Название этого танка TTD это аббревиатура, которая расшифровывается как Tank Technology Demonstrator, что обозначает – танк для демонстрации технологий. В основу этой машины был положен немецкий танк — Леопард 2, по праву считающийся, одной из лучших боевых машин мира. По замыслу военных, эта машина должна была стать основной для южноафриканской армии. Но этим идеям так и не суждено было сбыться из-за нехватки средств, хотя большинство наработок всё же нашло применение, но у же в другой машине. Эта машина была изготовлена единственном экземпляре, и хранится сейчас в Южноафриканском танковом музее.

Основной боевой <a href=«>танк ТТD. ЮАР» src=»http://alternathistory.com/files/071109_ttd_01.jpg» />

TTD имеет сварной стальной корпус и башню. Машина защищена композитной бронёй. Танк имел всестороннюю защиту против снарядов средних калибров. Все важнейшие подсистем также имеют дополнительную защиту. Машина получила дополнительную защиту от противотанковых мин.


Основной боевой <a href=танк ТТD. ЮАР» />

Танк ТТD вооружен 105-мм нарезной пушкой GT-7. Она имеет скорострельность 6 выстрелов в минуту. Стоит упомянуть, что башня TTD может вместить и большее орудие — 120-мм гладкоствольную пушку. Большинство боеприпасов хранится внутри башни, отделено от экипажа за бронированным экраном. На танке есть автомат заряжания. У этой машины башня южноафриканского танка Олифант Mk.1B, который является по сути модернизированным английским танком Центурион, что делает эту башню, пригодной для модернизации стоящих на вооружении ЮАР не только Центурионов  но и Чифтенов .

Основной боевой <a href=танк ТТD. ЮАР» /> 

Среднее вооружение состоит из двух 7,62-мм пулеметов. Один из них установлен спарено с пушкой, второй находится сверху на башне.

Этот прототип танка оснащен современной системой управления огнем. Он обеспечивает высокую точность огня даже на ходу. Машина оснащена также системой навигации и средствами связи.

ТТD имеет экипаж из четырех человек, включая командира, наводчика, заряжающего и механика-водитель. Танк имеет дизельный двигатель с турбонаддувом, развивающий 1250 лошадиных сил.


Основной боевой <a href=танк ТТD. ЮАР» />

 

alternathistory.com

С середины прошлого века на вооружении армии ЮАР состоят танки Centurion Mk.5, получившие название Olifant Mk.1 (слон). Первый этап модернизации этих боевых машин начался в конце 1970-х годов и проводился южноафриканской компанией Armscor. В результате работ была создана модификация Olifant Mk.1A. Следующий этап модернизации танка был проведен, начиная с 1985 года, в результате была представлена новая модель — Olifant Mk.1B. Первый подобный танк был поставлен на вооружение в 1991 году. Танк Olifant Mk.1B был разработан с учетом нюансов южноафриканских природно-климатических условий и дорожных особенностей. Только башня и корпус танка остались без значительных изменений, было проведено улучшение пассивной защиты. Все специальное оборудование, силовая установка, вооружение и большинство других агрегатов были практически созданы заново.

Южноафриканский танк Olifant Mk.1B представляет результат наиболее глубокой и масштабной модернизации танка Centurion в сравнении со всеми которые до этого проводились. Кроме усиленного уже на предыдущей модификации Olifant Mk.1A вооружения, на новом танке установлена абсолютно новая СУО, установлен новый двигатель, радикально усилена броневая зашита, изменены трансмиссия и подвеска.


С целью усиления броневой зашиты танка на лобовых деталях башни и корпуса установлены дополнительные мощные броневые плиты, при этом передняя лобовая плита корпуса значительно усилена многослойной броней. Бока корпуса и ходовая часть полностью закрыты броневыми экранами, которые состоят из нескольких частей, что значительно удобнее при проведении сервисного и технического обслуживания динамической ходовой части. Днище корпуса так же получило дополнительную защиту в виде усиления дополнительными броневыми плитами. При накладке дополнительной брони учитывалась балансировка башни, в результате этого она сбалансирована гораздо лучше, чем на предыдущих моделях «центурионов», и для ее полного разворота требуются значительно меньшие усилия.

На вооружении танка Olifant Mk.1B 105-мм пушка L7A1 с эжектором и специальным теплоизоляционным кожухом выполненном из стеклопластика. Пушка стабилизирована и работает в двух плоскостях наведения, установлены электрогидравлические приводы наведения. В СУО включены совершенно новый перископический прицел наводчика с внедренной стабилизацией поля зрения, а так же встроенным лазерным дальномером, уникальный баллистический вычислитель. Дополнительное вооружение включает в себя спаренный 7,62-мм пулемёт расположенный слева от пушки и два дополнительных 7,62-мм пулемёта системы «Браунинг» над люками командира экипажа и заряжающего.

Полностью была переоборудована ходовая часть, в которой применена индивидуальная торсионная подвеска каждого из опорных катков, имевших максимальный динамический ход 290 мм. Это позволило значительно улучшить проходимость танка, в том числе и на больших скоростях. На каждом из отдельных узлов подвески устанавливались гидроупоры. Улучшили и эргономику отсека управления, двустворчатый люк, установленный для механика-водителя заменили новым сдвижным монолитным люком.


ТТХ танка Olifant Mk.1B:
Экипаж – 4 человека.
Боевая масса – 58 тонн.
Габаритные размеры: клиренс – 510 мм, высота по верхней точке башни – 2940 мм, длина – 10200 мм, ширина – 3390 мм.
Вооружение: пушка Denel GT7 105 мм, спаренный пулемет системы Browning M1919A4 7.62 мм, два зенитных пулемета системы Browning M1919A4 7,62 мм, восемь установок для запуска дымовых гранат.
Бронированная защита: лоб корпуса — 118 мм, борт — 51 мм, корма – 38 мм, башня — 30-152 мм. Дополнительное бронирование корпуса и башни.
Боезапас: 68 орудийных выстрелов, 5600 патронов.
Приборы наведения на цель: перископический прицел наводчика с лазерным дальномером, перископический прибор прицеливания командира.
Двигатель: ZS, 12-цилиндровый V-образный дизель с турбонаддувом; мощность 950 л.с.
Максимальная скорость – 58 км/ч.
Трансмиссия: Amtra III усовершенствованная гидромеханическая автоматическая (4 +2).
Запас хода – 500 км.

Ходовая часть: 6 сдвоенных обрезиненных опорных катка на борт, 4 сдвоенных и 2 одинарных обрезиненных дополнительных поддерживающих катка, гусеницы с открытым шарниром, ширина — 610 мм, ведущее колесо со съемными зубчатыми венцами заднего расположения, направляющее колесо.
Преодолеваемые препятствия: ширина рва – 3,35 м, угол подъема -300, высота стенки — 0.91 м, глубина брода — 1.45 м.


В 2003 году фирма ВАЕ Systems Англия, заключила контракт стоимостью 27,3 миллионов долларов на очередную модернизацию танков Olifant Mk.1B до нового стандарта Mk.2. Это самый значительный контракт, заключенный Armscor на протяжении последних 12 лет. Исполнителем заказа будет южноафриканский филиал компании ВАЕ — Land Systems ОМС. Для проведения работ Land Systems ОМС заключила дополнительные контракты с поставщиками отдельных деталей, элементов и оборудования — южноафриканскими компаниями Delkon, IST Dynamics и Reutech Defence Logistics. Модернизация танка заключается в следующем: установлен новый турбонагнетатель и дополнительный промежуточный охладитель для дизельного двигателя GE AVDS-1790 мощность которого 1040 л.с. разработки компании Delkon, улучшена точность комплекса управления огнем и усовершенствованы динамические приводы башни производства компании Reunert, что позволило выполнять выстрелы с ходу и наводить общую систему на цель. Главной отличительной особенностью комплекса является то, что это он предназначен для обнаружения и подавления различных целей в дневное и ночное время. Комплекс содержит баллистический вычислитель, тепловизор и стабилизированную платформу наблюдения с прицелом. Работы по модернизации танка продолжались в период 2006-2007 годов. Переоборудовано 13 единиц.


Сегодня на вооружении армии ЮАР находятся 172 танка модификаций Olifant Mk.1A/B и Mk.2. Модернизированные танки будут эксплуатироваться вплоть до 2015 года. В настоящее время руководство армии ЮАР рассматривает вопрос о закупке танков иностранного производства. Среди возможных вариантов рассматриваются Challenger 2Е и Leclerc Tropik. Всего планируется закупить 96 боевых машин.

topwar.ru

Танковые подразделения ЮАР зародились в 1953 году, после того как Южноафриканские военные заказали у Британцев 87 танков Centurion Mk3 и 116 танков Centurion Mk5. Эти танки вводились в состав САДФ в течение трех лет, до 1958 года. При этом 17 поставленных в ЮАР “Центурионов” были сразу же переоборудованы в ремонтно-эвакуационные машины. По началу эксплуатация танков не вызывала у оператора серьезных проблем, ибо ЮАР шла в кильватере Великобритании и готовилась к конфликтам на территории британских колоний. В случае подобного конфликта, техника ЮАР отлично вписалась бы в боевые формации Британского содружества наций и не испытывала бы проблем ни с запасными частями, ни с боеприпасами. Однако история совершила крутой поворот, когда ЮАР решила покинуть пределы Содружества и пойти своим собственным цивилизационным путем.


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ТАНКА

После выхода Южно-Африканской Республики из-под опеки Великобритании (1961 год) армия ЮАР решила отказаться от массовой закупки британской техники, поскольку отношения между странами начали ухудшаться с пугающей быстротой. Ставка была сделана на разработку собственных машин, способных вести боевые действия на раскаленных пространствах африканского континента.

Стандартные Centurion Mk3 c этой ролью справлялись плохо и частенько перегревались. Не удивительно, что в 1961 году ЮАР начала избавляться от устаревших танков и продала Швейцарии 100 Centurion Mk5 и еще 10 ремонтно-эвакуационных шасси на их платформе (на эти деньги южноафриканцы купили у французов истребители Mirage III). После завершения сделки наступательный потенциал САДФ уменьшился в два раза, что и показали большие учение Южно-Африканской армии, которые прошли в 1966 году.

В 1964 году ООН наложило на ЮАР эмбарго, связанное с покупкой военной техники. Новые танки ЮАР-вояки приобретать не могли, но они вполне могли купить запасные части для оставшихся в строю машин. Наиболее частой замене подвергались британские танковые двигатели Rolls Royce Meteor V12 мощностью 650 л.с. В жарком климате Южной Африки они с трудом выдерживали многочасовые переходы по раскаленной саванне. До начала 70-ых годов ARMSCOR пыталась решить проблему с двигателями установкой на танки силовых установок General Motors. Однако это решение, хорошо зарекомендовавшее себя в Европе, в Африканских условиях оказалось ненадежным. К 1973 году General Motors полностью отказалась от поддержки и ремонта двигателей на африканском континенте и танковая промышленностью ЮАР оказалась в состоянии тотальной изоляции от западных технических решений.


В 1973 году ARMSCOR удалось достать американские двигатели Continental V12, которые приводили в движение танки M46/47 Patton. При помощи инструментов и смекалки, южно-африканские инженеры смогли установить их на “Центурионы”, но результат оказался не впечатляющим. “Континентали” потребляли слишком много топлива, вследствие чего танки приходилось заправлять через каждые 40 километров.  Всего южноафриканцы модифицировали 3 таких машины в мастерских 61 базы и еще 5 на мощностях Sandock-Austral. Модифицированные “Центурионы” получили название Skokiaan и были отправлены в боевые части до тех пока, пока инженеры не смогут довести до ума улучшенные танки типа Centurion Mk5A (создающиеся в рамках проекта Semel).

Начиная с 1975 года военные ЮАР стали сталкиваться с крупными танковыми формациями противника, которые состояли из советских танков, за рычагами которых сидели ангольские или кубинские специалисты. Операция “Саванна” наглядно показала, что без своих танков, эффективно действующих в условиях жаркого африканского климата, победа южно-африканской армии над противником становится все более и более призрачной.

Модифицированный танк Semel должен был решить проблему нехватки тяжёлой техники на полях сражений. Начиная с 1974 года было выпущено 35 Centurion Mk5A в модификации Semel. На модифицированную машину были установлены новые воздушные фильтры, топливный бак объемом 1400 литров, новая тормозная система, а также улучшенный блок управления пушкой, созданный Marconi South Africa.


Стоит отметить, что в начале 80-ых, Skokiaan и Semel находились в составе 61 группы, но в боях участия не принимали, испытывая трудности со снабжением и скоростью перемещения по местности. Танки были слишком медленными для ударных групп САДФ, которые наносили молниеносные удары по противнику и столь же быстро отступали назад. Столкнувшись с Ангольскими танками, южноафриканцы бросали в бой Ратели-90, хорошо зарекомендовавшие себя в бою (успех приходил благодаря скорости и тактическим умениям экипажей). Когда в 1984 году ЮАР и Ангола подписали Лусакские соглашения о прекращении огня, “Центурионы” были отправлены на хранение, а сами экипажи вернулись с границы в свои казармы.

Впрочем, разработка танковых систем в ЮАР не прекратилась. Наиболее перспективной разработкой, считался совместный проект ARMSCOR и Barlow’s Heavy Engineering (в составе Olifant Manufacturing Company — OMC), получивший название Olifant. Изначально проект создавался, как африканизированный вариант израильского танка Sho’t, который, в свою очередь, являлся региональным вариантом заслуженного “Центуриона”. В самом начале работ над новым танком, сотрудники ARMSCOR страдали от нехватки танковых корпусов (вследствие неудачной продажи танкового парка). В результате проблема была решена покупкой 200 “Центурионов” (в различном состоянии) у Иордании.


Первый тестовый Олифант Mk1 был собран в 1976 году, два дополнительных в 1977 и 1978. Сердцем машины был дизельный двигатель мощностью 750 л.с., связанный с полуавтоматической трансмиссией. Начиная с 1979 по 1984 год OMC собрала 153 “Олифанта”, переделав в них Иорданские Centurion Mk3. Вскоре, южноафриканские военные смогли испытать свою машину в тестовых боях против Т-55 (советские танки были экспроприированы у Танзанийцев, транспортный корабль которых по ошибке бросил якорь в Дурбане). Результаты тестов повергли генералов ЮАР в шоковое состояние. Выяснилось, что советские машины, находящиеся под управлением южно-африканских танкистов, не оставляли экипажам “Олифантов” ни единого шанса на выживание.

В разработку был срочно запущен новый вариант “Слона”, известный как Olifant Mk1A и обладающий мощной 105мм пушкой GT3B, которая была намного точнее, чем стандартное 85мм орудие Центуриона.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

Несмотря на то, что большую часть танковых боев с Анголой вынесла на себе колесная техника, “Олифанты” считались основной ударной силой бронетанковых войск ЮАР. В принципе, мобильность Olifant-ов была довольно высокой. Эти машины имели 508мм клиренс и могли преодолевать водные преграды глубиной до 1.2 метров без предварительной подготовки. Новые система фильтрации воздуха позволяла эффективно работать дизельному двигателю Континенталь 29 V12 мощностью 750 л.с. При этом в полевых условиях двигатель мог быть снят всего за 30 минут (если рядом находилась ARV с рабочим краном). На стандартной африканской дороге Континенталь 29 позволял развить скорость равную 45 кмч (коробка передач поддерживала две передних и одну заднюю скорость). По сравнению с предыдущими моделями “Центурионов” вес “Олифанта” вырос всего на 5 тонн.

Объем топливного бака Olifant Mk1A составлял 1240 литров топлива, что позволяло пройти 350 километров дорог, 240 километров бездорожья или 150 километров по песчаной местности. Для сравнения, базовый Centurion Mk3 мог пройти 190 километров дорог, 80 километров бездорожья и 50 километров песков, при условии того, что его стандартный топливный бак принимал 458 литров горючего. В отличие от базовой машины Olifant был спроектирован таким образом, что обслуживающий персонал мог чинить его прямо в саванне. Доступ к большей части электрического оборудования был упрощен и оптимизирован.

Первая версия Олифанта была вооружена двумя пулеметами Браунинга. Один пулемет был стационарным, тогда как второй был закреплен на командирской башенке. Боекомплект пулеметов составлял 5600 патронов в 28 пулеметных лентах.

Внутри танка была установлена система связи, которая обеспечивала уверенный прием сигнала в условия боевых действий на удаленной Ангольской границе. При этом все антенны были упакованы в специальные защитные кожухи, без которых использование радио представлялось довольно рискованным делом. Плотный буш легко срывал антенны, свободно торчащие наружу, словно усы кузнечика. Из дополнительного оборудования танк перевозил цистерну чистой воды, плиту для разогрева пищи, набор инструментов и набор деталей для ремонта машины. Ну и кончено же, колонну Олифантов всегда сопровождали машины снабжения, в которых перевозились снаряды, запасные части и резервные двигатели.

Экипаж танка состоял из 4 человек: командира, стрелка, заряжающего и водителя. Командная башенка располагалась в правой части танковой башни и обеспечивала 360 градусный сектор наблюдения за окружающим пространством. Южно-Африканцы не стали изобретать велосипед и попросту скопировали башенку с «Центуриона». Посадка и покидание командирского места осуществлялось через башенный люк. Впереди командирского сиденья располагалось рабочее место стрелка. Слева от пушки располагалось кресло заряжающего. Водитель также сидел на нижнем уровне кресел и обозревал окружающую реальность через перископы. В отличие от своих коллег он мог покинуть танк через верхний дополнительный люк.

Изначально Olifant был экипирован 105 мм нарезной пушкой L7, которая имела израильское происхождение. Позже, на вооружение танка была поставлена южно-африканская 105мм пушка GT3B, скорострельная, полуавтоматическая производства Littleton Engineering Works. Орудие использовало подкалиберные снаряды L52 и кумулятивные снаряды M456 израильского производства, которые были способны пробить 420 мм катанную гомогенную броню на любой дистанции выстрела. В 1987 году танки получили усовершенствованные подкалиберные снаряды М111, имеющие начальную скорость полета равную 1455 м/с. Кроме того, Olifant мог стрелять Денеловскими фугасными снарядами M9210, боевая часть которых была наполнена взрывчаткой TNT/HNS и, в случае попадания, создавала взрывной радиус равный 17 метрам. Начальная скорость M9210 была равна 700 м/с, тогда как дальность стрельбы равнялась 9 километрам, при этом кучность выстрела на дистанции 3 километров составляла квадрат 0.3х0.3м. Известно, что на вооружении ЮАР находились танковые снаряды с белым фосфором, которые могли поражать цели на дистанции в 9 километров. На поздних этапах конфликта, столкнувшись с советскими танками Т-55, Т-62 и Т-72М, южно-африканские танкисты сделали ставку на снаряды APFSDS-T, которые могли пробить 580мм гомогенную броню противника с практически любого направления.

По бокам танковой башни были закреплены дымовые минометы калибра 81мм, которые пришли на смену старым центурионовским системам. Позже на Олифант были установлены специальные сетки, которые должны были защищать башню во время передвижения среди густой растительности.

Управление башней «Олифанта» осуществлялось при помощи электрического привода. Орудие танка совершало разворот на 360 градусов за 26 секунд. Внутри танкового корпуса располагался запас снарядов, состоящий из 72 единиц боеприпасов разных типов. Для сравнения, Centurion Mk13 брал на 8 снарядов меньше.

Система управления огнем была усовершенствована южно-африканскими инженерами. На смену оригинальному прицелу х6 пришел прицел Eloprtro x8, дополненный лазерным дальномером при помощи которого танкисты могли поражать цели, находящиеся на дистанции 10 километров. Забавный момент заключался в том, что для большинства танковых сражений сложность этого прицела была избыточной, ибо в условия Ангольского буша, противники, в основном, вели бои на дистанциях от 100 до 200 метров. Несмотря на то, что Olifant мог уничтожить любой советский танк Ангольцев на расстоянии в 2 километра (попав снарядом в любую часть его корпуса), ангольские танки могли проделать тоже самое и с Олифантом. В добавок к этому, Olifant ничего не мог поделать с удачным выстрелом из РПГ-7.

Для расчистки дорог от противотанковых мин южно-африканская армия использовала каток, который крепился к корпусу Олифанта и активно применялся для траления местности. При этом, операторы катка должны были помнить о том, что его использование перегревает двигатель, что было особенно актуально во время траления местности песчаных массивов.

Бронирование танка было следующим: Нос 188мм, наклон брони 60 градусов, Башня 152мм, Борт 51мм, Верхняя часть башни 40мм, Корма 30 мм. Таким образом танку были не страшны 23мм бронебойные снаряды советских зенитов, которые мгновенно превращали любой “Ратель” в общую могилу экипажа.

OLIFANT MK.1 ARV

Модификация Олифанта в ремонтно-эвакуационную машину (Armored Recovery Vehicle).  Первый прототип ARV был готов к 1979 году, тогда как два остальных появились в 1984 году специально для использования в операции Thunder Chariot. Эти машины, предназначенные для эвакуации поврежденных танков из-под огня противника, использовали специальный эвакуационный якорь, связанный с мотором, способным сдвинуть с места 120 тонную технику. На правой части корпуса ARV был установлен экскаваторный ковш. Экипаж ремонтно-эвакуационной машины состоял из 4 человек, который имели в своем распоряжении топоры, лопаты, запасные детали танков, резак для резки и сварки, а также небольшую крановую стрелу, предназначенную для вытаскивания застрявшей техники.

Всего на вооружении САДФ состояло 14 ремонтно-эвакуационных машин.

OLIFANT MK.1A. ВЗВОД E. БРОНЕТАНКОВАЯ ШКОЛА.
ОПЕРАЦИЯ ХУПЕР, АНГОЛА, ФЕВРАЛЬ 1988

В течение многих лет танки не применялись в Пограничной войне между ЮАР и Анголой, поскольку противостояние носило партизанский характер, а территория Восточной Анголы не подходила для использования тяжелой техники. Однако, появление на поле боя Ангольских Т-54/Т-55 в корне изменило ситуацию, поскольку снаряды Рателей-90 частенько не могли пробить их броню. В октябре 1987 года танковый Взвод Е был выделен для противостояния бронетанковым частям ФАПЛА во время предстоящей операции Moduler.

В октябре 1987 года Взвод Е был единственным подразделением САДФ, имевшим на вооружении танки. Второй танковый взвод, имевший литеру F, был тренировочным подразделением, и его личный состав должен был подменить бойцов взвода E во время интенсификации боевых действий. Замена началась 8 декабря 1987 года.

После того как взвод F взял на себя задачи взвода E, его командир — майор Тим Рудман — приказал нанести на танки новые опознавательные знаки. Пятерка на башне танка обозначала букву Е. 1 — обозначала первую группу, а B — Bravo, третий танк в группе (см. изображение). Танком E1B командовал рядовой Дж. Преториус (обычно, эту роль брал на себя NCO), его стрелком был рядовой Дж Весселс, заряжающим рядовой А. ван дер Линде и водителем рядовой С.Микула. Номер танка был нанесен на башне и на задней части корпуса.

В передней части орудийного ствола можно увидеть кольца разной толщины. Тонкое кольцо означало уничтожение экземпляра вражеской легкой техники, тогда как толстое кольцо сигнализировало об уничтожении танка.

OLIFANT ARV MK.1A. ВЗВОД E. БРОНЕТАНКОВАЯ ШКОЛА.
ОПЕРАЦИЯ ХУПЕР, АНГОЛА, ЯНВАРЬ 1988

Vyf Agt Delta Kom! или Five Eight Delta Come! был сигналом, который танкисты отправляли в эфир, пытаясь призвать на помощь ARV. В начале 80-ых Один ARV выделялся на танковый взвод и 4 такие машины выделялись на танковый полк.  На последних этапах конфликта к танковым взводам САДФ прикреплялось две такие машины, из-за того, что потери росли (в том числе и у союзников), да и эвакуировать с полей сражений приходилось не только свои, но и чужие машины.

Кран ARV применялся как для эвакуации танков, так и для экстренной смены двигателя в полевых условиях. Продвигаясь через плотный буш, ARV шли впереди танковой колонны, сминая ковшом твердую африканскую растительность.

Представленная на изображении машина имела регистрационный номер R122688 и обладала экипажем, состоявшим из 4 человек: уоррент-офицера 1 класса Даана Робеттце, стафф сержанта Алвина Хаттинга, стафф сержанта Пита Хумана и стафф сержанта Па Вентера (все выходцы из инженерного корпуса ЮАР). Очень часто ремонтники, работающие с ARV, имели разноплановые умения. Кто-то был специалистом по двигателям, кто-то по пушкам, кто-то разбирался в электронике и так далее. В отличие от танкистов, ремонтники работали не только днем, но и ночью, поскольку утром танки должны были продолжить опасный рейд по вражеской территории.

OLIFANT MK.1A
Общий вес: 56 тонн.
Экипаж: 4 человека.
Двигатель: Форсированный Continental 29 V12 воздушного охлаждения, мощностью 750л.с. 2400RPM
Подвеска: 6 подвесок Хорстманна, 3 на каждую гусеницу
Скорость (дорога,бездорожье): 45кмч, 30 кмч
Дальность хода (дорога,бездорожье): 350 км, 240 км
Вооружение: 105мм пушка GT3B (L7), 2 х 7.62mm пулемета Браунинга
Бронирование:
Нос 188мм, наклон брони 60 градусов,
Башня 152мм,
Борт 51мм,
Верхняя часть башни 40мм,
Корма 30 мм
Всего произведено: 153 танка

Копировать эту статью и ее части без разрешения автора — строго запрещено.

23.03.18
(с) Илья Садчиков
На основе материалов Osprey — New Vanguard 243.

Уважаемые читатели цикла, большое спасибо тем, кто поддерживал и поддерживает нас небольшими суммами денег. Мы практически накопили на первую книгу! На очереди вторая (список был представлен в одной из первых глав цикла).

mr-garett.livejournal.com

Южно-Африканская Республика

Если взглянуть на карту, ЮАР можно отыскать в самой южной части Африканского континента. Берега республики омывает с запада Атлантический океан, а с востока — Индийский. Площадь ЮАР — 1 219 912 км². Имеет сухопутные границы с Намибией, Ботсваной, Зимбабве, Свазилендом и Мозамбиком. Внутри территории ЮАР расположено государство-анклав Лесото, территория которого примерно в 40 раз меньше площади ЮАР (30 350 км3).

Структура

Южно-африканские национальные силы обороны (НСО) были сформированы в 1994 году, после завершения первых постапартеидных выборов.

Призыва в республике нет. Комплектуются подразделения исключительно на контрактной основе. Срок службы составляет 2 года, по желанию военнослужащего он может быть продлен. Поступить на службу могут граждане обоих полов, но женщин к участию в вооруженных конфликтах не привлекают. Армия сформирована сухопутными войсками, военно-воздушными и военно-морскими силами, медицинской службой. Также в ее состав входят ССО.

Задачи

Главной целью армии ЮАР является обеспечение независимости, сохранение территориальной целостности, защита национальных интересов. По закону республики военные силы могут привлекаться и для решения ряда других задач:

  • выполнение союзнических обязательств;
  • защита граждан;
  • помощь полиции в обеспечении правопорядка внутри страны;
  • содействие государственным министерствам и ведомствам, направленное на социально-экономическое развитие, повышение благосостояния населения;
  • участие в миротворческих миссиях в составе контингентов ООН, союза стран Африки.

Командование

Верховный главнокомандующий армии ЮАР – президент Джейкоб Зума. Он осуществляет руководство войсками по административной линии через Министерство обороны, а также входящий в его состав департамент обороны. По оперативной линии управление осуществляется через командование национальных вооруженных сил и постоянный оперативный штаб.

Командующим НСО является генерал Солли Зачариа Шоке. Пост министра обороны с 2012 года занимает женщина – Носививе Нолутандо Мапи-са-Нкакула.

Сухопутные войска ЮАР

Численность сухопутных войск – 30,5 тысячи человек (из них 5 тысяч – гражданский персонал).

СВ включают 4 рода войск:

  • ПВО;
  • пехота;
  • бронетанковые войска;
  • артиллерия.

В настоящее время, когда огромная часть техники по документам является «отправленной на хранение», сложно точно определить количество стоящих на вооружении боевых машин.

Танки «Элефант» – единственный вид гусеничных машин. Они уже являются устаревшими, поскольку построены в ЮАР на базе английского «Центуриона» образца 40-х годов ХХ века. В настоящее время 64 единицы в строю, еще около 160 танков «Элефант Мк1А» – на хранении. Имеются БРМ «Руикат» (82 штуки, плюс около сотни на хранении).

Наиболее многочисленный класс техники представлен бэтээрами и бронеавтомобилями: «Ратель» (534 – в строю, 256 – на хранении), «Мамба» (до 220 ед.), «Мародер» (до 50 шт.), а также некоторое количество машин RG32 «Ньяла» и «Касспир».

Артиллерия сухопутных войск ЮАР представлена 155-миллиметровыми САУ G-6, буксируемыми орудиями G-5 (155 мм), минометами. На основе захваченной в бою РСЗО БМ-21 «Град» производства СССР в ЮАР было произведено семейство РСЗО «Валькирия» (калибр – 127 мм).

На вооружении ПВО состоят произведенные в ЮАР самоходные ПТРК ZT-3 на базе бронемашин и переносные ZT-3 «Ингве», а также французские ПТРК «Милан». Наземные силы ПВО используют английские ПЗРК «Старстрик», китайские ПЗРК FN-6 и зенитные орудия – «Зумлак», GDF-002 и 48 GDF-005.

ВВС

Военно-воздушные силы Южно-Африканской Республики имеют в составе одну разведывательную, одну истребительную, 5 вертолетных, 4 транспортных и 4 учебных эскадрильи. Для замены списанных самолетов были закуплены шведские истребители 4-го поколения. Имеется 26 новейших английских самолета «Хок» Мк-120 и 12 вертолетов «Руивок». На вооружении также стоят патрульно-разведывательные самолеты, транспортная авиация, противолодочные вертолеты.

ВМС

Если посмотреть на карту ЮАР, можно понять, что ее морская граница длиннее сухопутной. Поэтому роль ВМС очень велика. Военно-морские силы Южно-Африканской Республики состоят из трех флотилий. Главная база расположена в Симонстаде (неподалеку от Кейптауна). На вооружении стоят три субмарины и четыре фрегата, произведенных в Германии, а также катера местного производства.

Силы специального назначения ЮАР

Спецподразделения появились в армии ЮАР еще в 70-х годах ХХ века. За основу в плане отбора и подготовки был взят опыт SAS.

В настоящее время на службу в войска ССО могут попасть только военнослужащие, уже имеющие опыт военной службы по контракту в других родах войск. Определяющим фактором является не физическая форма, а высокий уровень интеллекта, гибкость мышления, неконфликтность, способность анализировать и принимать решения. Отбор в структуру суров. Положительный ответ получает не более 70 % претендентов.

Военно-медицинская служба

В армии ЮАР служит около 7 тысяч военных медиков. На эту структуру, в соответствии с уставом, возложены следующие задачи:

  • медобеспечение личного состава;
  • поддержание боевой готовности всех медицинских подразделений;
  • выполнение задач по ликвидации последствий терактов, катастроф, стихийных бедствий;
  • проведение мероприятий по защите населения от оружия массового поражения;
  • участие в научно-исследовательской деятельности в области военно-полевой медицины;
  • медицинское обслуживание полиции ЮАР (частично).

Участие в военных конфликтах

Южно-африканские национальные силы обороны, сформированные в 1994 году, принимали участие в операции «Болеас» в Лесото. Именно они сыграли решающую роль в подавлении вооруженного конфликта между властями и оппозицией. До этого армия ЮАР была задействована в обеих мировых войнах, а также в некоторых локальных конфликтах на территории Африканского континента.

О дискриминации и равенстве

Сегодня в армии ЮАР по контракту служат люди с разным цветом кожи. Командование уделяет внимание не только психологической и физической подготовке бойцов, но и микроклимату в коллективе. Проводится ряд мероприятий по предотвращению межрасовой вражды. Конечно, заявлять о полном отсутствии конфликтов между военнослужащими с разным цветом кожи рановато, но все нападки и ссоры строго пресекаются. А человек, уличенный в разжигании розни, сильно рискует дальнейшей военной карьерой (к примеру, в подразделения специального назначения дорога для агрессоров закрыта, вне зависимости от расовой принадлежности).

Сам факт того, что министром обороны является женщина, говорит о том, что и гендерным предрассудкам объявлена суровая борьба. Немалые усилия по предотвращению дискриминации приложила и Носививе Мапи-са-Нкакула лично. По ее словам, в стране, которая стремится стать полноправным игроком на мировой арене, не должно быть места устаревшим стереотипам. Поэтому службу в армии ЮАР вместе с мужчинами несут и солдаты женского пола.

Не является препятствием для заключения контракта и та или иная сексуальная ориентация человека. Единственным ограничением является возраст. Заключить контракт может гражданин от 18 до 49 лет, подходящий по состоянию здоровья.

Военно-политическое руководство страны исходит из концепции оборонительной доктрины, которая предопределяет отсутствие какого-либо конкретного противника и внешних угроз. В данный момент бюджетное финансирование военного ведомства ограничено, но реорганизация вооруженных сил будет продолжаться.

fb.ru

Военная техника, поставленная в Анголу для ФАПЛА и кубинцев с октября 1975 до апреля 1976 года:

— около 100 122-мм и 140-мм ракетных установок залпового огня БМ-21 и БМ-14,
— 200 танков Т-54/55 (модернизированные Т-54Б для “Третьего мира”),
— 50 плавающих танков ПТ-76,
— 70 танков Т-34-85,
— более 300 БТР-152, БТР-60ПБ, БМП-1 и БРДМ-2.
— дальнобойные 122-мм гаубицы Д-30, минометы, ПЗРК “Стрела-2”, зенитные установки

По отдельным операциям известно участие бронетехники ЮАР и УНИТА:
Танковый бой Т-55 на реке Ломба
— 4 бронетранспортёра (БТР) «Ратель» и 16 БТР «Касспир» модификаций Mk I, Мk II и Мk III.
Потери: пять Т-55 и три «Рателя», при этом у южноафриканцев погибли восемь и были ранены четыре человека

Боестолкновения, позднее, тяжелые танки ЮАР
— танки Olifant Mk.1A (британские Centurion, модернизация на предприятиях ЮАР с установленной 105-мм пушки L7A1 (вместо 83-мм), лазерные дальномеры, баллистические вычислители, 81-мм дымовые гранатомёты и новейшие приборы наблюдения и наведения. Британские моторы «Метеор» заменены американскими дизелями AVDS-1750, установлена гидромеханичесая трансмиссия увеличена ёмкость баков (масса танков возросла с 51 до 56 тонн).
При развёртывании подразделений «олифантов» два танка подорвались на минах
— бронетранспортёры АМL-90 (ЮАР)
Потери ангольцев:
По собственным данным — 127 единиц техники – танков, БМП, ЗРК и грузовиков
По данным ЮАР — 250 единиц уничтоженной, повреждённой и захваченной техники (3 ЗРК «Ромб», 2 ЗРК «Стрела-1», 18 танков, 3 инженерные машины, 16 БТР, 5 бронированных автомобилей, шесть 122-мм орудий, оборудование трёх лёгких батарей ПВО и 120 транспортных средств снабжения).
Потери ЮАР-УНИТА:
По собственным (?заниженным) данным — 2 танка «Олифант», 4 БТР «Ратель»

Позже, река Ломба и посёлок Куито-Куанавале
Техника ЮАР-УНИТА
— дальнобойная артиллерия: буксируемые 155-мм пушки G-5 и унифицированные с ними 155-мм САУ G6 Rhino («Носорог»),
— 127-мм реактивные системы залпового огня (РСЗО) Valkiri Mk 1.22.

Бои в середине ноября 1987 года у Куито-Куанавале
Ангола
— 50 дивизия с танками Т-62 с Кубы
— Советские 122-мм гаубицы Д-30
— Советские РСЗО БМ-21

ЮАР-УНИТА
— РСЗО «Валькирия»

Бои у Куито-Куанавале («ангольский Сталинград»)
В армии Анголы отличились
— зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 «Шилка»
Потери ЮАР-УНИТА:
— семь танков «олифантов», несколько БТР «Эланд» и буксируемых пушек
В армии ЮАР-УНИТА отличились
— южноафриканская 20-мм зенитная самоходная установка «Иестреварк» (производство ЮАР на базе БТР «Буффель», который собрали на базе южноафриканского грузового автомобиля повышенной проходимости SAMIL 20 Mk.II Bulldog (лицензионная версия немецкого Magirus Deutz 130M7FAL)

Примечания
Бронеавтомобиль AML 90 Panhard (Панар), Франция, разработан в 1960 году, в боевом примении с 1960 года.
Выпускался в различных модификациях, поставлялся на экспорт во многие страны страны, в том числе и ЮАР, где подвергался модернизации. В том числе:
— AML 90 HE90-7 — вариант разработан для армии Франции и принят на вооружение с 1965 года. На башне HE90-7 установлены 90-мм танковая пушка (боекомплект 20 снарядов) и 7,5-мм зенитный пулемёт AA-52 (боекомплект 2000 патронов).
— AML 90 Lynx — вариант с 90-мм орудием GIAT F1 в новой башне от фирмы «Испано-Сюиза», с прибором ночного видения и лазерным дальномером.
— Эланд (Eland) Mk.1 — лицензионный южноафриканский вариант AML 90, производство с 1962 года компанией «Reumech Sandock».
— Эланд (Eland) Mk.2 — модернизированный Eland Mk.1, выпуск с 1963 года.
— Эланд (Eland) Mk.3 — модернизация Eland Mk.2 с новыми тормозами.
— Эланд (Eland) Mk.4 — Eland Mk.3 с новой топливной системой.
— Эланд (Eland) Mk.5 — Eland Mk.4 с новым 2,5-литровым карбюраторным двигателем, всего за 1972—1973 выпущено 356 машин.
— Эланд (Eland) Mk.6 — модернизация Eland Mk.5, выпускался с 1974 по 1975 гг.
— Eland 60 — лицензионный вариант AML 60 с дизельным двигателем, новыми тормозами и усиленным шасси, производился с 1979 года. В башне HE60-7 были установлены два 7,62-мм пулемёта и 60-мм миномёт.
— Eland 90 — лицензионный южноафриканский вариант AML 90 с дизельным двигателем, новыми тормозами и усиленным шасси, производился с 1979 года.

paris1814.com

Танк "Олифант"

Танк Olifant ("слон") является глубокой
модернизацией британского "Центуриона".

Основной боевой танк Олифант. ЮАРТанк «Олифант 1В» начал поступать в части армии ЮАР в 1991 году. Планировалось также довести до его уровня большую часть танков модели 1А. Проведенная в ЮАР модернизация танков «Центурион» представляет собой чрезвычайно интересный пример усиления боевых свойств давно устаревших боевых машин. Конечно, «Олифант 1В» не может равняться с современными танками, но совокупность осуществленных доработок и усовершенствований ставит его в выгодное положение по сравнению с другими танками, которые эксплуатируются на африканском континенте.

При создании танка конструкторы взяли за основу классическую схему компоновки. Отделение управления находится в передней части корпуса, боевое отделение — в средней, силовая установка — в корме. Орудие располагается в башне кругового вращения. Экипаж танка состоит из четырех человек: командира, наводчика, механика-водителя и заряжающего. Организация внутреннего пространства также соответствует наиболее распространенным и давно ставшим традиционными решениям. Место механика-водителя находится справа в передней части корпуса, а слева от него располагается часть боекомплекта (32 выстрела). Командир танка и наводчик размещаются в правой части боевого отделения, заряжающий — в левой.

модели 1А

Боеприпасы хранятся в нише башни (16 выстрелов) и в боевом отделении (6 выстрелов). Основное вооружение построенного прототипа танка составляет 105-мм нарезная пушка СТЗ, которая представляет собой развитие английской пушки 17. Соединение пушки с башней задумано универсальным, что позволяет устанавливать орудия калибра 120-мм и 140-мм. Разработана даже новая пушка 6Т6, которая дает возможность применять 120-мм и 140-мм стволы с гладким каналом.

Основной боевой танк «Олифант»

Следующая модель орудия для танка — 120-мм гладкоствольная пушка СТ9. Во всех случаях стволы орудий покрыты термоизоляционным чехлом. Как видно, конструкторы предусмотрели самые разные варианты вооружения нового танка, а южно-африканская промышленность обладает достаточным потенциалом для реализации любых предложений (в настоящее время рассматривается вопрос о целесообразности использования пушек калибра 140-мм).

танк Olifant

pro-tank.ru

Olifant Mk.1 — танк Centurion Mk.5 в оригинальном исполнении.

Olifant Mk.1A (1983 г.) — 105-мм пушка L7A1, 81-мм дымовые гранатометы, лазерный дальномер, подсветочный прибор ночного видения командира, перископические наблюдательные приборы ENP с электронно-оптическим усилением изображения, дизельный двигатель AVDS-1750 и автоматическая гидромеханическая трансмиссия американского производства, бортовые экраны. Переоборудованы 224 единицы

Olifant Mk.1B (1995 г.) — наиболее серьезная модернизация танков Centurion в ЮАР. Переоборудовано 50 единиц.

Olifant Mk.2 (2003 г.) — британская фирма ВАЕ Systems заключила контракт стоимостью 27,3 млн. долларов на модернизацию танков Olifant Mk.1B до стандарта Mk.2. Это самый крупный контракт, заключенный Armscor за последние 12 лет. Исполнителем будет южноафриканский филиал ВАЕ — Land Systems ОМС. Для выполнения работ Land Systems ОМС заключила контракты с поставщиками отдельных элементов и оборудования — южноафриканскими фирмами Delkon, Reutech Defence Logistics и IST Dynamics. Модернизация заключается в следующем: применен новый турбонагнетатель и промежуточный охладитель для дизеля GE AVDS-1790 мощностью 1040 л.с. разработки фирмы Delkon, улучшена точность системы управления огнем и усовершенствованы приводы башни производства фирмы Reunert, что позволило вести огонь с ходу и наводить систему на цель. Отличительной особенностью системы является то, что это она предназначена для обнаружения и подавления цели в дневное и ночное время. Система содержит баллистический вычислитель и стабилизированную платформу наблюдения командира с прицелом, включая тепловизор. Работы по модернизации продолжались в 2006-2007 годах. Переоборудовано 13 единиц.

На вооружении армии ЮАР состоят 172 танка модификаций Olifant Mk.1A/B и Mk.2. Усовершенствованные танки будут эксплуатироваться до 2015 года. В настоящее время командование армии ЮАР рассматривает вопрос о приобретении танков иностранного производства. В качестве возможных вариантов рассматриваются Leclerc Tropik и Challenger 2Е. Всего планируется приобрести 96 боевых машин.

forum.worldoftanks.ru

Апофеозом гражданской войны в Анголе и Войны за независимость Намибии стала оборона ангольскими правительственными войсками, кубинскими воинами-интернационалистами и военными советниками из СССР посёлка Куито-Куанавале. С октября 1987 по июнь 1988 года здесь продолжалось крупное сражение с массированным использованием бронетехники, артиллерии и авиации

История Африки второй половины XX века полна кровавых конфликтов и жестоких войн. Особенно бурно события протекали на юге «Чёрного континента» – здесь в 70-е годы СССР начал оказывать поддержку молодой Ангольской республике, что шло вразрез с интересами ЮАР и Родезии. Это были последние африканские страны, управлявшиеся «белыми» правительствами, и на их территории процветала расовая сегрегация и дискриминация «чёрного» большинства.

«Советы» идут на «Чёрный континент»

Весной 1974 года в Португалии произошла «Революция гвоздик», после чего метрополия предоставила свободу всем своим колониям. 11 ноября 1975 года о своей независимости объявила Ангола. Первым президентом страны стал глава Народного движения за освобождение Анголы (порт. Movimento Popular de Libertação de Angola, далее – МПЛА) Агостиньо Нето. Его партия поддерживала тесный контакт с СССР и придерживалась марксистского курса.

На юге Ангола граничит с Намибией, которая ещё во время Первой мировой войны была оккупирована южноафриканскими войсками. В 60-е годы племенные вожди Намибии создали Народную организацию Юго-Западной Африки, (англ. South-West Africa’s Peoples Organization, далее – СВАПО), главной целью которой ставилось освобождение Намибии из-под гнёта захватчиков. Военное крыло СВАПО – Народно-освободительная армия Намибии (англ. People’s Liberation Army of Namibia, далее – ПЛАН) начало партизанскую войну против белых полицейских, и правительство ЮАР ввело в страну войска.

С обретением Анголой независимости и приходом там к власти партии марксистского толка в Претории осознали, что намибийские месторождения полезных ископаемых оказались под угрозой. Поэтому руководство ЮАР начало оказывать поддержку противникам МПЛА – военным группировкам Национального союза за полную независимость Анголы (порт. União Nacional para a Independência Total de Angola, далее – УНИТА) и Национального фронта освобождения Анголы (порт. Frente Nacional de Libertação de Angola, далее – ФНЛА). В результате в Анголе разразилась затяжная гражданская война, длившаяся долгих двадцать восемь лет – с 1975 по 2002 год. Одновременно с этим на территории Анголы и Намибии шла Война за независимость Намибии (другое название – Южноафриканская пограничная война), которая закончилась только в 1989 году.

Как Ангола «встречала Октябрь»

Апофеозом обоих конфликтов стала оборона правительственными войсками Анголы, кубинскими воинами-интернационалистами и военными советниками из СССР посёлка Квито-Кванавале (советские ветераны этой войны используют другую транскрипцию – Куито-Куанавале). С октября 1987 по июнь 1988 года здесь продолжалось крупнейшее сражение в новейшей истории юга Африки с массированным использованием бронетехники, артиллерии и авиации.

Очередная эскалация конфликта началась 14 августа 1987 года с проведения правительственными войсками Анголы боевой операции «Встречаем Октябрь», направленной против боевиков УНИТА, укрепившихся в юго-восточных провинциях страны и поддерживаемых армией ЮАР. Предполагалось уничтожить основной аэродром снабжения УНИТА в посёлке Мавинге, отрезать их подразделения от границы (чтобы предупредить возможность оказания помощи со стороны ВС ЮАР), а затем разгромить. Операция была разработана военными советниками из СССР и не предусматривала использование кубинского военного контингента, который ещё в 1975 году прибыл в Анголу для оказания помощи в защите страны от интервенции южноафриканцев. Наступление ФАПЛА (эта аббревиатура общепринята для армии Анголы) в южном направлении началось в районе посёлка Куито-Куанавале силами 25-й бригады, к тому времени уже развёрнутой к востоку от реки Куито, а также бригад №№16, 21, 47, 59, 66, 8, и 13, которые также привлекались для участия в операции. Общая численность наступавшей группировки составляла примерно 10 000 человек и 150 танков.

В состав каждой ангольской пехотной бригады входила рота танков, состоявшая из семи машин Т-54/Т-55. Кроме того, моторизованные бригады имели на вооружении боевые машины пехоты. В наступлении участвовал первый в истории Анголы отдельный танковый батальон, состоявший из двадцати двух танков – три роты по семь машин плюс один командирский танк.

Ангольские войска начали медленное продвижение на юго-восток к Мавинге. Оно затруднялось большим количеством минных полей (остававшихся в этом районе Анголы со времён предыдущих боёв), а также густой растительностью и мягкими песками, в которых вязла гусеничная техника. В среднем, ангольцы преодолевали 4 км ежедневно, делая остановки по 16 часов. В колоннах присутствовали военные советники из СССР, координировавшие действия ангольцев. Для превращения нескольких тысяч африканцев в боевую единицу обычно хватало следующих советских специалистов:

  • советника командира бригады;
  • советника начальника политотдела бригады;
  • советника начальника штаба бригады;
  • советника начальника артиллерии бригады;
  • одного или двоих советников командиров батальонов бригады;
  • переводчика;
  • специалиста-техника бригады.

Первоначально ангольским войскам противостояли 8 000 бойцов УНИТА, с которыми подразделения ФАПЛА вполне успешно справлялись. Большая часть подразделений по обе стороны фронта состояла из слабо мотивированных крестьян, мечтавших поскорее оказаться дома. И хотя эти люди относительно успешно воевали друг с другом, при виде вооружённых белых они испытывали настоящий страх. Зная о боевых качествах коренных африканцев, руководство ЮАР перебросило к Мавинге 4 000 солдат регулярной армии, бронетехнику и артиллерию (в дальнейшем этот военный контингент увеличивался). Данная операция южноафриканских сил носила кодовое название «Модулар».

Ангольские войска постепенно оттесняли боевиков УНИТА на юг, продвигаясь к реке Ломба, а те, в свою очередь, пытались прервать снабжение колонн противника, организовывая в их тылу засады, минируя дороги и наводя на наступавших южноафриканскую авиацию. 3 сентября произошло первое боестолкновение ангольцев с южноафриканскими силами – из зенитно-ракетного комплекса (далее – ЗРК) «Ромб» (экспортный вариант советского ЗРК «Оса» 9К33, по классификации НАТО – SA-8 Gecko) был сбит самолёт-разведчик ВВС ЮАР, при этом погибли два пилота.

10 сентября две тысячи ангольских солдат при поддержке шести танков Т-55 форсировали реку Ломба и атаковали 240 южноафриканцев и бойцов УНИТА, которых поддерживали 4 бронетранспортёра (далее – БТР) «Ратель» и 16 БТР «Касспир» модификаций Mk I, Мk II и Мk III. В этом бою ангольцы показали себя плохими вояками – все 6 их танков были уничтожены артиллерией, погибло около 100 солдат. Через три дня атака повторилась (в бою погибло 40 бойцов УНИТА и 200 солдат ФАПЛА). В этот раз на ангольском театре военных действий впервые произошло бронетанковое сражение – танки Т-55 сошлись в бою с южноафриканскими БТР «Ратель», хуже забронированными и вооружёнными пушками меньшего калибра, чем советские гусеничные машины, но более манёвренными на песчаных грунтах юго-восточной Анголы. Стороны потеряли пять Т-55 и три «Рателя» соответственно, при этом у южноафриканцев погибли восемь и были ранены четыре человека. Экипажи «Рателей» применили тактику «закруживания» неповоротливых танков, используя свою высокую скорость и проходимость. Но чтобы подбить Т-55, им требовалось попасть в него несколько раз из своих 90-мм орудий, в то время как одного 100-мм снаряда танковой пушки было достаточно, чтобы уничтожить БТР.

В период с 14 по 23 сентября произошло ещё несколько боестолкновений – в первом случае тысяча бойцов ФАПЛА атаковала 250 южноафриканцев, а во втором «Ратели» не приняли бой с Т-55 и отступили. Общий счёт потерь правительственных сил Анголы достиг 382 человек. Потери бойцов УНИТА за этот период неизвестны (скорее всего, никто просто не озадачивался их подсчётом).

Пилоты «Острова свободы» против южноафриканских «гринго»

В сентябре 1987 года в небе над южной частью Анголы вспыхнула настоящая воздушная война. Южноафриканцы пытались вернуть себе господство в воздухе, чтобы обеспечить последующее наступление, однако кубинские пилоты нанесли им поражение в нескольких воздушных боях.

Сначала истребитель МиГ-23 сбил бомбардировщик Atlas Impala Mk 2 (южноафриканскую версию итальянского учебного самолёта Aermacchi MB.326М), а потом пилот Эдуардо Гонзалес Сарриа сбил Dassault Mirage F1. Бравые пилоты ВВС ЮАР жаждали реванша, но 10 сентября в двух воздушных боях кубинцам удалось избежать потерь, несмотря на ракеты, выпущенные по их самолётам.

24 сентября был тяжело ранен советский переводчик Олег Снитко, служивший советником при 21-й ангольской пехотной бригаде. Во время утреннего обстрела осколком первого же снаряда ему оторвало руку. Культю стянули жгутом, раненого надо было доставить в госпиталь, но так как бригада находилась в оперативном окружении, под постоянными бомбёжками и обстрелами артиллерии, с эвакуацией возникали проблемы. Два ангольских вертолёта, вылетевшие на помощь, из-за начавшегося обстрела приземлиться не смогли (точнее, побоялись пилоты), и, несмотря на все старания полевых медиков, ночью 26 сентября раненый умер.

27 сентября была проведена целая операция по эвакуации тела Олега Снитко, переросшая в воздушный бой. На рассвете два вертолёта (один из них пилотировал советский экипаж, второй – ангольский) под прикрытием пары МиГ-23 вылетели в точку, указанную советниками 21-й бригады. Пока вертолёты грузились, «миги» с кубинскими пилотами вступили в противоборство с парой «миражей». Дж. С. С. Годин на МиГ-23 повредил «Мираж» после того как увернулся от пущенной в него ракеты, а Альберто Лей Ривас подбил второй. Южноафриканский пилот (капитан Артур Пирси) пытался дотянуть повреждённую машину до ближайшей авиабазы, но она рухнула вниз (Пирси успел катапультироваться). Таким образом, реванша за предыдущие поражения у южноафриканцев не вышло. В другом воздушном столкновении, произошедшем в этот же день, один из «мигов» сбил южноафриканский транспортный вертолёт «Пума».

Неудачи на пути к «Октябрю»

В это время армия ЮАР начала подтягивать к театру боевых действий более тяжёлое вооружение – танки Olifant Mk.1A (модернизированные на южноафриканских предприятиях британские машины Centurion). В ЮАР на них установили 105-мм пушки L7A1 (вместо 83-мм), лазерные дальномеры, баллистические вычислители, 81-мм дымовые гранатомёты, а также новейшие приборы наблюдения и наведения. Английские двигатели «Метеор» заменили американскими дизелями AVDS-1750, установили гидромеханическую трансмиссию, увеличили ёмкость баков (в результате всех этих усовершенствований масса машин возросла с 51 до 56 тонн). При развёртывании подразделений «олифантов» два из них подорвались на минах, однако никто из танкистов не пострадал благодаря хорошему бронированию днища этих машин.

3 октября под давлением войск УНИТА и ЮАР началось массовое отступление ангольских бригад с южного берега реки Ломба. В этот день БТР с советниками из СССР попал в непростую ситуацию – большинство солдат из группы прикрытия в панике бежали, и с советскими специалистами остались только одиннадцать самых преданных бойцов охраны. Водителю всё же удалось увести машину на другой берег Ломбы – она ушла предпоследней и уцелела чудом (спустя несколько минут на позицию, где ранее располагались советские специалисты, ворвался головной бронетранспортёр АМL-90 войск ЮАР).

Пока наседавшего противника сдерживали бойцы отдельного танкового батальона, по повреждённому мосту на северный берег Ломбы перебирались бросившие свою технику ангольцы и «спешенные» советники. Танковый батальон ФАПЛА полностью погиб – по информации южноафриканских СМИ, пленные танкисты были переданы «унитовцам», и через несколько дней лидер УНИТА Жонаш Мальейру Савимби лично принял участие в их казни.

Ангольцы вынужденно оставили плацдармы, захваченные ранее на южном берегу реки Ломба, бросив там 127 единиц техники – танков, БМП, ЗРК и грузовиков, многие из которых просто застряли. Ангольские солдаты, спасая свои жизни, предпочитали быстро ретироваться с поля боя, не занимаясь спасением материальной части. Южноафриканцы называют другие цифры потерь противника: 250 единиц уничтоженной, повреждённой и захваченной техники (3 ЗРК «Ромб», 2 ЗРК «Стрела-1», 18 танков, 3 инженерные машины, 16 БТР, 5 бронированных автомобилей, шесть 122-мм орудий, оборудование трёх лёгких батарей ПВО и 120 транспортных средств снабжения). Точные потери самих южноафриканцев и бойцов УНИТА известны только им самим и явно не соответствуют опубликованным данным – 18 человек убитыми и 12 ранеными, 2 танка «Олифант», 4 БТР «Ратель» и один разведывательный самолёт. УНИТА потеряла 270 человек убитыми и значительное количество ранеными.

Потери ангольской армии были большими, но не настолько катастрофическими, как того хотелось южноафриканцам – 525 человек убитыми плюс значительное количество раненых.

Посёлок в осаде

4 октября перешедшие реку Ломба южноафриканские войска продолжили теснить ангольские бригады на север и северо-запад. Чтобы затруднить снабжение военной группировки ФАПЛА, закрепившейся на северном берегу реки, в середине октября южноафриканцы подтянули к посёлку Куито-Куанавале (основной базе снабжения ангольской армии в этом регионе) дальнобойную артиллерию: буксируемые 155-мм пушки G-5 и унифицированные с ними 155-мм САУ G6 Rhino («Носорог»), 127-мм реактивные системы залпового огня (далее – РСЗО) Valkiri Mk 1.22. Артиллерия начала обстрел аэродрома, военных баз и самого посёлка. Однако в связи с угрозой обстрелов аэродром уже не использовался (последний борт (грузовой самолёт Ан-12) вылетел в Луанду ещё в конце сентября). При первых обстрелах были повреждены осколками семь из восьми самолётов МиГ-23, хранившиеся в эллингах аэродрома. Южноафриканцы поторопились записать все восемь самолётов на свой боевой счёт, однако пять «мигов» ангольцы залатали прямо на месте и перегнали на авиабазу в Менонге, а два остальных – доставили туда же по земле и после более серьёзного ремонта также вернули в строй.

В стремлении добиться победы южноафриканцы не останавливались ни перед чем, допуская даже использование оружия массового поражения. Участник тех боёв младший лейтенант Игорь Ждаркин записал в своем дневнике: «29 октября 1987 г. В 14.00 по радио получили страшное известие. В 13.10 противник обстрелял 59-ю бригаду снарядами, начинёнными химическими отравляющими веществами. Многие ангольские солдаты отравились, некоторые потеряли сознание, командир бригады кашляет кровью. Зацепило и наших советников. Ветер как раз дул в их сторону, многие жалуются на сильнейшие головные боли и тошноту. Это известие нас не на шутку встревожило, ведь у нас нет даже самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК». При этом южноафриканские СМИ факт применения боевых отравляющих веществ отрицают.

В середине ноября 1987 года южноафриканские войска почти вплотную подошли к Куито-Куанавале, и начало его осады стало неизбежным. Осознавая это, правительство Кубы приняло решение срочно усилить кубинскую группировку в Анголе. С «Острова свободы» в Африку отправилась 50-я дивизия, оснащённая советскими танками Т-62. Помимо этого, был срочно увеличен контингент кубинских пилотов-истребителей, а из СССР в Анголу поступили новые партии самолётов МиГ-23, оружия, запасных частей и боеприпасов. Благодаря принятым мерам к двадцатым числам ноября продвижение южноафриканских войск и формирований УНИТА остановилось в 10 –15 км от Куито-Куанавале.

Однако дальнобойность южноафриканской артиллерии значительно превышала это расстояние, и посёлок подвергался ежедневным обстрелам. Начиная с 15 декабря, по Куито-Куанавале выпускалось в среднем 150 –200 снарядов в день, в результате чего практически все его здания были уничтожены. Советские 122-мм гаубицы Д-30 (максимальная дальность стрельбы – 22 км) и РСЗО БМ-21 (дальность стрельбы – до 20,5 км) подавить дальнобойные мобильные батареи противника не могли, поэтому большая часть штабов, тыловых подразделений и военных советников перекочевала в лес, находившийся в 15 км от посёлка. Здесь в земле отрыли целые городки, состоявшие из системы траншей, а также жилых, административных и хозяйственных землянок. К неприятностям, доставляемым обстрелами противника, добавились и такие типично африканские опасности, как змеи, норовящие занять постели прежде их хозяев, а также малярийные комары.

Для увеличения площади поражения южноафриканцы использовали бомбы и снаряды, снаряжённые стальными поражающими элементами – шариками или иглами. 27 ноября 1987 года в результате разрыва подобного снаряда, выпущенного из РСЗО «Валькирия» (снаряд начинялся взрывчаткой весом в 60 кг с 8500 металлическими шариками), погиб советник по организационно-мобилизационной работе при командующем военным округом полковник А. И. Горб. Вспоминает В. А. Митяев, полковник ВДВ в отставке:

«Начался арт-налет, мы все в укрытие – в домино играем. Мы сами по очереди дежурили, а караул ангольский. Андрей Иванович должен был заступать на дежурство и инструктировать караул. Он сидел у нашей баньки под навесом, где политзанятия проводили, спортом занимались, снаряды спортивные стояли. Всё это находилось на ограниченной площади – 20×30 м по периметру. Забора вокруг не было. Охрана заступала ночью, днём её не было. Мы все попрятались в убежище и говорим ему: «Пойдём». А он: «Да я вот проинструктирую караул и потом». Вдруг рядом как жахнет снаряд от «Валькирии»! Влетел, пробил крышу нашего навеса. Мы сразу вылезли из укрытия, у нас там ГАЗ-66 стоял. Смотрю под машину и вижу – человек лежит. Я быстро к нему подбежал. Сам полковник Горб абсолютно целый, а один шарик попал ему в горло, в сонную артерию. Мы затащили его в укрытие, врач сразу стал помогать, но он прямо на моих глазах умер. Я ему глаза закрывал».

20 декабря 1987 года погиб ещё один представитель советского военного контингента в Анголе – водитель-связист группы СВС Южного фронта рядовой Александр Никитенко. Он подорвался на мине, установленной боевиками УНИТА, когда вёз в госпиталь тяжелобольного офицера.

Куито-Куанавале ангольский Сталинград

К середине декабря боевые действия стихли – в Анголе начался сезон дождей. В этот период времени командование ВС ЮАР начало подготовку к «Операции Хупер» («Дикий лебедь»), в результате которой Куито-Куанавале должен был пасть. Ангольско-кубинско-советское командование тоже не сидело сложа руки. Ангольские и кубинские солдаты создали вокруг посёлка несколько линий обороны, состоявших из траншей и ДЗОТов, выкопали капониры для танков, заминировали дороги и подходы к посёлку. К отражению массированных атак пехоты подготовили зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 «Шилка», которые оказались очень эффективными при отражении атак «живых волн» боевиков УНИТА.

Начиная с января 1988 года, нападавшие осуществили шесть массированных наступлений на посёлок. Южноафриканцы старались беречь своих солдат, используя в качестве «пушечного мяса» союзных им боевиков УНИТА. Однако те показали себя не очень хорошими бойцами, и подразделениям ВС ЮАР удавалось вклиниваться в оборону защитников Куито-Куанавале, лишь используя танки и БТР. Несмотря на это, каждый раз силы союзников (кубинцев и солдат ФАПЛА) отбрасывали врага назад.

Первая атака посёлка состоялась 13 января 1988 года. После разведки боем, которую провели бойцы УНИТА, на позиции 21-й ангольской бригады на реке Куатир (к северо-востоку от Куито-Куанавале) в атаку двинулась бронетехника армии ЮАР. Наступление началось успешно – после двухчасового боя 21-я и 51-я ангольские бригады были выбиты со своих позиций. Южноафриканцы заявили о 250 убитых ангольцах, семи подбитых и пяти захваченных ангольских танках и другой захваченной и уничтоженной технике. Однако ни подвижных танков, ни неподвижных огневых точек в виде закопанной бронетехники на этом участке обороны в то время не было, так как свои танки 21-я и 51-я бригады оставили ещё осенью 1987 года на южном берегу реки Ломба. Очевидно, что южноафриканцы и в этот раз остались верны себе в «правдивой» оценке потерь противника.

Сами нападавшие потеряли два БТР «Ратель», когда во время авианалёта нескольких МиГ-21 и МиГ-23 кубинские пилоты уничтожили колонну южноафриканской бронетехники. Также были подбиты семь «олифантов», несколько БТР «Эланд» и буксируемых пушек. Контратака ангольской 21-й бригады, перегруппировавшейся на базе в Тумпо, позволила отбить несколько траншей, занятых бойцами УНИТА. В свете последнего факта поспешное заявление руководителей УНИТА, что им удалось захватить Куито-Куанавале, стало выглядеть, мягко говоря, не совсем правдоподобно.

14 января МиГ-23 под управлением кубинского пилота Франциско А. Доваля сбили «дружественным огнём» ангольцы из переносного зенитно-ракетного комплекса 9К32М «Стрела-2М» (по классификации НАТО – SA-7B Grail). Каким образом кубинцы потом разбирались со своими «меткими» союзниками, история умалчивает.

Очередной успешный налёт на южноафриканские силы кубинские «миги» осуществили 16 января, а 21 января боевики УНИТА сбили МиГ-23 пилота Карлоса Р. Переса.

14 февраля 1988 года начался второй приступ Куито-Куанавале. Южноафриканцы прорвали ангольскую линию обороны в районе расположения 21-й, 23-й и 59-й бригад. Подразделения ФАПЛА отступили к своей базе в Тумпо и закрепились на новых позициях вдоль одноимённой реки. Командование ВС ЮАР заявило о 230 уничтоженных ангольских солдатах, четырёх танках и четырёх БМП, и хотя эти данные не вполне отвечают реальным цифрам, потери ФАПЛА были действительно велики. Основной удар наносился по обороне 59-й бригады – её атаковали 40 танков «Олифант» и 100 (по другим данным – 98) БТР «Ратель» и «Касспир».

В этот день произошёл, пожалуй, единственный настоящий танковый бой за всё время Войны за независимость Намибии, в котором танки дрались с танками. Кубинцы собрали все свои бронесилы, способные противостоять атаке противника – четырнадцать Т-54 и один Т-55 (с личным именем «Бартоломью») командира бронегруппы подполковника Чиро Гомеса Бетанкура. Во время передвижения несколько машин застряло в песках, поэтому к полю битвы смогли добраться только семь Т-54 и «Бартоломью».

Сражение протекало ожесточённо, и кубинцы потеряли шесть Т-54. Три из них подбили бойцы УНИТА из гранатомётов РПГ-7, ещё три – южноафриканские «олифанты». Из восьми машин уцелели лишь один Т-54 и повреждённый «Бартоломью», а 14 кубинских танкистов погибло (это стало крупнейшей потерей «Острова свободы» за всё время обороны Куито-Куанавале). Однако эти потери были не напрасны – наступление остановилось, а южноафриканцы лишились десяти «олифантов» и четырёх «рателей» (известно, что в одном из БТРов от прямого попадания сдетонировал боезапас, и все четыре члена экипажа погибли). Точные потери среди танкистов остальных подбитых машин неизвестны, так как южноафриканцы объявили о девяти раненых, что, мягко говоря, маловероятно. Что же касается техники, то они признали потерю лишь одного взорвавшегося «Рателя», которую невозможно было скрыть, и одного «Олифанта», который, по данным южноафриканских источников, позже был восстановлен. Южноафриканские генералы распорядились эвакуировать с поля боя всю технику, которую только возможно было транспортировать. Впоследствии это позволяло им со спокойной душой фальсифицировать результаты боёв.

Сражение показало значительное преимущество Т-54/55 перед «олифантами» – они были быстрее тяжёлых и неповоротливых южноафриканских танков. Кубинские экипажи смогли добиться множества попаданий, но подавляющее численное превосходство противника решило исход боя. Тем не менее, отчаянная атака кубинских танкистов привела к тому, что южноафриканцы вновь остановили своё продвижение вперёд, а подразделения УНИТА вынужденно покинули занятые траншеи. 15 февраля бойцы УНИТА сбили очередной кубинский МиГ-23, а его пилот Джон Родригес погиб.

19 февраля южноафриканцы в третий раз пошли на штурм. Атаке подверглись 25-я и 59-я бригады ФАПЛА, но им удалось отбросить противника (в ЮАР опять признали потерю только одного «Рателя» и одного «почти уничтоженного» «Олифанта»). Один южноафриканский «Мираж» пытался поддержать наступление, но сначала его подбила ракета, выпущенная из ПЗРК «Стрела-3», а затем – доконала кубинская ЗСУ-23-4 «Шилка» (пилот Эд Эвери погиб). В ЮАР долгое время считали, что этот самолёт сбила ЗСУ 9К35 «Стрела-10».

24 февраля состоялась четвёртая атака. Первоначально удача сопутствовала южноафриканцам (они заявили о 172 погибших ангольских солдатах и семи уничтоженных танках), но позже их войска остановились, не выдержав обстрела тяжёлых 130-мм гаубиц, а также огня вкопанных в землю танков. В ЮАР признали потерю двух БТР и двух «почти уничтоженных» «олифантов», а ещё четыре «олифанта» и один «Ратель» были сильно повреждены (по информации южноафриканских СМИ, их эвакуировали с поля боя и отремонтировали). Как обычно, южноафриканцы признали самые минимальные потери в живой силе – всего троих убитых и десятки раненых.

ВВС ЮАР в последний раз попытались захватить превосходство в воздухе, организовывая засады из большого числа «миражей» на одинокие «миги». В трёх отдельных эпизодах атаке подверглись три МиГ-23, но всем им удалось уйти от ракет противника, а после подхода к «мигам» подкреплений «миражи» каждый раз ретировались. Эта последняя значительная акция ВВС ЮАР подтвердила полное превосходство кубинских пилотов в небе над Анголой.

29 февраля началась пятая атака южноафриканских войск. Первоначально нападавшим какое-то время удавалось продвигаться вперёд, но атака снова была отражена. Радиоразведка ФАПЛА перехватила сообщение о том, что только в день начала атаки южноафриканцы потеряли 20 человек убитыми и 59 – ранеными. В ЮАР же в очередной раз «раздули» потери своих противников (до 800 убитых и семи уничтоженных танков).

17 марта погиб пилот Эрнесто Чавес, чей МиГ-23 сбила южноафриканская 20-мм зенитная самоходная установка «Иестреварк» – ЗСУ производства ЮАР, созданная на базе БТР «Буффель», который, в свою очередь, собрали на базе южноафриканского грузового автомобиля повышенной проходимости SAMIL 20 Mk.II Bulldog (лицензионная версия немецкого Magirus Deutz 130M7FAL). Сбитый самолёт Эрнесто Чавеса оказался единственной победой ПВО ЮАР в сражении за Куито-Куанавале.

19 марта во время одиночного разведывательного полёта погиб пилот «Миража» Вилли ван Копенгаген, чей самолёт был сбит ангольскими ПВО.

23 марта 1988 года произошла последняя, наиболее массированная атака южноафриканских сил на Куито-Куанавале, которая закончилась поражением, носящим в ЮАР название «катастрофы под Тумпо». Атакующие части УНИТА несли большие потери, а атаки армии ЮАР были неэффективны. Южноафриканцы признали потерю шести своих танков, один из которых был уничтожен, ещё два – почти уничтожены, а три, подорвавшиеся на минах, захватили ангольско-кубинские войска. Историки часто цитируют фразу Фиделя Кастро об этом бое: «Южноафриканская авиация не смогла действовать из-за плохой погоды, зато в воздухе были юаровские танки». Один из «летавших» танков отправили в СССР для всестороннего изучения.

Боксёрская тактика кубинцев

Пока основные южноафриканские силы увязли под Куито-Куанавале, кубинское командование готовило контрудар, в котором основная ставка делалась на бросок подразделений танков Т-55 и Т-62 (последних в Анголу привезли всего батальон – 32 единицы) в обход группировки противника, сконцентрированной перед посёлком. Фидель Кастро говорил, что его экспедиционный корпус действовал «подобно боксёру, который левой рукой сдерживает противника, а правой бьёт». К февралю-началу марта кубинцы подтянули дополнительные силы к Куито-Куанавале.

Уже 27 мая кубинские МиГ-23 нанесли первый бомбовый удар по южноафриканским позициям около Калуэке, в 11 км севернее рубежа, разделявшего Анголу и Намибию. Через несколько часов после этой атаки южноафриканцы были вынуждены взорвать мост на пограничной реке Кунене – они боялись, что кубинские танки ворвутся по нему на намибийскую территорию. Претория запросила мира, и 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке было подписано соглашение о синхронном выводе с территории Анголы и Намибии кубинских и южноафриканских войск.

Итоги войны

Оценка общего количества солдат и вооружений, принявших участие в боях при Куито-Куанавале – весьма непростое занятие. Если в ЮАР фальсифицировали цифры, занижая количество своих войск и потерь и завышая потери противника, то по УНИТА какая-либо статистика отсутствует. Также непонятно, насколько можно доверять ангольским и кубинским данным. Кроме того, в боевых частях всех противоборствующих армий происходила постоянная ротация личного состава, поэтому общее число людей, принявших участие в сражении, значительно превышает количество тех, кто одномоментно находился в зоне боевых действий в тот или иной день.

По информации, предоставляемой ангольцами, при осаде посёлка погибло 900 африканцев из ФАПЛА, а также намибийцев и чернокожих южноафриканцев, воевавших на стороне правительства Анголы. Кубинцы потеряли 39 человек. Помимо этого союзники лишились шести танков и четырёх самолётов МиГ-23. Возможно, было уничтожено какое-то количество танков (в основном Т-34-85), использовавшихся защитниками посёлка в качестве неподвижных огневых точек, однако речь никак не может идти о двадцати четырёх машинах, заявленных южноафриканцами. Южноафриканцы оценивали потери ангольцев и кубинцев в 4 785 человек (уже точность цифры вызывает сомнения – знать потери противника с точностью до человека они наверняка не могли, так как посёлка не взяли). Среди своих потерь южноафриканцы первоначально признавали 31 человека и 3 000 боевиков УНИТА, а позже добавили к числу погибших список из 12 солдат подразделений SWATF (Южноафриканских оккупационных сил в Намибии). Однако недавние исследования, проведённые правительством ЮАР, позволили составить поименный список из 715 человек, призванных в южноафриканские ВС в период сражения за Куито-Куанавале, не вернувшихся из армии домой, но при этом и не попавших в список погибших в боевых действиях. Похожая ситуация сложилась и с бронетехникой – южноафриканцы признали потерю только трёх танков (поскольку они достались ангольцам в виде трофеев), а также одиннадцати БТРов и бронемашин. Всю остальную технику они эвакуировали и во всех своих источниках указывали, что значительная её часть была отремонтирована и возвращена в строй. Количество же ремонтонепригодной техники, пошедшей на запчасти и ремкомплекты, никогда в ЮАР не озвучивалось.

По оценкам ангольцев, их противник потерял 24 танка и 21 БТР и бронемашину (включая признанные южноафриканцами). ВВС ЮАР лишились семи самолётов, а ВС – семи разведывательных беспилотников. Значительные количество дальнобойных 155-мм орудий G-5 и САУ G-6 (24 единицы) также было уничтожено (в основном ударами с воздуха) или же их бросили поспешно отступавшие войска. Потери боевиков УНИТА кубинцы и ангольцы оценивают в 6 000 человек.

По официальным данным, в период с 1975 до 1991 год в Анголе погибли и умерли 54 гражданина СССР, в том числе 45 офицеров, 5 прапорщиков, 2 солдата срочной службы и двое служащих. За этот же период были ранены 10 человек, а один советский военнослужащий (прапорщик Н. Ф. Пестрецов) в августе 1981 года попал в плен и провёл около полутора лет в тюрьмах ЮАР.

Оборона Куито-Куанавале и последовавший за ней танковый рейд кубинских войск поставили точку в войне за свободу Намибии. 21 марта 1990 года в присутствии Генерального секретаря ООН и президента ЮАР была провозглашена её независимость.

warspot.ru

Танки юар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.