Pz.Kpfw.IV оказался самым многочисленным танком Третьего рейха, и среди всей немецкой бронетехники уступает пальму первенства только САУ StuG III/40. После Второй мировой войны боевой путь «четвёрки» не закончился – в 194244 годах Германия поставила сотни этих машин своим союзникам, которые продолжали их эксплуатацию ещё долгие годы.

Неделю назад Warspot рассказывал о том, как создавался и модернизировался Pz.Kpfw.IV – самый массовый танк в истории Третьего рейха. О боевом применении четвёртого «панцера» армиями разных стран читайте в продолжении статьи.

«Четвёрки» на европейской арене

По состоянию на 1 мая 1940 года, когда вермахт готовился напасть на Францию и страны Бенилюкса, на его вооружении находилось 278 Pz.Kpfw.IV (из 3381 имевшихся в наличии танков). Ими, в основном, вооружались танковые дивизии, задействованные в операции «Удар серпом», которым предстояло отсечь всю северную группировку союзников, продвигаясь вдоль рек Эна и Сомма от Арденн к Ла-Маншу. В каждой из трёх дивизий (1-й, 2-й и 10-й) XIX танкового корпуса, которым командовал генерал танковых войск Хайнц Гудериан, находилось по 36 Pz.Kpfw.IV, а в остальных ТД, в среднем, насчитывалось по 24 «четвёрки». Эти машины использовались, в основном, для штурмовки пехотных укреплений противника, но иногда их приходилось бросать и против вражеской бронетехники.


Столкновения с французскими тяжёлыми танками В-Ibis, средними Somua S35 и британскими Matilda II показали, что короткая 75-мм пушка KwK 37 совершенно бесполезна против их брони, однако фугасное и осколочное действие её снарядов могло вывести из строя ходовую часть машин противника, что не раз выручало немецких танкистов. Всего в эту кампанию немцы потеряли подбитыми 97 танков Pz.Kpfw.IV, из которых безвозвратные потери составили 30 машин.

Снова на европейской арене боевых действий «четвёрки» появились уже летом 1943 года, когда союзники высадились на Сицилии (а в июне 1944 года – и во Франции). К тому времени Pz.Kpfw.IV, сильно «набравшие» в броне и вооружённые новейшими 75-мм орудиями KwK 40 L/48, стали опасными противниками для бронетехники союзников.

Днём 11 июня 1944 года танковая рота из состава 12-го танкового полка 12-й дивизии СС «Hitlerjugend» под командованием оберштурмфюрера СС Ганса Зигеля контратаковала 6-й Канадский бронетанковый полк, который без сил поддержки пытался прорваться и освободить французский городок Ле-Мениль-Патри в Нижней Нормандии. Немцы подбили 37 «шерманов» и заставили канадцев отступить, потеряв при этом лишь два Pz.Kpfw.IV. Командир Pz.Kpfw.IV из того же полка унтершарфюрер СС Вилли Кречмер за время боёв в Нормандии подбил 15 танков союзников, в том числе и в тяжелейшем сражении в районе города Кан.


Впрочем, локальные успехи «четвёрок» мало влияли на общую ситуацию. Союзники захватили полное господство в воздухе, и если не могли уничтожить немецкую бронетехнику с земли, то подключали к этому авиацию. К 9 июля дивизия «Hitlerjugend» потеряла около 60% личного состава, а во второй половине августа её основные уцелевшие силы попали в Фалезский «мешок».

warspot.ru

Все, что когда-либо происходило в истории, несмотря на грифы секретности, как правило, рано или поздно становится доступным общественности. Нет такого секрета, который бы не был спустя годы раскрыт. Эта истина относится и к секретным разработкам конструкторами гитлеровской Германии совершенно новых и уникальных танков, которые при положительном стечении обстоятельств могли сыграть решающую роль в конце Второй Мировой войны. Планам верхушки Третьего Рейха о мировом господстве так и не суждено было сбыться, а их танки из серии «Е» так и остались на уровне экспериментальных образцов. Несмотря на то что боевые машины так и не стали производиться серийно, сегодня многие эксперты вооружения называют их венцом технической мысли германских конструкторов, и необходимо признать, что на то есть все основания.


E-50 — средний танк

Из всех различных планов программы Entwicklung (или же сокращенно «Е») на средний танк под кодом Е-50 возлагались самые большие надежды. Данной машине предстояло поменять не только лишь морально устаревшие Pz.IV, но и “Panther”, что, несомненно, возлагало на конструкторов особые обязанности. Кстати будет отметить, что, кроме Е-100, данный план был более близким к претворению в жизнь.

В 1944 году, потерпев ряд поражений на всех фронтах, Германия перешла на полную экономию энергоресурсов и сырья. Правда танки выпускались в тех количествах, что и ранее, но в сравнении с бронетанковой техникой противников они уступали по всем параметрам, от защиты до огневой мощи и ходовых качеств. Кроме этого, низкая безопасность ходовой части “пантер” была на руку противнику. Спастись от этих недочетов было возможно только лишь переработав конструкцию шасси. Проведение работ по созданию совершенно новой боевой машины было доверено двум компаниям — Daimler-Benz и MAN. Единым руководителем проекта был назначен гениальный инженер и прекрасный руководитель — генерал Х.Е.Кникамп.

Времени оставалось немного, из-за этого значительная часть составляющих была элементарно скопирована с действующих образцов танков и прежде всего с прекрасно себя зарекомендовавшего в условиях реальных боев “Tiger II”. Для того, чтобы облегчить серийное производство, в заводских условиях на каждом из этапов разработки новых танков вносились определенные усовершенствования и проводились работы по определенной унификации планов Е-50 и Е-75, но довести их до логического завершения не получилось.


Одним из ключевых вопросов, который в кратчайшие сроки предстояло решить германским конструкторам, являлась слабая ходовая часть. Шасси с размещение катков в шахматном порядке, ранее использованное на “Panther” и “Tiger”, имело ряд минусов, значительно влиявших на общую боеспособность танков. Плюс к тому, с технологической стороны аналогичная схема была очень далека от идеальной, и как следствие появилась необходимость в совершенно новом типе ходовой системы, более простой.

Нельзя не признать тот факт, что немецкие конструкторы с поставленной задачей справились довольно успешно — в 1944 году компанией MAN была предложена уникальная схема подвески, зачастую называемая “тихий блок”. Она состояла из сдвоенных катков от танка “Tiger II” поперечником 800 мм, объединенных в совместный блок. Опорные катки устанавливались на подпружиненных рычагах и располагались по различные стороны однодгребневого трака, правда, в их конструкции применялись валы идентичной длины. Присутствие особого подшипника-распорки давало возможность изменять состояние колеса по отношению к гребню трака. Пружины с установленным внутренним амортизатором собирались из обычных шайб Bellevielle и собирались в цилиндрах.

С формой корпуса и бронированной его защитой определились в предельно короткие сроки. В основном он был взят от “Tiger II”, но угол наклона лобовых бронеплит был несколько увеличен. Поэтому по компоновке и габаритным размерам Е-50 и “Tiger II” были примерно одинаковы.


В качестве силового агрегата было решено применять модернизированную версию мотора Maybach HL230, именуемую HL234. Данная модель была снабжена системой прямого впрыска горючего и на краткое время позволяла увеличить мощность с имеющихся 900 до 1200 л.с. Размещение топливных баков, вентиляторов и радиаторов было аналогичное с размещением на “Tiger II”, что всецело исключало установку узлов коробки в кормовой части корпуса.

Башню для нового танка Е-50, с целью экономии времени и средств, позаимствовали от танка “Panther II”, который с 1944 года был снят с серийного производства. Разработкой данной конструкции занимались конструкторы Daimler-Benz и Skoda, экспертами которых был предложен гораздо удешевленный и больше технологичный при серийном производстве вариант башни с реальной возможностью установки орудия KwK44 75-мм. Толщина бортов была доведена до 60 мм, а спрямленного лобового бронированного листа до 120 мм. Кроме стандартно великолепной оптики, было запланировано на башню “Panther II” установить стереодальномер фирмы Zeiss, устройство ночного видения и гидростабилизаторов. По рабочей документации данная башня проходила под кодовым названием Schmalturm.

К огромному разочарованию командования Panzerwaffe планы по перевооружению фронтовых частей новыми танками всецело провалились. Правда к маю 1945 г. были проработаны главные узлы конструкции Е-50 и этими трофейными разработками в полном объеме воспользовались французы, танкостроительная промышленность которых на основе наработок немецких конструкторов создала свой танк — ARL-44.


E-75 — тяжелый танк

По идее создания танков единой серии Е, тяжелый Е-75 должен был по своему внешнему виду напоминать Е-50. Ключевым различием была установка более толстой брони и гораздо более мощного основного орудия. Ходовая часть как тяжелого, так и среднего танка должны быть идентичными. Это все делалось с целью при серийном производстве на одной линии собирать различные модификации.

Е-100 — сверхтяжелый танк

E-100 — германский сверхтяжелый танк времен 2-й Мировой войны. К моменту ее окончания работы над созданием танка Е-100 близились к финишу. Разработка проектной конструкции и постройка первого опытного образца велись компанией Адлер из Франкфурта-на-Майне. Датой начала проектирования танка Е-100 считается 30 июля 1943 года. Не обращая внимание на личное распоряжение Гитлера в декабре 1944 года пресечь все работы над созданием сверхтяжелых танков, проектирование и постройка макета были продолжены в Хаустенбеке в районе Падерборна. С начала 1945 года были готовы ходовая часть и шасси. К началу испытаний на боевую машину установили мотор Майбах HL 230, коробку OG 401216 В компании Майбах и рулевое управление Хеншель L 801. Гусеницы шириной трака 1000 мм разработала и приготовила к установке компания Адлер. Впрочем, танк, оборудованный этими гусеницами, не подходил под габариты жд платформы, что затрудняло бы транспортировку при передислокации.


При разработке танка Е-100 воспользовались классической для немецкого танкостроения коробкой передач — мотор размещался в корме, а ведущие колеса — во фронтальной части танка. Бронированная защита: 240 мм (лобовая часть) и 120 мм (борта). В качестве вооружения на Е-100 было запланировано установить орудие калибра 150 или же 170 мм спаренное с 75-мм орудием Maus Turret. Предполагалось, что Е-100, снаряженный мотором Maybach HL 234 и управляющим устройством «Mekydro», будет развивать крейсерскую скорость до 40 км/ч. Опытный образец Е-100 был захвачен в плен в районе Падерборна английскими войсками.

С капитуляцией Германии во Второй Мировой войне рухнули и планы верхушки Вермахта создать танки, способные покорить мир!

topwar.ru

1. Курт Книспель (Kurt Knispel)

Танковый ас Третьего Рейха - Курт Книспель (Kurt Knispel)

Первое место среди танкистов-асов в гитлеровской армии занял Курт Книспель, на счету которого 168 официально подтверждённых подбитых танков и около тридцать не подтвержденных.


к же Книспель был признан лучшим танкистом среди всех участников войны. Все свои удачные военные операции он провел, будучи участником войны с Советским союзом, хотя и в боях на Западном направлении он тоже участвовал. Курт был судетским немцем, военная карьера началась с обучения в танковых войсках в 1940 году, и уже в октябре был переведен в действующие войска. Во время службы воевал на всех видах танков Вермахта, исключая «Пантеру».

Большинство своих побед одержал, будучи наводчиком танка – 126 танков противника, то есть выстрелы, он производил лично, и еще 42, будучи уже командиром экипажа танка. Книспель отличался скромностью и в случае, когда какой-либо танк не засчитывался, как его победа то он не настаивал. К тому же статистика учитывала только уничтоженные танки, а не подбитые, в ином случае на счету аса было бы около 170 танков. Танкиста четырежды представляли к награждению рыцарским железным крестом, однако так его он и не получил, ввиду своеобразного характера и частых конфликтов с командованием.

Погиб немецкий танкист почти в самом конце войны. Он был ранен на чешском направлении во время боя с советскими войсками, причем именно тогда он и подбил свое 168 танк. Спасти Курта не удалось, он умер в госпитале и был похоронен в братской могиле. Уже в 2013 году во время раскопок его останки были найдены и опознаны по именному медальону. Вскрытие подтвердило, что он погиб от попадания осколка мины в голову.

2. Мартин Шройф (Martin Schroif)


Танковый ас Третьего Рейха - Мартин Шройф (Martin Schroif)

Вторым по количеству уничтоженных во время войны танков является Мартин Шройф. Немецкие документы заявляют об уничтожении им более 161 танка противника. Однако к такой информации многие историки относятся с некой долей скептицизма, так как не найдено не одного открытого источника информации, который может подтвердить эти данные, поэтому многие сходятся во мнении, что подвиги Шройфа это «утка» нацистской пропаганды. Мартин находился на службе в СС с 1936 года, и принимал участие в войне с 1939 года. В 1942 году был командиром мотоциклетного подразделения, а с марта 1944 находился в подчинении

102-го танкового батальона. Данные о том, где служил Мартин в 1943 году, отсутствуют. В 1944 году он служит уже, будучи унтерштурмфюрер, хотя документов о его назначении не сохранилось. Считается, что, будучи командиром немецкого «Тигра» в Нормандских боях уничтожил четырнадцать танков. После гибели в одном из боев командира Эндемана, с июня 1944 года Мартину пришлось командовать ротой до середины июля. Был представлен к Рыцарскому кресту, однако не получил его из-за конфликта с командованием. Единственный факт упоминания боевых заслуг Мартина Шройфа это упоминание его в воспоминаниях командира второй роты 102 батальона Эрнеста Стренга, во время боя в районе Вира. Имя Шройфа упоминалась в книгах майора Дж. Хоу о боях в Нормандии.

Умер Мартин Шройф в 1979 году. Как уже говорилось, возникают сомнения о достоверности его подвигов, так как слабо верится, что всего за три-четыре месяца службы на «Тигре» и «Королевском Тигре» он смог подбить 161 танк. Также сомнения вызывает тот факт, что Мартин так и не получил высоких военных наград Рейха, да и вообще о его награждении какими-либо медалями отсутствует.


3. Отто Кариус (Otto Carius)

Танковый ас Третьего Рейха - Отто Кариус (Otto Carius)

Третьим по результативности танковым асом нацистской Германии. Был Отто Кариус. За время войны он ликвидировал около 150 танков и самоходных орудий артиллерии противников. За время своей карьеры Отто воевал на лёгком танке «Шкода» и тяжёлом «Тигре». Его имя, вместе с именем другой танковой легенды Михаэлем Виттманом, стало легендарным в армии нацистской Германии. Свою военную компанию он начал на советском направлении, а после тяжелого ранения за год до окончания войны был переведён на западный фронт. Именно здесь он получил приказ от командира сдаться в плен войскам Соединённых Штатов, и ними был отправлен в лагерь для военнопленных.

Из лагеря ему удалось бежать, благодаря хитрости – он смог добыть простую одежду и, назвавшись местным жителем, был отпущен. После окончания войны Отто работал фармацевтом. Позже открыл свою аптеку. Скончался легендарный танковый ас в 2015 году. Точное количество подбитых им танков и САУ неизвестно, так как немецкие источники не всегда имели подтверждение и были спорными. Так, Отто присвоил себе только за 22 июля 1944 года двадцать три уничтоженных танка, за 23 число два танка и за 24 семнадцать танков. Причем эти данные в немецких и советских источников существенно расходились. Причем иногда доходило до абсурда, немцы заявляли о количестве подбитых танков в несколько раз больше, чем их присутствовало на поле боя.

Так же Кариус приписывал на свой счет и один сбитый самолет противника. За время войны Кариус был пять раз ранен. Своим командованием он был представлен к Железному кресты 1 и 2 класса, Рыцарскому кресту Железного креста с Дубовыми листьями, причем Дубовые листья лично вручались Генрихом Гиммлером. Помимо этих были еще и другие медали, и нагрудные знаки. В 1960 году бывший немецкий танковый ас опубликовал книгу «Тигры в грязи», где он описал весь свой военный путь со своими друзьями и экипажами танков.

4. Ганс Бёльтер (Hans Bёlter)

Танковый ас Третьего Рейха - Ганс Бёльтер (Hans Bёlter)

Немецким танкистом, по праву занявшим четвертое место среди танкистов-асов был Ганс Бёльтер. В восемнадцать лет он поступает на военную службу в кавалерию, но позже получает перевод в немецкий моторизированный батальон, где проходит обучение на бронемашинах. К началу польской компании Ганс был унтер офицер и получил в командование тяжелый танковый взвод. Во время участия в польской оккупации Ганс подбил четыре танка и был награжден Железным крестом второго класса. Во время наступления на французском направлении 1940 года Бёльтер получил ранение. Однако до этого успел проявить свое геройство, и был награжден Железным крестом первого класса, чёрным знаком и серебряным нагрудным знаком.

В наступление на СССР Бёлтер принимал участие с первого дня, причем уже через две недели танк Ганса был подбит, но весь экипаж остался жив. После этого его перебросили на Московский фронт, однако из-за полученного вскоре ранения он был отправлен в Германию, после выздоровления работал инструктором в офицерской школе. В январе 1943 года Ганс был отправлен под Ленинград. Здесь он был командиром вначале танка Pz.Kpfw.III Ausf.N, позже получил в свое командование тяжёлый танк «Тигр». Так участвую в бою во время проведения советскими войсками операции «Свет Искры», именно танк Бёлтера возглавлял одно из наступлений немецкий войск. За один только проведенный бой экипаж Ганса подбил семь советских танков. Здесь же был подбит и танк Ганса, однако он с экипажем спасся. Сам Ганс получил очень тяжелые ранения и был направлен в полевой госпиталь. Однако пролежав в госпитале всего восемь дней, Ганс сбежал оттуда к своему отряду.

Прибыв в подразделение, он узнал, что немецкие войска понесли громадные потери, и командир его роты погиб. Уже спустя несколько дней Ганс получает в управление новый танк и в следующем же бою уничтожает два танка противника, увеличив, таким образом, количество уничтоженных танков до тридцати четырёх. Ганс продолжал свое участие в войне до 1945 года, и последний бой принял возле Штекленбаха. Арестован он был в 1949 году, но в 1950 его отпустили, он сбежал в ФРГ, где и умер в 1987 году. На счету Бёлтера было 139 уничтоженных танков.

5. Михаэль Виттман (Michael Wittmann)

Танковый ас Третьего Рейха - Михаэль Виттман (Michael Wittmann)

На пятом месте в рейтинге немецкий танковых асов находится Михаэль Виттман, подбивший со своим экипажем 138 танков. Он принимал участие в немецкой агрессии с первых дней. Первые бои он провел в Польше и Прибалтике, с 1941 участвует в боях на Восточном фронте, где уже в первом бое уничтожает шесть танков. С 1943 Виттман командует ротой немецких «Тигров», с которой и участвует в сражении на Курской дуге».

Во время участия в курском сражении Михаэль смог ликвидировать тридцать советских танков и около тридцати артиллерийских орудий. С этого момента в Германии Виттмана называли «величайшим танкистом в истории». Когда стало ясно, что операция «Цитадель» провалилась, и началось массовое немецкое отступление, то отряду Михаэля было поручено прикрывать отвод техники и пехоты. Виттман пользовался особым отношением Адольфа Гитлера. Однажды на церемонии вручения Виттману Рыцарского креста, Гитлер, узнав о потере танкистом в бою зубов, распорядился, чтобы ему помог личный стоматолог фюрера. Таким образом, в 1941-1943 году Виттман воюя на советском направлении смог, уничтожить 119 танков красной армии.

В начале 1944 года Михаэль был переведен на западное направление во Францию, где также смог отличится. Так в одном из контрнаступлений союзных войск, он имеет под командованием всего пять танков отразить контратаку союзников. После этого подвига он получает предложение перейти на службу инструктором в танковую школу, однако он не согласился. В конце лета 1944 года Михаэль, находясь на штабной службе, получает перевод во Францию. Принимая участие в бою возле деревни Синтье, танк Виттмана попал в окружение и был уничтожен. Сам танкист считался пропавшим без вести и только в 1987 году во время строительства дороги был обнаружен его труп, который и опознали по нагрудному знаку.

my-cccp.ru

     В марте 1930 года для оказания технической помощи в Советский Союз были приглашены иностранные специалисты, в числе которых был немецкий инженер Эдвард Гротте. Под его руководством к осени 1931 года на ленинградском заводе «Большевик» был разработан и изготовлен опытный средний танк ТГ, не пошедший в серию из-за высокой сложности, стоимости и ошибок при проектировании.

     Однако, Гротте также предлагал советскому правительству целую серию тяжелых и сверхтяжелых машин, увенчанную исполинским 1000-тонным «наземным линкором». По его замыслу это должна была быть машина с 3 или 5 башнями, в которых было бы установлено более десятка орудий, и колоссальной бронёй. В движение конструкцию должны были приводить 2—4 корабельных двигателя мощностью по 24 000 л. с. каждый, которые, согласно расчётам, должны были в сочетании с гидромеханической трансмиссией обеспечивать танку скорость до 60 км/ч. Танк не был реализован ввиду чрезвычайно громоздкой и сложной для освоения в производстве конструкции, делавшей его постройку фактически нереальной.

Характеристики:

Масса, кг: 1 000 000

Экипаж, чел. 40

Производитель Союз Советских Социалистических Республик ОКБ-5 завода «Большевик»

Годы разработки 1931

Количество выпущенных, шт. не реализован

Бронирование:

Лоб корпуса, мм/град. 300мм

Борт корпуса, мм/град. 250мм

Днище, мм 100

Крыша корпуса, мм 60

Лоб башни, мм/град. 300

Борт башни, мм/град. 250

Крыша башни, мм 60

Вооружение

Калибр и марка пушки 2 × 304 мм, 4 × 152 мм, 4 × 76 мм, 2 × 45 мм

Тип двигателя 2/3/4 × корабельных двигателя

Мощность двигателя, л. с. 2/3/4 × 24 000

Скорость по шоссе, км/ч 60

Удельная мощность, л. с./т ~48…96

Тип подвески гидравлическая с тройными гусеницами

Использовал:  naked-science.ru ,  wikipedia.org

pikabu.ru

Нарушение Версальского договора

Согласно Версальскому договору, заключённому после поражения Германии в Первой мировой войне, этой стране запрещалось производство импорт танков, а также других подобных машин. Но немцы тайно нарушили это ограничение ещё в 1925 году, запустив проект «Большой трактор». Результатом этой программы стали 6 танков, которые полностью собрали к началу 1929 года. Но проводить испытания в самой Германии было нельзя, поэтому боевые машины направили в СССР (танковая школа под Казанью). После проведения полевых испытаний немецкие инженеры учли все недостатки, так что в будущем лёгкие, средние и тяжелые танки Вермахта стали намного совершеннее. В Германии назревало производство боевых машин первого поколения.

танки вермахта

Pz.I

Первые немецкие танки Pz.I относились к категории лёгких. Простота их конструкции и невысокая стоимость позволили наладить серийное производство. Только путь на конвейер был непростым. Первый танк пошёл в разработку лишь в 1930 году под кодовым названием «Малый трактор». Шасси заказали в фирме «Крупп». Чтобы ускорить процесс производства немцы решили использовать копию английской подвески танка «Карден-Лойд». Для сохранения секретности все детали закупались через фирмы посредники. Но в итоге, немецкие инженеры так и не дождались этой подвески, воссоздав её по рисункам и фото английского аналога. Тогдашний мировой кризис сильно притормозил процесс производства, и выпуск первой серии состоялся только в 1934 году. С этого времени нацисты ориентировали немецкую промышленность на создание танков для будущих завоеваний. Активно открывались танковые школы для обучения водителей. Германия готовилась ко Второй мировой войне.

танки вермахта второй мировой войны

Первая модификация

К концу 1935 года танки Вермахта, фото которых прилагается к статье, достигли численности в 720 единиц. Все они пошли на оснащение боевых дивизий, сформированных в этом же году. В 1936 году было основано три танковых дивизии, которые нацисты привели в состояние полной боеготовности.

Однако танк Pz.I нужно было модифицировать. Инженеры выявили недостаточную удельную мощность (всего 11 л. с. на тонну). Эта проблема была решена путём замены старого мотора новым двигателем (100 л. с.) от фирмы «Майбах». В подвеску танка вместо опорного катка добавили обычный ленивец. Новая модель получила обозначение Pz.I Ausf.B. Её выпуск начался в середине 1936 года, и уже через двенадцать месяцев новая танковая дивизия насчитывала 1175 модифицированных штук.

трофейные танки в вермахте

Pz.II

Ещё в 1933 году немецкое руководство осознало, что комплектование дивизий будет безнадёжно запаздывать. Чтобы танки Вермахта поступили в достаточном количестве, инженерам приказали работать над созданием новой лёгкой модели. Она получила название La.S. 100, но после того как попала на вооружения в дивизию, была переименована в Pz.II. Нацисты не стали оригинальничать и взяли в качестве прототипа танк Pz.I. Главное отличие новой машины – просторная башня. Это существенно усилило вооружение танка: левый пулемёт был заменён автоматической пушкой в 20-мм. Её хотели установить ещё на модель первого поколения Pz.I, но та была для неё слишком тесной.

Конечно, главное назначение пушечного вооружения – борьба с танками противника. Но самое важное это то, что вражеские щиты артиллерийских орудий были бессильны против пушечных выстрелов. Скорострельная противотанковая пушка являлась самым опасным оружием того времени. Её боекомплект был оснащён осколочно-фугасными и бронебойными снарядами.

танки вермахта фото

Pz.III

Разработка среднего танка Pz.III началась в 1933 году. А в конце 1935 года компания «Даймлер-Бенц» выиграла тендер на постройку 25 единиц установочной серии. Башни были предоставлены фирмой «Крупп». После выпуска первой партии стала очевидна недоведённость конструкции боевой машины. Танки Вермахта нуждались в усовершенствовании. На него у инженеров ушло целых три года.

Первые малочисленные серии имели интересную особенность в плане вооружения: два пулемёта были спарены с пушкой, а третий располагался в корпусе танка. Машины оснащались лишь 14,5 мм противопульной бронёй. А несовершенные подвески снижали подвижность на пересечённой местности. В общем, каждая новая модификация Pz.III приближала немцев к танку, пригодному для массового производства.

Самой удачной из них стала боевая машина Pz.III Ausf.E. За счёт того, что шасси разрабатывались фирмой «Даймлер-Бенц», у этого танка были лучшие в мире ходовые качества и самая высокая скорость – 68,1 км/ч. А усиленная броня (6 см) и мощная 50-мм пушка, делали его самой грозной боевой машиной того времени. Этот факт подтвердится через много лет, когда исследователи детально изучат трофейные танки в Вермахте.

Pz.IV

Разрабатывался компанией «Крупп» для поддержки лёгких и средних Pz.III. Для этого танк вооружили 75-мм орудием 24 калибра и двумя пулемётами. Особое внимание инженеры уделили его подвеске. Они долго экспериментировали с листовыми рессорами и опорными катками, пока не получили почти идеальное гашение колебаний. При этом не потребовалась даже установка амортизаторов.

Танки Вермахта Pz.IV стали самыми массовыми за всю историю Германии. Ни одна немецкая боевая машина не получила такого же распространения ни до, ни после войны.

танки вермахта 1941 1945

Заключение

Начиная с середины 1943 года танки Вермахта на Восточном фронте стали занимать оборонительную позицию. В основном все батальоны состояли из «четвёрок» (Pz.IV). Немцы несли серьёзные потери, и положение с техникой осложнялось с каждым днём. Дошло до того, что вместо танков стали использовать штурмовые орудия. В 1944 году ими вооружались целые батальоны. Конечно, штурмовые орудия прекрасно подходили для огневой поддержки, но не могли действовать сообща с линейными танками из-за ограниченного сектора обстрела. В итоге, вся организационная структура танковых батальонов пошла прахом. В последние месяцы сражений создавались однодневные боевые группы из нескольких штурмовых орудий и боевых машин. После поражения нацистов, танки Вермахта Второй мировой войны были уничтожены. А те, что остались, поступили в распоряжение советских войск.

Сегодня мы описали все основные танки Вермахта 1941-1945 годов. Конечно, сделали это кратко, поскольку весь объем информации поместить в тесные рамки короткой статьи невозможно. Для более подробного ознакомления с упомянутой техникой лучше обратиться к материалам военных энциклопедий.

fb.ru

Долгое время советские историки, объясняя причины неудач Красной Армии на начальном этапе войны с фашистами, отмечали превосходство вермахта в танковой технике. В популярной книге для юношества, воспитавшей не одно поколение молодежи, противоборствующие стороны сравнивались с игроками в шахматы, у одного из которых (Советского Союза) на доске не было половины фигур.

Попробуй, мол, выиграй при таком раскладе! Такие утверждения подкреплялись цитатами из книг известных советских военачальников. Например, крупный знаток этого вопроса, главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров писал: «Наши танки по качеству превосходят немецкие танки… но танков у нас все же в несколько раз меньше, чем у немцев». Ему вторил другой специалист, бывший начальник Оперативного управления Генштаба, генерал армии С. М. Штеменко: «К началу войны мы еще значительно уступали противнику в численности современных танков…» Наконец, сам И. В. Сталин объявил народу 6 ноября 1941 года, что данной техники у немцев намного больше.

Как было не поверить столь авторитетным утверждениям? Так сформировалось заблуждение о том, что накануне Великой Отечественной войны вермахт имел подавляющее превосходство над Красной Армией в танках, самолетах и других видах вооружения, поскольку на военную машину Германии работала вся покоренная Европа. Суть распространенного мифа коротко формулируется фразой: «Немец давил нас техникой». Однако это не так.

Публикации перестроечного периода по-новому подошли к освещению данного вопроса. Однако они не только устранили старые заблуждения, но и породили новые. Во многом этому способствовали «откровения» беглого советского разведчика В. Суворова (Резуна), сообщившего о подготовке Сталина к захвату Европы. Он указал на разработку новых видов танков, рассчитанных исключительно на стремительные наступательные операции, и однозначно заявил о советском техническом превосходстве над вермахтом в начале 40-х годов. Суворов, упиваясь сравнением количества немецких и советских танков по состоянию на начало войны, позволил себе некоторое передергивание фактов. На некорректность его анализа указали не только российские, но и многие западные авторы, отметившие, что для одной стороны (советской) он указал общее число машин, а для другой (вермахта) — количество танков первой линии. Однако, раскритиковав ненаучный аналитический подход Суворова, историки пришли к выводу, что необходимо пересмотреть ранее известные цифры технической оснащенности вермахта и РККА накануне Великой Отечественной войны. И в самом деле пересмотрели их.

Новые публикации, освободившиеся от идеологических клише и опирающиеся на ранее недоступные исследователям документы, содержат совсем иные сведения. Например, в книге «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование», выпущенной в 2001 году под общей редакцией профессора А. В. Кривошеева, сказано, что «к июню 1941 года в Красной Армии в наличии было 22 600 танков». При этом в западных, то есть приграничных округах насчитывалось 14 200 единиц такой техники. Именно данному количеству машин предстояло встретить фашистские полчища. Между тем, в восточных формированиях войск Германии и ее союзников имелось всего 4300 танков.

Так что превосходство в количестве такой боевой техники на начало войны однозначно было у Красной Армии — приблизительно в 3 раза. И даже больше, если учесть поправки В. Бешанова, который в книге «Танковый погром 1941 года», выпущенной в 2003 году, отмечает, что против СССР в первые дни войны Гитлер бросил только 3844 танков.

Конечно, эти цифры не с лучшей стороны характеризовали советское военное руководство, которое позволило армии с таким техническим оснащением отступать почти до Волги, поэтому долгие годы они оставались засекреченными. Канонической для отечественных историков на долгие годы стала формулировка, данная Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в изданной в 1960–1965 годах фундаментальной «Истории Великой Отечественной войны»: в западных приграничных округах перед войной было «1800 тяжелых и средних танков… Кроме того, имелось много легких танков с ограниченным моторесурсом». При этом замалчивалось число устаревших моделей, а также общее количество такой техники.

Так сколько же танков имел Советский Союз накануне войны, и каковы были их технические характеристики?

Период создания танкового вооружения начался в 1929 году: 15 июля Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О состоянии обороны СССР», вслед за которым последовало предписание Реввоенсовета организовать производство танкеток, а также легкого, среднего, тяжелого и мостового танков. В соответствии с этими решениями штаб Красной армии утвердил «Систему танко-, тракторно-, авто- и броневооружений РККА». На ряде заводов появились танковые конструкторские бюро. Так, авиамоторный отдел «Большевика» был преобразован в танковый. Его костяк составили инженеры, переведенные из Москвы. В целях централизации руководства перевооружением армии в том же году было создано Управление механизации и моторизации РККА.

Не упустило советское руководство и кадровый вопрос: квалифицированных специалистов по новым видам боевой техники начали готовить на созданном для этих целей в 1929 году бронетанковом отделении артиллерийского факультета Военно-технической академии имени Дзержинского. В 1930 году при данной академии сформировали новый факультет — механизации и моторизации РККА, а 13 мая 1932 года в Москве открыли Военную академию механизации и моторизации.

Первый опытный механизированный полк, которым командовал один из энтузиастов бронетанковых войск, К. Б. Калиновский, появился летом 1929 года. На базе этого полка в мае 1930 года было создано первое в мировой практике бронетанковое соединение — механизированные бригады в составе танкового и механизированного полков, разведывательного и артиллерийского дивизионов, а также ряда специализированных подразделений. В бригаде имелось 60 танков, 32 танкетки, 17 бронемашин, 264 автомобиля и 17 тракторов.

1 августа 1931 года Совет Труда и Обороны принял так называемую большую танковую программу, в которой подчеркнул, что технические успехи в области строения данной боевой техники в СССР «создали прочные предпосылки к коренному изменению общей оперативно-технической доктрины по применению танков». Поэтому 1931 год можно считать стартом массового советского танкостроения: заводы произвели 847 машин пяти типов. В следующем году они изготовили еще 3032 единицы такой техники. И это было только начало. В соответствии с первой программой выпуска бронетехники к концу 1932 года в Красной Армии должно было быть 5500 танков. В действительности же в 1929–1933 годах появилось около 7500 боевых машин.

Наиболее многочисленными типами бронетехники были тогда легкие танки Т-26 и БТ. Образцом для Т-26, серийный выпуск которого начался в 1931 году, послужил 6-тонный танк «Викторс». Лицензию на производство последнего купили в Великобритании, а затем дополнили конструкцию самостоятельно разработанной технологией. Так получился самый распространенный предвоенный танк — он находился в производстве вплоть до 1941 года. На 22 июня 1941 года в РККА находилось 9998 единиц Т-26. Однако они имели существенные недостатки: относительную тихоходность и очень тонкую броню, способную защитить экипаж только от стрелкового оружия. Другими словами, такие танки могли воевать преимущественно против пехоты.

Значительно лучшими характеристиками обладал танк БТ, технологическая документация и права на производство которого были приобретены у американского конструктора Кристи. Этот танк, предназначенный для стремительных глубоких рейдов по тылам противника, отличался высокой подвижностью. На нем был установлен авиационный двигатель, обеспечивающий большую удельную мощность. Правда, в целях экономии машины зачастую комплектовали не новыми, а уже выработавшими свой ресурс двигателями — по принципу «числом побольше, ценой подешевле». К весне 1940 года Красной Армии было передано более 8000 таких машин. На 22 июня 1941 года на вооружении РККА состояло 7519 танков БТ.

Кроме того, производились плавающие танки и танкетки — Т-37А, Т-38, средний трехбашенный танк Т-28, предназначенный для преодоления сильно укрепленных оборонительных полос противника, а также тяжелый танк Т-35 и некоторые другие виды. В результате невиданной милитаризации Советский Союз к концу второй пятилетки, в 1937 году, имел танковый парк в количестве более 12 000 единиц техники. Когда же в Европе отчетливо запахло войной, процесс создания танковой армады ускорился и к моменту подписания «пакта Молотова-Риббентропа» Сталин располагал уже более чем 21 000 машин.

Конечно же, большая часть танков, выпущенных в начале 30-х годов, к концу десятилетия устарела. Поэтому Красная Армия в 1938–1939 годах начала перевооружаться. Учитывая опыт боев в Испании и появление противотанковой артиллерии, без труда крошившей легкую броню Т-26, ЦК ВКП(б) в августе 1938 года поручил Комитету обороны СССР создать образцы танков с противоснарядным бронированием к июлю 1939 года. К проектированию таких машин приступили одновременно в Харькове и Ленинграде — на Кировском заводе.

Харьковские специалисты создали средний танк Т-34. Почти одновременно с ними группа конструкторов Кировского завода под руководством Ж. Я. Котина разработала тяжелый танк «Клим Ворошилов», более известный под аббревиатурой КВ. Новые модели характеризовались весьма удачным сочетанием основных боевых показателей — по огневой мощи, броневой защите и подвижности они превосходили все зарубежные аналоги.

Т-34, созданный М. Кошкиным, А. Морозовым и Н. Кучеренко, был лучшим средним танком Второй мировой войны. Принципиально новое решение было найдено при разработке конструкции его корпуса и башни. Отказавшись от громоздких колесных редукторов, удалось использовать высвободившийся вес на увеличение толщины брони (до 45 мм), в том числе на дополнительную защиту ходовой части. Благодаря применению широких гусениц машина могла передвигаться по целине и по снегу. По сравнению со всеми немецкими танками данная модель имела лучшую подвижность, проходимость, в несколько раз больший запас хода, а также абсолютное превосходство в броне и вооружении. Это подтвердили и военачальники противника. Генерал-фельдмаршал фон Клейст лаконично назвал «тридцать четверку» самым лучшим танком в мире. А генерал Э. Шнейдер написал: «Танк Т-34 произвел сенсацию. Русские, создав исключительно удачный и совершенно новый тип танка, совершили большой скачок вперед в области танкостроения… Попытка создать танк по образцу русского Т-34 после его тщательной проверки немецкими конструкторами оказалась неосуществимой». Серийное производство этого «чуда» началось в 1940 году.

Тяжелый КВ вообще не брала ни одна пушка. Толщина брони его сварочного корпуса составляла 75 мм, а башни — была доведена до 105 мм к 1941 году! Зафиксированы случаи, когда танк не выходил из боя даже после 200 попаданий в него. Недаром генералы вермахта запрещали своим танкистам вступать в бой с советскими тяжелыми машинами. Для борьбы с «Ворошиловыми» немцы применяли 88-миллиметровые зенитные орудия. К 22 июня 1941 года в войска Красной Армии поступили 1225 Т-34 и 636 КВ. В западных военных округах находилось 967 и 508 этих первоклассных машин соответственно.

Вот именно их-то обычно и называли советские историки, отмечая, что на вооружении РККА было всего лишь 1800 новых моделей танков. Но ведь нельзя же, сравнивая вооружение данной техникой двух армий, вообще не учитывать более 20 000 машин старых типов! Так что по количественным показателям никакого танкового превосходства у вермахта не имелось. Напротив, оно было у Красной Армии. Точные цифры в книгах разных авторов несколько отличаются. По данным, приведенным В. Бешановым, СССР имел накануне войны в общей сложности более 25 000 танков всех видов. В статистическом исследовании «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил» под редакцией профессора А. В. Кривошеева обшее количество советских танков определяется в 22 600 машин. Однако этот цифровой разнобой не влияет на общий вывод. Ответ на вопрос: «У кого было больше танков?» очевиден.

Что касается качественной характеристики танков, то, безусловно, по техническим показателям абсолютно все старые модели уступали Т-34 и КВ. Однако это не значит, что они были совершенно непригодны к эксплуатации.

Кроме того, у вермахта также далеко не все машины были только новых модификаций и с конвейера. Серийное производство танков в Германии началось лишь в 1934 году. Первоначально выпускались машины T-I, имевшие только пулеметное вооружение. В ходе военных действий в Испании в 1936 году они показали свою малую результативность. Поэтому немцы ускоренными темпами начали разработку танков с пушечно-пулеметным вооружением и в конце 1936 года приняли на вооружение T-II, а в 1937 году — T-III и T-IV. Год спустя началось их серийное производство. Однако T-I еще долго оставался основной боевой техникой: к началу войны с Польшей 46,6 % танкового парка Германии составлял этот устаревший танк.

Третий рейх достиг пика своего могущества в плане вооружения к лету 1941 года — тогда в вермахте находилось 5675 танков и 377 штурмовых орудий. Правда, все тех же типов. Уверовав в превосходство немецкой техники, фюрер отказался финансировать новые разработки.

Из более чем 4000 танков, выставленных Гитлером для «восточного похода», около половины были не только легкими, но и устаревшими, — модели T-I, T-II, 35 (t) и 38(t). Настоящими «панцирными динозаврами» считались 410 машин T-I. С точки зрения генерала Гальдера, эту «обузу для частей» следовало «отправить в тыл для охраны отечественной территории, охраны побережья, а также в целях боевой подготовки». Танки T-II, которых к 22 июня 1941 года на восточных границах насчитывалось 746 единиц, могли на равных вести бой только с советскими легкими машинами типа Т-37, Т-38 и Т-40. Против Т-26 и БТ-7 пушка немецкого танка была эффективна только на короткой дистанции, в то время как 45-миллиметровые русские пушки могли поразить T-II на значительно большем расстоянии.

Легкие танки 35(t) и 38(t), доставшиеся Германии после оккупации Чехии, тоже не относились к современной технике. Толщина броневых листов танков 35(t) колебалась от 8 до 25 мм, что делаю их достаточно уязвимыми. Кроме того, они выходили из строя на морозе, поскольку в них замерзала система сжатого воздуха. Все 149 таких машин, входивших в группу армий «Север», были уничтожены к декабрю 1941 года. Подобные недостатки были и у танков 38(t) — их броня была усилена только в поздних моделях, поэтому все 623 машины этого типа, вступившие на территорию СССР, были потеряны, так и не дойдя до Москвы.

По-настоящему боевым танком вермахта можно считать T-III. Он использовался во всех театрах военных действий в Великой Отечественной войне и мог на равных драться с советскими БТ и Т-26, немного уступая лишь Т-28. В то же время при столкновении с Т-34 и КВ германский T-III имел шансы на победу только при благоприятных условиях, таких как засада или близкая дистанция. Ахиллесовой пятой этих танков была ширина гусеничных лент — 380 мм, ориентированная на движение преимущественно по дорогам. В условиях российского бездорожья проходимость такой техники значительно ограничивалась. По признанию немецкого военачальника Гота, дороги мешали продвижению его танковой группы сильнее, чем советские войска. На 22 июня 1941 года в частях германских танковых войск находилось 1440 единиц T-III. Из них для войны с Союзом было выставлено 965 машин.

Самым мощным танком Третьего рейха на момент начала Великой Отечественной войны был 22-тонный T-IV. Его планировалось использовать для прорыва. Против СССР было выставлено 439 таких машин.

Тяжелых танков в распоряжении немецкой армии в 1941 году не было вообще. Самым тяжелым считался уже названный T-IV. Для сравнения отметим, что советские Т-28 и Т-34, которые отечественные историки и мемуаристы называют средними, весили по 27 т. А по-настоящему тяжелым танком Красной Армии был 48-тонный КВ, принятый на вооружение с декабря 1939 года.

Таким образом, проведенное сопоставление техники противников показывает, что накануне Великой Отечественной войны вряд ли всерьез можно было говорить о качественном превосходстве танкового корпуса вермахта над советским. Кстати, генералы и маршалы Красной Армии гордились своей техникой, а немецкая у них никаких восторгов не вызывала. Напомним, в 1941 году с разрешения Гитлера делегации из Советского Союза была продемонстрирована вся новейшая боевая техника вермахта, в том числе и бронетанковая, и впечатления на советских военных она не произвела.

Так что вряд ли корректно говорить и о существенном качественном превосходстве танковых сил вермахта перед началом Великой Отечественной войны.

Другое дело, что далеко не вся советская техника находилась в надлежащем состоянии. Значительная ее часть была неисправна: накануне войны из всех советских танков старых марок 44 % нуждалось в текущем ремонте и 29 % — в капитальном. То есть полностью исправными были лишь около четверти машин. Но это, как говорится, уже другая проблема — отношение к технике, правильная ее эксплуатация и подготовка личного состава. По всем этим показателям германская армия действительно стояла неизмеримо выше, чем РККА. Поэтому речь может идти не столько о количественном и качественном преимуществе одной из сторон в танках, сколько об умении им правильно распоряжаться.

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Военная история  

 III рейх

III reich - Третий рейх

Вверх Танковый парк Танковые дивизии Мотодивизии Танковые дивизии СС Мотодивизии СС Организация Боевое применение "Танки-вперёд!" Лёгкий танк Pz I Лёгкий танк Pz II Лёгкий танк Pz 35(t) Лёгкий танк Pz 38(t) Средний танк Pz III Средний танк Pz IV "Пантера" Тяжелый танк "Тигр" "Королевский тигр"

 

www.mihistory.kiev.ua

Танки третьего рейха

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.