Тяжёлые самоходные артиллерийские установки в СССР начали проектировать ещё с начала 30-х годов. К концу десятилетия работы по тяжёлым САУ затихли, но в начале 1940 года начались снова. РККА потребовались машины, предназначенные для уничтожения вражеских ДОТов. Результатом работы конструкторов стала САУ «212», которую, однако, по ряду причин даже не достроили. В апреле 1942 года программа по «212» была закрыта окончательно, уступив мест другому, не менее интересному проекту штурмовому танку КВ7.

Инициатива с самого верха

Ноябрь 1941 года был крайне тяжёлым временем для Советского Союза. Немцы рвались к Москве, до которой оставались считанные десятки километров. Шли бои на подступах к Туле, был потерян Ростов-на-Дону. Эвакуированные на Восток заводы только начинали выпуск новых танков. Челябинский тракторный завод, к концу года переименованный в ЧКЗ (Челябинский Кировский завод, точнее – Кировский завод Наркомата танковой промышленности в Челябинске), в ноябре стал единственным предприятием, производящим тяжёлые танки КВ. Как раз в этом месяце заводчанам Танкограда впервые удалось, причём с большим запасом, преодолеть отметку в 100 выпущенных танков. Коллектив предприятия значительно пополнился за счёт рабочих и инженеров, эвакуированных из Ленинграда.


Именно в это сложное время появился проект крайне необычной машины, аналогов которой в мировом танкостроении с ходу и не припомнить. Впервые об этом проекте, который базировался на шасси КВ-1, упоминалось в отчёте капитана П. Ф. Соломонова о поездке в Челябинск, датированном 28 ноября 1941 года. Целью поездки, инициированной руководством ГАУ КА, было изучение на месте вопроса обеспеченности вооружением танков КВ-1. Помимо вопросов поставок пушек, в докладе нашлось место и опытным работам, среди которых обнаружилась и такая:

«По заданию Иосифа Виссарионовича Сталина завод Кировский разрабатывает в КВ строенную установку: 1 пушка Ф-34 и 2 пушки 45 мм (стволы без противооткатных устройств), противооткатные устройства для триплекса взяты от ЗИС-5. Кругового обстрела нет, угол обстрела по горизонту +/-15° или +/-7,5° как разрешит укладка; боекомплект 300 выстрелов (по 100 на единицу оружия), кроме того, этот триплекс имеет ещё 3–4 пулемёта.

В декабре завод должен подавать 1/5 всех танков КВ с этими триплексами».

Можно было бы предположить, что именем Сталина в докладе лишь прикрылись, но это не так. То, что именно Иосиф Виссарионович являлся инициатором создания данной конструкции, подчёркивается в нескольких документах. Более того, одно из постановлений ГКО, касающихся машины, получившей индекс КВ-7, собственноручно написано Сталиным его «фирменным» карандашом.


Причиной появления КВ-7 стали многочисленные обращения с фронта об усилении огневой мощи танковых орудий для борьбы с небронированными целями, включая лёгкие полевые укрепления. По концепции, строенная установка позволяла производить как раздельную стрельбу, так и одновременный залп. КВ-7 не являлся единственным таким проектом. В это же время, в ноябре-декабре 1941 года, похожую машину спроектировал коллектив завода №183, эвакуированный в Нижний Тагил. Танк, получивший индекс Т-34–3, разрабатывался под руководством А. А. Морозова. Представлял он собой Т-34, в башне которого, помимо Ф-34, устанавливалась спарка 45-мм пушек. Экипаж увеличивался до 5 человек, причём командир освобождался от функций наводчика. Никакой информации о том, кто стал инициатором разработки Т-34–3, нет, хотя с большой вероятностью это мог быть тот же человек, который «заказал» КВ-7. По Т-34–3 были разработаны технический проект и конструкторская документация, но до изготовления даже опытного образца дело не дошло.

В случае с КВ-7 ситуация сложилась другая, да и сам проект сильно отличался от того, что был разработан в Нижнем Тагиле. Как и в случае с периодом разработки «Истребителя ДОТ-ов» на Урале, работы по КВ-7 оказались разделены между ЧКЗ и УЗТМ.


Челябинске проектировали шасси, разработкой которого занимался коллектив СКБ-2 во главе с Г. Н. Москвиным. Орудийной частью занималось ОКБ-3 УЗТМ. Работа над установкой, которую разработали инженеры Н. Н. Ефимов и К. Н. Ильин, началась в ноябре 1941 года и закончилась к 10 декабря. В качестве главного конструктора системы, получившей заводской индекс У-13, выступал Ф. Ф. Петров. Значительную роль в создании У-13 сыграл прибывший в октябре 1941 года из Ленинграда Л. И. Горлицкий, на тот момент занимавший должность начальника артиллерийского КБ Кировского завода.

В отличие от Т-34–3, создатели КВ-7 решили отказаться от вращающейся башни, поскольку строенная установка У-13 занимала слишком много места. Вместо башни и крыши боевого отделения на КВ-7 ставилась специально разработанная рубка. При этом слово «рубка» конструкторами в документах не использовалось, вместо него применяли термин «невращающаяся башня». Для того чтобы обеспечить нормальные условия работы расчёта в боевом отделении, рубку сделали призматической формы. При этом нижняя её часть выступала на всю ширину надгусеничных полок. При изготовлении рубки максимально использовались детали от башни КВ-1, включая шаровую установку кормового пулемёта, люки на крыше башни и смотровые приборы.

Следует отметить, что в документах того периода КВ-7 самоходной установкой не называли. Формально данная машина именовалась либо просто «танк КВ-7», либо «штурмовой танк». Тем не менее, по всем признакам, это была именно самоходная артиллерийская установка. КВ-7 стал первой САУ и первой боевой машиной вообще, которую разработали на Урале и довели до стадии опытного образца. В качестве базы для создания КВ-7, согласно заводским документам, был использован ремонтный танк №5161 выпуска сентября 1941 года. Эта машина не только получила новую рубку и вооружение. Ряд изменений претерпела и её ходовая часть.


Попытка создания дуплета

К работам по теме КВ-7 ЧКЗ отнёсся очень серьёзно. Фраза про «каждый пятый танк» совсем не была пустым звуком. Одновременно с разработкой проектной документации и изготовлением опытного образца на заводе №200 шла подготовка к запуску в серию корпусного производства. 30 декабря 1941 года главным инженером завода №200 Л. И. Эйрановым были подписаны технические условия на изготовление установочной партии из 20 корпусов. Сколько именно в итоге корпусов КВ-7 удалось сделать, неизвестно, но, судя по дальнейшему развитию событий, установочная партия всё же была собрана.

Между тем, 27 декабря 1941 года (с опозданием на 10 дней от графика) опытный образец КВ-7 прошёл заводские испытания. Ввиду спешки для него не был готов новый прицел. Впрочем, были нарекания и куда более серьёзные. Согласно отчёту, установка У-13 имела неудачную конструкцию поворотного механизма винтового типа с двумя шарнирами, что приводило к большому разбросу при стрельбе. Капитан П. Ф. Соломонов, контролировавший со стороны ГАУ КА испытания, составил список из более чем десятка недочётов, требовавших исправлений. Правда, большинство из них за отведённое время уже просто не успевали исправить – к 5 января КВ-7 ожидали в Москве.


В назначенный день состоялись испытания, проходившие на полигоне завода №8 в Мытищах. Тогда же состоялся и осмотр машины комиссией, в которую входили начальники ГАБТУ, ГАУ, НКВ, а также Ворошилов и Котин. В ходе стрельбы с места только с третьего залпа удалось добиться одновременного выстрела сразу из трёх стволов, при этом кучность на дистанции 400 метров оказалась достаточно низкой. Испытания на скорострельность с места дали результат на уровне от 20 до 24 выстрелов в минуту. По отдельности скорострельность из каждого орудия оказалась примерно на уровне обычных танков, причём сама по себе идея залпового огня оказалась под вопросом. Если 76-мм пушка Ф-34 успевала сделать за 34 секунды 3 выстрела, то 45-мм танковые пушки – по 5 выстрелов. Впрочем, скорострельность комиссия признала удовлетворительной. Помимо низкой кучности стрельбы, особенно при залпе, неожиданно была признана недостаточной толщина лобовой брони. Её предложили увеличить до 110–120 мм. Кроме того, было предложено вместо строенной установки разработать спаренную – с двумя 76-мм орудиями.

Получив данные о результатах испытаний, Сталин собственноручно составил постановление ГКО №1110сс «О производстве танков «КВ-7» и «КВ-8». В нём первым же пунктом шло: «Представленный 3-орудийный образец «КВ-7» отставить». О полной отмене работ по КВ-7 речи не было, но производство установочной партии машин так и не состоялось. 27 января были составлены тактико-технические требования на машину со спаренной установкой 76-мм пушек ЗИС-5.


Как и в случае с орудийной системой первого варианта КВ-7, работа над спаренной установкой 76-мм пушек ЗИС-5 была поручена УЗТМ. Общее руководство над работами вёл Л. И. Горлицкий. Над установкой, получившей заводской индекс У-14, трудились также Н. В. Курин и Г. Ф. Ксюнин. Судя по датам на чертежах отдельных деталей установки, проектирование началось не позднее 25 января 1942 года, то есть ещё до получения тактико-технических требований. Проектирование У-14 длилось до середины февраля, а во второй половине месяца начались работы по изготовлению модернизированного КВ-7. Штурмовой танк не стали строить с нуля, а переделали уже имеющийся КВ-7 с установкой У-13. При этом саму рубку перестраивать не пришлось. Изменения коснулись лишь орудийной маски и боеукладок.

Программу испытаний модернизированного КВ-7 подготовили к 7 марта 1942 года. Предполагалось произвести 400 выстрелов и провести 50-километровый пробег, но в реальности всё оказалось иначе. Ввиду загруженности ЧТЗ и снятия с КВ-7 высшего приоритета испытания на Копейском полигоне прошли лишь 14 мая. Была достигнута скорострельность 6–7 выстрелов в минуту, причём из-за неуравновешенности системы после каждого выстрела происходило сбивание прицела. Укладку боезапаса признали неудобной, а поворотный механизм спаренной установки требовал работы двумя руками. На этом испытания были закончены. Интерес к КВ-7 угас.


Ещё раз о КВ-7 вспомнили в октябре 1942 года. В ходе командировки П. Ф. Соломонова (к тому моменту уже в звании майора) на Кировский завод был произведён осмотр САУ. Прошли и его ходовые испытания. В ноябре из ГАУ КА пришло предложение КВ-7 доработать, установив командирскую башенку, провести отладку всех систем и отправить на войсковые испытания. Хотя эту идею забросили, КВ-7 ещё успел послужить на благо советского танкопрома. На машине испытывали планетарную трансмиссию, которую разработал коллектив Московского Машиностроительного Института им. Баумана под руководством Г. И. Зайчика. Затем КВ-7 очутился на площадке завода №100, а в декабре 1943 года многострадальную самоходку вместе с КВ-9 и КВ-12 отправили в металлолом.

Не пропадать же добру

Ещё в начале января 1942 года в ГАБТУ начал обсуждаться вопрос о том, что в рубку КВ-7 можно установить что-то более мощное, чем строенная установка пушек калибра 76 и 45 мм. Первоначальное предложение заключалось в установке 152-мм гаубицы М-10.

Уже к концу января С. А. Гинзбург подготовил и требования на самоходную установку 152 мм гаубицы на базе КВ-7. В утверждённом 21 января Наркомом танковой промышленности Малышевым плане опытных работ на 1942 год данная установка проходит под номером 59. Согласно плану, за самоходную часть “истребителя ДОТов” отвечал Кировский завод (ЧКЗ), а за артиллерийскую – УЗТМ. Проектные чертежи ожидались к 15 марта, опытный образец самоходной установки к 1 мая, а чертежи для серии – к 10 мая. На работы выделялось 300 тысяч рублей. По сравнению с расходами на проект “212” сумма была небольшой, но тут речь шла не о создании машины с нуля, а о переделке уже имеющихся в заделе корпусов штурмовых танков КВ-7.


Появление этой машины вызвало неоднозначную реакцию в ГАУ КА, потому как артиллеристы всё ещё хотели получить самоход на базе КВ-3 с пушкой БР-2. Что же касается разработки самоходной установки на базе КВ-7, то она показалась им недостаточно подходящей. Правда, вскоре запросы артиллеристам пришлось поубавить, поскольку в начале апреля стало окончательно ясно – «Истребителя ДОТ-ов» с БР-2 не будет.

15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского Комитета ГАУ КА, посвящённый вопросу развития самоходной артиллерии. Именно он окончательно утвердил направления, по которым в дальнейшем развивалась советская самоходная артиллерия. По вопросу тяжелой САУ было принято следующее решение:

«2) Истребители ДОТ-ов – 152-мм пушка «БР-2» на специальном шасси из агрегатов танка «КВ».

Работу поручить Кировскому заводу (НКТП) с привлечением завода №221 (НКВ). В виду того, что получение шасси на этот самоход сопряжено с большими трудностями, считать целесообразным ограничиться в ближайшее время получением проекта этого самохода.

Временно ограничиться установкой 152-мм пушки-гаубицы обр. 1937 года в корпусе танка «КВ-7». Работу поручить Кировскому заводу (НКТП) и заводу №172 (НКВ)».


Вскоре вместо завода №172 НКВ работы по орудийной части были возложены на УЗТМ. Таким образом, сотрудничество по теме КВ-7 между Уралмашем и ЧКЗ продолжилось. Тема, которую в Свердловске прорабатывали ещё с начала 1942 года, получила заводской индекс У-18. Как и в случае с установками У-13 и У-14, руководил разработкой установки МЛ-20 в КВ-7 Л. И. Горлицкий.

По разным причинам разработка установки 152-мм гаубицы в рубке КВ-7 затянулась. Эскизный проект был готов только 4 августа, а представлен через месяц – 3 сентября 1942 года. Группа конструкторов УЗТМ во главе с Горлицким постаралась максимально вложиться в требования военных, а также свести к минимуму переделку корпуса КВ-7. Артиллерийская часть установки У-18 состояла всего из 13 узлов, при этом корпус и рубка КВ-7 переделкам не подвергались. Подобный подход к максимальному «невмешательству» в конструкцию КВ-7 легко объясним фразой из описания У-18:

«В качестве базы для этой самоходной установки лучше всего подходит танк КВ-7. Несколько десятков штук корпусов с башнями этого танка находятся на Кировском заводе в городе Челябинске, предназначавшиеся для строенных установок одного 76,2-мм и двух 45-мм танковых орудий».

Казалось бы, при таком подходе разработка коллектива КБ УЗТМ как нельзя лучше подходила для освоения задела. Тем неожиданней оказался финал истории. 24 сентября 1942 года в адрес главного инженера УЗТМ М. Г. Умнягина пришло письмо, подписанное начальником 6 отдела БТУ ГАБТУ КА инженером-полковником Ковалёвым:

«На Ваш №3655/48с от 4.9.42 года о проекте самоходной установки «У-18» сообщаю, что аналогичный проект, предложенный товарищем Петровым с 12.9 по 14.9.42 года обсуждался на заседании Технического Комитета Совета Наркомата Вооружения».


Вот так, совершенно внезапно, история У-18 закончилась, даже не успев толком начаться. Самоходы У-18 и У-19, разработанные под руководством Горлицкого, так и остались бумажными проектами. Они настолько плотно осели в архивах, что о них забыли напрочь. На слуху остались только индексы, которые позже, ввиду недостатка информации, отечественные историки присвоили проектам, разрабатывавшимся в КБ завода №8 под руководством Ф. Ф. Петрова. Каждый из них достоин отдельного повествования.


Источники:

  • ЦАМО РФ
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева
  • Архив Сергея Агеева

warspot.ru

Кв 7В первые несколько месяцев Великой Отечественной войны проявилось множество преимуществ и недостатков советского оружия и военной техники. Что-то показывало превосходные результаты, а показатели других типов в боевой обстановке не оправдывали ожиданий. К примеру, существующие танки, в том числе и тяжелые КВ-1, не всегда справлялись с возлагаемыми на них задачами. Бронирование и ходовые качества были достаточными, но порой не хватало огневой мощи. Войскам была нужна новая бронемашина, имеющая более серьезное вооружение. Кроме того, бойцы были бы не прочь получить танк с удобным боевым отделением.

Осенью 41-го решить все возникшие проблемы собрались на Челябинском Кировском заводе. Конструкторы Л.И. Горлицкий и Н.В. Кудрин инициировали начало работ по созданию нового танка. Проект получил название «Объект 227» или КВ-7. В качестве основы для новой бронемашины была взята уже освоенная в серии ходовая часть танка КВ-1. Компоновку исходного танка решили не изменять и так же размещать боевое отделение в средней части бронекорпуса. Куда большие проблемы возникли с вооружением. На осень 1941 года самым большим калибром среди всех имевшихся танковых пушек обладали 76-миллиметровые Ф-34 и ЗиС-5. Однако, как выяснилось из боевого применения танков Т-34 и КВ-1 в первые месяцы войны, они были недостаточным оружием для тяжелого танка прорыва. У челябинских инженеров не было возможность ждать новое орудие большего калибра. Пришлось обходиться имеющимися типами вооружений.

Кв 7Сначала поступило предложение оснастить «Объект 227» сразу тремя 76-мм пушками ЗиС-5. По мнению предложивших это конструкторов, батарея из трех пушек могла бы дать новому танку достаточную огневую мощь, не требуя при этом значительного перестроения производства и логистики. Однако три 76-мм орудия никак не получалось вписать во вращающуюся башню. После ряда безуспешных попыток перекомпоновать боевое отделение или башню инженеры решили отказаться от последней. По новому предложению три ЗиС-5 должны были располагаться в неподвижной бронированной рубке. Таким образом, КВ-7 становился не танком, но самоходной артиллерийской установкой. Конструкторы с ЧКЗ не ставили своей целью точное соблюдение терминологии и продолжили работы по теме «227» уже в виде САУ.

Кв 7Тем не менее, даже отказ от вращающейся башни не дал практически никакого толку в деле оснащения новой САУ тремя пушками ЗиС-5. Размер казенников и противооткатных устройств пушек требовал не только убрать поворотный механизм, но и расширить рубку до неприличных размеров – ее боковые стенки в таком случае должны были быть чуть ли не за уровнем внешних обводов гусениц. Само собой, после такого результата предварительного проектирования три ЗиС-5 были отвергнуты за бесполезностью. Второй вариант вооружения самоходки КВ-7 предполагал установку одной 76-мм пушки Ф-34 и двух 45-мм 20К. Все три орудия предлагалось устанавливать на одном опорном блоке, обозначенном индексом У-13. На единой раме монтировалась общая люлька с тремя «комплектами» креплений для противооткатных устройств. Конструкция У-13 позволяла одновременно производить нацеливание всех трех пушек как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях. Рассматривалась возможность обеспечения каждой пушки собственными средствами наведения, но такая возможность значительно усложняла конструкцию. Примечательно, что при проектировании КВ-7 впервые в нашей стране была создана т.н. рамочная система крепления орудия.

Впоследствии аналогичные механизмы будут применяться почти на всех советских самоходках того времени. Рамочное крепление имело большие преимущества перед ранее применявшимся т.н. тумбовым, в первую очередь, в эргономическом аспекте. Использованный узел крепления У-13 позволял наводить все три пушки в пределах 15° в стороны от продольной оси в горизонтальной плоскости и от -5° до +15° в вертикальной. Прицеливание пушек Ф-34 и 20К производилось при помощи телескопического прицела ТМДФ-7. Дополнительное вооружение самоходки состояло из трех пулеметов ДТ. Два из них размещались в шаровых установках в лобовом листе корпуса и кормовом листе рубки. Кроме того, в распоряжении экипажа из шести человек был еще один аналогичный пулемет, который в случае необходимости можно было использовать в качестве запасного или зенитного. Боекомплект самоходки составлял 93 76-мм снаряда, 200 45-миллиметровых, 40 дисков для пулеметов и 30 гранат.

Кв 7Бронированная рубка изготовлялась из катаных бронелистов с толщиной от 75 мм (лоб) до 30 мм (крыша). Лоб и борта рубки располагались под углами к вертикальной плоскости. Маска пушек имела толщину 100 миллиметров и была выполнена подвижной. Кроме того, зазор между маской и листами рубки оснащался дополнительными щитками. Конструкция бронекорпуса ходовой части танка-основы КВ-1 не претерпела каких-либо изменений, кроме доработок для установки рубки. На опытном экземпляре КВ-7 с тремя пушками устанавливался 12-цилиндровый дизель В-2К мощностью 600 лошадиных сил. Трансмиссия была полностью скопирована с КВ-1. Похожим образом дело обстояло с топливной системой, подвеской, гусеницами и т.д.

Сборка первого опытного экземпляра САУ проекта «Объект 227» была завершена уже в декабре 41-го. Тогда же начались испытания. Ходовые качества новой самоходки не сильно отличались от танка КВ-1 – сказалась примененная ходовая часть и новый двигатель. А вот на пробных стрельбах возникли серьезные проблемы. Как оказалось, самоходка КВ-7 просто не могла одновременно вести огонь из всех трех орудий, что не позволило производить более 12 выстрелов в минуту. По причине разных калибров и мощностей боеприпасов каждая пушка или, как минимум, каждый тип пушек требовал отдельного прицела. Таким образом, один прицел ТМДФ-7, предназначенный для использования с пушкой Ф-34, не справлялся со своими обязанностями. Еще одна проблема конструкции выяснилась при стрельбе из крайних 45-миллиметровых пушек. Из-за особенностей креплений системы У-13 выстрел из пушки 20К сдвигал все орудия и сбивал наводку. Наконец, единая система креплений для всех трех пушек не позволяла одновременно обстреливать более одной цели. Было решено продолжить модернизацию этого варианта КВ-7 для повышения эффективности огня.

Одновременно с трехпушечным вариантом «Объекта 227» в конструкторском бюро ЧКЗ создавался и двухпушечный. Словно предвидя проблемы с прицеливанием орудий различного калибра, Горлицкий и Кудрин предложили разработать версию самоходки «227» с двумя орудиями одинакового калибра. В качестве вооружения для проекта КВ-7-II были предложены все те же ЗиС-5. На основе креплений системы У-13 была сделана установка У-14, рассчитанная на установку двух трехдюймовых орудий. Две пушки ЗиС-5 на установке У-14 были смонтированы на второй опытный экземпляр новой САУ. Конструкция рубки при этом почти не изменилась – пришлось переделать только маску орудий и несколько других деталей. Также пришлось переделать укладку боекомплекта для пушек. Применение двух одинаковых орудий позволило упростить ее «организацию» и разместить в боевом отделении 150 снарядов. Состав и боекомплект пулеметного вооружения, равно как и гранаты, перешли к КВ-7-II безо всяких изменений.

Кв 7Создание двухпушечной самоходной артустановки заняло больше времени и испытания КВ-7-II начались только в апреле 1942 года. Единый калибр обоих орудий значительно облегчил работу экипажа, а в перспективе мог упростить проблему снабжения. После нескольких дней тренировок экипаж испытателей смог достичь боевой скорострельности в 15 выстрелов в минуту. Это было больше, чем у первого варианта КВ-7. Однако этим превосходство над трехпушечной машиной и ограничилось. Ходовые показатели КВ-7-II были точно такими же, а эргономика боевого отделения, если и улучшилась, то ненамного. Похожим образом дело обстояло и в сравнении самоходок КВ-7 обеих версий с исходным танком КВ-1.

САУ КВ-7 имела неплохое пулемётное вооружение — в лобовой бронеплите корпуса и тыльной бронеплите рубки в шаровых установках монтировались два 7,62-мм пулемёта ДТ. Ещё один ДТ укладывался внутри боевого отделения и мог использоваться как зенитный, если возникала такая надобность. Боекомплект ко всем ДТ составлял 3591 патрон.

Второй вариант КВ-7 вооружался двумя 76,2-мм орудиями ЗиС-5 в установке У-14, схожей по конструкции с У-13. Скорострельность достигла 15 выстрелов в минуту; пулемётное вооружение было сохранено, но по сравнению с первым вариантом изменения коснулись укладки боекомплекта. Он составлял 150 унитарных выстрелов к орудиям, 2646 патронов к ДТ и 30 ручных гранат Ф-1.

Кв 7КВ-7 оснащалась четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2К мощностью 600 л. с… Пуск двигателя обеспечивался двумя стартерами СМТ-4628 мощностью 6 л. с. каждый или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 л в боевом отделении машины. КВ-7 имела плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600—615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении.

САУ КВ-7 оснащалась механической трансмиссией, в состав которой входили:

  • многодисковый главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
  • пятиступенчатая коробка передач тракторного типа;
  • два многодисковых бортовых фрикциона с трением «сталь по стали»;
  • два бортовых планетарных редуктора;
  • ленточные плавающие тормоза.

Все приводы управления трансмиссией — механические. При эксплуатации в войсках наибольшее число нареканий и рекламаций в адрес завода-изготовителя вызывали именно дефекты и крайне ненадёжная работа трансмиссионной группы, особенно у перегруженных танков КВ выпуска военного времени. Практически все авторитетные печатные источники признают одним из самым существенных недостатков танков серии КВ и машин на его базе низкую общую надёжность трансмиссии в целом.

Подвеска машины — индивидуальная торсионная с внутренней амортизацией для каждого из 6 штампованных двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления располагались сзади, а ленивцы — спереди. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми литыми поддерживающими катками без резиновых бандажей. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86—90 одногребневых траков шириной 700 мм и шагом 160 мм.

Кв 7Электропроводка в САУ КВ-7 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Исключение составляла цепь аварийного освещения, которая была двухпроводной. Источниками электроэнергии были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-4576А мощностью 1 кВт и четыре последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-144 общей ёмкостью 288 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:

  • наружное и внутреннее освещение машины, приборы подсветки прицелов и шкал измерительных приборов;
  • наружный звуковой сигнал СЗ-4732А;
  • контрольно-измерительные приборы;
  • электрика моторной группы — стартеры СМТ-4628, пусковое реле РРТ-4576 и т. д.

Полученный боевой опыт только подтвердил изначально плохую обзорность из танка КВ-1. Поэтому для устранения этого недостатка САУ КВ-7 сразу же оснащалась значительным числом средств наблюдения. В крыше броневой рубки устанавливались шесть призменных смотровых приборов, защищённых броневым прикрытием. Ещё двумя такими приборами оснащались рабочие места механика-водителя и стрелка из курсового пулемёта. Второй вариант КВ-7 несколько отличался от первого по средствам наблюдения — вместо части призменных смотровых приборов рабочие места командира и наводчика оснащались перископическими приборами с поворачивающейся головкой, защищённой броневым колпаком.

Для ведения огня самоходка оснащалась прицелом ТМФД-7. Шаровые установки пулемётов ДТ могли оснащаться телескопическим прицелом ПУ от снайперской винтовки.

Кв 7В конце весны 42-го вопрос судьбы «Объекта 227» вышел на высший уровень. В ходе обсуждения результатов испытаний и перспектив самоходки в качестве вооружения для Красной Армии прозвучала фраза, которая поставила крест на ее принятии на вооружение. Кто-то из военного руководства Советского Союза спросил: «Зачем нужно две или три пушки? Одна, но хорошая будет гораздо лучше». Ряд источников приписывает эти слова товарищу Сталину. Однако другие советские военачальники тоже не видели в проекте КВ-7 каких-либо преимуществ перед имеющейся техникой. Установка более мощных орудий также вряд ли могла сделать КВ-7 перспективной системой. По результатам обсуждения в верхах проект был закрыт. Первый экземпляр «Объекта 227», оснащенный тремя орудиями, был разобран и в дальнейшем использовался в качестве платформы для испытаний другой техники. КВ-7-II с двумя пушками ЗиС-5 долгое время стоял в одном из цехов ЧКЗ, став в некотором роде музейным экспонатом.

mywebs.su

Разработчик: КБ ЧКЗ СКБ-2
Год начала работ: 1941
Год постройки первого прототипа: 1942
Причина завершения работ: техническая недоведенность и несоответствие ТТЗ.

 

Тяжелый танк прорыва “Объект 227”, или как его чаще называли – КВ-7, стал апогеем развития “танков прорыва” созданных на шасси серийного КВ-1. Рассказывает wofmd.com Поздней осенью 1941 г., когда уже было налажено производство серийной продукции на ЧКЗ, КБ этого завода получило задание на разработку нового танка с более мощным вооружением и улучшенной подвижностью. Общее проектирование осуществляли инженеры Л.Е.Сычев и Г.Н.Москвин, а вопросами вооружения заведовали Л.И.Горлицкий и Н.В.Курин с завода Уралмаш.

 

В отличии от остальных проектов КВ-7 больше соответствовал САУ огневой поддержки, чем танку прорыва. Вооружение решили услить весьма радикальным способом. Вместо одного крупнокабирного орудия на танке хотели установить три (!) 76,2-мм танковые пушки ЗиС-5. Столь внушительное число стволов объясняется не гигантоманией конструкторов, а отсутствием мощной пушки калибра 85-122 мм, которая была бы пригодна для установки на танк. Вскоре от этой идеи отказались в виду нереальности её осуществления, и спроектировали новый вариант, вооружение которого состояло из одного центрального 76,2-мм орудия Ф-34 и двух дополнительных 45-мм пушек 20К. Выбор в сторону столь странного симбиоза был не случаен, поскольку наркомат танкопрома всё ещё находился под влиянием довоенных теорий. Считалось, что Ф-34 будет успешно бороться с танками противника, а “сорокопятки” будут действовать против легкой бронетехники. Для поражения особо прочных целей предусмотрели залповую стрельбу из всех трёх орудий. Угол вертикальной наводки составлял -5°+15°, угол горизонтальной наводки ±7,5°. Боевая скорострельность достигала 12 выстрелов в минуту. Боезапас для 76-мм пушки равнялся 93 снарядам, для двух 45-мм пушек – 200 снарядов. Проектирование и сборку этой стрелковой установки, названной У-13, поручили УЗТМ. пулемётное вооружение КВ-7 состояло из трех 7,62-мм пулеметов ДТ: один лобовой в корпусе танка, один кормовой в рубке и один в маленькой башенке на люке боевого отделения.

Бронекорпус танка тоже подвергли значительным доработкам. Прежде всего, из-за невозможности установить в башне три орудия вместо неё сконструировали объёмную бронированную рубку, с тощиной лобовых и бортовых листов 75 мм с 20-мм накладной бронёй . В ней размещались командир танка, наводчик и два заряжающих, а также весь боекомплект к пушкам. Стрелок-радист и механик-водитель сидели в передней части танка. Бронекорпус КВ-7 сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 60, 30 и 20 мм, орудийная установка защищалась подвижной бронемаской толщиной 100 мм.

На танке устанавливался четырёхтактный V-образным 12-цилиндровымй дизельный двигатель В-2К мощностью 600 л.с. Пуск двигателя обеспечивался двумя стартёрами СМТ-4628 мощностью 6 л.с. каждый или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 литров в боевом отделении машины. КВ-7 имела плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600-615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении.

По опыту эксплуатации серийных КВ-1 смотровое оборужование КВ-7 значительно улучшили. В крыше броневой рубки устанавливались шесть призменных смотровых приборов, защищённых броневым прикрытием. Ещё двумя такими приборами оснащались рабочие места механика-водителя и стрелка из курсового пулемёта. Для ведения огня самоходка оснащалась прицелом ТМФД-7. Шаровые установки пулемётов ДТ могли оснащаться телескопическим прицелом ПУ от снайперской винтовки.

Ходовая часть танка состояла из 6 штампованных двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления располагались сзади, а ленивцы — спереди. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми литыми поддерживающими катками без резиновых бандажей. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86-90 одногребневых траков шириной 700 мм и шагом 160 мм.

Параллельно, видимо в целях подстраховки, был разработан второй вариант КВ-7. Он вооружался двумя 76,2-мм орудиями ЗиС-5 в установке У-14, схожей по конструкции с У-13. Скорострельность из обеих орудий достигла 15 выстрелов в минуту, при этом пулемётное вооружение было сохранено, но по сравнению с первым вариантом изменения коснулись укладки боекомплекта. Теперь боезапас составлял 150 унитарных выстрелов к орудиям, 2646 патронов к ДТ (42 диска) и 30 ручных гранат Ф-1. В современной литературе танк с тремя пушками именуется как КВ-7-I, а двухпушечный вариант – КВ-7-II.

 

Постройка первого опытного образца была завершена в ноябре 1941 г., и 29 декабря он был отправлен в Москву для прохождения совместных испытаний с КВ-8, которые проводились в присутствии К.И.Ворошилова, начальника ГАБТУ И.Федоренко и начальника ГАУ Н.Н.Воронова. Их результаты обнадеживающими назвать было трудно. Как и прежде отмечалась низкая нажежность трансмиссии танка, почти без изменений перешедшей от серийного КВ-1. В боевом отделении было явно недостаточно места для комфортной работы шести членов экипажа, а вести стрельбу по двум различным целям оказалось практически невозможно, так как 76 или 45-мм пушкам требовались различные прицелы. По защищенности КВ-7 был аналогчен КВ-1 с литой башней, в то время как по боевой эффективности он явно уступал серийным танкам.

В апреле 1942 г. проходил испытания КВ-7-II. И здесь больших успехов добиься не удалось – советский “танк-САУ” не имел существенных преимуществ перед КВ-1, а 76,2-мм пушки были нужны для выпуска серийных танков.

 

Последнее слово осталось за Сталиным, который после рассмотрения данных об испытаниях КВ-7 спросил:“Зачем нужно три пушки? Лучше установить одну, но хорошую…”

Собственно после этого никто больше не поднимал вопрос о многопушечных вариантах КВ и проект в скором времени был закрыт. Впоследствии трехпушечный танк был разобран, а КВ-7-II осталяся в виде музейного экспоната.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЁЛОГО ТАНКА
КВ-7-I обр.1942 г.

БОЕВАЯ МАССА 47500 кг
ЭКИПАЖ, чел. 6
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 6750
Ширина, мм 3250
Высота, мм 2450
Клиренс, мм ?
ВООРУЖЕНИЕ одна 76,2-мм пушка Ф-34, две 45-мм пушки 20К, три 7,62-мм пулемета ДТ или две 76,2-мм пушки Ф-34 и три 7,62-мм пулемета ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ 93 снаряда к 76,2-мм пушке, 200 снарядов к 45-мм пушке, 3591 патрон 150 снарядов к пушкам и 2646 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ прицел ТМФД-7
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 75+20 мм
борт корпуса – 75 мм
корма корпуса – 60 мм
лоб рубки – 75 мм
борт рубки – 75 мм
крыша – 20 мм
днище – 20-30 мм
ДВИГАТЕЛЬ В-2К, дизельный, 12-цилиндровый, мощностью 600 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа с 5-скоростной коробкой передач
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 6 сдвоенных обрезиненных основных катков, 3 поддерживающих ролика, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, крупнозвенчатая гусеница
СКОРОСТЬ 34 кмч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 225 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. ?
Высота стенки, м 1,20
Глубина брода, м 1,60
Ширина рва, м 2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 71ТК-3

wofmd.com

В первые несколько месяцев Великой Отечественной войны проявилось множество преимуществ и недостатков советского оружия и военной техники. Что-то показывало превосходные результаты, а показатели других типов в боевой обстановке не оправдывали ожиданий. К примеру, существующие танки, в том числе и тяжелые КВ-1, не всегда справлялись с возлагаемыми на них задачами.

Бронирование и ходовые качества были достаточными, но порой не хватало огневой мощи. Войскам была нужна новая бронемашина, имеющая более серьезное вооружение. Кроме того, бойцы были бы не прочь получить танк с удобным боевым отделением.

Осенью 41-го решить все возникшие проблемы собрались на Челябинском Кировском заводе. Конструкторы Л.И. Горлицкий и Н.В. Кудрин инициировали начало работ по созданию нового танка. Проект получил название «Объект 227» или КВ-7. В качестве основы для новой бронемашины была взята уже освоенная в серии ходовая часть танка КВ-1.

Компоновку исходного танка решили не изменять и так же размещать боевое отделение в средней части бронекорпуса. Куда большие проблемы возникли с вооружением. На осень 1941 года самым большим калибром среди всех имевшихся танковых пушек обладали 76-миллиметровые Ф-34 и ЗиС-5.

Однако, как выяснилось из боевого применения танков Т-34 и КВ-1 в первые месяцы войны, они были недостаточным оружием для тяжелого танка прорыва. У челябинских инженеров не было возможность ждать новое орудие большего калибра. Пришлось обходиться имеющимися типами вооружений.

Сначала поступило предложение оснастить «Объект 227» сразу тремя 76-мм пушками ЗиС-5. По мнению предложивших это конструкторов, батарея из трех пушек могла бы дать новому танку достаточную огневую мощь, не требуя при этом значительного перестроения производства и логистики. Однако три 76-мм орудия никак не получалось вписать во вращающуюся башню.

После ряда безуспешных попыток перекомпоновать боевое отделение или башню инженеры решили отказаться от последней. По новому предложению три ЗиС-5 должны были располагаться в неподвижной бронированной рубке. Таким образом, КВ-7 становился не танком, но самоходной артиллерийской установкой. Конструкторы с ЧКЗ не ставили своей целью точное соблюдение терминологии и продолжили работы по теме «227» уже в виде САУ.

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка

Тем не менее, даже отказ от вращающейся башни не дал практически никакого толку в деле оснащения новой САУ тремя пушками ЗиС-5. Размер казенников и противооткатных устройств пушек требовал не только убрать поворотный механизм, но и расширить рубку до неприличных размеров – ее боковые стенки в таком случае должны были быть чуть ли не за уровнем внешних обводов гусениц.

Само собой, после такого результата предварительного проектирования три ЗиС-5 были отвергнуты за бесполезностью. Второй вариант вооружения самоходки КВ-7 предполагал установку одной 76-мм пушки Ф-34 и двух 45-мм 20К. Все три орудия предлагалось устанавливать на одном опорном блоке, обозначенном индексом У-13.

На единой раме монтировалась общая люлька с тремя «комплектами» креплений для противооткатных устройств. Конструкция У-13 позволяла одновременно производить нацеливание всех трех пушек как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях. Рассматривалась возможность обеспечения каждой пушки собственными средствами наведения, но такая возможность значительно усложняла конструкцию.

Примечательно, что при проектировании КВ-7 впервые в нашей стране была создана т.н. рамочная система крепления орудия. Впоследствии аналогичные механизмы будут применяться почти на всех советских самоходках того времени. Рамочное крепление имело большие преимущества перед ранее применявшимся т.н. тумбовым, в первую очередь, в эргономическом аспекте. Использованный узел крепления У-13 позволял наводить все три пушки в пределах 15° в стороны от продольной оси в горизонтальной плоскости и от -5° до +15° в вертикальной.

Прицеливание пушек Ф-34 и 20К производилось при помощи телескопического прицела ТМДФ-7. Дополнительное вооружение самоходки состояло из трех пулеметов ДТ. Два из них размещались в шаровых установках в лобовом листе корпуса и кормовом листе рубки. Кроме того, в распоряжении экипажа из шести человек был еще один аналогичный пулемет, который в случае необходимости можно было использовать в качестве запасного или зенитного.

Боекомплект самоходки составлял 93 76-мм снаряда, 200 45-миллиметровых, 40 дисков для пулеметов и 30 гранат.

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка или КВ-7

Бронированная рубка изготовлялась из катаных бронелистов с толщиной от 75 мм (лоб) до 30 мм (крыша). Лоб и борта рубки располагались под углами к вертикальной плоскости. Маска пушек имела толщину 100 миллиметров и была выполнена подвижной. Кроме того, зазор между маской и листами рубки оснащался дополнительными щитками.

Конструкция бронекорпуса ходовой части танка-основы КВ-1 не претерпела каких-либо изменений, кроме доработок для установки рубки. На опытном экземпляре КВ-7 с тремя пушками устанавливался 12-цилиндровый дизель В-2К мощностью 600 лошадиных сил. Трансмиссия была полностью скопирована с КВ-1.

Похожим образом дело обстояло с топливной системой, подвеской, гусеницами и т.д. Сборка первого опытного экземпляра САУ проекта «Объект 227» была завершена уже в декабре 41-го. Тогда же начались испытания. Ходовые качества новой самоходки не сильно отличались от танка КВ-1 – сказалась примененная ходовая часть и новый двигатель.

А вот на пробных стрельбах возникли серьезные проблемы. Как оказалось, самоходка КВ-7 просто не могла одновременно вести огонь из всех трех орудий, что не позволило производить более 12 выстрелов в минуту. По причине разных калибров и мощностей боеприпасов каждая пушка или, как минимум, каждый тип пушек требовал отдельного прицела. Таким образом, один прицел ТМДФ-7, предназначенный для использования с пушкой Ф-34, не справлялся со своими обязанностями.

Еще одна проблема конструкции выяснилась при стрельбе из крайних 45-миллиметровых пушек. Из-за особенностей креплений системы У-13 выстрел из пушки 20К сдвигал все орудия и сбивал наводку. Наконец, единая система креплений для всех трех пушек не позволяла одновременно обстреливать более одной цели. Было решено продолжить модернизацию этого варианта КВ-7 для повышения эффективности огня. Одновременно с трехпушечным вариантом «Объекта 227» в конструкторском бюро ЧКЗ создавался и двухпушечный.

Словно предвидя проблемы с прицеливанием орудий различного калибра, Горлицкий и Кудрин предложили разработать версию самоходки «227» с двумя орудиями одинакового калибра. В качестве вооружения для проекта КВ-7-II были предложены все те же ЗиС-5. На основе креплений системы У-13 была сделана установка У-14, рассчитанная на установку двух трехдюймовых орудий. Две пушки ЗиС-5 на установке У-14 были смонтированы на второй опытный экземпляр новой САУ.

Конструкция рубки при этом почти не изменилась – пришлось переделать только маску орудий и несколько других деталей. Также пришлось переделать укладку боекомплекта для пушек. Применение двух одинаковых орудий позволило упростить ее «организацию» и разместить в боевом отделении 150 снарядов. Состав и боекомплект пулеметного вооружения, равно как и гранаты, перешли к КВ-7-II безо всяких изменений.

Объект 227

Объект 227

Объект 227 или КВ-7

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка

Создание двухпушечной самоходной артустановки заняло больше времени и испытания КВ-7-II начались только в апреле 1942 года. Единый калибр обоих орудий значительно облегчил работу экипажа, а в перспективе мог упростить проблему снабжения. После нескольких дней тренировок экипаж испытателей смог достичь боевой скорострельности в 15 выстрелов в минуту.

Это было больше, чем у первого варианта КВ-7. Однако этим превосходство над трехпушечной машиной и ограничилось. Ходовые показатели КВ-7-II были точно такими же, а эргономика боевого отделения, если и улучшилась, то ненамного. Похожим образом дело обстояло и в сравнении самоходок КВ-7 обеих версий с исходным танком КВ-1.

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка или КВ-7

В конце весны 42-го вопрос судьбы «Объекта 227» вышел на высший уровень. В ходе обсуждения результатов испытаний и перспектив самоходки в качестве вооружения для Красной Армии прозвучала фраза, которая поставила крест на ее принятии на вооружение. Кто-то из военного руководства Советского Союза спросил: «Зачем нужно две или три пушки?

Одна, но хорошая будет гораздо лучше». Ряд источников приписывает эти слова товарищу Сталину. Однако другие советские военачальники тоже не видели в проекте КВ-7 каких-либо преимуществ перед имеющейся техникой. Установка более мощных орудий также вряд ли могла сделать КВ-7 перспективной системой. По результатам обсуждения в верхах проект был закрыт.

Первый экземпляр «Объекта 227», оснащенный тремя орудиями, был разобран и в дальнейшем использовался в качестве платформы для испытаний другой техники. КВ-7-II с двумя пушками ЗиС-5 долгое время стоял в одном из цехов ЧКЗ, став в некотором роде музейным экспонатом.

Объект 227. двухпушечная самоходноя артустановка или КВ-7

titcat.ru

В первые несколько месяцев Великой Отечественной войны проявилось множество преимуществ и недостатков советского оружия и военной техники. Что-то показывало превосходные результаты, а показатели других типов в боевой обстановке не оправдывали ожиданий. К примеру, существующие танки, в том числе и тяжелые КВ-1, не всегда справлялись с возлагаемыми на них задачами. Бронирование и ходовые качества были достаточными, но порой не хватало огневой мощи. Войскам была нужна новая бронемашина, имеющая более серьезное вооружение. Кроме того, бойцы были бы не прочь получить танк с удобным боевым отделением.

Осенью 41-го решить все возникшие проблемы собрались на Челябинском Кировском заводе. Конструкторы Л.И. Горлицкий и Н.В. Кудрин инициировали начало работ по созданию нового танка. Проект получил название «Объект 227» или КВ-7. В качестве основы для новой бронемашины была взята уже освоенная в серии ходовая часть танка КВ-1. Компоновку исходного танка решили не изменять и так же размещать боевое отделение в средней части бронекорпуса. Куда большие проблемы возникли с вооружением. На осень 1941 года самым большим калибром среди всех имевшихся танковых пушек обладали 76-миллиметровые Ф-34 и ЗиС-5. Однако, как выяснилось из боевого применения танков Т-34 и КВ-1 в первые месяцы войны, они были недостаточным оружием для тяжелого танка прорыва. У челябинских инженеров не было возможность ждать новое орудие большего калибра. Пришлось обходиться имеющимися типами вооружений.

Сначала поступило предложение оснастить «Объект 227» сразу тремя 76-мм пушками ЗиС-5. По мнению предложивших это конструкторов, батарея из трех пушек могла бы дать новому танку достаточную огневую мощь, не требуя при этом значительного перестроения производства и логистики. Однако три 76-мм орудия никак не получалось вписать во вращающуюся башню. После ряда безуспешных попыток перекомпоновать боевое отделение или башню инженеры решили отказаться от последней. По новому предложению три ЗиС-5 должны были располагаться в неподвижной бронированной рубке. Таким образом, КВ-7 становился не танком, но самоходной артиллерийской установкой. Конструкторы с ЧКЗ не ставили своей целью точное соблюдение терминологии и продолжили работы по теме «227» уже в виде САУ.

Тем не менее, даже отказ от вращающейся башни не дал практически никакого толку в деле оснащения новой САУ тремя пушками ЗиС-5. Размер казенников и противооткатных устройств пушек требовал не только убрать поворотный механизм, но и расширить рубку до неприличных размеров – ее боковые стенки в таком случае должны были быть чуть ли не за уровнем внешних обводов гусениц. Само собой, после такого результата предварительного проектирования три ЗиС-5 были отвергнуты за бесполезностью. Второй вариант вооружения самоходки КВ-7 предполагал установку одной 76-мм пушки Ф-34 и двух 45-мм 20К. Все три орудия предлагалось устанавливать на одном опорном блоке, обозначенном индексом У-13. На единой раме монтировалась общая люлька с тремя «комплектами» креплений для противооткатных устройств. Конструкция У-13 позволяла одновременно производить нацеливание всех трех пушек как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях. Рассматривалась возможность обеспечения каждой пушки собственными средствами наведения, но такая возможность значительно усложняла конструкцию. Примечательно, что при проектировании КВ-7 впервые в нашей стране была создана т.н. рамочная система крепления орудия. Впоследствии аналогичные механизмы будут применяться почти на всех советских самоходках того времени. Рамочное крепление имело большие преимущества перед ранее применявшимся т.н. тумбовым, в первую очередь, в эргономическом аспекте. Использованный узел крепления У-13 позволял наводить все три пушки в пределах 15° в стороны от продольной оси в горизонтальной плоскости и от -5° до +15° в вертикальной. Прицеливание пушек Ф-34 и 20К производилось при помощи телескопического прицела ТМДФ-7. Дополнительное вооружение самоходки состояло из трех пулеметов ДТ. Два из них размещались в шаровых установках в лобовом листе корпуса и кормовом листе рубки. Кроме того, в распоряжении экипажа из шести человек был еще один аналогичный пулемет, который в случае необходимости можно было использовать в качестве запасного или зенитного. Боекомплект самоходки составлял 93 76-мм снаряда, 200 45-миллиметровых, 40 дисков для пулеметов и 30 гранат.

Бронированная рубка изготовлялась из катаных бронелистов с толщиной от 75 мм (лоб) до 30 мм (крыша). Лоб и борта рубки располагались под углами к вертикальной плоскости. Маска пушек имела толщину 100 миллиметров и была выполнена подвижной. Кроме того, зазор между маской и листами рубки оснащался дополнительными щитками. Конструкция бронекорпуса ходовой части танка-основы КВ-1 не претерпела каких-либо изменений, кроме доработок для установки рубки. На опытном экземпляре КВ-7 с тремя пушками устанавливался 12-цилиндровый дизель В-2К мощностью 600 лошадиных сил. Трансмиссия была полностью скопирована с КВ-1. Похожим образом дело обстояло с топливной системой, подвеской, гусеницами и т.д.

Сборка первого опытного экземпляра САУ проекта «Объект 227» была завершена уже в декабре 41-го. Тогда же начались испытания. Ходовые качества новой самоходки не сильно отличались от танка КВ-1 – сказалась примененная ходовая часть и новый двигатель. А вот на пробных стрельбах возникли серьезные проблемы. Как оказалось, самоходка КВ-7 просто не могла одновременно вести огонь из всех трех орудий, что не позволило производить более 12 выстрелов в минуту. По причине разных калибров и мощностей боеприпасов каждая пушка или, как минимум, каждый тип пушек требовал отдельного прицела. Таким образом, один прицел ТМДФ-7, предназначенный для использования с пушкой Ф-34, не справлялся со своими обязанностями. Еще одна проблема конструкции выяснилась при стрельбе из крайних 45-миллиметровых пушек. Из-за особенностей креплений системы У-13 выстрел из пушки 20К сдвигал все орудия и сбивал наводку. Наконец, единая система креплений для всех трех пушек не позволяла одновременно обстреливать более одной цели. Было решено продолжить модернизацию этого варианта КВ-7 для повышения эффективности огня.

Одновременно с трехпушечным вариантом «Объекта 227» в конструкторском бюро ЧКЗ создавался и двухпушечный. Словно предвидя проблемы с прицеливанием орудий различного калибра, Горлицкий и Кудрин предложили разработать версию самоходки «227» с двумя орудиями одинакового калибра. В качестве вооружения для проекта КВ-7-II были предложены все те же ЗиС-5. На основе креплений системы У-13 была сделана установка У-14, рассчитанная на установку двух трехдюймовых орудий. Две пушки ЗиС-5 на установке У-14 были смонтированы на второй опытный экземпляр новой САУ. Конструкция рубки при этом почти не изменилась – пришлось переделать только маску орудий и несколько других деталей. Также пришлось переделать укладку боекомплекта для пушек. Применение двух одинаковых орудий позволило упростить ее «организацию» и разместить в боевом отделении 150 снарядов. Состав и боекомплект пулеметного вооружения, равно как и гранаты, перешли к КВ-7-II безо всяких изменений.

Создание двухпушечной самоходной артустановки заняло больше времени и испытания КВ-7-II начались только в апреле 1942 года. Единый калибр обоих орудий значительно облегчил работу экипажа, а в перспективе мог упростить проблему снабжения. После нескольких дней тренировок экипаж испытателей смог достичь боевой скорострельности в 15 выстрелов в минуту. Это было больше, чем у первого варианта КВ-7. Однако этим превосходство над трехпушечной машиной и ограничилось. Ходовые показатели КВ-7-II были точно такими же, а эргономика боевого отделения, если и улучшилась, то ненамного. Похожим образом дело обстояло и в сравнении самоходок КВ-7 обеих версий с исходным танком КВ-1.

В конце весны 42-го вопрос судьбы «Объекта 227» вышел на высший уровень. В ходе обсуждения результатов испытаний и перспектив самоходки в качестве вооружения для Красной Армии прозвучала фраза, которая поставила крест на ее принятии на вооружение. Кто-то из военного руководства Советского Союза спросил: «Зачем нужно две или три пушки? Одна, но хорошая будет гораздо лучше». Ряд источников приписывает эти слова товарищу Сталину. Однако другие советские военачальники тоже не видели в проекте КВ-7 каких-либо преимуществ перед имеющейся техникой. Установка более мощных орудий также вряд ли могла сделать КВ-7 перспективной системой. По результатам обсуждения в верхах проект был закрыт. Первый экземпляр «Объекта 227», оснащенный тремя орудиями, был разобран и в дальнейшем использовался в качестве платформы для испытаний другой техники. КВ-7-II с двумя пушками ЗиС-5 долгое время стоял в одном из цехов ЧКЗ, став в некотором роде музейным экспонатом.

По материалам сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://raigap.livejournal.com/
http://battlefield.ru/

topwar.ru

Кв 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.