Поражения, понесённые японской Императорской армией в районе озера Хасан (1938 год) и на Халхин-Голе (1939 год), подействовали на её командование, словно холодный отрезвляющий душ. Японский генералитет осознал, что вверенные ему войска значительно отстают от РККА по уровню вооружений, и принял ряд мер. Одним из инициированных мероприятий стал проект по созданию сверхтяжёлых танков, которые до этого японцами не разрабатывались.

К проектированию по-настоящему тяжёлых танков к 1939 году японские инженеры ещё не приступали, так как не поступало заказов от военных. У танкостроителей возникали сомнения в том, хватит ли им знаний и опыта для конструирования сверхтяжёлого танка в пределах указанных военными узких временных рамок, но те, видимо, считали, что недостаток знаний проектировщикам должен компенсировать самурайский дух.

Полковник Ивакуро «отец» японских сверхтяжёлых танков

В 1939 году главой Департамента по делам армии в Бюро по делам армии (японском министерстве обороны) назначили выдающегося военного деятеля – полковника Хидео Ивакуро. До назначения на пост в Бюро Ивакуро занимался разведывательной деятельностью, налаживанием производства фальшивых иностранных банкнот, перлюстрацией диппочты зарубежных посольств и консульств, подготовкой и заброской диверсантов, а также курировал марионеточное китайское правительство в Нанкине.


После назначения главой Департамента по делам армии в обязанности Ивакуро стало входить налаживание разработки новейших видов вооружений, в том числе и танков. До 1939 года японская промышленность не производила тяжёлых машин – в 1931 году инженерами арсенала в Осаке был спроектирован и собран один прототип 18-тонного танка Type 2591, который на самом деле тяжёлым не являлся, хотя японцы и считали его таковым. К 1935 году его конструкцию переработали, в результате чего на свет появилась 26-тонная трёхбашенная машина Type 2595 с лобовым бронированием 30–35 мм. Она несла 70-мм основное вооружение и имела габариты 6,5 х 2,7 х 2,9 м. Но дальше постройки четырёх прототипов проект не продвинулся.

Теперь новый глава Департамента потребовал от инженеров корпорации Mitsubishi в кратчайшие сроки создать совершенно новый танк весом в 100 т.

Стотонный танк образца 1940 года

Шигео Отака, бывший инженер Mitsubishi, участвовавший в создании этого бронированного гиганта, спустя годы собрал воспоминания своих коллег. Фактически, другой информации о проекте, кроме воспоминаний этих людей, не сохранилось, так как он был засекречен, и ближе к концу войны всю документацию и другие материальные свидетельства его существования японцы уничтожили.


Проект находился под непосредственным контролем полковника Мурато – главы 4-го научно-исследовательского отдела Департамента. Полковник Ивакуро отдал ему приказ о начале работ над сверхтяжёлым танком практически сразу после окончания Номонганского инцидента (так в Японии принято называть бои на реке Халхин-Гол). «Справочник сухопутных вооружений Императорской армии Японии 1872–1945» от 1997 года цитирует его приказ (здесь и далее японские источники цитируются по статье Ф. Роцкота Superheavy Japanese tanks):

«Совершенно секретно. Я хочу, чтобы Вы спроектировали огромный танк, который мог бы использоваться как мобильный ДОТ на широких открытых равнинах Маньчжурии… Сделайте размеры, которые в два раза превысят габариты имеющихся танков»

Проекту присвоили военный индекс O-I – по первым буквам слов «большой первый». Согласно книге «Танки и танковые битвы», работники корпорации Mitsubishi обозначали танк индексом Mi-To от (Mitsubishi-Tokyo). Однако Роцкот пишет, что уже упоминавшийся «Справочник» и «Тихоокеанские военные секреты: Все японские секретные вооружения» утверждают, что индексы O-I и Mi-To присваивались только следующему 120-тонному варианту сверхтяжёлого танка, а 100-тонная машина индексов не имела. По данным Роцкота, Томио Хара в своей книге «Японские танки» вообще не упоминает об этом обозначении, но говорит о том, что обе машины собирались предприятиями Mitsubishi. Так что вполне возможно, что индекс Mi-To присваивался обоим танкам.


В различных источниках также используется обозначение Type 100. В японской нумерации военных разработок цифры указывали год проекта по японскому летоисчислению, которое берёт своё начало с 660 года до н. э. (чаще всего записывались только две последние или даже одна последняя цифра). Так как 100-тонную машину разработали в 1940 году, она должны была обозначаться как Type 2600, и вполне возможно, что для сокращения использовался индекс Type 100.

Инженер Шигео Отака и остальные его коллеги, занятые в проекте, множество раз посещали деревянные бараки, в которых размещался 4-й отдел. Под строжайшим запретом разглашения всего увиденного и услышанного они работали в специальном секретном кабинете. Здесь проект сверхтяжёлого танка обретал свою форму, идеи инженеров материализовывались в виде чертежей на бумаге, чтобы затем в цехах предприятий концерна Mitsubishi реализоваться в металле. В конце концов, комплект документации был готов. Спроектированная машина вышла грандиозной, и военные были довольны. Как тогда казалось, дело оставалось за малым – чтобы эта махина подтвердила свою способность самостоятельно перемещаться. Для этого её надо было воплотить в металле.

Устройство бронированного гиганта

Общая длина нового танка достигала 10 м, ширина – 4,2 м. Высота корпуса без башни составляла 2,5 м, с башней – 4 м, ширина траков – 900 мм (по другим данным – 800 мм).


Силовая установка суммарной мощностью 1100 л. с. состояла из двух 550-сильных бензиновых двигателей воздушного охлаждения. Моторы располагались параллельно вдоль корпуса танка в кормовом моторно-трансмиссионном отделении (далее – МТО). Трансмиссия также находилась в кормовом отделении – её конструкция была идентична танку Type 97 Chi-Ha, только шестерни инженеры спроектировали значительно более крупными и массивными. Максимальная скорость танка достигала 25 км/ч, хотя некоторые инженеры вспоминали и о 40 км/ч, что вызывает некоторые сомнения.

Рычаг переключения скоростей пятиступенчатой коробки передач (далее – КПП) размещался впереди по центру отделения управления так, что механику-водителю приходилось использовать для переключения скоростей обе руки. У водителя не было смотрового люка или амбразуры для наблюдения за дорогой – для управления танком ему постоянно приходилось смотреть в перископический прибор, установленный перед ним. Кроме рычага КПП и педали газа все остальные механизмы управления танком снабдили гидроусилителями, что сделало работу механика-водителя значительно проще и комфортнее, чем на серийных японских бронемашинах.

По одним данным, на каждый борт машины приходилось по три тележки с четырьмя опорными катками в каждой (тележки использовали пружинную подвеску) – таким образом, на каждый борт приходилось по двенадцать катков. Однако также существуют эскизы и рисунки, на которых у танка по восемь и по десять катков на борт. Катки не снабжались резиновыми бандажами, поэтому при движении танк издавал невероятный грохот.


Для ускорения работ корпус прототипа изготовили из обычной конструкционной стали. Лобовые детали вырезались из 75-мм проката, сверху на них крепились 75-мм накладки, которые доводили общую толщину лобового бронирования до 150 мм. Толщина бортовых плит составляла 35 мм. Бортовые плиты и подвеска дополнительно прикрывались 35-мм «юбками», которые доводили общую толщину бортового бронирования до 70 мм.

В большой башне, располагавшейся по центру корпуса, устанавливалось основное вооружение танка – 100-мм пушка. В своих мемуарах японские инженеры не конкретизируют, каким именно основным вооружением оснащался (или должен был оснащаться) танк, называя только его калибр. Многие исследователи (в частности, Роберт Арндт, japan.greyfalcon.us/O.htm) пришли практически к единому мнению, что для вооружения использовалось 104,9-мм орудие Type 92. В то же время, не исключено, что существовала какая-то экспериментальная 100-мм артсистема, которой и планировали вооружить новую машину.

Точное количество и расположение малых башен 100-тонного танка неизвестно, однако есть свидетельства, согласно которым малые башни устанавливались и в передней, и в задней части танка. Встречаются репродукции и с одной малой башней впереди и одной сзади, и с двумя башнями впереди и одной сзади, и с двумя передними башнями (видимо, проект был только один, а путаницу внесла несовершенная человеческая память и более поздние домыслы исследователей). Согласно «Справочнику», к началу испытаний корпус танка был готов и установлен на шасси, однако неясность с количеством башен наводит на мысль, что машина могла испытываться без них.


У исследователей нет единства не только по поводу количества и размещения малых башен, но и их вооружения. Все источники сходятся только в одном – что на танк устанавливались 37-мм пушки Type 1 и 7,7-мм пулемёты Type 97.

Забронированный объём танка был столь велик, что внутри него можно было стоять в полный рост и ходить по широким коридорам, не цепляясь за механизмы и стеллажи. МТО, боевое отделение и отделение управления отделялись друг от друга бронированными переборками толщиной 16 мм. Внутри машины располагались одиннадцать членов экипажа, большая часть которого состояла из орудийных расчётов и пулемётчиков. Участвуй танк в настоящих сражениях, его командиру было бы крайне сложно эффективно управлять всем этим «коллективом», что доказала эксплуатация советских Т-35 с экипажами из десяти человек.

Неудачные испытания

Для тестирования танк доставили на полигон арсенала Сагами, расположенный в префектуре Канагава острова Хонсю. К транспортировке был допущен только персонал, задействованный в разработке и постройке прототипа, а контуры танка скрыли под огромным бесформенным брезентом. Погрузка началась в два часа ночи и закончилась к рассвету, а доставка танка к полигону заняла десять дней.


Поскольку полковника Мурато перевели в боевую часть, от 4-го отдела на полигоне присутствовал подполковник Накано. Кроме того, за испытаниями наблюдал начальник Сагамского арсенала Томио Хара. После недавних осадков грунт на полигоне раскис, поэтому 100-тонная махина уехала недалеко и застряла, погрузившись в грязь на метровую глубину. Попытки механика-водителя самостоятельно вывести машину только усугубили ситуацию – танк зарылся в грунт ещё глубже, а его гусеницы соскочили с опорных катков.

С большими сложностями танк извлекли из земли, отмыли от грязи, надели на него гусеницы и приступили к испытаниям пробегом на твёрдой поверхности. Второй этап испытаний оказался не менее обескураживающим – при перемещении по бетонной дороге от танка начали отлетать куски траков, а бетон под гусеницами растрескался. Все эти неутешительные результаты привели к тому, что от дальнейшего развития проекта 100-тонного танка в 1940 году отказались. Прототип опять накрыли брезентом и оставили в арсенале до 1944 года, когда он был окончательно разобран на лом.

Возможно, именно эта неудача и сотни тысяч иен, выброшенных на ветер, стали причиной перевода полковника Ивакуро на другую службу – в 1941 году его отстранили от разработки новых вооружений и назначили советником посла в США.

Танк последней надежды

В 1944 году японские военные вновь вернулись к идее сверхтяжёлого танка. Безнадёжное положение на всех фронтах вынуждало их искать «чудо-оружие», способное спасти Японию от окончательного разгрома. Дополнительным толчком к реанимированию проекта послужила информация о разработке немцами танка «Маус». За проектирование сверхтяжёлой машины вновь взялись инженеры Mitsubishi.


Вес танка, который получил (или унаследовал) индекс O-І, должен был достигать 120 т. В самой большой центральной башне конструкторы расположили основное вооружение – 104,9-мм пушку Type 92. Длина её ствола, в котором снаряды разгонялись до 765 м/с, достигала 45 калибров (4720 мм), а вес всей артсистемы – 5 т. На дистанции до 1000 м снаряд мог пробить лист брони толщиной 150 мм. Эта пушка широко использовалась японцами как полевое орудие, а максимальная дальность ведения огня из неё равнялась 18,2 км.

Две малые башни расположили в одну линию в передней части корпуса. Одна из них вооружалась 47-мм танковой пушкой Type 1, а вооружение второй состояло из тяжёлого 7,7-мм пулемёта Type 97. В задней части корпуса располагалась третья малая башня со спаренной установкой двух 7,7-мм пулемётов. Боекомплект составлял: для 104,9-мм пушки – 60 выстрелов раздельного заряжания (масса снаряда – 16 кг, заряда – 30 кг), для 37-мм пушек – 100 унитарных выстрелов, для пулемётов – 7470 патронов.

Основные данные о конструкции нового танка совпадают с параметрами его 100-тонного предшественника. Силовая установка – два бензиновых двигателя с воздушным охлаждением мощностью 550 л.


каждый (лицензионные копии авиационных моторов BMW, произведённые компанией Kawasaki Heavy Industries). Габариты машины: длина – 10 м (согласно «Справочника» – 11 м), ширина – 4,2 м, высота – 4 м. Толщину лобового бронирования танка планировали нарастить до 200 мм, бортового – до 35+75 мм, кормовой – до 150 мм. Хара Томио утверждает, что ширина гусениц новой машины должна была достигать 750 мм, что весьма спорно с учётом того, что у предыдущей машины она равнялась 800 или даже 900 мм.

Однако все усилия инженеров оказались напрасными. В связи с дефицитом средств и стремительным продвижением противника к границам самой Японии от проекта отказались, так его и не окончив. Стоит отметить, что существует свидетельство одного из неназванных участников проекта, утверждающее, что он всё-таки был завершён (при этом вес танка достиг 140 т). Кроме того, некоторые интернет-ресурсы (в частности, Super & Ultra Heavy Tanks, wardrawings.be/WW2/Files/1-Vehicles/Axis/3-Japan/03-HeavyTanks/Type100O-I/File/O-I.htm) приводят непроверенную информацию о том, что прототип разобрали, чтобы доставить в Маньчжурию для испытаний (никаких доказательств этого не приводится).

Перед капитуляцией Японии всю документацию касательно O-I в концерне Mitsubishi уничтожили. Лишь в японском святилище Вакадзиси, которое также является и танковым музеем, хранился (а, возможно, пребывает и по сей день) большой танковый трак. Некоторые исследователи настаивают на том, что он принадлежал прототипу O-I, а точнее, 100-тонному танку, разрабатывавшемуся в начале 40-х годов. Его форма повторяет конфигурацию трака танка Chi-Ha, при том что он обладает значительно большими размерами (ширина – 800 мм, длина – 300 мм). Трак настолько тяжёл, что один человек не способен его поднять. Возможно, это всё, что осталось от проекта японского бронированного монстра.


Основным источником при написании статьи послужил материал из блога Ф. Роцкота Superheavy Japanese tanks.


Список источников:

  1. Superheavy Japanese tanks, блог Ф. Роцкота (ака SoukouDragon), ему же принадлежит перевод на английский язык материалов цитируемых в тексте японских источников, ftr.wot-news.com/2013/11/19/superheavy-japanese-tanks/
  2. Федосеев С. «Бронетанковая техника Японии» 1939−1945, 1995
  3. Robert Arndt, O-I Tanks (1945), japan.greyfalcon.us/O.htm
  4. Super & Ultra Heavy Tanks, wardrawings.be/WW2/Files/1-Vehicles/Axis/3-Japan/03-HeavyTanks/Type100O-I/File/O-I.htm

warspot.ru

Довоенные тяжеловесы

Тема тяжёлых танков японскими инженерами прорабатывалась задолго до начала Второй мировой войны. Первый проект, воплощённый в металле, назывался «Тип 91» или «2591», работы над его проектированием начались около 1930 года. При создании своего тяжёлого первенца инженеры использовали опыт, накопленный при создании среднего танка «Чи-И». Кстати, в конструкторскую группу, трудившуюся над проектом, входил Томио Хара, в будущем — самый известный японский танковый конструктор.

«Тип 91» весил всего 18 тонн, по меркам Западной Европы или СССР это был скорее средний танк. Однако из-за того, что основным вооружением была 70-мм пушка, машину отнесли к тяжёлым танкам. Под влиянием британской бронетанковой школы, для которой в 30-е годы многобашенные танки были чуть ли не главным «трендом», конструкторы оснастили «Тип 91» тремя башнями, расположенными вдоль корпуса. В металле был построен всего один экземпляр. И хотя в целом он произвёл на заказчиков неплохое впечатление, до серийного производства машина допущена не была — военные потребовали провести модернизацию.

«Тип 95», второй и последний довоенный «тяжеловес» японской армии, появился в 1935 году. При создании машины конструкторы делали упор на повышение технологичности и усиление вооружения. В частности, к 70-мм пушке с малой начальной скоростью снаряда, больше подходившей для борьбы с защитными сооружениями и живой силой, добавилось 37-мм орудие. На дистанции 300 метров оно пробивало до 30 мм брони. Потенциально это делало «Тип 95» очень опасным противником для советских Т-26 и БТ с их тонкой бронёй.

«Тип 91», первый японский тяжёлый танкПо сравнению с «Типом 91» новый танк «поправился» до 27 тонн. Опять-таки он был ближе к средним танкам, но японцы считали иначе. И, пожалуй, у них было на это право, потому что на Дальнем Востоке «Тип 95» не имел себе равных по бронированию и вооружению. При этом у военных отношение к танку было противоречивым: боевые качества понравились, а вот снизившаяся из-за большой массы скорость не радовала. Решили ограничиться постройкой небольшой опытной партии, заказ на которую поступил арсеналу в городе Осака. Сколько именно машин сошло с конвейера, неизвестно, но современные исследователи считают, что вряд ли их было больше десяти. «Тип 95» использовался преимущественно в учебных частях на территории Японии. Известно, что в 1938 году отдельные танки перебросили в Китай и использовали на финальной стадии японо-китайского конфликта. 

Сверхтяжёлый призрак

Вершиной японского танкостроения мог бы стать «Ми-То», будь он построен. Фактически — это настоящий танк-загадка. Данные о «супертяжеловесе» противоречивы и обрывочны. Точно известны три вещи. Первая: работы над сверхтяжёлым танком начались после поражения Японии у реки Халхин-Гол в 1939 году. Вторая: нельзя говорить о «Ми-То» как об одном конкретном танке. Это целая серия опытно-конструкторских работ, продолжавшаяся до самой капитуляции Японии в 45-м году и включавшая несколько разных проектов. Третья: все проекты сверхтяжёлых японских танков были многобашенными.

Томио Хара, знаменитый японский танковый конструкторНазвание «Ми-То» — сокращение от «Мицубиси Токио», завода, который в атмосфере строжайшей тайны проектировал перспективный танк. В документах военных он также встречается под названием «О-I». Инженер Шигео Отака, принимавший участие в разработке, вспоминает, что конструкторская группа работала в казарме, в маленькой комнате, отделённой от внешнего мира двойной дверью. Это должно было свести к минимуму шанс на то, что человек, случайно заглянувший в дверь, увидит, что происходит внутри. Разные подразделения «Мицубиси» занимались работой над отдельными частями танка и не знали, что именно они проектируют. Конструкторы из «тайной комнаты» собирали эту техническую мозаику воедино.

Как говорилось выше, за годы работы было создано несколько проектов «Ми-То». Суммарно получилась эволюционная цепочка, каждое из звеньев которой превосходило предыдущее по мощности вооружения и бронирования. Соответственно, каждый последующий проект становился тяжелее. Самый лёгкий из всего семейства «Ми-То» весил около 100 тонн, а самый тяжёлый — 140–150.

Для чего Японии было такое чудовище? Первоначально, когда Япония ещё не находилась под угрозой вторжения на острова, эти танки могли бы рассматриваться как штурмовые машины. К 1944 году японский периметр безопасности, опиравшийся на острова Тихого океана, оказался прорванным. В апреле 45-го американский десант взял Иводзиму. Стало понятно, что и к берегам Японии однажды может подойти армада десантных судов. Сверхтяжёлый танк теперь рассматривался как передвижная огневая точка береговой обороны.

Тяжёлый танк «Тип 95»В качестве основного вооружения серии «Ми-То» японцы собирались использовать корабельные орудия калибром от 100 до 150 миллиметров. Такие пушки были достаточно дальнобойными и мощными, чтобы нанести большой урон лёгким десантным судам и кораблям прикрытия. В то же время броня сверхтяжёлых танков неплохо защищала экипаж от взрывов и осколков. Уничтожить такой передвижной дот возможно было бы только прямым попаданием, а корабли не могли вести прицельный огонь по фактически точечным целям.

Долгая история «Ми-То» оборвалась вместе с окончанием войны. Был ли построен хотя бы один прототип? По данным книги «Imperial Japanese Army Land Weapon Guide», один всё-таки был. После завершения работы его разобрали и переправили в Маньчжурию для полевых испытаний, выявивших серьёзные проблемы с надёжностью ходовой части. Однако, как и большинство сведений о японских сверхтяжёлых танках, эти данные не являются стопроцентно точными. 

Автор текста — Владимир Пинаев

Источники:

  • Федосеев С. Бронетанковая техника Японии 1939–1945. Историческая серия, 2003.
  • Информация исторических консультантов Wargaming по японским источникам.

worldoftanks.ru

Type 95 (IV уровень) — новая «черепашка»

Type 95 – это самый первый представитель ветки тяжелых танков у японцев. Он сразу поражает своими размерами, но совсем не внушает позитива в своих технических характеристиках.

type_95

Он обладает мощным орудием и любопытной скорострельностью, правда, совершенно не радует своим бронированием, которое в самых «толстых» местах достигает показателя всего лишь в 50 мм. Кроме того, не стоит ждать положительных моментов и в его маневренности, которая в совокупности с маленькой скоростью особо не даст вам развернуться на поле боя и заставит действовать по одному сценарию и единственному выбору.

O-I Experimental (V уровень) – первый представитель мамонтов

O-I Experimental – это первый японский танк, который всем своим видом показывает, насколько огромным может быть боевая машина. Он по размерам немного уступает немецкому танку Maus, но при этом он находится всего лишь на пятом уровне. Такие огромные габариты редко встречаются в боях на этих уровнях, поэтому будет довольно интересно встречать столь массированного врага или союзника.

O-I Experimental

Если рассмотреть технические составляющие, тот тут снова наперекор всем мечтаниям попадает слабая маневренность и скорость. Учитывая такие огромные габариты танка очень сложно представить, чтобы он вертелся как юла. Так же стоит обратить внимание на скорость, которая колеблется в районе 20 кмч.

Медлительность – самая больная сторона машина, особенно такой огромной. А в этих боях активно уже себя проявляет артиллерия, поэтому японский танк будет страдать больше всех. А учитывая, что он имеет обширный массированный вид, попасть в него легко, а вот прятаться не очень. Зато хорошо себя показывает орудие танка и бронирование, способное оказывать сопротивление любому врагу.

O-I (VI уровень) – японский Maus

Как можно уже догадаться из названия, O-I имеет габариты, сопоставимые немецкому супертяжелому танку под названием Maus. Но помимо этого данный боевой агрегат обладает прекрасными показателями бронирования и вооружения, что, несомненно, делает из танка внушительного соперника.

O-I

К примеру, топовое орудие танка имеет калибр 150 мм и наносит 700 среднего урона. Это напоминает «фугасницу» танка КВ-2. Поэтому можно уже сделать вывод о новом фановом танке. Стоит обратить внимание на интересное бронирование корпуса, которое имеет лобовых 150 мм и кармы 150 мм. Необычное сочетание для боевой машины, но вот борта имеют всего лишь 70 мм.

Сразу стоит отметить низкую скорость, которая свойственна японским танкам и огромную габаритность, которую очень сильно полюбит артиллерия. Но есть и еще один минус, он заключается в вертикальной наводке оружия, особенно 150 мм, которая не сможет опуститься до нужного уровня, из-за продолговатых бортов, поэтому стоит помнить об опасности легких маленьких танков. Правда, не стоит забывать и о вашей массированности в 150 тонн, что позволит эффективно использовать таран в нужных целях.

O-Ni (VII уровень) – истинный гигант World of Tanks

O-Ni по праву считается самым большим танком в игре, для которого немецкий Тигр является всего лишь маленькой игрушкой. Как и собраться, этот танк не лишен слабостей, касаемых скорости и маневренности. Он имеет вес всего лишь 100 тонн, и самое мощное орудие составляет 103 мм, так как оно обладает нормальной скорострельностью и позволяет носить огромный вклад в игру.

O-Ni

Как и все остальные танки, O-Ni предназначен для окончательного решительного наступления, то есть, какой маршрут вы выберите, на том и придется воевать, так как скорость в 20 кмч не особо позволит пробегать по всей карте. Но никто не запрещает вам использовать ваш здоровенный танк в качестве оборонительной точки, с которой данный агрегат превосходно справляется.

Если вы отлично владеете ситуацией на карте и знаете, в каких именно ситуациях вы сможете избежать артиллерийского обстрела, то вы наверняка сможете добиться успеха. Главное внимательно следить за собой и ситуацией в бою.

O-Ho – (VIII уровень) – шустрый монстр

O-Ho – это первый представитель супер тяжелых японских танков, который обладает интересной особенностью, он имеет самые высокие показатели поворота. То есть градус поворота этого танка намного выше, чем у других, поэтому он уже автоматически избавляется от некоторых неудобств. Правда, в плане скорости этот танк вновь печалит своими показателями, так как скорость не превышает 25 кмч. Хотя, если действовать правильно, то можно и их использовать во благо боя.

O-Ho

И последней интересной особенностью является жутко крепкая башня, которая имеет круговую броню в 200 мм. Это для 8 уровня довольно хорошее достижение, которое может способствовать хорошим результатам.

Правда, если рассматривать сам корпус танка, то вас могут вновь разочаровать борта, которые имеют и слабую броню в 105 мм и множество слабых мест. Почему борта являются слабым местом, стоит помнить о снаряде артиллерии, который в большинстве случаев будет разрываться около вас и сносить ваши борта вместе с экипажем и модулями.

Type 4 Heavy (IX уровень) – японское нашествие

Вообще, если вглядываться в японские танки, то они похожи друг на друга. Все они огромные, медлительные и имеют слабые борта. Но Type 4 Heavy выделяется из всех тем, что он обладает практически всеми хорошими показателями: он бронированный, мощный, у него внушительный запас прочности, вместительный боекомплект, крепкая башня и многое другое.

Type 4 Heavy

Но самые важные показатели скорости, маневренности и точности, они настолько сильно хромают, что порой просто выбивают желание играть на этом танке. Поэтому, чтобы сильно не расстраиваться, на этом танке стоит играть исключительно с шустрой поддержкой. Вы можете спокойно принимать на себя урон и давать возможность вашим средним танкам разрывать врагов на части. Вы можете массированностью продавливать направление и огневой мощью запугивать врага, пока ваши помощники заезжают, с другой стороны.

Type 4 Heavy – это исключительно командный танк, который должен принимать на себя все удары и своим видом отвлекать врагов, пока союзники добиваются победы за счет ваших действий.

Type 5 Heavy – вершина японского танкостроения

И чтобы заявить о своей мощи, японцы решили пойти дальше и представили супер тяжелый экспериментальный танк под названием Type 5 Heavy, которые не лишился каких-либо негативов, связанных со скоростью, маневренностью и слабыми бортами, но этот танк получил в свое распоряжение мощнейшее орудие, которое наносит в среднем 600 урона, успевает выстрелить 4 раза в минуту и имеет колоссальную пробиваемость в 250 мм.

Type 5 Heavy

На первый взгляд это ничего не дает, но высокий показатель лобовой брони и высокий показатель прочности, делают из него уничтожителя одиноких врагов, которые также медлительны. Да, этот танк слаб против шустрых боевых агрегатов, но он способен с помощью поддержки разносить любого врага. Достаточно прикрывать его, и вы получите в поддержку мощнейшую пушку, которая обязательно внесет вклад в вашу победу. А если выиграете на этом танке лично, то стоит задуматься о постоянном взводе, так как в одиночку действовать на нем довольно сложно.

Японские танки – удивительные, красивые, мощные и на них приятно играть. Если вы любитель танковой эстетики, то они придутся вам по душе. Что же касается одиноких волков, то лучше им не браться за прокачку данной ветки танков, так как они в первую очередь рассчитаны для командной игры, а без поддержки являются всего лишь небольшой грудой металла.

ga-top.ru

«Чи-Хе»

В отношении японских танков времен Второй Мировой существует распространенное мнение об их полной отсталости от зарубежных конкурентов. Оно является верным, но лишь отчасти Дело в том, что японские военные и инженеры, видя бронетехнику противника, в том числе и потенциального, все же предпринимали попытки сделать танк с соответствующими характеристиками. Одновременно со средним танком «Шинхото Чи-Ха» разрабатывалась новая бронемашина, в конструкции которой были учтены все недостатки оригинально «Чи-Ха» и его предшественников. Проект «Тип 1» или «Чи-Хе» наконец-то стал напоминать европейские танки того времени, как по конструкции, так и по боевым качествам.

В первую очередь, нужно отметить обновленную конструкцию бронированного корпуса. Впервые в японском танкостроении большая часть деталей сваривалась, заклепки применялись только в некоторых местах конструкции. Кроме того, в сравнении с «Чи-Ха» новый «Тип 1» получил более серьезное бронирование. Лобовые катаные бронелисты танка имели толщину в 50 миллиметров, борта были в два раза тоньше. Лоб башни делался из 25-мм плиты и частично прикрывался маской орудия толщиной 40 мм. Конечно, в сравнении с зарубежными танками уровень защиты «Чи-Хе» не выглядел чем-то уникальным, но для японской военной промышленности это был значительный шаг вперед. При проектировании «Типа 1» перед конструкторами ставилась задача повышения защиты и огневой мощи при сохранении веса машины. По этой причине каркас танка был максимально упрощен, а в некоторых местах конструкции и вовсе убран, также изменениям подверглись обводы корпуса и ряд внутренних механизмов. В результате всех изменений новый средний танк прибавил в весе всего пару тонн относительно «Чи-Ха». Боевая масса «Чи-Хе» равнялась 17,5 тонны. Возросший вес потребовал установки нового двигателя, им стал «Тип 100» производства фирмы «Мицубиси». 240-сильный двигатель обеспечивал танку удельную мощность порядка 13-14 лошадиных сил на тонну веса. Этого было достаточно для максимальной скорости при движении по шоссе в 45 км/ч. Остальные ходовые качества остались на уровне предыдущих танков.

Еще одним шагом в сторону приведения танка к общепринятому в остальном мире виду стала установка на все машины радиостанции и введение в экипаж пятого человека. Поддержание радиосвязи возлагалось на командира танка, который был освобожден от обязанностей наводчика. Нацеливание пушки теперь стало задачей отдельного члена экипажа. Рабочие места командира, наводчика и заряжающего располагались в боевом отделении, что потребовало увеличить объем башни. Однако вооружение осталось почти аналогичным предыдущему танку «Шинхото Чи-Ха». Главный калибр «Чи-Хе» – 47-миллиметровая пушка «Тип 1». Несмотря на название, это орудие не являлось тем же самым, что устанавливалось на «Шинхото Чи-Ха». Перед установкой на танк «Тип 1» пушка подверглась серьезной модернизации. Прежде всего, значительные изменения претерпели противооткатные устройства. Система подвеса, в свою очередь, сохранила основные черты, но тоже была доработана. Изменение установочных цапф на практике привело к уменьшению ширины горизонтального сектора, в котором могла перемещаться пушка. На «Чи-Хе» ствол орудия отклонялся от продольной оси только на 7,5° в стороны. Боекомплект танка «Тип 1» был аналогичен запасу снарядов «Шинхото Чи-Ха» – 120 унитарных выстрелов двух типов. Дополнительное вооружение «Чи-Хе» состояло из двух 7,7-мм пулеметов, располагавшихся по традиционной для японских танков схеме. Один устанавливался на цапфах в бойнице лобового листа, другой – в задней части башни.

Основные проектные работы по теме «Тип 1» завершились еще до нападения на Перл-Харбор. Однако тогда дело закончилось постройкой и испытаниями прототипа. Серийное производство «Чи-Хе» началось только в середине 1943 года. Естественно, к этому времени Япония уже не могла позволить себе строительство особо больших партий новых бронемашин. Как результат, было собрано не более 170-180 танков «Тип 1» и примерно через год после своего начала серийное строительство прекратилось. Во время эксплуатации в войсках новый танк получил неоднозначную оценку. С одной стороны, хорошее бронирование лба корпуса при определенных условиях защищало танк даже от американских орудий калибра 75 миллиметров. С другой, 47-миллиметровая пушка все еще не могла конкурировать с вооружением танков и артиллерии противника. Поэтому какого-либо ощутимого влияния на ход боев «Тип 1» оказать не смог. Возможно, что-то поменялось бы, если этот танк был построен в большем количестве, но есть повод сомневаться и в этом.

«Чи-Ну»

Понимая не слишком радужные перспективы «Типа 1», японское командование поручило танкостроителям сделать еще один средний танк, способный нормально бороться с бронетехникой противника. Проект «Тип 3» или «Чи-Ну» подразумевал замену вооружения на «Типе 1». В качестве нового основного оружия была выбрана полевая пушка «Тип 90» калибра 75 миллиметров. Она была разработана в начале тридцатых годов на основе французской пушки Шнейдера. В свою очередь, на базе «Типа 90» спроектировали новую пушку, предназначенную специально для установки на танк «Чи-Ну». Эта модификация орудия получила название «Тип 3».

Ввиду необходимости замены только орудия, конструкция танка «Тип 3» практически без изменений была взята у «Типа 1». Все доработки касались повышения технологичности сборки и обеспечения установки новой более крупной башни. Последняя представляла собой сварной агрегат шестиугольной в плане формы. Башня сваривалась из катаных листов толщиной от 50 мм (лоб) до 12 (крыша). Кроме того, дополнительная защита лобовой проекции осуществлялась 50-мм маской орудия. Интересны «последствия» установки новой крупной башни. Передняя ее часть закрыла собой большую часть люка механика-водителя. По этой причине весь экипаж «Чи-Ну» должен был садиться в танк и покидать его через два люка в крыше башни и один в ее левом борту. Кроме того, для обслуживания орудия и загрузки боекомплекта в корме башни имелся еще один достаточно крупный люк. Все изменения привели к увеличению боевой массы танка. «Чи-Ну» в боеготовом состоянии весил 18,8 тонны. При этом немного снизились ходовые качества. 240-сильный дизель «Тип 100» мог обеспечить максимальную скорость только около 40 километров в час, что было меньше соответствующего показателя танка «Чи-Хе».

При переделке пушки «Тип 90» в состояние «Тип 3» значительных изменений конструкции не произошло. Пушка по-прежнему оснащалась гидравлическим тормозом отката и пружинным накатником. При этом авторам проекта пришлось пойти на небольшую хитрость. Поскольку от них требовалось быстро доработать орудие, они не стали менять его компоновку. Противооткатные устройства остались на своих местах, впереди под стволом. Из-за этого на лобовой части башни пришлось установить специальный бронированный лоток, защищавший цилиндры тормоза отката. Солидный вес пушки и немалые габариты заставили отказаться от идеи дополнительной тонкой наводки без поворота башни. На «Типе 3» пушка могла только качаться по вертикали от -10° до +15° от горизонтальной оси. Боеуладки нового танка вмещали в себя 55 снарядов двух типов, осколочно-фугасные и бронебойныы. Последние, имея начальную скорость в 680 м/с на дистанции в километр пробивали 65-70 миллиметров брони. Дополнительное вооружение «Чи-Ну» состояло только из одного пулемета в передней части корпуса.

Относительно производства средних танков «Тип 3» точных данных нет. Согласно одним источникам, их начали собирать в середине 1943 года. Другая литература в качестве времени начала строительства указывает осень 44-го. Такая же странная ситуация наблюдается и в оценках количества собранных машин. По разным данным, их было изготовлено от 60 до 170 единиц. Причиной столь больших расхождений является отсутствие необходимых документов, которые были утеряны на последних этапах войны. Кроме того, отсутствует информация о боевом применении танков «Тип 3». По имеющимся сведениям, все построенные танки поступили в 4-ю танковую дивизию, которая до конца войны не принимала участия в боевых действиях за пределами японских островов. Иногда упоминается применение «Чи-Ну» в боях за Окинаву, но в известных американских документах никаких сведений о появлении у противника новой техники нет. Вероятно, все «Тип 3» так и остались на базах, не успев повоевать. После окончания Второй Мировой войны некоторое количество танков «Чи-Ну» использовалось японскими Силами самообороны.

«Ка-Ми»

В истории японского танкостроения было несколько интересных проектов, которые по ряду причин не получили особо массового воплощения. В качестве примера можно привести описанный выше «Чи-Ну». Еще один «малосерийный» проект появился в связи с особенностями войны на Тихом океане. При подготовке наступления на юг перед японским командованием встал вопрос высадки морских десантов на острова и континентальное побережье. Поддержка пехоты танками осуществлялась исключительно при помощи танкодесантных катеров и судов. В частности и поэтому большинство японской бронетехники имело боевую массу менее 20 тонн. По вполне понятным причинам, военачальники захотели избавиться от необходимости привлечения дополнительных сил. Работы в направлении создания плавающего танка начались еще в конце двадцатых годов, но тогда все ограничилось теорией и несколькими экспериментами. Только в 1940 году развернулись полноценные проектные работы. Танк «Тип 2» или «Ка-Ми» должен был стать основным средством огневой поддержки войск, высаживающихся на побережье. Техническим заданием подразумевалось следующее применение плавающего танка: десантный корабль доставляет бронетехнику на определенное расстояние от суши, после чего та своим ходом добирается до берега. Вроде бы, ничего особенного. Однако от конструкторов фирмы «Мицубиси» потребовали обеспечить одновременно и хорошую мореходность танка, и достаточные боевые качества. Делать это разрешили любым подходящим способом.

В качестве основы для «Ка-Ми» был взят легкий танк «Тип 95» («Ха-Го»). Ходовая часть старого танка была доработана для использования в воде. Кожухи с пружинами системы Т. Хары спрятали внутри корпуса. Большим изменениям подвергся и сам корпус. В отличие от «Типа 95», «Тип 2» почти полностью собирался при помощи сварки. Заклепки применялись только в тех частях конструкции, где не требовалось герметичное соединение деталей. Корпус сваривался из катаных листов толщиной до 14 миллиметров. Характерной чертой нового танка стала форма корпуса. В отличие от своих сухопутных собратьев, морской «Ка-Ми» не имел большого количества сопряженных поверхностей. Фактически, корпус представлял собой простой короб с несколькими скосами. Расположение двигателя и трансмиссии было традиционным для японских танков второй половины тридцатых. 120-сильный дизель разместили в корме, трансмиссию – в носу. Кроме того, на корме танка устанавливались два гребных винта. При этом для экономии веса и удобства обслуживания двигателя отсутствовала перегородка между моторным и боевым отделениями. В отношении ремонта это было достаточно удобно. Но в боевой обстановке грохот двигателя сильно мешал экипажу. По этой причине пришлось оснастить «Ка-Ми» танковым переговорным устройством. Без него танкисты-испытатели не слышали друг друга. На сравнительно широком верхнем листе корпуса монтировалась новая башня. Она имела коническую форму и вмещала рабочие места двух членов экипажа: командира и наводчика. Заряжающий, механик и водитель, в свою очередь, размещались внутри корпуса.

Основой вооружения плавающего «Ка-Ми» были 37-миллиметровые пушки. На первых сериях это были «Тип 94», ставившиеся на «Ха-Го», но затем их заменили «Типом 1», отличавшимся более длинным стволом. Боекомплект орудия составлял 132 снаряда. Наведение в горизонтальной плоскости осуществлялось как поворотом башни, так и смещением самой пушки в пределах пяти градусов от оси. Вертикальная наводка – от -20° до +25°. Дополнительным вооружением «Типа 2» были два пулемета калибра 7,7 мм. Один из них был спарен с пушкой, а второй находился в передней части корпуса. Перед началом нескольких десантных операций некоторые «Ка-Ми» оснащались дополнительным оборудованием для использования торпед. Два таких боеприпаса крепились к бортам танка на специальных кронштейнах и сбрасывались при помощи электрической системы.

Исходный «Ха-Го» претерпел немало изменений, целью которых было обеспечение должной мореходности. В частности, форма верхней части корпуса была обусловлена особенностями избранного способа обеспечения плавучести. Поскольку сам танк не мог нормально плавать самостоятельно, предложили устанавливать на него специальные понтоны. В передней части крепилась конструкция объемом 6,2 кубометра, в задней – объемом 2,9. При этом передний понтон имел форму носа плавсредства, а задний оснащался пластинчатым рулем лодочного типа и системой его управления. Для обеспечения живучести передний понтон был разделен на шесть герметичных секций, задний – на пять. Помимо понтонов перед движением по воде на танк устанавливалась башенка-шнорхель над моторным отделением. Начиная с 1943 года в комплект средств для плавания стали включать легкую металлическую конструкцию, предназначенную для установки на башне танка. С ее помощью командир боевой машины мог наблюдать за обстановкой не только через смотровые приборы. По достижении берега танкисты должны были сбрасывать понтоны и башенки. Процедура сброса производилась при помощи винтового механизма, выведенного внутрь машины. В первых сериях танки «Ка-Ми» оснащались только двумя понтонами. Позже, по результатам боевого применения, передний был разделен на две самостоятельные части. Благодаря этому танк, сбросив воздушные емкости, мог продолжить движение вперед. Передние понтоны при этом раздвигались в стороны танком. Ранее их приходилось объезжать.

Боевая масса танка «Тип 2» равнялась девяти с половиной тоннам. Подвешенные понтоны добавляли еще три тысячи килограмм. При таком весе танк имел максимальную скорость на суше, равную 37 километрам в час, а на воде разгонялся до десяти. Запаса дизельного топлива хватало на марш длиной в 170 или на плаванье в сотню километров. Плавающий танк мог использоваться для загоризонтной высадки и, фактически, единственным ограничением по десантированию «Ка-Ми» была обстановка на море, волнение и т.д.

Серийное производство «Ка-Ми» началось в конце 1941 года. Темп строительства был относительно невелик, из-за чего не было возможности быстро перевооружить соответствующие подразделения морской пехоты. Тем не менее, танки «Тип 2» и в количестве нескольких десятков штук успели получить хорошие отзывы. Которые, однако, были омрачены не слишком мощным вооружением. Со временем количество танков в войсках увеличивалось, но темпы строительства все равно оставались неприемлемыми. Как оказалось, одним из последствий оригинальной конструкции танка стала большая трудоемкость производства. Поэтому первая десантная операция с массовым применением «Ка-Ми» состоялась только в июне 44-го, это была высадка на остров Сайпан (Марианские острова). Несмотря на внезапность нападения и ночную темноту, американцы быстро справились с наступающим противником. Боевое применение «Типа 2» продолжалось до самого конца войны. В последние месяцы эти танки ввиду отсутствия десантных операций использовались в качестве обычной сухопутной бронетехники и стационарных огневых точек. Из 180 построенных плавающих танков до нашего времени дожило лишь восемь штук. Один из них находится в танковом музее города Кубинка, остальные – в странах Океании.

САУ на базе танка «Чи-Ха»

В стратегических измышлениях японского командования до определенного времени не было места для самоходных артиллерийских установок. По ряду причин поддержка пехоты возлагалась на легкие и средние танки, а также на полевую артиллерию. Тем не менее, начиная с 1941 года, японские военные несколько раз инициировали создание самоходных артустановок. Большого будущего эти проекты не получили, но все же стоят рассмотрения.

Первой была установка «Тип 1» («Хо-Ни I»), предназначенная для борьбы с боевыми машинами и укреплениями противника. На шасси среднего танка «Чи-Ха», на месте башни, была установлена бронированная рубка с лобовым листом толщиной в 50 миллиметров. Эта конструкция рубки применялась на всех последующих японских САУ того времени. Менялись только пушки и системы их установки. В рубке 14-тонной боевой машины поставили полевую пушку «Тип 90» калибра 75 миллиметров. Грубое наведение пушки по горизонтали осуществлялось поворотом всей машины. Тонкое – поворотным механизмом, в пределах сектора шириной 40°. Углы снижения/возвышения – от -6° до +25°. Мощности такого вооружения было достаточно для поражения всех американских танков на дистанциях от 500 метров. В то же время, атакующая японская САУ сама подвергалась риску ответного обстрела. Начиная с 1942 года, было построено 26 единиц САУ «Тип 1». Несмотря на малое количество, эти артиллерийские установки активно использовались в большинстве операций. Несколько единиц дожило до конца войны, когда они стали трофеем американцев. Один экземпляр «Хо-Ни I» имеется в Абердинском музее.

Следующей серийной самоходкой японского производства стала «Хо-Ни II», она же «Тип 2». На шасси с рубкой, полностью взятые у «Типа 1» устанавливалась 105-мм гаубица «Тип 99». Эта самоходка, в первую очередь, предназначалась для ведения огня с закрытых позиций. Однако порой, ввиду обстановки, приходилось стрелять и прямой наводкой. Мощности орудия хватало для уничтожения любых американских танков на расстоянии около километра. К счастью для американцев, в 1943-45 годах было построено всего 54 такие артустановки. Еще восемь переоборудовали из серийных танков «Чи-Ха». Из-за малого количества САУ «Хо-Ни II» не смогли оказать значительное влияние на ход войны.

Дальнейшим развитием «Типа 1» стал «Тип 3» или «Хо-Ни III». Главным оружием этой самоходки была танковая пушка «Тип 3», разработанная для «Чи-Ну». Боекомплект пушки в 54 снаряда теоретически позволял САУ «Хо-Ни III» стать серьезным боевым средством. Однако все построенные три десятка самоходок были переданы 4-й танковой дивизии. Ввиду специфических целей этого подразделения – оно предназначалось для обороны Японского архипелага – все «Хо-Ни III» почти без потерь дождались конца войны, а после вошли в состав Сил самообороны.

Кроме семейства «Хо-Ни» существовала еще одна самоходная артиллерийская установка на базе танка «Чи-Ха». Это была САУ «Хо-Ро»/«Тип 4». От других японских самоходок она отличалась конструкцией броневой рубки, а также вооружением. «Хо-Ро» являлась самой мощной САУ Японской империи: 150-миллиметровая гаубица «Тип 38» могла обеспечить уничтожение почти любых целей. Правда, самоходки «Тип 4» тоже не стали массовыми. Вся серия ограничилась лишь 25 машинами. Несколько первых серийных «Хо-Ро» успели поучаствовать в битве за Филиппины. Однако позже все имеющиеся самоходные гаубицы были переданы 4-й танковой дивизии. В составе этого подразделения самоходки «Тип 4» успели повоевать только на Окинаве, где несколько единиц были уничтожены ударами американских войск.

По материалам сайтов:
http://pro-tank.ru/
http://wwiivehicles.com/
http://www3.plala.or.jp/
http://armor.kiev.ua/
http://aviarmor.net/
http://onwar.com/

topwar.ru

Японские тяжелые танки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.