Тяжелый танк прорыва "Объект 227", или как его чаще называли — КВ-7, стал апогеем развития "танков прорыва" созданных на шасси серийного КВ-1. Поздней осенью 1941 г., когда уже было налажено производство серийной продукции на ЧКЗ, КБ этого завода получило задание на разработку нового танка с более мощным вооружением и улучшенной подвижностью. Общее проектирование осуществляли инженеры Л.Е.Сычев и Г.Н.Москвин, а вопросами вооружения заведовали Л.И.Горлицкий и Н.В.Курин с завода Уралмаш.

В отличии от остальных проектов КВ-7 больше соответствовал САУ огневой поддержки, чем танку прорыва. Вооружение решили услить весьма радикальным способом. Вместо одного крупнокабирного орудия на танке хотели установить три (!) 76,2-мм танковые пушки ЗиС-5. Столь внушительное число стволов объясняется не гигантоманией конструкторов, а отсутствием мощной пушки калибра 85-122 мм, которая была бы пригодна для установки на танк. Вскоре от этой идеи отказались в виду нереальности её осуществления, и спроектировали новый вариант, вооружение которого состояло из одного центрального 76,2-мм орудия Ф-34 и двух дополнительных 45-мм пушек 20К.


бор в сторону столь странного симбиоза был не случаен, поскольку наркомат танкопрома всё ещё находился под влиянием довоенных теорий. Считалось, что Ф-34 будет успешно бороться с танками противника, а "сорокопятки" будут действовать против легкой бронетехники. Для поражения особо прочных целей предусмотрели залповую стрельбу из всех трёх орудий. Угол вертикальной наводки составлял -5°+15°, угол горизонтальной наводки ±7,5°. Боевая скорострельность достигала 12 выстрелов в минуту. Боезапас для 76-мм пушки равнялся 93 снарядам, для двух 45-мм пушек — 200 снарядов.

Проектирование и сборку этой стрелковой установки, названной У-13, поручили УЗТМ. пулемётное вооружение КВ-7 состояло из трех 7,62-мм пулеметов ДТ: один лобовой в корпусе танка, один кормовой в рубке и один в маленькой башенке на люке боевого отделения.

Бронекорпус танка тоже подвергли значительным доработкам. Прежде всего, из-за невозможности установить в башне три орудия вместо неё сконструировали объёмную бронированную рубку, с тощиной лобовых и бортовых листов 75 мм с 20-мм накладной бронёй . В ней размещались командир танка, наводчик и два заряжающих, а также весь боекомплект к пушкам. Стрелок-радист и механик-водитель сидели в передней части танка. Бронекорпус КВ-7 сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 60, 30 и 20 мм, орудийная установка защищалась подвижной бронемаской толщиной 100 мм.


На танке устанавливался четырёхтактный V-образным 12-цилиндровымй дизельный двигатель В-2К мощностью 600 л.с. Пуск двигателя обеспечивался двумя стартёрами СМТ-4628 мощностью 6 л.с. каждый или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 литров в боевом отделении машины. КВ-7 имела плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600-615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении.

По опыту эксплуатации серийных КВ-1 смотровое оборужование КВ-7 значительно улучшили. В крыше броневой рубки устанавливались шесть призменных смотровых приборов, защищённых броневым прикрытием. Ещё двумя такими приборами оснащались рабочие места механика-водителя и стрелка из курсового пулемёта. Для ведения огня самоходка оснащалась прицелом ТМФД-7. Шаровые установки пулемётов ДТ могли оснащаться телескопическим прицелом ПУ от снайперской винтовки.

Ходовая часть танка состояла из 6 штампованных двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления располагались сзади, а ленивцы — спереди. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми литыми поддерживающими катками без резиновых бандажей. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86-90 одногребневых траков шириной 700 мм и шагом 160 мм.
Полная масса танка КВ-7 составила 47 тонн.


Параллельно, видимо в целях подстраховки, был разработан второй вариант КВ-7. Он вооружался двумя 76,2-мм орудиями ЗиС-5 в установке У-14, схожей по конструкции с У-13. Скорострельность из обеих орудий достигла 15 выстрелов в минуту, при этом пулемётное вооружение было сохранено, но по сравнению с первым вариантом изменения коснулись укладки боекомплекта. Теперь боезапас составлял 150 унитарных выстрелов к орудиям, 2646 патронов к ДТ (42 диска) и 30 ручных гранат Ф-1. В современной литературе танк с тремя пушками именуется как КВ-7-I, а двухпушечный вариант — КВ-7-II.

Постройка первого опытного образца была завершена в ноябре 1941 г., и 29 декабря он был отправлен в Москву для прохождения совместных испытаний с КВ-8, которые проводились в присутствии К.И.Ворошилова, начальника ГАБТУ И.Федоренко и начальника ГАУ Н.Н.Воронова. Их результаты обнадеживающими назвать было трудно. Как и прежде отмечалась низкая нажежность трансмиссии танка, почти без изменений перешедшей от серийного КВ-1. В боевом отделении было явно недостаточно места для комфортной работы шести членов экипажа, а вести стрельбу по двум различным целям оказалось практически невозможно, так как 76 или 45-мм пушкам требовались различные прицелы. По защищенности КВ-7 был аналогчен КВ-1 с литой башней, в то время как по боевой эффективности он явно уступал серийным танкам.

В апреле 1942 г. проходил испытания КВ-7-II. И здесь больших успехов добиься не удалось — советский "танк-САУ" не имел существенных преимуществ перед КВ-1, а 76,2-мм пушки были нужны для выпуска серийных танков.


Последнее слово осталось за Сталиным, который после рассмотрения данных об испытаниях КВ-7 спросил:"Зачем нужно три пушки? Лучше установить одну, но хорошую…"

Собственно после этого никто больше не поднимал вопрос о многопушечных вариантах КВ и проект в скором времени был закрыт. Впоследствии трехпушечный танк был разобран, а КВ-7-II осталяся в виде музейного экспоната.

БОЕВАЯ МАССА 47500 кг
ЭКИПАЖ, чел. 6
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 6750
Ширина, мм 3250
Высота, мм 2450
ВООРУЖЕНИЕ одна 76,2-мм пушка Ф-34, две 45-мм пушки 20К, три 7,62-мм пулемета ДТ или две 76,2-мм пушки Ф-34 и три 7,62-мм пулемета ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ 93 снаряда к 76,2-мм пушке, 200 снарядов к 45-мм пушке, 3591 патрон 150 снарядов к пушкам и 2646 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ прицел ТМФД-7
БРОНИРОВАНИЕ Лоб корпуса и рубки — 75+20 мм
Борт корпуса и рубки — 75 мм
Корма — 60 мм
Крыша и днище — 30 мм
ДВИГАТЕЛЬ В-2К, дизельный, 12-цилиндровый, мощностью 600 л.с.
ТРАНСМИССИЯ 5-скоростная коробка передач (4 передачи вперёд и 1 назад)
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 6 сдвоенных обрезиненных основных катков, 4 поддерживающих ролика, переднее ведущее и заднее направляющее колесо
СКОРОСТЬ 34 кмч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 225
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Высота стенки, м 1,20
Ширина рва, м 2,20
Глубина брода, м 1,60
СРЕДСТВА СВЯЗИ не устанавливались


Источник — http://www.aviarmor.net

raigap.livejournal.com

Тяжёлые самоходные артиллерийские установки в СССР начали проектировать ещё с начала 30-х годов. К концу десятилетия работы по тяжёлым САУ затихли, но в начале 1940 года начались снова. РККА потребовались машины, предназначенные для уничтожения вражеских ДОТов. Результатом работы конструкторов стала САУ «212», которую, однако, по ряду причин даже не достроили. В апреле 1942 года программа по «212» была закрыта окончательно, уступив мест другому, не менее интересному проекту штурмовому танку КВ7.

Инициатива с самого верха

Ноябрь 1941 года был крайне тяжёлым временем для Советского Союза. Немцы рвались к Москве, до которой оставались считанные десятки километров. Шли бои на подступах к Туле, был потерян Ростов-на-Дону. Эвакуированные на Восток заводы только начинали выпуск новых танков. Челябинский тракторный завод, к концу года переименованный в ЧКЗ (Челябинский Кировский завод, точнее – Кировский завод Наркомата танковой промышленности в Челябинске), в ноябре стал единственным предприятием, производящим тяжёлые танки КВ. Как раз в этом месяце заводчанам Танкограда впервые удалось, причём с большим запасом, преодолеть отметку в 100 выпущенных танков. Коллектив предприятия значительно пополнился за счёт рабочих и инженеров, эвакуированных из Ленинграда.


Именно в это сложное время появился проект крайне необычной машины, аналогов которой в мировом танкостроении с ходу и не припомнить. Впервые об этом проекте, который базировался на шасси КВ-1, упоминалось в отчёте капитана П. Ф. Соломонова о поездке в Челябинск, датированном 28 ноября 1941 года. Целью поездки, инициированной руководством ГАУ КА, было изучение на месте вопроса обеспеченности вооружением танков КВ-1. Помимо вопросов поставок пушек, в докладе нашлось место и опытным работам, среди которых обнаружилась и такая:

«По заданию Иосифа Виссарионовича Сталина завод Кировский разрабатывает в КВ строенную установку: 1 пушка Ф-34 и 2 пушки 45 мм (стволы без противооткатных устройств), противооткатные устройства для триплекса взяты от ЗИС-5. Кругового обстрела нет, угол обстрела по горизонту +/-15° или +/-7,5° как разрешит укладка; боекомплект 300 выстрелов (по 100 на единицу оружия), кроме того, этот триплекс имеет ещё 3–4 пулемёта.

В декабре завод должен подавать 1/5 всех танков КВ с этими триплексами».

Можно было бы предположить, что именем Сталина в докладе лишь прикрылись, но это не так. То, что именно Иосиф Виссарионович являлся инициатором создания данной конструкции, подчёркивается в нескольких документах. Более того, одно из постановлений ГКО, касающихся машины, получившей индекс КВ-7, собственноручно написано Сталиным его «фирменным» карандашом.


Причиной появления КВ-7 стали многочисленные обращения с фронта об усилении огневой мощи танковых орудий для борьбы с небронированными целями, включая лёгкие полевые укрепления. По концепции, строенная установка позволяла производить как раздельную стрельбу, так и одновременный залп. КВ-7 не являлся единственным таким проектом. В это же время, в ноябре-декабре 1941 года, похожую машину спроектировал коллектив завода №183, эвакуированный в Нижний Тагил. Танк, получивший индекс Т-34–3, разрабатывался под руководством А. А. Морозова. Представлял он собой Т-34, в башне которого, помимо Ф-34, устанавливалась спарка 45-мм пушек. Экипаж увеличивался до 5 человек, причём командир освобождался от функций наводчика. Никакой информации о том, кто стал инициатором разработки Т-34–3, нет, хотя с большой вероятностью это мог быть тот же человек, который «заказал» КВ-7. По Т-34–3 были разработаны технический проект и конструкторская документация, но до изготовления даже опытного образца дело не дошло.

В случае с КВ-7 ситуация сложилась другая, да и сам проект сильно отличался от того, что был разработан в Нижнем Тагиле. Как и в случае с периодом разработки «Истребителя ДОТ-ов» на Урале, работы по КВ-7 оказались разделены между ЧКЗ и УЗТМ. В Челябинске проектировали шасси, разработкой которого занимался коллектив СКБ-2 во главе с Г.


Москвиным. Орудийной частью занималось ОКБ-3 УЗТМ. Работа над установкой, которую разработали инженеры Н. Н. Ефимов и К. Н. Ильин, началась в ноябре 1941 года и закончилась к 10 декабря. В качестве главного конструктора системы, получившей заводской индекс У-13, выступал Ф. Ф. Петров. Значительную роль в создании У-13 сыграл прибывший в октябре 1941 года из Ленинграда Л. И. Горлицкий, на тот момент занимавший должность начальника артиллерийского КБ Кировского завода.

В отличие от Т-34–3, создатели КВ-7 решили отказаться от вращающейся башни, поскольку строенная установка У-13 занимала слишком много места. Вместо башни и крыши боевого отделения на КВ-7 ставилась специально разработанная рубка. При этом слово «рубка» конструкторами в документах не использовалось, вместо него применяли термин «невращающаяся башня». Для того чтобы обеспечить нормальные условия работы расчёта в боевом отделении, рубку сделали призматической формы. При этом нижняя её часть выступала на всю ширину надгусеничных полок. При изготовлении рубки максимально использовались детали от башни КВ-1, включая шаровую установку кормового пулемёта, люки на крыше башни и смотровые приборы.

Следует отметить, что в документах того периода КВ-7 самоходной установкой не называли. Формально данная машина именовалась либо просто «танк КВ-7», либо «штурмовой танк». Тем не менее, по всем признакам, это была именно самоходная артиллерийская установка. КВ-7 стал первой САУ и первой боевой машиной вообще, которую разработали на Урале и довели до стадии опытного образца. В качестве базы для создания КВ-7, согласно заводским документам, был использован ремонтный танк №5161 выпуска сентября 1941 года. Эта машина не только получила новую рубку и вооружение. Ряд изменений претерпела и её ходовая часть.


Попытка создания дуплета

К работам по теме КВ-7 ЧКЗ отнёсся очень серьёзно. Фраза про «каждый пятый танк» совсем не была пустым звуком. Одновременно с разработкой проектной документации и изготовлением опытного образца на заводе №200 шла подготовка к запуску в серию корпусного производства. 30 декабря 1941 года главным инженером завода №200 Л. И. Эйрановым были подписаны технические условия на изготовление установочной партии из 20 корпусов. Сколько именно в итоге корпусов КВ-7 удалось сделать, неизвестно, но, судя по дальнейшему развитию событий, установочная партия всё же была собрана.

Между тем, 27 декабря 1941 года (с опозданием на 10 дней от графика) опытный образец КВ-7 прошёл заводские испытания. Ввиду спешки для него не был готов новый прицел. Впрочем, были нарекания и куда более серьёзные. Согласно отчёту, установка У-13 имела неудачную конструкцию поворотного механизма винтового типа с двумя шарнирами, что приводило к большому разбросу при стрельбе. Капитан П. Ф. Соломонов, контролировавший со стороны ГАУ КА испытания, составил список из более чем десятка недочётов, требовавших исправлений. Правда, большинство из них за отведённое время уже просто не успевали исправить – к 5 января КВ-7 ожидали в Москве.


В назначенный день состоялись испытания, проходившие на полигоне завода №8 в Мытищах. Тогда же состоялся и осмотр машины комиссией, в которую входили начальники ГАБТУ, ГАУ, НКВ, а также Ворошилов и Котин. В ходе стрельбы с места только с третьего залпа удалось добиться одновременного выстрела сразу из трёх стволов, при этом кучность на дистанции 400 метров оказалась достаточно низкой. Испытания на скорострельность с места дали результат на уровне от 20 до 24 выстрелов в минуту. По отдельности скорострельность из каждого орудия оказалась примерно на уровне обычных танков, причём сама по себе идея залпового огня оказалась под вопросом. Если 76-мм пушка Ф-34 успевала сделать за 34 секунды 3 выстрела, то 45-мм танковые пушки – по 5 выстрелов. Впрочем, скорострельность комиссия признала удовлетворительной. Помимо низкой кучности стрельбы, особенно при залпе, неожиданно была признана недостаточной толщина лобовой брони. Её предложили увеличить до 110–120 мм. Кроме того, было предложено вместо строенной установки разработать спаренную – с двумя 76-мм орудиями.

Получив данные о результатах испытаний, Сталин собственноручно составил постановление ГКО №1110сс «О производстве танков «КВ-7» и «КВ-8». В нём первым же пунктом шло: «Представленный 3-орудийный образец «КВ-7» отставить». О полной отмене работ по КВ-7 речи не было, но производство установочной партии машин так и не состоялось. 27 января были составлены тактико-технические требования на машину со спаренной установкой 76-мм пушек ЗИС-5.

Как и в случае с орудийной системой первого варианта КВ-7, работа над спаренной установкой 76-мм пушек ЗИС-5 была поручена УЗТМ. Общее руководство над работами вёл Л. И. Горлицкий. Над установкой, получившей заводской индекс У-14, трудились также Н. В. Курин и Г. Ф. Ксюнин. Судя по датам на чертежах отдельных деталей установки, проектирование началось не позднее 25 января 1942 года, то есть ещё до получения тактико-технических требований. Проектирование У-14 длилось до середины февраля, а во второй половине месяца начались работы по изготовлению модернизированного КВ-7. Штурмовой танк не стали строить с нуля, а переделали уже имеющийся КВ-7 с установкой У-13. При этом саму рубку перестраивать не пришлось. Изменения коснулись лишь орудийной маски и боеукладок.

Программу испытаний модернизированного КВ-7 подготовили к 7 марта 1942 года. Предполагалось произвести 400 выстрелов и провести 50-километровый пробег, но в реальности всё оказалось иначе. Ввиду загруженности ЧТЗ и снятия с КВ-7 высшего приоритета испытания на Копейском полигоне прошли лишь 14 мая. Была достигнута скорострельность 6–7 выстрелов в минуту, причём из-за неуравновешенности системы после каждого выстрела происходило сбивание прицела. Укладку боезапаса признали неудобной, а поворотный механизм спаренной установки требовал работы двумя руками. На этом испытания были закончены. Интерес к КВ-7 угас.

Ещё раз о КВ-7 вспомнили в октябре 1942 года. В ходе командировки П. Ф. Соломонова (к тому моменту уже в звании майора) на Кировский завод был произведён осмотр САУ. Прошли и его ходовые испытания. В ноябре из ГАУ КА пришло предложение КВ-7 доработать, установив командирскую башенку, провести отладку всех систем и отправить на войсковые испытания. Хотя эту идею забросили, КВ-7 ещё успел послужить на благо советского танкопрома. На машине испытывали планетарную трансмиссию, которую разработал коллектив Московского Машиностроительного Института им. Баумана под руководством Г. И. Зайчика. Затем КВ-7 очутился на площадке завода №100, а в декабре 1943 года многострадальную самоходку вместе с КВ-9 и КВ-12 отправили в металлолом.

Не пропадать же добру

Ещё в начале января 1942 года в ГАБТУ начал обсуждаться вопрос о том, что в рубку КВ-7 можно установить что-то более мощное, чем строенная установка пушек калибра 76 и 45 мм. Первоначальное предложение заключалось в установке 152-мм гаубицы М-10.

Уже к концу января С. А. Гинзбург подготовил и требования на самоходную установку 152 мм гаубицы на базе КВ-7. В утверждённом 21 января Наркомом танковой промышленности Малышевым плане опытных работ на 1942 год данная установка проходит под номером 59. Согласно плану, за самоходную часть “истребителя ДОТов” отвечал Кировский завод (ЧКЗ), а за артиллерийскую – УЗТМ. Проектные чертежи ожидались к 15 марта, опытный образец самоходной установки к 1 мая, а чертежи для серии – к 10 мая. На работы выделялось 300 тысяч рублей. По сравнению с расходами на проект “212” сумма была небольшой, но тут речь шла не о создании машины с нуля, а о переделке уже имеющихся в заделе корпусов штурмовых танков КВ-7.

Появление этой машины вызвало неоднозначную реакцию в ГАУ КА, потому как артиллеристы всё ещё хотели получить самоход на базе КВ-3 с пушкой БР-2. Что же касается разработки самоходной установки на базе КВ-7, то она показалась им недостаточно подходящей. Правда, вскоре запросы артиллеристам пришлось поубавить, поскольку в начале апреля стало окончательно ясно – «Истребителя ДОТ-ов» с БР-2 не будет.

15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского Комитета ГАУ КА, посвящённый вопросу развития самоходной артиллерии. Именно он окончательно утвердил направления, по которым в дальнейшем развивалась советская самоходная артиллерия. По вопросу тяжелой САУ было принято следующее решение:

«2) Истребители ДОТ-ов – 152-мм пушка «БР-2» на специальном шасси из агрегатов танка «КВ».

Работу поручить Кировскому заводу (НКТП) с привлечением завода №221 (НКВ). В виду того, что получение шасси на этот самоход сопряжено с большими трудностями, считать целесообразным ограничиться в ближайшее время получением проекта этого самохода.

Временно ограничиться установкой 152-мм пушки-гаубицы обр. 1937 года в корпусе танка «КВ-7». Работу поручить Кировскому заводу (НКТП) и заводу №172 (НКВ)».

Вскоре вместо завода №172 НКВ работы по орудийной части были возложены на УЗТМ. Таким образом, сотрудничество по теме КВ-7 между Уралмашем и ЧКЗ продолжилось. Тема, которую в Свердловске прорабатывали ещё с начала 1942 года, получила заводской индекс У-18. Как и в случае с установками У-13 и У-14, руководил разработкой установки МЛ-20 в КВ-7 Л. И. Горлицкий.

По разным причинам разработка установки 152-мм гаубицы в рубке КВ-7 затянулась. Эскизный проект был готов только 4 августа, а представлен через месяц – 3 сентября 1942 года. Группа конструкторов УЗТМ во главе с Горлицким постаралась максимально вложиться в требования военных, а также свести к минимуму переделку корпуса КВ-7. Артиллерийская часть установки У-18 состояла всего из 13 узлов, при этом корпус и рубка КВ-7 переделкам не подвергались. Подобный подход к максимальному «невмешательству» в конструкцию КВ-7 легко объясним фразой из описания У-18:

«В качестве базы для этой самоходной установки лучше всего подходит танк КВ-7. Несколько десятков штук корпусов с башнями этого танка находятся на Кировском заводе в городе Челябинске, предназначавшиеся для строенных установок одного 76,2-мм и двух 45-мм танковых орудий».

Казалось бы, при таком подходе разработка коллектива КБ УЗТМ как нельзя лучше подходила для освоения задела. Тем неожиданней оказался финал истории. 24 сентября 1942 года в адрес главного инженера УЗТМ М. Г. Умнягина пришло письмо, подписанное начальником 6 отдела БТУ ГАБТУ КА инженером-полковником Ковалёвым:

«На Ваш №3655/48с от 4.9.42 года о проекте самоходной установки «У-18» сообщаю, что аналогичный проект, предложенный товарищем Петровым с 12.9 по 14.9.42 года обсуждался на заседании Технического Комитета Совета Наркомата Вооружения».

Вот так, совершенно внезапно, история У-18 закончилась, даже не успев толком начаться. Самоходы У-18 и У-19, разработанные под руководством Горлицкого, так и остались бумажными проектами. Они настолько плотно осели в архивах, что о них забыли напрочь. На слуху остались только индексы, которые позже, ввиду недостатка информации, отечественные историки присвоили проектам, разрабатывавшимся в КБ завода №8 под руководством Ф. Ф. Петрова. Каждый из них достоин отдельного повествования.


Источники:

  • ЦАМО РФ
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева
  • Архив Сергея Агеева

warspot.ru

«ТОЧКА» СТАЛИНА, ЗАКРЫВШАЯ КВ-7К концу 1930-х гг, военные специалисты потребовали от танкостроителей существенно поднять боевую мощь машин. Танкам ставились задачи сопровождения и поддержки пехоты в боевых действиях, а, значит, выдвигались и требования уничтожения укреплённых позиций противника, кроме, конечно, борьбы с бронетехникой. Для достижения этого требовались и соответствующие орудия, появились многобашенные машины с пушками разных калибров. Впрочем, такая компоновка себя не оправдала, в основном из-за трудностей управления стрельбой. Так, для замены трёхбашенного Т-35 вначале разрабатывались двухбашенные Т-100 и СМК, а затем и вовсе КВ-7 с тремя орудиями в одной башне.

Осенью 1941 г. на челябинском Кировском заводе (ЧКЗ) разработали проект «улучшенного тяжёлого танка КВ с целью установки более мощного вооружения и улучшения ходовых качеств». В декабре того же года был собран первый опытный экземпляр машины, смонтированный на шасси уже освоенного в серии КВ-1. Проект получил обозначение «Объект 227».

Считается, что лично «тов. Сталин дал задание рассмотреть возможность создания тяжёлого однобашенного танка с более мощным бронированием военному инженеру Ж. Котину» во время доклада ленинградских танкостроителей о создании танков Т-100 и СМК Главному Военному Совету страны в декабре 1938 г.

Скорострельность и огневую мощь конструкторы попытались повысить постановкой в башню сразу трех пушек ЗИС-5 калибра 76-мм. разработанных в конструкторском бюро В. Грабина в 1940 г. Предполагалось, что это значительно сократит габариты новой машины, особенно её высоту, уменьшится площадь бронирования и. как следствие, появится возможность установки более толстых броневых листов.

Дело в том, что в то время ещё не было танковых пушек большего калибра. На КВ-1, принятом на вооружение в августе 1939 г.. ставились поочерёдно 76-мм пушки Л-11, ЗИС-5 и Ф-32. Главные башни двухбашенных Т-100 и СМК – выпущенных в единственных экземплярах – также вооружали 76-мм орудиями Л-10 и Л-11. Правда, поступивший в производство в марте 1940 г. КВ-2 имел 152-мм пушку М-10Т. разработанную на базе полевой гаубицы М-10, но при этом она стала короткоствольной с длиной ствола до 23,1 калибра. Даже на САУ Т-100-Y в том же месяце поставили 130-мм морскую пушку Б-13 обр. 1929 г.

Однако три орудия ЗИС-5 в одну вращающуюся башню никак не «влезали». Даже когда конструкторы предложили заменить её неподвижной бронированной рубкой, это не спасло положение: совместная установка казённых частей и противооткатников имела такие большие габариты, что рубка по своей ширине должна была сильно выдаваться за пределы машины.

Танк КВ-7 (1-й вариант) с тремя пушками. Масса танка - 47,5 т, мощность двигателя - 600 л.с., экипаж - 6 человек

Танк КВ-7 (1-й вариант) с тремя пушками. Масса танка – 47,5 т, мощность двигателя – 600 л.с., экипаж – 6 человек

ЗИС-5 была принята на вооружение 30 сентября 1941 г., а уже через два дня началось её серийное производство на заводах № 92 в городе Горьком (ныне Нижний Новгород) и № 9 в Свердловске (ныне Екатеринбург) и продолжалось до 21 декабря 1943 г. Начальная скорость её подкалиберных бронебойных снарядов БР-354П массой 3 кг равнялась 950 м/с; на дальности 500 м они гарантированно пробивали вертикальную броню толщиной 92 мм. а бронебойный БР-350А на расстоянии 1500 м – 43 мм. Осколочно-фугасный ОФ-350 массой 6,2 кг имел табличную дальность стрельбы более 13 км.

Кроме пушек, на танке устанавливались в шарнирных опорах два 7,62-мм пулемёта: один – в лобовом листе корпуса, второй – в кормовом листе рубки, имелся также третий – он был запасным, но мог использоваться и в качестве зенитного.

Новым вариантом стала разработка «облегчённого» вооружения: три пушки остались, но теперь предусматривалась компоновка 76-мм Ф-34 с двумя 45-мм 20К. «Разборка» оставалась прежней -76-мм пушка уничтожает транспортные машины, лёгкую бронетехнику, полевые укрепления, живую силу. 45-мм пушкам предназначалась борьба с танками. Считалась возможной и залповая стрельба из двух или даже из всех трёх орудий.

КВ-7 (трёхорудийный вариант)

КВ-7 (трёхорудийный вариант)

1 – 76-мм ганковая пушка Ф-34; 2 – маска пушки; 3 – броневая рубка; 4 – кормовой 7,62-мм пулемёт ДТ; 5 – ведущее колесо; 6 – ведомое колесо; 7 – съёмная крыша рубки; 8 – правый выходной люк; 9 – люки доступа двигательного отсека; 10 – жалюзи вентиляционных отверстий; 11 – левый выходной люк; 12 – броневой колпак вентилятора; 13 – лобовой 7,62-мм пулемёт ДТ; 14 – фара; 15 – смотровой лючок со стеклоблоком механика-водителя

КВ-7. В неподвижной броневом рубке установлены 76,2-мм пушка Ф-34 (центральная) и две 45-мм пушки 20К (боковые). Справа в корпусе - лобовой 7,62-мм пулемёт ДТ. Декабрь 1941 г.

КВ-7. В неподвижной броневом рубке установлены 76,2-мм пушка Ф-34 (центральная) и две 45-мм пушки 20К (боковые). Справа в корпусе – лобовой 7,62-мм пулемёт ДТ. Декабрь 1941 г.

Сконструировали общий «опорный блок», в котором на единой раме в горизонтальных цапфах размещалась общая люлька с тремя креплениями противооткатных устройств; она же сама устанавливалась в вертикальных цапфах на корпусе машины. Таким образом, осуществили одновременное прицеливание пушек в обеих плоскостях в пределах вертикальных углов от – 5° до + 15° и горизонтальных – + 150 в обе стороны. Наведение осуществлялось с помощью одного танкового телескопического прицела ТМФД-7.

Такой рамочной конструкции, которая впоследствии стала применяться во всех отечественных самоходных орудиях, присвоили заводское обозначение У-13.

В декабре 1941 г. начались испытания «Объекта 227» уже как самоходной артиллерийской установки, причисленной теперь к этому типу бронетехники из-за неподвижной рубки.

На этапе заводских испытаний выявился ряд дефектов недостаточно проработанных конструкций некоторых механизмов артчасти. Сохранился по этому поводу в Центральном архиве Министерства обороны акт военного представителя на Кировском заводе от 28 декабря 1941 г., отосланный в Главное артиллерийское управление и Главное автобронетанковое управление Красной Армии. В нём, в частности, указывалось на необходимость переделки поворотного механизма орудий с винтового на секторный, замену гильзоулавливателя, ножного спуска, изменения места крепления прицела, сиденья наводчика; содержались требования на стрельбу усиленными артзарядами для проверки на прочность всего узла.

Рубка танка, её криша снята. Видна казённая часть трёх пушек, за маской - их стволы

Рубка танка, её криша снята. Видна казённая часть трёх пушек, за маской – их стволы

Двухпушечный вариант танка КВ-7. В рубке установлены две 76,2-мм пушки ЗИС-5. Май 1942 г.

Двухпушечный вариант танка КВ-7. В рубке установлены две 76,2-мм пушки ЗИС-5. Май 1942 г.

При огневых испытаниях выявилось также, что нельзя было вести залповый огонь из трёх орудий, стрельба могла вестись одновременно лишь по одной цели, а выстрел из крайней 45-мм пушки сдвигал отдачей всю систему креплений и сбивал наводку. Кроме того, из-за различия боеприпасов и мощности пушек требовался отдельный прицел на каждую из них.

Ходовые же испытания прошли без особых нареканий. Если нужны металлорукава http://st-rukav.ru/ посмотрите, делают нержавеющие.

В ЦАМО также нашлись интересные документы, относящиеся к созданию КВ-7. Они свидетельствуют о строгости выполнения планов выпуска видов вооружения, постановлений Государственного комитета обороны (ГКО). Так, 28 ноября 1941 г. в адрес начальника 2-го отдела Управления вооружения наземной артиллерии Главного артиллерийского управления (УВНА ГАУ) Анисимова было направлено письмо о «снабжении Кировского завода 45-мм танковыми пушками» для комплектации КВ-7:

«По личному указанию Наркома Обороны тов. Сталина Кировский завод (гор. Челябинск, ЧТЗ) разрабатывает строенную установку в танк КВ (две 45 мм танковых пушки и одна 76 мм пушка Ф-34).

Для отработки этих установок необходимо в срочном порядке доставить на Кировский четыре 45 мм танковых пушки.

Для обеспечения планового валового ввода танков КВ. вооружённых строенными установками, необходимо подавать на Кировский завод в декабре 41 г. – 180 и в январе 1942 – 260 стволов с затворами 45 мм танковой пушки, без люлек, противооткатных устройств, полуавтоматики и прицелов».

Однако запрос остался не выполненным, поскольку внеплановая поставка пушек оказалась невозможной, так как не была предусмотрена ГКО.

А 7 января 1942 г. руководство ГАУ сообщало заместителю наркома танковой промышленности Зальцману, что «Производство 45-мм танковых пушек для строенных установок в танках «КВ» не предусмотрено Постановлением ГКО.

На этом основании просимые Кировским заводом (ЧТЗ) стволы к 45-мм танковым пушкам отпущены быть не могут».

КВ-7 создавался на базе тяжёлого танка КВ-1, следовательно, и его компоновка соответствовала КВ-1. В передней части – отделение управления, в средней – боевое с рубкой, в корме – моторное и трансмиссионное.

Двухпушечный танк КВ-1 (1-й вариант). В башне установлены 76,2-мм пушка Л-11 и 45-мм 20К. Сентябрь 1939 г.

Двухпушечный танк КВ-1 (1-й вариант). В башне установлены 76,2-мм пушка Л-11 и 45-мм 20К. Сентябрь 1939 г.

Корпус танка – сварной из катаных броневых листов. Лоб корпуса защищала броня толщиной до 75 мм, борта -75 мм, корма – 60 мм, крыша и днище -по 30 мм. Неподвижную рубку закрывали листы толщиной 75-мм – лобовые и 30-мм – на крыше. Кроме тога, верхняя лобовая часть корпуса и рубка спереди прикрывались ещё и добавочными 20-мм броневыми экранами. Лобовые листы корпуса были поставлены под рациональными углами, равнявшимися 30°/76°/-30° лоб рубки имел 30° наклона, борта – вертикальные. При такой броне КВ-7 имел весьма хорошую по тому времени противоснарядную защиту.

Крыша рубки была съёмной, с болтовыми соединениями на лобовых и бортовых листах, крыша корпуса над моторно-трансмиссионным отсеком, состоявшая из двух листов, также могла сниматься.

В составе экипажа числилось шесть человек. Для их входа-выхода в корме рубки находились два круглых люка, закрывавшихся броневыми крышками. В передней части днища имелся аварийный люк.

Спереди, в отделении управления, размещались два человека: механик-водитель – по центру и стрелок-радист -у левого борта, в его «ведении» был корпусной пулемёт. В боевом отделении справа от орудия находилось рабочее место командира, за ним – сиденье второго заряжающего; слева от орудия находился наводчик и за ним – первый заряжающий.

Механик-водитель и стрелок-радист вели наблюдение с помощью смотрового лючка с броневой крышкой и двух призменных смотровых приборов в крыше корпуса. На крыше рубки имелись шесть таких приборов. Позже для командира и наводчика были поставлены ещё и перископические приборы с поворачивающейся головкой. Для наведения пушек использовался прицел ТМФД-7 и для пулемётов – телескопические прицелы ПУ от снайперских винтовок.

Двигатель на танке стоял, как и на КВ-1, дизельный В-2К, 12-цилиндровый четырёхтактный водяного охлаждения с V-образным расположением цилиндров, мощностью 600 л,с. при 2000 об./мин. Таким образом, удельная мощность машины массой 47.5 т составляла около 13 л.с./т. Два топливных бака объёмом 600 – 615 л располагались в боевом и двигательном отсеках. При средней скорости по просёлку 10-15 км/ч и по дороге – около 25 км/ч запас хода составлял 110 – 225 км.

Трансмиссия, ходовая часть, подвеска. движитель машины были заимствованы с шасси танка КВ-1. с учётом небольших переделок для размещения рубки.

Очередным своим постановлением от 6 января 1942 г. за № 1110 ГКО всё же снял «предложенный образец КВ-7 с дальнейшего хода испытаний, предложив вооружить его спаренной установкой 76-мм пушек ЗИС-5 или Ф-34». Во исполнение указаний установку У-13 модернизировали в вариант У-14 сходной рамочной конструкции, но на два орудия. При этом переделали маску орудий, укладки боекомплекта, не изменив, по сути дела, конструкцию рубки и сохранив прежние углы наводки.

В апреле – мае прошли испытания танка стрельбой с пушками ЗИС-5 на Копейском полигоне под Челябинском. Они показали, что при таком «однородном» составе башенного вооружения стало возможным ведение огня как залпом, так и одиночными выстрелами из разных пушек. «Стрельба с места по мишени дала хорошую меткость и кучность спаренных систем», но после каждого выстрела самопроизвольно увеличивался угол возвышения пушки. Экипажу удалось повысить скорострельность. однако механизм поворота и спусковой оказались слишком массивными, что затрудняло работу с ними. Кассетная укладка патронов оказалась неудачной – требовалась замена на простую открытую.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКОВОЙ ПУШКИ ЗИС-5

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКОВОЙ ПУШКИ ЗИС-5

БОЕПРИПАСЫ ПУШКИ ЗИС-5

БОЕПРИПАСЫ ПУШКИ ЗИС-5

БРОНЕПРОБИВАЕМОСТЬ СНАРЯДОВ ПУШКИ ЗИС-5

БРОНЕПРОБИВАЕМОСТЬ СНАРЯДОВ ПУШКИ ЗИС-5

Примечание. Вероятность поражения цели – 80% при прямом угле встречи снаряда с броневым листом

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЁЛОГО ТАНКА КВ-7

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЁЛОГО ТАНКА КВ-7

Соответствующее заключение по результатам испытаний, окончившихся 16 мая, было немедленно направлено районным инженером ГАБТУ КА инженер-подполковником Шитановым в адрес начальника БТУ ГАБТУ КА генерал-майора Коробкова и главного конструктора Кировского завода генерал-майора Котина.

Дальнейшая судьба КВ-7 решалась в «верхах». Существует не подтверждённая версия, относящаяся к реплике Сталина «Зачем надо две или три пушки? Одна, но хорошая будет гораздо лучше».

Так была поставлена точка на дальнейших испытаниях вначале трёхпушечного, а затем двухпушечного КВ-7 Командование армии не увидело в этом проекте каких-либо преимуществ перед поступившими на вооружение новыми танками КВ-1.

В. БОРЗЕНКО

modelist-konstruktor.com

КВ-7 – советская опытная тяжелая самоходная артиллерийская установка периода первой половины Великой Отечественной войны. Аббревиатура «КВ» расшифровывается как имя в тот период маршала СССР Климента (Клима) Ворошилова, а индекс «7» обозначает порядковый номер данной модели САУ, которая являлась продолжением линейки модификаций советских тяжелых и сверхтяжелых танков КВ. В проектной документации данная модель САУ обозначалась еще и как «Объект 227». В некоторых советских источниках КВ-7 обозначается как тяжелый безбашенный танк прорва, однако по всем признакам конструкция КВ-7 соответствует именно самоходно-артиллерийской установке.

История и предпосылки создания.

В начале Советско-германской войны серийные танки РККА КВ-1 и Т-34, вооруженные 76-миллиметровыми пушками не всегда справлялись с бронированными целями противника. К тому же не слишком компактное размещение экипажа в танках не позволяла разить желаемую скорострельность. В этот период с фронта начали поступать заявки по созданию танка или, желательно, САУ, которая бы была лишена всех вышеперечисленных недостатков. Конструкторское бюро Челябинского Кировского Завода (ЧКЗ) предложило вариант вооружения САУ тремя пушками: одной калибра 76 миллиметров и двумя – калибра 45 миллиметров, но данная компоновка вооружения не решала вопроса эргономичности размещения экипажа и повышения скорострельности. Поэтому было прийнято решение остановиться на варианте размещения в бронированной рубке САУ двух орудий 76 миллиметров. В средине ноября 1941 года КБ ЧКЗ под началом Жозефа Яковлевича Котина, при участии инженеров Л. Е. Сычева и Г. Н. Москвина, а также оружейных конструкторов Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ) Г.С. Ефимова и К.Н. Ильина создали проектную документацию и приступили к сборке прототипа, который получил название КВ-7 или «Объект 227». В конце декабря 1941 года был собран первый и единственный опытный образец САУ КВ-7, который тут же был отправлен на полигонные испытания. В ходе испытаний были выявлены ряд недостатков при работе экипажа со спаренной артиллерийской установкой, что было весьма характерно для многопушечных танков и САУ. Однако главной причиной непринятия КВ-7 на вооружение и незапуска ее в серию стало не это, а острая потребность РККА в танках Т-34, КВ-1 и КВ-1с.

Компоновка.

Тяжелая самоходно-артиллерийская установка КВ-7 была скомпонована, аналогично танку КВ-1. Бронекорпус разделялся на три отделения. Место механика-водителя и стрелка из курсового пулемета находились в отделении управления, расположенном в носовой части машины. Остальные четыре члена экипажа: командир, наводчик и два заряжающих размещались в боевом отделении, которое распростанялось на среднюю часть броневого корпуса и рубку. Двигатель, его системы охлаждения и основне узлы трансмиссии были установлены в кормовой части корпуса в моторно-трансмиссионном отделении.

Для посадки в САУ и высадки из нее экипаж, состоявший из 6 человек, пользовался двумя круглыми люками в крыше рубки, что было существенным недостатком при покидании машины в экстренном случае. Днищевый люк, оборудованный в днище корпуса, этих проблем не решал, и при подбитии САУ покинуть быстро машину механику-водителю и стрелку практически не представлялось возможным.

Бронезащита корпуса и рубки.

Бронирование тяжелой САУ КВ-7 разрабатывалось по дифференцированному противоснарядному принципу и обеспечивало защиту машине и ее экипажу от поражения как от пуль стрелкового оружия и средних осколков, так и от снарядов средних калибров при стрельбе со средней дистанции.

Бронекорпус тяжелой САУ КВ-7 собирался из катаных броневых плит путем их сваривания между собой. Броневые плиты, аналогично серийному тяжелому танку КВ-1, имели толщину 75, 40, 30 и 20 миллиметров в зависимости от направления бронирования. На противоснарядных направлениях (низ и верх лобовой части и кормы) толщина броневых плит составляла 75 миллиметров. Броневые листы кормы имели толщину 70 миллиметров в нижней части и 60 – в верхней. Крыша и днище бронекорпуса собирались из бронелистов толщиной от 20 до 40 миллиметров в зависимости от места бронирования.  Все броневые листы имели рациональные углы наклона к вертикальной нормали, кроме бортовых частей, что существенно увеличивало бронестойкость конструкции корпуса.

Боевая рубка тяжелой САУ КВ-7 собиралась из катаных стальных бронелистов, соединявшихся между собой и каркасом практически во всех случаях сваркой. Броневые листы в лобовой части рубки и по ее бортам имели толщину в 75 миллиметров. Предполагалось, что бронирование кормы составит от 35 до 40 миллиметров. Лобовая и бортые броневые листы рубки имели углы наклона к вертикали от 20 до 30 градусов.

Стоит также отметить, что лобовые бронелисты рубки и корпуса должны были усиливаться броневыми экранами толщиной в 20 миллиметров. Спаренная орудийная установка защищалась прямоугольной подвижной броневой маской с толщиной в 100 миллиметров.

Вооружение.

При проектировании САУ КВ-7 рассматривалось два варианта вооружения машины. По первому варианту, от которого в последствии отказались, артиллерийское вооружение самоходки состояло из установки У-13, в которую входили одна 76,2-миллиметровая нарезная танковая пушка Ф-34 и две 45-миллиметровых нарезных танковых пушки 20-К. Эти орудия предполагалось монтировать в общую люльку, при этом наводка осуществлялась одновременно всех трех пушек. Люлька устанавливалась на горизонтальные цапфы и вращалась в массивной раме, которая в свою очередь на вертикальных цапфах вращалась относительно закрепленной неподвижной части установки У-13.

При первом варианте вооружения КВ-7, боекомплект к орудиям соответственно для пушек Ф-34 и 20-К состоял из 93 и 200 выстрелов унитарного заряжания, которые укладывались вдоль бортов рубки, по кормовой ее стенке и частично на днище в боевом отделении.

По второму варианту САУ КВ-7, который был выбран как базовый при дальнейшем развитии проекта, основное вооружение самоходки состояло из двух 76,2-миллиметровых нарезных танковых орудий ЗИС‑5, спаренных в установку У-14, напоминающую своей конструкцией У-13.

Во втором случае боекомплект к обеим орудиям ЗИС-5 состоял из 150 выстрелов унитарного заряжания, которые укладывались по бортам рубки и вдоль ее задней части.

В качестве вспомогательного вооружения в КВ-7 предполагалось использовать три пулемета ДТ калибра 7,62 миллиметра. Два из них устанавливались соответственно в лобовой броневой плите корпуса (курсовой) и кормовой броневой плите рубки в шаровые установки. Третий кулемет находился в укладке внутри боевого отделения и в случае надобности мог использоваться в качестве зенитного. В первом случае вооружения КВ-7 боекомплект к трем пулеметам состоял из 3591 патрона, которые снаряжались в 57 дисков. При втором варианте вооружения, боекомплект к трем кулеметам был сокращен до 2646 патронов в 42 дисках.

Для личной защиты экипажа САУ его предполагалось вооружить двумя пистолетами-пулеметами ППШ, четырьмя пистолетами ТТ и 30 ручными гранатами Ф-1.

Ходовая часть, двигатель и трансмиссия.

В качестве силовой установки в САУ КВ-7 предполагалось использовать дизельный четырехтактный V-образный двенадцатицилиндровый  двигатель В-2К, который на выходе мог обеспечить мощность в 600 лошадиных сил. Он давал возможность двигаться машине по шоссе с максимальной скоростью в 34 километра в час.

Трансмиссия тяжелой самоходно-артиллерийской установки КВ-7 состояла из следующих основных узлов и агрегатов:

многодискового главного фрикциона, который работал по принципу сухого трения «сталь по феродо»;

пятиступенчатой коробки передач тракторного типа;

двух многодисковых бортовых фрикционов, работающих по принципу трения «сталь по стали»;

двух бортовых планетарных редукторов;

плавающих тормозов ленточного типа.

Подвеска в КВ-7 по своему типу классифицируется как торсионная индивидуальная при внутренней амортизации по каждому из 6 штампованных опорных двухскатный катков малого диаметра применительно по каждому борту. По каждому опорному катку на против него к броневому корпусу путем сварки крепились ограничители хода балансиров подвески. Ведущее колесо, оснащенное съемными зубчатыми венцами с цевочным зацеплением, применительно по каждому борту располагалось сзади, а направляющие ленивцы — впереди. Верхняя ветвь гусеницы опиралась на три малых литых поддерживающих катка, которые не обрезинивались бандажами.

Каждая гусеничная цепь собиралась из 86—90 литых траков одногребневого типа с шириной в 700 и шагом в 160 миллиметров.

Боевое применение.

После сборки единственного прототипа САУ КВ-7 он в апреле 1942 года поступил на полигонные и стрельбовые испытания. Использование для стрельбы одновременно две 76-миллиметровые пушки ЗИС-5 оказалось делом не простым и несло в себе ряд неразрешимых в тот период проблем. Кроме этого, в этот период РККА остро нуждалась в танках КВ-1, КВ-1с и Т-34, которые выпускал Челябинский Кировский Завод (ЧКЗ). По этим двум причинам САУ КВ-7 так и не была принята на вооружение, а следовательно, и не была запущена в серийное производство.

Один единственный выпущенный экземпляр КВ-7 простоял на территории ЧКЗ практически до конца 1943 года, а потом вместе с опытными танками Т-29, Т-100 и другими был разобран на металл.

Однако опыт, полученный при создании КВ-7, был использован при проектировании других советских танков и САУ. В частности все наработки по КВ-7 были с успехом использованы конструкторами при создании САУ КВ-14 (СУ-152).

А тяжелая САУ КВ-7 стала последним образцом советской бронетехники, где попытались использовать спаренную артиллерийскую установку из двух орудий.

tanki-v-boju.ru

Танк кв 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.