Тяжелый танк

В разное время, в разных государствах существовало большое количество классификаций танков, в зависимости от военной доктрины и используемых технологий. Танки распределялись по массе, по вооружению, по назначению.

  • 1 Типы танков
    • 1.1 Танки Первой мировой войны
    • 1.2 Танки 1930—1945 годов
      • 1.2.1 Советская классификация
        • 1.2.1.1 Танкетка
        • 1.2.1.2 Малый танк
        • 1.2.1.3 Лёгкий танк
        • 1.2.1.4 Средний танк
        • 1.2.1.5 Тяжёлый танк
        • 1.2.1.6 Специальные танки
      • 1.2.2 Франко-британская классификация
        • 1.2.2.1 Пехотный танк
        • 1.2.2.2 Крейсерский танк
    • 1.3 Танки второй половины XX века
      • 1.3.1 Основной боевой танк (ОБТ)
      • 1.3.2 Плавающий танк

  • 2 См. также
  • 3 Ссылки

Типы танков

Танки Первой мировой войны

Первые танки появились в ходе Первой мировой войны. Танк Mark I, впервые использованный англичанами в бою против германской армии, выпускался в двух модификациях: «самка» (англ. Female) — с пулемётным вооружением, и «самец» (англ. Male) — с пулемётом и двумя 57-мм пушками. Впоследствии свои первые танки разработали Франция, Германия и другие государства. Танки того времени распределялись прежде всего по массе: лёгкие, средние и тяжёлые.

Танки 1930—1945 годов

По окончании Первой мировой войны опыта, необходимого для выработки стратегии использования бронетехники, танкостроители и военные не получили. Конструкции танков постепенно усложнялись, их назначение и разнообразие увеличивалось. Появились новые классы танков, а также многократно пересматривались и изменялись пределы боевой массы лёгких и средних танков, которые продолжали постоянно расти.

Советская классификация

Линейные (общего назначения) танки по классификации, принятой в СССР:

Танкетка

К танкеткам относились лёгкие боевые гусеничные одноместные или двухместные, бронированные, вооружённые пулемётом машины 1920—1930-х годов, массой до трёх тонн, предназначавшиеся для разведки и связи (например, Т-27).


Малый танк

К малым танкам относились танки, имевшие массу до 5 т и вооружённые одним или несколькими пулемётами. Малый танк предназначался для ведения разведки в интересах общевойсковых и танковых частей и соединений, а также использовался как средство связи и транспортировки. Большинство малых танков были выполнены плавающими, и поэтому могли применяться при форсировании водных преград. К малым танкам относились Т-37, Т-38 и другие.

Лёгкий танк

К лёгким танкам относились танки, имевшие боевую массу до 15 т (позднее — до 20 т) и вооружённые малокалиберной пушкой и пулемётом, или пулемётами. Лёгкие танки являлись основным средством усиления пехоты или конницы во всех видах общевойскового боя. К лёгким танкам относились Т-18, все модели БТ, Т-26, Т-50, Т-60, Т-70, Т-80, Mk IV, M24 Chaffee, PzKpfw I, PzKpfw II, LT-35, LT-38 и другие.

Средний танк

К средним танкам относились танки, имевшие боевую массу до 30 т и вооружённые пушкой крупного калибра и пулемётами. Средние танки предназначались для усиления пехоты при прорыве сильно укреплённой оборонительной полосы противника. К средним танкам относились Т-28, Т-34, Т-44, Т-111, M4 Sherman, PzKpfw III, PzKpfw IV и другие.

Тяжёлый танк

К тяжёлым танкам относились танки, имевшие боевую массу свыше 30 т (позднее — 40 т) и вооружённые орудием крупного калибра и пулемётами.


ществовали также тяжёлые танки с несколькими орудиями разных калибров. Тяжёлые танки предназначались для усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укреплённой обороны противника и атаки его укрепрайонов. К тяжёлым танкам относились все модификации танка КВ, ИС-2, PzKpfw V «Пантера» (по немецкой классификации считалась средним танком — у немцев танки классифицировались по калибру орудий), PzKpfw VI «Тигр», PzKpfw VI Ausf. B «Королевский тигр» и другие.

Специальные танки

К специальным танками относились:

  • Артиллерийские танки, для поддержки линейных танков, имели по сравнению с ними более мощное вооружение.
  • Химические танки, вооружённые огнемётами или оснащённые приборами дымопуска, предназначались для огнеметания по живой силе и огневым точкам противника, а также для постановки дымовых завес, заражения и дегазации местности.
  • Инженерные танки использовались для преодоления различных инженерных заграждений и естественных препятствий.
  • Радиотанки были оснащены аппаратурой для организации радиосвязи командования танковых частей и соединений с вышестоящими штабами.
  • Танки-транспортёры предназначались для снабжения линейных танков боеприпасами и горюче-смазочными материалами в ходе боя, транспортировки пехоты к месту боевых действий и эвакуации раненых.

Франко-британская классификация

В Великобритании и Франции стратегия ведения боя с помощью бронетехники предполагала участие двух групп танков:


Пехотный танк

К пехотным танкам относятся танки непосредственной поддержки пехоты при штурме укреплённых позиций. Невысокие требования к скорости позволили конструкторам оснастить их бронёй более мощной, чем у среднего танка. Его главная цель — подавление или разрушение укреплённых огневых точек, уничтожение вражеских солдат, защита пехоты от контратаки, преодоление защитных укреплений.

По советской классификации пехотные танки можно было бы отнести к средним или тяжёлым танкам. На начало Великой Отечественной войны к пехотным танкам в СССР можно отнести лёгкий танк Т-26, который, однако, даже на тот момент не соответствовал по своим характеристикам защищённости настоящим пехотным танкам; к концу войны — тяжёлый танк прорыва ИС-2. В европейской традиции к пехотным танкам относятся английские «Матильда II» (англ. Matilda II) и «Черчилль» (англ. Churchill).

Крейсерский танк

К крейсерским танкам относятся быстрые танки с лёгкой бронёй и небольшими орудиями, созданные для быстрого проникновения в тыл противника и нанесения урона путём неожиданных атак. На практике в ходе Второй мировой войны эти танки оказались малоэффективными — это было вызвано в первую очередь тем, что командование не умело правильно тактически и стратегически использовать имеющуюся в их распоряжении технику и использовало мобильные и слабобронированные крейсерские танки в роли пехотных, что вызывало огромные потери в технике. Единственной страной, которая успешно применяла чисто крейсерские танки в ходе Второй мировой войны, была Германия. Эффективность была достигнута в связи с высокой выучкой личного состава и грамотной подготовкой командного состава, что позволило германской армии одержать ряд значительных успехов в начале Второй мировой войны.


По советской классификации крейсерские танки можно было бы отнести к лёгким и средним танкам, например танки БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7 и т. д.) и другие. В германской традиции к таким танкам можно отнести танки PzKpfw III. В англо-американской традиции примером крейсерского танка может послужить английский «Крусейдер» (англ. Crusader).

В начале 1930-х годов в СССР начинается производство быстроходных танков. Ряд исследователей относят эти танки к танкам развития прорыва. В рамках этой концепции отличилось КБ завода им. Коминтерна под руководством А. А. Морозова, которое последовательно разрабатывая это направление в танкостроении и создало следующую линейку образцов бронетехники: БТ-2 (1931), БТ-5 (1933), БТ-7 (1934). В дальнейшем, развивая концепцию быстроходного танка, КБ завода им. Коминтерна в 1939 году запустило в производство танк Т-34 обр. 1939 года, который был во многом конструктивным наследником линейки танков БТ. Трофейные танки этого типа использовались вермахтом.

Танки второй половины XX века

Вторая мировая война дала сильнейший толчок развитию танкостроения. Был накоплен богатый опыт ведения войны с участием бронетехники. Разработаны новые крупнокалиберные орудия, новые виды брони, появилась защита от радиации и ОМП, появился стабилизатор наведения и автомат заряжания, а также многое другое (см. Танк). Наряду с изменениями строения и назначения танков и бронетехники изменилась и система их классификации:


  • Лёгкие танки с появлением ракетного вооружения и крупнокалиберных танковых орудий разделились на две группы. Первая группа — средства поддержки пехоты (БМП, БТР и т. д.) и вторая — противотанковые и противовоздушные ракетные комплексы.
  • Улучшение характеристик и изменение тактических качеств средних танков привело к преобразованию среднего танка в «основной боевой танк».
  • Благодаря развитию ракетного вооружения тяжёлые танки практически исчезли. Их заменили самоходные артиллерийские установки (САУ).

Основной боевой танк (ОБТ)

В настоящее время является основой современной танковой армии любой страны. Основное предназначение: усиление пехоты и техники при всех видах общевойскового боя, прорыв укреплённых позиций, уничтожение огневых точек, техники и живой силы противника, быстрая организация оборонительных рубежей. Современные ОБТ имеют мощные пулемёты и орудия, имеют ракетное вооружение, хорошо защищены динамической и активной бронёй. Однако даже тяжело бронированные современные танки очень уязвимы перед современными противотанковыми средствами (ракетное оружие, мины, ручные гранатомёты), что неоднократно показывали локальные конфликты.

Одними из первых ОБТ стали такие танки как PzKpfw VI и Т-34.

Плавающий танк

К плавающим танкам относилась серия советских танков ПТ, например, ПТ-76.

См. также


  • Танк
  • Самоходная артиллерийская установка
  • Боевая машина поддержки танков
  • Быстроходные танки
  • Сверхтяжёлый танк (en:Superheavy tank)

dic.academic.ru

С появлением танков у многих конструкторов возникла вполне логичная мысль, что значительные размеры танка позволят максимально бронировать его и сделать неуязвимым для огня противника, а большая грузоподъемность – усилить его вооружение. Такие танки фактически могли бы стать подвижными фортами, поддерживающими пехоту при прорыве оборонительных порядков противника. В условиях Первой мировой войны (далее – ПМВ), когда правительства стран мира направляли многомиллионные средства на снабжение стремительно растущих армий, росло и финансирование самых фантастических проектов, суливших скорую победу.

Начиная с ПМВ и до самого окончания Второй мировой войны (далее – ВМВ) были разработаны сотни самых невообразимых бронированных монстров, из которых до воплощения в металле дошли лишь единицы. В этой статье дан обзор десяти самых тяжелых, самых больших и самых невероятных бронемашин различных стран мира, которые были частично или полностью воплощены в жизнь.


«Царь-танк»

Самым крупным по своим габаритам был российский «Царь-танк». Его разработчик Николай Лебеденко (в честь него машину также иногда называют «танком Лебеденко» или «машиной Лебеденко») неизвестными нам путями добился аудиенции императора Николая ІІ, которая состоялась 8 января (по новому стилю – 21 января) 1915 года. На аудиенцию инженер принес искусно сделанную деревянную самоходную модель своего детища, которая заводилась и двигалась благодаря патефонной пружине. По воспоминаниям придворных конструктор и царь несколько часов возились с этой игрушкой «аки дети малыя», создавая ей искусственные препятствия из подручных средств – томов «Свода законов Российской империи». Царь был настолько поражен моделью, которую Лебеденко, в конце концов, ему подарил, что одобрил финансирование проекта. Своей конструкцией танк напоминал огромный артиллерийский лафет с двумя большими передними колесами. Если модель держали за заднюю часть «лафета» колесами вниз, то она была похожа на спящего под потолком нетопыря, из-за чего машина получила прозвища «Летучая мышь» и «Нетопырь».

Изначально было понятно, что проект нежизнеспособен. Самым большим и уязвимым элементом нового танка были огромные 9-метровые колеса, несущей конструкцией которых были спицы. Их создали такими, чтобы повысить проходимость танка, но они легко выводились из строя даже артиллерийской шрапнелью, не говоря уже о фугасных или бронебойных снарядах.


зникли проблемы и с проходимостью машины. Тем не менее, благодаря царскому протежированию танк был быстро построен. Уже в августе 1915 года он был собран на импровизированном полигоне в районе города Дмитрова Московской области, однако по причине неудовлетворительной проходимости так и остался ржаветь под открытым небом до начала 20-х годов, пока не был разобран на металлолом. В итоге тысячи рублей государственных средств были потрачены впустую.

Боевые отделения танка размещались в корпусе, расположенном между его гигантскими колесами. Вооружение размещалось в пулеметной башенке на шесть пулеметов, надстроенной над корпусом, а также в спонсонах, расположенных в его торцах, выступавших за колеса. В спонсонах могло размещаться как пулеметное, так и артиллерийское вооружение. Предусматривалось, что экипаж танка составит 15 человек. Перпендикулярно к корпусу располагался «лафет», основным предназначением которого было создание упора при стрельбе. По «лафету» экипаж попадал в боевые отделения танка.

Габариты «Царь-танка» поражали воображение – его длина составляла 17,8 метра, ширина – 12, высота – 9. Весил он 60 тонн. Эта машина стала самым большим по габаритам и самым нелепым танком в мировой истории.

Char 2C (FCM 2C)

Этот французский танк стал самым большим и тяжелым серийным танком за всю мировую историю танкостроения. Он был создан судостроительной компанией FCM в самом конце ПМВ, но участия в боевых действиях так и не принял.


замыслу конструкторов Char 2C должен был стать танком прорыва, который мог бы эффективно преодолевать немецкие траншеи. Французским военным эта идея понравилась, и 21 февраля 1918 года у FCM было заказано 300 машин. Однако пока судостроители разворачивали производство, война закончилась. Танк оказался нетехнологичным и недешевым, а изготовление каждой его единицы занимало много времени. В результате до 1923 года было изготовлено всего 10 машин. Так как французское правительство после ПМВ испытывало известные финансовые трудности, а Char 2C стоил очень дорого, было принято решение остановить его производство.

Char 2C весил 75 тонн, его экипаж составлял 13 человек. Он был вооружен одной 75-мм пушкой и 4-мя пулеметами. Двигатели танка «съедали» в среднем 12,8 литра на один преодоленный машиной километр, поэтому бака емкостью 1280 литров хватало максимум на 100–150 км пути, а на пересеченной местности это расстояние было и того меньше.

Char 2C состояли на вооружении французской армии до 1940 года. С началом боевых действий на территории Франции во время ВМВ батальон этих уже устаревших танков отправили к театру боевых действий. 15 мая 1940 года состав с материальной частью батальона попал в железнодорожную пробку при следовании к местам выгрузки в районе города Нешато. Так как выгрузить столь тяжелые танки с платформ не представлялось возможным, а к станции, на которой застрял состав, приближались немецкие войска, французские экипажи уничтожили свои бронированные машины и отступили. Однако, как вскоре выяснилось, уничтоженными оказались не все Char 2C. В частности, машина №99 попала в руки немцев неповрежденной и испытывалась ими на полигоне Куммерсдорф. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

K-Wagen

В конце марта 1917 года Инспекция автомобильных войск кайзеровской Германии поручила главному инженеру своего опытного отделения Йозефу Фольмеру создать танк, который по своим техническим параметрам был бы способен прорывать вражеские линии обороны.

В случае успешного и своевременного его завершения этот танк стал бы самым тяжелым танком ПМВ – его вес достигал бы 150 тонн. В качестве силовых установок для него были выбраны два шестицилиндровых бензиновых двигателя фирмы «Даймлер» мощностью по 650 л.с. каждый. Танк должен был вооружаться 4-мя 77-мм орудиями, размещенными в спонсонах и 7-ю 7,92-мм пулеметами MG.08. Из всех супертяжелых танков у K-Wagen был самый многочисленный экипаж – 22 человека. Длина танка достигала 12,8 метров, и если бы не российский «Царь-танк», он стал бы самым длинным сверхтяжелым танком в истории танкостроения. В проектной документации танк назывался Kolossal-Wagen, Kolossal или K. Общепринятым является использование индекса «K-Wagen».

В апреле 1918 года началась постройка этих машин, но быстрое окончание войны остановило все работы. Немецкие танкостроители почти закончили сборку первого экземпляра танка, а для второго были готовы бронекорпус и все основные агрегаты, кроме двигателей. Но войска Антанты приближались к немецким предприятиям, и все изготовленное было уничтожено самими производителями.

FCM F1

В начале 30-х годов французским военным функционерам стало ясно, что танк FCM 2C безнадежно устарел. Так как французская военная мысль считала, что будущие войны будут носить такой же позиционный характер, как и ПМВ, в Париже решили, что армии необходимы новые тяжелые танки прорыва.

В феврале 1938 года Консультационный совет по вооружениям во главе с генералом Дюфло определил основные тактико-технические характеристики будущего танка для объявления проектного конкурса. Совет выдвинул следующие требования к вооружению машины: одна пушка большого калибра и одно скорострельное противотанковое орудие. Кроме того, новый танк должен был снабжаться противоснарядным бронированием, выдерживающим попадание снарядов всех известных на тот момент противотанковых артиллерийских систем.

В конкурсе участвовали крупнейшие французские танкостроители (компании FCM, ARL и AMХ), однако начать создание прототипа смогла лишь компания FCM. Ее инженеры спроектировали танк с двумя башнями, расположенными по принципу линкоров на разных уровнях, чтобы они не мешали друг другу вести круговой обстрел. В задней (более высокой) башне должно было устанавливаться 105-мм орудие основного калибра. В передней башне – монтироваться 47-мм скорострельная противотанковая пушка. Толщина лобового бронирования машины составляла 120 мм. Предполагалось, что прототип будет готов к концу мая 1940 года, но этому помешало стремительное немецкое наступление во Франции. Дальнейшая судьба полуготовых прототипов неизвестна.

TOG II

В октябре 1940 года был создан первый экземпляр опытного британского танка TOG І. Его название, расшифровывающееся как «The Old Gang» (англ. – «старая банда»), намекало на солидный возраст и опыт его создателей. Старые принципы танкостроения проявились в компоновке и внешнем виде этой боевой машины, а также в ее характеристиках. TOG І имел компоновку, типичную для времен ПМВ, и обладал низкой скоростью в 5 миль/ч (8 км/ч). Орудия и пулеметы, первоначально размещенные в спонсонах, со временем заменили башней от танка Matilda II, монтируемой на крыше корпуса. Его гусеницы, так же как и у других танков времен ПМВ, охватывали корпус, а не размещались по бокам от него, как у современных танков. Так как вес машины составлял 64,6 тонны, к сверхтяжелым танкам ее отнести сложно. Танк несколько раз модернизировали вплоть до 1944 года, но в серию он так и не пошел.

В 1940 году параллельно с TOG І началось создание TOG ІІ. В металле он был реализован к весне 1941 года. Этот танк сделали более тяжелым, чем предыдущую модель – он весил 82,3 тонны. Благодаря большой длине, независимой торсионной подвеске, а также тому, что привод каждой гусеницы осуществлялся отдельным электродвигателем, этот танк обладал повышенной проходимостью. Электродвигатели питались от генератора, приводимого в движение дизельной силовой установкой. Поэтому, несмотря на большой вес, танк мог преодолевать стены высотой 2,1 метра и рвы шириной 6,4 метра. Его отрицательными качествами была низкая скорость (максимум 14 км/ч) и уязвимость гусениц, конструкция которых безнадежно устарела. Танк получил специально сконструированную башню, в которой размещалось единственное танковое орудие калибра 76,2 мм и пулемет. В дальнейшем продолжались модернизации конструкции, появились проекты TOG ІІ(R) и TOG III, но ни один из них так и не был запущен в серийное производство.

Pz.Kpfw VIII Maus

В декабре 1942 года на аудиенцию к Гитлеру был вызван Фердинанд Порше, конструкторы фирмы которого закончили проект сверхтяжелого танка Maus (нем. – «мышь»). Через год, 23 декабря 1943 года, первый прототип танка вышел из ворот танкостроительного предприятия «Алкетт» (Альмеркише Кеттенфабрик ГмбХ), входившего в государственный концерн Рейхсверке. Это был самый тяжелый изготовленный танк за всю историю мирового танкостроения – его вес достигал 188 тонн. Лобовая бронеплита достигала толщины 200 мм, а кормовая – 160 мм. Несмотря на то, что танк обладал огромной массой, в процессе его испытаний выяснилось, что он очень маневрен, легко управляем и обладает высокой проходимостью. Танк подвергся доработке, прошел полигонные испытания, и был изготовлен его второй экземпляр. Но во второй половине 1944 года у Германии закончились средства для обеспечения регулярных поставок даже серийных танков, не говоря уже о запуске в производство новых дорогостоящих машин.

В середине апреля 1945 года Куммерсдорфский полигон был захвачен советскими войсками. Оба экземпляра танка, которые были выведены из строя во время боев за полигон, отправили в СССР. Там из двух поврежденных машин была собрана одна целая, которая и по сей день экспонируется в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

A39 Tortoise

С начала 1943 года в Великобритании началась разработка нового танка прорыва. Проект получил название Tortoise (англ. – «сухопутная черепаха»), так как предусматривал, что будущий танк будет иметь толстую броню, мощное вооружение и вряд ли сможет обладать высокой скоростью. В результате конструкторских изысканий на свет появился целый ряд проектов машин с индексом «АТ», так никогда и не пошедших в серию. В конце концов конструкторы и заказчики от Комитета по развитию спецтехники Министерства снабжения Великобритании остановились на модели АТ-16, которая получила официальный индекс «А39». В феврале 1944 года к изготовлению было заказано 25 единиц, которые должны были изготовить к сентябрю 1945 года. Однако в мае 1945 года боевые действия в Европе закончились, и комитет сократил заказ до 12 машин. В феврале 1946 года заказ еще раз уменьшили вдвое, и в результате были изготовлены только 5 машин. Агрегаты же шестого экземпляра A39 использовали как источник запчастей.

На самом деле Tortoise являлся не танком, а САУ, так как у А39 не было башни, а 94-мм пушка размещалась прямо в лобовой части боевой рубки. Однако по британской классификации САУ не могла быть настолько тяжелой (вес А39 достигал 89 тонн), и было решено классифицировать ее как танк. Слева от орудия находился пулемет BESA (английская версия чехословацкого ZB-53), а еще два таких пулемета были установлены в башенке на крыше машины. САУ не пошла в крупную серию, так как на фоне современных ей тяжелых советских танков (после войны Британия рассматривала СССР как основного потенциального противника) она была устаревшей и по подвижности (максимальная скорость – 19 км/ч), и по вооружению, хотя ее мощное лобовое бронирование толщиной в 228 мм впечатляло современников.

Pz.Kpfw. E-100

Эта машина создавалась как альтернатива танку Pz.Kpfw VIII Maus, сконструированному фирмой Порше. Фактически Фердинанд Порше воспользовался своим положением, будучи хорошим знакомым рейхсминистра вооружений Тодта и будучи на короткой ноге с самим Гитлером. Используя свои связи, Порше способствовал закрытию проекта другого сверхтяжелого танка VK 7201 «Тяжелый Лев» (Schwere Löwe) производства концерна «Крупп». Между тем другой немецкий танковый конструктор и функционер Генрих Эрнст Книпкамп в пику Порше инициировал начало разработки целой серии танков, которые должны были заменить в войсках все типы бронированных боевых гусеничных машин, начиная от танков разведки и заканчивая сверхтяжелыми танками прорыва. Последним и должен был стать Е-100.

Из всех машин «Серии Е» разработка танка Е-100 продвинулась дальше всего. Этот танк должен был быть легче, чем Maus (140 тонн против 188), и при этом бронированным на том же уровне. Его сконструировали таким образом, чтобы у бронеплит было как можно меньше прямых углов (в отличие от танка Maus, борта которого были практически вертикальны). Разрабатывались три варианта башни этого танка, первым из которых была башня танка Maus со 128-мм орудием. Правда, в варианте для танка Е-100 128-мм пушку решили заменить на 150-мм. Башню должны были изготавливать предприятия концерна «Крупп», на них же должны были разработать и способ установки орудия. Этот вариант оказался предпочтительнее, чем два остальных, но в металле не был реализован ни один из них. Если бы немцам все-таки хватило времени, Е-100 получил бы самую мощную пушку за всю историю создания сверхтяжелых танков. Был создан всего один экземпляр шасси этого танка, который испытывался на полигоне Хайстенбек с муляжом башни. В конце войны это шасси попало к английским войскам в виде трофея и позже было вывезено в Великобританию, где его внимательно изучили местные инженеры.

T28-T95 (Turtle)

За океаном тоже не сидели сложа руки. В сентябре 1943 года в США начались работы над собственным танком прорыва. Штаты готовились вступить в войну в Европе и опасались, что преодолеть «Атлантический вал», выстроенный немцами на побережье, а затем и Линию Зигфрида, будет непросто. Но, как это часто бывает, армейские функционеры спохватились довольно поздно (видимо, забыв учесть, что создание принципиально новых танков – это длительный процесс).

В качестве основного вооружения на танк планировали установить 105-мм пушку Т5Е1. Начальная скорость ее снаряда, как считали военные функционеры, была достаточной для того, чтобы пробивать бетонные стены ДОТов. Пушка должна была размещаться в лобовом бронелисте машины – к такому решению пришли, чтобы уменьшить силуэт Т-28. На самом деле новая машина была не танком, а САУ прорыва – американские военные это со временем осознали, и машину переименовали в САУ Т-95. Как это любят делать американцы, заодно ей присвоили и прозвище «Turtle» (англ. – «черепаха»). САУ снабдили электрической трансмиссией, разработанной для установки на танки Т1Е1 и Т23.

Проектные изыскания и бюрократические проволочки привели к тому, что решение об изготовлении прототипов приняли лишь в марте 1944 года. Но военные забраковали готовый проект и заказали три машины, лобовое бронирование которых должно было достигать 305 мм, что в полтора раза превышало запланированные ранее 200 мм. После внесенных изменений вес машины вырос до 86,3 тонны. Чтобы уменьшить давление на грунт и увеличить проходимость САУ, ее гусеницы решили сделать двойными. В результате новый проект был готов только к марту 1945 года, когда боевые действия в Европе и на Тихоокеанском фронте приближались к концу. Первый прототип был отгружен на Абердинский полигон тогда, когда надобность в нем уже давно отпала, – 21 декабря 1945 года. Изготовление второго экземпляра закончили 10 января 1946 года.

В результате длительных испытаний, проводившихся в 1947 году, американские военные вновь переименовали Т95 в танк прорыва Т28, так как, по их мнению, САУ столько весить не могла. Почти одновременно с этим они пришли к выводу, что низкая скорость машины не отвечает современным условиям ведения войны. В результате от Т28 (Т95) отказались, но, возможно, американским бюрократам просто надоело ломать голову над классификацией этой машины.

«Объект 279»

Было бы несправедливым обойти вниманием СССР – страну, которую можно по праву назвать самой «танковой» державой XX века. В прошлом столетии советскими предприятиями было произведено наибольшее количество танков и спроектировано наибольшее количество их моделей. Однако сверхтяжелыми танками в стране Советов не увлекались. До начала ВМВ на них просто не хватало средств, а во время войны – еще и времени. Так, летом 1941 года на ленинградском Кировском заводе разработали проект сверхтяжелого танка КВ-5, вес которого достигал бы 100 тонн, но в августе к Ленинграду приблизились немецкие войска, и работы над этим проектом были прекращены.

После окончания ВМВ, с появлением кумулятивных боеприпасов, всем танковым конструкторам стало понятно, что нерационально создавать боевые машины тяжелее 60 тонн. При таком большом весе их невозможно сделать быстрыми и маневренными, а, значит, несмотря на самое мощное бронирование, их быстро подобьют. Но на горизонте маячил призрак ядерной войны, и конструкторы начали разрабатывать машины, которые должны были вести боевые действия в невиданных доселе условиях.

В 1957 году в КБ Ж. Я. Котина ленинградского Кировского завода под руководством Л. С. Троянова был создан удивительный танк. Хотя он весил всего 60 тонн и по массе не может претендовать на звание супертяжелого танка, зато по уровню бронирования – вполне. Толщина стенок его литой башни по периметру составляла 305 мм. При этом толщина лобовой брони достигала 269 мм, бортов – 182 мм. Такая толщина брони была получена благодаря оригинальной форме корпуса, больше похожего на летающую тарелку, чем на танк. Необычному изделию присвоили индекс «Объект 279». Экспериментальную бронированную машину вооружили 130-мм нарезной пушкой М-65 с системой продува ствола. Из всех реализованных в металле сверхтяжелых танков калибр основного орудия «Объекта 279» является самым большим.

Машина была снабжена сложной системой нерегулируемой гидропневматической подвески и двойными гусеницами. Такое техническое решение позволило уменьшить давление на грунт, увеличить проходимость танка, но серьезно ухудшило его маневренность. Этот фактор, а также сложность машины в обслуживании послужили причиной того, что проект не пошел дальше создания и испытаний прототипа.

warspot.ru

К тяжелым танкам относились боевые машины массой свыше 30 тонн (позднее  — больше 40 т.),  вооруженные пушкой крупного калибра и несколькими пулеметами. Тяжелые танки использовались при наступлении на сильно укрепившегося противника для поддержки наступающей пехоты и средних танков. Они должны были вести борьбу с танками, самоходной и полевой артиллерией противника, разрушать долговременные огневые точки, уничтожать живую силу и огневые средства пехоты противника. Тяжелые танки широко применялись, в составе штурмовых групп  в уличных боях или при взятии крепостей.

Несмотря на внешнюю внушительность и «грозность» тяжелых танков, их использование решающего влияния на ход Второй мировой войны они не оказало. Примером этого может служить массовое танковое сражение на Курской дуге в 1943 г., где Германия сделала ставку, как раз на тяжелые танки.

Краткая характеристика строительства тяжелых танков выглядит следующим образом.

Английский пехотный танк Mk-IV «Churchill» был спроектирован в 1939-1940 годах и серийно производился с 1941 г. Как и другие английские пехотные танки, он отличался устаревшей конструкцией, слабым вооружением и очень низкой подвижностью, но крайне толстая для своего времени броня позволила ему относительно успешно воевать до самого 1945 года. Тяжелым танком прорыва не мог называться даже теоретически.

Французские сверхтяжелые танки «Char 2-C» были построены в 1919-1923 гг. для психологического воздействия на моральное состояние войск противника, поскольку других положительных качеств не имели. Участия в боевых действиях не принимали, точная их судьба не известна.

США так и не смогли разработать тяжелый танк. Появившийся в конце войны М-26 «Pershing» создавался как средний танк, однако для психологической поддержи войск был назван тяжелым. По ТТХ он мало отличался от «Шермана» и существенно недотягивал до тяжелого танка прорыва.

Таким образом, лишь Германия и СССР осуществляли интенсивную гонку в строительстве тяжелых машин, однако разными путями.

Германское командование, в ответ на действующие в СССР средний танк Т-34 и тяжелый КВ, потребовало от танкостроителей создать машины способные противостоять танкам противника в сочетании с качествами танков прорыва. Спустя два года были созданы, по сути, истребители танков: тяжелый танк «PzKpfw V» (Пантера) с характеристиками среднего и тяжелый танк «PzKpfw VI» (Тигр). Они обладали значительной броней и мощными пушками, оснащенными превосходной системой наведения, оптикой прицеливания и устройствами продувки ствола после выстрела. Остальные боевые свойства (надежность, маневренность, ремонтопригодность) оказались явно недостаточными.

В СССР, предпочитая борьбу с танками противника отдать на откуп артиллерии, изначально тяжелые машины создавали, как танки прорыва, нацеленные на преодоление укрепленных позиций и поддержку пехоты. Так, в этом направлении на протяжении всей войны модернизировался тяжелый танк КВ, и параллельно эму создавался принципиально новый  танк  ИС. Советские танки лидировали в устройствах стабилизации, обзорно-прицельных систем, одними из первых получили электроспуск орудия. Применение та танке ИС-2 раздельного-гильзового заряжания боеприпаса, позволяло производить лишь 2-3 выстрела в минуту, что было в 2 раза медленнее немецких орудий, которые снабжались унитарным боезапасом.

Сравнивая «Tiger II» и ИС-2 в «дуэльном» бою, что случалось довольно редко, следует отметить, что шансы на победу у танков были примерно одинаковы и зависели от условий боя. Вероятность поражения цели первым выстрелом в обоих танков была одинакова, кучность боя пушек также существенно не отличалась. При действиях из засады «Tiger II» гарантировано пробивал любую броню ИС-2, в то время когда советский танк при попадании в лоб добивался успеха лишь в двух местах (маска орудия и соединение башни с корпусом). В условиях маневренного боя ИС-2 гарантировано заходил с боков или сзади, где броню легко пробивал и Т-34. Более  90%  немецких тяжелых танков на Восточном фронте были уничтожены именно таким образом.

Использование тяжелых танков обуславливало специфическую тактику их действий. Так в состав танковых батальонов, вооруженных танками «Tiger» обязательно входила ремонтная рота, оснащенная специальной техникой для эвакуации и ремонта машин. Передвижение танков происходило только после тщательной разведки маршрутов, немногие мосты могли выдержать вес стальных монстров. На марше колонна останавливалась сначала через 5 км, а дальше каждые 10-15 км для проведения технического осмотра машин. Чтобы заглушить шум двигателей танков прибегали к акустической маскировке (артканонада, полеты самолетов на малых высотах). Тяжелые танки выдавал не только гул двигателей, но и характерные следы широких гусениц, которые впоследствии заметали. Огромный расход топлива требовал постоянного нахождения поблизости топливозаправщиков. Первые успехи танков породили миф об их неуязвимости и способности в одночасье решить ход боя. Многие командиры вермахта уверовали в этот миф. Эта вера дорого обошлась танкистам. Танки «Tiger» стали бросать на передовую взводами, полувзводами и даже одиночными танками без прикрытия пехотой. В результате росли потери материальной части танковых батальонов. На «тиграх» концентрировался огонь артиллерии, танков, самоходок и даже пехоты противника. Одиночные танки нуждались в пехотном прикрытии, а также — в пространстве для маневра, в то время как многие сухопутные командиры отводили тяжелому танку роль подвижной огневой точки. Наибольшую помощь своей пехоты тяжелые  танки  могли  принести,  оставаясь  в  ближнем  тылу  на  хорошо  подготовленных огневых позициях.

В этом случае танки «Tiger» имели наиболее выигрышную тактическую ситуацию: внезапный огонь с замаскированных позиций, возможность смены заранее подготовленных позиций, сведенный к минимуму риск поражения танков артиллерийским огнем или авиацией противника.

В танковой атаке танки «Tiger» движутся в первом эшелоне или на фланге атакующей танковой роты и часто останавливаются для осмотра местности. Чтобы обеспечить лучший обзор, командиры танков открывают башенные люки. Попав под огонь, они разворачиваются лбом в направлении противника и начинают атаку, делая короткие остановки для выстрела. Пехота сопровождает танки, поддерживая их огнем из пулеметов и автоматов. Когда танки приближаются к противотанковым пушкам их пытаются уничтожить огнем прямой наводкой. Пока танки «Tiger» ведут бой, остальные танки роты продолжают атаку, уничтожая обнаруженные противотанковые пушки. Тяжелые танки действуют осторожно, атакуя по фронту и избегая флангового огня. Наткнувшись на плотную оборону, они отступают, стараясь не поворачиваться кормой. Иногда танки сопровождают корректировщики огня, которые направляют огонь немецкой артиллерии на цели на передовой. Танк «Tiger» мог вести эффективный огонь против танков с дистанции 3000 м., а по другим целям до 5000  м.

                Для борьбы с танками «Tiger» рекомендовалось вести артиллерийский огонь по корме и бортам, используя моменты преодоления танком естественных и искусственных преград, которое он осуществлял с трудом. Огонь по гусеницам могли вести любые орудия, вплоть до применения противотанковых ружей или гранат.

                Тактика использования тяжелых советских танков ничем особенным не отличалась. В первой половине войны им могли противостоять только 88-мм зенитные орудия. Однако укреплений противника, против которых они могли бы использоваться по прямому назначению при отступлении Красной армии не оказалось и танки, не имеющие аналогов у противника, бездарно «жгли» в бесполезных контратаках, топили в болотах, расходовали моторесурс в бесконечных маршах. Во второй половине войны советские тяжелые танки потеряли эксклюзивность: им противостояли равные по ТТХ танки и САУ, мощная противотанковая артиллерия, массовое применение ручных гранатометов в уличных боях. Поэтому тяжелые танки стали реже использовать на открытой местности, чаще применяли на городских и деревенских улочках Европы, против ДОТов немцев. Танк с его 122-мм пушкой легко проламывал бронеколпак пулеметной точки немцев, что не могла себе позволить 85-мм пушка. В последние месяцы войны, немецкая промышленность была в стадии развала и  качество сборки немецких танков резко упало. Кроме того, ввиду нехватки марганца, немцы стали делать высокоуглеродистую броню, которая была довольно хрупкой. Поэтому 122-мм пушка Д-25Т стала пробивать лобовую броню немецких тяжелых танков. ИС-2 против танков противника мог вести эффективный огонь с дистанции 2000 м.

                Существенную опасность для танков представляли немецкие пехотинцы с «фаустпатронами»  (ими было уничтожено порядка 70% советских танков в городских боях). Для борьбы с ними выделялось большое количество пехоты, которая прикрывала танки в уличных боях. Действенным оружием против пехотинцев был и башенный крупнокалиберный пулемет ДШК танка ИС-2. Однако торчащие над башнями пулеметы в городских условиях цеплялись за провода уличного освещения и часто их приходилось снимать.

Танки  часто оборудовались защитными противокумулятивными экранами, которые изготовляли сами танкисты из подручных средств, однако эффективность их противодействия «фаустпатронам» до сих пор вызывает споры.

Для боя в городских кварталах применялось специальное построение под названием «елочка». Танки взаимодействовали огнем попарно, а пары — между собой. Танковый взвод-два тяжелых танка ИС-2- простреливал всю улицу: один танк — правую ее сторону, другой — левую. Такая пара двигалась уступом, друг за другом, — по обеим сторонам улицы. Другая пара шла следом за первой и поддерживала ее огнем.

Необходимо отметить, что экипажи тяжелых танков, как немецких, так и советских комплектовались из лучших танкистов. Немецкие экипажи набирались из имеющих боевой опыт танкистов, которые проходили длительную подготовку на учебных полигонах. Экипажи советских ИС-2 комплектовались только опытными военнослужащими, имеющими офицерские звания. Даже заряжающие имели звание не ниже старшины.

Ориентировочное количество тяжелых танков использовавшихся в войне в разрезе стран (без трофейных и переданных/полученных)
Страна Количество Страна Количество
танков видов/

модификаций

танков видов/

модификаций

Великобритания 5640 1/16 США 1481 3/5
Германия 4037 4/7 Франция 10 1/1
СССР 5340 7/9

В предвоенные годы и в период войны 5 стран выпустили 16 508 тяжелых танков 16 типов в 38 модификациях. В период войны  изготовленные в Англии 253 танка было  поставлено в СССР по ленд-лизу.

wwii.space

Зачем нужен тяжелый танк?

Уже первые бронированные машины, появившиеся на фронтах Первой мировой войны, поражали, даже ужасали своими огромными габаритами, весом. Как следствие, они были неповоротливы, имели малую проходимость, скорость, маневренность, что резко снижало их несомненные преимущества:

  • Защиту от стрелкового оружия, осколков снарядов.
  • Возможность прорвать оборону противника, пройдя через проволочные заграждения, преодолевая окопы, траншеи.
  • Сильное психологическое давление на солдат врага, теряющих самообладание, впадающих в панику при виде рукотворных железных чудовищ.

Большинство из них, исходя из колоссального веса чугуна, стали, пошедших на их изготовление, вполне могут претендовать на звание самого тяжелого танка. Но в силу часто гротескного вида, реальных военно-технических характеристик, неучастия в боевых действиях, несерийного, часто экспериментального производства вряд ли стоит рассматривать их в этом качестве.

Прошли годы, и к началу следующей войны за передел мира и еще более во время боевых действий конструкторы ведущих стран, учтя промахи, накопившийся опыт применения танков, изменили приоритеты для их создания. Теперь ими стали:

  • Наличие небольшой по площади лобовой брони, способной выдержать прямое попадание снарядов как своих бронированных оппонентов, так и артиллерийских орудий, в том числе специально созданных противотанковых.
  • Высокую скорость, маневренность.
  • Способность преодолевать значительные естественные и искусственно созданные преграды.
  • Наличие орудия достаточного калибра для максимально возможного ущерба бронетехнике, долговременным укреплениям противника, пулеметов для уничтожения пехоты, причем с большим боезапасом для них.

    Зачем нужен тяжелый танк?

Увеличение толщины брони, новые мощные двигатели, бортовое вооружение с немалым боезапасом неизбежно увеличивали вес создаваемых тяжелых танков. Но иметь в войсках такие передвижные бронированные форты, способные буквально взломать оборону противника, открыв дорогу для пехоты, дорогого стоило в прямом и переносном смыслах. Поэтому Германия, СССР и примкнувшие к нему страны антигитлеровской коалиции немало сделали на этом поприще.

vseonauke.com

Тяжелый танк

Тяжёлый танк Т-10, по сравнению со своим ровесником – средним танком Т-54, известным всему миру, долгое время был окутан тайной секретности. Всего лишь раз ему удалось выбраться за рубеж – в Чехословакию в 1968 г. в составе войск стран Организации Варшавского Договора. И с тех пор Т-10 привлекал самое пристальное внимание натовских генералов, полагавших, что за «железным занавесом» скрывается восьмитысячный кулак танков прорыва.

Т-10 стал последним в ряду советских тяжёлых серийных танков. Его производство было прекращено в 1965 г. Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь И.В. Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 г., будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но, в конце концов, был принят на вооружение под нейтральным обозначением Т-10.

Причины появления Т-10 станут более ясными, если вернуться в победный 1945-й. Сражения Второй мировой войны Красная Армия завершила, располагая значительным количеством тяжёлых танков ИС-2. Кроме того, уже был принят на вооружение новый тяжёлый ИС-3, весьма эффектно представленный западным союзникам на совместном военном параде в сентябре 1945 г. в Берлине. Тогда пятьдесят две машины ИС-3 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка прошли строем перед трибунами, произведя сильнейшее впечатление на присутствовавших иностранных военных чинов. Они выглядели настоящими бронированными монстрами на фоне миниатюрных американских М-24 «Чаффи» и британских «Комет».

Предполагалось, что в ближайшие годы новейшие ИС-3 составят основу советских танковых войск. Поэтому, несмотря на завершение боевых действий, их серийное производство продолжалось высокими темпами. Однако вскоре выяснилось, что ИС-3, да и другие танки разработки военных лет мало пригодны для службы в мирное время. Надёжность и ресурс этих машин оказались весьма низкими, хотя планировалось эксплуатировать их годами, а не в течение относительно короткого отрезка времени, как это было во время войны.

Окончательно веру военных специалистов в ИС-3 подорвало известие о том, что в ходе одного из контрольных обстрелов корпус танка после попадания 100-мм бронебойного снаряда точно в ребро лобовой части («щучий нос») лопнул по сварным швам и практически развалился. Машина полностью вышла из строя. В результате в 1946 г. производство ИС-3 прекратили, так и не развернув его в полную силу, а все выпущенные танки подверглись модернизации по программе устранения конструктивных недостатков.

Тяжелый танк

Танк ИС-3 на параде в подмосковной танковой части

Теперь перед советскими танкостроителями стояла задача создания более совершенного тяжёлого танка с учётом накопленного годами опыта применения и эксплуатации боевых машин.

К этому времени в СССР действовали два танковых завода – Ленинградский Кировский (ЛКЗ) и Челябинский тракторный (ЧТЗ).

В Челябинске танковое производство было развёрнуто в 1941 г. после эвакуации на Урал из осаждённого Ленинграда оборудования и специалистов Кировского завода. Здесь в местных цехах заработало мощнейшее производство тяжёлых танков КВ и ИС – на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ).

В 1942 г. на базе специального конструкторского бюро СКБ-2 того же эвакуированного ЛКЗ создали Опытный танковый завод №100 – полностью самостоятельное предприятие, подчинённое непосредственно Ж. Котину, заместителю наркома танковой промышленности. Основной его задачей стала разработка проектов новых танков.

Специалисты танкового КБ, оставшиеся на ЧКЗ, занялись доработкой конструкций уже выпускавшихся машин, а также совершенствованием технологических процессов производства. Параллельно они по своей инициативе начали разработку собственных проектов новых танков.

Весной 1944 г. после снятия блокады Ленинграда на ещё полуразрушенном Кировском заводе было решено наладить производство самоходных артиллерийских установок ИСУ-152. Здесь же был организован филиал Опытного завода №100, куда стали постепенно возвращаться из эвакуации ленинградские конструкторы. Должность директора филиала занял Ж. Котин. Под его руководством развернулись работы над проектом нового хорошо вооружённого тяжёлого танка с мощной броней, получившего заводское обозначение «объект 260», а позднее – индекс ИС-7.

Высокий уровень защиты ИС-7 обеспечивался не только увеличением толщины броневых листов, но и за счёт значительного их наклона, а также применением дифференциального бронирования. Форма лобовой части корпуса была аналогична ИС-3 – «щучий нос» несколько сглаженных очертаний. Масса ИС-7 достигала 68 т. Поэтому для обеспечения достаточной подвижности требовалось повысить мощность силовой установки. Планировалось установить два дизеля В-11 или В-16 общей мощностью 1200 л.с., применив электрическую трансмиссию, аналогичную испытанной на опытном образце танка ИС-6 («объект 253»),

Однако до изготовления первого варианта ИС-7 в металле дело не дошло. Построили только его деревянный макет в натуральную величину и после устранения замечаний макетной комиссии в 1946 г. начали проектирование второго варианта. В том же году было принято решение о постройке двух опытных экземпляров. Ведущим конструктором машины назначили инженера Г. Ефимова, а общее руководство осуществлял А. Ермолаев.

Второй вариант «объекта 260» существенно отличался от принятого проекта.

Поскольку работы по созданию спарки двигателей В-16 не удалось выполнить в срок, на обеих опытных машинах установили дизель ТД-30, разработанный на базе авиационного двигателя АЧ-300. Для его охлаждения впервые на советских танках применили эжекционную систему. Вместо электрической трансмиссии пришлось поставить обычную механическую.

Нововведением в конструкции танка стала ходовая часть без поддерживающих роликов – верхняя ветвь гусеницы лежала непосредственно на опорных катках. Использование траков с резинометаллическим шарниром значительно увеличило износоустойчивость гусеницы и уменьшило шум при движении танка.

Первый экземпляр опытной машины вооружили 130-мм орудием С-26. Заряжание его было раздельно-гильзовым, масса снаряда составляла 33 кг. Поэтому для повышения скорострельности и облегчения работы экипажа установили механизм заряжания с пневмоприводом, разработанным совместно с НИИ артиллерийского вооружения.

Танк также вооружался двумя 14,5-мм пулемётами КПВ-44 и двумя 7,62-мм пулемётами ДТ. Однако в ходе разработки «ассортимент» оружия расширили. На башне смонтировали крупнокалиберный КПВ-44, отведя ему роль зенитного, два 7,62-мм пулемёта РП-46 спарили с орудием, два таких же боковых – поставили с обеих сторон корпуса на надгусеничных полках, ещё два РП-46 со следящим приводом разместили на турельной установке в корме башни.

Экипаж танка состоял из пяти человек, причём четверых из них разместили в башне: командира – справа от орудия, наводчика – слева и двух заряжающих – сзади; они же управляли и пулемётами.

Тяжелый танк

Деревянный макет первого варианта танка ИС-7 в натуральную величину, выполненный для проверки компоновочных решений

Тяжелый танк

Опытный экземпляр танка ИС-7, хранящийся в музее в Кубинке

Первый экземпляр опытной машины был готов 8 сентября, второй – 25 декабря 1946 г. На ходовых испытаниях они показали поразительную для такой машины скорость – 60 км/ч, средняя скорость по булыжной дороге составила 32 км/ч. Ни один из тяжёлых танков того времени не мог похвастаться такими скоростными характеристиками.

В течение всего 1947 г. параллельно с длительными испытаниями двух первых опытных ИС-7 велась работа по созданию его следующего – улучшенного – варианта. Так, усилили бронирование корпуса и башни после обстрела 88-мм, 122-мм и 128-мм снарядами на полигоне НИИБТ их образцов, изготовленных на Ижорском заводе. Толщину лобовых и верхних бортовых листов увеличили до 150 мм, поставив их под вертикальными углами наклона 50° – 52°, кормовых – до 70 мм при 55° наклона. Башне придали менее уязвимую форму – она стала более округлой; толщину её лобовой части довели до 240 – 350 мм при угле наклона 45° – 0°, боковых листов – до 185 – 240 мм при углах 30° – 45°. Такую броню, да ещё установленную под большими углами, не могли пробить самые крупные из существовавших в то время 128-мм и 130-мм бронебойных калиберных снарядов (БКС).

Новый вариант ИС-7 вооружили новой 130-мм пушкой С-70 с длиной ствола 54 калибра. Её БКС массой 33,4 кг имел начальную скорость 900 м/с и пробивал 163-мм броню, установленную под углом 30°, на расстоянии 1000 м, а 143-мм – на 2000 м.

Тяжелый танк

Улучшенный вариант танка ИС-7 с новым 130-мм орудием С-70, заменившим С-26. Внешним отличием служила конструкция дульного тормоза с круглыми отверстиями. 1948 г.

Боекомплект С-70 составлял 30 выстрелов. Вместо довольно громоздкого пневматического механизма заряжания, использовавшегося на первых машинах, был разработан малогабаритный цепной механизм с электроприводом.

Характерным внешним отличием пушки С-70 от С-26 служила конструкция дульного тормоза: на С-70 он был с небольшими круглыми отверстиями, а на С-26 имел щелевую конструкцию.

Танк получил прибор управления огнём со стабилизатором, обеспечивавшим наведение прицела независимо от пушки. Приведение её ствола к стабилизированной линии прицеливания и производство выстрела происходили автоматически.

Количество пулемётов на ИС-7 довели до восьми: два – крупнокалиберные, остальные – 7,62-мм РП-46. Прибавился второй КПВ-44 на крыше башни – для ведения огня и по воздушным, и по наземным целям. Все они имели дистанционное управление. Боекомплект к пулемётам составлял 400 патронов для КПВ и 2500 – для РП.

На танке установили серийный 12-цилиндровый дизель М-50 мощностью 1050 л.с. при 1850 об/мин, применявшийся на быстроходных морских катерах. На прежнем ТД-30, созданном на базе авиационного АЧ-300, в ходе испытаний выявился ряд существенных недостатков.

Двигатель М-50 отличали довольно большие габариты, что потребовало новых конструктивных решений для его установки в танк без увеличения высоты корпуса. Пришлось разработать новые короткие торсионы подвески (т.н. «пучковые»), состоявшие из семи тонких стержней; такие, чтобы оказалось достаточно места для размещения картера двигателя. Сам корпус высотой 2426 мм оказался даже ниже на 300 мм, чем танк ИС-2, и на 24 мм, чем ИС-3.

Удалось обеспечить и требуемую плавность хода машины. Для этого применили гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, поршень которых разместили внутри балансира подвески.

В течение 1948 г. на ЛКЗ изготовили четыре опытных образца нового варианта ИС-7. После проведения заводских испытаний их передали на государственные. Председателем Государственной комиссии был назначен генерал-майор А. Сыч. Главный испытатель Министерства транспортного машиностроения СССР Е. Кульчицкий так вспоминал об этих испытаниях: «Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжёлая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».

Действительно, километры пробега по испытательной трассе в районе Красного Села опытные экземпляры машин, которые вели водители-испытатели В. Ляшко и К. Ковш (они испытывали еще первые КВ), прошли без замечаний. Однако при боевом обстреле на полигоне случилось непредвиденное: один из снарядов, скользнув по наклонному борту, ударил в блок подвески и тот отскочил от днища вместе с катком. Машина села на грунт, и один из членов комиссии сравнил танк с «колоссом на глиняных ногах». Затем во время пробега на одной из машин загорелся двигатель, правда, уже выработавший свой гарантийный срок на испытаниях. Автоматическая система пожаротушения дала два срабатывания, но ликвидировать возгорание не удалось. Экипажу пришлось покинуть машину, и она полностью сгорела. При этом выяснилось, что резиновые баки для топлива, которые конструкторы установили на танк вместо обычных металлических для экономии веса, являются источником дополнительной пожароопасности.

Несмотря на выдающиеся характеристики, ИС-7 не получил одобрения Госкомиссии, хотя в то время ни один из тяжёлых танков не имел такого комплекса основных боевых показателей. Так, немецкий тяжёлый танк «Королевский Тигр» при сравнимой массе существенно уступал ИС-7 по всем параметрам, равно как и американские опытные тяжёлые Т29, Т30, Т32, Т34.

Кроме ряда неудач во время испытаний, на отрицательное мнение комиссии повлияла, в первую очередь, его слишком большая масса. В результате комбинации на ИС-7 сверхмощного артиллерийского вооружения с большим числом пулемётов танку потребовался экипаж из пяти человек, что повлекло за собой увеличение забронированного объёма. Попытка обеспечить высочайший уровень защиты довела массу машины до рекордных 68 т – вместо запланированных 65,5 т.

Тяжелый танк

Танк ИС-3. В послевоенные годы предполагалось, что эти машины составят основу советских танковых войск

«Объект 260» не был принят на вооружение. Однако в ходе работы над проектом конструкторы накопили богатейший опыт, и на более поздних типах советских танков можно увидеть многие опробованные на ИС-7 узлы и агрегаты.

Определённую негативную роль в судьбе ИС-7 сыграл другой тяжёлый танк – 60-тонный ИС-4, разработанный и запущенный в производство на ЧКЗ в 1947 г., после прекращения выпуска ИС-3. ИС-4, обладавший на момент своего создания самым мощным среди отечественных танков бронированием, из-за большого удельного давления на грунт (0,9 кг/см2 ) имел невысокую проходимость, да и не очень надёжную трансмиссию. При этом его вооружение было таким же, как и на ИС-2 и ИС-3. Но самым большим недостатком ИС-4 являлось то, что его масса превышала грузоподъёмность железнодорожных платформ, а автострадные мосты просто не выдерживали эту махину. В результате ИС-4 фактически дискредитировал идею создания танков массой более 60 т, что, по-видимому, и вызвало скептическое отношение военных специалистов к ещё более тяжёлому ИС-7.

Возможно и ещё одно объяснение отказа от производства ИС-7. Зарождающаяся в тот период концепция возрастания роли танков в вероятной ракетно- ядерной войне требовала заблаговременного развёртывания большого числа танковых соединений, а значит и производства максимально возможного количества танков ещё в мирное время. Потери сухопутных войск в первые две недели гипотетической войны прогнозировались в 30 – 40%. В подобной ситуации принятие на вооружение ИС-7 с сомнительными перспективами массового выпуска военные сочли недопустимым. ЛКЗ на тот момент не располагал достаточными мощностями, а производство на ЧКЗ было практически нереальным.

Однако в условиях разгорающейся «холодной войны» армии настоятельно требовалась новая тяжёлая машина, превосходящая по своим характеристикам танки военных лет – ИС-2, ИС-3, ИС-4, но в то же время относительно недорогая, надёжная, технологичная, которую можно было бы запустить в серию сразу на нескольких танковых заводах.

Задание на такой танк ГБТУ выдало в конце 1948 г. В нём особо подчеркивалось, что масса машины не должна превышать 50 т. Танк, получивший обозначение «объект 730» и индекс ИС-8, поручили разработать КБ Челябинского завода. Однако главным конструктором танка был назначен Ж. Котин, хотя в то время он работал на Кировском заводе в Ленинграде.

Такая «странность» определялась сложившейся к тому времени ситуацией, когда в стране образовалось два самостоятельных центра по разработке и производству тяжёлых танков: один, как упоминалось ранее, находился на Урале – это Челябинский тракторный завод с отлично налаженным танковым конвейером; другой – в Ленинграде, на Кировском заводе, где танковое производство после войны ещё не было восстановлено в полном объёме, но где в СКБ-2 сосредоточились крупные силы конструкторов- танкостроителей. Учитывая, что новый тяжёлый танк планировалось запустить в производство и в Челябинске, и в Ленинграде, считалось важным, чтобы в его разработке участвовали конструкторы обоих предприятий. Практика показывала, что созданную на одной базе и под определённую технологию машину очень трудно поставить в производство на другом заводе. По предложению заместителя Председателя Совета Министров СССР В. Малышева, руководившего всю войну Наркоматом танковой промышленности, филиал Опытного завода №100 в Ленинграде, директором которого являлся Ж. Котин, в 1949 г. был реорганизован во Всесоюзный научно- исследовательский институт ВНИИ-100. Это означало, что, имея статус всесоюзного, институт получал полномочия выдавать рекомендации в масштабах всей танковой отрасли.

Итак, общее руководство проектными работами по новому танку ИС-8 было возложено на Ж. Котина, а непосредственным руководителем проекта стал его заместитель А. Ермолаев. Разрабатывать документацию решили в Челябинске. Туда выехала бригада ленинградских конструкторов для совместной работы со специалистами ЧКБ.

Тяжелый танк

Танки ИС-3 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка на совместном военном параде в Берлине в честь победы. Сентябрь 1945 г.

В первую очередь, разработчики постарались в полной мере использовать накопленные за годы войны статистические данные по поражению отдельных деталей корпуса и башни танков. Это позволило провести дифференциацию бронирования – использовать основную массу брони для защиты наиболее поражаемых участков и избежать перетяжеления тех мест, куда снаряды попадали реже.

Конфигурацию носовой части корпуса заимствовали от танков ИС-3 и ИС-7 («щучий нос»). Толщину лобовых листов оставили как у ИС-3 – 120 мм, но изменили углы их наклона, повысив бронестойкость этой части машины за счёт увеличения так называемой эффективной толщины брони. По этой же причине борта танка сделали составными, поставив верхнюю их часть под углом к вертикали, а нижнюю выполнив гнутой. Литая «приплюснутая» башня походила по своей конфигурации на башню ИС-3, но имела большие углы наклона стенок.

Основное вооружение оставили таким же, как на ИС-3, – заслуженное 122-мм танковое орудие Д-25. Правда, в ЦКБ-9 его несколько модернизировали. Слишком низкой была скорострельность, связанная с раздельным заряжанием, из-за чего возможно было производить всего 2 – 3 выстр./мин. Более того, на подготовку первого выстрела уходило не менее 20 с (для сравнения: благодаря унитарному заряжанию «Королевский Тигр» мог произвести первый выстрел через 8 с). Заряжающему приходилось действовать в два приёма. Сначала из одной боеукладки он брал снаряд массой более 25 кг и досылал его в зарядную камору ствола. Затем из другой боеукладки – гильзу с зарядом около 20 кг и уже досылал её вслед за снарядом.

Теперь на ИС-8 предусмотрели специальный механизм досылания. Заряжающий только укладывал снаряд на специальный лоток сбоку от казённой части орудия, а затем включался электропривод цепного досылателя, загоняя его в ствол. Подобная операция повторялась и с гильзой. Благодаря такой механизации скорострельность орудия, получившего уже индекс Д-25ТА, удалось повысить до 3 – 4 выстр./мин.

Наведение пушки и спаренного с ней 12,7-мм крупнокалиберного пулемёта ДШК осуществлялось с единого пульта управления с помощью автоматизированного электропривода ТАЭН-1. В командирской башенке для обеспечения целеуказания имелось следящее устройство.

В качестве силовой установки танк получил дизель В-12-5 мощностью 700 л.с. с такой же эжекционной системой охлаждения, как на ИС-7. От него же заимствовали и удачную трансмиссию – 8-скоростную коробку передач с механизмом поворота, объединенные в одном картере, и сервопривод управления.

Ходовую часть с семью опорными катками и поддерживающими роликами, а также гусеницу заимствовали у танка ИС-4; имея ширину 720 мм, она обеспечивала удельное давление 0,77 кг/см2 .

Подобное использование проверенных конструкторских решений, постановка уже отработанных узлов и агрегатов позволили существенно сократить сроки проектирования. В апреле 1949 г. технический проект ИС-8 был готов. В мае приступили к сборке опытной машины. В том же году после испытаний выпустили установочную партию из десяти танков.

В апреле – мае 1950 г. машины передали на госиспытания, состоявшиеся на полигоне НИИБТ в Кубинке. По их результатам Государственная комиссия рекомендовала ИС-8 («объект 730») в серийное производство. Летом 1950 г. в Туркмении, вблизи города Мары, были проведены их гарантийные испытания, а осенью и войсковые.

Первоначальный проект нового танка несколько раз подвергался изменениям, поэтому менялся и его индекс – с ИС-8 на ИС-9, а затем на ИС-10.

Испытания окончательного варианта машины завершили к декабрю 1952 г. Однако в начале марта 1953 г. умер И.В. Сталин, в честь которого и была в своё время принята аббревиатура «ИС», принятие танка на вооружение затянулось и состоялось только в конце года. В постановлении СМ СССР №2860-1215 от 28 ноября и приказе министра обороны №244 от 15 декабря новая машина именовалась уже не ИС-10, а просто Т-10.

Серийное производство Т-10 разворачивалось медленно. В 1953 г. успели выпустить лишь десять машин, в следующем – 30, а в 1955 г. – 90.

www.k2x2.info

Тяжелый танк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.