Первоначально САУ СУ-12 вообще не имели какой либо бронезащиты, однако вскоре установили П-образный броневой щит для предохранения расчёта от пуль и осколков. Боекомплект орудия составлял 36 шрапнельных и осколочных гранат, бронебойные снаряды предусмотрены не были. Скорострельность составляла 10-12 выстр/мин. Установка орудия на платформе грузовика давала возможность быстро и недорого создать импровизированную САУ. Тумбовая артустановка имела сектор обстрела 270 градусов, огонь из орудия мог вестись как прямо-назад, так и по борту. Также имелась принципиальная возможность стрельбы на ходу, но при этом сильно снижалась точность.

Мобильность СУ-12 при передвижении по хорошим дорогам была существенно выше, чем у 76-мм полковых орудий на конной тяге. Однако и недостатков у первой советской самоходки оказалось не мало. Уязвимость артиллерийского расчёта, частично прикрытого 4-мм стальным щитом, при ведении огня прямой наводкой была очень велика. Проходимость колёсной машины по слабым грунтам оставляла желать много лучшего и серьёзно уступала конным упряжкам полковой и дивизионной артиллерии. Вытащить завязшую в грязи колёсную самоходку можно было только трактором. В связи с этим было решено строить самоходки на гусеничных шасси, а производство СУ-12 прекратили в 1935 году.


Первые советские самоходки успешно применялись в боевых действиях на Дальнем Востоке против японцев в конце 30-х годов и в Зимней войне с Финляндией. Все СУ-12, имевшиеся в западной части страны, были потеряны вскоре после нападения Германии, не оказав влияния на ход боевых действий.

В 20-30-е годы создание САУ на базе грузовых автомобилей было общемировой тенденцией, и данный опыт в СССР оказался полезным. Но если установка зенитных орудий на грузовики имела смысл, то для САУ, действовавших в непосредственной близости от противника, применение незащищённого автомобильного шасси с ограниченной проходимостью, безусловно, было тупиковым решением.

В предвоенное время в Советском Союзе был создан ряд САУ на базе лёгких танков. В качестве носителей 45-мм противотанковых орудий рассматривались плавающие танкетки Т-37А, однако дело ограничилось строительством двух опытных экземпляров. До стадии серийного производства удалось довести САУ СУ-5-2 с 122-мм гаубицей обр. 1910/30 гг. на базе танка Т-26. СУ-5-2 выпускались малой серией с 1936 по 1937 год, всего построили 31 машину.

Боекомплект 122-мм САУ СУ-5-2 составлял 4 снаряда и 6 зарядов. Углы наведения по горизонтали — 30°, по вертикали от 0° до +60°. Максимальная начальная скорость осколочного снаряда — 335 м/с, максимальная дальность стрельбы — 7680 м, скорострельность 5—6 выстр./мин. Толщина лобовой брони — 15 мм, борт и корма — 10 мм, то есть бронезащита была вполне адекватной, чтобы противостоять пулям и осколкам, но она имелась только спереди и частично по бокам.


В целом СУ-5-2 для своего времени обладала неплохими боевыми качествами, что было подтверждено в ходе боевых действий у озера Хасан. В отчётах командования 2-й механизированной бригады РККА отмечалось:

В силу малочисленности 76-мм СУ-12 и 122-мм СУ-5-2 не оказали заметного влияния на ход боевых действий в начальный период войны. Противотанковые возможности 76-мм СУ-12 были невысокими, при повышенной уязвимости как самой САУ, так и расчёта для пуль и осколков. При начальной скорости 76-мм тупоголового бронебойного снаряда БР-350А – 370 м/с на дальности 500 метров при встрече под углом 90 ° он пробивал 30 мм броню, что позволяло бороться только с лёгкими немецкими танками и бронеавтомобилями. До появления в боекомплекте полковых орудий кумулятивных снарядов их противотанковые возможности были очень скромными.

Несмотря на то, что в боекомплекте 122-мм гаубицы отсутствовали бронебойные снаряды, часто достаточно эффективной оказывалась стрельба осколочно-фугасными гранатами. Так, при весе снаряда 53-ОФ-462 — 21,76 кг, он содержал 3,67 кг тротила, что в 1941 году при прямом попадании позволяло гарантированно поражать любой германский танк.


и разрыве снаряда образовывались тяжелые осколки, способные пробить броню толщиной до 20 мм в радиусе 2-3 метров. Этого было вполне достаточно для поражения брони бронетранспортёров и лёгких танков, а также вывода из строя ходовой части, приборов наблюдения, прицелов и вооружения. То есть при правильной тактике использования и наличии в войсках значимого количества СУ-5-2 эти САУ в начальный период войны могли бороться не только с укреплениями и пехотой, но и с немецкими танками.

До войны в СССР уже была создана САУ с высоким противотанковым потенциалом. В 1936 году испытания проходила СУ-6, вооруженная 76-мм зенитным орудием 3-К на шасси лёгкого танка Т-26. Данная машина предназначалась для зенитного сопровождения мотомеханизированных колонн. Военных она не устроила, поскольку весь расчёт не помещался в артиллерийской установке, и установщик дистанционных трубок был вынужден передвигаться на машине сопровождения.

Не слишком удачная в качестве зенитной, САУ СУ-6 могла бы стать очень эффективным противотанковым средством, действуя с заранее подготовленных позиций и из засад. Бронебойный снаряд БР-361, выпущенный из орудия 3-К на дистанции 1000 метров при угле встречи 90° пробивал 82-мм броню. В 1941-1942 годах возможности 76-мм САУ СУ-6 позволяли ей на реальных дистанциях стрельбы успешно бороться с любыми немецкими танками. При использовании подкалиберных снарядов показатели бронепробиваемости были бы намного больше. К сожалению, в качестве противотанковой самоходной артиллерийской установки (ПТ САУ) СУ-6 на вооружение так и не поступила.


Многие исследователи относят к тяжелым штурмовым САУ танк КВ-2. Формально, благодаря наличию вращающейся башни, КВ-2 идентифицируется как танк. Но фактически боевая машина, вооруженная уникальной 152-мм танковой гаубицей обр. 1938/40 гг.(М-10Т), по многим параметрам являлась САУ. Гаубица М-10Т по вертикали наводилась в пределах от −3 до +18°, при неподвижном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки, что было характерно для самоходных установок. Боекомплект составлял 36 выстрелов раздельно-гильзового заряжания.

КВ-2 создавался на основе опыта борьбы с финскими ДОТами на «Линии Маннергейма». Толщина лобовой и бортовой брони составляла 75 мм, а толщина бронемаски орудия – 110 мм, что делало его малоуязвимым для противотанковых орудий калибра 37-50-мм. Впрочем, высокая защищённость КВ-2 зачастую обесценивалась низкой технической надёжностью и плохой подготовкой механиков-водителей.

При мощности дизельного двигателя В-2К — 500 л.с., 52-тонная машина по шоссе теоретически могла разогнаться до 34 км/ч. В реальности же скорость по хорошей дороге не превышала 25 км/ч. По пересеченной местности танк передвигался со скоростью пешехода 5-7 км/ч. С учётом того, что проходимость КВ-2 по слабым грунтам была не очень хорошей, а вытащить завязший в грязи танк было непросто, приходилось весьма тщательно выбирать маршрут передвижения. Из-за чрезмерного веса и габаритов переправа через водные преграды зачастую становилась неразрешимой задачей, мосты и переправы не выдерживали, и немало КВ-2 было просто брошено при отступлении.


22 июня 1941 года в боекомплекте КВ-2 имелись только осколочно-фугасные гранаты ОФ-530 массой 40 кг, содержащие около 6 кг тротила. Попадание такого снаряда в любой немецкий танк в 1941 году неминуемо превращало его в груду пылающего металлолома. На практике ввиду невозможности комплектования боекомплекта штатными боеприпасами для стрельбы применяли все снаряды буксируемой гаубицы М-10. При этом из гильзы удалялось необходимое количество пучков пороха. Использовались чугунные осколочные гаубичные гранаты, зажигательные снаряды, старые фугасные гранаты и даже шрапнельные, поставленные на удар. При стрельбе по немецким танкам хороший результат показали бетонобойные снаряды.

Орудие М-10Т обладало целым набором недостатков, которые обесценивали его эффективность на поле боя. Ввиду неуравновешенности башни штатный электромотор не всегда мог справиться с её весом, что делало вращение башни весьма затруднительным занятием. Даже при небольшом угле наклона танка башню зачастую было невозможно повернуть. Из-за чрезмерной отдачи стрелять из орудия можно было только во время полной остановки танка. Отдача орудия могла попросту вывести из строя, как механизм поворота башни, так и моторно-трансмиссионная группу, и это при том, что из танковой М-10Т категорически запрещалась стрельба на полном заряде. Практическая скорострельность с уточнением наводки составляла — 2 выстр./мин, что в сочетании с низкой скоростью поворота башни и относительно небольшой дальностью прямого выстрела снижало противотанковые возможности.


В силу всего этого боевая эффективность машины, созданной для наступательных боевых действий и уничтожения укреплений противника, при стрельбе прямой наводкой с дистанции нескольких сот метров оказалась невысокой. Впрочем, большая часть КВ-2 была потеряна не в дуэлях с немецкими танками, а в результате повреждений от огня немецкой артиллерии, ударов пикирующих бомбардировщиков, поломок двигателя, трансмиссии и ходовой части, отсутствия ГСМ. Вскоре после начала войны производство КВ-2 было свёрнуто. Всего с января 1940 по июль 1941 года удалось построить 204 машины.

В начальный период войны на танкоремонтных предприятиях скопилось значительное количество подбитых и неисправных легких танков Т-26 различных модификаций. Зачастую танки имели повреждения башни или вооружения, что препятствовало их дальнейшему использованию. Так же свою полную несостоятельность продемонстрировали двухбашенные танки с пулемётным вооружением. В этих условиях вполне логичным представлялась переделка танков с неисправным или устаревшим вооружением в САУ. Известно, что некоторое количество машин с демонтированными башнями перевооружались 37 и 45-мм противотанковыми орудиями с броневыми щитами.


гласно архивным документам, такие САУ, например, имелись в октябре 1941 года в 124-й танковой бригаде, однако изображений машин не сохранилось. По огневой мощи импровизированные САУ не превосходили танки Т-26 с 45-мм орудием, уступая по защищённости экипажа. Но плюсом подобных машин был гораздо лучший обзор поля боя, да и в условиях катастрофичных потерь первых месяцев войны любая боеспособная бронетехника была на вес золота. При грамотной тактике использования 37 и 45-мм самоходки в 1941 году могли вполне успешно бороться с танками противника.

Осенью 1941 года на ленинградском заводе имени Кирова на отремонтированных шасси Т-26 выпускались самоходки, вооруженные 76-мм пушками КТ. Данное орудие представляло собой танковую версию 76-мм полкового орудия образца 1927 г., с аналогичной баллистикой и боеприпасами. В разных источниках данные самоходки обозначались по-разному: Т-26-СУ, СУ-Т-26, но чаще всего СУ-76П или СУ-26. Орудие СУ-26 имело круговой обстрел, расчёт спереди прикрывался бронещитом.

Поздние варианты, построенные в 1942 году, также имели бронезащиту по бокам. Согласно архивным данным, в Ленинграде в годы войны было построено 14 САУ СУ-26, некоторое из них дожили до прорыва блокады. Конечно, противотанковый потенциал этих самоходок был очень слабым, и использовались они в основном для артиллерийской поддержки танков и пехоты.

Первой советской специализированной ПТ САУ стала ЗИС-30, вооруженная 57-мм противотанковой пушкой обр. 1941 г. Очень часто данное орудие называют ЗИС-2, но это не вполне правильно. От ПТО ЗИС-2, производство которого возобновили в 1943 году, 57-мм орудие обр. 1941 г. отличалась рядом деталей, хотя в целом конструкция была одинаковой. Противотанковые 57-мм орудия имели отменную бронепробиваемость и в начале войны гарантированно пробивали лобовую броню любого немецкого танка.


ПТ САУ ЗИС-30 представляла собой легкую противотанковую установку с открыто расположенным орудием. Верхний станок орудия крепился в средней части на корпус лёгкого тягача Т-20 «Комсомолец». Углы вертикальной наводки составляли от -5 до +25°, по горизонту – в секторе 30°. Практическая скорострельность достигала 20 выстр/мин. От пуль и осколков расчет, состоявший из 5 человек, в бою защищал лишь орудийный щит. Огонь из орудия можно было вести только с места. Ввиду высоко расположенного центра тяжести и сильной отдачи во избежание опрокидывания необходимо было откидывать сошники в кормовой части САУ. Для самообороны самоходной установки имелся 7,62-мм пулемет ДТ, доставшийся по наследству от тягача «Комсомолец».

Серийное производство САУ ЗИС-30 началось в конце сентября 1941 года на Нижегородском машиностроительном заводе и длилось всего около месяца. За это время удалось построить 101 самоходку. По официальной версии производство ЗИС-30 было прекращено по причине отсутствия тягачей «Комсомолец», но даже если это так, что мешало ставить весьма эффективные в противотанковом отношении 57-мм орудия на шасси лёгких танков?


Наиболее вероятной причиной сворачивания строительства 57-мм ПТ САУ, скорей всего, стали трудности с производством стволов орудий. Процент брака при изготовлении стволов достигал совершенно неприличных значений, и исправить такое положение на существующем станочном парке, несмотря на усилия трудового коллектива завода-изготовителя не получалось. Именно этим, а не «избыточной мощностью» 57-мм противотанковых орудий объясняются их незначительные объемы производства в 1941 году и последующий отказ от серийного строительства. Горьковскому артиллерийскому заводу № 92 , да и самому В.Г. Грабину оказалось проще, основываясь на конструкции 57-мм орудия обр. 1941 г., наладить производство дивизионного 76-мм орудия, ставшего широко известным как ЗИС-3. 76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗИС-3) на момент создания имела вполне приемлемую бронепробиваемость, обладая при этом более мощным осколочно-фугасным снарядом. Впоследствии это орудие получило широкое распространение и пользовалось популярностью в войсках. ЗИС-3 состояло на вооружении не только в дивизионной артиллерии, специально доработанные орудия использовались истребительно-противотанковыми частями и устанавливались на самоходные артустановки. Впоследствии производство 57-мм ПТО после внесения некоторых изменений в конструкцию под наименованием ЗИС-2 было возобновлено в 1943 году. Это стало возможно после получения из США совершенного станочного парка, что позволило решить проблему с изготовлением стволов.


Что касается САУ ЗИС-30, то эта самоходка в условиях острой нехватки противотанковых средств первоначально зарекомендовала себя неплохо. Артиллеристам, до этого имевшим дело с 45-мм противотанковыми орудиями, особенно нравились высокая бронепробиваемость и дальность прямого выстрела. Во время боевого применения у самоходки выявился целый ряд серьёзных недостатков: перегруженность ходовой части, недостаточный запас хода, малый боекомплект и склонность к опрокидыванию. Впрочем, всё это было вполне предсказуемо, так как САУ ЗИС-30 являлась типичным эрзац — образцом военного времени, созданным в спешке из имеющихся под рукой, мало подходящих друг для друга шасси и артиллерийской части. К середине 1942 года практически все ЗИС-30 были потеряны в ходе боевых действий. Тем не менее, они оказались весьма полезным средством борьбы с немецкими танками. САУ ЗИС-30 состояли на вооружении противотанковых батарей танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов и принимали активное участие в обороне Москвы.

После стабилизации положения на фронте и ряда успешных наступательных операций РККА возникла острая потребность в САУ артиллерийской поддержки. В отличие от танков самоходки не должны были непосредственно участвовать в атаке. Двигаясь на расстоянии 500-600 метров от наступающих войск, они огнём своих орудий подавляли огневые точки, разрушали укрепления и уничтожали вражескую пехоту. То есть требовался типичный «артшурм», если пользоваться терминологией противника. Это предъявляло иные требования к САУ по сравнению с танками. Защищенность самоходок могла быть меньшей, но предпочтительным было увеличение калибра орудий, и, как следствие, могущества действия снарядов.

Поздней осенью 1942 года началось производство СУ-76. Данная самоходка была создана на базе легких танков Т-60 и Т-70 с использованием ряда автомобильных агрегатов и вооружена 76-мм орудием ЗИС-ЗШ (Ш — штурмовая) – специально разработанным для САУ вариантом дивизионного орудия. Углы вертикальной наводки составляли от -3 до +25°, по горизонту – в секторе 15°. Угол возвышения орудия позволял достичь дальности стрельбы дивизионного орудия ЗИС-3, то есть 13 км. Боекомплект составлял 60 снарядов. Толщина лобовой брони — 26-35 мм, бортовой и кормы -10-15 мм позволяла защищать экипаж (4 человека) от стрелкового огня и осколков. На первой серийной модификации имелась также бронированная 7 мм крыша.

Силовая установка СУ-76 представляла собой спарку двух автомобильных моторов ГАЗ-202 суммарной мощностью 140 л.с. По замыслу конструкторов, это должно было снизить стоимость производства САУ, но послужило причиной массовых рекламаций из действующей армии. Силовая установка была очень сложной в управлении, несинхронная работа двигателей вызывала сильные крутильные колебания, что приводило к быстрому выходу из строя трансмиссии.

Первые изготовленные 25 штук СУ-76 в январе 1943 года были направлены в учебный самоходно-артиллерийский полк. Через месяц два первых сформированных на СУ-76 самоходно-артиллерийских полка (САП) отправились на Волховский фронт и приняли участие в прорыве блокады Ленинграда. В ходе боевых действий самоходки продемонстрировали хорошую подвижность и проходимость. Огневая мощь орудий позволяла эффективно разрушать лёгкие полевые укрепления и уничтожать скопления живой силы противника. Но в то же время наблюдался массовый выход из строя элементов трансмиссии и двигателей. Это привело к остановке серийного производства после выпуска 320 машин. Доработка моторно-трансмиссионого отделения не привела к кардинальному изменению конструкции. Для повышения надёжности было решено усилить её элементы с целью повышения надёжности и увеличения моторесурса. В последствии мощность спаренной двигательной установки довели до 170 л.с. К тому же отказались от бронированной крыши боевого отделения, что позволило снизить массу с 11,2 до 10,5 т. и улучшило условия работы экипажа и обзор. В походном положении для защиты от дорожной пыли и осадков боевое отделение закрывалось брезентом. Этот вариант САУ, получивший обозначение СУ-76М, успел принять участие в Курской битве. Понимание, что САУ — не танк, ко многим командирам пришло не сразу. Попытки использования СУ-76М с противопульной бронёй в лобовых атаках хорошо укреплённых позиций противника неизбежно вели к большим потерям. Именно тогда эта самоходка заслужила среди фронтовиков нелестные прозвища: «сука», «голожопый фердинанд» и «братская могила экипажа». Впрочем, при грамотном применении СУ-76М проявляли себя хорошо. В обороне они отражали атаки пехоты и использовались как защищенный подвижный противотанковый резерв. В наступлении самоходки подавляли пулеметные гнезда, разрушали доты и дзоты, проделывали огнём орудий проходы в проволочных заграждениях, а также при необходимости боролись с контратакующими танками.

Во второй половине войны 76-мм бронебойный снаряд уже не мог гарантированно поражать немецкие средние танки Pz. IV поздних модификаций и тяжелые Pz. V «Panther» и Pz. VI «Tiger», а стрельба кумулятивными снарядами, используемыми в полковых пушках, из-за ненадёжной работы взрывателей и возможности разрыва в стволе для дивизионных и танковых орудий была категорически запрещена. Эта проблема разрешилась после введения в боекомплект выстрела 53-УБР-354П с подкалиберным снарядом 53-БР-350П. Подкалиберный снаряд на дистанции 500 метров пробивал по нормали 90 мм броню, что позволяло уверенно поражать лобовую броню германских «четвёрок», а также борта «Тигров» и «Пантер». Конечно, СУ-76М не подходила для дуэлей с танками и противотанковыми САУ противника, которые, начиная с 1943 года, повально вооружались длинноствольными орудиями с высокой баллистикой. Но при действиях из засад, разного рода укрытий и в уличных боях шансы были неплохими. Свою роль играла также хорошая подвижность и высокая проходимость по слабым грунтам. Грамотное использование маскировки с учётом рельефа местности, а также маневрирование от одного отрытого в грунте укрытия к другому, нередко позволяло добиться победы даже над тяжёлыми танками противника. Востребованность СУ-76М в качестве универсального средства артиллерийского сопровождения пехотных и танковых подразделений подтверждается огромным тиражом — 14 292 построенных машин.

В самом конце войны роль 76-мм самоходок как средства борьбы с бронетехникой противника снизилась. К тому моменту наши войска были уже достаточно насыщены специализированными противотанковыми орудиями и ПТ САУ, а танки противника стали редкостью. В этот период СУ-76М применялись исключительно по своему прямому назначению, а также в качестве БТР для перевозки пехоты, эвакуации раненых и как машины передовых артиллерийских наблюдателей.

В начале 1943 года на базе трофейных германских танков Pz. Kpfw III и САУ StuG III началось производство САУ СУ-76И. По уровню защищённости, при практически одинаковых характеристиках вооружения, они значительно превосходили СУ-76. Толщина лобовой брони трофейных машин в зависимости от модификации составляла 30-60 мм. Лоб боевой рубки и борта защищались 30 мм бронёй, толщина крыши – 10 мм. Рубка имела форму усеченной пирамиды с рациональными углами наклона броневых листов, что повышало бронестойкость. Часть машин, предназначенных для использования в качестве командирских, была оборудована мощной радиостанцией и командирскими башенками с входным люком от Pz. Kpfw III.

Первоначально САУ, создаваемую на базе трофеев, планировалось по аналогии с СУ-76 вооружить 76,2-мм пушкой ЗИС-3Ш. Но в случае использования этого орудия не обеспечивалась надежная защита амбразуры орудия от пуль и осколков, так как при подъеме и повороте орудия в щите неизменно образовывались щели. В данном случае как нельзя кстати оказалось специальное самоходное 76,2-мм орудие С-1. Ранее оно было создано на базе танкового Ф-34, специально для легких опытных САУ Горьковского автозавода. Углы вертикальной наводки орудия от — 5 до 15°, по горизонту — в секторе ±10°. Боекомплект составлял 98 снарядов. На командирских машинах, ввиду использования более громоздкой и мощной радиостанции, боекомплект был уменьшен.

Производство машины продолжалось с марта по ноябрь 1943 года. СУ-76И, построенная в количестве около 200 экземпляров, несмотря на лучшую защищённость по сравнению с СУ-76, мало подходила на роль лёгкой ПТ САУ. Практическая скорострельность орудия составляла не более 5 — 6 выстр./мин. А по характеристикам бронепробиваемости орудие С-1 было полностью идентично танковому Ф-34. Однако документально зафиксировано несколько случаев успешного применения СУ-76И против средних немецких танков. Первые машины начали поступать в войска в мае 1943 года, то есть на несколько месяцев позже СУ-76, но в отличие от советских самоходок особых нареканий не вызывали. В войсках СУ-76И любили, самоходчики отмечали высокую по сравнению с СУ-76 надёжность, лёгкость управления и обилие приборов наблюдения. К тому же по уровню подвижности на пересечённой местности самоходка практически не уступала танкам Т-34, превосходя их по скорости на хороших дорогах. Несмотря на наличие бронированной крыши, экипажам нравился относительный простор внутри боевого отделения по сравнению с другими советскими самоходными артустановками командир, наводчик и заряжающий в боевой рубке были не слишком стеснены. В качестве существенного недостатка отмечалась трудность запуска двигателя в сильный мороз.

Боевое крещение самоходно-артиллерийские полки, вооруженные СУ-76И, получили во время битвы под Курском, где в целом неплохо проявили себя. В июле 1943 года по опыту боевого применения на маске орудия СУ-76И был установлен броневой отражательный щиток для предотвращения заклинивания орудия пулями и осколками. Для увеличения запаса хода СУ-76И стали оснащать двумя внешними бензобаками, устанавливаемыми на легкосбрасываемых кронштейнах вдоль кормы.

Самоходные установки СУ-76И активно использовались при проведении Белгородско-Харьковской операции, при этом многие машины, получившие боевые повреждения, восстанавливались по несколько раз. В действующей армии СУ-76И встречались до середины 1944 года, после чего выжившие в боях машины были списаны ввиду предельного износа и отсутствия запчастей.

Кроме 76-мм орудий, на трофейные шасси пытались ставить 122-мм гаубицу М-30. Известно о постройке нескольких машин под наименованием СГ-122 «Артштурм» или сокращенно СГ-122А. Эта самоходка создавалась на базе штурмового орудия StuG III Ausf. C или Ausf. D. Известно о заказе 10 САУ в сентябре 1942 года, но информации о том, был ли этот заказ выполнен полностью, не сохранилось.

122-мм гаубицу М-30 не удавалось установить в стандартную немецкую рубку. Боевая рубка советского изготовления была существенно выше. Толщина лобовой брони рубки – 45 мм, борта – 35 мм, кормы – 25 мм, крыши – 20 мм. Машина оказалась не слишком удачной, специалисты отмечали чрезмерную перегруженность передних катков и высокую загазованность боевого отделения при стрельбе. САУ на трофейном шасси после установки бронерубки советского производства получилась тесной и имела более слабое бронирование, чем немецкие StuG III. Отсутствие на тот момент хороших прицельных приспособлений и наблюдательных приборов также отрицательно сказывалось на боевых характеристиках самоходок. Можно отметить, что помимо переделки трофеев в РККА в 1942-1943 годах использовалось немало захваченной немецкой бронетехники в неизменном виде. Так, на Курской дуге в одном ряду с Т-34 сражались трофейные СУ-75 (StuG III) и «Marder III».

Более жизнеспособной оказалась самоходка СУ-122, построенная на шасси советского танка Т-34. Общее число деталей, заимствованных у танка, составляло 75%, остальные детали были новыми, специально изготовленными для самоходной установки. Во многом появление СУ-122 связано с опытом эксплуатации в войсках трофейных немецких «артштурмов». Штурмовые орудия обходились существенно дешевле танков, просторные боевые рубки позволяли устанавливать орудия большего калибра. Использование 122-мм гаубицы М-30 в качестве вооружения сулило ряд существенных выгод. Это орудие вполне можно было поместить в боевой рубке САУ, что подтверждалось опытом создания СГ-122А. По сравнению с 76-мм снарядом, гаубичный 122-мм осколочно-фугасный снаряд обладал существенно большим разрушительным эффектом. В 122-мм снаряде, весившем 21,76 кг, содержалось 3,67 взрывчатки, против 6,2 кг снаряда «трёхдюймовки» с 710 гр. взрывчатого вещества. Одним выстрелом 122-мм орудия можно было добиться большего, чем несколькими выстрелами 76-мм. Мощное фугасное действие 122-мм снаряда позволяло разрушать не только деревянно-земляные укрепления, но и бетонные ДОТы или прочные кирпичные здания. Для уничтожения высокозащищённых фортификаций также с успехом могли применяться кумулятивные снаряды.

САУ СУ-122 родилась не на пустом месте, в конце 1941 года была предложена концепция безбашенного танка с полным сохранением ходовой части Т-34, вооруженного 76-мм пушкой. Экономия веса, достигнутая в результате отказа от башни, позволяла увеличить толщину лобовой брони до 75 мм. Трудоёмкость изготовления сокращалась на 25 %. В дальнейшем эти наработки использовались для создания 122-мм САУ.

По уровню защищённости СУ-122 практически не отличалась от Т-34. САУ вооружалась танковой модификацией 122-мм дивизионной гаубицы обр. 1938 г. — М-30С, с сохранением ряда особенностей буксируемого орудия. Так, размещение органов управления механизмами наводки по разные стороны ствола требовало наличия двух наводчиков в экипаже, что, конечно, не добавляло свободного места в самоходке. Диапазон углов возвышения составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального обстрела ±10°. Максимальная дальность стрельбы – 8000 метров. Скорострельность — 2-3 выстр/мин. Боекомплект от 32 до 40 выстрелов раздельно-гильзового заряжания в зависимости от серии выпуска. В основном это были осколочно-фугасные снаряды.

Потребность в таких машинах на фронте была огромной, несмотря на ряд выявленных на испытаниях замечаний самоходку приняли на вооружение. Первый полк самоходных орудий СУ-122 сформирован в конце 1942 года. На фронте 122-мм САУ появились в феврале 1943 года и были приняты с большим энтузиазмом. Боевые испытания самоходок с целью отработки тактики применения прошли в начале февраля 1943 года. Наиболее удачным вариантом признано использование СУ-122 для поддержки наступающей пехоты и танков, находясь позади их на расстоянии 400—600 метров. В ходе прорыва вражеской обороны самоходки огнём своих орудий осуществляли подавление огневых точек противника, разрушали препятствия и заграждения, а также отражали контратаки.

При попадании 122-мм осколочно-фугасного снаряда в средний танк, как правило, происходило его уничтожение или вывод из строя. Согласно отчётам немецких танкистов, принимавших участие в сражении под Курском, неоднократно ими фиксировались случаи нанесения серьёзных повреждений тяжелым танкам Pz. VI «Tiger» в результате обстрела 122-мм гаубичными снарядами.

Вот, что пишет по этому поводу майор Гомилле командир III. Abteilung/Panzer Regiment танковой дивизии Grossdeutschland:

ww1939-1946.blogspot.com

В СССР работы над созданием самоходных гаубиц велись еще в довоенный период. Однако единственной представительницей данного класса самоходных артиллерийских установок стала СУ-5, которая в середине 1930-х годов была выпущена очень небольшой серией. Еще несколько проектов самоходных гаубиц так и не вышли за стадию прототипов. К таким проектам относилась САУ СУ-14, вооруженная 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 года. А вот серийные советские САУ времен войны, вооруженные гаубицами, к примеру, СУ-122, являлись по факту штурмовыми орудиями и могли выполнять функции самоходных гаубиц лишь в ограниченном объеме.

В довоенные годы в СССР велись также работы над созданием так называемого «среднего триплекса» -самоходных артиллерийских систем на базе среднего танка Т-28. На шасси танка планировалось установить 152-мм гаубицу, 203-мм мортиру и 76-мм пушку, которая могла бы использоваться и как зенитная, и как противотанковая. Данные проекты в конце 1930-х годов были рассмотрены в ГБТУ, но ни один из них не получил одобрения. Поэтому история САУ, базой для которых мог стать средний танк Т-28, достаточно быстро подошла к концу.

В то же время проект самоходной артиллерийской установки СУ-14 был проработан гораздо более детально, было даже выпущены две опытные установки СУ-14-1 и СУ-14-2. Последняя отличалась наличием 152-мм орудия БР-2, размещенного в бронированной рубке. До наших дней сохранилась именно САУ СУ-14-2, которая представлена в коллекции бронетанкового музея в подмосковной Кубинке.

Задание по разработке средств механизации артиллерии большой и особой большой мощности было выдано Спецмаштресту еще 17 сентября 1931 года. Эскизные проекты были рассмотрены в июле следующего года и в целом получили одобрение. Прорабатывались два основных варианта: гаубичный с 203-мм орудием Б-4 и пушечный с 152-мм длинноствольным орудием БР-2. В качестве шасси для СУ-14 использовалось специальное шасси с использование узлов и агрегатов перспективного тяжелого танка (Т-35). Первое шасси было готово в мае 1934 года, однако из-за поломок трансмиссии, которую конструкторы заимствовали от среднего танка Т-28, доводка машины шла до конца июля. Дальнейшие испытания шли ни шатко, ни валко. Ломалась коробка передач, слетали траки, перегревался двигатель. В итоге САУ длительное время доделывалась, к примеру, 31 января 1935 года она получила главный фрикцион и коробку передач от тяжелого танка Т-35.

Эталонный образец боевой машины после всех переделок получил обозначение СУ-14-1. С апреля по сентябрь 1936 года он испытывался пробегом (порядка 800 км), а с 28 апреля по 29 ноября 1936 года и стрельбой на НИАПе. В качестве основного вооружения использовалась 203-мм гаубица образца 1931 года (Б-4) с верхним станком, поворотным и подъемным механизмами без каких-либо переделок. Для прицельной стрельбы применялась панорама Герца. Скорострельность составляла приблизительно один выстрел раз в две минуты. Для облегчения процесса заряжания 203-мм гаубицы с грунта, а также подачи снарядов в кокорах (специальных люльках) САУ оснащалась двумя кранами (лебедками) грузоподъемностью до 200 кг. Стрельба велась только с места, при этом самоходка закреплялась на грунте при помощи двух сошников, имевших электрический и ручной привод гидроцилиндров.

Доводке уже построенных образцов до серийного производства помешали репрессии. Сначала был арестованы создатель гаубицы Б-4 и начальник КБ завода «Большевик», а затем главный конструктор и руководитель работ по проекту СУ-14 П. И. Сячинтов, который был расстрелян за контрреволюционную деятельность. После этого работы над САУ были свернуты и две построенных самоходки переданы на хранение военному складу №37 в Москве. К проекту вернулись вновь в 1939 году. Самоходки экранировали, они получил полностью закрытую бронерубку и вновь прошли испытания, после чего в сентябре 1940 года были переданы на хранение НИБТ Полигону. Данные самоходные установки даже приняли участие в боях осенью 1941 года в ходе битвы за Москву, они использовались в районе станции Кубинка для ведения огня закрытых позиций по наступающим немецким войскам. Это было единственное боевое применение данных опытных САУ в Великой Отечественной войне.

СУ-122

Уже в ходе Великой Отечественной войны в СССР вернулись к вопросу постройки самоходной артиллерии. Так уже по результатам анализа первого полугодия боевых действий советские специалисты: как военные, так и инженерные работники очень высоко оценили эффективность немецких штурмовых орудий. 14-15 апреля 1942 года состоялся пленум артиллерийского комитета, на котором среди прочего обсуждался вопрос о разработке в стране безбашенного «штурмового танка». Еще одной причиной появления подобных проектов были серьезные потери материальной части Красной Армиейв 1941 году, а также оставление большого числа производственных мощностей и ресурсно-сырьевой базы. В этой связи безбашенные танки рассматривались как более простая в производстве замена обычным танкам. К примеру, разработанный конструкторами УЗТМ проект безбашенного танка У-33 на базе стандартной тридцатьчетверки был гораздо проще в производстве, отказ от башни позволил снизить трудоемкость изготовления на 27%.

19 октября 1942 года Государственный комитет обороны (ГКО) своим постановлением обязал УЗТМ и завод № 592 в срочном порядке разработать бронированную 122-мм самоходную гаубицу, предназначенную для подавления огневых точек, а также борьбы с танками противника. Уже к 29 октября того же года на основе ранее уже разработанных на УЗТМ проектов был готов новый проект САУ, получивший обозначение У-35.

Государственные испытания новинки прошли на Гороховецком артиллерийском полигоне с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний самоходная артиллерийская установка У-35 была принята на вооружение под обозначением СУ-122. При этом данная боевая машина была так необходима на фронте, что список из 48 необходимых доработок конструкции решили проигнорировать. Первая серия СУ-122 пошла в производство «как есть», без устранения выявленных недостатков. Справедливости ради стоит отметить, что коллектив завода сумел ликвидировать большую их часть еще до конца 1942 года. Лишь предсерийная партия самоходок СУ-122, состоявшая из 10 боевых машин, имела «ломаную» лобовую часть, не оснащалась вентилятором и бронированием артиллерийского панорамного прицела, отличалась недостаточными размерами маски орудия. Серийные СУ-122, которые начали сходить с конвейера УЗТМ в январе 1943 года имели сплошную лобовую плиту, новую маску, которая исключала попадание осколков и пуль внутрь боевой рубки при повороте орудия, увеличенные топливные баки и другие улучшения.

СУ-122 стала средней по массе советской самоходной артиллерийской установкой класса штурмовых орудий, с некоторыми ограничениями ее можно было использовать и как самоходную гаубицу. Данная машина стала одной из первых созданных в Советском Союзе САУ, которая была принята в крупносерийное производство. Стимулами к ее созданию стали необходимость дать советским танковым и механизированным частям мощное и главное высокомобильное средство огневой поддержки, а также необходимость максимального упрощения конструкции среднего танка Т-34 в очень тяжелых для страны условиях середины 1942 года. Выпуск данной САУ продолжался с декабря 1942 года по август 1943 года, когда в производстве ее сменил истребитель танков СУ-85, созданный на базе СУ-122. Всего за это время УЗТМ собрал 638 самоходок данного типа, включая опытный экземпляр.

САУ СУ-122 имела ту же компоновку, что и все другие советские серийные самоходные установки периода Великой Отечественной войны, за исключением СУ-76. Полностью бронированный корпус делился на две части. Экипаж, 122-мм гаубица и боезапас располагались в передней части в броневой рубке, которая совмещала в себе и отделение управление, и боевое отделение. Силовая установка и трансмиссия находились в корме боевой машины. Три члена экипажа САУ располагались с левой стороны от орудия: впереди сидел механик-водитель, затем наводчик, и сзади них — заряжающий, два других члена экипажа — командир самоходки и замковый располагались справа от орудия. Топливные баки были размещены вдоль бортов САУ между шахтами узлов индивидуальной пружинной подвески, в том числе и в обитаемом пространстве самоходки. Это не лучшим образом сказывалось на взрывобезопасности, а также выживаемости экипажей СУ-122 в случае поражения машины вражескими снарядами.

Основным вооружением самоходной артиллерийской установки СУ-122 стала модификация М-30С нарезной 122-мм дивизионной гаубицы образца 1938 года (М-30). При этом различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов были минимальными, они были вызваны необходимостью подгонки гаубицы под монтаж в стесненном боевом отделении САУ. 122-мм орудие устанавливалось на тумбовой установке, подкрепленной поперечной балкой справа от плоскости продольной симметрии самоходки. Данная гаубица имела ствол длиной 22,7 калибра, дальность ведения огня прямой наводкой составляла 3,6 км, максимально возможная дальность стрельбы — 8 км. Диапазон углов возвышения орудия составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального наведения орудия был ограничен значением в 20 градусов.

Боекомплект самоходной установки СУ-122 составлял 40 (32-35 для ранних вариантов) выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Метательные заряды в гильзах и 122-мм снаряды были уложены вдоль бортов САУ, а также у задней стенки боевого отделения. Скорострельность 122-мм гаубицы М-30С составляла до 2-3 выстрелов в минуту. В состав боекомплекта самоходки могла быть включена почти вся номенклатура 122-мм гаубичных боеприпасов, однако чаще всего большую часть боекомплекта составляли осколочно-фугасные снаряды, а для борьбы с бронированными целями противника использовались кумулятивные боеприпасы.

Ходовая часть СУ-122 была практически полностью и без изменений заимствована от среднего танка Т-34. Она состояла из 5 двускатных опорных катков большого диаметра с резиновыми бандажами, ленивца и ведущего колеса (применительно на каждый борт). Поддерживающие катки отсутствовали, так как верхняя ветвь гусеничной ленты опиралась на опорные катки самоходки. Ленивцы с механизмом натяжения гусеницы размещались спереди, а ведущие колеса гребневого зацепления — сзади.

Первые боевые испытания новых самоходок прошли с 3 по 12 февраля 1943 года. Целью данных испытаний стала отработка тактики применение СУ-122 в боевых условиях. Наиболее удачным вариантом было признано использование САУ для поддержки наступающих танков и пехоты огнем с коротких остановок, находясь на удалении 300-600 метров от них. Благодаря этому по ходу прорыва вражеской обороны они занимались подавлением выявляемых огневых точек противника, а затем могли отбивать танковые контратаки противника (однако 122-мм гаубица с раздельно-гильзовым заряжанием и низкой скорострельностью не особо этому способствовала). В ходе испытаний проводились также стрельбы с закрытых позиций, однако из-за позиционного характера боев данное применение было редким, огневая поддержка от имевшихся в наличии буксируемых дивизионных орудий была достаточной.

В апреле 1943 года был принят штат для среднего самоходно-артиллерийского полка вооруженного САУ СУ-122. Данный штат был признан удачным и просуществовал до конца Великой Отечественной войны. Организационно полк состоял из 4-х батарей по 4 самоходки СУ-122 в каждой, а также одного командирского танка Т-34, который входил во взвод управления, в котором также имелся бронеавтомобиль БА-64.

Наиболее активно СУ-122 использовались на фронтах Великой Отечественной войны во второй половине 1943 года и в начале 1944 года. Но уже к апрелю 1944 года они стали редкими машинами в парке советской бронетехники (были потеряны в боях или списывались после выработки ресурса), а до конца войны в частях уцелели единичные экземпляры, которые, тем не менее, приняли участие в битве за Берлин. Чаще всего СУ-122 использовались в роли штурмовых орудий, случая ведения ими огня с закрытых позиций были довольно редкими. Обычно самоходки использовались для поддержки танков и пехоты, идя вместе с ними в атаку и подавляя огнем противотанковые орудия противника и уничтожая другие помехи наступлению.

Тактико-технические характеристики СУ-122:
Габаритные размеры: длина корпуса — 6950 мм, ширина — 3000 мм, высота — 2235 мм, клиренс — 400 мм.
Боевая масса — 29,6 т.
Бронирование — 15 (днище) — 45 мм (лоб и борта корпуса и рубки).
Вооружение — 122-мм гаубица М-30С.
Боекомплект — 40 снарядов.
Силовая установка — V-образный дизельный двигатель В-2-34 жидкостного охлаждения максимальной мощностью 500 л.с.
Максимальная скорость — 55 км/ч (по шоссе), до 20 км/ч (по пересеченной местности).
Запас хода — 600 км (по шоссе).
Экипаж — 5 человек.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-14.htm
http://armedman.ru/tanki/1919-1936-bronetehnika/samohodnaya-artilleriyskaya-ustanovka-su-14.html#_-14-1
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-122.htm
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Подвижность

СУ-100

 

 

 

Сау второй мировой войны

СУ-100 оснащалась дизельным двигателем В-2-34 мощностью 500 л. с., который позволял САУ весом в 31,6 т развивать скорость до 50 км/ч, а по проселочной дороге — порядка 20 км/ч. Расход топлива составлял около 180 литров на 100 км.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Учитывая, что во внутренних баках помещалось всего 400 литров солярки, Су-100 комплектовалась четырьмя наружными дополнительными цилиндрическими топливными баками емкостью 95 л. С ними запас хода возрастал до 310 км.

Сау второй мировой войны
Сау второй мировой войны

СУ-100 оснащалась пятиступенчатой механической коробкой передач с постоянным зацеплением шестерен. Простая и надежная ходовая часть была полностью позаимствована у танка Т-34-85.

Jagdpanther

Управлять Jagdpanther было довольно просто: к услугам механика-водителя была полуавтоматическая коробка передач с преселекцией. Семь скоростей вперед и одна назад. Управление самоходкой осуществлялось с помощью рычагов.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Мощность 12-цилиндрового V-образного двигателя "Майбах" HL230Р30 — 700 л.с. Этого хватало, чтобы разогнать 46-тонный Jagdpanther до 46 км/ч по шоссе и 24 км/ч на бездорожье.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Запас хода по шоссе составлял всего 210 км. Бензин OZ 74 (октановое число 74) заливался в шесть баков — всего 700 л. Топливо в карбюраторы подавалось с помощью насоса "Solex", дополнительно имелся ручной насос. В сухой двигатель заливали 42 л масла, при смене масла заливали 32 л.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Ходовая часть Jagdpanther была полностью позаимствована у среднего танка PzKpfw V "Panther", она обеспечивала самоходке плавный ход и более равномерное давление на грунт. С другой стороны, ремонт такой ходовой был настоящим кошмаром: для замены всего одного катка из внутреннего ряда необходимо было демонтировать от 1/3 до половины всех внешних катков.

 

 

 

Бронезащита

Броневая рубка Су-100 собиралась из катаных бронелистов, толщина лобовой детали составляла 75 мм. Она располагалась под наклоном в 50 градусов. Толщина бортовой и кормовой брони достигала 45 мм, а крыши – 20 мм. Маска орудия защищалась 110 мм броней. Броня командирской башенки по кругу составляла 45 мм. Лобовую плиту ослаблял большой люк мехвода.

 

 

 

Сау второй мировой войны

Корпус САУ исполнялся как единое целое с рубкой и собирался при помощи сварки из катаных броневых листов. Днище состояло из четырех листов, соединенных сварными швами, усиленными накладками.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Конструктивная особенность Jagdpanther заключалась в том, что рубка представляла собой единое целое с корпусом, а не крепилась к нему болтами или сваркой. Лобовая броня САУ имела отличную геометрию и была практически непоражаема.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Лобовой лист толщиной 80 мм размещался под углом 55 градусов. Снарядостойкость лишь незначительно снижалась наличием щели смотрового прибора механика-водителя и амбразурой курсового пулемета. Толщина бортовой брони рубки составляла 50 мм, а кормы – 40 мм. Борта и корма корпуса были защищены 40-мм броней, а крыша прикрыта 25-мм бронелистом.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Надо заметить, что стены корпуса и рубки имели разные углы наклона, что способствовало рассеиванию кинетической энергии снарядов. Дополнительно сварные швы усиливались шпунтами и пазами. Корпус собирался из стальных прокатанных гетерогенных плит, а его масса составляла 17 тонн.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

 

 

Вооружение

СУ-100 оснащалась 100-мм нарезной пушкой Д-10С образца 1944 г. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 897 м/с. Стрельба велась при помощи телескопического прицела ТШ-19, имевшего четырехкратное увеличение и поле зрения 16 градусов.

 

 

Сау второй мировой войны

В боекомплекте СУ-100 не было подкалиберных снарядов (они появились в 1966 году), только бронебойные. С 1000 метров орудие СУ-100 пробивало 135-мм бронеплиту, с 500 м – 155-миллиметровую. Наведение орудия могло осуществляться в в вертикальной плоскости в пределах от −3 до +20 градусов и в горизонтальной ±8 градусов.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Для самообороны экипаж комплектовался 7,62-мм пистолетами-пулеметами ППШ-41, 1420 патронами, а также 4 противотанковыми и 24 осколочными гранатами. Боекомплект орудия составлял 33 унитарных выстрела.

Jagdpanther был вооружен длинноствольной 88-мм пушкой Pak 43/3 L/71. Угол горизонтального наведения пушки – +11°, угол возвышения – +14°, склонения – 8°. В боекомплекте, состоящем из 57 унитарных снарядов, было три типа боеприпасов: осколочно-фугасные, бронебойные и бронебойно-подкалиберные.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Бронебойные снаряды PzGr39/1 массой 10,2 кг имели начальную скорость 1000 м/с и пробивали с расстояния в 500 м броню толщиной 185 мм, с 1000 м – 165-мм, с 2000 м – 132-мм. Подкалиберные PzGr. 40/43 весили меньше – 7,5 кг и и имели большую начальную скорость – 1130 м/с. Они пробивали с дистанции 2000 м броню толщиной 153 мм, с 1000 м – 193 мм, а на дистанции 500 метров – 217-мм.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Скорострельность орудия составляла 6-8 выстрелов в минуту, а стрельба велась при помощи телескопических прицелов SflZF5, а позднее — WZF1/4. Последний был самым совершенным и имел 10-кратное увеличение при угле зрения 7 градусов.

 

 

 

 

Сау второй мировой войны

Для обороны от пехоты в лобовом листе был установлен пулемет MG-34 калибра 7,92-мм, снабженный оптическим прицелом, кроме того, САУ была вооружена гранатометом ближнего боя "Nahverteidungswaffe". В боекомплекте последнего имелись осколочные, дымовые, сигнальные или осветительные гранаты. Гранатомет имел круговой сектор обстрела и мог вести огонь на дальность до 100 м. Кроме того, у экипажа было два пистолета-пулемета МР-40 с боекомплектом 384 патрона.

 

 

 

Система пожаротушения

Горели самоходчики часто и страшно, поэтому системе пожаротушения нельзя не уделить внимания. В распоряжении экипажа Су-100 были тетрахлорные огнетушители, которыми пользоваться можно было только в противогазах. Дело в том, что при попадании тетрахлорида углерода на горячие поверхности происходила химическая реакция, в результате которой образовывалось ядовитое вещество фосген.

Jagdpanther мог похвастать системой автоматического пожаротушения, которая действовала следующим образом: при превышении температуры внутри машины порога в 120 градусов первый огнетушитель заливал противопожарной смесью "СВ" топливный насос и карбюраторы. Второй заливал той же смесью корпус двигателя. У экипажа САУ было три небольших ручных огнетушителя.

 

 

Итог

Подводя итог, отметим, что Jagdpanther превосходил СУ-100 в плане комфорта работы экипажа, качества прицельных приспособлений, возимого боекомплекта и бронепробиваемости.

В то же время немецкая самоходка уступала в подвижности и технологичности производства, а также надежности – большинство болезней танка PzKpfw V "Panther" перешло к САУ. 

За время войны было выпущено всего около 400 Jagdpanther, в то время как СУ-100, с учетом послевоенного производства – 4976 штук. Благодаря своей простоте и надежности СУ-100 воюют до сих пор. Например, не так давно эти самоходки замечены в Йемене, в то время как немецкие САУ можно увидеть только в музее.

 

 

 

Сау второй мировой войны

 

 

42.tut.by

Сау второй мировой войны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.