод, руководя доработкой танка и началом серийного производства.

В итоге болезнь обострилась настолько, что спасать конструктора прибыли медики из Москвы. Ему пришлось удалить лёгкое, после чего Кошкина отправили на реабилитационный курс в санаторий. Но было уже поздно — 26 сентября 1940 года Михаила Ильича Кошкина не стало.

Кошкин танк т 34Провожать 41-летнего конструктора в последний путь вышел весь завод.

Но он успел запустить Т-34 в серийное производство. Пройдёт меньше года, и немецкие танкисты в ужасе будут сообщать о невиданном русском танке, сеющем панику в их рядах.

Согласно легенде, конструктора танка Т-34 Адольф Гитлер объявил своим личным врагом посмертно. Могила конструктора не сохранилась — она была уничтожена гитлеровцами во время оккупации Харькова, причём есть основания считать, что намеренно. Впрочем, спасти их это уже не могло. Михаил Кошкин выиграл свой бой.


Главная награда

Скептики любят сравнивать технические характеристики Т-34 с другими танками Второй мировой войны, доказывая, что детище Михаила Кошкина уступало многим из них. Но вот что сказал профессор Оксфордского университета Норман Дейвис, автор книги «Европа в войне. 1939–1945. Без простой победы»: «Кто в 1939 году мог подумать, что лучший танк Второй мировой будет производиться в СССР? Т-34 был лучшим танком не потому, что он был самым мощным или тяжёлым, немецкие танки в этом смысле его опережали. Но он был очень эффективным для той войны и позволял решать тактические задачи. Маневренные советские Т-34 «охотились стаями», как волки, что не давало шансов неповоротливым немецким «Тиграм». Американские и британские танки были не столь успешны в противостоянии немецкой технике».

10 апреля 1942 года конструктору Михаилу Кошкину посмертно была присуждена Сталинская премия за разработку танка Т-34. Полвека спустя, в 1990 году, первый и последний президент СССР Михаил Горбачёв присвоил Михаилу Кошкину звание Героя Социалистического Труда.

Но лучшей наградой для Кошкина стала Победа. Победа, символом которой стал его Т-34.

aloban75.livejournal.com

Кондитер из-под Ярославля

Долгое время биография будущего конструктора не давала оснований видеть в нем технического гения. Михаил Ильич Кошкин родился в 1898 году в деревне Брынчаги (Ярославская губерния) в семье малоземельного крестьянина. Главным источником доходов семьи были промыслы, но они стали и причиной несчастья. Михаилу было всего 7 лет, когда отец умер, надорвавшись на заготовке леса.


Кошкин танк т 34

Сыну пришлось помогать матери, оставшейся вдовой с тремя маленькими детьми. Работа нашлась в столице на кондитерской фабрике (ныне «Красный октябрь»), куда он поступил в 14 лет. Вначале он ходил в учениках, но вскоре стал оператором в карамельном цеху.

«Кондитерская» биография продолжилась и после службы в армии и участия в гражданской войне.

В 1921-24 гг. будущий создатель Т-34 учился в Коммунистическом университете в Москве (как подающий надежды молодой партийный руководитель), а затем был отправлен в Вятку, где до 1929 года руководил кондитерской фабрикой.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что Кошкин был хорошим руководителем, подчиненные уважали его и отмечали его заслуги в поднятии показателей производства.

Кошкин и потребность страны в танках

Военная биография Михаила Ильича Кошкина достаточно короткая. Он был призван в армию перед самой Февральской революцией, служил при Керенском, затем вступил в Красную армию. Красноармеец Кошкин участвовал в боях под Архангельском и Царицыным, в разгроме Врангеля. Был ранен, переболел тифом, из-за чего и демобилизовался. Во время службы он стал большевиком и познакомился с военным железнодорожным делом.


Но вот обстоятельства появления у Кошкина интереса к танкам не вполне ясны. Вероятно, он заинтересовался ими под Архангельском – там танки были у интервентов-англичан.

Важнейшая цель индустриализации

В 1929 году в СССР объявили курс на индустриализацию. Одной из его главных задач было обеспечение обороноспособности страны, чего нельзя было сделать без развития тяжелой промышленности.

Кошкин танк т 34

Собственного производства танков СССР на то время фактически не имел. Пропаганда заработала, объявив создание бронетанковых войск делом чести всех сознательных советских граждан. Но это не означало, что реализовать замысел было легко.

Требовалось не только создать с нуля производственные мощности, но и подготовить кадры.

Некоторые источники утверждают, что 30-летний Михаил Ильич Кошкин (семейный человек, успешный руководитель) сам попросил своего приятеля, видного партийного руководителя С.М.Кирова отправить его учиться на инженера. Для поступления на выбранную специальность в то время не всегда хватало знаний и желания, нужно было, чтобы направление считалось «политически правильным».

По другой версии, он стал студентом «по мобилизации», попав в число партийных «пятитысячников», направленных для целевого обучения. Ясно одно: в 1929 году Кошкин начал учиться сначала в ленинградском технологическом, а затем в политехническом институте. Изучая устройство автомобилей и тракторов.

Харьковский конструктор танков

Танк и трактор в СССР – понятия родственные. Дипломная работа «автомобилиста» Кошкина посвящалась коробке передач для среднего танка. По окончании учебы его приглашал на работу завод им. Молотова (ныне известен как ГАЗ), где он проходил практику.

Кошкин танк т 34

Но выпускник настоял на своем определении в танковое КБ. Нарком тяжелой промышленности С.К.Орджоникидзе прислушался к мнению своего друга Кошкина, а не руководства завода. С Орджоникидзе (как и с Кировым) будущий конструктор познакомился и подружился во время учебы в коммунистическом университете.

Орджоникидзе в 1936 году и командировал его в Харьков. Там в танковом отделе при ХПЗ (харьковский паровозостроительный завод) возникли проблемы с модернизацией БТ-7, массового серийного танка. Кошкин, уже имеющий опыт работы в бюро в Ленинграде (он участвовал в создании Т-29 и Т-46-1), согласился возглавить отдел, по сути свой – танковое конструкторское бюро.

Человеческие качества имеют значение

Стоит отметить, что Михаил Ильич Кошкин дело всегда ставил на первое место, как это было принято в его время. Но это не значит, что он был лишь инженер, и ничего более.

Кошкин танк т 34

В Вятке Михаил Ильич женился на В.Н.Катаевой. У них родились три дочери: Елизавета, Тамара, Татьяна. Супруга не обрадовалась необходимости переезжать из Ленинграда в Харьков, но не спорила. Семья смирялась с постоянной занятостью своего мужа и его частыми отлучками.

Сослуживцы тоже отдавали должное человеческим качествам Кошкина. Его характеризовали как человека, умеющего легко сходиться с людьми, отличного организатора. Сотрудники могли спорить с ним, и он всегда готов был изменить свое мнение под влиянием аргументов.

Кошкин танк т 34

Из-за сложной обстановки в стране, когда развивалась карьера Кошкина, его, гораздо позже, уже в годы перестройки, обвиняли в интриганстве и чуть ли не в плагиате. Но вряд ли «критики» сами смогли бы во имя высшей цели спорить с маршалами, нарушать их прямые приказы и на себе тащить танки из болота. А Кошкин – мог.

Сложная биография «тридцатьчетверки»

В танковый отдел при КБ Харьковского паровозного завода Кошкин прибыл в начале 1937 года. В этой организации он проработал до смерти (сначала – руководитель отдела, затем – главный конструктор). Харьков стал колыбелью «тридцатьчетверки». Но биография у танка оказалась непростой.

Кошкин танк т 34

1937-й год в советской истории знаменит печально началом репресий. Задел он и коллег Кошкина. Его предшественник А.Фирсов был арестован, едва успев передать дела. Поводом стали постоянные неполадки в работе БТ-7. Репрессировали и одного из лучших конструкторов бюро, А.Дика. Недоброжелатели из-за этого обвиняют Кошкина в том, что он присвоил их идеи, а его личный вклад в создание Т-34 незначителен.

Но период вообще был сложным для отечественного танкостроения. Идею формирования бронетанковых войск активно «пробивали» в свое время такие «враги народа», как Уборевич и Якир. Да и друг Кошкина С.К.Орджоникидзе «попал под раздачу» репрессивной системы. Поэтому удивляться арестам конструкторов не стоит.

А Кошкин, конечно, не один работал над танком и использовал некоторые наработки предшественников. Но именно он сумел «протолкнуть» их общее детище в производство, пожертвовав ради этого жизнью.

«Быстроходные самовары» и «калоши»

За год работы Кошкин сумел устранить некоторые недостатки танка БТ-7, но далее перед конструкторским бюро была поставлена новая задача – создать колесно-гусеничный средний танк, достаточно защищенный от вражеского огня, но при этом подвижный и быстрый.

Кошкин танк т 34

И в этом вопросе Кошкин решительно не сошелся во мнении с руководством армии. Он видел эту машину гусеничной. Тогда советская конструкторская хитрость подсказала Кошкину выход – он начал разрабатывать сразу два проекта. А-20 представлял собой колесно-гусеничный, а А-32 – гусеничный танк. По весу и бронированию они были сравнимы.

С этого момента история создания Т-34 превратилась в приключенческий роман. Перед докладом создателя танков на Высшем военном совете заместитель наркома маршал Кулик прямо запретил Кошкину рассказывать о гусеничном проекте. Но оказалось, что сдвинуть с места танк легче, чем заупрямившегося Кошкина.

Конструктор Т-34 не стал говорить маршалу, что колесные машины потенциальный противник (немцы) непочтительно именует «быстроходными самоварами». Он просто нелегально протащил на доклад модель гусеничного танка, и выступление начал именно с его характеристики.

Кулик обозвал гусеницы «калошами» и настаивал на внедрении колесного танка. Большинство военных поддержали его. Но на стороне Кошкина внезапно выступила величайшая сила страны. И.В.Сталин лично велел конструктору изготавливать в Харькове опытные образцы обоих машин.

Вскоре (в 1939 году) на испытаниях они показали примерно одинаковые результаты, но А-34 демонстрировали лучшую проходимость. Испытания в условиях войны с финнами подтвердили: в бою «калоши» надежнее. В серию поступили обе машины, причем А-32 получил код Т-34.

Своим ходом в историю

Для окончательного ввода Т-34 в серию оставалась самая малость – пройти смотр в Москве, назначенный на 17 марта 1940 года. Танк был усовершенствован и доработан (в частности, увеличена до 45 мм броня). Но для допуска машины на смотр было необходимо, чтобы у нее имелся определенный техническими условиями пробег.

Кошкин танк т 34
Кошкин справа

Первые попытки набрать его оказались неудачными – у одного из опытных танков сломался двигатель. Времени на обкатку не хватало. Решение нашел сам Кошкин: Т-34 наберут пробег, добираясь на смотр своим ходом.

Километраж Харьков – Москва для этой цели подходил. Но были другие сложности. Необходимо было не только успеть к сроку, но и соблюдать строгую конспирацию. Недоброжелатели пророчили бесславную гибель в снегах.

Танки бездорожья не боятся. Вне основных шоссе, избегая излишнего внимания, гнал Кошкин караван из 2 танков, передвижной мастерской и тягача-бытовки. Сам конструктор сидел за рычагами, сменяя механиков-водителей.

Было холодно, а Кошкин был сильно простужен. В пути часто случались мелкие поломки, но танки двигались дальше. Финальное испытание получилось на славу – танки шли по оврагам и перелескам, болотам и ручейкам Харьковщины, Белгородщины, Тульщины.

Они успели вовремя, набрав километраж и оставшись полностью на ходу. 17 марта 1940 года 2 «тридцатьчетверки» впервые исполнили на Красной площади нечто похожее на современный «танковый вальс». Сталин жал экипажу руки и называл танки «ласточками». Их судьба была решена.

Тяжелый путь домой

Высшее руководство страны благодарило конструктора и советовало срочно лечиться – страшный кашель не мог не привлечь внимания. Диагностировали воспаление легких.

Кошкин танк т 34
Михаил Кошкин справа

Вместо больницы Кошкин опять уселся в танк и отправился по обратному маршруту.

В районе Орла один из танков по случайности попал в озеро. По грудь в воде, простуженный конструктор помогал ее вытаскивать, от чего пневмония усилилась.

Харьковские врачи позвали на помощь московских специалистов. Конструктору вырезали одно легкое. Но ничего не помогло – он умер на 42-м году жизни. О причине смерти не особо распространялись, написали – тромбоз.

Но весь завод нес цветы своему «Мише», умершему на посту. Его могила была на Первом кладбище Харькова. Она не сохранилась – уничтожена не то бомбами, не то гитлеровцами целенаправленно.

Легенда танкового строя

Т-34 не отличался какими-то уникальными техническими характеристиками. Танк был прост в изготовлении, обслуживании и ремонте. Главным в нем было удачно скомпонованное простое и надежное оборудование. Вот его некоторые характеристики.

  • Размеры корпуса: ширина – 3 м, длина – 5,92 м, высота – 2,405 м.
  • Общая масса – 25,6 т (позднее допускалось ее увеличение до 27,3 т).
  • Броня: 45 мм (лоб, низ бортов, башня); 40 мм (верхняя часть бортов, маска орудия); на днище и крыше корпуса и башни толщина брони составляла 15-20 мм. Главной особенностью были углы наклона броневых листов относительно вертикали (40-60 градусов) на бортах, лбу и корме, что способствовало рикошету снарядов.
  • Вооружение: пушка 76 мм (вначале Л-11, затем Ф-34, в 1940-41 гг. танки с обоими видами орудий выпускались одновременно), 2 пулемета ДТ калибр 7,62; мог устанавливаться и зенитный пулемет.
  • Дальность стрельбы – до 6 км.
  • Боезапас, снарядов – до 100 (с пушкой Ф-34).
  • Скорость максимальная: по шоссе – 54 км/ч; по бездорожью –36 км/ч.
  • Запас хода – 380 км (по шоссе).
  • Двигатель – дизельный В-2 мощность 500 л.с. Во время войны на танки нередко устанавливали бензиновые авиационные двигатели М-17. Выбор двигателя оказался особенной удачей конструктора.
  • Экипаж – 4 человека.

Танк мог преодолевать подъем в 36 градусов и брод глубиной более метра. Он оказывал незначительное давление на грунт (0,62 кг/кв. см), что обеспечивало высокую проходимость. Не то чтобы он был неуязвим – немецкие орудия часто пробивали его броню и легко сбивали гусеницы. Но попасть в него из-за скорости, маневренности и «приземленного» силуэта было непросто, а ремонтировался танк легко.

Кошкин танк т 34
Стоит справа (в темном комбинезоне) на испытательном полигоне в 1938 году

Еще до войны начались работы по усовершенствованию танка (пример – смена орудия), немало модификаций появилось в военные годы. В деле принимали участие и сотрудники бюро Кошкина.

Танк Т-34 был рассчитан на производство в СССР, и более нигде.

Уральские танкостроители рассказывали, что немцы неоднократно пытались скопировать «тридцатьчетверки», но результат их трудов неизменно весил на несколько тонн больше и терял разом все преимущества.

Причина – в автоматизированной сварке.

Она давала более толстые швы на броневых листах. А харьковские, челябинские и нижнетагильские мастера варили швы вручную…

Весь мир единогласно признал Т-34 лучшим танком Второй мировой. Гитлеровские конструкторы обреченно заявляли, что слабых мест у него нет. Его конструктор даже был почтен повышенным вниманием лично фюрера.

Кошкин танк т 34
Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Наслушавшись историй о страхе своих солдат перед Т-34, Гитлер объявил его создателя своим личным врагом (такая себе посмертная награда получилась). Возможно, по этой причине могила Михаила Кошкина в Харькове была уничтожена захватчиками (хотя это могло произойти и случайно).

Мы не ждали посмертной славы

Но вряд ли Михаила Кошкина волновала собственная посмертная репутация. Биография танка явно значила для него больше – иначе он никогда бы не жил так, как жил.

Кошкин танк т 34

При жизни за свои работы в КБ в Ленинграде он был награжден орденом Красной Звезды. Посмертно, в 1942 году, ему была присуждена Сталинская премия. В 1990 году конструктор стал Героем Социалистического Труда. О Кошкине и его легендарном «пробеге на Москву» сняли фильм «Главный конструктор».

У него нет могилы. Но по количеству памятников себе этот человек смело может спорить с Мао Цзэдуном. Ибо в Харькове и Уфе, Берлине и Брянске, Киеве и Донецке, Луганске и Кенигсберге, и множестве иных городов и сел замерли на постаментах «тридцатьчетверки» – страшнейший ночной кошмар любого нациста.

Советский бард Михаил Анчаров в пронзительной балладе назвал их «любовью, застывшей на века». И лучшего памятника конструктору не надо…

warbook.club

Написано Konctanciya Прочитать цитируемое сообщение

О танке Т-34, и товарище Сталине

Если внимательно поизучать историю создания военной техники да наложить её на общую историю тех лет, то и вся история тех лет становится более выпуклой, объёмной и цельной. Потому, что в истории создания оружия, в датах и документах иной раз лучше видно всю возню, вплоть до предательства своей страны, тех лет. Если посмотреть на биографии тех, кто создавал оружие Победы, и тех, кто заваливал армию хламом при Тухачевских, то получится интересная картинка. До 37-го часто были спецы старой, «дореволюционной» школы, с «настоящим высшим образованием», о «потере» которой так стенают сегодня «разоблачители сталинизму». А после— молодняк, комсомольцы, «директора кондитерских фабрик». Это были уже «сталинские спецы», которые после войны создавали уже и ракетно-ядерное оружие.

Конструкторы же танков БТ и Т-26, «спецы» старой школы, просто переделывали и модернизировали лицензионные американские «Кристи» да английские «Викерсы». Они же создавали странные трёх и пятибашенные танки Т-28 и Т-35 («похожие» на английские М-III образца 32 года), с такой же бронёй, как и у лёгких танков и танкеток. Но Т-34 и «КВ» с «ИСами» создавали выходцы уже из советской школы, и эти танки определили будущее развитие всего мирового танкостроения. Теперь уже Запад и весь мир «копировали» наши танки. И сделали это «сталинские спецы».

«Т-34»

Вернёмся к некоторым мифам, связанным с оружием Победы. В советское время появилась сказочка о том, что в 1939 году комсомольцы-конструкторы Кошкина М.И., получив заказ от Наркомата Обороны на изготовление среднего, колёсно-гусеничного танка, с противоснарядной бронёй и пушкой 45 мм, умудрились «тайно» и «полулегально» изготовить ещё и гусеничный вариант подобной машины, с более толстой бронёй и пушкой 76 мм—Т-34. Но на самом-то деле в начале сентября 1938 года комиссия АБТУ РККА под председательством военинженера 1-го ранга Я.Л. Сквирского обязала завод N 183 разработать и изготовить один вариант колесно-гусеничного танка (А-20) с 45-мм пушкой и два гусеничных танка с 76-мм пушками. Т.е. это был заказ заводу от государства в лице Авто Броне Танкового Управления РККА.

С одной стороны этот миф запустили для того, чтобы скрыть след «дела Тухачевского» в истории Т-34. С другой — косвенно показали косность и отсталость «любимцев» Сталина, «красных конников» Ворошилова и Буденного, которые якобы ратовали за создание «кавалерийских» танков типа БТ. А заодно пнули и Сталина, что «мешал» развитию РККА, слушая своих «любимцев», а не «великих стратегов» тухачевских.

В книгах М. Барятинского «Т-34. Лучший танк второй мировой» и «Т-34 в бою» говорится, что в 1937 году Харьковскому паровозостроительному заводу, где с января 37-го главным конструктором одного из трёх танковых КБ (КБ-190) был М.И. Кошкин, была поставлена задача разрабатывать модификации всё того же БТ-7. Танка лёгкого и колёсно-гусеничного, сделанного по лицензии с американского «Кристи». Танка абсолютно тупикового, не имеющего перспектив ни в увеличении толщины брони, ни в увеличении калибра пушки. Кошкин стал упираться и эту работу сорвал, доказывая, что необходимо разрабатывать более мощный, но более простой в изготовлении и эксплуатации средний танк на гусеничном ходу, с опорными катками не тракторного типа как у («среднего») Т-28. Необходим танк принципиально новый, а не пытаться бесконечно «модернизировать» всё те же легкие БТ, пытаясь сделать из них «средний».

Как ни «странно», но Кошкина за «саботаж» и срыв госзаказа не посадили и не расстреляли в том самом «страшном 37-м». Также Кошкин заодно «сорвал» работу по разработке модификации танка БТ— БТ-ИС, которую проводила на этом же заводе группа адъюнкта ВАММ им. Сталина военинженера 3-го ранга А.Я. Дика, прикомандированного к КБ Кошкина на ХПЗ. Видимо у Кошкина нашлись грамотные «покровители» в наркомате среднего машиностроения? Или он изначально действовал по заказу сверху? Похоже, шла подковерная борьба между сторонниками вечной «модернизации» лёгкого БТ (а по сути, топтание на месте и пустая трата «народных» государственных средств) и сторонниками принципиально нового (прорывного) танка среднего класса, отличавшегося от монстров с тремя башнями, типа Т-28.

В итоге в сент. 37-го ХПЗ было предложено изготовить к 1939 году образцы всё того же, колёсно-гусеничного типа, танка БТ-20, с «усиленной» по сравнению с БТ-7 бронёй аж на 3—5 мм и тяжелее на целую тонну. (Отличался этот танк, как и БТ-ИС, от БТ-7 только внешним видом корпуса, имел наклонные листы лобовой и бортовой брони, был уже похож «издалека», на будущую тридцатьчетверку, но движитель оставался всё тот, же колесно-гусеничный).

Для этого на ХПЗ сформировали отдельное усиленное ОКБ во главе с А.Я. Диком, подчинённое непосредственно главному инженеру завода. Прикомандировали 40 с лишним военных слушателей-дипломников из ВАММ и АБТУ, и привлекли конструкторов завода во главе с Морозовым А.А.. Кошкина в этом ОКБ не было (видимо сам отказался работать с колесно-гусеничной машиной, или его отстранили?)

Дальше история тёмная. После того, как в ноябре 37-го это ОКБ прекратило своё существование, и по заводу прошла волна арестов «саботажников и вредителей» вплоть до директора завода И.П. Бондаренко, главного инженера, главного металлурга, начальника дизельного отдела и прочих специалистов, М.И. Кошкин уже с новым руководством завода организовывает новое КБ. Практически с тем же составом конструкторов. Хорошо бы полистать те уголовные дела. Но в результате такой странной чистки от «врагов народа» на заводе, получившем госзаказ на новый танк, работы по техническому проекту этого БТ-20 были сорваны на полтора месяца.

Проект всё же утвердили в АБТУ и рассмотрели на заседании Комитета обороны примерно 30 марта 1938 года, в протоколе которого записали: «Предложение т. Павлова (нач. АБТУ и в будущем командующего ЗапОВО в июне 41-го) о создании заводом N183 гусеничного танка признать целесообразным с усилением бронирования в лобовой части до 30 мм. Башню танка приспособить для установки 76-мм орудия…».

Однако 13 мая 1938 года начальник АБТУ Д. Г. Павлов утвердил уточнённые ТТХ всё того же колёсно-гусеничного БТ-20, правда с утолщённой бронёй и с увеличенными углами наклона корпуса и башни. Масса танка доросла до 16,5 т и он, наконец, стал «средним».

Кошкин, похоже, не переставал биться за гусеничный вариант среднего танка всё это время и в августе 1938 Комитет обороны СССР принял постановление «О системе танкового вооружения», где было сказано, что к июлю 1939 года необходимо разработать образцы танков, у которых пушка, броня и подвижность должны полностью отвечать условиям будущеё войны. И вот тогда-то, в сентябре 1938 года, ХПЗ и получил задание на разработку двух новых образцов. Одного колесно-гусеничного А-20, и гусеничный вариант А-20Г. Лобовая броня у этих машин была всё ещё 20 мм. В начале 1939 года все три заводских танковых КБ были слиты в одно, и главным конструктором стал Кошкин М.И.. Уже через три (!) месяца, к маю 1939 года первые образцы были готовы. К 23 августа 39-го танки прошли заводские и полигонные испытания. А-20Г назвали А-32, и бортовая броня его была уже 30 мм и вот это и была та самая «самодеятельность» команды Кошкина. Также А-32 отличался от А-20 более широкой гусеницей, шириной корпуса на 15 см, имел на один опорный каток больше и значит, имел запас по весу. При этом за счет отсутствия на танке механизмов и приводов для движения на колесах, располагавшихся вдоль бортов, вес А-32 отличался от веса А-20 всего на тонну. А-32 прошел положенный испытательный пробег на гусеницах в 3121 км, и А-20 2931 км (плюс ещё 1308 км на колесах).

23 сентября 39-го эти образцы были показаны уже на полигоне в Кубинке. Присутствовали Ворошилов К.Е. — нарком обороны, Жданов, Микоян, Вознесенский, Павлов Д.Г.—начальник АБТУ, и конструкторы танков. Также испытывались и представлялись новые КВ, СМК, Т-100, и модернизированные БТ-7М, Т-26. По результатам испытаний, и в связи с тем, что А-32 имел запас по весу и уже имел борта толщиной 30 мм, было предложено увеличить лобовую броню А-32 до 45 мм. На заводе спешно стали собирать новые, с усиленной броней Т-32. Гусеница и корпус этих машин стали ещё шире. И 19 декабря 1939 года уже вышло постановление КО при СНК СССР № 443сс «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, арттягачей и о производстве их в 1940 году», в котором появилось имя—Т-34.

Уже в январе-феврале 1940 года были собраны первые две машины Т-34 и сразу начаты заводские испытания (у одной люк выступающей вперёд рубки механика был над головой, а у другой люк был перед механиком). А на 17 марта(!) уже был назначен правительственный показ в Кремле Сталину. Однако из-за частых поломок тех же новых дизельных двигателей танки не успевали накрутить положенные 3000 км пробега.

Потом была история с перегоном этих гусеничных образцов в Москву своим ходом в марте 1940 года, с поломками и ремонтом в пути одного из танков. Но утром 17-го марта танки стояли на Ивановской площади в Кремле. К ним подошли Сталин, Молотов, Ворошилов, Калинин, Берия и др. Начальник АБТУ Д.Г.Павлов представил машины Сталину. После показательных пробежек по брусчатке, танки остановились на прежнем месте. Танки вождю понравились, и он дал команду оказать необходимую помощь заводу по устранению имеющихся у танков недостатков, на которые ему настойчиво указывали замнаркома обороны по вооружению Г.И. Кулик и начальник АБТУ Д.Г.Павлов. При этом Павлов очень смело говорил Сталину: «Мы дорого заплатим за выпуск недостаточно боеспособных машин».

После показа Сталину танки обстреляли на полигоне из 45-мм пушки (основного калибра противотанковой артиллерии тех лет всех стран Европы) со 100 метров и «манекен остался цел», броня выдержала и двигатель не заглох. Это было в 20-х числах марта 1940 года. 31-го марта было совещание у наркома Ворошилова с Куликом, Павловым, Лихачевым (наркомом среднего машиностроения), Кошкиным и был подписан протокол о постановке Т-34 (с люком в лобовом листе перед механиком-водителем) в серию, в Харькове и на СТЗ, на изготовление 600 штук Т-34 в 1940 году. Недостатки было решено устранять в ходе производства. Но осенью этого же 1940-го, в Кубинке испытали закупленные в Германии два Т-III. И хотя, после сравнительных испытаний, по вооружению (37 мм против 76 мм у Т-34) и бронезащите Т-34 превосходил немецкий танк, но по комфорту, шуму двигателя, плавности хода, и даже скорости по гравийке—УСТУПИЛ!?!

ГАБТУ Д.Г. Павлова представило отчет о сравнительных испытаниях замнаркому по вооружению маршалу Г.И. Кулику. Тот отчет утвердил и приостановил производство и приёмку Т-34, до устранения «всех недостатков» (какие честные и принципиальные были у нас генералы тогда!). Вмешался К.Е. Ворошилов: «Машины продолжать делать, сдавать в армию. Заводской пробег ограничить до 1000 км…» (тот самый «туповатый конник»). При этом все знали, что война будет не сегодня-завтра. Месяцы выкраивали. Павлов входил в военный совет страны, но был ну очень «принципиальный офицер». Может за эту «смелость и принципиальность» Сталин и согласился с назначением героя советского союза Д.Г.Павлова на «главный» округ—ЗапОВО? А вот то, как Павлов смело и принципиально накомандовал в этом округе, сдав Минск на пятый день, стало уже фактом истории. При этом сам Павлов был профессиональным танкистом, воевал на танках в Испании, получил героя Советского Союза за эту войну. О его предложении создать гусеничный танк с противоснарядным бронированием с установкой на этот танк 76 мм пушки (калибр пушек тяжелых танков тех лет!) даже записали в протоколе заседания КО при СНК СССР в марте 1938 года, за два года до этого. Т. е., Павлов лучше других должен был понимать, что за танк перед ним. И именно этот человек делал всё от него зависящее, чтобы сорвать приемку этого танка на вооружение.

Но на самом деле М.И. Кошкин не является отцом Т-34. Скорее он его «отчим», или «двоюродный» отец. Своё деятельность конструктора танков Кошкин начинал на Кировском заводе, в КБ средних и тяжелых танков. В этом КБ он работал над «средними» танками Т-28, Т-29 с противопульной бронёй. Т-29 уже отличался от Т-28 типом шасси, катками и экспериментальной торсионной подвеской, вместо пружинной. Потом этот тип подвески (торсионы) применялись на тяжелых танках «КВ», «ИС». Затем Кошкина переводят в Харьков, в КБ лёгких танков, и видимо с перспективой начала работ по конструированию именно «средних», но на базе лёгкого «БТ». Ему пришлось, выполняя заказ армии, делая лёгкий колесно-гусеничный танк БТ-20 (А-20), добиться того, чтобы хотя бы на его базе сделать гусеничный вариант этой машины—А-20Г, и довести её до того самого Т-34. Рожденный из чертежей лёгкого танка, Т-34 имел проблемы с «теснотой» в танке и прочие недостатки. Также от лёгкого «БТ» Кошкину досталась и шасси (на некоторые Т-34 даже ставили катки от танка «БТ», хотя они были уже необходимых расчетных) и пружинная подвеска. Практически параллельно с «созданием и модернизацией» Т-34, Кошкин проектировал и другой средний танк, Т-34М, имевший другие катки шасси, аналогичные каткам от тяжелых «КВ», с торсионной подвеской, а не пружинной (пример «универсализации» танкового производства, что потом вовсю применяли немцы в производстве своих танков во время Войны), более просторную шестигранную башню с командирской башенкой (её потом поставили на Т-34 в 42-м году). Этот танк даже утвердил Комитет обороны в январе 1941 года. В мае 41-го уже изготовили на Мариупольском металлургическом заводе полсотни этих башен, изготовили первые бронекорпуса, катки, торсионную подвеску (на Т-34 так и осталась «подвеска от БТ»). Но двигатель для него так и не сделали. А начавшаяся война поставила крест на этой модели. Хоть Кошкинское КБ и занималось интенсивной разработкой нового, «родного» танка Т-34М, более «лучшего», но начавшаяся Война потребовала наращивания уже поставленных на конвейер машин, тех, какие есть. А потом всю войну шла постоянная переделка и улучшение Т-34. Её модернизацией занимались на каждом заводе, где собирали Т-34, постоянно добиваясь снижения себестоимости танка. Но всё равно упор делался, прежде всего, на наращивание количества выпускаемых танков и бросание их в бой, особенно осенью-зимой 41-го. «Комфортом» занялись позже.

В 1942 году «кошкинцы» пытались опять предложить армии новый средний танк на замену Т-34 (имевшего кучу «недостатков»), Т-43, с шасси уже аналогичным шасси Т-34, но другим корпусом и более крупной башней, с перспективой установки орудия более крупного калибра. Но Сталин просто запретил работы над этим танком, дав команду все силы направить на улучшение уже существующего Т-34. Барятинский удивлен таким решением. Мол, если бы ставший после Кошкина главным конструктором Морозов А.А. «назвал» новый танк «Иосиф Сталин», как Котин с Духовым, создавшие новый танк «ИС» на смену «КВ», то Сталин наверняка дал бы разрешение на производство Т-43. Как будто Сталин был красной девицей, млеющей от подобной лести. При этом Барятинский сам же приводит результаты проведённых испытаний и заключения комиссий по среднему Т-43 всё с той же 76 мм пушкой, и вариантов среднего Т-34 с более толстой бронёй и 76 мм пушкой большей длины. Всё равно выходило, что при встрече с тяжёлыми «Пантерами» и «Тиграми», появившимися уже в том же 42-м, это ничего не давало. Для борьбы с немецким «зверинцем» на равных необходим был совершенно новый тяжёлый танк аналогичного класса и желательно с более мощным орудием. А на уже существующую и отработанную Т-34 проще и дешевле было поставить новую башню от Т-43 с 85 мм пушкой для борьбы с основным танком Pz-IV и прочей бронетехникой. Поэтому Сталин и согласился заменить тяжёлые «КВ» на аналогичные им, но более мощные «ИСы», но не разрешил менять средние Т-34 на средние же Т-43, так как это ничего не давало в принципе, но приводило к ненужным затратам. По этому пути как раз пришлось пойти немцам. Они тратили время и средства на разработку совершенно новых «супертанков» (против чего Гитлер решительно высказывался перед Войной и на что пошел уже в ходе войны), не имея возможности бесконечно модернизировать свои уже существующие Pz-III, Pz-IV. А история с применением «универсальных» катков для танков, продолжилась, но только после Войны. После Т-34 были Т-44, Т-54, Т-55, имевшие один тип однорядного катка. Конструкторские Бюро тяжелых танков с двухрядными катками, на Урале, создавали Т-62. КБ в Харькове, куда после Войны вернулись «кошкинцы», во главе с Морозовым, создали Т-64 также с двумя рядами катков, как хотели ещё в 1941 году, на Т-34М.

Так что история с Т-34, это как раз пример дальновидности её создателей, заложивших огромный задел для будущих модернизаций, без существенных затрат, на основной базе танка. А также, пример мудрости и экономического расчета главы страны, выбирающего между хорошим и «лучшим» (что иногда враг хорошему). И не дававшего конструкторам «отвлекаться» на перспективные, но разорительный в тот момент для страны образцы. Вот об этом и говорил Сталин конструктору Морозову А.А.: «Вы создали неплохую машину (Т-43). Но в настоящее время у нашей армии уже есть хороший танк Т-34. Сейчас задача состоит в том, чтобы повысить его боевые качества, увеличивать выпуск. Пока завод и КБ не выполнят этих требований действующей армии, нужно запретить отвлекать конструкторов на новые разработки». Потом сделаете свой замечательный танк. А сейчас фронту нужен Т-34.

Подобные решения принимались и после войны, с копированием американской очередной «летающей крепости» В-29. Когда Туполев заявил, что у него готов проект своего двухкилевого бомбардировщика большой дальности, «семинарист-недоучка» приказал просто скопировать уже летающий В-29. Это давало выигрыш во времени в гонке на выживание с Америкой. А уж потом как-нибудь разберёмся с «авторскими правами» и своими новыми самолётами. Так достаточно быстро появился ТУ-4, а конструкторы Туполева занялись проектированием уже реактивных машин. Или история о том, как Королёв на приёме у Сталина пытался помечтать о полетах на Марс. Но «недалёкий Вождь» не оценил мечты Великого Конструктора и запретил ему даже думать о космонавтике и космических кораблях!

Когда разные авторы пытаются на таких примерах показать, мягко говоря «недальновидность» тирана, душившего полёт мысли наших конструкторов новой техники (танков, самолётов, ракет), то не мешало бы им параллельно давать комментарии о том, в каком экономическом состоянии находилась в этот момент страна. И что было бы со страной, если бы вместо работы с ракетой под «бомбу», Королёв возился бы с полётом на Марс. Дали бы американцы нашим конструкторам время на этот «полет мысли»?

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

timemechanic.livejournal.com

Кошкин танк т 34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.