ИС-7 рождался в странное, по-своему сложное для советской танковой промышленности время. Водружение Красного знамени над Рейхстагом принесло не только радость победы в Великой Отечественной войне, но и проблемы обустройства народного хозяйства по требованиям мирного времени. Необходимо было отстраивать заново города, возвращать из эвакуации заводы, менять уклад оборонной промышленности.

Наркомат танковой промышленности, заведовавший конструированием и производством танков, был преобразован в Наркомат транспортного машиностроения, а в начале 1946 года, после упразднения системы наркоматов, в одноименное министерство. Боевые машины военного времени усовершенствовались по программе УКН (устранение конструктивных недостатков) для более длительной эксплуатации в регулярных войсках. Часть работ по перспективным проектам танков была свернута, оставшиеся продолжались с меньшей интенсивностью.

В числе таких послевоенных проектов был и танк, названный позднее «Объект 260». Работы над ним начались еще в конце 1944 года. По замыслу новая машина должна была воплотить все наработки, возникшие из опыта конструирования и боевого применения тяжелых танков. Проектом занималось конструкторское бюро Опытного завода № 100 под руководством Жозефа Яковлевича Котина.


Весной 1945 года было создано несколько вариантов проекта нового танка: «Объект 257», «Объект 258» и «Объект 259». Позже, в результате анализа сильных и слабых сторон этих проектов, был выдвинут окончательный вариант технических требований. За новой машиной закрепили обозначение «Объект 260» и буквенный индекс ИС-7.

К разработке нового танка были привлечены более 20 институтов и научных учреждений. В процессе конструирования было найдено более 25 уникальных технических решений, не встречавшихся ранее в подобных машинах.

Рабочие чертежи ИС-7 были готовы уже в сентябре 1945 года. Трехгранную лобовую часть он унаследовал от ИС-3, но тут она не так сильно выступала вперед и имела более толстую броню (150 мм против 100 мм у предшественника). Несмотря на достаточно компактные габариты, вес боевой машины достигал 65 тонн.

Для такого тяжелого танка разработчикам нужен был двигатель мощностью 900-1200 л.с. За его разработку взялся завод № 800, но не успел к поставленным срокам. Завод № 77 предлагал альтернативу в виде спаренной установки дизелей В-16, однако по результатам испытаний была выявлена ее полная конструктивная непригодность. Тогда Кировский завод совместно с заводом № 500 в спешном порядке приступил к созданию нового двигателя ТД-30 на базе авиационного АЧ-30. Он позволял достигать скорости до 60 км/ч на твердом грунте и порядка 30 км/ч на разбитой булыжной дороге. Этот двигатель установили на двух первых образцах ИС-7, хотя из-за невысокого качества сборки он требовал дополнительной доводки.


Первый вариант трансмиссии «Объекта 260» имел шестиступенчатую КПП, планетарный механизм поворота и гидравлические сервоприводы, облегчавшие управление танком.

Ходовая часть разрабатывалась на основе новых вариантов подвесок, испытанных на образцах серийных танков. ИС-7 получил ряд уникальных для отечественного танкостроения нововведений: гусеницы с резино-металлическим шарниром, гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, опорные катки с внутренней амортизацией для больших нагрузок, а также пучковые торсионы.

Для «Объекта 260» планировалось разработать новую 122-мм пушку с начальной скоростью бронебойного снаряда около 1000 м/с, но работы по ней не были завершены в срок. Поэтому в начале 1946 года Центральное артиллерийское конструкторское бюро спроектировало по просьбе Ж.Я. Котина 130-мм пушку С-26 с щелевым дульным тормозом. Ее баллистические характеристики были близки к морскому орудию Б-13 аналогичного калибра. Использованный в конструкции механизм заряжания позволял производить 6-7 выстрелов в минуту. Помимо основного орудия, танк имел семь пулеметов: один 14,5-мм КПВ и шесть 7,62-мм РП-46.

Первый ИС-7 был собран 8 сентября 1946 года. До конца года танк прошел 1000 км и по результатам ходовых испытаний был признан отвечающим основным тактико-техническим требованиям. Второй экземпляр, собранный 25 декабря, успел пройти только 45 км. Помимо двух опытных машин, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни для испытаний обстрелом из орудий калибра 88, 122 и 128 мм. Полученные результаты были учтены при разработке окончательного варианта бронирования танка.


На протяжении следующего года конструкторское бюро Кировского завода работало над улучшением конструкции ИС-7. Новый танк сохранил большинство характеристик прошлой модели, однако получил ряд усовершенствований. Ширина корпуса увеличилась до 3,4 м, а общая высота уменьшилась до 2,6 м благодаря более сплюснутой башне. Вес танка увеличился до 68 тонн. По предложению конструктора Г.Н. Москвина корпус также получил криволинейные борта.

Двигатель ТД-30 заменили на серийный морской дизель М-50Т мощностью 1050 л.с. Для его охлаждения впервые в отечественном танкостроении использовались эжекторы, изготовленные из фрезерованных броневых листов. Объем топливных баков из специальной прорезиненной ткани был увеличен с 800 до 1300 литров. В танке была установлена новая восьмиступенчатая трансмиссия, созданная совместно с МВТУ имени Н.Э. Баумана.

Ходовая часть включала в себя 14 двойных опорных катков большого диаметра с внутренней амортизацией. Группа инженеров под руководством Л.З. Шенкера разработала гидравлические амортизаторы двустороннего действия, использование которых увеличило плавность хода. Гусеницы с резино-металлическим шарниром были сложны в производстве, но обладали высокой износоустойчивостью и позволяли снизить уровень шума при движении танка. Ширина гусеничной цепи составляла 710 мм.


Центральное артиллерийское конструкторское бюро усовершенствовало пушку С-26. Предложенное вместо нее 130-мм орудие С-70 стреляло бронебойными снарядами массой 33,4 кг с начальной скоростью 900 м/с. Механизм заряжания имел электропривод и сравнительно небольшие габариты. Прицельный комплекс также был доработан для ведения точной стрельбы на дальних дистанциях.

Танк получил второй турельный крупнокалиберный пулемет, который крепился на специальной штанге на крыше башни. Он имел дистанционное управление и таким образом позволял, не выходя из танка, вести огонь как по наземным, так и по воздушным целям. Еще три пулемета (КПВ и два РП-46) располагались в маске пушки, два РП-46 находились на надгусеничных полках, два крепились на башне.

ИС-7 был оборудован автоматической системой пожаротушения конструкции М.Г. Шелемина, рассчитанной на трехразовое включение в случае возгорания танка. Она устанавливалась в моторно-трансмиссионном отделении машины.

Экипаж ИС-7 состоял из пяти человек – механика-водителя, командира, наводчика и двоих заряжающих, которые располагались в башне. Место командира было справа от орудия, место наводчика — слева. Заражающие, помимо выполнения своей основой обязанности, были ответственны и за управление пулеметами.


Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре танка ИС-7. Заводские испытания показали, что, несмотря на большую массу, машина спокойно развивает скорость 60 км/ч и обладает отличной проходимостью.

После заводских испытаний новые ИС-7 передали на государственные. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии. Главный испытатель Министерства транспортного машиностроения СССР Е.А. Кульчицкий писал:

«Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».

ИС-7 оказался практически неуязвим: он выдержал обстрел не только из 128-мм немецкой пушки, но и из собственного орудия. Более того, проведенный на собаках эксперимент свидетельствовал о высокой степени защищенности экипажа в боевых условиях. Суть опыта была в следующем: животных посадили на места экипажа, после чего подвергли танк обстрелу. На состоянии собак перенесенное испытание никак не сказалось.

Не обошлось и без происшествий. Во время обстрела у одного танка отвалился блок подвески с катком: снаряд, скользнув по гнутому борту, попал в слабо приваренную деталь. У другого танка при пробеге загорелся двигатель, выработавший на испытаниях свой гарантийный срок. Система пожаротушения не смогла погасить огонь, экипаж покинул машину, и танк полностью сгорел. Однако в целом испытания были впечатляющими.


Сложно сказать, насколько успешным был бы ИС-7, если бы отправился в массовое производство. Заказу на первые 50 машин, полученному Кировским заводом в 1949 году, не суждено было воплотиться в железе по причине нехватки финансирования – советская оборонная промышленность переориентировалась на создание более дешевых средних танков. К тому же, транспортировка машины весом 68 т была невозможна: железные дороги того времени не позволяли перевозить грузы тяжелее 50-55 тонн, и военные настаивали на облегчении танка. Вскоре работы по ИС-7 были прекращены.

По тактико-техническим характеристикам «Объект 260» превосходил как танки Второй мировой, так и своих послевоенных современников. В начале 1950-х годов наиболее мощными по бронированию и вооружению были британский «Конкерор» и американский M103. Оба танка имели 120-мм орудия (L1 и M58 соответственно). Как показали испытания, пробить корпус и башню ИС-7 из подобных пушек оказалось невозможно. Кроме того, советский танк при схожей массе значительно превосходил обе машины по подвижности: 60 км/ч против 34 км/ч. Танки, потенциально способные тягаться с ним на равных, появились за рубежом только в 70-80-х годах XX века.

Тем не менее, сама концепция «идеального» танка начала устаревать. В 1949 году был образован военный блок НАТО, геополитическое противостояние СССР и Запада требовало перемен. На первое место в «Большой игре» вышло ядерное оружие и авиация, а для решения локальных конфликтов лучше подходили средние танки.

ИС-7 стал могучим апофеозом развития советских тяжелых танков. Он опередил свое время и дал много перспективных наработок, но оказался не востребован в силу исторических реалий.

Источники:


  • Свирин М.Н. Бронетехника Сталина. Танки и самоходки СССР. – М., 2014.
  • Барятинский М., Коломиец М., Кощавцев А. Советские тяжелые послевоенные танки. – М.: Бронеколлекция, выпуск № 3, 1996.

warspot.ru

Характеристики тяжелого танка ИС-7

Тяжелый танк ИС-7 («Объект 260») Страна: СССР Тип: Тяжелый танк Дата выпуска: 1948 г. Длинна: По корпусу: 7,38 м, с пушкой: 10 м Ширина: 3,4 м Высота: 2,48 м Броня, лоб: 150 мм Броня, борт: 150 мм

Броня, башня: 150-210 мм Экипаж: 5 человек Двигатель: дизель М-50Т, 1050 л.с. Дальность хода: 300 км Максимальная скорость: 60 км/ч Масса: 68 тонн Вооружение: 1х 130-мм пушка С-70 (30 выстрелов), 2х 14,5-мм пулемета КПВТ, 6х 7,62-мм пулеметов СГМТ

В 1944 году, СКБ Ленинградского Кировского завода в инициативном порядке создал концепцию и эскиз нового тяжелого танка прорыва, равного которому ещё не было в мире. У истоков создания машины стояли Жозеф Котин и Николай Шамшурин — конструкторы настолько выдающиеся, что их идея просто не могла не быть обреченной на успех. Уже к весне 1945 года завод подготовил сразу три варианта будущего танка — «Объекты» №257-259.

Летом 1945 г. по итогам предыдущих изысканий было принято решение о проектировании усовершенствованного варианта под индексом «Объект 260». Предполагалось, что разрабатываемый танк воплотит в себе весь опыт, полученный в Великой Отечественной Войне, и одновременно станет инновационной машиной, вмещающей в себе принципиально новое оборудование и оснастку. Боевая масса «Объекта 260» равнялась 65 т, вооружение состояло из 130-мм орудия и нескольких пулеметов.


Сначала танк предполагалось оснастить электрической трансмиссией по образцу ИС-6 и спаркой двух 600-сильных дизелей В-16. Однако и электротрансмиссия и спарка были весьма неудачным решением — ненадежным и неэффективным, что затормозило проект и к концу 1945 г. удалось соорудить лишь макет танка в натуральную величину. Одновременно шла коренная переработка «Объекта 260», направленная на повышение характеристик защиты, усиление пулеметного вооружения и оптимизацию моторно-трансмиссионных агрегатов.

Ко второй половине 1946 г. ЛКЗ собрал два опытных образца: за неимением 1200-сильного дизеля, в качестве временного решения танки оборудовались срочно изготовленными на базе авиационных АЧ-300 двигателями ТД-30 (позднее их заменят на более слабые 1050-сильные, но все же дизельные). Испытания оба танка прошли успешно, также успешно закончились и тестирования брони на стойкость. После внесения окончательных доработок в конструкцию, по результатам испытаний, «Объект 260» наконец получил и «личное имя»: Тяжелый танк прорыва ИС-7. К лету 1948 года были изготовлены 4 предсерийные экземпляра этой машины.

Конструкция тяжелого танка прорыва ИС-7 (Объект 260)

Компоновка танка — классическая, моторное отделение размещено в корме. Экипаж включает механика-водителя, командира танка, наводчика-оператора и двух заряжающих.

Корпус ИС-7 был похож на корпус танка ИС-3, но выгодно отличался большим углом склонения бронеплит, меньшей площадью крыши отделения управления и возросшим уровнем защиты. Толщина лобовой брони по нормали равнялась 150 мм, а с учетом наклона и подворота (65 градусов в сумме) — до 370 мм. Форма лобовой детали типа «щучий нос» обеспечивала отличный баллистический профиль, нижние броневые листы бортов выполнялись гнутыми, что увеличивало защиту от мин: энергия взрыва получала дополнительный выход из подднищевого пространства.


Башня «Объекта 260» — цельнолитая, по сравнению с ИС-3 более сплюснутая и вытянутая. 210-мм лобовая броня имела угол наклона около 45 градусов и угол поворота 30-55 градусов, что в сумме дает цифру в 350-мм (!), а по краям — свыше-500 мм (!!). Башня ИС-7 не пробивалась в упор даже собственной 130-мм пушкой.

Пушка ИС-7 была нарезной, с цилиндрическим перфорированным дульным тормозом, той же баллистикой, что и у С-26 (кстати, по баллистике аналогичной морской пушке Б-13), и той же длиной ствола. На дальности в 1 км 130-мм бронебойный снаряд БР-482 пробивал 195-200 мм брони по нормали, а тупоголовый снаряд с баллистическим наконечником БР-482Б — 230-250 мм, при дистанции прямого выстрела в 1100 м. По дульной энергии С-70 превосходила ВСЕ орудия аналогичного калибра в мире, на тот момент.

Танк был оснащен системой управления огнем с прицельным комплексом ТП-47П, независимым от пушки, обеспечивающим её автоматический вывод на линию визирования и произведение выстрела. Впервые в отечественном танкостроении боепитание орудия производилось при помощи механизма заряжания с электрическим приводом, благодаря чему скорострельность пушки ИС-7 достигала 6-8 выстрелов в минуту.

Обширное пулеметное «хозяйство» ИС-7 располагалось так: 1х КПВТ и 2х РП-46 устанавливались с орудием в бронемаске, 2хРП-46 жестко фиксировались на надгусеничных полках, 2хРП-46 стояли на корме башни. 1х КПВТ, зенитный, монтировался на крыше башни. Дистанционным управлением обладали все пулеметы, включая зенитный.

Ходовая часть «Объекта 260» была совершенно новой конструкции, её опорные катки (сдвоенные, большого диаметра, с металлическими ободами) выполнялись со внутренней амортизацией. Также на ИС-7 устанавливались короткие пучковые торсионы и гидроамортизаторы на крайних узлах подвески, увеличивавшие плавность движения. Литые траки имели резинометаллические шарниры, придававшие гусеничной цепи больший ресурс хода.

ИС-7 был оснащен автоматической противопожарной системой и радиостанцией 10-РК-26.

Производство и служба танка ИС-7

В 1949 г. была заказана установочная партия тяжелых танков ИС-7 в количестве 50 единиц, одновременно развернулось проектирование боевых машин на его базе (в частности, тяжелых противотанковых САУ «Объект 261» и «Объект 263»). И вдруг… ИС-7 просто исчез отовсюду. Достоверно неизвестно, почему такой совершенный (пожалуй наиболее совершенный) танк вдруг сняли с производства, однако факт остается фактом — больше ни один ИС-7 с конвейера не сошел. Возможно плохую службу сослужил «коллега» ИС-4, проходивший службу и отмеченный как не очень надежная машина, а возможно новый ИС показался руководству страны слишком тяжелым… В любом случае, предпочтение отдали танку Т-10 (ИС-8), однако эта машина по совокупному комплексу характеристик явно уступала ИС-7.

Впрочем, это было понятно с самого начала., ведь без преувеличения, ИС-7 или «Объект 260» на момент создания поражал своими возможностями. Ни те зарубежные машины, что производились в то время серийно, ни те, что ещё только находились на стадии опытных образцов, не могли сравнится по совокупным характеристикам с советским тяжелым танком.

Более того — сопоставимых показателей защиты и подвижности на Западе смогли добиться лишь в конце 70-х, с запуском в серию основного боевого танка «Леопард-2», причем артсистемы позволяющие гарантировано поразить ИС-7 также «запоздали» к его появлению лет на 30, в то время как его пушка С-70 до сих по считается мощнейшим танковым орудием.


Источник: компиляция по информации из открытых источников сети интернет

armedman.ru

Мощнейший танк своего времени. Из-за новаторских решений, сложности конструкции для того времени оказался слишком дорогим для массового производства, однако многие решения были позже применены в следующих моделях советских тяжелых, средних и основных танках.
Танк ис 7

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину. Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею. Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.
Танк ис 7ИС-7 на испытаниях.
Танк ис 7Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца
Танк ис 7Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца
После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы. Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.
Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 миллиметров углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед. Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 миллиметров на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.
В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива. При определенных обстоятельствах это грозило пожаром. Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.
Танк ис 7Деревянная модель танка ИС-7 в натуральную величину. 1946 год. Фото из коллекции М.Коломийца
Танк ис 7Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции Г.Петрова
Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система. Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины. Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины. Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении. Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.
В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения. Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.
Танк ис 7Представители ГБТУ и руководство Кировского завода осматривают опытный образец 1946 года. Фото из коллекции П.Липатова
8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 миллиметров. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.
К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров в секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту. Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 миллиметров гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

Танк ис 7Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного. Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.
Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 лошадиных сил. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.
За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 километров в час тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю». Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.
Танк ис 7ИС-7. Опытный, изготовлен в 1948 г. Масса — 68т., экипаж — 5 человек, длина — 7380 мм, ширина — 3400 мм, высота — 2480 мм. Вооружение — 130-мм пушка (боекомплект 28 снарядов), 12,7-мм спаренный с нею пулемет, шесть 7,62-мм пулеметов (четыре установлены впереди, на гусеничных полках и на бортах башни, управлялись дистанционно), 12,7-мм зенитный пулемет на крыше башни (в походном положении складывался на левый борт). Бронирование — лоб башни — 210 мм, лоб корпуса — 150 мм. Мощность двигателя — 1050 л.с., скорость — 59 км/ч, запас хода — 300 км. Рис. Михаила Петровского (Историческая серия «Техники-Молодежи» 1990 года)

Танк ис 7Любителям сравнивать — ИС-7 (68 т., экипаж — 5 чел, высота -2600 мм, 130-мм пушка, боекомплект 28 снарядов, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 210мм) и T-VIB (68 т., экипаж — 5 чел, высота — 3090 мм, 88-мм пушка, боекомплект 72 выстрела, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 180 мм) Рисунки М.Петровского
Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.
И все же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем:
Как и при проектировании «Чифтена». одной из наиболее критических стала проблема массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу перспективного танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), однако еще в ходе проработок проекта МВТ-80 английские специалисты пришли к выводу о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу необходимо было увеличить до 60-62 т, в этом случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, а также бортов.
Инженеры MVEE в качестве обоснования возможности увеличения массы выдвинули тезис о незначительной разнице между 50- и 60-тонными танками. Так, при равных удельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приемистость и проходимость будут примерно одинаковыми. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов. Англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков; оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, то есть они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по территории Европы примерно равномерно. В результате подобного рода исследований и анализов удалось убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.
Танк ис 7Сравнение ИС-7 и немецкого Е-100
Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость. Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.
Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.
Танк ис 7
Танк ис 7
Танк ис 7
Танк ис 7Рябов Кирилл

back-in-ussr.com

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину. Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею. Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.

После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы. Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.

Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 миллиметров углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед. Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 миллиметров на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.

В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива. При определенных обстоятельствах это грозило пожаром. Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.

Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система. Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины. Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины. Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении. Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения. Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.

8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 миллиметров. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров в секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту. Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 миллиметров гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного. Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.

Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 лошадиных сил. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 километров в час тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю». Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.

Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.

И все же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем:

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость. Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.

Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.

По материалам сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://pro-tank.ru/
http://vadimvswar.narod.ru/
http://otvaga2004.narod.ru/

topwar.ru

Танк ис 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.