Курская битва – одно из самых крупнейших и самых важных сражений Великой Отечественной Войны, проходившая с 5 июля по 23 августа 1943 года.
Немецкое командование дало другие название этой битвы – операция «Цитадель», которая по планам вермахта должна была контратаковать советское наступление.

Причины Курской битвы

После победы под Сталинградом немецкая армия впервые начала отступать в ходе Великой отечественной войне, а советская армия начала решительное наступление остановить которое можно было только на Курской дуге и немецкое командование понимало это. Немцами была организована прочная оборонная линия, и по их мнению, она должна была выдержать любую атаку.

Силы сторон

Германия
На момент начала Курской битвы войска Вермахта насчитывали более 900 тыс. человек. Кроме огромного количества человеческой силы, немцы располагали немалым числом танков, среди которых были и танки всех новейших образцов: это более 300 танков «Тигр» и «Пантера», а также очень мощная ПТ-САУ (противотанковое орудие) «Фердинанд» или «Слон» в числе около 50 боевых единиц.
Следует заметить, что среди танкового войска присутствовало три элитные танковые дивизии, которые прежде не потерпели ни одного поражения — в их составе были настоящие танковые ассы.
А в поддержку сухопутной армии был отправлен воздушный флот общим числом более 1000 боевых самолетов новейших моделей.


СССР
Чтобы замедлить и усложнить наступление противника, Советская Армия установила приблизительно около полутора тысяч мин на каждый километр фронта. Численность пехотинцев в Советской Армии достигало более 1 млн. солдат. А танков у Советской Армии было 3-4 тыс., что также превосходило количество немецких. Однако большое количество советских танков – это устаревшие модели и не соперники тем же «Тиграм» Вермахта.
Орудий и минометов у Красной Армии было раза в два больше. Если у Вермахта их 10 тыс., то у Советской Армии более двадцати. Самолетов тоже было больше, однако точных цифр историки дать не могут.

Ход битвы

В ходе операции «Цитадель» немецкое командование решило нанести контрудар на северном и южном крыле Курской дуги, чтобы окружить и уничтожить Красную армию. Но немецкой армии не удалось осуществить это. Советское командование ударило по немцам мощным артиллерийским ударом, чтобы ослабить первоначальную атаку противника.
Перед началом наступательной операции Вермахт нанес мощные артиллерийские удары по позициям Красной армии.


тем на Северном фасе дуги перешли в наступление немецкие танки, но вскоре встретили очень сильное сопротивление. Немцы неоднократно меняли направление удара, но не добились значительных результатов, к 10 июля — им удалось пробиться лишь на 12 км, потеряв при этом около 2 тысяч танков. В результате им пришлось перейти к обороне.
5 июля началась атака на Южном фасе Курской дуги. Сначала последовала мощная артподготовка. Понеся неудачи, немецкое командование решило продолжить наступление в районе Прохоровки, где уже начинали скапливаться танковые силы.
Знаменитое сражение под Прохоровкой – самая большая танковая битва в истории, началась 11 июля, но разгар сражения в битве приходился на 12 июля. На небольшом участке фронта столкнулись 700 немецких и около 800-та советских танков и орудий. Танки обеих сторон смешались и на протяжении дня множество экипажей танков покинуло боевые машины и сражалось в рукопашном бою. К концу 12 июля танковая битва пошла на убыль. Советской армии не удалось разбить танковые силы противника, но остановить их продвижение удалось. Немного прорвавшись вглубь, немцы были вынуждены отступить, а Советская Армия начала наступление.
Потери немцев в битве под Прохоровкой были незначительны: 80 танков, а вот Советская Армия потеряла около 70 % всех танков на этом направлении.
В следующие несколько дней, были уже почти полностью обескровлены и потеряли атакующий потенциал, тогда как Советские резервы еще не вступили в бой и были готовы начать решительную контратаку.
15 июля немцы перешли к обороне.

итоге наступление немцев не принесло никаких успехов, а обе стороны понесли серьезные потери. Число убитых с немецкой стороны оценивается числом в 70 тыс. солдат, большое количество техники и орудий. Советская же армия потеряла по разным подсчетам приблизительно до 150 тыс. солдат, большое количество из этой цифры – безвозвратные потери.
Первые наступательные операции с советской стороны начались еще 5 июля, их целью было лишение противника маневрировать своими резервами и перебрасывать силы с других фронтов на данный участок фронта.
17 июля со стороны советской армии началась Изюм-Барвенковская операция. Советское командование поставило целью окружить Донбасскую группировку немцев. Советской армии удалось форсировать Северный Донец, захватить плацдарм на правом берегу и самое главное – сковать немецкие резервы на данном участке фронта.
В ходе Миусской наступательной операции Красной армии (17 июля – 2 августа) удалось остановить переброску дивизий из Донбасса к Курской дуге, что значительно уменьшило оборонительный потенциал самой дуги.
12 июля началось наступление на Орловском направлении. В течении одного дня советской армии удалось выбить немцев из Орла, а те были вынуждены перейти на другую оборонную линию. После того, как в ходе Орловской и Белгородской операции были освобождены Орёл и Белгород – ключевые города, а немцы были отброшены, решено было устроить праздничный салют.

к 5 августа в столице был организован первый салют за все время боевых действий в Великой Отечественной Войне. Во операции немцы потеряли свыше 90 тыс. солдат и большое количество техники.
На южном фаге наступление советской армии началось 3 августа и получило название операция «Румянцев». В результате этой наступательной операции, советской армии удалось освободить ряд важных стратегически важных городов, в том числе и город Харьков (23 августа). Немцы во время этого наступления предпринимали попытки контратаковать, однако они не принесли Вермахту никакого успеха.
С 7 августа по 2 октября проводилась наступательная операция «Кутузов» – Смоленская наступательная операция, в ходе которой было разгромлено левое крыло немецких армий группы «Центр» и освобожден город Смоленск. А в ходе Донбасской операции (13 августа – 22 сентября) был освобожден Донецкий бассейн.
С 26 августа по 30 сентября проходила Черниговско-Полтавская наступательная операция. Она закончилась полным успехом для Красной армии, так как от немцев была освобождена практически вся Левобережная Украина.

Последствия битвы

Курская операция стала переломным моментом Великой Отечественной Войны, после которой Советская Армия продолжила наступление и освободила от немцев Украину, Белоруссию, Польшу и другие республики.
Потери в ходе Курской битвы были просто колоссальными. Большинство историков сходятся во мнении, что на Курской дуге полегло более миллиона солдат.


ветские историки говорят, что потери немецкой армии составили более 400 тыс. солдат, немцы говорят о цифре менее чем в 200 тыс. Кроме этого, было потеряно огромное количество техники, авиации и орудий.
После провала операции «Цитадель» немецкое командование утратило возможность проводить атаки и перешло в глухую оборону. В 1944 и 45 годах предпринимались локальные наступления, но успеха не принесли.
Немецкое командование не раз говорило, что поражение на Курской дуге – это поражение на Восточном фронте и вернуть преимущество будет невозможно.

www.istmira.com

Сражение на Курской дуге продолжалась 50 дней. По результатам этой операции стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии и до окончания войны проводилась в основном в виде наступательных действий с ее стороны.

В день 75-летия начала легендарного сражения сайт телеканала «Звезда» собрал десять малоизвестных фактов о Курской битве.

1. Изначально сражение не планировалось как наступательное

Планируя весенне-летнюю военную кампанию 1943 года, советское командование стояло перед сложным выбором: какой способ действий предпочесть — наступать или обороняться. В своих докладах о ситуации в районе Курской дуги Жуков и Василевский предлагали обескровить противника в оборонительном сражении, а затем перейти в контрнаступление. Ряд военачальников выступили против — Ватутин, Малиновский, Тимошенко, Ворошилов, — однако Сталин поддержал решение об обороне, боясь, что в результате нашего наступления гитлеровцы сумеют прорвать линию фронта. Окончательное решение было принято в конце мая — начале июня, когда стало известно о плане «Цитадель».


Картинка

«Реальный ход событий показал, что решение о преднамеренной обороне было наиболее рациональным видом стратегических действий», — подчеркивает военный историк, кандидат исторических наук Юрий Попов.

2. По численности войск сражение превышало масштабы Сталинградской битвы

Курская битва до сих пор считается одним из крупнейших сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нее было вовлечено более четырех миллионов человек (для сравнения: в ходе Сталинградской битвы на разных этапах боевых действий участвовали чуть более 2,1 миллиона человек). По данным Генштаба Красной армии, только в ходе наступления с 12 июля по 23 августа было разгромлено 35 немецких дивизий, в том числе 22 пехотные, 11 танковых и две моторизованные. Остальные 42 дивизии понесли тяжелые потери и в значительной степени потеряли свою боеспособность. В битве под Курском немецкое командование использовало 20 танковых и моторизованных дивизий из общего числа 26 дивизий, имевшихся в то время на советско-германском фронте. После Курска 13 из них оказались полностью разгромленными.


3. Сведения о планах противника оперативно поступили от разведчиков из-за рубежа

Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку немецкой армии к крупному наступлению на Курской дуге. Зарубежные резидентуры заблаговременно добыли сведения о подготовке Германии к весенне-летней кампании 1943 года. Так, 22 марта резидент ГРУ в Швейцарии Шандор Радо доложил о том, что для «…удара на Курск, возможно, будет использован танковый корпус СС (организация запрещена в РФ — прим. ред.), который в настоящее время получает пополнение». А разведчики в Англии (резидент ГРУ генерал-майор И. А. Скляров) добыли подготовленную для Черчилля аналитическую справку «Оценка возможных германских намерений и действий в русской кампании 1943 года».

«Немцы будут концентрировать силы для устранения Курского выступа», — говорилось в документе.

Таким образом, сведения, добытые разведчиками в начале апреля, заранее раскрыли замысел летней кампании противника и позволили упредить удар врага.

4. Курская дуга стала масштабным боевым крещением для «Смерша»

Органы контрразведки «Смерш» были образованы в апреле 1943 года — за три месяца до начала исторического сражения.


aquo;Смерть шпионам!» — так лаконично и в то же время емко определил основную задачу этой специальной службы Сталин. Но смершевцы не только надежно защищали части и соединения Красной армии от вражеских агентов и диверсантов, но и добывали ценную информацию, которая использовалась советским командованием, вели радиоигры с противником, проводили комбинации по выводу на нашу сторону немецкой агентуры. В книге «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки», изданной по материалам Центрального архива ФСБ России, рассказывается о целой серии операций чекистов в тот период.

Картинка

Так, с целью дезинформации германского командования управление «Смерш» Центрального фронта и отдел «Смерш» Орловского военного округа провели успешную радиоигру «Опыт». Она продолжалась с мая 1943 по август 1944 года. Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы агентов абвера и вводила в германское командование в заблуждение относительно планов Красной армии, в том числе и в районе Курска. Всего противнику было передано 92 радиограммы, получена 51. Были вызваны на нашу сторону и обезврежены несколько немецких агентов, получены грузы, сброшенные с самолета (оружие, деньги, фиктивные документы, обмундирование). Это и многое другое способствовало общему успеху стратегической операции под Курском.


5. На Прохоровском поле количество танков сражалось против их качества

У этого населенного пункта завязалось, как считается, самое крупное сражение бронированных машин за все время Второй мировой войны. С обеих сторон в нем приняло участие до 1 200 танков и самоходных орудий. Вермахт имел превосходство над Красной армией за счет большей эффективности своей техники. Скажем, Т-34 обладал лишь 76-миллиметровой пушкой, а Т-70 — и вовсе 45-миллиметровым орудием. У танков «Черчилль III», полученных СССР из Англии, пушка была калибра 57 миллиметров, однако эта машина отличалась невысокой скоростью и слабой маневренностью. В свою очередь, немецкий тяжелый танк T-VIH «Тигр» имел 88-миллиметровую пушку, выстрелом из которой он пробивал броню тридцатьчетверки на дальности до двух километров.

Картинка

Наш же танк мог пробить броню толщиной 61 миллиметр на дальности километра. Кстати, лобовая броня того же Т-IVH достигала толщины 80 миллиметров. Сражаться с надеждой на успех в таких условиях можно было только в ближнем бою, что и было применено, правда, ценой больших потерь. Тем не менее под Прохоровкой вермахт лишился 75% своих танковых ресурсов. Для Германии такие потери стали катастрофой и оказались трудновосполнимыми почти до самого конца войны.

6. Коньяк генерала Катукова не дошел до Рейхстага


В ходе Курской битвы впервые за годы войны советское командование эшелонированно использовало крупные танковые формирования для удержания оборонительной полосы на широком фронте. Одной из армий командовал генерал-лейтенант Михаил Катуков, будущий дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск. Впоследствии в своей книге «На острие главного удара» он, помимо тяжелых моментов своей фронтовой эпопеи, вспоминал и один забавный случай, имеющий отношение к событиям Курской битвы.

«В июне 1941-го, выйдя из госпиталя, я по дороге на фронт заскочил в магазин и купил бутылку коньяку, решив, что разопью ее с боевыми товарищами, как только одержим над гитлеровцами первую победу, — писал фронтовик. — С тех пор эта заветная бутылка путешествовала со мной по всем фронтам. И вот наконец долгожданный день наступил. Приехали на КП. Официантка быстро поджарила яичницу, я достал из чемодана бутылку. Уселись с товарищами за простой дощатый стол. Разлили коньяк, который навевал приятные воспоминания о мирной довоенной жизни. И главный тост — "За победу! На Берлин!"»

7. В небе над Курском врага громили Кожедуб и Маресьев

В ходе Курской битвы многие советские воины проявили героизм.

«Каждый день боев давал множество примеров мужества, отваги, стойкости наших солдат, сержантов и офицеров, — отмечает участник Великой Отечественной войны генерал-полковник в отставке Алексей Кириллович Миронов. — Они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить прохода врага через свой участок обороны».

Свыше 100 тысяч участников тех боев награждены орденами и медалями, 231 стал Героем Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, а 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб за время сражения под Курском сбил на своем истребителе 15 вражеских самолетов. Участие в сражениях принимал и Алексей Маресьев. Двадцатого июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами противника он спас жизнь двум советским летчикам, уничтожив сразу два вражеских истребителя FW-190. Двадцать четвертого августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант А. П. Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

8. Поражение в Курской битве стало шоком для Гитлера

После провала на Курской дуге фюрер был взбешен: он потерял лучшие соединения, еще не зная, что уже осенью ему придется оставить и всю Левобережную Украину. Не изменяя своему характеру, Гитлер тут же возложил вину за Курский провал на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:

«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция "Цитадель" является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:

«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны — по принципу "во что бы то ни стало"».

Кстати, судьба элитных танковых дивизий СС, принимавших участие в сражениях на Курской дуге, — «Лейбштандарта», «Мертвой головы» и «Райха» — в дальнейшем сложилась еще более печально. Все три соединения участвовали в боях с Красной армией в Венгрии, были разгромлены, а остатки пробились в американскую зону оккупации. Однако эсэсовских танкистов выдали советской стороне, и те понесли наказание как военные преступники.

9. Победа на Курской дуге приблизила открытие Второго фронта

В результате разгрома значительных сил вермахта на советско-германском фронте создались более выгодные условия для развертывания действий американо-английских войск в Италии, было положено начало распаду фашистского блока — потерпел крах режим Муссолини, Италия вышла из войны на стороне Германии. Под влиянием побед Красной армии возросли масштабы движения сопротивлений в оккупированных немецкими войсками странах, укрепился авторитет СССР как ведущей силы антигитлеровской коалиции. В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.

«Россия занимает доминирующее положение, — отмечалось в докладе, — и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Картинка

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:

«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Интересно, что спустя месяц после завершения Курской битвы Рузвельт уже имел свой план расчленения Германии. Он представил его как раз на конференции в Тегеране.

10. Для салюта в честь освобождения Орла и Белгорода израсходовали весь запас холостых снарядов в Москве

В ходе Курской битвы были освобождены два ключевых города страны — Орел и Белгород. Иосиф Сталин распорядился устроить по этому поводу в Москве артиллерийский салют — первый за всю войну. Было подсчитано, что для того чтобы салют был слышен во всем городе, необходимо задействовать около 100 зенитных орудий. Такие огневые средства были, однако в распоряжении организаторов торжественного действа оказалось всего 1 200 холостых снарядов (во время войны их в Московском гарнизоне ПВО в запасе не держали). Поэтому из 100 орудий можно было дать всего по 12 залпов. Правда, в салюте был также задействован кремлевский дивизион горных пушек (24 орудия), холостые снаряды к которым имелись в наличии. Тем не менее эффект от акции мог получиться не таким, как ожидалось. Решением стало увеличение интервала между залпами: в полночь 5 августа стрельба из всех 124 орудий велась через каждые 30 секунд. А чтобы салют был слышен в Москве повсеместно, группы орудий были расставлены на стадионах и пустырях в разных районах столицы.
 

tvzvezda.ru

03.06.2017 — последнее, в отличие от репостов, обновление темы
Каждое новое сообщение минимум 10 суток выделяется красным, но НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО находится в начале темы/ Рубрика «НОВОСТИ САЙТА» обновляeтся ЕЖЕДНЕВНО, а все ее ссылки — АКТИВНЫ
NB: активные ссылки на подобные этой темы: «Танковое противостояние под Прохоровкой», «Курская битва без идеологической шелухи («Румянцев-Кутузов»)

Смысл появления этой заезжено-пере заезженной темы в том, что, если убрать всю советскую и постсоветскую идеологическую шелуху типа «…в Курской битве с обоих сторон приняло участие более 13 тыс. танков и САУ, 70 тыс. орудий и минометов, до 12 тыс. самолетов и более 4 млн. военнослужащих. Противник использовал более 20 танковых и моторизованных дивизий, более 100 дивизий армейских групп «Центр» и «Юг» или 43% всех своих войск на Восточном фронте. С советской стороны в Курской битве приняли участие 5 танковых армий, 23 танковых корпуса, 6 механизированных корпусов, до 20 отдельных танковых бригад, более 60 отдельных танковых и около 30 отдельных самоходно-артиллерийских полков, 21 общевойсковая армия и 6 воздушных армий…» или по другим, современным данным, около 2 млн. человек, 6000 танков и 4000 самолетов с обоих сторон (Прим.34*), то это многодневное и многострадальное сражение не принесло ни одному из противников того, что было ими первоначально запланировано. Если немецкую наступательную операцию с большой долей вероятности можно было прогнозировать, как изначально обреченную на неудачу, то долгие годы после Курской битвы советские наступательные операции «Кутузов» (Орловская) и «Румянцев» (Белгородско-харьковская) подавались лишь как часть общего наступательного плана на 1943г, так как, по сути своей, своими результатами смогли добиться лишь частных успехов, что оказались слишком малыми, чтобы привести к запланированному ранее, стратегическому поражению вермахта на Восточном фронте.

— «План вермахта на 1943г предусматривал: а) Уничтожение Курского выступа и спрямление фронта на этом участке» — В.Кейтель (Прим.46*)

Наступательная операция вермахта «Цитадель» (06-16.07.43г):
— план германского наступления предусматривал нанесение удара ГА «Центр» (2-я ТА, 2-я А и 9-я А) по северному фасу Курской дуги, который оборонял советский Центральный фронт и удара ГА «Юг» (4-я ТА, 24тк и оперативная группа «Кемпф», по зарубежным данным, 4-я ТА: 48тк (3-я, 11-я танковые дивизии и моторизованная дивизия «Великая Германия») и 2тк СС (3 дивизии — «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх»). Ее правый фланг прикрывала армейская группа «Кемпфа», наносившая удар на северо-восток, — 1 танковый и 2 пехотных корпуса. В резерве находился 24тк (по одной танковой, мотострелковой и пехотной дивизии) (Прим.10*) по южному фасу Курской дуги, которую оборонял советский Воронежский фронт. В тылу этих фронтов находился готовый к боевым действиям Степной фронт
— подготовка советской обороны к наступлению немцев на Курской дуге длилась три месяца (Прим.6*). В подготовке обороны приняли участие более 300 тыс. гражданских лиц, которые выкопали более 4200 км. рвов (Прим.10*,23*,25*) и подготовили 500 противотанковых препятствий (Прим.23* и 25*)
— в 1943г на Курскую дугу было подвезено 3572 эшелона (171 789 вагонов), в том числе 1410 эшелонов с артиллерией, танками, частями РГВК и около 150 000 вагонов с материальными средствами (Прим.45*)
— глубина обороны войск Центрального и Воронежского фронтов достигала 150-190км. За этими фронтовыми рубежами готовился оборонительный рубеж Степного военного округа, а по левому берегу Дона — государственный рубеж обороны. Всего было построено 8 рубежей оборонительных полос и рубежей на глубину 300 км. Многие из них были заняты войсками (Прим.2*). По другим данным, общая глубина обороны на курском направлении составляла 250-300 км, а глубина противотанковой обороны под Курском впервые за ВОВ составила 30-35км (Прим.16*). Через всю Курскую дугу протянулись три линии советской обороны, каждая на расстоянии 10-20 км от другой, полностью занятые войсками, противотанковыми орудиями, артилле­рией и танками. За ними находились еще три оборудованные, но не занятые оборонительные позиции, отстоящие друг от друга на 40-80 км (Прим.25*)
— при планировании обороны по срыву немецкого наступления советским командованием основной расчет делался на удержание немцев в тактической зоне обороны — ее первых двух полосах, в 10км за которыми в готовности к наступлению были сосредоточены основные силы советских фронтов (Прим.36*)
— в первых числах мая 1943г работа командования Центрального и Воронежского фронтов по созданию советских оборонительных группировок в районе Курска была в основном завершена (Прим.2*)
— в общей сложности советская группировка на начало Курской битвы насчитывала 1,3 млн. человек, 3,5 тыс. танков, 20 тыс. орудий и 2,6 тыс. (2,9 тыс. — Прим.16*) самолетов (Прим.3*) и это без учета сил и средств резервного Степного фронта (Прим.16*), так как по другим данным, на Курском выступе сосредоточились силы двух фронтов, имевших 1,336 млн. человек, более 19 тыс. орудий и минометов, 3444 танка и САУ (Прим.10* и 48*), 2172 самолета (Прим.48*). Согласно официальным правительственным данным, противнику противостояло 1,337 млн. человек, 20 220 орудий и минометов, 3306 танков и САУ и 2650 самолетов. Жуков и Рокоссовский приводят одинаковые данные о 1,330 млн. человек, до 3600 танков и САУ, 20 тыс. орудий и 3130 самолетов (с учетом авиации дальнего действия) (Прим.10*). Еще, по другим данным, советские силы на начало Курской битвы: 1910316 человек, 28304 пушек и минометов, 338 РСЗО «Катюша», 5047 танков и САУ, 3120 самолетов (Прим.23* и 25*) или 1910000 человек, 30880 орудий и минометов, 5130 танков и САУ, и 3200 боевых самолетов Центрального, Воронежского и Степного фронтов (Прим.47*). И еще по другим данным, уже 10.04.1943г РККА, согласно советским подсчетам, имела на Курской дуге 958 тыс. человек личного состава, 11 965 орудий и минометов, 1220 танков и самоходных орудий и 1130 боевых самолетов по сравнению с примерно 700 тыс. человек личного состава, 6000 орудий и минометов, 1000 танков и штурмовых орудий и 1500 боевых самолетов с германской стороны (Прим.48*)
— 1161 танк из всей танковой группировки Центрального, Воронежского и Степного фронтов РККА считались легкими по советской классификации, из них, в частности, 261 единица в составе резервного Степного фронта (Прим.10*)
— резерв Воронежского и Центрального фронтов составляли 380 тыс. человек и 600 единиц бронетехники, а также 500 тыс. человек и 1500 танков резервного Степного фронта (Прим.26*). По другим данным, войска резервного Степного фронта насчитывали 269 тыс. человек, 7406 орудий и минометов, 120 танков и САУ и 177 боевых самолетов, а на начало битвы все резервы РККА на советско-германском фронте исчислялись в 469 тыс. человек, 8360 орудий и минометов, 900 танков и САУ и 587 боевых самолетов (Прим.47*). Согласно западным исследованиям, в составе Степного фронта на начало немецкого наступления находилось около 850 танков и САУ (Прим.10*)
— на 05.07.43г Центральный фронт имел 738 тыс. человек (Прим.47*), 1749 танков и САУ, 3802 орудий калибра 76-203 мм (без зенитных орудий) (Прим.30*). На начало операции «Цитадель», по немецким данным, 9-я армия ГА «Центр», действовавшая против советского Центрального фронта, имела 523 танка и около 300 штурмовых орудий, из них 90 «Ferdinand» (Прим.44*). По другим данным, немцы имели примерно 700 тыс. человек личного состава, 6000 орудий и минометов, 1000 танков и штурмовых орудий и 1500 боевых самолетов (Прим.47*)
— в первом эшелоне противостоящих вермахту Центрального и Воронежского фронтов находилось 9 общевойсковых армий (из них 2 гвардейские), во втором эшелоне — 2 танковые и 1 общевойсковая армии, в резерве — 3 танковых и 2 стрелковых корпуса. С воздуха прикрытие обеспечивали 2 воздушные армии (Прим.2*). Также в распоряжение Воронежского фронта была передана 5Гв.А, 4 стрелковые дивизии из 69А и 1 стрелковая дивизия из состава 6Гв.А (Прим.36*). В состав Степного ВО, развернутого в тылу этих фронтов, входили: 5 общевойсковых и 1 танковая армии, по 3 механизированных, танковых и кавалерийских корпуса и 1 воздушная армия (Прим.2*), а также 7 гвардейских дивизий ВДВ (Прим.17*)
— перед началом Курской битвы части Центрального фронта, (среди них и 70-я армия, ранее Особая армия войск НКВД резерва Ставки, сформированная из военнослужащих НКВД) принимали участие в неудачном наступлении на этом направлении (??? — прим.ред) (Прим.22*)
— чтобы высвободить часть сил и средств для операции «Цитадель» немцам пришлось оставить Ржевско-вяземский выступ (Прим.6*)
— численность германских резервов практически не изменилась вплоть до начала Курской битвы и составили 60 тыс. человек, 600 орудий и минометов, 200 танков и штурмовых орудий, а боевых самолетов в резерве не было вообще (Прим.47*)
— немцами в районе Курского выступа (участок в 13% советско-германского фронта протяженностью 550 км) была сосредоточена основная масса соединений вермахта, находившихся на Восточном фронте: 70% пехотных, свыше 63% танковых и моторизованных дивизий, более 55% самолетов (Прим.2*). По другим данным, использовалось 70% танковых, 30% моторизованных, более 20% пехотных дивизий и 65% боевых самолетов. (Прим.48*). Всего в этой операции участвовало около 50 дивизий (свыше 900 тыс. человек — Прим.3* и 48*), более 2700 танков и штурмовых орудий (Прим.3* и 48*), свыше 2000 самолетов (Прим.3* и 48* или 2,9 тыс. — Прим.16*), а также 10 тыс. орудий (Прим.3*). По другим данным, в операции «Цитадель» должны были принять участие 900 тыс. человек (из которых 530 тыс. принимали прямое участие в наступлении — Прим.10*), 10 тыс. орудий и минометов, 2700 танков и штурмовых орудий и 2050 боевых самолетов (Прим.10* и 47*)
— в общей сложности в районе дуги вермахт имел 2737 единиц БТТ: 1887 танков и 850 САУ (Прим.6*). По другим данным, для операции вермахт сконцентрировал около 3000 единиц БТТ: 1865 средних и тяжелых танков, 384 устаревших танка (в основном Т-II и Т-III с 50мм пушкой), 533 САУ штурмгешютце и «Marder» и 90 «Ferdinand» (Прим.23*). Еще по другим данным, для операции «Цитадель» имелось 2200 (вместе с резервами) танков, из них 148 «Tiger» (Прим.30*). Еще по другим данным, для операции «Цитадель» вермахт смог сосредоточить 1859 танков (528 Т-III c 50мм пушкой, 631 Т-IV моделей F и Н, 200 Т-V «Panther», 131 «Tiger» и 130 командирских танков) и 1093 САУ, среди которых 90 «Ferdinand» (Прим.28*). В битве приняли участие: 1342 Т–III с 50мм, удлиненной до 50 калибров, пушкой, оказавшейся малоэффективной против Т–34 и КВ. По другим данным, в боях приняли участие и 155 танков T–IIIN, имевших 75мм пушку (Прим.12*), 41 огнеметный T–III на южном фасе; 841 T–IV с 75мм, удлиненной до 46 калибров, пушкой; 44 штурмовых орудия StuH-42 «Brummbar» с 105мм пушкой на базе танка Т-IV; 46 САУ «Nashorn» («Носорог») 655-го тяжелого дивизиона истребителей танков; 455 Stug-III и StuH-42 или 44% всех штурмовых орудий, имеющихся у немцев на то время на Восточном фронте (Прим.11*). Западные историки оценивают силы панцерваффе для «Цитадели» в 3200 танков и САУ (Прим.10*)
— на северном (курском) фасе дуги вермахт имел, по данным западных историков 1500 танков и штурмовых орудий — Прим.10*), по немецким данным 746 танков и 280 штурмовых орудий (Прим.37*), а по советским данным — 605 танков и 421 штурмовое орудие, истребитель танков и самоходное орудие: 24 T-II, 238 T-III, 298 T-IV, 45 T-VI(E) «Tiger», 44 штурмовых танка «Brummbar», 89 истребителей танков «Ferdinand», 288 штурмовых орудий StuG-III и штурмовых гаубиц StuH-42. Эта БТТ находилась в составе 2-й танковой (14 пехотных и 1 моторизованная дивизии) и 9-й полевой армий (16 пехотных, 6 танковых и 1 моторизованная дивизии) и 2 дивизий резерва (танковая и пехотная). Из этих войск в ударную группировку было выделено 6 танковых, 1 моторизованную и 8 пехотных дивизий, отдельную танковую бригаду StuH-42 «Brummbar», отдельный тяжелый батальон T-VI(E) «Tiger», 656-й танкоистребительный полк (2 дивизиона: 654-й — 45 «Ferdinand» и 653-й — 44 «Ferdinand» — Прим.32*) и 6 дивизионов штурмовых орудий (Прим.6*). Непосредственно же в ударную группировку ГА «Центр» было выделено 1200 танков и штурмовых орудий (Прим.10*)
— на южном (белгородском) фасе вермахт имел по немецким данным 1493 танка и 253 штурмовых орудия (Прим.37*), по данным западных историков — 1352 танка и 376 штурмовых орудия (Прим.10*), по советским же данным — 1292 танка и 429 штурмовых орудий, истребителей танков и самоходных орудий: 51 T-II, 551 T-III, 377 T-IV, 103 T-V «Panther» и T-VI(E) «Tiger», 46 истребителей танков «Nashorn», 167 штурмовых орудий StuG-III40, 124 истребителей танков «Marder» и 92 самоходные гаубицы «Wespe» и «Hummel». Эта БТТ находилась в составе 4-й танковой армии (4 пехотных, 5 танковых и 1 моторизованная дивизии) и оперативной группы «Кемпф» (6 пехотных и 4 танковых дивизии) и 3 дивизий резерва (танковая, моторизованная и пехотная). Кроме этих войск в ударную группировку было выделено отдельную танковую бригаду, состоявшую из отдельного тяжелого батальона T-VI(E) «Tiger» и танкового полка (2 батальона) T-V «Panther» (Прим.6*). Еще по другим данным, в ГА «Юг» насчитывалось 1508 танков и штурмовых орудий (4ТА — 1089, АГ «Кемпф» — 419). По данным сотрудника военно-исторического управления бундесвера полковника К.Фризера, накануне наступления в составе двух ударных группировок ГА «Юг» (4ТА и АГ «Кемпф») имелось 1137 танков (из них исправных — 1043) и 240 штурмовых орудий (из них исправных — 202, по другим данным — 229), всего — 1377. Но здесь не учтены штурмовые орудия в Штк. В отдельном дивизионе штурмовых орудий ГА «Юг» было 94 машины, но неясно, какая часть из них была использована для усиления IIIтк. По другим данным, IIIтк были приданы 223, 393 и 905-я батареи штурмовых орудий, всего 75 штук. Немецкий же историк И.Энгельман утверждает, что всего в двух ударных группировках ГА «Юг к началу операции было 1452 танка и штурмовых орудия. В то же время сам командующий ГА Э.Манштейн, на доклад которого ссылается И.Энгельманн, утверждает, что в его распоряжении было 1352 танка, в том числе 100 «Tiger» и 192 «Panther» (видимо, он не учитывает машины, находившиеся в ремонте) (Прим.36*). По советским же данным, на южном фасе Курского выступа более мощная танковая группировка противника, насчитывавшая около 1500 танков и САУ, из них до 1000 танков (около 200 тяжелых) противодействовала около 1300 советским танкам, по своим качествам уступавшим врагу в огневой мощи и броневой защите (Прим.2*). Непосредственно же в ударную группировку ГА «Юг» из 1352 единиц БТТ было выделено 1150, в том числе 192 «пантеры» и 100 «тигров» — 202 танка и САУ были оставлены для сдерживания противника (Прим.10*)
— для участия в Курской битве была переброшена 12 советских ВВС (Прим.21*), в которую входила практически вся авиация дальнего действия и ПВО (Прим.47*)
— в операции «Цитадель» вермахт поддерживал 4-й ВФ в составе 1556 самолетов, из которых 1200 находились в строю (Прим.36*)
— к началу июля 1943г около 1800 немецких самолетов противостояли почти 2800 советским самолетам (Прим.4*), по официальным советским данным, «против 2050 немецких самолетов действовало до 2672 советских» (Прим.5*). По данным же союзников по антигитлеровской коалиции, в авиации между противниками существовало равенство — 2650 самолетам советских ВВС люфтваффе противопоставило 2500 самолетов, из которых 500 были резервом пополнения (Прим.10*)
— утром 05.06.43 люфтвафе имело минимум 1700 самолетов, готовых к выполнению боевых задач: 1000 самолетов должны были поддержать части вермахта на южном фасе дуги и около 700 самолетов были выделены для поддержки частей на северном фасе (Прим.10*)
— 05.06.43г советские ВВС потеряли 120-300 самолетов в результате попытки нанесли превентивный удар по аэродромам люфтваффе, выделенной для операции «Цитадель» (Прим.21*)
— до ВОВ для прорыва укрепленной обороны противника считалась достаточной плотность в 57 орудий и минометов на 1км. фронта на участке прорыва. Фактически на заключительном этапе войны советские войска для прорыва немецкой обороны создавали плотность в 300 — 400 стволов на 1км фронта. Между тем, в июле 1943г вермахт смог прорвать оборону на южном фасе Курской дуги, создав на участке прорыва плотность всего лишь в 43 орудия и миномета на 1 км. Все заключалось в умении должным образом разведать цели, которые должна была поразить артиллерия, и в своевременном и полном обеспечении стреляющих орудий боеприпасами (Прим.14*)
— для огневой поддержки РУЗО гвардейских минометных частей только в составе Воронежского фронта (данных по Центральному фронту нет — прим.ред) находилось 12 минометных полков (24 установки в каждом) и три отдельных дивизиона (8 установок в каждом), которые для гибкости управления разделили на две армейские оперативные группы. Первая действовала в полосе 69 А и 5 гв. ТА. Вторая обеспечивала огневую поддержку 5-й гв.А и 6-й гв.А. (Прим.36*)
— 05.07.43г согласно плана проведения операции «Цитадель» удар по советским оборонительным порядкам наносили 19 танковых и моторизованных и 16 пехотных дивизий вермахта (Прим.49*)
— около 5.30 утра 05.07.43г в первой линии немецкой атаки наступали 3 танковые (9, 18 и 20-я) и 5 пехотных (6, 78, 86, 216 и 292-я) дивизий на участке в 45 км и к концу второго дня наступления на Центральном фронте смогли продвинуться на фронте протяженностью 32 км на 9-10 км, потеряв при этом минимум 10 тыс. человек убитыми и 15 тыс. ранеными и пропавшими без вести. Было уничтожено, по меньшей мере, 250 танков и САУ. Заменить их, как и 25 тыс. солдат и офицеров, было нечем. Потребность в снарядах достигла 100 тыс. снарядов для танков и артиллерии (Прим.10*)
— резерв Манштейна, командующего ГА «Юг» — три дивизии (16мд, 17тд и тд СС «Викинг») 24тк генерала Неринга (на 07.07.43г в них имелось 181 танк и штурмовое орудие, 123 полевых орудия) — в ходе операции «Цитадель» не использовались. Кроме этого еще оставались на всем Восточном фронте в качестве резерва лишь 23-я тд и 16-я мд на Донбассе (Прим.36*)
— 17.07.43 ОКХ вермахта, в соответствии с требованием Гитлера, приказал немедленно снять с фронта 2ткСС и направить его в свое распоряжение, что фактически обозначало прекращение операции «Цитадель» (Прим.26*)

Советские и немецкие потери в операции «Цитадель»
— на 13.07.43г потери РККА, согласно немецким оценкам, составили 24000 пленными, 1800 танков, 267 орудий и 1080 противотанковых орудий (Прим.26*)
— Манштейн, командующий ГА «Юг», основываясь на информации разведки и донесениям из частей, оценивал потери РККА на южном фасе Курского выступа (боевые порядки Воронежского фронта и принимавших участие в отражении противника частей резервного Степного фронта) за время операции «Цитадель», по меньшей мере, в 17 тыс. убитых, 34 тыс. пленных и 34 тыс. раненых, тогда как в действительности только убитыми Воронежского фронта в период операции «Цитадель» можно оценить приблизительно в 45 тыс. человек. В этом случае цифры потерь Степного фронта в операции «Цитадель», приведенные в книге Г.Кривошеева «Гриф секретности снят», — 27 452 убитых и пропавших без вести и 42 606 раненых и больных, возможно, близки истинным. Потери всех советских войск, оборонявших Курск с юга, около 60 тыс. убитых, 34 тыс. пленных и 133 тыс. раненых и больных, в том числе раненых — около 116 тыс. (Прим.47*)
— по результатам операции «Цитадель», за 05-23.07.43г (за 19 суток) потери только войск Воронежского фронта составили: безвозвратные — 27 542 человек (5% от первоначальной численности), санитарные — 46 350; всего — 73 892 (13,8% от первоначальной численности войск фронта). Центральный фронт за 11 суток оборонительной операции потерял 33 897 человек (4,6%), безвозвратно — 15 336 (2%); Степной фронт — за 09-23.07.43г (за 15 суток) потерял 70 058 человек, безвозвратно — 27 4523. Таким образом, действующие на южном фасе дуги Воронежский и Степной фронты в ходе оборонительной операции вместе потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 144тыс. человек. В оборонительных боях на Курской дуге войска трех фронтов — Воронежского, Центрального и Степного — потеряли 177 847 человек, 1614 танков, 3929 орудий и минометов, 459 самолетов (Прим.38*)
— советские потери составили 224 тыс. военнослужащих (бесповоротные и санитарные потери) (Прим.44*). Согласно Г.Кривошееву, «Гриф секретности снят», советские потери в ходе Курской оборонительной операции составили 70 330 убитыми и пропавшими без вести, и 107 517 ранеными и больными (Прим.47*)
— советские безвозвратные потери БТТ составили 2100 танков и САУ, 3930 орудий и минометов, 1000 боевых самолетов (Прим.44*)
— согласно Г.Кривошееву, «Гриф секретности снят», безвозвратные потери советских ВВС составили 459 самолетов (Прим.47*)
— за 06-16.07.43г только 1ТА и 5ТА (не считая танковых потерь четырех общевойсковых армий и четырех отдельных танковых корпусов) потеряли 751 танк и САУ (Прим.1*). Танковые потери 5гв.ТА составили не менее 50% (Прим.16*)
— немецкие потери, по советским данным, составили 80-100 тыс. (Прим.36*), или около 100 тыс. (Прим.22*), или 54 тыс. человек (Прим.28*)
— немецкие, по советским данным, потери БТТ составили свыше 1200 (900 — Прим.28*) танков и штурмовых орудий, около 850 орудий и минометов, более 1500 самолетов (Прим.36*).
— потери немцев на южном фасе дуги (4 ТА и АГ «Кемпф»), по немецким данным, составили 20 720 человек, из них убитыми — 3330 (Прим.26*,28*,36*).
— потери (общие? — прим.ред) немцев на северном фасе дуги за 8 дней операции «Цитадель» составили 42 тыс. человек (Прим.15* и 48*) и до 500 танков и САУ (Прим.16*). Согласно докладу фельдмаршала Клюге, потери вермахта на северном фасе к концу «Цитадели» составляли 20 тыс. человек (Прим.26*). Еще по другим данным, 310 единиц составили общие потери всех типов немецких танков, «Sturmpanzer», «Jagdpanzer», «Ferdinand» и Stug-III в операции «Цитадель» (Прим.35*)
— из официальной сводки вермахта от 12.06.43г: «… с начала наступления (операции «Цитадель» — прим.ред) в плен взято 28 тыс. человек, 1640 танков и 1400 орудий уничтожено (Прим.49*). К концу битвы 32-33 тыс. советских военнослужащих попали в плен, было уничтожено или захвачено свыше 2100 танков и около 2 тыс. орудий (Прим.3* и 8*)
— только на южном фасе РККА, по немецким данным, потеряла пленными около 34000 человек (Прим.26* и 47*). Число убитых достигало приблизительно 17000. К этому следует добавить, как минимум, двойное число раненых, так что общие потери составляли около 85000 человек (Прим.26*)
— историки называют различные цифры общих потерь панцерваффе в операции «Цитадель», в том числе потерь IIтк СС и ІІІтк за 12.07.43г, при этом все они ссылаются на один источник — Федеральный военный архив Германии или Национальный архив США (трофейный отдел). Вот лишь несколько примеров:
— Н. Цетерлинг и А. Франксон утверждают, что за 13 суток (05-17.07.43г) соединениями группы армий «Юг» потеряно 190 танков и штурмовых орудий, а IIтк СС и ІІІтк 11-17.07.43г лишились 17 и 37 бронеединец соответственно;
— данные российского исследователя полковника Ю.Ильина: 05-16.07.43г группа армий «Юг» потеряла всего 175 единиц бронетехники, в том числе 161 танк и 14 штурмовых орудий, в то же время IIтк СС за один день 12.07.43г — 130 танков и 23 штурмовых орудия
— немецкий ученый, полковник К.Фризер утверждает, что в бою 12.07.43г три эсэсовские дивизии потеряли безвозвратно 5 танков, а 42 танка и 12 штурмовых орудий были отправлены в долгосрочный ремонт;
— сотрудники американского исследовательского центра «The Dupuy Institute» в своём докладе 1998г «Kursk Operation Simulation and Validation Exercise Phase II (KOSAVEII)» утверждают, что IIтк СС 12.07.43г лишился лишь 40 танков, в том числе 6 сгорело, а 34 ремонтопригодны».
— по данным Й. Энгельманна, из 294 (422 до начала наступления) танков и штурмовых орудий, которые на вечер 11.07.43г имел IIтк СС, к 13.07.1943г. остались в строю 131 танк и штурмовое орудие — таким образом, потери корпуса за 12.07.43г составили 163 единицы бронетехники; В IIIтк армейской группы «Кемпф» на 15.07.43г боеспособными оставались 69 танков и штурмовых орудий из 310 на начало наступления. Таким образом, получается, что IIтк СС за 12.07.43г из имевшихся 294 танков и штурмовых орудий потерял 163 бронеединицы. Эта цифра ненамного отличается от указанной выше. IIIтк потерял подбитыми и сожженными 12-14.07.43г примерно 51-58 танков. Если предположить, что 12.07.43г, в день наиболее ожесточенных боев, потери IIIтк составили не менее 30-35 танков и штурмовых орудий (60%), из них безвозвратные — до 15 (50 %), тогда IIтк СС и IIIтк потеряли за 12.07.43г 193 (20 безвозвратно) танка и штурмовых орудия (47% от находившихся в строю 413 танков) (Прим.36*)

Выводы по наступательной операции «Цитадель»
Объективно немцы не имели реальной возможности добиться решительной победы в Курской битве и, прежде всего, по соотношению сил и средств:
— перед операцией «Цитадель» соотношение сил РККА-вермахт было практически таким же, как и в апреле 1943г: 2,1:1 по личному составу, 3,1:1 по артиллерии, 1,9:1 по танкам и самоходным орудиям и 1,5:1 по боевым самолетам в пользу РККА (Прим.47*)
— Центральный и Воронежский фронты превосходили группы «Центр» и «Юг» (по подсчету автора):
— по количеству людей — в 1,5 раза;
— по орудиям и минометам всех калибров — в 2 раза;
— по боевым самолетам — в 1,2 раза;
— по танкам и штурмовым орудиям (САУ) — в 1,3 раза.
С учетом войск стратегического резерва — Степного фронта, превосходство РККА было подавляющим. Превосходство в танках только на Центральном и Воронежском фронтах составляло 3600 советских танков против 1700 у немцев (Прим.9*). По другим данным, СССР сосредоточил 5192 танков на начало Курской битвы: 1647 — Центральный фронт, 1843 — Воронежский и 1702 — Степной фронт (Прим.23*). Еще, по другим данным, на Курской дуге РККА имела более 2 млн. солдат, не менее 28285 орудий и минометов, 4995 танков и САУ, около 3 тыс. самолетов, что в 2,1 раза больше немцев в живой силе, в 1,8 раза больше в танках и в 2,8 раз больше в артиллерии (Прим.42*)
— все дивизии вермахта, согласно немецким оценкам, за исключением одной танковой дивизии, остались боеспособными, хотя некоторые из них, а именно, некоторые пехотные дивизии, понесли значительные потери (Прим.26*)

ЕЩЕ НЕМНОГО ЦИФР И ФАКТОВ:
— за первый день «Цитадели», по немецким данным, только люфтваффе сбило 432 советских самолета при собственных потерях 26 машин. По советским же данным, было потеряно 98 советских и сбито 111 немецких самолетов (Прим.27*)
— на северном фасе были собраны все 186 FW-190 (Прим.24*) из выделенной для операции «Цитадель» немецкой авиации, которые уничтожили 549 советских самолетов (Прим.20*)
— 60 (или 68 — Прим.34*) боеспособных штурмовиков Hs-129 В1В2 из состава специально сформированных противотанковых авиачастей люфтваффе, по немецким данным, в ходе «Цитадели», только за 06-08.07.43г смогли уничтожить 196 советских танков. За 11 дней немецкого наступления 30% первоначального состава противотанковых штурмовиков было безвозвратно потеряно, а к середине августа 1943г в строю осталось около 20 самолетов (Прим.31* и 34*)
— во время «Цитадели» немецкие саперы обезвреживали до 40 тыс. советских мин ежедневно. 2-3 суток было достаточно для советских саперов, чтобы выставить более 30 тыс. мин (Прим.8*)
— на начало Курской битвы было произведено 400 танков «Panther», 200 из которых были направлены для участия в операции «Цитадель» и 65 из них же оказались не боеспособными по техническим причинам (Прим.23). Из 212 танков Т-V «Panther» за месяц боев панцерваффе было безвозвратно потеряно 156 танков (Прим.18*)
— для участия в наступлении немцы планировали иметь 285 боеготовых танков «Tiger», но имелось только 246. Непосредственно в боях приняли участие 2 отдельных тяжелых танковых батальона (№503 и №505) и 4 роты в составе моторизованных дивизий СС общим числом 144-146 «Tiger» (45 в ОТТБ №503, 42 в ОТТБ №505 и 57 в трех танковых ротах дивизий СС) или 7,4% всех немецких танков, принимавших участие в Курской битве. ОТТБ потеряли 8 «Tiger» (из них безвозвратные потери ОТТБ №503 в первой половине июля 1943г составили 4 танка — Прим.6*) (Прим.7*,13*,33*)
— 1115 самолето-вылетов только за 09.07.43г совершило люфтваффе на Курской дуге (Прим.22*)
— если, по советским данным, количество танков «Tiger» в немецкой группировке на Курской дуге составляло 8%, то количество «Panther» оценивалось в пределах 16% (Прим.19*)
— 10.07.43г только в полосе советской 70-й армии на Курской дуге противник потерял более 3 тыс. военнослужащих и 125 танков, из них 40 «Tiger», а всего, по словам Рокоссовского, за период 05-12.07.43 — до 20 тыс. человек, было подбито и сожжено 572 танка, из них 60 «Tiger» и сбито 70 самолетов (Прим.22*)
— 10.07.43г в районе Поныри-1 советские пикирующие бомбардировщики 100кг и 250кг бомбами уничтожили 5 немецких танков, а штурмовики кассетными ПТАБами — 39 (Прим.15*). По другим данным, 05.07.43г штурмовики ИЛ-2 за 20 минут уничтожили 70 танков немецкой 9тд (Прим.10*)
— к началу «Цитадели» тд «Великая Германия» имела 175 танков (из них 46 «Tiger») и 35 штурмовых орудий, но к 12.07.43г в ней осталось боеспособных 22 танка T-IV, 38 «Panther» и 6 «Tiger» (Прим.41*)

ПРИМЕЧАНИЯ:
(Прим.1*) — Н.Андроников «Гитлеровский «факел» был погашен на Курской дуге» журнал «Военно-исторический архив» 81993
(Прим.2*) — Н.Андроников «Гитлеровский «факел» был погашен на Курской дуге» журнал «Военно-исторический архив» 71993
(Прим.3*) — Г.Уильямсон «СС — инструмент террора»
(Прим.4*) — В.Горбач «Над Огненной Дугой. Советская авиация в Курской битве»
(Прим.5*) — МО РФ «Курская битва. Общее соотношение сил и средств на курском направлении к началу июля 1943г»
(Прим.6*) — А.Лобанов «Танковые войска Гитлера»
(Прим.7*) — В.Братченко «Тяжелый танк «Тигр» журнал «Наука и техника» 12008
(Прим.8*) — Ф.Меллентин «Танковые сражения. Боевое применение танков во 2МВ»
(Прим.9*) — Г.Олейников «Прохоровское сражение»
(Прим.10*) — сборник «От Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада на трагические страницы 2МВ»
(Прим.11*) — Г.Халявский «Полная энциклопедия танков мира 1914-2000гг»
(Прим.12*) — С.Савин «Секретное оружие третьего рейха»
(Прим.13*) — А.Васильченко «Танковый ас №1 Михаэль Виттманн»
(Прим.14*) — Б.Соколов «М.Тухачевский. Жизнь и смерть Красного маршала»
(Прим.15*) — Д.Хазанов «Авиация в битве на Орловско-Курской дуге»
(Прим.16*) — Е.Музруков «Тигры» горят» журнал «Братишка» 72013
(Прим.17*) — Е.Музруков «Десант над Днепром» журнал «Братишка» 92013
(Прим.18*) — М.Коломиец «Пантеры в Курской битве»
(Прим.19*) — И.Бах «Боевые машины Г.Н.Москвина» журнал «Техника и вооружение» 112013
(Прим.20*) — А.Медведь «Фокке-Вульф» FW-190 — многоцелевой истребитель люфтваффе»
(Прим.21*) — «100 битв, которые изменили мир. Воздушная война на Восточном фронте» №141
(Прим.22*) — Н.Рогожкин «Приравнять во всех отношениях до гвардейским частям» журнал «Военно-исторический журнал» 82013
(Прим.23*) — Х.Гарсия «Бронетанковые операции 2МВ»
(Прим.24*) — А.Харук «Все самолеты люфтваффе»
(Прим.25*) — А.Бухнер «Восточный фронт»
(Прим.26*) — Э.Манштейн «Утерянные потери»
(Прим.27*) — Г.Волоско «Солдат тотальной войны» журнал «Крылья Родины» 797
(Прим.28*) — Г.Матишов «Перелом в ходе войны (осень 1942-лето 1943гг)»
(Прим.29*) — журнал «Звезда» 2013
(Прим.30*) — М.Коломиец «Тигры» на Огненной дуге»
(Прим.31*) — О.Растренин «Штурмовики люфтваффе: мифы и реальность» журнал «Авиация и космонавтика» 22014
(Прим.32*) — М.Барятинский «Истребитель танков «Фердинанд»
(Прим.33*) — М.Барятинский «Тяжелый танк «Тигр»
(Прим.34*) — Ю.Борисов «Hs-129: «летающий гроб» или пожарный Восточного фронта» журнал «Крылья Родины» 082002
(Прим.35*) — Ж.Рестен «Танки Второй Мировой в 1939-45гг»
(Прим.36*) — В.Замулин «Прохоровское сражение»
(Прим.37*) — Б.Мюл­лер-Гиллебранд «Сухопутная армия Германии 1933-45гг»
(Прим.38*) — Г.Кривошеев «Гриф секретности снят»
(Прим.39*) — 
(Прим.40*) —
(Прим.41*) — Т.Рипли «Элитные войска Третьего рейха»
(Прим.42*) — И.Ковтун «Дивизия СС «Мертвая голова»
(Прим.43*) —
(Прим.44*) — П.Букейханов «Курская битва. Наступление»
(Прим.45*) — О.Грейг «Сталин мог напасть первым»
(Прим.46*) — сборник «Генералы и офицеры вермахта рассказывают»
(Прим.47*) — Б.Соколов «Правда о Великой Отечественной войне»
(Прим.48*) — Л.Ольштынский «Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во 2МВ»
(Прим.49*) — Г.Крафт «Фронтовой дневник эсэсовца. «Мертвая голова» в бою»
(Прим.50*) —

beloepyatno.blogspot.com

Потери в курской битве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.