После принятия танка ИС-3 на вооружение в марте 1945 года и постановки машины на серийное производство в мае того же года на Челябинском Кировском заводе, она стала поступать на вооружение танковых войск Красной Армии (Советской – с 1946 года). В первую очередь танки ИС-3 передали на вооружение танковых полков в Группу войск в Германии, а затем и в другие части. 7 сентября 1945 года тяжелые танки ИС-3 прошли по улицам поверженного Берлина в составе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии, приняв участие в параде союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Впервые на параде в Москве новые танки ИС-3 показали 1 мая 1946 года.

Поступление танка ИС-3 в армию совпало с новой организационной перестройкой частей. Оргштатная реорганизация танковых войск после окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов была начата с приведения наименования их организационных форм в соответствие с боевыми возможностями, а также названием соответствующих форм стрелковых войск.


В июле 1945 года были утверждены перечни штатов танковых и механизированных дивизий, в которые переименовывались танковые и механизированные корпуса Красной Армии. Одновременно бригадное звено заменялось полковым, а бывшее полковое – батальонным. Из других особенностей этих штатов необходимо отметить замену самоходно-артиллерийских полков трех типов, имевших по 21 самоходной установке, гвардейским тяжелым танковым полком (65 танков ИС-2) и включение в состав таких дивизий гаубичного артиллерийского полка (24 гаубицы калибра 122 мм). Результатом перевода танковых и механизированных корпусов на штаты соответствующих дивизий стало то, что основными соединениями танковых войск стали механизированные и танковые дивизии.

В соответствии с указаниями Генерального штаба с 1 октября 1945 года был начат перевод танковых дивизий на новые штаты. По новым штатам в состав танковой дивизии входили: три танковых полка, тяжелый танкосамоходный полк, мотострелковый полк, гаубичный дивизион, зенитно-артиллерийский полк, дивизион гвардейских минометов, мотоциклетный батальон, саперный батальон и подразделения тылового и технического обеспечения.
Танковые полки по этим штатам сохраняли структуру прежних танковых бригад и были однотипными но боевому составу. Всего в танковом полку дивизии насчитывалось 1324 человека, 65 средних танков, 5 бронемашин и 138 автомобилей.

Мотострелковый полк танковой дивизии никаких изменений по сравнению с мотострелковой бригадой периода войны не претерпел – он по-прежнему не имел танков.


Реально новой боевой единицей танковой дивизии стал тяжелый танкосамоходный полк, имевший два батальона тяжелых танков, батальон самоходных установок СУ-100, батальон автоматчиков, зенитную батарею, и роты: разведывательную, управления, транспортную, а также ремонтную; взводы: хозяйственный и медико-санитарный. Всего в полку насчитывалось: личного состава 1252 человека, 46 тяжелых танков ИС-3, 21 самоходная установка СУ-100, 16 бронетранспортеров, шесть зенитных орудий калибра 37 мм, 3 пулемета ДШК и 131 автомобиль.

Организационно-штатная структура механизированных дивизий, независимо от их организационной принадлежности, была единой и соответствовала структуре и боевому составу механизированной дивизии стрелкового корпуса.

В механизированной дивизии 1946 года было: три механизированных полка, танковый полк, а также тяжелый танкосамоходный полк, дивизион гвардейских минометов, гаубичный полк, зенитно-артиллерийский полк, минометный полк, мотоциклетный батальон, саперный батальон, отдельный батальон связи, медсанбат и рота управления.

Как известно, в годы войны высшей организационной формой танковых войск, их оперативным объединением являлись танковые армии.
Учитывая повышение в послевоенные годы боевых возможностей войск вероятных противников, советское руководство пришло к выводу о необходимости резкого повышения боевых возможностей объединений танковых войск и увеличения их количества. В связи с этим в ходе организации сухопутных войск в их составе было сформировано девять механизированных армий вместо шести танковых.


Новое объединение танковых войск отличалось от танковой армии периода Великой Отечественной войны включением в его состав двух танковых и двух механизированных дивизий, что повысило (его) боевую мощь и оперативную самостоятельность. В механизированной армии в число различного вооружения находились 800 средних и 140 тяжелых танков (ИС-2 и ИС-3).

Учитывая возрастание роли и удельного веса танковых войск и изменение их организационной структуры, уже в первые послевоенные годы были предприняты попытки уточнить прежние положения о применении бронетанковых войск в наступлении с учетом изменения условий ведения боевых действий. Для этой цели в 1946-1953 годах был проведен ряд войсковых и командно-штабных учений, военных игр, полевых поездок и военно-научных конференций. Эти мероприятия оказали большое влияние на выработку официальных взглядов советского военного руководства на применение танковых войск в наступлении, которые были закреплены в Полевом уставе Вооруженных Сил СССР (корпус, дивизия) 1948 года, Боевом уставе БТ и MB Советской Армии (дивизия, корпус, батальон) 1950 года, проекте наставления по ведению операций (фронт, армия) 1952 года и Полевом уставе Советской Армии (полк, батальон) 1953 года.

В соответствии с этим и принятыми документами наступление рассматривалось как основной вид боевых действий войск, в результата которою могли быть достигнуты основные цели по полному разгрому противостоящего противника.


точки зрения последовательности решения боевых задач наступление делилось на два основных этапа: прорыв обороны противника и развитие наступления. При этом прорыв обороны считался важнейшим из этапов наступления, поскольку лишь в результате его осуществления создавались условия для успешного развития наступления в глубине. Согласно взглядам советского военного руководства, наступление начиналось с прорыва подготовленной или поспешно занятой противником обороны. Прорыв подготовленной обороны считался наиболее сложным видом наступления, вследствие чего ему уделялось особое внимание в руководящих документах и практике боевой подготовки войск.

При наступлении на подготовленную оборону и на укрепленный район тяжелый танкосамоходный полк предназначался для усиления средних танков и пехоты. Обычно он придавался стрелковым соединениям. Его тяжелые танки и самоходно-артиллерийские установки использовались для непосредственной поддержки пехоты, борьбы с танками, самоходными орудиями, артиллерией и огневыми точками противника, располагавшимися в фортификационных сооружениях. После прорыва тактической обороны противника на всю ее глубину армейский тяжелый танкосамоходный полк выводился в резерв командира корпуса или командующего армией и мог в дальнейшем использоваться по обстановке для борьбы с танками и самоходно-артиллерийскими частями и соединениями противника.

Переход войск в первые послевоенные годы на новую организационную основу намного повысил их возможности и по созданию устойчивой и активной обороны.


Танковые и механизированные части, соединения и объединения в обороне предполагалось использовать преимущественно во вторых эшелонах и резервах для нанесения мощных контрударов и контратак из глубины. Наряду с этим отечественной военной теорией допускалось применение танковых и механизированных дивизий, а также механизированной армии для ведения самостоятельной обороны на главных направлениях.

В обороне стрелковой дивизии часть подразделений танкосамоходного полка придавалась стрелковому полку первого эшелона. Большая же часть, а иногда и весь полк предполагалось использовать в качестве танкового резерва командира стрелковой дивизии для проведения контратак в случае прорыва противником первой позиции главной полосы обороны.

Отдельный тяжелый танкосамоходный полк (ИС-2, ИС-3 и СУ-100) в обороне общевойсковой армии предусматривалось использовать в качестве танкового резерва командующего армией или стрелкового корпуса для проведения контратак по вклинившемуся в оборону противнику, особенно на направлениях действий его танковых группировок.

В случае прорыва противника на глубину обороны полков первого эшелона проведение контратак силами танковых резервов признавалось нецелесообразным. В этих условиях разгром вклинившегося противника и восстановление обороны возлагалось на вторые эшелоны стрелковых корпусов, основу которых по опыту учений составляли механизированные дивизии.


В отличие от контратак в годы Великой Отечественной войны, которые обычно проводились только после предварительного занятия исходного положения, механизированная дивизия, как правило, проводила контратаку с ходу, используя из своего состава части танковых полков, имевшие на вооружении средние танки Т-34-85 при поддержке тяжелых танков ИС-2, ИС-3 и самоходных установок СУ-100 тяжелого танкосамоходного полка. Такой способ в большей степени обеспечивал сильный первоначальный удар.

Во фронтовой оборонительной операции механизированная армия обычно составляла второй эшелон фронта или резерв фронта и предназначалась для нанесения мощного контрудара но противнику и перехода войск в наступление.

Учитывая, что наступающий противник имел возможность создавать значительные по силе и удару группировки, насыщенные танками и огневыми средствами, оборону предусматривалось строить уже глубокоэшелонированную и полностью противотанковую. С этой целью подразделения тяжелого танкосамоходного полка придавались стрелковому батальону и стрелковому полку первого эшелона для усиления противотанковой обороны пехоты на первой позиции или глубине обороны.

Для усиления противотанковой обороны стрелкового корпуса и стрелковой дивизии, обороняющихся на важных направлениях, предусматривалось использовать часть подразделений отдельных тяжелых танкосамоходных полков общевойсковых армии и РВГК.

Для п.


вые испытания ядерного оружия показали, что наиболее устойчивой к его воздействию является бронетанковое вооружение и техника.

В начале 50-х годов в связи с разработкой способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия и поступлением в войска новой техники активно велась деятельность по совершенствованию штатной организации.

Для повышения живучести войск в условиях применения ядерного оружия новыми штатами, принятыми в 1953-1954 годах, предусматривалось резкое увеличение количества танков, бронетранспортеров, артиллерии и зенитных средств в их составе.

По новым штатам танковой и механизированной дивизий, принятым в 1954 году, в состав танковой дивизии был введен механизированный полк, а в состав танковых взводов танкового полка включили по 5 танков. Количество танков в танковом полку возросло до 105 машин.

В середине 1954 года были введены новые штаты для механизированных дивизий стрелковых корпусов. В механизированной дивизии стало: три механизированных полка, танковый полк, тяжелый танкосамоходный полк, отдельный минометный батальон, артиллерийский полк, зенитно-артиллерийский полк, отдельный разведывательный батальон, отдельный саперный батальон, отдельный батальон связи, рота радиохимической защиты и вертолетное звено.


В новой организации появилась тенденция снижения удельного веса стрелковых подразделений в составе соединений и частей, подтверждаемая заменой в составе тяжелых танкосамоходных полков танковой и механизированной дивизий батальонов мотострелковыми ротами. Подобное объяснялось стремлением уменьшить количество личного состава, не прикрытого броней, и тем самым повысить противоядерную устойчивость частей и соединений.
Как показал опыт боев Великой Отечественной войны и послевоенных учений, армии, прорывавшие оборону противника, остро нуждались в повышении их ударной силы, носителями которой в то время были тяжелые танки ИС-2 и ИС-3.

В 1954 году было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий. В состав тяжелой танковой дивизии входили три тяжелых танковых полка, на вооружении которых состояли 195 тяжелых танков типа ИС-2 и ИС-3. Характерным в организационно-штатной структуре тяжелой танковой дивизии было: низкий удельный вес пехоты (всего по одной мотострелковой роте в каждой из трех полков), отсутствие полевой артиллерии, сокращенный состав подразделений боевого обеспечения и обслуживания.

В том же году количество танковых (или самоходно-артиллерийских) батальонов в механизированной армии было увеличено с 42 до 44 (в том числе тяжелых – с 6 до 12), количество мотострелковых батальонов сокращено с 34 до 30. Соответственно количество средних танков увеличилось до 1233, тяжелых – до 184.


Количество тяжелых танков в танковой дивизии СА осталось неизменным – 46 танков ИС-2 и ИС-3. Количество тяжелых танков в механизированной дивизии возросло с 24 до 46, то есть по количеству тяжелых танков ИС-2 и ИС-3 она стала равной танковой дивизии.

Такие структуры и состав дивизий были обусловлены их предназначением и способами боевого применения и обеспечивали им высокую ударную силу, подвижность и управляемость.

Основными направлениями совершенствования организационно-штатной структуры танковых и механизированных дивизий было повышение их боевой самостоятельности, а также живучести, достигавшиеся повышением их огневой мощи, ударной силы и возможностей по всестороннему обеспечению боевых действий. Одновременно наметились тенденции повышения однородности боевого состава танковых соединений и частей и снижения в их составе удельного веса пехоты.

Необходимость защиты личного состава механизированных частей и соединений от поражения их огневыми средствами противника подтвердили венгерские события, произошедшие осенью 1956 года.

В годы Великой Отечественной войны Венгрия воевала на стороне Германии. На Восточном фронте против Красной Армии на территории СССР сражались 200 тыс. венгерских военнослужащих. В отличие от других союзников нацистской Германии – Италии, Румынии, Финляндии, которые после поражения вермахта в 1943-1944 годах вовремя повернули оружие на 180 градусов, венгерские войска в своем подавляющем большинстве сражались до конца. Красная Армия в боях за Венгрию потеряла 200 тыс. человек.


Согласно мирному договору 1947 года Венгрия потеряла все свои территории, приобретенные накануне и во время Второй мировой войны, и была вынуждена выплатить репарации: 200 млн. долларов – Советскому Союзу и 100 млн. долларов Чехословакии и Югославии. Советский Союз в соответствии с договором имел право держать в Венгрии свои войска, необходимые для поддержания коммуникаций со своей группой войск в Австрии.
В 1955 году советские войска покинули Австрию, но в мае того же года Венгрия вступила в Организацию Варшавского договора, а войска СА были оставлены в стране уже в новом качестве и получили наименование Особый корпус. В состав Особого корпуса входили 2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии, от ВВС – 195-я истребительная и 172-я бомбардировочная авиадивизии, а также вспомогательные части.

Большинство венгров не считали свою страну виноватой в развязывании Второй мировой войны и полагали, что Москва поступила с Венгрией крайне несправедливо, несмотря на то, что бывшие западные союзники СССР по Антигитлеровской коалиции поддержали все пункты мирного договора 1947 года. Кроме того, западные радиостанции «Голос Америки», Би-би-си и другие активно воздействовали на венгерское население, призывая его к борьбе за свободу и обещая немедленную помощь в случае восстания, включая вторжение войск НАТО на территорию Венгрии.

23 октября 1956 года в атмосфере назревающего общественного взрыва и под влиянием польских событий в Будапеште состоялась 200-тысячная демонстрация, в которой участвовали представители почти всех слоев населения. Она началась под лозунгами национальной независимости страны, демократизации, полного исправления ошибок «ракошистского руководства», привлечения к ответственности виновных за репрессии 1949-1953 годов. Среди требований фигурировали: немедленный созыв съезда партии, назначение Имре Надя премьер-министром, вывод советских войск из Венгрии, разрушение памятника И.В. Сталину. В ходе первых столкновений с силами охраны порядка характер манифестации изменился: появились антиправительственные лозунги.

Первый секретарь ЦК ВПТ Гере обратился к советскому правительству с просьбой ввести в Будапешт советские войска, находившиеся в Венгрии. В радиообращении к народу он квалифицировал произошедшее как контрреволюцию.

Вечером 23 октября 1956 года началось восстание. Вооруженные демонстранты захватили радиоцентр, ряд военных и промышленных объектов. В стране было введено чрезвычайное положение. На данный момент времени в г. Будапеште были дислоцированы около 7 тыс. венгерских военнослужащих и 50 танков. Ночью пленум ЦК ВПТ образовал новое правительство во главе с Имре Надем, который, присутствуя на заседании ЦК, не возражал против приглашения Советских войск. Однако на следующий день, когда войска вошли в столицу, Надь отклонил просьбу посла СССР в Венгрии Ю.В. Андропова подписать соответствующее письмо.

23 октября 1956 года в 23 часа начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршал Советского Союза В.Соколовский по телефону ВЧ отдал приказ командиру Особого корпуса генералу П.Лащенко о выдвижении войск в г. Будапешт (план «Компас»). В соответствии с решением правительства СССР «об оказании помощи правительству ВНР в связи с возникшими в стране политическими беспорядками» Министерство обороны СССР задействовало в операции лишь пять дивизий сухопутных войск. В их составе насчитывалось 31550 человек личного состава, 1130 танков (Т-34-85, Т-44, Т-54 и ИС-3) и самоходно-артиллерийских орудий (СУ-100 и ИСУ-152), 615 орудий и минометов, 185 зенитных орудий, 380 бронетранспортеров, 3830 автомобилей. Одновременно были приведены в полную боевую готовность авиационные дивизии, насчитывавшие 159 истребителей и 122 бомбардировщика. Эти самолеты, в частности, истребители, прикрывавшие советские войска, были нужны не против восставших, а на случай появления в воздушном пространстве Венгрии самолетов НАТО. Также в состояние повышенной боевой готовности были приведены некоторые дивизии на территории Румынии и Прикарпатского военного округа.

В соответствии с планом «Компас» в ночь на 24 октября 1956 года в Будапешт были введены части 2-й гвардейской дивизии. 37-й танковый и 40-й механизированный полки этой дивизии сумели очистить центр города от повстанцев и взять под охрану наиболее важные пункты (вокзалы, банки, аэродром, государственные учреждения). Вечером к ним присоединились части 3-го стрелкового корпуса Венгерской народной армии. В первые же часы они уничтожили около 340 вооруженных повстанцев. Численный и боевой состав советских частей, находившихся в городе, составлял около 6 тыс. солдат и офицеров, 290 танков, 120 бронетранспортеров и 156 орудий. Однако для боевых действий в большом городе с населением 2 млн. человек этого было явно не достаточно.

Утром 25 октября к Будапешту подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия, а к вечеру 128-я гвардейская стрелковая дивизия. К этому времени сопротивление повстанцев в центре Будапешта усилилось. Это произошло в результате убийства советского офицера и сожжения одного танка во время мирного митинга. В связи с этим 33-й дивизии была поставлена боевая задача: очистить от вооруженных отрядов центральную часть города, где уже были созданы опорные пункты повстанцев. Для борьбы с советскими танками они применяли противотанковые и зенитные орудия, гранатометы, противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью. В результате боя повстанцы потеряли только убитыми 60 человек.

На утро 28 октября был запланирован штурм центра Будапешта совместно с подразделениями 5-го и 6-го венгерских механизированных полков. Однако перед началом операции венгерские части получили приказ не участвовать в боевых действиях.

29 октября приказ о прекращении огня получили и советские войска. На следующий день правительство Имре Надя потребовало немедленного вывода советских войск из Будапешта. 31 октября все советские соединения и части были выведены из города и заняли позиции в 15-20 км от города. Штаб Особого корпуса разместился на аэродроме в Текеле. Одновременно Министр обороны СССР Г.К.Жуков получил указание от ЦК КПСС «разработать соответствующий план мероприятий, связанных с событиями в Венгрии».

1 ноября 1956 года венгерское правительство во главе с Имре Надем заявило о выходе страны из Варшавского договора и потребовало немедленного вывода советских войск. Одновременно с этим вокруг Будапешта создавался оборонительный рубеж, усиленный десятками зенитных и противотанковых орудий. В населенных пунктах, прилегавших к городу, появились заставы с танками и артиллерией. Численность венгерских войск в городе достигла 50 тыс. человек. Кроме того, более 10 тыс. человек входили в состав «национальной гвардии». Число танков увеличилось до ста.

Советское командование тщательно проработало операцию под кодовым наименованием «Вихрь» по захвату Будапешта, используя опыт Великой Отечественной войны. Основную задачу выполнял Особый корпус под командованием генерала П.Лащенко, которому были приданы два танковых, два элитных парашютно-десантных, механизированный и артиллерийский полки, а также два дивизиона тяжелых минометов и реактивных установок.
Дивизии Особого корпуса были нацелены на действия в тех же районах города, в которых они удерживали объекты до выхода из него в октябре, что несколько облегчало выполнение поставленных им боевых задач.

В 6 часов утра 4 ноября 1956 года по сигналу «Гром» началась операция «Вихрь». Передовые отряды и главные силы 2-й и 33-й гвардейских механизированных дивизий, 128-й гвардейской стрелковой дивизии в колоннах по своим маршрутам с различных направлений устремились к Будапешту и, преодолев вооруженное сопротивление на его окраинах, к 7 часам утра ворвались в город.

Соединения армий генералов А.Бабаджаняна и X.Мамсурова приступили к активным действиям по наведению порядка и восстановлению органов власти в Дебрецене, Мишкольце, Дьере и других городах.

Воздушно-десантные части СА разоружили венгерские зенитные батареи, блокировавшие аэродромы советских авиационных частей в Веспреме и Текеле.
Части 2-й гвардейской дивизии к 7 ч. 30 мин. захватили мосты через Дунай, парламент, здания ЦК партии, министерств внутренних и иностранных дел, госсовета и вокзала Нюгати. В районе парламента был разоружен батальон охраны и захвачены три танка.

37-й танковый полк полковника Липинского при захвате здания министерства обороны разоружил около 250 офицеров и «национальных гвардейцев».
87-й тяжелый танкосамоходный полк захватил арсенал в районе Фот, а также разоружил венгерский танковый полк.

За день боя частями дивизии было разоружено до 600 человек, захвачено около 100 танков, два склада артвооружения, 15 зенитных орудий и большое количество стрелкового вооружения.

Части из 33-й гвардейской механизированной дивизии, не встречая вначале сопротивления, овладели складом артвооружения в Пештсентлеринце, тремя мостами через Дунай, а также разоружили подразделения венгерского полка, перешедшего на сторону восставших.

108-й парашютно-десантный полк 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии внезапными действиями разоружил пять венгерских зенитных батарей, которые блокировали аэродром в Текле.

128-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Н.Горбунова действиями передовых отрядов в западной части города к 7 часам овладела аэродромом Будаерш, захватив при этом 22 самолета, а также казармы школы связи, разоружила механизированный полк 7-й механизированной дивизии, пытавшейся оказать сопротивление.

Попытки частей дивизии овладеть площадью Москвы, Королевской крепостью, а также кварталами, прилегавшими с юга к горе Геллерт, из-за сильного сопротивления успеха не имели.

По мере продвижения советских дивизий к центру города вооруженные отряды оказывали более организованное и упорное сопротивление, особенно с выходом подразделений к Центральной телефонной станции, району Корвин, вокзалу Келети, Королевской крепости и площади Москвы. Опорные пункты венгров стали более мощными, в них увеличилось количество противотанковых средств. Часть общественных зданий также была подготовлена к обороне.
Требовалось усилить войска, действовавшие в городе, и организовать подготовку и поддержку их действий.

Для быстрейшего разгрома вооруженных отрядов в Будапеште по указанию маршала Советского Союза И.Конева Особому корпусу СА дополнительно были приданы два танковых полка (100-й танковый полк 31-й танковой дивизии и 128-й танкосамоходный полк 66-й гвардейской стрелковой дивизии), 80-й и 381-й парашютно-десантные полки из 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизии, стрелковый полк, механизированный полк, артиллерийский полк, а также два дивизиона тяжелой минометной и реактивной бригад.

Большинство этих частей было придано на усиление 33-й механизированной и 128-й стрелковой гвардейских дивизий.

Для овладения сильными очагами сопротивления – районом Корвин, Университетским городком, площадью Москвы, Королевской площадью, где находились вооруженные отряды численностью до 300-500 человек, командиры дивизий были вынуждены привлечь значительные силы пехоты, артиллерии и танков, создать штурмовые группы и применить зажигательные снаряды, огнеметы, дымовые гранаты и шашки. Без этого попытки овладения указанными очагами сопротивления приводили к большим потерям в личном составе.

5 ноября 1956 года части 33-й гвардейской механизированной дивизии генерала Обатурова после мощного артиллерийского налета, в котором принимали участие 11 артиллерийских дивизионов, имевших в составе около 170 орудий и минометов, взяли последний сильно укрепленный опорный пункт повстанцев в переулке Корвин. В течение 5 и 6 ноября части Особого корпуса продолжали ликвидацию отдельных групп повстанцев в Будапеште. 7 ноября в Будапешт прибыл Янош Кадар и вновь сформированное правительство ВНР.

В ходе боевых действий потери советских войск составили 720 человек убитыми, 1540 ранеными, 51 человек пропал без вести. Больше половины этих потерь понесли части Особого корпуса, преимущественно в октябре. Части 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизий потеряли 85 человек убитыми, 265 ранеными и 12 человек пропавшими без вести. В уличных боях было подбито и повреждено большое количество танков, бронетранспортеров и другой боевой техники. Так, части из 33-й гвардейской механизированной дивизии потеряли в Будапеште 14 танков и самоходных установок, 9 бронетранспортеров, 13 орудий, 4 боевые машины БМ-13, 6 зенитных орудий, 45 пулеметов, 31 автомобиль и 5 мотоциклов.

Участие тяжелых танков ИС-3 в боевых действиях в Будапеште было единственным за время их эксплуатации в советских танковых частях. После мероприятий по модернизации машины, проводившихся в 1947-1953 годах и вплоть до 1960 года при проведении капитального ремонта сначала на заводах промышленности (ЧКЗ и ЛКЗ), а затем на заводах капитального ремонта министерства обороны, танки ИС-3, получившие обозначение ИС-3М, эксплуатировались в войсках до конца 70-х годов.

Впоследствии часть машин была поставлена на хранение, часть – по истечении срока эксплуатации, а также замены новыми тяжелыми танками Т-10 – на списание или в качестве мишеней на танковых полигонах, а часть использовалась в укрепрайонах на советско-китайской границе в качестве неподвижных огневых точек. Как уже отмечалось выше, танки ИС-3 (ИС-3М) вместе с тяжелыми танками ИС-2 и Т-10 с его последующими модификациями были сняты с вооружения Российской (Советской) Армии в 1993 году.

Хотя танк ИС-3 (ИС-3М) и не принимал участия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, во многих городах России он был установлен в качестве памятника в честь победы в этой войне. Большое количество этих машин имеется в музеях многих стран мира. Танки ИС-3М в Москве представлены в экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на Поклонной горе, в Музее Вооруженных Сил Российской Федерации, в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Во время серийного производства танк ИС-3 на экспорт не поставлялся. В 1946 году два танка были переданы советским правительством в Польшу для ознакомления с конструкцией машины и подготовки инструкторов. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах в Варшаве. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из учебных полигонов. Второй танк ИС-3был передан в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в мгузее которой он хранится по настоящее время.

В 1950 году один танк ИС-3 был передан Чехословакии. Кроме того, значительное количество танков ИС-3 было передано КНДР. В 60-х годах в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку этих тяжелых машин.

В конце 50-х годов танки типа ИС-3 и ИС-3М были поставлены Египту. 23 июля 1956 года танки ИС-3 приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство лее танков ИС-3 и ИС-3М из 100 машин, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах.

Эти танки приняли участия в боевых действиях во время так называемой «шестидневной» войны, начавшейся 5 июня 1967 года на Синайском полуострове между Египтом и Израилем. Решающую роль в боевых операциях в этой войне играли танковые и механизированные соединения, основу которых с израильской стороны составляли американские танки М48A2, английские «Центурион» Мк.5 и Мк.7, вооружение которых было модернизировано в Израиле путем установки более мощной 105-мм танковой пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками. С египетской стороны им противостояли танки советского производства: средние Т-34-85, Т-54, Т-55 и тяжелые ИС-3. Тяжелые танки ИС-3, в частности, имелись на вооружении 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис-Рафах. 60 танков ИС-3 состояли на вооружении и 125-й танковой бригады, которая занимала боевые позиции близ Эль-Кунтиллы.

Тяжелые танки ИС-3 (ИС-3М) могли стать серьезным противником для израильтян, однако этого не произошло, несмотря на то, что несколько танков М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя танк ИС-3 проигрывал более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и устаревшая система управления огнем, а также неприспособленность для работы в жарком климате двигателя В-11. Кроме того, сказалась и недостаточная боевая подготовка египетских танкистов. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один танк ИС-3М был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в… открытый башенный люк, поскольку египетские танкисты шли в бой с открытыми люками, чтобы иметь возможность быстрее покинуть танк в случае его поражения.

Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-3М, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге «шестидневной» войны египетская армия потеряла 72 танка ИС-3 (ИС-3М). К 1973 году в египетской армии имелся только один танковый полк, на вооружении которого состояли танки ИС-3 (ИС-3М). На сегодняшний день данных об участии этого полка в боевых действиях нет.

А вот армия обороны Израиля использовала трофейные танки ИС-3М до начала 70-х годов, в том числе и в качестве танковых тягачей. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 с трофейных танков Т-54А. На части танков одновременно с двигателем менялась и крыша МТО, очевидно, вместе с системой охлаждения. Один из таких танков в настоящее время находится на Абердинском полигоне в США.

К арабо-израильской войне 1973 года израильтяне с нескольких танков ИС-3М сняли двигатели и трансмиссии, а на освободившихся местах разместили дополнительный боекомплект. Эти танки были установлены на наклонных бетонных площадках, что позволило обеспечить углы возвышения стволов танковых пушек до 45°. Два таких танка ИС-3 использовались в ходе «Войны на истощение» в 1969-1970 годах в укрепленном пункте «Темпо» («Окраль») так называемой «Линии Бар-Лева» (самый северный укрепленный пункт из расположенных вдоль Суэцкого канала, в 10 км к югу от Порт-Саида). Еще два танка типа ИС-3, оборудованных аналогичным образом, были установлены в укрепленном пункте «Будапешт» (на берегу Средиземного моря, в 12 км к востоку от Порт-Саида). После израсходования запасов трофейных боеприпасов к пушкам Д-25Т эти машины в ходе боевых действий вновь попали в руки египтян.

topwar.ru

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703) 7 сентября 1945 года в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Парад принимали от СССР маршал Г.Жуков, от США генерал Дж.Паттон, от Великобритании генерал Робертсон и от Франции генерал Кениг. Парад открыла пехота, и после короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна очень разношерстных боевых машин. Здесь были лёгкие танки M24 «Чаффи» американского 705-го танкового батальона, за ними следовали танки французской 1-й танковой дивизии, бронетанковые войска Великобритании представляли танки «Комета». И в заключение парада чинно и важно пророкотали своими дизелями танки ИС-3 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии.

Как и следовало ожидать, новые советские боевые машины произвели на союзников сильное впечатление и некоторое время были сенсацией в сообщениях западной прессы. Несмотря на завершение войны, танк ИС-3 находился в интенсивном серийном производстве с программой 350 танков в месяц. Сначала их выпуск шел параллельно ИС-2, но с осени они полностью вытеснили своих старших собратьев из сборочных цехов ЧКЗ. Несмотря на то что расчетная себестоимость серийных машин ИС-3 должна была составлять 320 000 рублей, реально она с самого начала производства не поднималась выше 290 тыс.руб., а с июня составила всего 267 000 руб. Всего за время серийного производства заводом было сдано 2310 танков ИС-3, но…

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703)

С начала войсковой эксплуатации танки ИС-3 вдруг стали сопровождать отрицательные отзывы и рекламации, так что со второй половины 1946 г. только что изготовленные танки начали отправляться для проведения ремонта и модернизации по программе УКН. В этом месте многие послевоенные авторы с яростью обрушиваются на какие-то «конструктивные дефекты», которые якобы имели место быть у танка ИС-3, но отмеченные дефекты имели место быть не только у ИС-3, но также у ИС-2, Т-34, Т-44 и Т-54. Они были связаны с окончанием войны и ужесточением требований к ресурсу танков в целом и отдельных его узлов в частности. Для определения перечня мероприятий к данному типу танков была создана комиссия из представителей штаба БТМВ и Минтрансмаш, которая для тяжелых танков типа ИС-3 в 1946 г. потребовала реализации следующих мероприятий:
1) увеличение ресурса двигателя дизеля до (не менее) 250 моточасов, защитить двигатель при погибе днища от взрывов противоклиренсных фугасов;
2) увеличение ресурса трансмиссии до 2000 км межремонтного пробега;
3) предотвращение течи масла из КПП. механизмов поворота, бортовых редукторов и опорных катков танка;
4) улучшение вентиляции боевого отделения с возможностью продувки канала ствола после выстрела, или дополнения танка фильтровентиляционной установкой приточного типа;
5) введение механизма облегчения заряжения орудия в движении;
6) улучшение системы командирской наводки башни танка.

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703)

Танки ИС-3 стали первыми танками, подвергшимися большому объему работ по УКН, доводящих их до состояния пригодности к эксплуатации в мирное время. Эти работы для ИС-3 проводились спешно в период 1947-1953 гг. В ходе этого были усилены подмоторный фундамент и кронштейны крепления двигателя, усилено крепление КПП, сменен подбашенный лист с беговой дорожкой погона, доработана конструкция главного фрикциона, введены новые уплотнения бортовых редукторов и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Начиная с 1950 г. на танки начали устанавливать двигатель В-2-54 (В-54). При этом масса танка возросла до 48,5-49 т.

Все было бы ничего, но однажды в ходе обстрела танка ИС-3 из 100-мм орудия бронебойный снаряд попал как раз в ребро («горбинку») на лобовой детали. И это привело к катастрофе. Бронекорпус танка ИС-3 моментально лопнул по сварным швам, превратившись в плохо скрепленную кучу бронелистов… «Мы все были в шоке. Самый мощный танк имеет ахиллесову пяту и может быть полностью разрушен одним удачным попаданием», – говорил Л. Горлицкий.
НИИ-48 совместно с ВНИИ-100 спешно принялись подкреплять лобовую часть корпуса, но репутация танка в целом была подпорчена. Танк ИС-3 был выведен из разряда перспективных, хотя выпуск его продолжался.

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703)

Корпус тяжелого танка ИС-3 (объект 703) имел переднюю часть, весьма выгодную с точки зрения снарядной стойкости. Лобовые листы корпуса были установлены с двойным наклоном и под большим углом к вертикали. В послевоенной литературе для такой формы установился термин «Щучий нос», хотя в документах НКТП 1945 г. эта форма именуется «нос с горбинкой», или «таранный нос». Верхней части бортов был придан обратный наклон, позволяющий уместить широкий погон башни без уширения колеи. Наклонные бронелисты в нижней части бортов позволили снизить массу корпуса и усилить броневую защиту в наиболее ответственных местах. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи по типу Т-34 и ИС-2 был выполнен откидным.

Механик – водитель размещался впереди по оси машины, что улучшало обзор и уменьшало риск его гибели при наезде гусеницы на противотанковую мину. Над сиденьем механика-водителя имелся люк со сдвигающейся в сторону крышкой, в которой устанавливался смотровой прибор. Перед открыванием люка смотровой прибор надо было вынимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной эвакуационный люк. Литая башня танка ИС-3 имела приплюснутую сферо – эллиптическую форму. В крыше башни располагался большой овальный люк, закрытый в боевых условиях двумя крышками. В правой крышке был установлен смотровой прибор заряжающего – МК-4. в левой, где располагался командирский люк наблюдения, была смонтирована панорама. танковый прибор наблюдения командира, ТПК-1. Прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, целеуказания и корректировки артогня. Для снижения высоты машины командирской башенки танк не имел, хотя по одному из вариантов предусматривалась ее установка. Еще один прибор наблюдения наводчика типа МК-4 устанавливался в верхней передней части башни, слева по ходу.

Механизм поворота башни – планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатыми приводами. Электропривод оборудовался системой командирского управления, когда командир мог, удерживая цель в поле зрения смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня автоматически останавливалась. Максимальная скорость поворота башни составляла 12°/с.

Тяжёлый танк ИС-3 (объект 703)

Вооружение танка ИС-3 состояло из 122-мм танковой пушки Д-25Т обр. 1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ, которые были установлены в литой маске башни. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда достигала 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ-17 составляла 5000 м, а предельная с помощью бокового уровня – 15 000 м. Скорострельность 2-3 выстр./мин. На крыше башни на зенитной турели мог устанавливаться зенитный 12,7-мм пулемет ДШК. Примерно с 1948 г. на многих танках зенитные пулеметы были демонтированы.

Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания. в том числе: 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные – в серо-стальной, или «дикий». Боекомплект пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемёта ДШК – 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемёт, остальные размешались в боевом отделении.

Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-3 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см и максимальной мощностью 520 л.с. (382,5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса. В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.

Система охлаждения – жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией, воздухоочистители типа «Мультициклон». В систему охлаждения встроен котел для подогрева охлаждающей жидкости зимой с помощью паяльной лампы. Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов емкостью 5 л каждый, расположенных под верхними наклонными листами лобовой час-ти корпуса. Инерционный стартер в отличие от ИС-2 отсутствовал.

Трансмиссия – механическая. Главный фрикцион – многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач (КП) – восьми скоростная, с демультипликатором. Планетарные механизмы поворота – двухступенчатые, располагались на концах главного вала КП. Блокировочные фрикционы ПМП – многодисковые, сухие, сталь по стали. Тормоза плавающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи – понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом. Ведущие колеса имели съемные венцы с 14 зубьями. Направляющее колесо было взаимозаменяемым с опорными катками. Механизм натяжения гусениц – винтовой, кривошипный. В подвеске танка имелось 6 пар сдвоенных опорных и 3 пары поддерживающих катков. Подвеска опорных катков – индивидуальная, торсионная. Гусеница – мелкозвенчатая, цевочного зацепления, трак литой, или фасонно кованый. Номинальное число траков в каждой гусеничной ленте – 86, минимально допустимое – 79. Соединение траков – открытым шарниром. Шаг трака – 160 мм, ширина – 650 мм.

Система электрооборудования – однопроводная, напряжением 24 вольта. В сети пять источников питания – электрогенератор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи. Потребители электроэнергии – системы внешнего и внутреннего освещения танка, электромотор поворота башни, электростартер, сигнал, системы связи.
К системам связи на танке ИС-3 относятся радиостанция 10-РК-26 (10-Р на ранних) и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.

Тактико-технические характеристики танка ИС-3
Длина с пушкой вперёд, мм 9850
Ширина корпуса, мм 3150
Высота, мм 2450
Клиренс, мм 465
Бронирование
Тип брони стальная литая и катаная
Лоб корпуса (верх), мм/град. 110 / 82
Лоб корпуса (середина), мм/град. 110 / 56+30
Лоб корпуса (низ), мм/град. 110 / 63
Борт корпуса (верх), мм/град. 90 / 60 +30 / 30
Борт корпуса (низ), мм/град. 90 / 0—60
Корма корпуса (верх), мм/град. 60 / 48
Корма корпуса (низ), мм/град. 60 / 41
Днище, мм 20
Крыша корпуса, мм 20
Лоб башни, мм/град. 110
Маска орудия, мм/град. 250
Борт башни, мм/град. 110…220 / 0…60
Корма башни, мм/град. 110…220 / 0…60
Крыша башни, мм 20 / 82…90
Вооружение:
Калибр и марка пушки 122-мм Д-25T обр. 1944 г.
Тип пушки нарезная пушка
Длина ствола, калибров 48
Боекомплект пушки 28
Прицелы телескопический шарнирный ТШ-17, панорама Герца, боковой уровень
Пулемёты 1 x 12,7-мм ДШК, 1 x 7,62-мм ДТМ
Тип двигателя — В-11-ИС3, дизельный V12, мощность 520 л.с.
Скорость по шоссе, км/ч 40
Запас хода по шоссе, км 185
Преодолеваемый подъём, град. 32
Преодолеваемая стенка, м 1,0
Преодолеваемый ров, м 2,5
Преодолеваемый брод, м 1,4

www.dogswar.ru

Tank Is-3 – video

Creating a project of a new heavy tank codenamed "Kirovets-1" began in late summer 1944 of the year. The first experimental batch of heavy tank IS-3 left the factory workshop in May 1945 of the year. The gun was equipped with a two-chamber muzzle brake and horizontal wedge gate with semi-automatic mechanical type. Rate 2-3 rounds / min. Gun ammunition consisted of 28 rounds of separate loading, including 18 with high-explosive shells and 10 with armor-piercing. On the roof of the tower, antiaircraft turret was 12.7 mm machine gun DSK. Power reserve — 340 km. IS-3 tank was in mass production until mid 1946 of the year (at 1945 was for some time with the IS-2). IS-3 arrived on arms tankosamohodnyh heavy regiment of the Soviet Army.

Tank IS-3

When drafting the tank IS-3 findings of the commission were taken into account, who investigated the conditions in front combat damage, obtained by tanks during the Battle of Kursk. It drew the attention of mass destruction frontal elements of the hull and turret. It was therefore decided to work on the basis of the JS-2 new design of the tower and the hull to make them streamlined and sharply differentiate the armor protection. As a result, design work slope welded sheets, especially in front of the case, I was brought up to the highest possible. 110-mm thick plates were placed so the front armor, that formed trohskatnaya, conical, stretched forward nose portion, dubbed the "pike nose". Luke placed in the roof above the driver, which was not the tank IS-1 and IS-2. Eliminating the need for a through peepholes in the frontal armor to the driver-mechanic — it was replaced periscope vision devices. The new design will provide the best form of armor protection protivosnaryadnym. new, flattened, Tower design was subsequently used in the IS-7, and T-10, and also provided snaryadostoykost significantly better compared with previous embodiments towers, mounted on Soviet tanks.

Tank IS-3

modifications

IS-3M — an upgraded version of the IS-3.

IS-3K — commander’s version of IS-3 tank, equipped with additional radio R-112 and charger AB-1-P / 30.

IS-3MK — commander’s version of the JS-3M with the same, as the EC-3K, equipment.

Design

EC-3 had a classic layout, with the location of the engine compartment in the rear part, Management offices — in front, and combat — in the middle. The crew consisted of four people: the driver, gunner, loader and commander.

Tank IS-3

Armor hull and turret

IS-3 has a powerful and highly differentiated armor protection (for your time 1945 year), located under optimal angles and calculated, Firstly, on fire protection the most powerful modern tank and anti-tank guns in the frontal plane and the majority of the fire tank and anti-tank guns — primarily from the German 88-mm rifled tank gun 8.8 cm KwK 43 and 7,5 cm KwK 42, while providing virtually full protection against the most common towed 75-mm anti-tank guns 7.5 cm Pak 40.

Body armor of the tank by welding going from rolled homogenous steel armor sheet thickness 20, 30, 60, 90 and 110 mm. A head tank performed a reservation of armor plating thickness 110 mm according to the scheme, known as the "pike nose", and consisted of two converged wedge left and right upper plates, disposed obliquely to the vertical, 56 ° and 43 ° with gateways, the bottom plate, angled 63 °, and the roof of the driver’s compartment, disposed obliquely 73 °. Each of the hull sides consisted of two thick armor plates 90 mm: the top, angled 60 ° and form a bead niche, and the lower vertical. Besides, upper bead 30 mm were covered screens, angled 30 °, together with unarmored shelves nadgusenichnyh, form additional side niches, accessed are outside the tank. Aft collected from 60 mm armor plates: lower, angled 41 °, and several upper, had slope 48 °. The roof body 20 was made of several mm bronelistov. bottom of the hull, flat in the area of ​​transmission compartment and the "trough-shaped" in the rest of the body, It was punched out and are also made from 20mm bronelista.

EC-3 tower was an integral casting from a shaped homogeneous armor steel and had a near-flattened hemispherical shape, drop-shaped in plan. The wall thickness of the tower to the sides and aft ranged from 220 mm at the bottom to 110 mm at the top, in front of the same until it reaches 255 mm. In general, the tilt angles, is from -8 ° to 35 °, They were selected in such a way, to anywhere in the tower wall of the horizontal thickness is not less than 160 mm. In front of the tower were embrasures for guns and coaxial machine gun, Blanking is fixed on the barrel cannon cast mantle result, wherein the thickness reached 250 mm.

Tank IS-3

weaponry

The main IC arms 3 was 122 mm rifled tank gun D-25T sample 1943 of the year, which had a barrel length 48 calibres / 5852 mm and an initial velocity armor-piercing projectile 800 m / s. Gun D-25T had a horizontal wedges with a semi-automatic mechanical type, electromagnetic and mechanical slopes. Gun recoil device consisted of hydraulic recoil buffer and hydropneumatic recuperator, located above the gun barrel to the left and right, respectively. The gun was set in front of the tower in the trunnion coupled with a machine gun installation, which allowed its guidance in the vertical plane by means of a sector-type mechanism ranging from -3 to + 20 °.

Guidance twin installation on the target was carried out by means of a telescopic swivel sight TS-17, which took 4 × magnification and field of view 15 °. Besides, firing from covered positions gun was equipped with a side level indicator and azimuth.

Gun ammunition consisted of 28 shots separate-case loading with armor-piercing and high-explosive cannon steel long grenades. of shells 25 They were placed in a tray laying on the sides of the tower, yet 3 They are on a stand in the fighting compartment. Of the sleeves on 6 They were placed in packing on both sides of the driver, by 4 placed on the top housing sheets Lockers, 5 I was laying on the floor of the crew compartment, the others were placed in the stacking homutkovyh: two — on the partition wall of the engine compartment, and one more — on the right side of the hull. Since the high-explosive shells are large, at 11 from places only armor-piercing shells were placed boeukladki.

Tank IS-3

In paired with a gun installation was located 7.62 mm machine gun DTM. Ammunition gun was 2000 rounds: 1200 — with a light bullet, 200 — from armor-piercing incendiary and 600 — tracer. Of them 756 rounds in 12 disk stores 63 chuck, rest 1244 stored in a standard capping does not curb the stores.

On the roof of the tower, an annular turret, It was located 12.7 mm anti-aircraft gun a heavy or DShK DShKM, which had a circular firing at the corners vertical crosstalk from -4 to + 84 °. The machine gun was equipped with a red-dot sight K-8T, designed for firing at air targets, We move at a speed of up to 400 km / h at an altitude of 400 m. Also, the machine gun could be used for firing at ground targets, however, its use was associated with a significant risk for the shooter, which was supposed to do the waist up out of the hatch from under the protection of armor. In the stowed position with a turret gun was dismantled and is fixed on the right side of the tower. Ammunition gun was 300 rounds in 6 tapes of 50 pcs. Of this number, 225 cartridges were filled armor-piercing incendiary bullet B-32, a 75 — armor-piercing incendiary tracer BZT. Also in the fighting compartment for the crew placed 25 grenades F-1 or offensive RG-42 and two 7.62-mm-submachine gun PPP-43 and 1000 cartridges for them.

Tank IS-3

observation and communication tools

The driver in a non-combat conditions monitored the terrain of his hatch, in battle he used the periscope viewing device MK-4 — a copy of the British Mk.IV, Let’s all-round visibility. The device was made easily removable, and before opening the driver’s hatch it should be removed. tanks, upgraded to the standard IS-3M, there was also a passive device TVN-1 Night Vision, which can be installed in place MC-4, or on a separate rack when driving with an open hatch. The design of the inspection device of the driver was also changed, eliminating unnecessary with the driver’s seat all-round visibility. tank commander, gunner and loader also had one device MC-4, which were placed on the roof of the tower. When you upgrade to the standard IS-3M, commander of MK-4 was replaced by a more adapted for this purpose binocular device TPK-1, provide 1 × or 5 × magnification.

It had simplex telephone-telegraph station for external communication on the IS-3 10RK-26, located in the turret of a tank on the left of the gun and equipped with whip antenna length from 1 to 4 m. 10RC-26 provides the connection to the telephone mode at a range of 35-40 km and 20-25 km places on the go. For internal communication of the tank install telephone tank intercom TPU-4-bis-F at all crewmembers, connected to a radio station.

Tank IS-3

Tank IS-3 Rear view on the island of Shikotan. Kuriles, Cape "Edge of the World"

Engine and transmission

EC-3 was mounted V-shaped 12-cylinder four-stroke diesel engine with liquid cooling model B-11, develops power 520 l. from. the motor supply system included four total capacity of the fuel tank 425 l, disposed in the engine compartment on either side of the motor and internal recesses nadgusenichnyh, as well as four external cylindrical fuel tanks, placed on the roof of the engine compartment, capacity of 90 l fuel. Engine cooling system consisted of two plate-tube radiators, arranged in a semicircle on the main clutch, which is fastened on the shaft and ventilators. To facilitate the start-up in cold weather the engine was equipped with a heating device.

The structure of IS-3 transmission included:

– multidisc clutch master dry friction (Stal on brake) servo;
– manual four-way four-stage gearbox with reduction gear;
– Two on-board turning mechanism, consisting of planetary gear set, stopping the reels, multiplate friction clutch dry (Steel on Steel) and band brake;
– two planetary final drives.

Tank IS-3

Tank IS-3 is a front view on the island of Shikotan. Kuriles, Cape "Edge of the World"

Chassis

Chassis IP-3 on each side of the drive wheel consisted of, sloth, six double cast neobrezinennye track roller diameter 550 mm and three doubles rubber molded diameter support rollers 385 mm. Suspension of rollers — individual, torsionnaya, without shock absorbers.

Caterpillar IS-3 — width 650 mm, steel, melkozvenchataya, lantern meshing, open metal hinge. Caterpillar each side consisted of 86 Trakov, first — out 43 ridge and 43 flat, but with 1947 , the tracks of the tank began to be collected only from the comb trucks.

Machines based on the IS-3

– ISU-152 form 1945 of the year (An object 704; should not be confused with ISU-152 sample 1944 of the year, created on the basis of EC-2) — experienced ACS, with 152-mm howitzer-gun ML-20cm as the primary arms. released 1 prototype.

Tank IS-3

Operation and use of combat

Soviet army

Contrary to popular belief, prevailing in the older sources, IS-3 tanks were not used in the fighting of World War II, but these combat vehicles in the amount of 52 pcs 7 September 1945 year participated in the Berlin parade of allied troops in honor of the victory in World War II as part of the Red Army, which made a strong impression on the Western allies of the USSR anti-Hitler coalition. There is also an opinion, EC-3 could be used during the fighting against Japan in August 1945 , as part of the combat test. IS-3 used in the suppression of the Hungarian uprising 1956 of the year. Losses were individual machines. Hungarian events were the only episode of the participation of IS-3 in the fighting in the USSR Armed Forces.

Other countries

IS-3 is practically supplied the allies of the USSR in the Warsaw Pact. Two tanks were 1946 was transferred to Poland to study the structure of the machine and training of trainers. Subsequently, tanks were used in parades and as training until 1970. Another tank was in 1950 It was handed over to Czechoslovakia.

– The greatest number of IS-3 was delivered to Egypt, received a total 100 machines such as the base modifications, and IS-3M. The first of these came in the late 1950s, The main part of the tanks was delivered in 1962-1967 years. As part of the IS-3 Egyptian army used during the Six-Day War 1967 of the year. Significant progress in the course of the war IS-3 did not reach, being, usually, in the hands of maloobuchennyh crews and acting in terms of the war against vysokomanovrennoy more mobile and a whole modern enemy tanks, possessing in addition much higher rate of fire, such as "Centurion" or M48, although the last few IS-3 still managed to knock out. During the retreat of the Egyptian troops simply abandoned their tanks, including IS-3, all the Egyptians in the war lost 72 This type of tank, more than half of which was cast in good condition. For Yom Kippur War 1973 More years remained one regiment in the Egyptian army, complete with IS-3, but information about his participation in the war is not.

A certain amount of wrecked or abandoned Egyptians 1967 year cars were seized by the IDF, and operated as a part of their own armored forces before the beginning of the 1970s, both as combat vehicles, and tank trucks. Some of the tanks at the same time had worn instead of its own diesel engine B-54, removed from T-54/55, often at the same time transferred and the roof of the engine compartment. In the fighting as tanks IS-3 Israelis were not applied, but few machines dismantled the engine and transmission, in place which housed the extra ammo, It was used in the years 1969-1970 during the War of Attrition as a fixed gun emplacements, and two of them after discharging ammunition were re-captured by the Egyptian army.

A significant number of IC-3 was transferred Korea, in the 1960s, armed Korean People’s Army had at least two regiments, armed them.

Tank IS-3

The performance characteristics of IS-3

Crew, pers.: 4
developer: KB CTZ
years of production: 1945—1946
years of operation: 1945—1969
The number of issued, PC.: 1555
The layout: classical
Major operators: the USSR, North Korea, Egypt

All the IS-3

– 49 tonnes

IS-3 Dimensions

– body Length, mm: 6900
– Length with gun forward, mm: 9850
– housing width, mm: 3150
– Height, mm: 2450
– Clearance, mm: 450

Armor IS-3

– Type broni: Steel cast and rolled
– housing forehead (top), mm / city.: 110 / 72°
– housing forehead (middle), mm / city.: 110 / 55°+43° (dual slope)[1]
– housing forehead (through), mm / city.: 110 / 63°
– body board (top), mm / city.: 90 / 60° +30 / 30°
– body board (through), mm / city.: 90 / 0..60°
– housing feed (top), mm / city.: 60 / 48°
– housing feed (through), mm / city.: 60 / 41°
– Bottom, mm: 20
– corps roof, mm: 20
– tower forehead, mm / city.: 250
– gun mantlet, mm / city.: 250
– board towers, mm / city.: 110…220 / 0…60°
– tower feed, mm / city.: 110…220 / 0…60°
– tower roof, mm: 20 / 82…90°

Armament IS-3

– Caliber guns and stamp: 122-mm D-25T arr. 1943 g.
– gun type: rifled tank gun
– barrel length, calibres: 48
– gun ammunition: 28
– Angles BH, city.: —3…+20°
– Angles GN, city.: 360°
– firing range, km: about 15
– sights: telescopic articulated TS-17, Hertz view, side level
– Shotgun: 1 × 12,7-mm DShK, 1 × 7,62-DTM mm

Engine IS-3

– engine’s type: The 11-IS3
– Engine power, l. from.: 520

IS-3 Speed

– Road speed, kmh: 40
– Speed ​​over rough terrain, kmh: 16 by continent

– Cruising on the highway, km: 315
– Cruising cross country, km: 150 by continent
– power density, l. p. / m: 11,2
– suspension type: individual torsion
– Unit ground pressure, kg / cm²: 0,85…0,87
– Gradeability, city.: 32
– to overcome the wall, m: 1,0
– trench, m: 2,5
– fording, m: 1,4

soldat.pro

Вес танка ис 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.