ИС-2 (Объект 240)

ИС-2

Советский тяжёлый танк периода Великой Отечественной войны. Аббревиатура ИС означает «Иосиф Сталин» — официальное обозначение серийных советских тяжёлых танков выпуска 1943—1953 гг. Индекс 2 соответствует второй серийной модели танка этого семейства. Во время Великой Отечественной войны вместе с обозначением ИС-2 на равных применялось название ИС-122, в этом случае индекс 122 означает калибр главного вооружения машины. ИС-2 был самым мощным и наиболее тяжелобронированным из советских серийных танков периода войны, и одним из самых сильнейших танков на то время в мире. Танки данного типа сыграли большую роль в боях 1944—1945 годов, особенно отметились при штурме городов. После окончания войны ИС-2 были модернизированы и состояли на вооружении Советской и Российской армий вплоть до 1995 года. Также танки ИС-2 экспортировались в ряд стран и участвовали в некоторых послевоенных вооружённых конфликтах.


ИС-2 в музее в Кубинке

История

Тяжёлые танки ИС-2, ИС-85 (ИС-1) и КВ-85 ведут свою родословную от тяжёлого танка КВ-1/КВ-1c

Предпосылки к созданию

ИС-85 (ИС-1) и КВ-85 были приняты на вооружение в сентябре 1943 года, однако уже к концу 1943 года стало ясно, что они обладают недостаточным для тяжёлого танка вооружением. Опыт боевого применения 85-мм пушки Д-5 на самоходно-артиллерийской установке СУ-85 и опытные стрельбы по трофейным тяжёлым немецким танкам показали, что орудие Д-5 не позволяет достичь решительного превосходства над вооружением немецких танков, более того, по своей бронепробиваемости оно уступает немецким 88-мм танковым пушкам и 75-мм пушке KwK 42 L70, установленной на танке «Пантера». Также следует отметить, что 85-мм пушка Д-5Т на дистанции 500—1000 м калиберным бронебойным снарядом могла пробить лоб немецкого тяжёлого танка «Тигр I» только при попадании, близком к нормальному; верхняя лобовая деталь «Пантеры» не пробивалась вообще. Это ставило новый советский тяжёлый танк в невыгодное положение на фоне постоянно увеличивающейся численности «Пантер» на Восточном фронте.

ИС-2

Поскольку основным применением тяжёлых танков был прорыв сильно укреплённых полос обороны противника, насыщенных долговременными и полевыми фортификационными сооружениями, то осколочно-фугасное действие снарядов играло столь же (если не более) важную роль, как и бронебойное.


-мм снаряды, заимствованные от зенитного орудия 52-К, вообще не имели фугасного варианта (они были осколочными); хотя при установке некоторых типов взрывателей их можно было применять в качестве фугасных, но их действие было немногим лучше, чем у 76-мм боеприпасов. Этот факт также был проверен самоходной артиллерией — для борьбы с ДОТами и сильными ДЗОТами советские командиры предпочитали СУ-122, а не СУ-85. Однако башня и конструкция монтажа орудия у танка ИС имели большой резерв по установке более мощных артсистем.

Танк ИС-2

Выбор вооружения

В начале осени 1943 года известный советский артиллерийский конструктор Ф. Ф. Петров направил письмо главному конструктору ЧКЗ и опытного завода № 100 Ж. Я. Котину о возможности установки в танки ИС артсистем калибра 107, 122 и даже 152 мм. Ж. Я. Котин выбрал для усиления вооружения танка ИС 122-мм орудие А-19. После согласования технических подробностей он получил одобрение лично от И. В. Сталина на монтаж А-19 в танк ИС. В конструкторском бюро завода № 9 под руководством Ф. Ф. Петрова А-19 была доработана для установки в танк — её оборудовали дульным тормозом для смягчения большой отдачи, более компактными противооткатными устройствами, улучшили размещение органов управления для удобства наводчика в стеснённом боевом отделении танка. Этот доработанный вариант А-19 получил название Д-25Т, и его массовый выпуск был запущен на заводе № 9 незамедлительно. Сначала в его освоении были трудности, поэтому отрабатывался вопрос об установке в ИС непосредственно пушки А-19. Однако эти трудности удалось преодолеть, и в дальнейшем установка А-19 в танк не требовалась.


ИС-2 в музее Войска Польского

Испытания

На опытном заводе № 100 прототип пушки Д-25 был установлен на бывший «Объект 237» № 2 — опытный вариант ИС-1 с пушкой Д-5Т. Эта экспериментальная машина получила обозначение «Объект 240». В октябре — ноябре на Чебаркульском полигоне проходили её испытания пробегом и стрельбой. С самого начала Д-25 была оборудована Т-образным дульным тормозом, который разорвался при тестовых стрельбах. В некоторых источниках утверждается, что при этом чуть не был убит маршал Ворошилов, присутствовавший на испытаниях. Впоследствии на ИС оборудовали двухкамерный дульный тормоз немецкого типа, а затем завод № 9 создал свою конструкцию двухкамерного дульного тормоза, который и стал монтироваться на серийных машинах.

Танк ИС-2 с установленными датчиками, подготовленный к подрыву ходовой части. Полигон НИИБТ

ИС-2 принят на вооружение бронетанковых войск СССР согласно постановлению ГКО № 4479 от 31 октября 1943 года.


сле успешных испытаний «Объекта 240» поступило распоряжение о немедленном запуске его в серийное производство на ЧКЗ. В конце осени 1943 года началась сборка первых серийных машин. Новая модификация танка получила индекс ИС-2 (в годы войны с ним на равных применялось обозначение ИС-122, первые образцы иногда также именовались в частях как КВ-122). Производство продолжалось с декабря 1943 года по июнь 1945-го, несколько машин данной марки также выпустил Ленинградский Кировский завод.

КВ-122

Боевое крещение ИС-2 приняли в начале 1944 года, причём оно было вынужденным, сорвав плановую тщательную подготовку экипажей для новой машины. Показанные в бою высокие боевые качества сразу же привели к приказу о максимальном увеличении объёмов производства ИС-2. При этом была сорвана тестовая работа, в итоге чего на фронт отправилось очень много недоведённых машин, и их выходы из строя послужили причиной большого количества рекламаций из войск. Для обеспечения качества серийных ИС-2 и их дальнейшего совершенствования в начале 1944 года Ж. Я. Котин и ряд его сотрудников был отстранён от конструкторской работы по новым машинам с целью ликвидации дефектов в конструкции ИС-2. Доводка машины проходила тяжело: так, в апреле 1944 года военная приёмка докладывала о том, что существенного улучшения качества выпускаемых на ЧКЗ танков ИС-2 и САУ на его базе не произошло.


нако летом 1944 года проводимая работа по улучшению качества дала первые плоды — около трети выпускаемых танков удавалось сдать приёмке с первого раза, а с конца осени 1944 года качество принимаемых танков официально было признано удовлетворительным — Ж. Я. Котин был возвращён на пост главы КБ ЧКЗ и опытного завода № 100. Зимой 1944/1945 гг. рапорты из войск свидетельствовали, что ИС-2 безаварийной работой перекрывают гарантийный километраж в 1000 км. Отлаженный производственный механизм по выпуску ИС-2 привёл к тому, что машины 1945 года выпуска считались довольно надёжными и неприхотливыми при эксплуатации.

Характер повреждений танка ИС-2 при взрыве мины под первым левым опорным катком.

Усиление защиты танка

Совместно с работами по увеличению надёжности велись изыскания по усилению бронезащиты ИС-2. Первый вариант, хоть и был лучшим по бронезащите среди всех советских танков, сравнительно легко поражался 88-мм танковыми и противотанковыми пушками вермахта. 75-мм длинноствольные орудия также представляли для него большую угрозу. Проанализировав поражения, конструкторы ЧКЗ пришли к выводу, что усиление бронезащиты башни уже невозможно без кардинальной переделки всей конструкции, что было невозможно в жёстких условиях серийного производства. Установка 122-мм пушки утяжелила башню и нарушила её балансировку — центр масс не лежал на оси вращения башни, которая конструировалась и уравновешивалась под 85-мм орудие Д-5.


полнительное бронирование, помимо общего утяжеления машины, привело бы к невозможности ручного поворота башни при сколь-нибудь значительном крене машины и требовало гораздо более мощного электромотора для привода поворота. Поэтому башня была оставлена без изменений. Защиту бронекорпуса удалось значительно улучшить, заменив «ступенчатую» верхнюю лобовую деталь на её спрямлённую конфигурацию. Бывали случаи, когда верхняя лобовая деталь не пробивалась в упор даже из мощнейшей 88-мм противотанковой пушки Pak 43. Однако нижняя лобовая деталь по-прежнему осталась уязвимой. Толщина лобовой брони достигала 120 мм, бортовой — 90 мм, но лобовая бронедеталь у части танков была литой, а не катаной (последняя при равной толщине обеспечивает лучшую защиту от пробития).

Дальнейшие работы

Последующие работы по усилению защищённости тяжёлых танков велись одновременно двумя коллективами — инженерами ЧКЗ и опытного завода № 100. Интересно, что руководителем обоих КБ был Ж. Я. Котин. Каждый из коллективов продвигал свои проекты, но в серию в 1945 году под индексом ИС-3 пошёл объединённый вариант «Объект 703», который, по сути, был ИС-2 с кардинально переработанной бронезащитой с учётом опыта Великой Отечественной войны.

Схема бронирования танка ИС-2 позднего выпуска 1944 года


Конструкция

Компоновка

ИС-2 по своей сути являлся дальнейшим усовершенствованием танка ИС-1, который, в свою очередь, был глубокой модернизацией предыдущей модели тяжёлого танка КВ-1. По сравнению с ИС-1 более чем значительно было усилено вооружение, а на модификациях обр. 1944 г. со спрямлённым лобовым бронированием также была повышена защищённость от огня противника во фронтальном секторе. Как и все другие советские серийные тяжёлые и средние танки того времени, ИС-2 имел классическую компоновку. Бронекорпус от носа к корме последовательно делился на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель располагался в отделении управления, три других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое совмещало среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же размещались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были оборудованы в корме машины.

Разрез танка ИС-2

Стремление конструкторов ЧКЗ получить максимальное бронирование при относительно умеренной массе и габаритах всего танка привело как к положительным, так и к отрицательным результатам. Положительной стороной стала экономичность и сравнительно небольшая материалоёмкость ИС-2 в целом — при той же массе в 46 т советский танк был гораздо сильнее защищён, чем «Пантера», превосходил по этому параметру 55-тонный «Тигр I» и незначительно уступал 68-тонному «Тигру II».


нусы были логичным продолжением такого подхода — из-за плотной компоновки пришлось отказаться от люка механика-водителя и расположить часть топливных баков в боевом отделении. В итоге при поражении ИС-2 существовал значительный шанс воспламенения дизельного топлива и попадания его на танкистов. У немецких танков бензобаки размещались вне обитаемых мест машины (хотя в них тоже был ряд агрегатов с пожароопасными жидкостями). Отсутствие люка механика-водителя не раз приводило к тому, что раненый танкист не мог быстро покинуть горящую машину (требовалось вылезать через башню после других членов экипажа) и погибал от пламени или удушья. К не столь значительным недостаткам можно отнести обусловленное компоновкой расположение башни в носовой части корпуса. Вместе с длинной пушкой это затрудняло преодоление таких препятствий, как рвы и контрэскарпы. Некоторые из них можно было преодолевать только развернув башню пушкой назад, то есть в условиях боя с наличием таких препятствий ИС-2 терял огневую мощь. У всех немецких тяжёлых танков башня размещалась в центре бронекорпуса, и длинный вылет стволов пушек не столь сильно затруднял форсирование препятствий.

Тяжёлый танк ИС-2

Броневой корпус и башня

ИС-2 имеет дифференцированную противоснарядную броневую защиту.


Броневой корпус танка (кроме лобовой детали у части машин) сваривался из катаных броневых плит толщиной 90, 60, 30 и 20 мм. Конструкция лобовой детали варьировала в зависимости от модификации машины:

-ИС-2 обр. 1943 г. имели литую лобовую деталь обтекаемой «ступенчатой» формы, в различных частях её толщина варьировала от 60 до 120 мм.
-ИС-2 обр. 1944 г. для повышения снарядостойкости лобовой брони оборудовался усовершенствованной «спрямлённой» конструкцией этой детали. Вместо обтекаемой ступенчатой оконечности сложной геометрической формы лоб ИС-2 обр. 1944 г. формировался двумя плоскими бронеплитами, верхняя из которых имела форму суживающейся к верху танка трапеции и наклон к нормали 60 град.. Часть выпущенных ИС-2 обр. 1944 года снабжалась литой лобовой деталью, толщина брони которой достигала 120 мм; начиная со второй половины 1944 года по мере наличия катаной брони высокой твёрдости лобовую часть стали делать сварной из 90-мм бронеплит.
С остальными деталями лобовая часть соединялась сваркой. Обтекаемая башня представляла собой броневую отливку сложной геометрической формы, её борта толщиной 90 мм размещались под углом к вертикали для повышения снарядостойкости. Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и сваривалась с остальными бронедеталями башни. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Башня монтировалась на погон диаметром 1800 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Поверхность «соприкосновения» нижнего погона башни и верхнего погона бронекорпуса была несколько утоплена в крышу боевого отделения, что исключало заклинивание башни при обстреле. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.


Крыша башни ИС-2

Для удобства при ремонте и обслуживании агрегатов моторно-трансмиссионной группы крыша моторно-трансмиссионного отделения была сделана съёмной, а верхняя кормовая бронеплита могла откидываться на петлях.

Механик-водитель размещался по центру в передней части бронекорпуса танка. По сравнению с танком КВ-1с плотная компоновка обитаемого пространства танка ИС не позволила расположить в нём пятого члена экипажа — стрелка-радиста. Его функции были разделены между командиром и механиком-водителем: первый работал с радиостанцией, а второй вёл неприцельный огонь из курсового пулемёта путём нажатия на гашетку электроспускового механизма на одном из рычагов управления. Сам курсовой пулемёт размещался справа от механика-водителя и жёстко крепился в специальном бронированном патрубке, который приваривался к лобовой бронедетали танка. Впоследствии, из-за низкой эффективности неприцельного огня и ослабления лобового бронирования, от курсового пулемёта отказались совсем. Три члена экипажа размещались в башне: слева от орудия были рабочие места наводчика и командира танка, а справа — заряжающего. Командир машины имел литую наблюдательную башенку с толщиной вертикальной брони до 82 мм. Посадка и выход экипажа производились через люки в башне: круглый двухстворчатый люк командирской башенки и круглый одностворчатый люк заряжающего. Корпус был также оснащён днищевым люком для аварийного покидания экипажем танка и рядом люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

Советский тяжёлый танк ИС-2

К броневому корпусу приваривался ряд деталей — ограничители хода балансиров и кронштейны торсионной подвески, бонки для поддерживающих катков и грязеочистителей, стопор для монтажа натяжного механизма гусеницы.

Защищённость

В качестве оценки защищённости ИС-2 можно привести несколько эмоциональное суждение из монографии «Танки ИС», что танк ИС-2 был единственным крупносерийным танком антигитлеровской коалиции, чьё бронирование предоставляло некоторую защиту от знаменитых 88-мм пушек и длинноствольных 75-мм орудий, тогда как все остальные (кроме поздних модификаций британских «Черчиллей») «предоставляли своему экипажу не больше защиты, чем картонная коробка».

С точки зрения броневой защиты, 53 % от общей массы ИС-2 приходилось на бронирование корпуса и башни, тогда как у PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» этот показатель был 46,3 %, а у PzKpfw V «Пантера» — 38,5 %. Из немецких танков лучший показатель (54,7 %) имел только PzKpfw VI Ausf B «Тигр II», но это было достигнуто ценой значительного увеличения массы всей машины в целом со всеми вытекающими последствиями. Лобовое бронирование ИС-2 неплохо противостояло немецким снарядам: верхняя деталь «ступенчатого носа» пробивалась калиберными бронебойными снарядами 88-мм пушки KwK 36 с 1000—1200 м, 75-мм пушки KwK 42 — с 800—900 м, 75-мм пушки Pak 40 — с 400 м. Но для 1944 года это уже считалось явно недостаточным, поэтому в результате интенсивной работы защиту лба корпуса ИС-2 удалось сильно улучшить. «Спрямлённую» верхнюю лобовую деталь 75-мм бронебойные и подкалиберные снаряды пробивали на ближних дистанциях; 88-мм (KwK 36 L/56) бронебойные для литого носа толщиной 120 мм — не пробивали в упор, для катаного толщиной 90 мм — пробивали с 450 м. Достичь защищённости от орудия Pak 43 на средних и дальних дистанциях боя так и не удалось. Но всё же при этом следует учитывать, что для достижения такого результата литой нос должен быть хорошего качества, без рыхлостей и пустот, что бывало далеко не всегда. Нижняя часть лобовой детали пробивалась 75-мм снарядом с дистанции 785 м, маска пушки толщиной 100 мм также пробивалась немецкими 88-мм снарядами пушки KwK 36 с расстояния порядка 1000 м.

Советский тяжёлый танк ИС-2

В 1945 году на полигоне в Кубинке были проведены специальные испытания обстрелом ИС-2 со спрямлённой верхней лобовой деталью из трофейной немецкой ранней модификации САУ Hornisse, вооружённой мощной 88-мм артсистемой «Panzerjаgerkanone» 8,8 cm Pak 43/1 L/71 с длиной ствола 71 калибр. Как и в случае 88-мм пушки KwK 36, верхняя лобовая деталь ИС-2 калиберным бронебойным снарядом ни разу не была пробита, но, как и следовало ожидать, дальность действительного поражения менее защищённых мест танка ощутимо возросла по сравнению с KwK 36.

Вооружение

Главным вооружением ИС-2 являлась пушка Д-25Т калибра 122 мм. Орудие устанавливалось на цапфах в башне и было полностью уравновешено. Однако в целом башня с орудием Д-25Т уравновешенной не являлась: её центр масс не размещался на геометрической оси вращения, что затрудняло её поворот при крене машины. Это негативное обстоятельство было следствием того факта, что башня создавалась и была уравновешена для 85-мм пушки Д-5Т, которая была первоначальным вариантом вооружения танков ИС. Установка орудия Д-25Т с гораздо более длинным и массивным стволом нарушила расчётное распределение масс вокруг оси вращения башни. Пушка Д-25Т имела вертикальные углы наводки от ?3 до +20 град., при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел происходил при помощи электрического или ручного механического спуска.

ИС-2

Боекомплект орудия составлял 28 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды и метательные заряды к ним укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения. По сравнению с широким ассортиментом боеприпасов 122-мм орудия А-19 — родоначальника пушки Д-25Т, боекомплект ИС-2 был существенно менее разнообразен. В его состав входили:

-остроголовый бронебойно-трассирующий снаряд БР-471 массой 25 кг (масса взрывчатого вещества (тротил) — 156 г).
-тупоголовый бронебойный снаряд с баллистическим наконечником БР-471Б массой 25 кг; создан в 1944 году, но в войсках в массовых количествах появился в самой завершающей фазе войны — весна 1945 года.
-осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-471 массой 25 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 3 кг).
Все виды снарядов выстреливались на полном заряде Ж-471, который сообщал им начальную скорость 792—800 м/с.

На танке ИС-2 монтировались три 7,62-мм пулемёта ДТ: неподвижный курсовой, спаренный с орудием и кормовой в шаровой установке в приливе на задней части башни. Боекомплект ко всем ДТ составлял 2520 патронов в дисках. Эти пулемёты устанавливались таким образом, что при необходимости их можно было снять с монтировок и применять вне танка. Начиная с января 1945 года на ИС-2 стали оборудовать крупнокалиберный 12,7-мм зенитный пулемёт ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т. Боекомплект ДШК составлял 250 патронов в лентах в коробке, крепящейся к пулемёту. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда снабжался пистолетом для стрельбы сигнальными ракетами.

Танк ИС-2 с установленным ДШК

Огневая мощь

122-мм танковая пушка представляла собой модификацию корпусной пушки образца 1931/1937 г. А-19, получила индекс Д-25Т, являлась по сути самым крупнокалиберным серийным танковым орудием Второй мировой войны — её дульная энергия составляла 820 т·м, тогда как у 88-мм пушки KwK 43 немецкого тяжёлого танка PzKpfw VI Ausf B «Тигр II» она равнялась 520 т·м. Пушки KwK 36 и KwK 42 тяжёлых танков PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» и PzKpfw V «Пантера» имели соответственно энергию 368 т·м и 205 т·м. Вместе с тем следует отметить, что качество изготовления бронебойных снарядов у немцев было существенно выше, а их ассортимент включал подкалиберный и кумулятивный варианты, тогда как до 1945 года для Д-25Т производился единственный бронебойный калиберный остроголовый снаряд БР-471. По возможности вести борьбу с тяжелой бронетехникой она уступала немецким танковым пушкам и в основном использовалась как штурмовое орудие.

ИС-2

Практические результаты стрельб из пушек Д-25Т и А-19 на полигоне по немецким трофейным танкам тупоголовым снарядом БР-471Б с дальности 1400 м показали следующие результаты (в отношении некоторых из них существуют сомнения — вследствие путаницы в документах ЧКЗ — какой танк и на какой дистанции обстреливался):

-Танк PzKpfw IV Ausf H был пробит навылет через лобовую и кормовую бронеплиты.
-Танк PzKpfw V «Пантера» при попадании в верхнюю лобовую деталь бронекорпуса получил пробоину 150х230 мм с трещиной по сварному шву; при попадании в борт башни образовалась пробоина 130х130 мм, противоположный борт башни был также пробит и его сорвало по сварному шву. При попадании в лоб башни образовалась пробоина 180х240 мм, башня была сорвана с погона и смещена на 500 мм от оси вращения.
-Танк PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» при попадании 122-мм снаряда в уже имевшуюся пробоину от 85-мм снаряда в лобовой бронеплите остался без 82-мм кормовой бронеплиты, вырванной по сварным швам, снаряд прошёл насквозь через всё внутреннее оборудование танка. При попадании в крышу башни (толщина 40 мм, угол наклона 80 град. к нормали) осталась вмятина с трещиной от срикошетировавшего снаряда; при попадании в лоб башни появилась пробоина 580х130 мм, сама башня была сорвана с погона и смещена на 540 мм от оси вращения.
-САУ JagdPz «Фердинанд» в лоб не пробивалась — 122-мм снаряд пробил первую лобовую 100-мм бронеплиту с образованием пробоины 120х150 мм, но отразился от второй, при попадании в рубку в бронеплите осталась вмятина глубиной 100 мм.
Удовлетворительные результаты бронепробиваемости достигались только за счет большой массы снаряда, что в результате сказалось на чрезвычайно низкую скорострельность орудия и сократило боекомплект танка в сравнении с вооружённым 85-мм орудием «ИС-2» более чем в два раза, до 28 снарядов. В начале ноября 1944 года на полигоне в Кубинке был обстрелян трофейный тяжёлый танк PzKpfw VI Ausf B «Тигр II». 122-мм остроголовый снаряд пробивал верхнюю лобовую деталь (по стыкам бронеплит) с 600 м, собственная 88-мм пушка «Тигра II» KwK 43 справилась с этой бронепреградой с 400 м, а 75-мм пушка «Пантеры» пробила лоб «Тигра II» со 100 м.

Танки ИС-2

Большая мощность фугасного 122-мм позволяла добиваться положительных результатов при стрельбе по вражеским бронецелям. Стоит отметить, что разрушительное действие фугасного снаряда усиливается при его попадании под углом по сравнению с поражением по нормали. Так, осколочно-фугасная граната ОФ-471 при установке на фугасное действие при стрельбах в Кубинке по «Тигру II» при попадании выводила из строя элементы трансмиссии последнего и разрывала сварные швы лобовой части. По чисто фугасному действию 122-мм 25-кг с 3 кг аммотола снаряд в 3 раза превосходил однотипный немецкий 88-мм осколочно-фугасный снаряд массой 9,5 кг с 1 кг аммотола (зависимость массы снаряда от калибра кубическая, ибо у снаряда три измерения, то есть частное от калибров надо возвести в третью степень: 122 мм/88 мм = 1,386; 1,386? = 2,66 раза больше).

Самым большим и неустранимым недостатком орудия Д-25Т была низкая скорострельность в сравнении с 75-мм и 88-мм пушками немецких танков, которые могли противостоять ИС-2. Такая скорострельность была обусловлена большой массой снаряда и весьма непростыми условиями работы единственного заряжающего. Последовательность операций с поршневым затвором при этом была такова: открывание затвора, опускание лотка, укладка 25-кг снаряда в лоток, досылка «со звоном» его в камору досыльником, подготовка гильзы, вложение её в патронник, закрывание затвора. При этом следует учесть тот факт, что заряжающий большинство этих операций производил левой рукой. Клиновый затвор только облегчил работу заряжающего и слегка поднял скорострельность, которая в самых лучших условиях не превышала 3 выстрела в минуту. В реальности эта цифра была гораздо ниже (что справедливо не только к ИС-2, а вообще ко всем танкам в целом), при тестах в Кубинке при движении со скоростью 12 км/ч боевая скорострельность составила 1,35 выстрела в минуту. Существует мнение, что низкая скорострельность была связана с раздельным заряжанием орудия Д-25Т, однако результаты испытания на полигоне 122-мм орудия Д-25-44 с применением унитарного снаряда это не подтверждают.

Советский тяжёлый танк ИС-2 в Берлине 1945

Кучность боя 122-мм пушки Д-25Т как минимум не уступала зарубежным орудиям — среднее отклонение 122-мм бронебойного снаряда от точки прицеливания при стрельбе с места на дистанции 1 км составило 170 мм по вертикали и 270 мм по горизонтали. Советские тесты 88-мм пушки KwK 43 при тех же условиях дали отклонение 200 мм по вертикали и 180 мм по горизонтали. Неплохие результаты демонстрировал ИС-2 при стрельбе с ходу. При испытаниях в Кубинке на дистанции 700 м ИС-2 попал четыре раза из пяти по танку «Пантера» и два из трёх по танку PzKpfw III.

Скорость поворота башни ИС-2 составляла 13—16 град. в секунду, то есть на полный оборот башни требовалось 22—28 с. Электропривод позволял поворачивать башню при заглушённом двигателе и крене машины до 15 град.. Ручной привод позволял поворачивать башню при крене 8,3 град. с усилием в 16 кгс. Для сравнения: немецкие тяжёлые танки были оснащены гидравлическим либо ручным приводом башни. Скорость поворота башни гидроприводом зависела от числа оборотов двигателя (то есть при неработающем двигателе гидропривод был бесполезен), находясь в диапазоне от 5 до 19 град. в секунду. Отчёты по исследованиям немецких тяжёлых танков в Кубинке утверждают, что гидропривод сложен и громоздок, а управление им неудобно.

Также можно сказать, что мощное вооружение ИС-2 косвенно увеличивало его защищённость, вынуждая танки и САУ противника открывать по ИС-2 огонь с более дальних дистанций по сравнению с боем с любым иным советским танком.

ИС-2 в наступлении

Выдержка из «Отчёта Управления самоходной артиллерии КА о работе в период Великой Отечественной войны» свидетельствует:

«…установка 122-мм пушек на танки ИС вернула нашим танкам утраченное на время превосходство над противником в артиллерийском вооружении тяжёлых танков. По мощности своего выстрела 122-мм пушка Д-25 оставила далеко позади 88-мм пушки немецких танков.

Боевые действия танков ИС показали, что 122-мм пушки являются наиболее действенным средством борьбы против тяжёлых и средних танков противника, обеспечив пробитие их брони с дистанции 2500 м…»

Выдержка из «Отчёта о боевых действиях 71-го ОГвТТП с 14.07.44 по 31.08.44 г.»:

«…Огневое вооружение танков ИС-122 является самым мощным из всех существующих типов танков. 122-мм снаряд обладает большой пробивной способностью, что определяет качество этих танков как лучшее средство в борьбе с тяжёлыми танками противника…»

Танк ИС-2 в наступлении на Будапешт

Двигатель

ИС-2 оборудовался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2-ИС мощностью 520 л. с. Пуск двигателя обеспечивался инерционным стартером с ручным и электрическим приводами или сжатым воздухом из двух резервуаров в боевом отделении машины. Электроприводом инерционного стартера являлся вспомогательный электродвигатель мощностью 0,88 кВт. Дизель В-2-ИС снабжался топливным насосом высокого давления НК-1 с всережимным регулятором РНК-1 и корректором подачи топлива. Для очистки поступающего в двигатель воздуха применялся фильтр типа «Мультициклон». Также в моторно-трансмиссионном отделении монтировались подогревающие устройства для облегчения пуска двигателя в холодное время года. Они также могли быть применены для подогрева боевого отделения машины. ИС-2 имел три топливных бака, два из которых размещались в боевом отделении, и один — в моторно-трансмиссионном. Танк также оборудовался четырьмя наружными дополнительными топливными баками ёмкостью 360 л, не связанными с топливной системой двигателя.

1945. Танк ИС-2 на улице города Моравская Острава в Чехословакии

Трансмиссия

Танк ИС-2 оборудовался механической трансмиссией, в состав которой входили:

-многодисковый главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
-четырёхступенчатая коробка передач с демультипликатором (8 передач вперёд и 2 назад; вторую заднюю передачу можно получить только теоретически, в реальной машине она отсутствует);
-два бортовых двухступенчатых планетарных механизма поворота с многодисковым блокировочным фрикционом сухого трения «сталь по стали» и ленточными тормозами;
-два двухрядных комбинированных бортовых редуктора.
Все приводы управления трансмиссией — механические. По сравнению с предыдущей моделью тяжёлого танка КВ-85, новым элементом трансмиссии являлись планетарные механизмы поворота. Применение этого узла позволило поднять общую надёжность трансмиссии в целом, которая как раз была самым существенным недостатком ходовой части танков серии КВ и машин на его базе.

Ходовая часть

Подвеска у ИС-2 индивидуальная торсионная для каждого из 6 цельнолитых двускатных опорных катков малого диаметра (550 мм) по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления размещались сзади, а ленивцы были идентичны опорным каткам. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми цельнолитыми поддерживающими катками по каждому борту; эти катки были взяты от конструкции танка КВ-85. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86 одногребневых траков шириной 650 мм.

ИС-2

Подвижность

Тяжёлый танк ИС-2 по своей подвижности расценивался представителями РККА вполне удовлетворительно, хотя при 520-сильном дизельном двигателе и массе в 46 т его удельная энерговооружённость была самой низкой среди советских крупносерийных средних и тяжёлых танков. Удельное давление на грунт составляло около 0,8 кг/кв.см., что намного превосходило показатели немецких тяжёлых и средних танков. Максимальная скорость не превышала 35 км/ч, но для тяжёлого танка прорыва эта характеристика не являлась определяющей, поскольку главным тактическим применением был бой в одном строю с пехотой, а для развития прорыва предназначались более подвижные Т-34 и «Шерманы». В случае слабого или отсутствующего сопротивления противника ИС-2 могли ограниченно применяться для углубления прорыва, но его характеристики по подвижности не благоприятствовали такому использованию.

Атака ИС-2

В сравнении с немецкими тяжёлыми танками (по советской классификации) ИС-2 занимает промежуточное положение между «Пантерой» и «Тиграми» обеих модификаций. «Пантера» с её 700-сильным двигателем Maybach HL 230 имеет лучшую удельную энерговооружённость, максимальную и среднюю скорости. Однако при этом следует учитывать, что «Пантера» не была танком прорыва и предназначалась для решения других боевых задач, где скорость и оперативно-тактическая подвижность были в числе определяющих параметров. 55-тонный «Тигр I» имел сравнимую с ИС-2 удельную мощность, а 68-тонный «Тигр II» проигрывал ИС-2 по этому параметру. Также следует отметить, что все три типа немецких танков отличались от ИС-2 более высоким удельным давлением на грунт, что накладывало определённый отпечаток на их тактическое применение. В частности, в целях сбережения дорогостоящей и трудноремонтируемой материальной части немецких тяжёлых танковых батальонов, они редко эксплуатировались вне дорог (перегружались двигатель и трансмиссия, повышался шанс застревания танка), тогда как ИС-2 был более приспособлен к бездорожью. Следует также отметить, что на территории Германии и Западной Европы с развитой дорожной сетью этот недостаток немецких машин был практически незначим. С другой стороны, «утюжить» окопы в условиях «лунной поверхности» переднего края для «Тигров» было чревато выходом из строя трансмиссии, тогда как ИС-2 вполне был пригоден для такой цели.

Советский тяжёлый танк ИС-2

Электрооборудование

Электропроводка в танке ИС-2 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочие напряжения 12 и 24 В) были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-24Ф мощностью 1 кВт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-128 общей ёмкостью 128 А·ч. Потребители электроэнергии включали:

-электромотор поворота башни;
-наружное и внутреннее освещение машины, приборы подсветки прицелов и шкал измерительных приборов;
-наружный звуковой сигнал и цепь сигнализации от десанта к экипажу машины;
-контрольно-измерительные приборы (амперметр и вольтметр);
-электроспуск пушки и пулемётов;
-средства связи — радиостанция и танковое переговорное устройство;
-электрика моторной группы — электродвигатель инерционного стартера, бобины свечей зимнего пуска двигателя и т. д.

Экипаж танка ИС-2 из состава 62ГвТТП ведёт огонь из ДШК

wartools.ru

Компоновка тяжелого танка ИС

Компоновка тяжелого танка ИС — классическая, с кормовым расположением трансмиссии. Отделение управления располагалось в носовой части корпуса. В нем размещались сиденье механика-водителя, два топливных бака, приводы управления танком, контрольные приборы, два баллона со сжатым воздухом, центральный топливный кран, ручной топливный насос, кнопка электроспуска курсового пулемета и часть ЗИП. За сиденьем механика-водителя в днище имелся аварийный люк. Боевое отделение располагалось за отделением управления и занимало среднюю часть корпуса танка. Здесь находились сиденья заряжающего, сиденье командира башни (наводчика), сиденье командира танка, а также курсовой пулемет, основная часть боекомплекта, аккумуляторные батареи, обогреватели. По днищу боевого отделения проходили тяги приводов управления танком.

Танк ИС-2

Над боевым отделением устанавливалась башня, в которой размещались пушка и два пулемета, прицелы и приборы наблюдения, часть боекомплекта, радиостанция, механизмы поворота башни, вентилятор боевого отделения и часть ЗИП. Моторное отделение находилось за боевым и отделялось от него перегородкой. В середине его на кронштейнах устанавливался двигатель. По обе стороны от него, по бортам, находились: справа — топливный, слева — масляный баки; над ними — масляные радиаторы, а в передней части моторного отделения, по бортам, воздухоочистители «мультициклон».
Трансмиссионное отделение располагалось в кормовой части танка. В нем размещались главный фрикцион, центробежный вентилятор, коробка передач, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи. В перегородке между моторным и трансмиссионным отделениями, над вентилятором, устанавливались водяные радиаторы.

Танк ИС-2

1. Дульный тормоз; 10.122-мм снаряды; 19. Балансир;
2. 122-мм пушка Д-25Т; 11. Триплекс; 20. Ограничитель хода балансира;
3. Маска пушки; 12. Место командира танка; 21. Направляющее колесо;
4. Накатник; 13. Кормовой пулемет; 22. Натяжной механизм;
5. Тормоз отката; 14. Жалюзи; 23. Место наводчика;
6. Телескопический прицел 10Т-17; 15. Походные топливные баки; 24. Место механика-водителя;
7. Прибор наблюдения MK-IV; 16. Ведущее колесо; 25. Приборы наблюдения механика-водителя;
8. Вентилятор; 17. Опорный каток; 26. Люк-пробка;
9. Лоток; 18. Поддерживающий каток; 27. Фара;

Корпус

Корпус танка представлял собой жесткую броневую сварную коробку из литой и катаной брони. Литые детали корпуса — носовая часть и подбашенная коробка. Днище, борта, корма и крыша корпуса — катаные. В верхнем лобовом листе был смонтирован смотровой люк-пробка механика-водителя. В передней части крыши корпуса имелись два перископических смотровых прибора, предназначавшихся для наблюдения за местностью при закрытом люке-пробке. Доступ в отделение управления был возможен только через люки башни.
В мае 1944 года носовая часть корпуса была изменена, при этом люк-пробку механика-водителя заменили смотровой щелью со стеклоблоком.

Башня

Башня — литая, обтекаемой формы. В ее лобовой части имелась амбразура, закрываемая подвижной бронировкой с тремя отверстиями для пушки, спаренного с ней пулемета и телескопического прицела. В задней части башни с левой стороны находился прилив, где крепилась шаровая установка кормового пулемета. По бортам башни имелись лючки для стрельбы из личного оружия, закрываемые броневыми заглушками. В крышу была вварена командирская башенка с входным люком и шестью смотровыми щелями. Справа от командирской башенки имелся люк для посадки и высадки экипажа. Башня приводилась во вращение электрическим поворотным механизмом или вручную. При работе электропривода максимальная скорость поворота башни достигала 2,4 об/мин.

Танк ИС-2

1 — подъемный механизм пушки 9 — поршневой затвор
2 — сиденье наводчика 10 — кронштейн походного крепления пушки
3 — укладка пулеметных магазинов 11 — вентилятор боевого отделения
4 — ручной привод механизма поворота башни 12 — 122-мм снаряды
5 — щиток башни 13 — прибор наблюдения МК-4
6 — перископический прицел 14 — механизм поворота башни
7 — телескопический прицел 15 — курсовой пулемет ДТ
8 — казенная часть пушки 16 — сиденье заряжающего

wikiwar.ru

Рождение героя 

О создании нового тяжёлого танка начали задумываться ещё весной 1942 года. Именно тогда в бой впервые пошли модернизированные немецкие танки Pz-4 и самоходки StuG-III с усиленной бронёй и усовершенствованными орудиями. Кроме того, немцы начали применять кумулятивные снаряды, которые производили настоящее опустошение в рядах советских танков. 

Проект создания нового танка курировал Жозеф Котин. Это был один из опытнейших конструкторов СССР, получивший громадный опыт проектирования тяжёлых танков, в частности, именно он стал отцом семейства КВ. «Клим Ворошилов» был не лишён недостатков, начиная от невысокой надёжности и заканчивая очень тяжёлыми условиями работы экипажа. Непосредственным конструктором танка стал Николай Шашмурин, которого Котин отлично знал по работе в 30-е годы на Кировском заводе в Ленинграде. 

Первоначально речь шла о машине массой в 30 тонн и с пушкой калибром 85 мм. Танкостроители пытались создать универсальную машину, сочетающую хорошую подвижность с живучестью. Первый образец получил обозначение КВ-13. На испытаниях новая машина полностью провалилась: ходовая часть оказалась ненадёжной. Доработка КВ-13 привела к появлению опытных образцов с разными системами вооружения. На одной из версий стояла 76-мм пушка, аналог той, что использовалась на серийных КВ. Однако для тяжёлого танка второй половины войны требовалось нечто более мощное.

Осенью 1942 года в руки конструкторам попался подбитый «тигр». Причём практически в рабочем состоянии, даже с технической документацией. Не менее значимым событием была встреча красноармейцев с новинками немецкой полевой фортификации. К таким относилось, например, массово изготовлявшееся бронированное пулемётное гнездо типа «Краб». Бронеколпак целиком из броневой стали утапливался в специально вырытый котлован, после чего наружу оставалась торчать только амбразура и крыша. 

Словом, стало ясно, что войскам требуется машина, вооружённая пушкой, способной поразить даже очень хорошо защищённую цель. Обстрелы трофейных «тигров» привели к однозначному выводу: нужно повышать калибр. Правда, более мощное вооружение неизбежно приводило к увеличению габаритов: машина раздавалась вширь, масса росла. Идею создать идеальный танк с высокой скоростью, бронезащитой и огневой мощью отбросили, и жертвой пала подвижность.

Поначалу думали ограничиться орудием калибром 85 мм. Для среднего танка такая пушка вполне подходила, но Котин настаивал на установке ещё более мощного орудия: на типичной дистанции танкового боя среднюю бронетехнику неприятеля из 85-мм орудия можно было бы выбивать, а вот тяжёлую уже нет. В итоге Котин и его команда решились на эксперимент со 122-мм орудием. 

В качестве базовой модели избрали 122-мм корпусную пушку А-19. Это была мощная артсистема, а Пермский завод № 172 давно их освоил и довольно интенсивно производил. Осенью 1943 года был готов эскизный проект, который впечатлил наркома танковой промышленности Вячеслава Малышева, а затем и Сталина. Ещё больший фурор новая модель произвела на полигоне, где из него расстреляли трофейную «пантеру». С полуторакилометровой дистанции снаряд буквально разворотил «кошачью» башню, пробив её насквозь. Правда, при этом взорвался дульный тормоз на пушке. К счастью, никого не убило, а конструкцию тормоза пришлось полностью переработать.

Недостатки у нового танка были. Во-первых, крайне плохая для танковой пушки скорострельность (всего 1,5–3 выстрела в минуту) не позволяла забрасывать противника снарядами в высоком темпе. Другой серьёзной проблемой ИС-2 был малый боекомплект. Танкисты часто старались помещать в машины снаряды сверх штата.

Однако куда лучшая по сравнению с любым средним танком живучесть и, главное, могучее орудие искупали всё. ИС-2 пошёл в серию. 

 

Шум и ярость 

ИС-2 начали боевую карьеру в апреле 1944 года на Украине. Пошедшие прежде них в бой ИС-1 не слишком впечатлили ни своих солдат, ни противника: эти машины несли потери, не адекватные успехам. А вот об ИС-2 такого сказать уже было нельзя. Для начала неприятный сюрприз противнику преподнесла живучесть новых машин. Даже снаряды «тигров» не всегда обеспечивали их поражение.

Летом 1944 года один из ИСов получил сразу 18 попаданий 75-мм пушек и уцелел. Неуязвимых танков не существует, но контраст с уязвимыми для огня Т-34 был очевиден. Один из пехотинцев позднее вспоминал, что, когда он увидел подбитый ИС, первой реакцией стало удивление: «Я думал, их вообще ничто не берёт». Настоящим бенефисом ИС-2 стали сражения лета 1944 года. ИС-2 не заменяли собой средние танки, их бросали в бой в составе отдельных тяжёлых полков — позднее и бригад — на ключевых направлениях прорыва. И в этом качестве они проявили себя блестяще.

— Большие бои за населённые пункты часто шли по одному сценарию. Впереди пускали наши танки ИС-2 из корпусного тяжёлого танкового полка, которые таранили оборону немцев. Потом шли, в сопровождении мотострелков, бригадные танки, «шермана», которые сразу горели как свечки или как спички, и танки Т-34 из постоянно сопровождавшей нас бригады, — воспоминания Захара Фридмана из разведывательной роты мехбригады.

Ключевое различие между «Тигром» и ИС-2 — это комплекс вооружения. Они отличаются даже не на уровне технологий, а концептуально. В случае «Тигра» мы видим пушку с великолепными баллистическими характеристиками, очень хорошей оптикой, высокой скорострельностью и высокой бронепробиваемостью. Это орудие танка, чья основная функция — охота на бронетехнику противника. Однако разработчики ИС-2 не могли ставить себе задачу создать совершенное противотанковое орудие. Основным противником ИС-2 были не танки противника, а бетонные ДОТы, пулемётные гнезда в прочных каменных домах, артиллерийские батареи. И вот с этой задачей пушка ИС-2 справлялась отлично. Весившие 25 килограммов снаряды давали море осколков, а фугасное действие позволяло просто «сложить» перекрытия дома вместе с засевшим внутри противником.

ИС-2 несколько хуже «Тигра» справлялся с задачей расстрела множества танков противника: мешала низкая скорострельность. Однако беззащитными в столкновении с танками ИСы нельзя назвать. На немецкие танки и САУ сыпались те же самые 25-килограммовые снаряды, причинявшие страшные повреждения.

Тяжёлую технику под огнём ИСов ничего хорошего не ожидало. Александр Фадин вспоминал:

— Откуда ни возьмись, идут два наших ИС-2. Я их в первый раз увидел. Поравнялись с нами, встали. Два «тигра» отделяются и выходят чуть вперёд, вроде как дуэль. Наши упредили их с выстрелом и снесли обоим башни.  

Здесь очень важно одно обстоятельство. Ремонтные подразделения вермахта отличались отличным оснащением и высокой квалификацией персонала. Поэтому было крайне желательно не просто поразить немецкую машину, а нанести такой ущерб, чтобы ремонтировать в ней стало нечего. Снаряды ИСов отлично справлялись с этой задачей.

При правильном их применении ни одна машина противника не могла чувствовать себя уверенно. Интересно, что «королевские тигры», впервые применённые летом 1944 года на Сандомирском плацдарме, никакого фурора не произвели. Столкновение на Висле окончилось фиаско новой бронетехники вермахта. 501-й тяжёлый батальон вермахта, только что укомплектованный «королевскими тиграми», был попросту избит действующей из засад «сборной» нескольких потрёпанных танковых частей РККА, лишь часть из которых составляли ИСы. 24 танка, из которых 13 — «королевские тигры», были потеряны противником. 

Однако главной целью всё равно оставались неподвижные огневые точки. Характерен отчёт 80-го Гвардейского тяжёлого полка по итогам Висло-Одерской операции. Полк претендовал на уничтожение 19 танков и САУ, 41 орудия, 15 пулемётных гнёзд, 10 миномётов и 12 блиндажей. Некоторые полки и бригады отчитывались даже об уничтожении сотен огневых точек и артиллерийских позиций при крайне скромных заявках на подбитую бронетехнику.

Никакие качества машин не могли бы принести пользы, если бы не радикально улучшившийся уровень подготовки танкистов и командиров. В начале войны танки постоянно погибали из-за того, что их не поддерживала пехота.

Именно отлаженное взаимодействие со стрелками и артиллерией и высокие собственные качества позволяли танкистам ИСов выходить победителями даже из очень сложных боёв против превосходно вооружённых танковых батальонов вермахта и СС. Один из танкистов позднее писал: 

— Вдруг осенью 1944-го из тыла к нам начали приходить очень умные мальчики — младшие лейтенанты… Они уже не производили впечатления школьников в одежде не по росту, а нормально командовали, прекрасно знали матчасть не только свою, но и противника… а главное — практически все они делали всё это машинально! Не задумываясь! Их звали — «академики»! 

Даже в сильно урбанизированной Германии ИС-2 оставались мощным тараном, который мог плодотворно использоваться. Красноармейцы использовали в городах классический приём «ёлочка»: танки в сопровождении автоматчиков и снайперов шли по разным сторонам улицы, страхуя друг друга. Пехота отстреливала фаустников и артиллеристов, танки давили огнём пулемётчиков, сносили ДОТы и крушили баррикады.

Конечно, война даже на таких мощных машинах оставалась устрашающе опасным делом. По словам участников боёв, из личного состава конца 1943 года из экипажей танков до Победы дошли примерно 25% танкистов.

Весной 1945-го ИС-2 закончили свою главную войну. Позднее они служили в танковых войсках нескольких союзных СССР стран, но в первую очередь он остался символом победы в Великой Отечественной, танком, закончившим войну убедительным нокаутом на улицах Берлина, Праги и Вены. 

]]>Источник]]>

www.kramola.info

Ис 2 1944

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.