С Первой мировой войны танки являются одним из самых эффективных орудий войны. Их первое применение  британцами в сражении на Сомме в 1916 году открыло новую эпоху — с танковыми клиньями и молниеносными блицкригами.

 1 Битва при Камбре (1917 год)

После неудач с применением небольших по объему танковых формирований, британское командование решило провести наступление с использованием большого числа танков. Поскольку до этого танки не оправдали надежд, многие считали их бесполезными. Один британский офицер отмечал: «Пехота думает, что танки себя не оправдали. Даже команды танков обескуражены».

По замыслу английского командования предстоящее наступление предполагалось начать без традиционной артиллерийской подготовки. Впервые в истории танки должны были сами прорвать оборону противника. Наступление у Камбре должно было застать германское командование врасплох. Операция готовилась в режиме строгой секретности. Танки подвозились на фронт в вечернее время. Англичане постоянно вели огонь из пулемётов и миномётов, чтобы заглушить рёв танковых двигателей.


Всего в наступлении участвовало 476 танков. Германские дивизии были разбиты и понесли тяжёлые потери. Хорошо укреплённая «Линия Гинденбурга» была прорвана на большую глубину. Однако в ходе немецкого контрнаступления британские войска были вынуждены отступить. Используя оставшиеся 73 танка, англичане сумели предотвратить более серьёзный разгром.

2 Битва за Дубно-Луцк-Броды (1941 год)

В первые дни войны произошло масштабное танковое сражение в Западной Украине. Самая мощная группировка вермахта — «Центр» — наступала севернее, на Минск и далее на Москву. На Киев наступала не столь сильная группа армий «Юг». Зато на этом направлении была самая мощная группировка Красной Армии — Юго-Западный фронт.

Уже вечером 22 июня войска этого фронта получили приказ мощными концентрическими ударами механизированных корпусов окружить и уничтожить наступающую группировку противника, и к исходу 24 июня овладеть районом Люблин (Польша). Звучит фантастично, но это если не знать силы сторон: в гигантском встречном танковом бою сошлись 3128 советских и 728 немецких танков.

Сражение продолжалось неделю: с 23 по 30 июня. Действия мехкорпусов свелись к изолированным контратакам на разных направлениях. Немецкое командование путём грамотного руководства сумело отразить контрудар и нанести поражение армиям Юго-Западного фронта. Разгром был полным: советские войска потеряли 2648 танков (85%), немцы — около 260 машин.


3 Сражение при Эль-Аламейне (1942 год)

Сражение при Эль-Аламейне — ключевой эпизод англо-германского противостояния в Северной Африке. Немцы стремились перерезать важнейшую стратегическую магистраль союзников — Суэцкий канал, и рвались к ближневосточной нефти, в которой нуждались страны Оси. Генеральное сражение всей кампании произошло при Эль-Аламейне. В рамках этого сражения произошла и одна из крупнейших во Второй Мировой танковых битв.

Итало-германские силы насчитывали около 500 танков, половину из которых составляли довольно слабые итальянские танки. Английские бронетанковые части имели свыше 1000 танков, среди которых были мощные американские танки — 170 «Грантов» и 250 «Шерманов».

Качественное и количественное превосходство англичан отчасти компенсировалось военным гением командующего итало-немецкими войскам — знаменитого «лиса пустыни» Роммеля.

Несмотря на численное превосходство англичан в живой силе, танках и авиации, англичане так и не смогли прорвать оборону Роммеля. Немцам удалось даже контратаковать, но превосходство англичан в численности было столь внушительным, что ударная немецкая группировка из 90 танков во встречном бою была просто уничтожена.

Роммель, уступая противнику в бронетехнике, широко использовал противотанковую артиллерию, среди которой были и трофейные советские 76-мм орудия, прекрасно себя зарекомендовавшие. Лишь под давлением огромного численного превосходства врага, потеряв практически всю технику, немецкая армия начала организованное отступление.


У немцев после Эль-Аламейна осталось чуть более 30 танков. Общие же потери итало-германских войск в технике составили 320 танков. Потери британских танковых войск составили примерно 500 машин, многие из которых удалось отремонтировать и вернуть в строй, так как поле боя в итоге осталось за ними.

4 Сражение под Прохоровкой (1943 год)

Танковое сражение под Прохоровкой произошло 12 июля 1943 года в рамках Курской битвы. По официальным советским данным, в нем с обеих сторон участвовали 800 советских танков и САУ и 700 немецких.

Немцы потеряли 350 единиц бронетехники, наши — 300. Но хитрость в том, что подсчитаны советские танки, участвовавшие в битве, а немецкие — те, которые были вообще во всей немецкой группировке на южном фланге Курской дуги.

По новым, уточнённым данным, в танковом сражении под Прохоровкой участвовало 311 немецких танков и САУ 2-го танкового корпуса СС против 597 советских 5-й Гвардейской танковой армии (командующий Ротмистров). Эсэсовцы потеряли около 70 (22%), а гвардейцы — 343 (57%) единиц бронетехники.

Ни одной из сторон не удалось достичь своих целей: немцам не удалось прорвать советскую оборону и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.


Для расследования причин больших потерь советских танков была создана правительственная комиссия. В отчете комиссии боевые действия советских войск под Прохоровкой названы «образцом неудачно проведенной операции». Генерала Ротмистрова собирались было отдать под трибунал, но к тому времени общая обстановка сложилась благоприятно, и все обошлось.

5 Битва за Голанские высоты (1973 год)

Крупное танковое сражение после 1945 года произошло во время так называемой войны Судного дня. Война получила такое название, поскольку началась с внезапного нападения арабов во время иудейского праздника Йом-Кипур (Судный день).

Египет и Сирия стремились вернуть территории, потерянные после сокрушительного разгрома в Шестидневной войне (1967). Египту и Сирии помогали (финансами и подчас внушительными войсками) многие исламские страны — от Марокко до Пакистана. И не только исламские: далёкая Куба послала в Сирию 3 000 солдат, включая экипажи танков.

На Голанских высотах 180 израильских танков противостояли примерно 1300 сирийским. Высоты были для Израиля важнейшей стратегической позицией: если бы израильская оборона на Голанах была прорвана, то сирийские войска через несколько часов оказались бы в самом центре страны.

Несколько дней две израильские танковые бригады, неся большие потери, обороняли Голанские высоты от превосходящих сил противника. Самые ожесточённые бои происходили в «Долине Слез» израильская бригада потеряла от 73 до 98 танков из 105.Сирийцы потеряли около 350 танков и 200 БТР и БМП.


Ситуация начала коренным образом меняться после того, как начали прибывать резервисты. Сирийские войска были остановлены, а затем отброшены на исходные позиции. Израильские войска перешли в наступление на Дамаск.

Источник: russian7.ru

 

planet-today.ru

7. Битва при Камбре (1917)

Как ни странно, одним из крупнейших сражений, где использовались танки, стала битва времен Первой Мировой.

Битва при Камбре произошла между немецкими и британскими войсками. Германия в это время еще не использовала танки, а вот англичане уже начали осваивать новые методы ведения войны.

Британия выставила на поле боя более 400 танков. В планы англичан входил прорыв фронта, но немецкие солдаты сумели успешно отбить все атаки, поэтому битва при Камбре не оказала никакого влияния на ход войны.

Более того, она продемонстрировала слабость и уязвимость тогдашних танков. После этого сражения почти все британские бронемашины были убраны с полей сражений и отправлены на доработку и модернизацию.

6. Битва за Броды (1941)

Это сражение произошло в начале Великой Отечественной войны между Вермахтом и Красной армией.

С немецкой стороны в сражении участвовало около 700 танков, а с советской чуть менее 3000. Тем не менее, Красная армия проиграла сражения, из-за недостатка снабжения, вражеского превосходства в воздухе и технического превосходства немецких танков над советскими.

5. Битва за Анню (1940)


Сражение случилось между Германией с одной стороны и Бельгией, Нидерландами и Францией с другой.

Битва за Анню запомнилась как первое танковое сражение Второй Мировой и как самое крупное на тот период.

На каждой стороне выступало около 600 танков, но техническое превосходство было на стороне немцев, поэтому они легко разбили армию противника.

4. Операция «Гудвуд» (1944)

После высадки в Нормандии, войска союзников отправились освобождать Францию, но были встречены немецкой танковой армией.

Со стороны Союзников в битву вступили около 1100 танков, а Гитлер выставил лишь чуть более 400. Тем не менее, Союзники с трудом сумели взять вверх над немецкой военной машиной, а их потери многократно превосходили потери врага.

Так Вермахт отступил, потеряв около 100 танков, а Союзники продолжили наступление, лишившись почти половины бронемашин.

3. Битва при Истинге (1991)

Это сражение произошло во время войны в Персидском заливе между США и Великобританией с одной стороны и Ираком с другой.

В сражении участвовали сотни танков. Ирак потерял около 160 машин, а его противники всего лишь 1(!!!). Разгром Иракских войск при Истинге стал окончательным и война, по большому счету, закончилась этим сражением.

2. Битва при Чхавинде (1965)


Сражение времен второй Индо-Пакистанской войны насчитывало около 300 танков со стороны Пакистана и 225 со стороны Индии. Так как обе эти страны ранее были британскими колониями, то и вооружение им досталось в наследство от Великобритании.

Таким образом, обе армии были равны в техническом плане, но численный перевес решил исход сражения в пользу Пакистана. Тем не менее, сама война закончилась ничем и оба государства сохранили статус-кво.

1. Курская битва (1943)

Ну и крупнейшим танковым сражением в истории человечества, конечно, стала Курская битва между Вермахтом и СССР.

Мало того, что она Курская битва прославилась, как самое масштабное сражение танков, она еще стала и одной из решающих во всей Великой Отечественной войне.

Сражение продлилось чуть больше месяца и в нем участвовало в общей сложности более 5000 бронированных монстров, а также миллион человек.

В ходе битвы обе стороны лишились большинства техники, но ее исход позволит СССР развязать масштабное наступление и сломить сопротивление Германии.

politika-v-rashke.ru

С 20-х годов Франция находилась в авангарде мирового танкостроения: она первой начала строить танки с противоснарядной бронёй, первой стала сводить их в танковые дивизии. В мае 1940 года пришло время проверить боеспособность французских танковых войск на практике. Такой случай представился уже в в ходе боёв за Бельгию.


Кавалерия без лошадей

Планируя выдвижение войск в Бельгию согласно плану «Диль», союзное командование решило, что наиболее уязвимым участком является район между городами Вавр и Намюр. Здесь между реками Диль и Маас раскинулось плато Жамблу – ровное, сухое, удобное для действий танков. Для прикрытия этого разрыва французское командование направило сюда 1-й кавалерийский корпус 1-й армии под командованием генерал-лейтенанта Рене Приу. Генералу недавно исполнился 61 год, он обучался в военной академии Сен-Сир, а Первую мировую закончил в должности командира 5-го драгунского полка. С февраля 1939 года Приу являлся генеральным инспектором кавалерии.

Корпус Приу именовался кавалерийским лишь по традиции и состоял из двух лёгких механизированных дивизий. Изначально они были кавалерийскими, но в начале 30-х годов по инициативе инспектора кавалерии генерала Флавиньи часть кавалерийских дивизий начали переформировывать в лёгкие механизированные – DLM (Division Legere Mecanisee). Они усиливались танками и бронемашинами, лошади заменялись на автомобили и бронетранспортёры «Рено» UE и «Лоррейн».

Первым таким соединением стала 4-я кавалерийская дивизия. Ещё в начале 30-х годов она стала экспериментальным полигоном по отработке взаимодействия конницы с танками, а в июле 1935 года была переименована в 1-ю лёгкую механизированную дивизию. Такая дивизия образца 1935 года должна была включать в себя:


  • разведывательный полк из двух мотоциклетных эскадронов и двух эскадронов бронеавтомобилей (AMD – Automitrailleuse de Découverte);
  • боевую бригаду, состоящую из двух полков, в каждом по два эскадрона кавалерийских танков – пушечных AMC (Auto-mitrailleuse de Combat) или пулемётных AMR (Automitrailleuse de Reconnaissance);
  • моторизованную бригаду, состоящую из двух моторизованных драгунских полков по два батальона (один полк должен был перевозиться на гусеничных транспортёрах, другой – на обычных грузовиках);
  • моторизованный артиллерийский полк.

Переоснащение 4-й кавалерийской дивизии шло медленно: кавалерия хотела оснастить свою боевую бригаду только средними танками «Сомуа» S35, однако из-за их нехватки пришлось использовать лёгкие «Гочкисс» H35. В итоге танков в соединении стало меньше задуманного, зато возросла оснащённость автотранспортом.

Моторизованная бригада была сведена к одному моторизованному драгунскому полку из трёх батальонов, оснащённых гусеничными тягачами «Лоррейн» и «Лаффли». Эскадроны пулемётных танков AMR были переданы в моторизованный драгунский полк, а боевые полки, помимо S35, оснащались лёгкими машинами H35. Со временем они заменялись на средние танки, но до начала войны эта замена завершена не была. Разведывательный полк вооружался мощными бронеавтомобилями «Панар-178» с 25-мм противотанковой пушкой.

В 1936 году генерал Флавиньи принял командование над своим детищем – 1-й лёгкой механизированной дивизией. В 1937 году началось создание второй такой же дивизии под командованием генерала Альтмайера на базе 5-й кавалерийской дивизии. 3-я лёгкая механизрованная дивизия начала формироваться уже во время «Странной войны» в феврале 1940 года – эта часть стала ещё одним шагом в механизации кавалерии, так как пулемётные танки AMR в ней были заменены новейшими машинами «Гочкисс» H39.


Отметим, что до конца 30-х годов во французской армии оставались и «настоящие» кавалерийские дивизии (DC – Divisions de Cavalerie). Летом 1939 года по инициативе инспектора кавалерии, поддержанной генералом Гамеленом, началось их переформирование по новому штату. Было решено, что на открытой местности кавалерия бессильна против современного пехотного оружия и слишком уязвима для воздушных атак. Новые лёгкие кавалерийские дивизии (DLC – Division Legere de Cavalerie) должны были использоваться в горных или лесистых районах, где лошади обеспечивали им наилучшую проходимость. В первую очередь, такими районами были Арденны и швейцарская граница, где и разворачивались новые формирования.

Лёгкая кавалерийская дивизия состояла из двух бригад – лёгкой моторизованной и кавалерийской; первая имела в своем составе драгунский (танковый) полк и полк бронеавтомобилей, вторая была частично моторизована, но всё ещё насчитывала около 1200 лошадей. Изначально драгунский полк также планировалось оснащать средними танками «Сомуа» S35, но из-за их медленного производства на вооружение стали поступать лёгкие «Гочкисс» H35 – хорошо забронированные, но относительно тихоходные и со слабой 37-мм пушкой длиной 18 калибров.

Состав корпуса Приу

Кавалерийский корпус Приу был сформирован в сентябре 1939 года из 1-й и 2-й лёгких механизированных дивизий. Но в марте 1940 года 1-ю дивизию передали в качестве моторизованного усиления в левофланговую 7-ю армию, а вместо неё Приу получил только что сформированную 3-ю DLM. 4-я DLM сформирована так и не была, в конце мая часть её передали в 4-ю бронетанковую (кирасирскую) дивизию резерва, а другую часть направили в 7-ю армию как «Группу де Лангля».

Лёгкая механизированная дивизия оказалась очень удачным боевым соединением – более подвижным, чем тяжёлая танковая дивизия (DCr – Division Cuirassée), и при этом более сбалансированным. Считается, что лучше всего были подготовлены две первые дивизии, хотя действия 1-й DLM в Голландии в составе 7-й армии показали, что это не так. В то же время, заменившая её 3-я DLM начала формироваться лишь во время войны, личный состав этой части набирался, в основном, из резервистов, а офицеры выделялись из других механизированных дивизий.

К маю 1940 года каждая лёгкая механизированная дивизия насчитывала три мотопехотных батальона, около 10 400 бойцов и 3400 транспортных средств. Количество техники в них сильно различалось:

2-я DLM:

  • средние танки «Сомуа» S35 – 88;
  • лёгкие танки «Гочкисс» H35 – 84;
  • лёгкие пулемётные танки AMR33 и AMR35 ZT1 – 67;
  • пушечные бронеавтомобили «Панар-178» – 40;
  • 105-мм полевые орудия – 12;
  • 75-мм полевые орудия (образца 1897 года) – 24;
  • 47-мм противотанковые орудия SA37 L/53 – 8;
  • 25-мм противотанковые орудия SA34/37 L/72 – 12;
  • 25-мм зенитные автоматы «Гочкисс» – 6.

3-я DLM:

  • средние танки «Сомуа» S35 – 88;
  • лёгкие танки «Гочкисс» H39 – 129 (из них 60 – с 37-мм длинноствольным орудием в 38 калибров);
  • лёгкие танки «Гочкисс» H35 – 22;
  • пушечные бронеавтомобили «Панар-178» – 40;
  • 105-мм полевые орудия – 12;
  • 75-мм полевые орудия (образца 1897 года) – 24;
  • 47-мм противотанковые орудия SA37 L/53 – 8;
  • 25-мм противотанковые орудия SA34/37 L/72 – 12;
  • 25-мм зенитные автоматы «Гочкисс» – 6.

Всего кавалерийский корпус Приу имел 478 танков (в том числе, 411 пушечных) и 80 пушечных бронеавтомобилей. Половина танков (236 единиц) имели 47-мм или длинноствольные 37-мм пушки, способные бороться практически с любой бронетехникой того времени.

Противник: 16-й моторизованный корпус вермахта

Пока дивизии Приу выдвигались на намеченный рубеж обороны, им навстречу шёл авангард 6-й немецкой армии – 3-я и 4-я танковые дивизии, объединённые под командованием генерал-лейтенанта Эриха Гёпнера в 16-й моторизованный корпус. Левее с большим отставанием двигалась 20-я моторизованная дивизия, задачей которой было прикрывать фланг Гёпнера от возможных контрударов со стороны Намюра.

11 мая обе танковые дивизии переправились через канал Альберта и опрокинули под Тирлемоном части 2-го и 3-го бельгийских армейских корпусов. В ночь с 11 на 12 мая бельгийцы отошли к линии реки Диль, куда планировался выход союзных войск – 1-й французской армии генерала Жоржа Бланшара и Британского экспедиционного корпуса генерала Джона Горта.

В 3-ю танковую дивизию генерала Хорста Штумпфа входили два танковых полка (5-й и 6-й), объединённые в 3-ю танковую бригаду под командованием полковника Кюна. Кроме того, в состав дивизии входили 3-я мотопехотная бригада (3-й мотопехотный полк и 3-й мотоциклетный батальон), 75-й артиллерийский полк, 39-й истребительно-противотанковый дивизион, 3-й разведывательный батальон, 39-й сапёрный батальон, 39-й батальон связи и 83-й отряд снабжения.

Всего в 3-й танковой дивизии имелось:

  • командирских танков – 27;
  • лёгких пулемётных танков Pz.I – 117;
  • лёгких танков Pz.II – 129;
  • средних танков Pz.III – 42;
  • средних танков поддержки Pz.IV – 26;
  • бронеавтомобилей – 56 (включая 23 машины с 20-мм пушкой).

4-я танковая дивизия генерал-майора Иоганна Штевера имела два танковых полка (35-й и 36-й), объединённые в 5-ю танковую бригаду. Кроме того, в состав дивизии входили 4-я мотопехотная бригада (12-й и 33-й мотопехотные полки, а также 34-й мотоциклетный батальон, 103-й артиллерийский полк, 49-й истребительно-противотанковый дивизион, 7-й разведывательный батальон, 79-й сапёрный батальон, 79-й батальон связи и 84-й отряд снабжения. В 4-й танковой дивизии насчитывалось:

  • командирских танков – 10;
  • лёгких пулемётных танков Pz.I – 135;
  • лёгких танков Pz.II – 105;
  • средних танков Pz.III – 40;
  • средних танков поддержки Pz.IV – 24.

Каждая немецкая танковая дивизия имела серьёзный артиллерийский компонент:

  • 150-мм гаубиц – 12;
  • 105-мм гаубиц – 14;
  • 75-мм пехотных орудий – 24;
  • 88-мм зенитных орудий – 9;
  • 37-мм противотанковых орудий – 51;
  • 20-мм зенитных автоматов – 24.

Кроме того, дивизиям придавалось по два истребительно-противотанковых дивизиона (по 12 противотанковых 37-мм пушек в каждом).

Итак, обе дивизии 16-го танкового корпуса имели в своем составе 655 машин, в том числе, 50 «четвёрок», 82 «тройки», 234 «двойки», 252 пулемётные «единички» и 37 командирских танков, также имевших лишь пулемётное вооружение (некоторые историки называют цифру в 632 танка). Из этих машин пушечными были лишь 366, причём только средние немецкие машины могли бороться с основной массой танков противника, да и то не со всеми – S35 c его наклонной 36-мм бронёй корпуса и 56-мм башней был по зубам немецкой 37-мм пушке лишь с небольших дистанций. В то же время, 47-мм французская пушка пробивала броню средних немецких танков на дистанции свыше 2 км.

Некоторые исследователи, описывая сражение на плато Жамблу, заявляют о превосходстве 16-го танкового корпуса Гёпнера над кавалерийским корпусом Приу по числу и качеству танков. Внешне это действительно было так (немцы имели 655 танков против 478 французских), но 40% из них составляли пулемётные Pz.I, способные бороться лишь с пехотой. На 366 немецких пушечных танков приходилось 411 французских пушечных машин, причем 20-мм пушки немецких «двоек» могли нанести ущерб разве что французским пулемётным танкам AMR.

Техники, способной эффективно бороться с танками врага, у немцев имелось 132 единицы («тройки» и «четверки»), у французов же почти вдвое больше – 236 машин, даже если не считать «Рено» и «Гочкиссы» с короткоствольными 37-мм пушками.

Правда, в немецкой танковой дивизии имелось заметно больше противотанковых средств: до полутора сотен 37-мм пушек, а главное – 18 тяжёлых 88-мм зенитных орудий на механической тяге, способных уничтожить любой танк в зоне своей видимости. И это против 40 противотанковых орудий во всём корпусе Приу! Однако из-за быстрого продвижения немцев большая часть их артиллерии отстала и в первом этапе сражения участия не приняла. Фактически 12–13 мая 1940 года у городка Анну северо-восточнее города Жамблу развернулась настоящая битва машин: танки против танков.

12 мая: встречный бой

Первой в соприкосновение с противником вошла 3-я лёгкая механизированная дивизия. Её участок восточнее Жамблу делился на два сектора: в северном находилось 44 танка и 40 бронеавтомобилей; в южном – 196 средних и лёгких танков, а также основная часть артиллерии. Первая линия обороны проходила в районе Анну и деревни Креэн. 2-я дивизия должна была занять позиции на правом фланге 3-й от Креэна и до берега Мааса, но к этому времени она лишь выдвигалась к намеченному рубежу своими передовыми отрядами – тремя батальонами пехоты и 67-ю лёгкими танками AMR. Естественной разграничительной линией между дивизиями служил холмистый водораздельный гребень, тянувшийся от Анну через Креэн и Мердорп. Таким образом, направление немецкого удара было совершенно очевидным: вдоль водных преград через «коридор», образованный речками Меень и Гран-Гетте и выводящий прямо к Жамблу.

Рано утром 12 мая «танковая группа Эбербаха» (авангард 4-й немецкой танковой дивизии) достигла городка Анну в самом центре рубежа, который должны были занять войска Приу. Здесь немцы столкнулись с разведывательными патрулями 3-й лёгкой механизированной дивизии. Чуть севернее Анну французские танки, автоматчики и мотоциклисты заняли Креэн.

С 9 часов утра до полудня танковая и противотанковая артиллерия обеих сторон вела ожесточённую орудийную перестрелку. Французы пытались контратаковать передовыми отрядами 2-го кавалерийского полка, однако лёгкие немецкие танки Pz.II прошли до самого центра Анну. В новой контратаке принял участие 21 лёгкий «Гочкисс» H35, но им не повезло – они угодили под огонь немецких Pz.III и Pz.IV. Толстая броня французам не помогла: в ближних уличных боях на дистанции в сотню метров она легко пробивалась 37-мм немецкими пушками, в то время как короткоствольные французские орудия оказались бессильны против средних немецких танков. В итоге французы потеряли 11 «Гочкисов», немцы – 5 машин. Оставшиеся французские танки покинули город. После короткого боя французы отошли на запад – на линию Вавр–Жамблу (часть заранее запланированной «Позиции Диль»). Именно здесь 13–14 мая разгорелось основное сражение.

Танки 1-го батальона 35-го немецкого танкового полка попытались преследовать противника и дошли до города Тин, где уничтожили четыре «Гочкисса», но были вынуждены вернуться, поскольку остались без сопровождения мотопехоты. К ночи на позициях установилась тишина. По итогам боя каждая из сторон сочла, что потери противника значительно выше её собственных.

13 мая: трудный успех немцев

Утро этого дня было тихим, лишь к ближе к 9 часам в небе появился немецкий самолет-разведчик. После этого, как сказано в мемуарах самого Приу, «сражение с новой силой началось по всему фронту от Тирлемона до Гюи». К этому моменту сюда вышли основные силы немецкого 16-го танкового и французского кавалерийского корпусов; южнее Анну разворачивались отставшие части 3-й немецкой танковой дивизии. Обе стороны собрали для боя все свои танковые силы. Разгорелось масштабное танковое сражение – оно было встречным, так как атаковать стремились обе стороны.

Действия танковых дивизий Гёпнера поддерживали без малого две сотни пикировщиков 8-го авиакорпуса 2-го воздушного флота. Воздушная поддержка французов была слабее и заключалась, в основном, в истребительном прикрытии. Зато Приу обладал превосходством в артиллерии: он успел подтянуть свои 75- и 105-мм орудия, которые открыли эффективный огонь по немецким позициям и наступающим танкам. Как писал спустя полтора года один из немецких танкистов капитан Эрнст фон Юнгенфельд, французская артиллерия устроила немцам буквально «вулкан огня», плотность и эффективность которого напоминала худшие времена Первой мировой. В то же время артиллерия немецких танковых дивизий отстала, основная её часть ещё не успела подтянуться к полю сражения.

Первыми в этот день наступление начали французы – шесть S35 из состава 2-й лёгкой механизированной дивизии, ранее не участвовавшей в бою, атаковали южный фланг 4-й танковой дивизии. Увы, немцы успели развернуть здесь 88-мм орудия и встретили противника огнём. В 9 часов утра, после атаки пикирующих бомбардировщиков, немецкие танки атаковали деревню Жандренуй в центре позиции французов (в полосе 3-й лёгкой механизированной дивизии), сосредоточив на узком пятикилометровом фронте большое количество танков.

Французские танкисты понесли существенные потери от атаки пикировщиков, но не дрогнули. Более того, они решили контратаковать противника – но не в лоб, а с фланга. Развернувшись севернее Жандренуя, два эскадрона танков «Сомуа» свежего 1-го кавалерийского полка 3-й лёгкой механизированной дивизии (42 боевых машины) нанесли фланговый удар по разворачивающимся боевым порядкам 4-й танковой дивизии.

Этот удар сорвал немецкие планы и превратил сражение во встречное. По французским данным, было уничтожено около 50 немецких танков. Правда, и от двух французских эскадронов к вечеру осталось лишь 16 боеспособных машин – остальные либо погибли, либо требовали длительного ремонта. Танк командира одного из взводов вышел из боя, израсходовав все снаряды и имея следы 29 попаданий, однако не получил серьезных повреждений.

Особенно удачно действовал эскадрон средних танков S35 2-й лёгкой механизированной дивизии на правом фланге – в Креэне, через который немцы пытались обойти французские позиции с юга. Здесь взвод лейтенанта Лоциски смог уничтожить 4 немецких танка, батарею противотанковых пушек и несколько грузовиков. Выяснилось, что немецкие танки бессильны против средних французских танков – их 37-мм пушки могут пробить броню «Сомуа» лишь с очень малого расстояния, в то время как французские 47-мм пушки поражают немецкие машины на любой дистанции.

В городке Тин, в паре километров западнее Анну, французам вновь удалось остановить немецкое продвижение. Здесь был уничтожен и танк командира 35-го танкового полка полковника Эбербаха (впоследствии ставшего командиром 4-й танковой дивизии). До конца дня S35 уничтожили ещё несколько немецких танков, однако к вечеру французы были вынуждены оставить Тин и Креэн под напором подошедшей немецкой пехоты. Французские танки и пехота отошли на 5 км западнее, на вторую линию обороны (Мердорп, Жандренуй и Жандрен), прикрытую речкой Ор-Жош.

Уже в 8 часов вечера немцы пытались атаковать в направлении Мердорп, однако их артиллерийская подготовка оказалась очень слабой и лишь предупредила противника. Перестрелка между танками на большой дистанции (около километра) не имела эффекта, хотя немцы отмечали попадания из короткоствольных 75-мм пушек своих Pz.IV. Немецкие танки прошли севернее Мердорпа, французы сначала встретили их огнём танковых и противотанковых пушек, а затем контратаковали во фланг эскадроном «Сомуа». Отчёт 35-го немецкого танкового полка сообщал:

«…из Мердорпа вышли 11 вражеских танков и атаковали моторизованную пехоту. 1-й батальон немедленно развернулся и открыл огонь по вражеским танкам с расстояния от 400 до 600 метров. Восемь танков противника остались неподвижными, еще трём удалось уйти».

Напротив, французские источники пишут об успехе этой атаки и о том, что французские средние танки оказались совершенно неуязвимы для немецких машин: он выходили из боя, имея от двух до четырех десятков прямых попаданий 20- и 37-мм снарядов, но без пробития брони.

Однако немцы учились быстро. Сразу же после боя появилась инструкция, запрещавшая лёгким немецким Pz.II вступать в бой со средними танками противника. S35 должны были уничтожаться, в первую очередь, 88-мм зенитками и 105-мм гаубицами прямой наводкой, а также средними танками и противотанковыми орудиями.

Поздно вечером немцы вновь перешли в наступление. На южном фланге 3-й лёгкой механизированной дивизии уже потрёпанный накануне 2-й кирасирский полк вынужден был обороняться против частей 3-й танковой дивизии своими последними силами – десятью уцелевшими «Сомуа» и таким же количеством «Гочкиссов». В итоге к полуночи 3-й дивизии пришлось отойти ещё на 2–3 км, заняв оборону на рубеже Жош–Рамийи. 2-я лёгкая механизированная дивизия отступила гораздо дальше, в ночь с 13 на 14 мая отойдя на юг от Перве за бельгийский противотанковый ров, подготовленный для линии «Диль». Лишь тут немцы приостановили своё продвижение в ожидании подхода тылов с боеприпасами и топливом. До Жамблу отсюда оставалось ещё 15 км.

Продолжение следует


Литература:

  1. Д. М. Проэктор. Война в Европе. 1939–1941 гг. М.: Воениздат, 1963
  2. Ernest R. May. Strange Victory: Hitler’s Conquest of France. New York, Hill & Wang, 2000
  3. Thomas L. Jentz. Panzertruppen. The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germany’s Tank Force. 1933–1942. Schiffer Military History, Atglen PA, 1996
  4. Jonathan F. Keiler. The 1940 Battle of Gembloux (http://warfarehistorynetwork.com/daily/wwii/the-1940-battle-of-gembloux/)

warspot.ru

Зритель испытывает полное представление о танковой войне: вид с высоты птичьего полета, с точки зрения солдат лицом к лицу конфронтации и тщательного технического анализа военных историков. От могучего 88mm пушки Второй мировой войны немецких Тигров, до тепловой системы наведения во время войны в Персидском заливе M-1 Абрамс – каждая серия исследует значительные технические подробности, которые определяют эпоху битвы.

Самопиар Американской армии, некоторые описания боев пестрят ошибками и нелепицей, всё сводится  к великой и всемогучей американской технике.

Великие танковые сражения показывает полный накал механизированной войны на экранах в первые, анализируя оружие, защиту, тактику и используя ультра-реалистичные CGI анимации.
Большая часть документальных фильмов цикла относится ко второй мировой войне.В целом отличный материал, который всё надо перепроверять прежде чем поверить.

1. Битва Истинга 73: Суровая забытая богом пустыня на юге Ирака, здесь дуют самые беспощадные песчанные бури, но сегодня мы увидим другую бурю. Во время войны в Персидском заливе 1991 г. 2-й бронетанковый полк США попал в песчаную бурю. Это была последня крупная битва 20 века. 2. Война Судного Дня: Битва за Голанские высоты / The October War: Battle For The Golan Hights: В 1973 г. Сирия неожиданно осуществила нападение на Израиль. Как нескольким танкам удалось сдержать превосходящие силы противника? 3. Битва при Эль Аламейне / The Battles Of El Alamein: Северня Африка, 1944 год: около 600 танков объединённой итало-немецкой армии прорывались через пустыню сахара в Египет. Англичане выставили почти 1200 танков чтобы их остановить. Два легендарных полководца: Монтгомери и Роммель сражались за контроль над Северной Африкой и нефть Ближнего Востока. 4. Арденнская операция: сражение танков «ПТ-1» — бросок к Бастони / The Ardennes: 16 сентября 1944 года немецкие танки вторглись в арденнский лес в Бельгии. Немцы напали на американские соединения, пытаясь изменить ход войны. Американцы ответили одной из самых массивных контратак в истории своих боевых действий. 5. Арденнская операция: сражение танков «ПТ-2» — атака немецких «Иоахимов Пайперов» / The Ardennes: 16.12.1944 В декабре 1944 самые верные и безжалостные убийцы Третьего Рейха Waffen-SS проводят последнее наступление Гитлера на западе. Это — история невероятного прорыва Шестой Бронетанковой армии нацистов американской линии и её последующего окружения и поражения. 6. Операция «Блокбастер» — битва за Хохвальд (08.02.1945) 08 февраля 1945 года Канадские вооруженные силы предприняли атаку в районе Хохвальдского ущелья с целью открыть войскам союзникам доступ к самому сердцу Германии. 7. Битва за Нормандию / The Battle Of Normandy 06 июня 1944 года Канадские танки и пехота высаживаются на побережье Нормандии и попадают под смертельный огонь, столкнувшись лицом к лицу с самыми мощными немецкими машинами: бронированными танками СС. 8. Курская битва. Часть 1: Северный фронт / The Battle Of Kursk: Northern Front В 1943 году многочисленные советские и немецкие армии столкнулись в самой великой и смертельной танковой битве в истории. 9. Курская битва. Часть 2: Южный фронт / The Battle Of Kursk: Southern Front Сражение близ Курска достигает кульминационного момента в российской деревне Прохоровка 12 июля 1943. Это — история самого большого танкового сражения в военной истории, поскольку элитные войска SS мерятся силами против советских защитников, настроенных остановить их любой ценой. 10. Битва за Арракурт / The Battle Of Arrcourt Сентябрь 1944 года. Когда 3-ая армия Паттона угрожала перейти границу Германии, Гитлер в отчаянии направил сотни танков в лобовое столкновение.


voenhronika.ru

16 ноября артиллерия 15-й танковой дивизии начала выдвижение на позиции юго-восточнее Тобрука, а части дивизии «Африка»[73] стали готовиться к штурму крепости. Весь день дул ураганный ветер; вслед за тем на Киренаику обрушился ливень небывалой силы, который продолжался двадцать четыре часа. Мосты были снесены, дороги превратились в реки, и все наши аэродромы оказались под водой. В течение нескольких дней ни один самолет не мог подняться в воздух, и деятельность нашей воздушной разведки была сведена к нулю[74].

15 ноября наша радиоразведка донесла, что 1-я южноафриканская дивизия предположительно перемещается к западу от Мерса-Матрух, а на следующий день эти донесения подтвердились. 17 ноября генерал фон Равенштейн, командир 21-й танковой дивизии, решил усилить разведывательный заслон противотанковой ротой, а в журнале разведки в тот вечер появилась запись: «В английской радиосети полное молчание»[75].

Утром 18 ноября мы снова отметили «почти полное радиомолчание» противника. Мы также констатировали, что ведение воздушной разведки с нашей стороны невозможно, так как «посадочные площадки превратились в море грязи, а вади наполнились водой». Но начиная с середины дня стали поступать донесения от 21-й дивизии: с английской стороны явно усилилась активность разведчиков, много бронеавтомобилей спешило к северу, в направлении дороги Тарик-эль-Абд[76]. Роммель считал, что это будет только разведка боем, и штаб танковой группы весь день был занят подготовкой к штурму Тобрука.

В тот вечер генерал Крювель, командир Африканского корпуса, приехал к Роммелю. Он доложил, что фон Равенштейн обеспокоен возросшей активностью англичан и утром 19 ноября хочет выслать сильную боевую группу в направлении Габр-Салех. Крювель доложил Роммелю, что он предупредил командира 15-й танковой дивизии о необходимости быть готовым выдвинуться из района Тобрука в район южнее Гамбута для поддержки 21-й танковой дивизии. Роммель был раздражен поведением Крювеля. Он ни за что не хотел отказаться от давно задуманного наступления на Тобрук и сказал: «Мы не должны падать духом». Он запретил высылку боевой группы на Габр-Салех, «чтобы не спугнуть противника». Тем не менее он дал указание итальянскому танковому корпусу «усилить наблюдение» к востоку и югу от Бир-эль-Гоби.

Утром 19 ноября Крювель снова явился в штаб в Гамбуте и имел длительную беседу с Роммелем. Он объяснил, что положение серьезное: наши разведывательные отряды были оттеснены за дорогу Тарик-эль-Абд крупными танковыми силами противника, которые энергично продвигаются в северном направлении. Это не разведка, а большое наступление, и крайне необходимо безотлагательно принять контрмеры. Роммель согласился на то, чтобы 21-я танковая дивизия направилась к Габр-Салеху, а 15-я танковая дивизия вечером двинулась в район сосредоточения южнее Гамбута. После завтрака Роммель лично поехал в 21-ю танковую дивизию посмотреть, как его танки пойдут в наступление. Начиналось великое танковое сражение.

Сейчас мне ясно, что в то время 21-я танковая дивизия была брошена в бой слишком поспешно и было бы лучше, если бы она уклонилась от боя до тех пор, пока не сосредоточится весь Африканский корпус. К середине дня 19 ноября обстановка оставалась неясной; нам было известно лишь то, что английские бронетанковые части пересекли границу в районе форта Маддалена и продвигаются в северном направлении, тогда как другие части противника вступили в соприкосновение с нашими войсками, обороняющими пограничные позиции. В такой неопределенной обстановке лучшее правило — сосредоточиться и ожидать дальнейшей информации, но Роммель все еще надеялся, что англичане проводят только разведку боем и что сильный удар 21-й дивизии отбросит их назад.

Решение о вводе в бой 21-й танковой дивизии было на самом деле более рискованным, чем нам представлялось в то время. Утром 19 ноября вся 7-я бронетанковая дивизия находилась в районе Габр-Салех, и, если бы она оставалась сосредоточенной, она могла бы нанести очень серьезное поражение [68 — схема 8; 69] распыленной 21-й танковой дивизии. Но, к счастью для нас, генерал Каннингхэм, командующий 8-й армией, решил рассредоточить свои танки, и в течение дня части 7-й бронетанковой дивизии разошлись в различных направлениях[77].

22– я бронетанковая бригада начала наступление на Бир-эль-Гоби, где была отбита итальянцами с тяжелыми для нее потерями; 7-я бронетанковая бригада двинулась на север, к аэродрому Сиди-Резег, за ней следовала дивизионная группа поддержки[78].

В Габр-Салехе осталась только 4-я бронетанковая бригада с задачей поддерживать связь с левым флангом 13-го английского корпуса (2-я новозеландская дивизия, 4-я индийская дивизия и 1-я армейская танковая бригада), стоявшего непосредственно перед нашими позициями на границе.

Командир Африканского корпуса приказал 21-й танковой дивизии начать наступление боевой группой в составе 5-го танкового полка, усиленного двенадцатью полевыми орудиями и четырьмя 88-мм пушками. Группу возглавлял командир полка полковник Штефан, храбрый и решительный офицер, который впоследствии был убит в этой кампании. Около 15 час. 30 мин. он атаковал крупные английские танковые силы примерно в восьми километрах северо-восточнее Габр-Салеха и в жестоком бою, продолжавшемся до наступления темноты, оттеснил англичан за дорогу Тарик-эль-Абд. Наши потери были незначительны: два T-III и один Т-II, тогда как у англичан было подбито двадцать три танка[79].

Вечером 19 ноября обстановка для штаба танковой группы все еще была далеко не ясной. Во второй половине дня английские танки и южноафриканские бронеавтомобили захватили аэродром Сиди-Резег, который, по существу, не охранялся. Из дивизии «Ариете» докладывали, что под Бир-эль-Гоби подбито около пятидесяти английских танков, которые опрометчиво атаковали итальянские оборонительные сооружения; доносили, что другая сильная группа противника преследовала наш 3-й разведотряд, оттеснив его за дорогу Тарик-Капуццо близ Сиди-Азейз. Поступали также донесения о движении частей противника к западу от Джарабуба[80].

В тот же вечер генерал фон Равенштейн докладывал Крювелю по телефону. Он предложил сосредоточить обе танковые дивизии в одном месте, но не предпринимать каких-нибудь широких действий, пока у нас не будет более ясного представления о расположении противника и его намерениях. Его осторожность была совершенно оправданной, потому что весь ход сражения зависел от того, насколько правильное решение примет Роммель или Крювель. Полковник Байерлейн, начальник штаба Крювеля, позвонил в штаб танковой группы и спросил, что делать. Роммель предоставил Крювелю полную свободу действий и приказал ему «уничтожить боевые группы противника в районе Бардия, Тобрук, Сиди-Омар, прежде чем им удастся создать серьезную угрозу Тобруку».

Крювель установил, что перед ним находятся три основные группировки противника: части у Габр-Салеха, против которых действовал Штефан, части, продвигающиеся прямо к Тобруку через Сиди-Резег, и части, расположенные на восточном фланге, которые преследовали 3-й разведотряд.

Крювель решил сосредоточить усилия в направлении Сиди-Омара, рассчитывая уничтожить английские войска, угрожавшие 3-му разведотряду. Но этих войск противника больше не существовало, во второй половине дня в этом районе действовал 3-й танковый полк, но затем он отошел и присоединился к 4-й бронетанковой бригаде. Тем не менее 20 ноября весь Африканский корпус двинулся к Сиди-Азейзу и провел большую часть дня в поисках воображаемого противника. 21-я танковая дивизия в конце концов израсходовала горючее и застряла в пустыне примерно в десяти километрах от опорного пункта Сиди-Омар. В штаб танковой группы понеслись отчаянные призывы выслать горючее по воздуху. Все, что мы могли сделать, — это организовать транспорт с горючим, который прибыл на место лишь после наступления темноты.

15– я танковая дивизия прошла по дороге Тарик-Капуццо вплоть до Сиди-Азейза, затем повернула на юго-запад. В конце дня дивизия столкнулась с 4-й бронетанковой бригадой, которая все еще находилась в районе Габр-Салеха. Ожесточенная схватка продолжалась до наступления темноты; англичане понесли серьезные потери в танках и были снова отброшены за дорогу Тарик-эль-Абд. Однако решающего успеха достигнуть не удалось, и для Африканского корпуса 20 ноября было потерянным днем. Тем временем 7-я английская бронетанковая бригада и артиллерийская группа поддержки закрепились на аэродроме Сиди-Резег и отбили контратаки дивизии «Африка». 22-я английская бронетанковая бригада выступила из Бир-эль-Гоби на помощь 4-й бронетанковой бригаде, но прибыла на место, когда уже почти стемнело.

Нет никакого сомнения, что 20 ноября мы упустили большую возможность одержать победу. Каннингхэм был так любезен, что разбросал 7-ю бронетанковую дивизию по всей пустыне, а мы не сумели воспользоваться его великодушием. Если бы Африканский корпус утром 20 ноября нанес удар на Габр-Салех, он мог бы уничтожить 4-ю бронетанковую бригаду; с другой стороны, если бы он двинулся на Сиди-Резег, он мог бы нанести сокрушительное поражение английским частям, действовавшим в этом районе. В этом случае мы бы очень легко одержали победу, разгромив англичан в ходе начатой ими операции «Крузейдер», потому что вся 8-я английская армия была разбросана по гигантской дуге, простирающейся от Эс-Саллума до Бир-эль-Гоби[81]. Описанные нами события показывают, как осторожно нужно действовать и как тщательно взвешивать все разведывательные данные, прежде чем бросать свои главные танковые силы в большое сражение.

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

С тех пор, как первые бронемашины начали свое шествие по искореженным полям сражений во время Первой Мировой Войны, танки стали неотъемлемой составляющей сухопутной войны. За эти годы произошло много танковых сражений, и некоторые из них имели огромное значение для истории. Вот 10 сражений, о которых Вам нужно знать.

Битвы в хронологическом порядке.

1. Битва при Камбре (1917)

Произошедшая в конце 1917 года, эта битва на Западном фронте стала первым крупным танковым сражением в военной истории и именно там, впервые были серьезно задействованы общевойсковые силы в больших масштабах, что стало подлинным поворотным моментом в военной истории. Как отмечает историк Хью Стрэчан, «крупнейшим интеллектуальным сдвигом в войне между 1914 и 1918 гг., стало то, что общевойсковые сражения были сосредоточены вокруг возможностей орудий, а не сил пехоты.» И под словом «общевойсковой», Стрэчан имеет в виду согласованное использование различных видов артиллерии, пехоты, авиации, и, конечно же, танков.

20 ноября 1917 года британцы напали на Камбре с 476 танками, 378 из которых являлись боевыми танками. Испуганные немцы оказались застигнуты врасплох, так как наступление мгновенно продвинулось на несколько километров вглубь по всему фронту. Это был беспрецедентный прорыв защиты противника. Немцы в конечном итоге реабилитировались, начав контратаку, но это танковое наступление продемонстрировало невероятный потенциал мобильной, бронетанковой войны — метод, который стал активно использоваться только год спустя, во время заключительного удара по Германии.

2. Битва на реке Халхин-Гол (1939)

Это первое крупное танковое сражение в течение Второй мировой войны, где советская Красная Армия схлестнулась с японской императорской армии у своей границы. Во время китайско-японской войны 1937-1945 гг, Япония заявила, что Халхин-Гол является границей между Монголией и Маньчжоу-Го (японское название оккупированной Маньчжурии), в то время как СССР настаивали на границе, лежащей восточнее у Номон-Хана (именно поэтому этот конфликт иногда называют инцидентом у Номон-Хана). Военные действия начались в мае 1939 года, когда советские войска заняли спорную территорию.

После первоначального успеха японцев, СССР собрал войско в 58000 тысяч человк, почти 500 танков и около 250 самолетов. Утром 20 августа генерал Георгий Жуков предпринял неожиданную атаку после симуляции подготовки к оборонительной позиции. В течение этого сурового дня, жара стала просто невыносимой, достигнув 40 градусов по Цельсию, в результате чего пулеметы и пушки стали плавиться. Советские Т-26 танки (предшественники Т-34) превосходили устаревшие японские танки, пушкам которых не хватало бронебойной способности. Но японцы отчаянно боролись, например, был очень драматический момент, когда лейтенант Садакайи атаковал танк своим самурайским мечом, пока не был убит.

Последующее наступление русских позволило полностью уничтожить силы генерала Комацубара. Япония потеряла 61000 человек, в отличие от Красной Армии, где было убито 7974 человек и ранено 15251. Эта битва стала началом славного военного пути Жукова, а также продемонстрировала важность обмана, технического и численного превосходства в танковой войне.

3. Битва при Аррасе (1940)

Не следует путать эту битву с битвой при Аррасе 1917 года, это сражение было во время Второй мировой войны, где британский экспедиционный корпус (БЭФ) сражался против немецкого Блицкрига, и постепенно военные действия продвигалось по побережью Франции.

20 мая 1940 года виконт Горт, командующий БЭФ, начал контратаку против немцев, под кодовым названием «Frankforce». В ней приняли участие два пехотных батальона численностью в 2000 человек — и всего 74 танка. BBC описывает то, что произошло дальше:

«Пехотные батальоны были разделены на две колонны для атаки, которая состоялась 21 мая. Правая колонна изначально успешно продвигалась, забирая в плен ряд немецких солдат, но вскоре они столкнулись с немецкой пехотой и СС, при поддержке воздушных сил, и понесли тяжелые потери.

Левая колонна также успешно наступала до столкновения с пехотным подразделением 7-й танковой дивизии генерала Эрвина Роммеля.
Французское прикрытие в ту ночь позволило британским войскам отойти на прежние позиции. Операция «Frankforce» была закончена, а на следующий день немцы перегруппировались и продолжили свое наступление.

В ходе «Frankforce» было взято в плен около 400 немцев, обе стороны понесели примерно одинаковые потери, также был уничтожен ряд танков. Операция превзошла себя — нападение было столь жестоким, что 7-я танковая дивизия полагала, что была атакована пятью пехотными дивизиями».

Интересно, что некоторые историки считают, что эта свирепая контратака убедила немецких генералов объявить сделать передышку 24 мая — короткий перерыв в Блицкриге, что дало БЭФ выиграть некоторое дополнительное время, чтобы эвакуировать свои войска во время «Чуда в Дюнкерке».

4. Битва за Броды (1941)

До Курской битвы в 1943 году, это было крупнейшее танковое сражение времен Второй мировой войны и величайшее в истории до этого момента. Оно произошло в первые дни операции Барбаросса, когда немецкие войска стремительно продвинулись (и относительно легко) вдоль Восточного фронта. Но в треугольнике, образованном городами Дубно, Луцк и Броды, возникло столкновение, в котором 800 немейких танков выступили против 3500 русских танков.

Бой длился четыре изнурительных дня, и закончился 30 июня 1941 г. громкой победой Германии и тяжелым отступлением Красной Армии. Именно во время битвы за Броды, немцы впервые всерьез схлестнулись с русскими танками Т-34, которые были практически невосприимчивы к немецкому оружию. Но благодаря ряду воздушных атак Люфтваффе (которые подбили 201 советских танков) и тактическому маневрированию, немцы победили. Более того, считается, что 50% советских потерь бронетехники (~ 2600 танков) были на счету недостатков тыла, нехватки боеприпасов, и из-за технических проблем. Всего в том сражении Красная Армия потеряла 800 танков, и это большая цифра по сравнению с 200 танками со стороны немцев.

5. Вторая битва при Эль-Аламейне (1942)

Это битва стала переломным моментом во время кампании в Северной Африке, и это было единственным крупным танковым сражением, которое было выиграно силами Британских ВС без прямого американского участия. Но американское присутствие, безусловно, ощущалось в виде 300 танков «Шерман» (в общей сложности у британцев было 547 танков), спешно доставленных в Египет из США.

В сражении, которое началось 23 октября и закончилось в ноябре 1942 года, произошло противостояние педантичного и терпеливого генерала Бернарда Монтгомери и Эрвина Роммеля, хитрого Лиса пустыни. К несчастью для немцев, однако, Роммель был очень болен, и был вынужден уехать в немецкую больницу до того, как битва начала разворачиваться. Вдобавок, его временный заместитель генерал Георг фон Штумме, умер от сердечного приступа во время боя. Немцы также страдали от проблем с поставками, особенно от нехватки топлива. Что в итоге привело к катастрофе.

Реструктурированная 8-я армия Монтгомери начала двойную атаку. Первый этап, операция «Лайтфут», состояла из мощной артиллерийской бомбардировки с последующей пехотной атакой. В ходе второго этапа, пехота расчистила путь для танковых дивизий. Роммель, который вернулся в строй, был в отчаянии, он понял, что всё потеряно, и телеграфировал об этом Гитлеру. И английские и немецкие армии потеряли около 500 танков, но войска союзников не смогли взять на себя инициативу после победы, что дало немцам достаточно времени для отступления.

Но победа была очевидна, что побудило Уинстона Черчилля заявить: «Это не конец, это даже не начало конца, но это, пожалуй, конец начала.»

6. Курская битва (1943)

После поражения под Сталинградом, и намечающегося контрнаступления Красной Армии по всем фронтам, немцы решили сделать смелое, если не сказать безрассудное, наступление под Курском, в надежде вернуть себе свои позиции. В результате чего, битва под Курском сегодня считается самой крупной и долгой битвой с участием тяжелой бронетанковой техники в войне, и одной из крупнейших одиночных бронетанковых столкновений.

Хотя никто точных цифр сказать не может, советские танки изначально превосходили количество немецких в два раза. По некоторым оценка, изначально на Курской дуге схлестнулось около 3000 советских танков и 2000 немецких. В случае негативного развития событий, Красная Армия была готова бросить в бой ещё 5000 танков. И хотя немцы догнали Красную Армию по количеству танков, но это не могло обеспечить им победу.

Одному командиру Немецкого танка удалось уничтожить 22 советских танка в течение часа, но кроме танков шли русские солдаты, которые подходили к вражеским танкам с «суицидальной храбростью», подбираясь достаточно близко, чтобы бросить мину под гусеницы. Немецкий танкист позже писал:

«Советские солдаты были вокруг нас, над нами и между нами. Они вытаскивали нас из танков, подбивали. Это было страшно».

Все германские превосходство в отношении связи, маневренности, и артиллерии затерялось в хаосе, шуме и дыме.

Из воспоминаний танкистов:
«Атмосфера была удушающей. Я задыхался, а пот ручьями стекал по моему лицу.»
«Мы каждую секунду ожидали, что будем убиты.»
«Танки таранили друг друга»
«Металл горел.»

Вся область на поле боя была заполнена сгоревшей бронетехникой, источавшей столбы черного маслянистого дыма.

Важно отметить, что в это время там происходило не только танковое сражение, но и воздушное. Пока внизу разворачивалась битва, самолеты в небе пытались подбивать танки.

Спустя восемь дней, атака была остановлена. Хотя Красная Армия победила, она потеряла пять бронемашин на каждый немецкий танк. С точки зрения фактической численности, немцы потеряли около 760 танков, а СССР около 3800 (в общей сложности 6000 танков и штурмовых орудий были уничтожены или серьезно повреждены). В отношении жертв, немцы потеряли 54182 человек, у нас — 177847. Несмотря на такой разрыв, Красная Армия считается победителем сражения, и, как отмечают историки «Гитлеровская долгожданная мечта о нефтяных месторождениях Кавказа была уничтожена навсегда.»

7. Битва при Арракуре (1944)

Произошедшая во время Лотарингской кампании во главе с 3-й армией генерала Джорджа Паттона с сентября по октябрь 1944 года, менее известная битва при Арракуре была крупнейшим танковым сражением для армии США до этого момента. Хотя Битва в Арденнах позже окажется крупнее, эта битва происходила на гораздо более обширной географической территории.

Битва важна тем, что все немецкие танковые силы были поражены американскими войсками, в основном оснащенными пушками 75-мм. танка «Шерман». Благодаря тщательной координации танков, артиллерии, пехоты, и военно-воздушных сил, немецкие войска потерпели поражение.

В итоге американские войска успешно нанесли поражение двум танковым бригадам и частям двух танковых дивизий. Из 262 танков немцев, более 86 были уничтожены, а 114 серьезно повреждены. Американцы, напротив, потеряли всего 25 танков.

Битва при Арракуре предотвратила немецкую контратаку, и вермахт был не в состоянии восстановиться. Более того, эта область стала стартовой площадкой, с которой армия Паттона начнет свою зимнее наступление.

8. Битва при Чавинде (1965)

Битва при Чавинде стала одним из крупнейших танковых сражений после Второй мировой войны. Она произошла в ходе индо-пакистанской войны 1965 года, где столкнулось около 132 пакистанских танков (а также 150 единиц подкрепления) против 225 индийских бронемашин. У индийцев были танки «Центурион», в то время как у пакистанцев были «Паттон»; обе стороны использовали также танки «Шерман».

Битва, которая длилась с 6 по 22 сентября, состоялась на участке Рави-Чинаб, соединяющем Джамму и Кашмир с материковой частью Индии. Индийская армия надеялась отрезать Пакистан от линии снабжения, отрезав их от округа Сиалкот области Лахор. События достигли своего пика 8 сентября, когда индийские силы двинулись к Чавинде. Пакистанские воздушные силы присоединились к битве, а затем случилось жестокое танковое сражение. Крупная танковая битва произошла 11 сентября в регионе Филлора. После нескольких вспышек активности и затишья битва, наконец, закончилась 21 сентября, когда индийские силы, наконец, ретировались. Пакистанцы потеряли 40 танков, в то время как индийцы потеряли более 120.

9. Битва в Долине Слез (1973)

Во время арабо-израильской войны «Судного дня», израильские силы боролись с коалицией, которая включала Египет, Сирию, Иорданию и Ирак. Целью коалиции было вытеснить израильские силы, занимающие Синай. В одной ключевом пункте на Голанских высотах, у израильской бригады осталось 7 танков из 150 – и в оставшихся танках в среднем осталось не более 4-х снарядов. Но примерно в то самое время, когда сирийцы собирались совершить еще одну атаку, бригада была спасена случайно собранным подкреплением, состоящим из 13 наименее поврежденных танков, управляемых ранеными солдатами, которые были выписаны из больницы.

Что касается самой войны «Судного дня», то 19-дневная битва стала крупнейшим танковым сражением со времен Второй мировой войны. На самом деле, это было одно из крупнейших танковых сражений, в которой участвовали 1700 израильских танков (из них 63% были уничтожены) и примерно 3430 танков коалиции (из которых примерно от 2250 до 2300 были уничтожены). В конце концов, победил Израиль; Соглашение о прекращении огня при посредничестве Организации Объединенных Наций вступило в силу 25 октября.

10. Битва Истинга 73 (1991)

Это битву описывают как «последнее великое танковое сражение 20-го века», где силы США состоявшие из более чем десятка бронемашин M3 Брэдли и девяти танков M1A1 Абрамс, уничтожили более 85 иракских танков (включая Т-55 и Т-72). Последовавшая за этим битва в Персидском заливе, которая состоялась в иракской пустыне, стала полной катастрофой для иракских сил.

США имели ряд технических преимуществ по сравнению с Республиканской гвардией, в том числе превосходящие по характеристикам военные танки и GPS, что позволило им предварительно спланировать направление движения (вместо встречи вслепую). Танки M1A1 имели дальность стрельбы в 2500 метров, а иракские танки в диапазоне в 2000 метров; у Республиканской Гвардии не было шансов.

Около 600 иракцев были убиты или ранены во время операции, по сравнению с всего десятком американских потерь и 57 ранеными (в основном из-за дружественного огня).

Материал подготовила Александра

P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Хотите помочь сайту? Просто посмотрите ниже рекламу, того что вы недавно искали.

Copyright Muz4in.Net © — Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать — «об Авторстве»

muz4in.net

Танковые сражения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.