Шел июль 1943 года. Вот уже пятые сутки на Курской дуге продолжалась битва. Орловско-Курский участок Центрального фронта с успехом противостоял солдатам вермахта. На Белгородском участке, напротив, инициатива находилась в руках немцев: их наступление продолжалось в юго-восточном направлении, что несло угрозу сразу для двух фронтов. Местом главной схватки должно было стать небольшое поле рядом с деревней Прохоровка.

битва под прохоровкойВыбор района для боевых действий осуществлялся исходя из географических особенностей, – рельеф местности давал возможность остановить немецкий прорыв и нанести силами Степного фронта мощный контрудар. 9 июля по приказу командования 5-я общевойсковая и 5-я танковая гвардейские армии двинулись в район Прохоровки. Сюда же, изменив ударное направление, продвигались немцы.

Танковая битва под Прохоровкой. Центральное сражение


Обе армии сосредоточили в районе деревни большие танковые силы. Стало понятно, что встречного боя уже просто нельзя избежать. Вечером 11 июля началась битва под Прохоровкой. Немецкие дивизии предприняли попытку ударить во фланги, и нашим войскам для остановки прорыва пришлось задействовать значительные силы и даже привлечь резервы. Утром 12 июля, в 8:15, Советская Армия перешла в контрнаступление. Время это выбрано было неслучайно – прицельная стрельба немцев затруднялась в результате ослепления восходящим солнцем. Уже через час Курская битва под Прохоровкой приобрела колоссальный масштаб. В центре ожесточенного боя находились примерно 1000-1200 немецких и советских танков и самоходных артиллерийских установок.

За многие километры был слышен скрежет сталкивающихся боевых машин, гул моторов. Самолеты летали целым «роем», напоминая тучи. Поле горело, новые и новые взрывы сотрясали землю. Солнце было закрыто клубами дыма, золы, песка. В воздухе витал запах раскаленного металла, гари, пороха. Удушливый дым стлался по полю, щипал бойцам глаза, не давал дышать. Танки можно было различить только по силуэтам.

танковая битва под прохоровкойБитва под Прохоровкой. Танковые бои

В этот день велись бои не только на основном направлении. К югу от деревни немецкая танковая группа предприняла попытку зайти нашим силам в левый фланг. Наступление врага удалось остановить. В это же время противник бросил около ста танков на то, чтобы овладеть высотой рядом с Прохоровкой. Противостояли им солдаты 95-й гвардейской дивизии. Бой продолжался три часа, и в итоге немецкая атака провалилась.


курская битва под прохоровкойЧем закончилась битва под Прохоровкой

Примерно в 13 часов немцы еще раз попытались переломить на центральном направлении ход сражения и нанесли двумя дивизиями удар по правому флангу. Однако и эту атаку удалось нейтрализовать. Наши танки стали теснить противника назад и к вечеру смогли отбросить его на 10-15 км. Битва под Прохоровкой была выиграна, наступление врага остановлено. Гитлеровские войска понесли большие потери, их атакующий потенциал на Белгородском участке фронта был исчерпан. После этого сражения уже вплоть до Победы наша армия не выпускала из своих рук стратегическую инициативу.

fb.ru

75 лет назад, 12 июля 1943 г. на территории совхоза «Октябрьский» Белгородской области состоялось одно из масштабнейших танковых сражений Великой Отечественной войны. Его называют запросто — Прохоровкой. Точно так же, как и станцию железной дороги, давшую имя полю наиболее ожесточённой схватки.


Министр культуры Владимир Мединский, выступая на заседании оргкомитета по подготовке к празднованию 75 годовщины Курской битвы, заявил: «Прохоровка стала синонимом Курской битвы. Крупнейшее танковое сражение стоит в одном ряду с другими символами Великой Отечественной войны: Брестской крепостью, разъездом Дубосеково, Мамаевым курганом… Если мы не будем этого говорить, то наши идеологические противники, проигравшие 75 лет назад, найдут что сказать. Надо знать правду и заниматься популяризацией истории».

Замечание более чем справедливое. Особенно аналогия с разъездом Дубосеково. По большому счёту, если речь идёт о результате, то правда о Прохоровке действительно похожа на сюжет о 28 панфиловцах. И состоит она в том, что и там, и там, итогом столкновения стало следующее — наши истекли кровью, но не пустили врага дальше.

Хотя по изначальному замыслу удар 5 гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова предназначался совсем для другого. Судя по воспоминаниям самого Павла Алексеевича, его силы должны были прорвать немецкий фронт и, развивая успех, двигаться на Харьков.

В реальности вышло иначе. Что и привело к печальным последствиям.


Командующий 5-й гвардейской танковой армией, генерал-лейтенант Павел Ротмистров (справа) и начальника штаба 5-й гвардейской танковой армии, генерал-майор Владимир Баскаков уточняют боевую обстановку на карте. Курская дуга. Воронежский фронт. Фото: РИА Новости/ Федор Левшин

Дело было на южном фасе Курской дуги. Именно здесь немцам удалось вклиниться в оборону Воронежского фронта под командованием генерал-полковника Николая Ватутина. Ситуация становилась критической. Поэтому Генштаб и Ставка Верховного в ответ на просьбу Ватутина об усилении дали согласие. 5 гвардейская танковая армия Ротмистрова выдвинулась к южному фасу Курской дуги.

Это значило, что нужно перебросить живую силу и технику на расстояние в 400 километров — от Острогожска до мест, близлежащих к Прохоровке. Вопрос — как перебрасывать танки и САУ? Вариантов было два. Либо своим ходом, либо по железной дороге.


Ротмистров, справедливо опасаясь, что эшелоны легко выследить и разбомбить с воздуха, выбрал первый вариант. Что всегда чревато небоевыми потерями на марше. По сути, Ротмистрову с самого начала приходилось делать выбор между плохим и очень плохим. Потому что, выбери он второй, железнодорожный вариант, потери в танках ещё на подступах могли бы стать катастрофическими. А так из строя во время марша своим ходом вышло только 27% техники. О выработке моторесурса и банальной усталости экипажей речи даже не шло.

Второй ресурс, которого на войне не хватает всегда — время. И — снова выбор между плохим и очень плохим. Между тем, чтобы опоздать и тем, чтобы фактически выдать свои планы врагу. Ротмистров, опять-таки справедливо опасаясь опоздать, отдал распоряжение двигаться не только ночью, но и днём тоже. Теперь о скрытности можно было забыть. Передвижение таких масс техники прозевать невозможно. Немецкая разведка сделала выводы.

Словом, ещё до начала сражения оберстгруппенфюрер Пауль Хауссер, командующий 2-м танковым корпусом СС, выигрывал у Ротмистрова и позицию, и темп. 10 и 11 июля его силы заняли ровно то самое место, где изначально предполагалось организовать прорыв 5 армии Ротмистрова. И успели наладить противотанковую оборону.


Именно это называется «владеть инициативой». Утром 12 июля, как можно видеть, ею целиком и полностью владели немцы. И ничего обидного в этом нет — в конце концов, общий итог Курской битвы так и оценивается: «Инициатива окончательно переходит в руки советской армии».

Но это только так говорится: «Инициатива переходит». На самом деле её приходится брать с боем. Ротмистрову пришлось это делать с заведомо негодной позиции.

Встречное танковое сражение многие ошибочно представляют в виде лихой кавалерийской лавы, которая напарывается на такую же атаку противника. В реальности Прохоровка стала «встречной» не сразу. С 8.30 утра и до полудня корпуса Ротмистрова были заняты взламыванием обороны немцев непрерывными атаками. Основные потери в советских танках приходятся как раз на это время и на противотанковые средства немцев.

Тем не менее, Ротмистрову это почти что удаётся — части 18-го корпуса осуществляют глубокий массированный прорыв и заходят в тыл позиций 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Только после этого, как самое последнее средство остановки прорыва русских танков, и начинается ад встречного сражения, описанный участниками и с той, и с другой стороны.


Вот воспоминания советского танкового аса Василия Брюхова: «Нередко от сильных взрывов разваливался весь танк, в момент превращаясь в груду металла. Большинство танков стояли неподвижно, скорбно опустив пушки, или горели. Жадные языки пламени лизали раскаленную броню, поднимая вверх клубы черного дыма. Вместе с ними горели танкисты, не сумевшие выбраться из танка. Их нечеловеческие вопли и мольбы о помощи потрясали и мутили разум. Счастливчики, выбравшиеся из горящих танков, катались по земле, пытаясь сбить пламя с комбинезонов. Многих из них настигала вражеская пуля или осколок снаряда, отнимая их надежду на жизнь… Противники оказались достойными друг друга. Дрались отчаянно, жестко, с неистовой отрешенностью».

Подбитый фашистский танк в районе станции Прохоровка. Фото: РИА Новости/ Яков Рюмкин

А вот что сумел вспомнить командир гренадерского мотострелкового взвода унтерштурмфюрер Гюрс: «Они были вокруг нас, над нами, среди нас. Завязался рукопашный бой, мы выпрыгивали из наших одиночных окопов, поджигали магниевыми кумулятивными гранатами танки противника, взбирались на наши бронетранспортеры и стреляли в любой танк или солдата, которого мы заметили. Это был ад!»

Можно ли считать победой такой исход сражения, когда поле боя остаётся за противником, а твои потери, в общем, превышают потери врага? Вопрос, который задавали себе аналитики и историки со времён Бородинского сражения. И который вновь и вновь поднимается по факту «разбора полётов» Прохоровки.

Сторонники формального подхода согласны считать исход и того, и другого сражения примерно таким: «Ни одной из сторон не удалось достичь поставленных целей». Однако вот конкретный результат того, что произошло 12 июля: «Продвижение войск немецкой армии в направлении Прохоровки было окончательно остановлено. Вскоре немцы прекратили проведение операции „Цитадель“, начали отводить свои войска на исходные позиции и перебрасывать часть сил на другие участки фронта. Для войск Воронежского фронта это означало победу в Прохоровском сражении и проведённой ими оборонительной операции».


www.aif.ru

1. Противник на белгородском направлении, введя в бой крупные силы танков, пытается развить успех в сев. направлении — на Обоянь, Курск (до 400 танков) и в вост. направлении — на Александровский, Скородное, Старый Оскол (до 300 танков).

В районе Покровка, Яковлево, Бол. Маячки отмечено до 100 танков противника.

2. 5-я гв. танковая армия со 2 тк, 2 гв. Ттк, 10 иптбр, 27-я пушечная артбригада (пабр), 522-й и 1148-й гаубичный артполк большой мощности (гап), 26-я зен. див., 16 и 18 гмп (гв. минометный полк), 1329 сап (самоходно-артиллерийский полк) с 10.00 12.07.43 г. наносит удар в полосе: справа — Береговое, Андреевка (искл.), Красная Поляна, Красная Дубрава; слева — Правороть, Беленихино, отм. 232.0, курган с отм. +1,1 (3 км юго-вост. Яковлево) и во взаимодействии с 5 гв. А и 1 гв. ТА уничтожает прорвавшуюся группировку противника в районе: Покровка, Грезное, Кочетовка, не допуская отхода его на юг.

К исходу дня выходит на рубеж: Красная Дубрава, отм. 254.5, Яковлево, имея в виду в дальнейшем наступать в юго-зап. направлении.

Исходное положение на рубеже: Полестное, Сторожевое, Мал. Яблоново — занять к 24.00 11.07.43 г.


Готовность атаки — 3.00 12.07.43 г.

Начало атаки — дополнительное распоряжение.

3. 18 тк с 80 гмп, одним 76-мм иптап, одним 57-мм иптап, 10 иптабр — сломить сопротивление противника на рубеже: Андреевка, роща, что сев.-зап. совхоза «Комсомолец», и уничтожить противника в районе: Красная Дубрава, Бол. Моячки, Красная Поляна, повернувшись фронтом на север, обеспечить наступательные действия армии на юг.

4. 29 тк с 76 гмп, 1529 сап — сломить сопротивление противника на рубеже: роща (что 1 км сев. совхоза «Комсомолец»). Уничтожить его группировку в районе Лучки, Большие Маячки, Покровка.

К исходу 12.07.43 г. выйти в район Покровки и рощи зап. и юж. Покровки, в дальнейшем быть готовым к действиям на юг.

До начала атаки корпус поддерживается 378 гап.

5. 2 гв. Ттк с 16 гмп, одним 76-мм иптап, 10 ипеабр сломить сопротивление противника на рубеже: Ясная Поляна, Беленихино, уничтожить его группировку в районе Яковлево и леса восточнее и быть готовыми к наступлению в юж. направлении.

8. Артиллерия

В) Задачи

а) десятиминутный огневой налет по переднему краю на участке: Васильевка, совхоз «Комсомолец», Ивановский Выселок, Белихино;
б) пятиминутный методический огонь в глубине противника;
в) пятиминутный огневой налет по переднему краю и глубине противника (огонь открывается по объектам, согласно, заявкам, требованиям командиров корпусов).

Группа РС:

а) огневой залп по переднему краю обороны противника в момент начала артобработки противника;
б) второй залп — по объектам переднего края, конец артиллерийской обработки.

dic.academic.ru

Теперь, когда обнародованы итоги оборонительной битвы на Курской дуге, можно рассказать нашим читателям о некоторых деталях этих боев, которые, конечно, войдут в историю второй мировой войны как одна из важнейших ее страниц. До сих пор, по понятным причинам, мы не могли приводить ни названий населенных пунктов, где шли бои, ни наименований частей, которые в них участвовали, ни других важных данных.

Но вот нынче официально сообщено, что успешными действиями наших войск окончательно ликвидировано июльское немецкое наступление из районов южнее Орла и севернее Белгорода в сторону Курска. Нынче уже можно сказать, что всего со стороны противника в наступлении участвовало 17 танковых, 3 моторизованные и 18 пехотных немецких дивизий, что ценой огромных потерь противнику удалось вклиниться в нашу оборону на Орловско-Курском направлении на глубину до 9 километров, а на Белгородско-Курском — от 15 до 35 и что в дальнейшем наши войска, измотав и обескровив отборные дивизии немцев, отбросили врага.

Гитлеровцы понесли огромный урон: они потеряли только убитыми десятки тысяч солдат и офицеров, потеряли тысячи танков, многие сотни орудий, свыше тысячи самолетов и тысячи автомашин.

На протяжении всех этих дней наша печать широко информировала народ о том, с каким исключительным героизмом и самоотверженностью вели наши воины эти бои, и опубликованные сейчас итоговые данные новым светом озаряют все то, что они сделали.

Сегодня мне хотелось бы лишь дополнить все то, что было рассказано раньше, сообщением еще об одной важнейшей битве, сведения о которой до сих пор, по соображениям военной тайны, не публиковались в печати, — я имею в виду геройские действия 5-й танковой армии под командованием генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова на плацдарме у селения Прохоровка…

В один из жарких июльских дней, когда по всей линии фронта кипели напряженнейшие бои, нам довелось побывать в частях Тацинского танкового корпуса, который, действуя в труднейшей обстановке, настойчиво атаковал с фланга мощную танковую группировку, упрямо пытавшуюся прорваться на север, правее шоссе Белгород — Курск, обогнуть расположение наших войск, выйти на их дальние тылы и поставить тем самым под угрозу окружения. И как ни велики были потери гитлеровцев, они упрямо рвались вперед — слишком высока была ставка штаба Гитлера в этой игре, чтобы они могли жалеть свои танки и своих людей…

Это было решающее испытание сил, и, скажу по совести, в ту ночь, когда мы возвращались от героев-тацинцев по узенькой ниточке дороги, связывавшей их с главными силами, у нас было тревожно на душе; слева и справа был слышен грохот боя, черный горизонт то и дело освещался багровыми вспышками, в воздухе висели люстры ослепительных ракет, и земля сотрясалась от взрывов авиационных бомб.

И вдруг ранним утром мы встретили на шоссе абсолютно свежий, в полном комплекте, располагающий первоклассной техникой первый краснознаменный мотострелковый полк, следовавший в походном порядке с развевающимся знаменем. Бойцы в новом, аккуратно подогнанном обмундировании дружно пели:

То была песня 5-й гвардейской танковой армии, которая внезапно появилась в этом районе как снег на голову гитлеровцам, вовсе не ожидавшим такого сюрприза. Эта свежая танковая армия оснащена новейшей боевой техникой и притом в большом количестве и укомплектована кадрами, прошедшими большую школу войны. Появление ее на этом участке фронта сулило новые важные события.

* * *

И вот настало двенадцатое июля. Это был восьмой день боев. Стояла пасмурная, холодная погода. Моросил дождь. В штабе у Катукова в это утро работа началась позднее обычного — люди отдыхали после трудной, полной тревог и боевых забот ночи. Перед отъездом, спускаясь в овраг по скользкой тропе, я встретил бледного от бессонницы штабного работника майора Колтунова. Он был спокоен:

— За вчерашний день танчишек до сотни все-таки набили. Гитлеровцы на нашем участке остановлены. Теперь мы будем их тревожить. А тем временем…

Он многозначительно поднял палец кверху и зашагал дальше по тропе. Я уже догадывался о том, что будет «тем временем». Мы знали, что центр событий переносился на Прохоровский плацдарм, где в эти самые минуты разгорался крупнейший в истории и несравненный по ожесточению встречный танковый бой — пятая танковая армия, с авангардом которой мы случайно повстречались на этих днях, столкнулась с гитлеровской ударной танковой группировкой, пытавшейся прорваться вперед.

Еще неделю тому назад мало кому было известно о существовании Прохоровки, обычного русского селения, каких сотни на земле Курской области, и одноименной железнодорожной станции. Теперь же обстоятельства сложились так, что ее имя войдет в, историю. Правда, в будущем ее придется отстраивать заново — сейчас на месте Прохоровки лежит страшный пустырь седьмого и восьмого июля немецкая авиация, пытаясь проложить путь на север своим танкам, непрерывно долбила Прохоровку бомбами и превратила ее в крошево из щепы, битого кирпича и глины — мы видели это на днях своими глазами.

Как я уже отмечал выше, гитлеровцы, получив отпор на Белгородско-Курском шоссе под Обоянью, начали перегруппировку, стремясь выйти правее. Нацеливая свой удар на Прохоровку, они намеревались прорвать здесь нашу оборону на всю глубину и, ловко маневрируя, выйти к желанному им Курску в обход наших сил, сосредоточенных в районе Обояни. Наши части своими яростными контратаками, с которыми наши читатели уже знакомы, мешали немецкому командованию расширить свой клин и нависали над их флангами.

Не подозревая о том, что впереди их ждет встреча с совершенно свежей танковой армией Ротмистрова, гитлеровцы упрямо прогрызали нашу оборону, не оглядываясь назад. Их ближайшей целью была Прохоровка. Дело в том, что местность в этом районе весьма неблагоприятна для движения танковых колонн: леса, изрезанные оврагами, небольшая, но каверзная речушка с труднодоступными берегами… И только в одном месте — у Прохоровки открывается широкий простор между железной дорогой и рекой Псел: здесь расстилаются поля с небольшими отлогими балками и рощицами, где удобно прятать боевую технику. Сюда-то и устремились гитлеровские танковые части.

И вот, к их величайшему удивлению и растерянности, место оказалось занятым. И кем? Противником, о существовании которого на этом участке они и не подозревали, — Ротмистровым! 5-я гвардейская танковая армия была могучей силой: в ее состав входили 18-й и 29-й танковые и 5-й гвардейский механизированный корпуса. Кроме того, Ротмистрову были приданы 2-й общевойсковой и 2-й гвардейский танковый корпуса. Перед ним была поставлена задача — нанести удар в направлении Прохоровка — Яковлево.

В 8 часов утра 12 июля соединения первого эшелона армии Ротмистрова перешли в наступление. В это же время начала наступление и ударная группировка противника. Две мощные танковые армии столкнулись. Это произошло у совхоза «Комсомолец». Наш удар был нанесен столь стремительно, что головная группа танков Ротмистрова прошла сквозь немецкую колонну, словно горячий нож через сливочное масло, выскочила ей в хвост и начала расстреливать ее тылы.

Танки гитлеровцев начали расползаться в стороны, спеша занять позиции для боя. Поле между железной дорогой и рекой превратилось в плацдарм, на котором сотни немецких танков, сопровождавшихся самоходной артиллерией, пытались как-то противостоять ударам советских танкистов. Это была ударная группировка 2-го эсэсовского танкового корпуса. За рычагами боевых машин сидели заклятые враги Советского Союза, и дрались они с отчаянием смертников. Борьба была беспощадная. С обеих сторон в бою участвовало до 1200 танков.

Танки часто сходились на короткую дистанцию и вертелись, норовя поразить друг друга в борт либо с тыла. То там, то здесь они шли на таран. Многотонные стальные машины сталкивались со страшным грохотом. Слетали с танков тяжелые башни, рвались и распластывались в жидкой грязи гусеницы. К небу вздымались десятки густых столбов дыма — наши танкисты зажгли свыше ста немецких танков и самоходных орудий. А над полем боя шли ожесточенные воздушные бои — сражалась авиация.

Только наступление ночи вынудило танкистов на время прекратить бой. Немецкие инженеры торопились вытащить в тыл под прикрытием темноты подбитые танки. Начиналась перегруппировка частей. Подходили резервы. Наше командование в свою очередь спешило как можно быстрее вывести с поля боя поврежденные машины и пополнить подразделения, потерпевшие в бою урон.

Жестокий бой кипел и на соседнем участке, где сражалась пехота — там 3-й танковый корпус противника упорно пытался прорваться на Ржавец. Гитлеровцы все еще не хотели расстаться с замыслом выйти на тылы наших вооруженных сил, действующих южнее Курска. Чтобы остановить их, в полосу подвергшейся атакам 69-й армии были выдвинуты две бригады 5-го гвардейского механизированного корпуса, составлявшего второй эшелон армии, одна танковая бригада 2-го гвардейского танкового корпуса и резерв Ротмистрова. Этот сводный отряд вместе с соединениями 69-й армии остановил и отбросил 3-й танковый корпус гитлеровцев. На этом участке столкнулись около 300 танков и самоходных орудий.

Так, в общих чертах, развертывалась битва на Прохоровском плацдарме, которая, бесспорно, войдет в будущем в военные учебники как одно из важных сражений второй мировой войны…

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Вступление

Т-34 готовятся к боюЗимнее наступление войск РККА 1942 года и контрудар немецкой оперативной группы «Кемпф» закончились образованием своеобразного выступа, направленного на запад, неподалёку от городов Белгорода, Курска, Орла. При этом в районе Орла наблюдалась обратная ситуация: линия фронта хоть и в меньших масштабах, но всё-таки прогибалась на восток, образуя пологий выступ в сторону населённых пунктов Ефремов и Березовка. Причудливая конфигурация фронта подсказала германскому командованию идею летнего удара на окружение советских войск в Курском выступе.

Район Курской дуги для этих целей подходил наилучшим образом. У вермахта уже не было сил наступать на широком фронте, они могли рассчитывать только на относительно локальный мощный удар. Атаковав основания Курского выступа с севера и юга, гитлеровцы собирались отсечь войска Центрального и Воронежского фронтов и уничтожить их. Операция на Курской дуге получила в немецких войсках название «Цитадель».

Расстановка сил

Не достигнув решающего успеха в наступлении на населённый пункт Обоянское, немецкое командование перенаправило удар в направлении посёлка Прохоровка, поставив войскам задачу выйти через излучину реки Псёл к Курску. Зная, что именно здесь они могут встретить контрудар советских танков, гитлеровцы решили не дать нашим войскам вырваться из узкого участка между железнодорожной насыпью и речной поймой.

П. А. РотмистровС запада на Прохоровку наступали танки 2-го корпуса СС (294 танка, из них 15 «Тигров»), с юга – 3‑й танковый корпус (119 танков, из них 23 «Тигра»). В полосе между рекой Псёл и железной дорогой действовала дивизия СС «Адольф Гитлер». Танки «Пантера» у Прохоровки не сражались, продолжая действовать на обоянском направлении. Советская историография по идеологическим мотивам заменила «Пантерами» трофейные Т-34, которые на самом деле были в составе немецкого подразделения.

Советская сторона выставила против гитлеровцев у Прохоровки 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова (826 танков и САУ). Армия Ротмистрова была усилена двумя отдельными танковыми корпусами. Также в сражении участвовала 5-я гвардейская армия А. Жадова.

Сражение

12 июля в 8:30 утра после артиллерийской подготовки советские войска начали наступление на Прохоровку. В первом эшелоне атаки шли четыре танковых корпуса. С немецкой стороны насчитывалось до 500 танков и САУ, включая 42 «Тигра». Утреннее солнце светило прямо в глаза гитлеровцам, так что наши танки имели на первом этапе сражения некоторое преимущество. Но несмотря на то, что советский удар был достаточно внезапным, немцы встретили танки плотным огнём противотанковой артиллерии и штурмовых орудий. Неся тяжёлые потери, советский 18-й танковый корпус прорвался к совхозу «Октябрьский» и захватил его. После этого произошло столкновение с крупными силами немецких танков, среди которых имелось и 15 «Тигров». В жестоком встречном бою советские части сумели оттеснить немцев за посёлок Васильевский, однако из-за потерь продолжить наступление не смогли и перешли к обороне.

Около 9 часов утра начались упорные бои в окрестностях Прохоровки: у совхоза «Октябрьский», возле посёлка Прелестный, восточнее населённого пункта Ивановские Выселки и по обеим сторонам железной дороги. Фактически ни одна сторона не могла существенно продвинуться, сражение будто бы «забуксовало».

Подбитый Pz IVВ это самое время на участке местности юго-западнее Прохоровки, между поймой реки Псёл и железной дорогой, развернулся грандиозный встречный танковый бой. Немцы пытались прорваться через этот участок, чтобы вырваться на оперативный простор и начать наступление на Курск, а советские силы, как уже упоминалось, именно здесь наносили контрудар по гитлеровской армии. Общее количество танков, бившихся с обеих сторон, составляло 518 машин, причём количественное преимущество было на стороне РККА. Из-за высочайшей плотности наступающих сил боевые порядки противников быстро перемешались. Советские танки, имея преимущество в маневренности, могли быстро сближаться с немецкими для ведения максимально эффективного огня, а немецкие «Тигры» и модернизированные Pz-IV имели лучшие орудия, позволявшие бить на поражение с дальних дистанций. Поле скрылось в дыму разрывов и пыли, поднятой гусеницами боевых машин.

Менее крупное, но в равной степени жестокое танковое сражение разгорелось в районе посёлка Калинин около 13:00. Участвовавший в нем 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус имел в составе около 100 машин. Ему противостояло приблизительно столько же танков и самоходок эсэсовской дивизии «Рейх». После длительного и жестокого боя советские танкисты отступили к деревням Виноградово и Беленихино, где закрепились и перешли к обороне.

За 12 июля около Прохоровки на полосе шириной примерно 30 километров произошёл целый ряд танковых боёв различного масштаба. Главная битва между рекой и железной дорогой продолжалась почти до темноты. К концу дня стало понятно, что ни одна из сторон так и не сумела добиться решающего преимущества. И гитлеровские, и советские войска понесли большие потери в живой силе и технике. При этом потери наших войск, увы, были значительно выше. Немцы лишились приблизительно 80 боевых машин (в разных источниках приводятся разные данные), Красная армия потеряла около 260 танков (также наблюдаются серьёзные противоречия между источниками информации).

 Итоги

Наверное, сражение под Прохоровкой можно сравнить с битвой у Бородино в 1812 году. Разница только в том, что войска русской армии после этого были вынуждены отступить, а Красной Армии удалось остановить наступление гитлеровцев, лишившихся почти четверти своих танков.

Благодаря героизму советских бойцов немцы не сумели продвинуться дальше Прохоровки, и всего через несколько дней началось решительное наступление Красной армии, выбившее стратегическую инициативу из рук нацистов. После Курской битвы окончательно и бесповоротно стало ясно, что полное поражение Германии — только вопрос времени.

Обсудить материал можно здесь.

worldoftanks.ru

 

 

КРУПНЕЙШЕЕ ТАНКОВОЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

12 июля — памятная дата военной истории Отечества. В этот день в 1943 году под Прохоровкой произошло крупнейшее во Второй мировой войне танковое сражение между советской и германской армиями.

Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли генерал-лейтенант Павел Ротмистров с советской стороны и группенфюрер СС Пауль Хауссер — с немецкой. Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.

«Безусловно, мы выиграли под Прохоровкой, не позволив противнику прорваться на оперативный простор, заставили его отказаться от своих далеко идущих планов и вынудили отойти в исходное положение. Наши войска выстояли в четырехдневном ожесточенном сражении, а противник утратил свои наступательные возможности. Но и Воронежский фронт исчерпал свои силы, что не позволило ему сразу же перейти в контрнаступление. Сложилась, образно говоря, патовая ситуация, когда командование той и другой стороны еще хотят, а войска уже не могут!»

Г.А. Олейников. Прохоровское сражение. СПб, 1998 

 

ХОД СРАЖЕНИЯ

Если в полосе советского Центрального фронта после начала своего наступления 5 июля 1943 г. немцы не смогли глубоко вклиниться в оборону наших войск, то на южном фасе Курской дуги сложилась критическая обстановка. Здесь в первый день противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиацией. Встретив отпор на обояньском направлении, противник перенес главные усилия на прохоровское направление, пытаясь захватить Курск ударом с юго-востока. Советское командование решило нанести контрудар по вклинившейся вражеской группировке. Воронежских фронт был усилен резервами Ставки (5-й гвардейской танковой и 45-й гвардейской армиями и двумя танковыми корпусами). 12 июля в районе Прохоровки произошло самое крупное танковое сражение 2- мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Советские танковые части стремились вести ближний бой («броня к броне»), поскольку дистанция поражения 76 мм орудия Т-34 была не более 800 м, а у остальных танков еще меньше, тогда как 88 мм пушки «Тигров» и «Фердинандов» поражали наши бронемашины с расстояния 2000 м. При сближении наши танкисты несли большие потери.

Обе стороны понесли под Прохоровкой огромные потери. В этом сражении советские войска потеряли 500 танков из 800 (60%). Немцы потеряли 300 танков из 400 (75%). Для них это была катастрофа. Теперь самая мощная ударная группировка немцев была обескровлена. Генерал Г. Гудериан, в то время генерал-инспектор танковых войск вермахта, писал: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней». В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа. Основные силы противника перешли к обороне. 13-15 июля немецкие войска продолжали атаки лишь против частей 5-й гвардейской танковой и 69-й армий южнее Прохоровки. Максимальное продвижение немецких войск на южном фасе достигло 35 км. 16 июля они начали отход на исходные позиции.

 

РОТМИСТРОВ: ИЗУМИТЕЛЬНОЕ МУЖЕСТВО

Хочется подчеркнуть, что на всех участках развернувшегося 12 июля грандиозного сражения воины 5-й гвардейской танковой армии проявили изумительное мужество, непоколебимую стойкость, высокое боевое мастерство и массовый героизм, вплоть до самопожертвования.

На 2-й батальон 181-й бригады 18-го танкового корпуса обрушилась большая группа фашистских «тигров». Командир батальона капитан П. А. Скрипкин смело принял удар врага. Он лично одну за другой подбил две вражеские машины. Поймав в перекрестие прицела третий танк, офицер нажал на спуск… Но в то же мгновение его боевую машину сильно тряхнуло, башня наполнилась дымом, танк загорелся. Механик-водитель старшина А. Николаев и радист А. Зырянов, спасая тяжелораненого комбата, вытащили его из танка и тут увидели, что прямо на них движется «тигр». Зырянов укрыл капитана в воронке от снаряда, а Николаев и заряжающий Чернов вскочили в свой пылающий танк и пошли на таран, с ходу врезавшись в стальную фашистскую громадину. Они погибли, до конца выполнив свой долг.

Отважно сражались танкисты 29-го танкового корпуса. Батальон 25-й бригады, возглавляемый коммунистом майором Г.А. Мясниковым, уничтожил 3 «тигра», 8 средних танков, 6 самоходных орудий, 15 противотанковых пушек и более 300 фашистских автоматчиков.

Примером для воинов служили решительные действия комбата, командиров рот старших лейтенантов А. Е. Пальчикова и Н. А. Мищенко. В тяжелом бою за село Сторожевое машина, в которой находился А. Е. Пальчиков, была подбита — разрывом снаряда сорвало гусеницу. Члены экипажа выскочили из машины, пытаясь устранить повреждение, но сразу же из кустов их обстреляли вражеские автоматчики. Воины заняли оборону и отбили несколько атак гитлеровцев. В этом неравном бою пал смертью героя Алексей Егорович Пальчиков, получили тяжелые ранения его товарищи. Лишь механик-водитель кандидат в члены ВКП(б) старшина И. Е. Сафронов, хотя тоже был ранен, мог еще вести огонь. Укрываясь под танком, превозмогая боль, он отбивался от наседавших фашистов, пока не подоспела помощь.

П.А. Ротмистров. Стальная гвардия М., 1984 

 

КРАХ «ЦИТАДЕЛИ»

12 июля 1943 г. наступил новый этап Курской битвы. В этот день перешли в наступление часть сил советских Западного фронта и Брянского фронтов, а 15 июля нанесли удар по врагу войска правого крыла Центрального фронта. 5 августа войска Брянского фронта освободили Орел. В тот же день войска Степного фронта освободили Белгород. Вечером 5 августа в Москве в честь войск, освободивших эти города, впервые был произведен артиллерийский салют. В ходе ожесточенных боев войска Степного фронта при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов 23 августа освободили Харьков.

Курская битва была жестокой и беспощадной. Победа в ней досталась советским войскам большой ценой. В этой битве они потеряли 863303 человека, в том числе 254470 безвозвратно. Потери в технике составили: танков и САУ 6064 , орудий и минометов 5244, боевых самолетов 1626. Что касается потерь вермахта, то сведения о них отрывочны и неполны. В советских работах представлялись расчетные данные, согласно которым в ходе Курской битвы немецкие войска потеряли 500 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и минометов. Относительно потерь в самолетах имеются сведения, что только в период оборонительного этапа Курской битвы немецкая сторона потеряла безвозвратно около 400 боевых машин, тогда как советская — около 1000. Однако в жестоких боях в воздухе погибли многие опытные немецкие асы, воевавшие уже не один год на Восточном фронте, среди них 9 кавалеров «Рыцарских крестов».

Неоспоримо, что крах германской операции «Цитадель» имел далеко идущие последствия, оказал решающее влияние на весь дальнейший ход войны. Вооруженные силы Германии после Курска вынуждены были перейти к стратегической обороне не только на советско-германском фронте, но и на всех театрах военных действий второй мировой войны. Их попытка вернуть утраченную в ходе Сталинградской битвы стратегическую инициативу потерпела сокрушительный провал.

 

*Ротмистров П.А. (1901-1982), Гл. маршал бронетанковых войск (1962). В ходе войны, с февр 1943 г. — командующий 5-й гв. танковой армией. С авг. 1944 г. — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии.

histrf.ru

 

«Я тогда на радиоархивах 5-й армии сломался. Там девчонки-связистки сидели. Их 12 июля каждые 20 минут меняли и сразу со смены спиртом на тёплой воде отпаивали, чтоб на «хи-хи» не слетели. Им там все по рации в любви признавались в последние секунды. Из падающего штурмовика, из горящего танка — все хотели успеть крикнуть «я тебя люблю» — кто до призыва по возрасту не успел»

Из интернет-форума

Пятые сутки шла битва на Курской дуге.

На Орлово-Курском направлении части Центрального фронта успешно отражали натиск солдат Вермахта. На Белгородском участке фронта ситуация была гораздо более тяжелой — стратегическая инициатива оставалась в руках немецкого командования. Силы 6-ой армии и 1-ой танковой армии отступая, вели ожесточенные бои. Нанесенные противнику контрудары тоже не возымели успеха. Немецкое наступление на юго-восточном направлении продолжалось. Элитные дивизии немецко-фашистких войск продвигались на юго-восток, угрожая тылам сразу двух наших фронтов.

Местом решающей схватки должен был стать небольшой пятачок земли в районе деревни и одноименной железнодорожной станции «Прохоровка».

Битва у прохоровки

Если взглянуть на карту, то мы увидим плацдарм шириной около 30 км, образованный железнодорожной насыпью и рекой Псел. Оборонять его было достаточно удобно, так как насыпь и заболоченный берег реки создавали естественные преграды для фланговых ударов. Советское командование в планировании исходило из географических особенностей района предполагаемых боевых действий. Рельеф местности здесь позволял остановить прорыв немцев, а затем и нанести решительный контрудар силами Степного фронта.

5-ая гвардейская общевойсковая и 5-ая гвардейская танковая армии по приказу командования от 9 июля выдвинулись в район Прохоровки.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии:
«…  В 4:30 Командующий Армией гв. генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частным боевым распоряжениями поставил задачу 32 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь -Ольховатка… Командиру 33 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка».
Битва у прохоровки
9 июля 1943 г.  Сосредоточение армии

В 4.30 Командующий Армией Гв. Генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частными боевыми распоряжениями поставил задачу 32 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. Сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь-Ольховатка.
Командиру 33 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка.

Битва у прохоровки

Прорыв немцев в районе Прохоровки открыл бы войскам Гитлера возможность удара как по Курску, так и по тылам центрального фронта. Но не только это стало причиной изменения направления основного удара с Обояни на Прохоровку.

Возможно, повлияли  полученные разведданные о действиях наших войск. Остановить предполагаемый контрудар Красной Армии, сведя до минимума возможность фланговых танковых ударов, было проще на этом участке, зажатом между заболоченной поймой реки Псел и высокой железнодорожной насыпью. Местность одновременно нивелировала численное превосходство в танках советских войск и позволяла использовать преимущества немецкой боевой техники в огневой мощи.

Таким образом, обе армии сосредоточили в районе Прохоровки огромные танковые силы и имели в предстоящем сражении исключительно наступательные намерения. В сложившейся ситуации встречного танкового боя было просто невозможно избежать.

Битва у прохоровки

Танковая битва под Прохоровкой стала одной из самых грандиозных танковых баталий. Сейчас спорят о точном количестве танков, артиллерии  и другой техники, принимавшей участие в боях под Прохоровкой. Но то, что их было много, как никогда — не оспаривается никем. Германский штаб использовал почти все резервы, собрав небывалый танковый кулак для своей излюбленной тактики — прорыва обороны танковыми клиньями.

Первоначально Ставка рассчитывала нанести контрудар по флангу 4-ой танковой армии, но изменение направления удара немцев (с Обояни на Прохоровку) смешало все карты и осложнило ситуацию.

Битва у прохоровки

Для атаки планировалось использовать 5-ую гвардейскую общевойсковую (под командованием Жадова), 5-ую гвардейскую танковую армию (под командованием Ротмистрова), усиленную двумя танковыми корпусами, а также силы 1-ой танковой и 7-ой и 6-ой общевойсковых гвардейских армий. Но нанесенные немцами контрудары и попытки обхода основных сил Степного (Воронежского) фронта не позволили в полной мере выполнить задуманное.

Битва у прохоровки

На Белгородском направлении.
«Тигры» горят.

Упорные бои на Белгородском направлении продолжаются. На десятки километров горизонт над степью окутан дымом. Самолётам тесно становится в воздухе. На земле не умолкает грохот сражения.
Немцы продолжают вводить в бой новые силы. Вперёд они бросают по 20-30 тяжёлых танков типа «Тигр». За ними следуют самоходные пушки. И третьей волной накатываются средние танки с пехотой.
Применяя такое эшелонирование своих механизированных войск, противник рассчитывает на неуязвимость «Тигров». Однако наша артиллерия и даже пехота стойко отражают натиск бронированных сил врага. «Тигры» горят. Только за один день здесь подбито и сожжено несколько десятков немецких тяжёлых танков «т-6». Немцы рвались вперёд. Н-ская танковая часть, обороняющая одно шоссе, обстреляла их с закрытых позиций и разорвала колонну противника таким образом, что самоходные пушки и пехота отстали от танков. Тогда, подпустив «Тигров» поближе, наши танкисты и бронебойщики расстреляли их. Двадцать «Тигров» остались подбитыми на поле боя.
Противник предпринял вторую попытку прорваться через линию обороны. Танкисты пропустили около 40 вражеских машин, потом закрыли этот проход и, зажав немецкие танки в клещи, сожгли их.
В трудных условиях упорно сражаются гвардейцы-танкисты. Против них немцы бросили до 250 танков, сосредоточив всю эту массу брони на одном узком участке. Но гвардейцы стойко удерживают рубеж, уничтожая технику и живую силу врага.
Ожесточённые битвы происходят и в воздухе. Немцы собрали на этом участке крупные силы своей авиации. Сюда переброшены эскадры с юга и запада. Ударами с воздуха противник пытается сломить стойкость наших войск. Но в небе врагам достойный отпор даёт советская авиация. За два дня в воздушных боях лётчики нашего участка фронта уничтожили около 250 самолётов противника.
Одновременно наша бомбардировочная и штурмовая авиация смело громит танки противника. Шесть штурмовых самолётов под командованием отважного лётчика Витрука одним заходом на вражескую колонну вывели из строя 15 танков.
Немцы поспешно подбрасывают всё новые и новые подкрепления. Для этого они используют не только грузовые автомашины, но и транспортные самолёты «10-52», планеры типа «Гигант». Наши лётчики успешно ведут с ними борьбу.
Группа истребителей во главе с гвардии лейтенантом Иваном Сытовым, ведя разведку, обнаружила аэродром транспортных самолётов. Там находилось 13 «Юнкерсов-52». Часть из которых уже готовилась к вылету. Сытов с хода атаковал аэродром. Сбросив бомбы на стоянки самолётов, лётчики на бреющем полёте начали штурмовку. Три больших транспортных машины сгорели полностью, другие сильно повреждены. Их участь разделил ещё один «Ю-52», находившийся в воздухе. Заметив наших истребителей, гитлеровец хотел сделать посадку, но врезался в землю.
За один день наши штурмовики и бомбардировщики разрушили 4 переправы, уничтожили 15 танков и до 90 грузовых автомашин, рассеяли и частично уничтожили до трёх батальонов пехоты.
Мужественно стоят на рубежах обороны советские воины. Пять раз немцы атаковали взвод младшего лейтенанта Воронкина, но, встреченные мощным огнём, откатывались назад с большими потерями.
Командир артиллерийского дивизиона дважды орденоносец капитан Савченко отразил со своими артиллеристами восемь яростных атак немцев. Артиллеристы подбили семь танков противника. Савченко был ранен, но остался в строю и продолжает руководить боем.
Против Н-ской части немцы бросили крупные силы моторизованной пехоты. Рассчитывая одним ударом захватить позиции миномётчиков. Но отважные бойцы ответили на удар двойным ударом т огнём своих миномётов уничтожили более двухсот солдат и офицеров противника, несколько станковых пулемётов и три немецких миномёта.
Особенно отличились в боях артиллеристы, которыми командует т. Гетман. Им пришлось выдержать несколько атак тяжёлых немецких танков. Артиллеристы не дрогнули перед этой железной волной. Четыре танка в первой же встрече были уничтожены храбрыми наводчиками Воронихиным и Ивановым. Старшина Богомолов сжёг три «Тигра». Атаки немцев были отбиты.
Сражение на Белгородском направлении становится всё более жестоким и жарким. Ценою огромных потерь на одном из участков к концу дня группе немецких танков удалось вклиниться в нашу оборону. Но этот их путь завален трупами немецких солдат, обгорелой и разбитой броней немецких танков. Наши части удерживают каждый рубеж с великим упорством.

В. Полторацкий
Спец. Корреспондент «Известий».
Действующая армия, 8 июля.

Первые бои в районе Прохоровки начались еще вечером 11 июня. Главным образом, это были попытки немецких дивизий улучшить свои позиции и зайти во фланги нашей центральной группировке. Несмотря на то, что обойти и ударить во фланг наших войск немцы не смогли, для остановки прорывов пришлось использовать значительные силы и даже привлекать резервы.

Битва у прохоровки

В 8 часов утра 12 июля наши войска провели артподготовку, а в 8:15 перешли в контрнаступление.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии от 12 июля:
«… В 8:30 войска Армии перешли в решительное наступление на всем фронте в общем направлении Бол. Маячки, нанося основной удар левым флангом…».

Битва у прохоровки

С нашей стороны во фронтовом ударе участвовали силы 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армии, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский).  Им противостояли 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»).

Время для начала наступления было выбрано не случайно — восходящее солнце слепило немцев, затрудняя прицельную стрельбу. Это было крайне важно, ведь в состав немецких частей входили «Тигры» и «Фердинанды», способные пробивать лобовую броню наших Т-34 с расстояния до 2 км. Нашим же танкам требовалось сократить расстояние до 500 метров, и даже при этом условии пробивалась только боковая броня «Тигра». Нивелировать это преимущество можно было лишь в ближнем бою, за счет более высокой маневренности.

Битва у прохоровки

Во время первых боев немецким танкам удавалось иногда проникнуть за наш передний край. Были случаи, когда противник прорывался в глубь обороны до полутора километров, но зато ни один из прорвавшихся танков не возвращался обратно. Все они уничтожались в полосе нашей обороны. Один из этих случаев небезынтересно рассмотреть подробно.
В расположении N стрелковой части был объявлен сигнал «воздух». В небе появились семь немецких бомбардировщиков, охраняемые истребителями. Самолёты стали бомбить передний край. Другая группа бомбардировщиков, пришедшая на смену, наносила удары уже несколько глубже. Затем стали появляться всё новые и новые отряды самолётов, которые методически углубляли обработку наших позиций. Одновременно с третьим заходом бомбардировщиков на поле боя показались вражеские танки.
Сорок танков типа «Т-III» и «Т-IV» выдвинулись из-за развалин населенного пункта, развернулись по фронту и в глубину и рванулись к нашему переднему краю, стреляя с хода. Некоторые их них были подбиты, но часть всё же прошла через окопы первой линии. Наша пехота, оставаясь на своих местах, начисто истребила вражеских автоматчиков, ехавших на броне, подорвала два самоходных орудия и сожгла ещё один танк, пока тот переваливался через окоп.
В это время в район боя прилетели советские истребители. Наши лётчики рассеяли вражескую авиацию. Несколько бомбардировщиков было сбито. Этим воспользовались наши артиллеристы, которые открыли интенсивный огонь по танкам. Однако до 20 машин противника смогли на километр продвинуться вперед. Там они были встречены снарядами самоходных пушек и обращены в бегство. Они были добиты орудиями полковой и малокалиберной артиллерии.
К этому времени в небе уже завязывались бои крупных масс самолётов, и к переднему краю нашей обороны подходило ещё до 150 немецких танков. Завязались уже более крупные бои.

Буквально через час после начала наступления советских войск танковые армии обеих сторон сошлись в ожесточенном бою. Началось самое масштабное танковое сражение Великой Отечественной Войны. На основном участке находилось около 1000-1200 советских и немецких танков и артиллерийских самоходных установок.

Битва у прохоровки

По воспоминаниям очевидцев, гул был слышен за многие километры, а рой самолетов издали представлялся тучей. Взрывы поднимали в воздух землю, все поле горело. Солнце закрылось плотной взвесью пыли, песка и золы, стоял запах горелого, раскаленного металла и пороха. Сверху падали горящие части самолетов. Бойцы задыхались от тяжелого, удушливого дыма, который стлался по полю, щипал глаза. Танки различали по силуэтам. Над полем стоял грохот разрывов, гул моторов и скрежет сталкивающихся машин.

Битва у прохоровки
Примеры доблести и геройства советских бойцов

Белгородское направление, 13 июля (Спецкорр. ТАСС). Восьмые сутки продолжаются упорные, ожесточённые бои с наступающими гитлеровцами. Восьмые сутки днём и ночью наши танкисты, артиллеристы, бронебойщики, пехотинцы, не зная устали, отражают натиск крупных сил противника. Тысячи трупов гитлеровцев валяются на русских чернозёмных равнинах и в оврагах. Много сотен танков, пушек, автомашин и самолётов недосчитывает враг в своих хвалёных дивизиях.
Ожесточённый бой разгорелся за один укреплённый рубеж. Противник, бросив в этот бой более 100 танков и до полка пехоты, пытается с флангов прорваться на важную магистраль. Только за вчерашний день Н-ское соединение уничтожило на этом участке 70 танков и не пропустило врага. Сегодня бой разгорелся с новой силой. Уже в самом начале его было подбито и сожжено ещё 60 немецких танков.
В этой ожесточённой борьбе каждый день и каждый час рождаются всё новые беспримерные подвиги наших бойцов и командиров.

Из воспоминаний участника боя, рядового Е.И. Филатова: «Танки шли лавиной. Сколько их было, не считали. Машины двигались по полю зигзагами, меняя направление. Чтобы сбить с толку наших артиллеристов, помешать им прицелиться…   Рвутся бомбы… Такой грохот стоял, что кровь текла из ушей».

А это воспоминание о событиях июля 1943 года немецкого солдата: «Облака пыли сделали очень трудной помощь от люфтваффе, и вскоре множество Т-34 прорвались сквозь наши оборонительные сооружения и стаями устремились по всему полю битвы…».

Битва у прохоровки

Оперативная сводка за 12 июля

12 июля наши войска продолжали вести бои с противником на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Особенно упорные бои шли на Белгородском направлении.
Нашими войсками на Орловско-Курском и Белгородском направлениях за день боев подбито и уничтожено 122 немецких танка. В воздушных боях и зенитной артиллерией сбито 18 немецких самолётов.
По уточненным данным за 11 июля на Орловско-Курском и Белгородском направлениях в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбит на 31 немецкий самолёт, а 71 самолёт противника.
***
На Орловско-Курском направлении наши части отражали атаки противника. Атаки противник вёл не столь крупными силами, как это было в предыдущие дни. За семь дней напряженных боев гитлеровцы понесли большие потери. Отчаявшись прорвать советскую оборону, сегодня немцы стремились улучшить свои позиции на отдельных участках фронта. На одном участке пехота и танки противника несколько раз переходили в атаки, но последовавшим затем контрударом советских бойцов немцы были отброшены на исходные рубежи. Уничтожено до 1000 вражеских солдат и офицеров, 17 танков, 6 орудий, 25 пулеметов и минометная батарея противника.
***
На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Танки и пехота противника, поддержанные артиллерией и авиацией, в течение дня неоднократно атаковали наши позиции. Не добившись успеха на одном участке, немцы переносили удары на другой. Однако все вражеские атаки потерпели не удачу. Подразделение, под командованием гвардии капитана т. Доценко, отразило две ожесточенные атаки немцев и истребило свыше батальона гитлеровцев. Н-ская танковая часть нанесла внезапный фланговый удар по наступающему врагу и уничтожила 46 немецких танков. До полка немецкой пехоты и 30 танков атаковали позиции, которые оборонял батальон, где командиром гвардии капитан т. Бельгин. В течение двенадцати часов гвардейцы отражали атаки гитлеровцев. Потеряв 15 танков и свыше 500 солдат и офицеров, противник был вынужден отступить. Экипаж танка, под командованием лейтенанта т. Бутенко, поджег один танк и тараном вывел из строя еще два танка противника. На минах, установленных саперами подразделения, где командиром т. Ивчар, за два дня подорвались 8 немецких танков.

Бои шли не только на центральном направлении, 12 июля в районе Прохоровки разразилось сразу несколько танковых сражений различного масштаба.

Южнее Прохоровки танковая группа «Кемпф» попыталась зайти в левый фланг нашим силам. Переброшенные туда резервы Армии смогли остановить немецкое наступление.

Рядом с Прохоровкой, у которой бушевало самое грандиозное танковое сражение, на высоте 266.6 происходили не менее драматические события. Противник бросил до 100 танков на овладение высотой. Им противостояли бойцы 95-ой гвардейской дивизии.

Из боевого донесения: «В 19:00 донесли, что к Мал. Псинке замечен подход до 100 танков. Личный состав 233 АП во главе с гв. подполковником Ревиным и весь состав 8 батареи расстреляв весь боекомплект, заняли круговую оборону и продолжали вести бой. За период боя нанесли большой ущерб противнику. Они погибли смертью храбрых, но не отошли, сдержали атаку силою до 100 танков на высоте 226.0».

В этом бою на орудие гвардии сержанта Андрея Борисовича Данилова двигалось 16 тяжелых немецких танков. Их огнем была подожжена автомашина с боеприпасами, которые начали рваться, осыпая местность осколками. Под огнем противника один за другим выходили из строя орудийные номера, но даже оставшись один Данилов продолжал неравный бой, даже после того как орудие было подбито и накренилось на бок отважный боец продолжал вести огонь. В результате трехчасового боя атака немецких танков захлебнулась. На поле боя остались гореть 5 вражеских машин. За этот подвиг гвардии Сержант Данилов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Битва у прохоровки

12 июля 1943 года в бою за высоту 226.6 (на Белгородском направлении) противник бросил в атаку более 80 танков, из них 50 % типа «Т-6» прикрывая Самоходной и полевой Артиллерией и минометами при сильном воздействии с воздуха.
Подпустив танки на близкое расстояние и огнем из своего орудия в упор начал расстреливать тяжёлые вражеские машины.
16 немецких тяжёлых танков полукольцом начали наседать на орудие, прямым попаданием была подожжена находящаяся неподалеку автомашина с боеприпасами, начали рваться внаряды на горящей автомашине осыпая орудие осколками с тыла.
Танки противника вели ураганный огонь с пушек и пулемётов по орудию, авиация прочищала путь наступающим своим танкам, но отважный расчет, героически отбивал атаку вражеских тигров.
Один за одним выходили со строя орудийные номера, с одним заводчиком Командир орудия героически продолжал неравную борьбу с наседавшими танками противника которые в плотную подошли к орудию.
Прямым попаданием снаряда орудие было подбито и свалилось на бок, продолжало вести огонь до последнего снаряда.
3 часа орудие вело неравный бой с танками противника, был ранен и наводчик, боеприпасы были на исходе. Оставшись один он героически не жалея жизни продолжал расстреливать наседавшие танки.
Атака немецких танков захлебнулась, оставив на поле боя 5 горевших тигров прикрываясь лобовой броней и отстреливаясь, оставшиеся 11 танков начали поспешно отходить.
Отважный Командир выиграл неравный бои нанеся противнику тяжёлый урон. Так всегда боролся с врагом тов. Данилов.
Достоин правительственной награды присвоения звания «Героя Советского Союза» и ордена «Ленина».

Битва у прохоровки

Около 13 часов немцы предприняли еще одну попытку переломить ход сражения на основном направлении, бросив из резерва 11-ую танковую дивизию, которая совместно  с дивизией «Мёртвая голова» нанесла удар по нашему правому флангу. Самоотверженными действиями частей 5-й гвардейской армии и подоспевших на подмогу двух бригад 5 гвардейского механизированного корпуса атаку удалось отразить.

Тем временем, наши танки начинали теснить противника на запад. К вечеру силы 5-ой танковой армии смогли отбросить противника на 10-15 км, оставив поле битвы у себя в тылу.

Танковое сражение было выиграно, а наступление немецких сил на Прохоровку остановлено.

Битва у прохоровки

На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Немцы стремятся любой ценой добиться успеха, но повсюду встречают упорное сопротивление советских войск. На отдельных участках наши части нанесли контрудары и потеснили гитлеровцев, вклинившихся в нашу оборону. Противник несёт тяжёлые потери в технике и живой силе. Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника.
Со всех участков Белгородского направления поступают сообщения о том, что наши бойцы и командиры ведут самоотверженную борьбу с противником. Двенадцать раз атаковали немцы хутор, который обороняло гвардейское подразделение капитана Дзюбина. Отважные гвардейцы уничтожили 11 танков, истребили 300 гитлеровцев и не отступили ни на шаг. На одном участке немцам, ценою тяжёлых потерь, удалось захватить населённый пункт. Решительной контратакой подразделения капитана Томина и старших лейтенантов Федулова и Михина восстановили положение. В уличном бою красноармейцы истребили до 400 вражеских солдат и офицеров, захватили 6 орудий, 4 самоходных пушки, 7 радиостанций, 150 тыся патронов и другие трофей. Командир орудия старший сержант Кинжаев уничтожил 7 вражеских танков типа «Тигр». Бойцы Н-ской противотанковой роты Совкин, Южанов, Сушкин, Кириченко и Пояров подбили из противотанковых ружей по два танка каждый.

Из сводки Совинформбюро
от 13 июля 1943 года:
«…На Белгородском направлении продолжались ожесточённые бои… Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе, 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника…».

Битва у прохоровки

pobeda.elar.ru

Битва у прохоровки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.