Ещё недавно сражение на Курской дуге обычно представлялось как оборонительный бой «из глубокого окопа» или же танковая схватка на минимальных дистанциях. Исследования последнего времени несколько скорректировали этот образ — к нему прибавились как упорная оборона у села Черкасского с толпящимися у противотанкового рва «Пантерами», так и реальная картина сражения у Прохоровки как контрудара по ощетинившемуся 88-мм орудиями «Тигров» противнику.

Контрподготовка: кто и куда попал?

Начать разговор о выбивающихся из общего ряда эпизодах Курской битвы можно и нужно прямо с первых часов сражения. Первым ходом советской стороны стала ночная артиллерийская контрподготовка по изготовившемуся атаковать противнику. В парадных изданиях и киноэпопеях по этому поводу традиционно звучали фанфары: контрподготовка якобы привела к избиению врага уже в самом начале боёв. Однако в закрытых от широкой публики изданиях оценка контрподготовки и её результатов была достаточно сдержанной.


Так, штаб командующего Центральным фронтом К.К. Рокоссовского критиковали за выбор в качестве основных целей контрподготовки позиций артиллерии противника. Идея разбить артиллерию до того, как она начнёт крушить оборону, с одной стороны, выглядит здраво, с другой — перегруппировки батарей противника перед наступлением на большом пространстве делают задачу их поражения очень непростой. Куда более уязвимой целью является пехота на исходных позициях, но даже здесь приходится рассеивать снаряды по нескольким возможным участкам и районам.

Поэтому советская контрподготовка сработала там, где для неё имелись подходящие цели на переднем крае. В первую очередь это относится к полосе 7-й гвардейской армии Воронежского фронта, которой командовал генерал-лейтенант М.С. Шумилов. Здесь немецкая армейская группа «Кемпф» наступала с форсированием реки Северский Донец и «вскрывала» так называемый Михайловский плацдарм. Участки форсирования во многом определялись условиями местности и вынуждали немцев сосредотачивать пехоту и сапёров в прилегающих к реке районах.

Здесь и удалось добиться большего, чем в среднем по всему периметру дуги, эффекта контрподготовки. Артиллерийский удар по плацдарму и переправам действительно посеял замешательство в рядах подразделений 6-й танковой дивизии вермахта. Первая её атака захлебнулась, и, по существу, именно с Михайловского плацдарма начала сыпаться вся «Цитадель».

Наступление в обороне, или Катуков против Ватутина

Справедливо негативные оценки результатов контрудара 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта П.А.


тмистрова под Прохоровкой 12 июля 1943 года фактически бросают тень на любые активные действия двух советских фронтов в оборонительном сражении под Курском. Несколько менее драматичным, но всё равно обернувшимся чувствительными потерями, стал контрудар 2-й танковой армии генерал-лейтенанта А.Г. Родина на северном фасе дуги, в полосе Центрального фронта. Тогда 107-я бригада 16-го танкового корпуса за несколько часов потеряла 46 танков, что заставило в дальнейшем действовать намного осторожнее. Засады и огонь с места стали образцом для действий советских танкистов на Курской дуге.

В связи с этим вспомнился и заиграл новыми красками эпизод первых дней боёв, когда был отменён намеченный командованием фронта контрудар 1-й танковой армии генерал-лейтенанта М.Е. Катукова. Произошло это под нажимом из Москвы после телефонного разговора Катукова лично со Сталиным, в котором командующий армии изложил риски наступательных действий и предложил «использовать танки для ведения огня с места, зарыв их в землю или поставив в засады». Изначально более низкие, чем у соседей, потери 1-й танковой армии и сохранение её боеспособности, казалось бы, зримо подтверждают правильность такого подхода. С точки зрения техники и тактики предложение Катукова также не вызывает внутреннего протеста — зачем подставлять под огонь длинноствольных немецких танковых пушек Т-34-76, а то и Т-70? Однако при более внимательном рассмотрении приказ командующего Воронежским фронтом генерала армии Н.Ф. Ватутина на контрудар 1-й танковой армии в общем направлении на Томаровку, то есть формально в лоб противнику, выглядит куда менее абсурдным.


Общий план действий левофланговой группировки немецкой 4-й танковой армии на южном фасе Курской дуги на утро 6 июля был следующим. Соединения XLVIII танкового корпуса генерала Отто фон Кнобельсдорфа (Otto von Knobelsdorff) получили приказ рассечь оборону 67-й гвардейской стрелковой дивизии полковника А.И. Баксова северо-восточнее села Черкасское и прорваться к шоссе от Белгорода на Обоянь. Конечной целью этого манёвра являлось соединение с левым флангом соседа — II танкового корпуса СС. Это означало, что ударная группировка немцев должна была 6 июля двигаться поперёк полосы наступления, примерно с запада на восток, подставив свой фланг под запланированный Ватутиным контрудар 1-й танковой армии Катукова.

Трудно сказать, насколько рациональным являлось решение Ватутина, в буквальном смысле угадавшего уязвимое место неприятеля. Возможно, он просто оценил обстановку со стороны противника и решил, что немцы обязательно попытаются сомкнуть фланги и ликвидировать оказавшиеся между двумя танковыми корпусами стрелковые полки 6-й гвардейской армии, причём сомкнуть именно сильным ударом, если уместно будет использовать боксёрский термин — «хуком слева». Контрудар мог сорвать этот план и нанести серьёзное поражение XLVIII корпусу. Однако 1-я танковая армия днём 6 июля осталась неподвижной.


Минусы пассивной стратегии

В итоге развитие событий пошло по немецкому плану. Уже будучи сбитой с хороших позиций у Черкасского, 67-я гвардейская стрелковая дивизия не могла оказать значительного сопротивления массе танков. Уже около полудня 11-я танковая дивизия и «Великая Германия» вышли в тыл советским частям между первым и вторым рубежами обороны. В 12:00 командующий 6-й гвардейской армией генерал-лейтенант И.М. Чистяков приказал окружаемой дивизии отходить, но было уже поздно. В 18:15 боевая группа 11-й танковой дивизии вышла на позиции советской артиллерии и окончательно замкнула «котёл» для трёх стрелковых полков. Кому-то из окруженцев удалось вырваться под покровом темноты.

Атаки на позиции армии Катукова последовали уже вечером 6 июля. Что интересно, в мемуарах командующего 1-й танковой армией картина наступления сотен немецких танков идёт сразу после разговора со Сталиным. Создаётся впечатление, что его атаковали сразу же после отмены контрудара, но это не так — удара немцев танкисты и мотострелки Катукова ждали до вечера, пока впереди гремел бой с окружёнными полками. К тому же, удар последовал совсем на другом направлении, уже после того, как немцы продефилировали поперёк своей полосы наступления. Сама же картина стальной лавины нарисована Катуковым вполне правдиво: танков против него двинули действительно немало.

Разумеется, Катуков имел право сомневаться в целесообразности контрудара, но его образ действий не является единственно верным.


лее того, ставка командарма на пассивные действия оправдалась лишь частично. Меняя направление и участок удара, немцы медленно, но верно перемалывали бригады вверенных Катукову корпусов. К утру 11 июля части 1-й танковой армии под общим руководством командира 6-го танкового корпуса генерал-майора А.Л. Гетмана попали в окружение в излучине реки Пены. Позднее немцами было заявлено о захвате на этом участке 4800 пленных. Да, несомненным достижением Катукова является сдерживание XLVIII корпуса, да и падение численности его «Пантер» в разы — это в том числе его заслуга.

Другое 12 июля

Конечно, возможный успех отменённого контрудара 6 июля неочевиден, в его ход могли вмешаться самые разные обстоятельства — от условий местности до расположения своих минных полей. Однако стартовые условия для него были, очевидно, лучшими, чем у Прохоровки. В отличие от 5-й гвардейской танковой армии 12 июля, никто назначенные для контрудара позиции 1-й танковой армии 6 июля не захватывал.

Собственно, именно изменение обстановки перевело Ватутина из рядов сторонников контрудара армии Ротмистрова в стан противников бить «здесь и сейчас». Можно возразить, что результативный контрудар по немецкой ударной группировке был принципиально невозможен — куда не бей, везде нашёлся бы свой «Лейбштандарт», как утром 12 июля на Прохоровском поле. Соображение разумное, но опровергаемое примером из истории Курской битвы.

В тот же день, 12 июля, когда по команде «Сталь», «Сталь», «Сталь» в эфире танки двух корпусов 5-й гвардейской танковой армии выкатывались на Прохоровское поле, на другом участке южного фаса происходили занимательные события.


мандующий XLVIII корпусом фон Кнобельсдорф, расправившись в предыдущий день с группой А.Л. Гетмана, днём 12 июля решил развернуться на север и развивать наступление к главной цели «Цитадели» — Курску. Сделать это предполагалось по обе стороны шоссе на Обоянь. В распоряжении корпуса ещё оставалось около 150 боеготовых танков.

О важности этого наступления говорит то, что утром именно в XLVIII корпус приехал командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Герман Гот (Hermann Hoth), а вовсе не к эсэсовцам, чтобы узнать, что там под Прохоровкой. Стремление обязательно начать наступление в 16:00 12 июля привело к большой спешке в перегруппировке соединений. Закрыть бреши в построении войск, возникающие ввиду поворота «Великой Германии» и 3-й танковой дивизии на север, должна была 332-я пехотная дивизия. Однако планомерной смены танковых частей пехотой не произошло — по существу, сплошной фронт на фланге XLVIII танкового корпуса какое-то время отсутствовал.

О роли товарища Хрущёва

По плану Ватутина, общий фронтовой контрудар, частью которого являлись действия 5-й гвардейской танковой армии под Прохоровкой, должен был начаться ранним утром. Этого не произошло; в противном случае контрудар частей 1-й танковой и 6-й гвардейской армий развивался бы в полигонных условиях. Немцы медленно и даже нерасторопно выстраивали фланговый заслон, и «окно возможностей» для советского командования пока оставалось открытым.


По плану контрудар должны были наносить танковые бригады 5-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенанта А.Г. Кравченко и 10-го танкового корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Буркова. Первым в 10:00 атаковал уже изрядно побитый в предыдущих боях корпус Кравченко, но и небольшими силами танкисты добились успеха и вклинились в построение противника. Были взяты пленные и даже захвачен командный пункт с радиостанциями и картами.

Командир 10-го танкового корпуса Бурков действовал 12 июля крайне осторожно. Генерал воевал с начала войны и многое видел, включая недавнюю катастрофу весны 1943 года под Харьковом. С другой стороны, драгоценное время уходило как песок сквозь пальцы. В случае успешного прорыва немцев на север в направлении на Обоянь Буркову всё равно пришлось бы затыкать брешь под прицелом «Пантер». В итоге в 10-й танковый отправился лично член Военного совета Воронежского фронта генерал-лейтенант Н.С. Хрущёв. Никита Сергеевич, конечно, не был большим специалистом в области оперативного искусства, но хорошо разбирался в людях и выполнения приказов добиваться умел.

Так или иначе, контрудар начался только во второй половине дня, когда на Прохоровском поле уже почти всё было кончено. Время потратили в том числе и на снятие своих минных полей. Однако наступление внезапно добилось поразительных результатов: советские танки глубоко вклинились в немецкие порядки сразу на нескольких направлениях.


ставленный для прикрытия перегруппировки в тылу 3-й танковой дивизии заслон опрокинула 186-я танковая бригада полковника А.В. Овсянникова из корпуса Буркова. Спешно направленный на выручку мотопехотный батальон оказался «во время следования к месту сосредоточения разбит и рассеян». Командир 3-й танковой генерал-лейтенант Франц Вестхофен (Franz Westhoven), не дожидаясь приказа сверху, отменил все приготовления к наступлению и стал спешно разворачивать части обратно. Первым для контрудара ушёл с исходных позиций для атаки танковый полк дивизии. Произошёл классический ввод в бой по частям.

Искусство срывать планы

Ценой титанических усилий и компромиссов со сменой частей генерал фон Кнобельсдорф закончил перегруппировку досрочно, к 15:00 12 июля. Однако в последний момент под ударами во фланг он был вынужден отменить все приказы, которые ещё не успели отменить его подчинённые, и разворачивать как «Великую Германию», так и 3-ю танковую на отражение возникших угроз. При этом с целью быстрейшей стабилизации обстановки дивизия Вестхофена получила приказ на фронтальный контрудар.

В итоге достаточно осторожными и запоздалыми действиями 10-го танкового корпуса и небольшого отряда 5-го гвардейского корпуса оказалось сорвано немецкое наступление на главном направлении. В данном случае это отнюдь не догадки, а прямым текстом написанное в журнале боевых действий корпуса фон Кнобельсдорфа замечание: «Атаки на общий западный и северный фронт корпуса срывают плановое исполнение приказа». Дивизии XLVIII танкового корпуса и 332-я пехотная дивизия отошли на 3–5 км и не восстановили утраченные позиции. Своевременное начало контрудара могло привести к ещё более серьёзному кризису в масштабах всей 4-й танковой армии. Впрочем, и так неплохо получилось.


Этот пример показывает, что крупная ударная группировка сама по себе не является неуязвимым монстром. Не следует делать далеко идущие выводы из уже ставшей хрестоматийной неудачи под Прохоровкой. В ходе наступления немцы маневрировали, переносили направление удара, при этом перегруппировки и переносы точки приложения усилий танковых дивизий вермахта порождали благоприятные для активных действий советской стороны ситуации.

Подводя итоги, можно сказать следующее. Военное дело — это искусство. Шаблоны существуют, но применимость шаблонов в каждом конкретном случае становится результатом решения задачи с множеством неизвестных и, очень часто, интуиции полководца. Любое решение может породить как позитивные, так и негативные последствия. Всегда есть риск, и далеко не всегда он поддаётся рациональному учёту.

Ещё есть фактор солдатского счастья — как выражались немцы, Soldatenglück. Танкисты 10-го танкового корпуса добились 12 июля 1943 года большего успеха не потому, что лучше вели разведку, чем корпуса армии Ротмистрова. Разведчики 10-го танкового корпуса даже не удосужились затемно, без помех, разведать и уточнить начертание минных полей своей пехоты. Пришлось уже днём ползать под пулемётным огнём. Однако 10-й танковый корпус получил приказ ударить там, где противник оказался слаб — точно в вычисленное «шахматистом» Ватутиным место.

warspot.ru


  1. ↑ О. А. Лосик — Начальник Военной академии бронетанковых войск, профессор, генерал-полковник. Из выступления 20 июля 1973 г. в ИВИ МО СССР на научной сессии, посвящённой 30-летию разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге.
  2. ↑ . К 4 июля 1943 года в составе «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» насчитывалось 190 танков и САУ, больше, чем в любой танковой дивизии вермахта (за исключением дивизии «Великая Германия», являющейся на тот момент самым мощным танковым соединением вермахта).
  3. ↑ В 1979—1991 гг. первый заместитель начальника ПГУ КГБ СССР; после отставки руководил группой консультантов Службы внешней разведки России.
  4. ↑ Документ опубликован в «Очерках истории Российской внешней разведки». Указан и его номер — 136/М, что значит «Меркулов», нарком государственной безопасности, и дата — 7 мая 1943 года, когда документ пошел в ГКО
  5. ↑ Швейцарская группа, известная как Lucy, начиная с мая 1941, поставляла в СССР информацию о стратегических планах Германии на Восточном фронте. В том числе были переданы сроки и план операции «Цитадель». Точных сведений об источниках Lucy нет. Существует мнение, что Lucy была каналом, по которому в СССР передавалась информация от британской разведки, полученная в рамках программы «Ультра».
  6. ↑ . Английское правительство делало все возможное для того, чтобы скрыть успехи в расшифровке немецких шифров как от противника, так и от руководства СССР. С этой целью все действия, основанные на данных «Ультра», должны были сопровождаться операциями прикрытия, маскирующими истинный источник информации. Так, для передачи СССР сведений об операции «Цитадель», полученных расшифровкой кода Lorentz, использовалась швейцарская организация Lucy, располагавшая по легенде источником в верхах немецкого руководства.
  7. ↑ Приведен состав задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)
  8. ↑ Приведена сумма задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)

ru.wikipedia.org

7. В небе над Курском врага громили Кожедуб и Маресьев

В ходе Курской битвы многие советские воины проявили героизм.

«Каждый день боев давал множество примеров мужества, отваги, стойкости наших солдат, сержантов и офицеров, — отмечает участник Великой Отечественной войны генерал-полковник в отставке Алексей Кириллович Миронов. — Они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить прохода врага через свой участок обороны».

Свыше 100 тысяч участников тех боев награждены орденами и медалями, 231 стал Героем Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, а 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб за время сражения под Курском сбил на своем истребителе 15 вражеских самолетов. Участие в сражениях принимал и Алексей Маресьев. Двадцатого июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами противника он спас жизнь двум советским летчикам, уничтожив сразу два вражеских истребителя FW-190. Двадцать четвертого августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант А. П. Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

8. Поражение в Курской битве стало шоком для Гитлера

После провала на Курской дуге фюрер был взбешен: он потерял лучшие соединения, ещё не зная, что уже осенью ему придется оставить и всю Левобережную Украину. Не изменяя своему характеру, Гитлер тут же возложил вину за Курский провал на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:

«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:

«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны — по принципу «во что бы то ни стало»».

Кстати, судьба элитных танковых дивизий СС, принимавших участие в сражениях на Курской дуге, — «Лейбштандарта», «Мертвой головы» и «Райха» — в дальнейшем сложилась ещё более печально. Все три соединения участвовали в боях с Красной армией в Венгрии, были разгромлены, а остатки пробились в американскую зону оккупации. Однако эсэсовских танкистов выдали советской стороне, и те понесли наказание как военные преступники.

9. Победа на Курской дуге приблизила открытие Второго фронта

В результате разгрома значительных сил вермахта на советско-германском фронте создались более выгодные условия для развертывания действий американо-английских войск в Италии, было положено начало распаду фашистского блока — потерпел крах режим Муссолини, Италия вышла из войны на стороне Германии. Под влиянием побед Красной армии возросли масштабы движения сопротивлений в оккупированных немецкими войсками странах, укрепился авторитет СССР как ведущей силы антигитлеровской коалиции. В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.

«Россия занимает доминирующее положение, — отмечалось в докладе, — и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Курская битва техника участвовавшая в ней

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:

«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Интересно, что спустя месяц после завершения Курской битвы Рузвельт уже имел свой план расчленения Германии. Он представил его как раз на конференции в Тегеране.

10. Для салюта в честь освобождения Орла и Белгорода израсходовали весь запас холостых снарядов в Москве

В ходе Курской битвы были освобождены два ключевых города страны — Орел и Белгород. Иосиф Сталин распорядился устроить по этому поводу в Москве артиллерийский салют — первый за всю войну. Было подсчитано, что для того чтобы салют был слышен во всем городе, необходимо задействовать около 100 зенитных орудий. Такие огневые средства были, однако в распоряжении организаторов торжественного действа оказалось всего 1 200 холостых снарядов (во время войны их в Московском гарнизоне ПВО в запасе не держали). Поэтому из 100 орудий можно было дать всего по 12 залпов. Правда, в салюте был также задействован кремлевский дивизион горных пушек (24 орудия), холостые снаряды к которым имелись в наличии. Тем не менее эффект от акции мог получиться не таким, как ожидалось. Решением стало увеличение интервала между залпами: в полночь 5 августа стрельба из всех 124 орудий велась через каждые 30 секунд. А чтобы салют был слышен в Москве повсеместно, группы орудий были расставлены на стадионах и пустырях в разных районах столицы.

Автор: Дмитрий Сергеев

nstarikov.ru

Переломный момент

В апреле — мае 1943 года планы гитлеровского наступления в районе Курска были окончательно готовы. Нацисты сосредоточили против советских войск группировку численностью около 900 тыс. человек, в которую входили порядка 50 дивизий и ряд отдельных подразделений. К имевшейся ранее технике были дополнительно переданы 134 новых танка «Тигр», 190 «Пантер» и 90 штурмовых орудий «Фердинанд». Поддерживать наступление с воздуха должны были силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

Советские войска в районе Курского выступа создали восемь мощных рубежей обороны.

Общее количество сил Красной армии на этом участке оценивалось примерно в 1,3 млн человек. Против 2,7 тыс. немецких танков и самоходок советское командование выставило 3,4 тыс. Против 10 тыс. гитлеровских орудий и миномётов — около 19 тыс. советских.

Наступление гитлеровских войск началось утром 5 июля 1943 года. Благодаря полученной от разведки информации перед самым переходом нацистов в атаку советские артиллеристы успели нанести по ним мощный удар. Немцы попытались развернуть наступление в направлении Ольховатки и Понырей, но, продвинувшись всего на несколько километров и встретив ожесточённое сопротивление, перешли к обороне.

Однако нацистское командование не теряло надежды на успех. 10 июля направление главного удара было перенесено в южную часть Курской дуги — на Прохоровку. В атаку на советские позиции выдвинулся 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта.

12 июля под Прохоровкой произошёл самый масштабный в истории встречный танковый бой. По разным оценкам, с обеих сторон в нём участвовало от 1200 до 1500 танков. Силы были примерно равны (до 800 советских танков против 700 немецких). За полдня было подбито около 700 танков с обеих сторон.

Итоги сражения учёные оценивают по-разному. Одни пишут, что советские танкисты смогли перехватить инициативу и оттеснить немцев, другие — что изначально бой для красноармейцев складывался неудачно и победить нацистов удалось преимущественно благодаря наступлению советских войск на других участках фронта. Но с тем, что Прохоровское сражение в конечном итоге стало моментом наивысшего напряжения сил обеих сторон, согласны практически все.

«Это была кульминация Курской битвы. Роль сражения под Прохоровкой заключается не только в огромном количестве принимавшей в нём участие бронетехники, но и в том, что на этом поле немцы были остановлены. Это стало крайней точкой, до которой они смогли дойти. Отсюда началось их отступление», — рассказала в интервью RT директор Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле» Наталья Овчарова.

Продвинувшиеся примерно на 35 км войска Манштейна так и не смогли прорвать советскую оборону, и перешедшая в контрнаступление советская армия уже к 23 июля практически повсеместно отбросила их на исходные позиции. При этом, чтобы не дать гитлеровцам перебросить под Курск резервы, советские войска 17—27 июля провели наступательные операции на соседних участках фронта.

Красная армия развила свой успех, развернув наступление на фронте шириной около 600 км: с момента начала войны это было самое масштабное контрнаступление. Под Москвой нацистов отбросили силами двух фронтов, под Сталинградом — трёх, в Курском контрнаступлении принимали участие сразу пять.

«С этого момента фронт покатился на Запад», — подчеркнул Алексей Исаев.

А 5 августа в Москве прогремел первый за войну салют — в честь освобождения Белгорода и Орла.

«С Курской битвы началось наступление, приведшее к освобождению Левобережной Украины, и советские войска устремились к Днепру», — отметил Исаев.

В августе 1943-го немцы сопротивлялись отчаянно. О том, чем они при этом руководствовались, свидетельствует текст опубликованного советским военкором Павлом Трояновским письма, найденного на теле погибшего под Харьковом немецкого ефрейтора, который так и не успел отправить это письмо домой: «Ничего так не жалко, как жалко оставлять Украину. Мы тут жили превосходно. Куры, гуси, сахар, молоко, сало — всего было вдоволь. А сколько мы мобилизовали отсюда восточных рабочих! Фюрер обещал наделить нас, ветеранов войны, земельными наделами на Украине. Земля и климат — прелесть. 30—50 здешних гектаров плюс дешёвая крестьянская сила обеспечили бы всей нашей семье радостную жизнь… Жаль, очень жаль уходить отсюда. Впрочем, говорят, что мы ещё вернемся, и я верю этому…»

Стратегия «щита и меча»

Курская битва, по мнению советских историков, завершилась 23 августа 1943 года. О понесённых в ней потерях учёные спорят до сих пор. 

Считается, что безвозвратные потери советских сил составили около 250 тыс. человек. Что же касается потерь Третьего рейха, то, по советским данным, в ходе боёв на Курской дуге было уничтожено порядка 420 тыс. гитлеровцев и полностью разгромлено 35 нацистских дивизий.

Манштейн и Гудериан в своих воспоминаниях охарактеризовали битву на Курской дуге как решительное поражение гитлеровской армии, поворотный пункт в войне и последнюю попытку рейха сохранить инициативу на Восточном фронте.

«На инициативе вермахта можно было смело ставить крест. Предпосылкой к победе стала стратегия «щита и меча», позволившая советскому командованию успешно скомбинировать оборону и наступление. Итоги битвы сложно переоценить. Если бы гитлеровцы смогли достигнуть целей, поставленных при подготовке «Цитадели», то Восточный фронт, скорее всего, стал бы пассивным и победить нацизм в мировых масштабах было бы гораздо сложнее», — подчеркнул Исаев.

По мнению военного историка и директора Музея войск ПВО Юрия Кнутова, битва на Курской дуге стала первой, в которой советское командование успешно воплотило в жизнь хорошо продуманную схему глубоко эшелонированной обороны. Историк также утверждает, что бронетанковым силам вермахта под Курском был нанесён ущерб, от которого они так и не смогли оправиться до конца войны.

«Что касается международной роли Курской битвы, то она просто огромна. Союзники стали после этого всерьёз задумываться об открытии второго фронта. Турция окончательно похоронила идею о вступлении в войну на стороне Третьего рейха. Охладели отношения между Японией и Германией. Жители оккупированной Европы убедились в том, что помощь близка, и стали принимать активное участие в движении Сопротивления. В самой Германии пошатнулось доверие к Гитлеру. Военные стали осознавать, к чему всё идёт, начались заговоры и покушения… Это был переломный момент во всей Второй мировой войне», — резюмировал Кнутов.

russian.rt.com

Курская битва техника участвовавшая в ней

И вот пробил час. 5 июля 1943 года началась операция “Цитадель” (кодовое название долго ожидавшегося наступления немецкого вермахта на так называемом Курском выступе). Для советского командования она не стала неожиданностью. Мы хорошо подготовились к встречи противника. Курская битва осталась в истории как сражение до тех пор невиданных по количеству танковых масс.

Немецкое командование этой операцией надеялось вырвать инициативу из рук Красной Армии. Оно бросило в бой около 900 тысяч своих солдат, до 2770 танков и штурмовых орудий. С нашей стороны их ждали 1336 тысяч бойцов, 3444 танка и САУ. Эта битва стала поистине сражением новой техники, поскольку с той и с другой стороны были применены новые образцы авиационного, артиллерийского, бронетанкового вооружения. Именно тогда Т-34 впервые встретились в бою с немецкими средними танками Pz.V “Пантера”.

На южном фасе Курского выступа в составе немецкой группы армий “Юг” наступала 10-я немецкая бригада, насчитывавшая 204 “Пантеры”. В составе одной танковой и четырех моторизованных дивизий СС было 133 “Тигра”.

Курская битва техника участвовавшая в ней

Атакует 24-й танковый полк 46-й мехбригады, Первый прибалтийский фронт, июнь 1944 г.

Курская битва техника участвовавшая в ней

Захваченный немецкий тяжелый танк Pz.VI «Тигр”, Курская дуга, 10 августа 1943 г.

Курская битва техника участвовавшая в ней

Захваченная вместе с экипажем немецкая самоходная установка «Элефант». Курская дуга.

На северном фасе выступа в группе армий “Центр” в составе 21-й танковой бригады имелось 45 “Тигров”. Их усиливали 90 самоходных установок “Элефант”, известных у нас под названием “Фердинанд”. В обеих группировках насчитывалось 533 штурмовых орудия.

Штурмовыми орудиями в немецкой армии были полностью бронированные машины, по существу безбашенные танки на базе Pz.III (позже и на базе Pz.IV). Их 75-мм орудие, такое же как на танке Pz.IV ранних модификаций, имевшее ограниченный угол горизонтальной наводки, устанавливалось в лобовом листе рубки. Их задача – поддержка пехоты непосредственно в ее боевых порядках. Это было весьма ценная идея, тем более, что штурмовые орудия остались оружием артиллерии, т.е. ими управляли артиллеристы. В 1942 г они получили длинноствольную 75-мм танковую пушку и все больше и больше использовались как противотанковое и, скажем прямо, весьма эффективное средство. В последние годы войны именно на них легла вся тяжесть борьбы с танками, хотя они сохранили свои и название, и организацию. По количеству выпущенных машин (в том числе и на базе Pz.IV) – более 10,5 тысяч – они превосходили самый массовый германский танк – Pz.IV.

С нашей стороны около 70% танков составляли Т-34. Остальное тяжелые КВ-1, КВ-1C, легкие Т-70, некоторое количество танков, полученных по ленд-лизу от союзников (“Шерманы”, “Черчилли”) и новые самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-122, СУ-152, недавно начавшие поступать на вооружение. Именно двум последним выпала доля отличиться в борьбе с новыми немецкими тяжелыми танками. Тогда-то они и получили у наших солдат почетное прозвище “зверобои”. Их, впрочем, было очень немного: так, к началу Курской битвы в двух тяжелых самоходных артиллерийских полках насчитывалось всего 24 СУ-152.

12 июля 1943 г в районе поселка Прохоровка грянуло величайшее танковое сражение Второй мировой войны. В нем участвовало до 1200 танков и самоходных установок с обеих сторон. К исходу дня немецкая танковая группировка, состоявшая из лучших дивизий вермахта: “Великая Германия”, “Адольф Гитлер”, “Райх”, “Мертвая голова”, были разбиты и отступили. На поле остались догорать 400 машин. Больше на южном фасе враг не наступал.

Курская битва (Курская оборонительная: 5-23 июля, Орловская наступательная: 12 июля – 18 августа, Белгородско-Харьковская наступательная: 2-23 августа, операции) длилась 50 дней. В ней помимо тяжелых людских потерь враг потерял около 1500 танков и штурмовых орудий. Повернуть ход войны в свою пользу ему не удалось. Но и наши потери, в частности, в бронетанковой технике были велики. Они составили более 6 тысяч танков и СУ. Новые немецкие танки в бою оказались крепкими орешками, и поэтому “Пантера” заслуживает хотя бы краткого рассказа о себе.

Конечно, можно говорить о “детский болезнях”, недоделках, слабых местах новой машины, но дело не в этом. Недоработки всегда остаются некоторое время и устраняются в ходе серийного производства. Вспомним, что такое же положение было сначала с нашей тридцатьчетверкой.

Мы уже говорили, что разработать новый средний танк по образцу Т-34 было поручено двум фирмам: “Даймлер-Бенц” (DB) и MAN. В мае 1942 г они представили свои проекты. “DB” предложила танк даже внешне напоминавший Т-34 и с той же компоновкой: то есть моторно-трансмиссионное отделение и ведущее колесо заднего расположения, башня сдвинута вперед. Фирма предлагала даже установить дизель-мотор. Отличной от Т-34 была лишь ходовая часть – она состояла из 8 катков (на сторону) большого диаметра, расположенных в шахматном порядке с листовыми рессорами в качестве элемента подвески. Фирма MAN предложила традиционную немецкую компоновку, т.е. двигатель сзади, трансмиссия в передней части корпуса, башня -между ними. В ходовой части те же 8 больших катков в шахматном порядке, но уже с торсионной подвеской, к тому же двойной. Проект фирмы DB обещал более дешевую машину, более простую в изготовлении и обслуживании, однако при переднем расположении башни установить в ней новую длинноствольную пушку фирмы “Рейнметалл” не представлялось возможным. А первым требованием к нового танку была установка мощного вооружения – пушки с большой начальной скоростью бронебойного снаряда. И, действительно, специальная танковая длинноствольная пушка KwK42L/70 была шедевром артиллерийского производства.

Курская битва техника участвовавшая в ней

Поврежденный немецкий танк Пантера Прибалтика, 1944 г.

Курская битва техника участвовавшая в ней

Подбитая «тридцатьчетверками”немецкая самоходка Pz.1V/70, вооруженная той же пушкой, что и ”Пантера”

Бронирование корпуса сконструировано в подражание Т-34. Башня имела вращающийся вместе с ней полик. После выстрела перед открытием затвора полуавтоматической пушки ствол продувался сжатым воздухом. Гильза же падала в специально закрывающийся пенал, где из нее отсасывались пороховые газы. Таким способом устранялась загазованность боевого отделения. На “Пантере” устанавливался двухпоточный механизм передач и поворота. Гидроприводы облегчали управление танком. Шахматное расположение катков обеспечивало равномерное распределение веса на гусеницы. Катков много и половина из них, к тому же – двойные.

На Курской дуге в бой пошли “Пантеры” модификации Pz.VD с боевой массой 43 т. С августа 1943 г выпускались танки модификации Pz.VA с улучшенной командирской башенкой, усиленной ходовой частью и увеличенной до 110-мм броней башни. С марта 1944 г и до конца войны выпускалась модификация Pz.VG. На ней толщина верхней бортовой брони была увеличена до 50 мм, отсутствовал смотровой лючек механика-водителя в лобовом листе. Благодаря мощной пушке и отличным оптическим приборам (прицел, приборы наблюдения) “Пантера” могла успешно вести бой с танками противника на расстоянии 1500-2000 м. Это был лучший танк гитлеровского вермахта и грозный противник на поле боя. Часто пишут, что производство “Пантеры” было будто бы весьма трудоемким. Однако проверенные данные говорят, что по затрате человека-часов на производство одной машины “Пантера” соответствовала в два раза более легкому танку Pz.1V. Всего было выпущено около 6000 “Пантер”.

Тяжелый танк Pz.VIH – “Тигр” при боевой массе 57 т имел 100-мм лобовую броню и был вооружен 88- мм пушкой длиной ствола 56 калибров. По маневренности он уступал “Пантере”, зато в бою являлся еще более грозным противником.


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх

www.xliby.ru

Курская битва (она же — битва на Курской дуге) — самое масштабное и самое ключевое сражение в ходе Великой Отечественной и всей Второй мировой. В нем приняли участие 2 миллиона человек, 6 тысяч танков и 4 тысячи самолетов.

Читай также: Великая Отечественная: ТОП-10 ключевых операций

Курская битва продолжалась 49 дней, состояла из трех операций:

  • Курская стратегическая оборонительная (5 — 23 июля);
  • Орловская (12 июля — 18 августа);
  • Белгородско-Харьковская (3 — 23 августа).

Советы задействовали:

  • 1,3 млн человек + в резерве было 0,6 млн;
  • 3444 танков + 1,5 тыс. в резерве;
  • 19100 орудий и минометов + 7,4 тыс. в резерве;
  • 2172 самолетов + 0,5 тыс. в резерве.

На стороне Третьего Рейха сражались:

  • 900 тысяч человек;
  • 2758 танков и САУ (из них 218 в ремонте);
  • 10 тысяч орудий;
  • 2050 самолетов.

Много жизней унесло это сражение. Но немало и боевой техники “уплыло“ на тот свет. В честь 73-й годовщины начала Курской битвы вспоминаем, какие танки тогда воевали.

Советские танки, ПТ-САУ и САУ

Т-34-76

Читай также: Вторая мировая: техника, которая так и осталась на бумаге

Очередная модификация Т-34. Броня:

  • лоб — 45 мм;
  • борт — 40 мм.

Пушка — 76 мм. Т-34-76 являлся самым массовым танком, участвовавшим в Курской битве (70% всех танков).

Т-70

Легкий танк, он же “светлячок“ (жарг. из WoT). Броня — 35-15 мм, пушка — 45 мм. Количество на поле боя – 20-25%.

КВ-1

Тяжеленная машина с 76-миллиметровым дрыном, названная в честь российского революционера и советского военачальника Клима Ворошилова.

КВ-1С

Читай также: Стволы победы: пять видов оружия Великой Отечественной

Он же — “Квас“. Скороходная модификация КВ-1. “Скороходная“ подразумевает уменьшение брони ради повышения маневренности танчика. Экипажу от этого не легче.

СУ-152

Тяжелая самоходно-артиллерийская установка, построенная на базе КВ-1С, вооруженная 152-мм гаубицей. В Курской дуге их было 2 полка, то бишь 24 штуки.

СУ-122

Среднетяжелая самоходка со 122-миллиметровой дудкой. На “расстрел под Курском“ их бросили 7 полков, то есть 84 штуки.

Черчилль

Читай также: Нацистские штучки: четыре гениальных изобретения немцев

На стороне Советов воевали и ленд-лизовские “Черчилли“ — не более пары-тройки десятков. Броня зверьков — 102-76 мм, пушка — 57 мм.

Наземная бронетехника Третьего Рейха

T-III

Полное имя — Panzerkampfwagen III. В народе — PzKpfw III, Panzer III, Pz III. Средний танк, с 37-миллиметровой пушкой. Броня — 30-20 мм. Ничего особенного.

T-IV

Еще один средний танк, но доработанный: броня — 80-30 мм, пушка — 57 мм (некоторые источники твердят, что 75 мм).

T-V Pantera

Читай также: День Победы: ТОП главных полководцев

Первая “кошка“ из семейства немецкой бронетехники. Была солидно бронированным (85 мм) и хорошо вооруженным (пушка 75 мм) “проблемным ребенком“ — любила загораться, ломаться, и часто не доезжала до поля боя.

T-VI Tiger

100 мм лобовой брони и 88-миллиметровое орудие все говорят за себя.

Ferdinand

Читай также: Бумажные танки: безуспешная техника Второй мировой

Самоходная артиллерийская установка, вооруженная 88-мм пушкой. Один из самых сильно вооруженных и мощно бронированных (200 мм) представителей немецкой бронетехники того периода. Выпущено всего чуть-чуть — 91 единица, но и это мизерное количество в те времена успело навести “шороху“: о “Феде“ слагали легенды.

Разумеется, в Курской битве сражались и другие танки. О них, и о том, как проходило сражение, узнай в следующем ролике:

mport.ua

Примечание переводчика.
На ютюб- канале «Германского танкового музея» в Мюнстере опубликована небольшая лекция историка Романа Тёппеля (Roman Töppel) «Курск 1943. Крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны?». В ней историк кратко излагает историю Курской битвы и связанные с ней легенды. Никаких особых откровений в лекции нет, но она интересна тем, что отражает современный взгляд нового поколения немецких историков на это событие.
Представляю текстовый перевод этой лекции.
В качестве иллюстраций использованы снимки из видео.

Slug_BDMP.

Большинству из пришедших на нашу лекцию не нужно объяснять, что такое Курская битва. Вы знаете, что это было последнее крупное немецкое наступление на Восточном фронте. Наверняка вы знаете, что это было крупнейшее танковое сражение 2-й мировой войны. Также вы знаете, что это сражение положило начало серии больших отступлений вермахта и что он окончательно потерял инициативу на востоке. Да и само определение «Курская битва» многих приводит в недоумение, так как в большинстве книг на эту тему речь идёт о «немецком наступлении на Курск в июле 1943 г.» Это наступление, известное под названием операция «Цитадель», было лишь прологом Курской битвы. Немецкая сторона не говорила тогда о «Курской битве». Немецкая пропаганда называла эти события лета 1943 г. «сражением между Орлом и Белгородом». Многие немецкие ветераны, которых я спрашивал, были ли они под Курском, отвечали отрицательно. Они говорят, что летом 43-го участвовали в «Белгородском наступлении», имея в виду операцию «Цитадель» — т.е. начало Курской битвы.

Изначально определение «Курская битва» появилось в Советском Союзе. Советская историография разделяет это событие на три фазы:
1. Оборонительная (5.7 — 23.7.1943) — отражение немецкого наступления «Цитадель»;
2. Контрнаступление под Орлом (12.7 — 18.8.1943) — операция «Кутузов»;
3. Контрнаступление под Харьковом (3.8 — 23.8.1943) — операция «Полководец Румянцев».

Таким образом, советская сторона считает моментом начала Курской битвы 5 июля 1943 г., а её завершения — 23 августа — захват Харькова. Естественно, победитель выбирает название, и оно вошло в международный обиход. Сражение продолжалось 50 дней и закончилось поражением вермахта. Ни одна из задач, поставленных германским командованием, не была решена.

Каковы же были эти задачи?
1. Германские войска должны были прорвать советскую оборону в районе Курска и окружить там советские войска. Это не удалось.
2. Срезав курский выступ, немцам удалось бы сократить линию фронта и высвободить резервы для других участков фронта. Это также не удалось.
3. Немецкая победа под Курском должна была, по словам Гитлера, послужить сигналом противникам и союзникам, что германские войска на востоке не могут быть побеждены военным способом. Эта надежда также не оправдалась.
4. Вермахт намеревался взять как можно больше пленных, которые могли быть использованы как рабочая сила для германской экономики. В сражениях 1941-го года под Киевом, а также под Брянском и Вязьмой вермахту удалось взять примерно 665 тысяч пленных. В июле 1943 под Курском было взято лишь около 40 тысяч. Этого было, конечно, недостаточно, чтобы возместить дефицит рабочей силы в Рейхе.
5. Снизить наступательный потенциал советских войск и получить таким образом передышку до конца года. Это также не было выполнено. Хотя советские войска и понесли огромные потери, но советские военные ресурсы были настолько огромны, что, несмотря на эти потери, советской стороне удавалось, начиная с июля 1943 г., проводить всё новые и новые наступления на всём протяжении советско-германского фронта.

Вернёмся к театру военных действий. Это знаменитая «Курская дуга», которая вам, конечно, знакома.

Немецкая сторона намеревалась ударами с севера и юга на Курск в течение нескольких дней прорвать глубоко эшелонированную советскую оборону, срезать эту дугу и окружить находящиеся на этом пространстве советские войска. Действия второй фазы сражения разворачивались на орловском направлении — это верхняя часть карты.

Третья фаза — советское наступление на Харьков — нижняя часть карты.

Свою лекцию я посвящу не собственно боям, а многочисленным, до сих пор существующим легендам, связанным с этим сражением. Источником многих из этих легенд являются мемуары военачальников. Хотя историческая наука уже многие десятилетия пытается разобраться с ними, тем не менее легенды эти прочно укоренились. Многие авторы не обращают внимание на новейшие исследования, а продолжают черпать информацию из мемуаров. В моём коротком выступлении я не могу коснуться всех заблуждений о Курской битве и сконцентрируюсь на шести из них, ложность которых абсолютно доказана. Я представлю лишь тезисы, а тех, кто заинтересуются глубже, переадресую к моим собственным публикациям, о которых скажу в конце.

Легенда первая.

После войны почти все немецкие военные утверждали, что наступление на Курск было идеей Гитлера. Большинство открещивалось от своего участия, что и понятно — операция провалилась. На самом деле план принадлежал не Гитлеру. Идея принадлежала генералу, имя которого меньше всего связывают с этим событием, генерал-полковнику Рудольфу Шмидту.

В марте 1943 года он занимал пост командующего 2-й танковой армией. Ему удалось увлечь своей идеей — в начале 43-го года отрезать Курскую дугу — командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Х.Г. фон Клюге. До самого конца Клюге оставался самым горячим сторонником плана окружения Курского выступа. Шмидту, Клюге и другим генералам удалось убедить Гитлера, что наступление на Курской дуге, операция «Цитадель», — это самый лучший вариант летнего наступления. Гитлер согласился, но сомневался до последнего. Об этом говорят его собственные, альтернативные планы. Предпочтительным для него был план «Пантера» — наступление на Купянск.

Таким образом Гитлер хотел обеспечить сохранение Донецкого бассейна, который считал стратегически важным. Но командование группы армий «Юг» и её командующий, генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн, были против плана «Пантера» и убедили Гитлера сначала атаковать Курск. Да и саму идею атаковать с севера и юга Гитлер не разделял. Он предлагал наступать с запада и юга. Но командование групп армий «Юг» и «Центр» было против и отговорило Гитлера.

Легенда вторая.

До сих пор некоторые утверждают, что операция «Цитадель» могла иметь успех, начнись она в мае 1943-го. На самом деле Гитлер не хотел начинать операцию в мае, так как в середине мая капитулировала группа армий «Африка». Он опасался, что Италия выйдет из «Оси» и союзники атакуют в Италии или Греции. К тому же командующий 9-й армией, что должна была наступать с севера, генерал-полковник Модель объяснил, что армия не располагает достаточными для этого силами. Этих доводов оказалось достаточно. Но даже если бы Гитлер и захотел наступать в мае 43-го, это было бы невозможно. Я напомню о причине, которую обычно упускают из виду, — погодные условия.

При проведении столь масштабной операции войскам требуется хорошая погода, что наглядно подтверждает приведенная фотография. Любой длительный дождь превращает пути передвижения в России в непроходимое болото, и именно это и произошло в мае 43-го. Сильные дожди в первой половине месяца привели к трудностям передвижения в полосе ГА «Юг». Во второй половине мая почти непрерывно лило в полосе ГА «Центр», и практически любое передвижение было невозможно. Какое бы то ни было наступление в этот период было просто неосуществимо.

Легенда третья.

Новые танки и самоходные орудия не оправдали возлагавшихся на них надежд. В первую очередь имеют в виду танк «Пантера» и самоходку «Фердинанд».

Между прочим, в начале 43-го года «Фердинанды» считались штурмовыми орудиями. Действительно, первое применение «Пантер» разочаровало. Машины страдали массой «детских болезней», и много танков вышло из строя по техническим причинам. Но большие потери «Пантер» нельзя объяснить лишь несовершенством техники. Гораздо большее значение имело тактически неверное применение танков, приведшее к неоправданно большим потерям. Ситуация с «Фердинандами» выглядит совсем иначе. Во многих источниках о них говорится уничижительно в том числе в мемуарах Гудериана. Говорят, что эта машина не оправдала надежд. Доклады из частей говорят об обратном. Войска восхищались «Фердинандом». Экипажи считали эти машины практически «гарантией выживания». ЖБД 9-й армии отмечает 09.07.43: „…Следует отметить успехи 41-го танкового корпуса, который во многом обязан „Фердинандам“…“. Другие подобные высказывания вы можете прочитать в моей книге, выходящей в 2017 году.

Легенда четвёртая.

Согласно этой легенде, немцы „сами отдали“ наметившуюся победу под Курском. (Примечание переводчика: в оригинале употребляется слово «verschenken» — буквально «раздаривать» и я не подобрал другого перевода как «отдавать самому». Slug_BDMP). Якобы Гитлер отдал преждевременный приказ прекратить наступление из-за высадки союзников на Сицилии. Это утверждение впервые встречается у Манштейна. Многие по сей день упрямо придерживаются его, что в корне неверно. Во-первых, Гитлер остановил наступление на Курск не вследствие высадки на Сицилии. К северу от Курска наступление было прервано из-за начавшегося 12.07.43 советского наступления на Орёл, которое уже в первый день привело к прорывам. На южном фасе дуги наступление было остановлено 16 июля. Причиной этого было запланированное на 17-е число советское наступление на Донецкий бассейн.

Это наступление, которому до сих пор не придают значения, послужило началом грандиозной битвы за Донецкий бассейн, в которой Советская Армия задействовала почти 2000 танков и САУ.

На карте показан советский план, который провалился. Это наступление завершилось для советской стороны тяжелым поражением. Но причиной этого послужило то, что Манштейн был вынужден для его отражения использовать танковые соединения, участвовавшие в наступлении в районе Белгорода, в том числе очень сильный 2-й танковый корпус СС. Кроме того, нужно заметить, что операция «Цитадель» и без отвода войск на другие участки фронта не могла закончиться успешно. Командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Гот ещё вечером 13 июля заявил Манштейну о невозможности дальнейшего наступления. Оно провалилось на юге и севере, и всем участникам это было ясно.

Легенда пятая.

Вермахт понес под Курском неприемлемые потери, которых бы не случилось, ограничься немецкая сторона летом 43-го обороной. Это также не соответствует действительности. Во-первых, у вермахта не было возможности оставаться в обороне и сохранять силы. Даже если бы вермахт оставался в обороне, Красная Армия всё равно провела бы свои наступления, и тяжелые бои были бы неизбежны.

Во-вторых, хотя людские потери вермахта в наступлении «Цитадель» и были выше, чем в последующих оборонительных боях (это объясняется тем, что войска вынуждены были покинуть укрытия и прорывать глубоко эшелонированную советскую оборону), но потери в танках были выше в оборонительной фазе сражения. Это вызвано тем, что атакующий обычно может вывезти повреждённую технику, а при отступлении вынужден её бросать.

Если же сравнивать потери в операции «Цитадель» с другими сражениями на Восточном фронте, то потери не выглядят слишком большими. В любом случае не такими, как это представляют.

Легенда шестая.

Курская битва техника участвовавшая в нейКурская битва представляется советской стороной как третье решающее сражение Второй мировой. Москва-Сталинград-Курск. Даже во многих новейших российских исследованиях повторяется это утверждение. И многие немцы, с которыми мне приходилось общаться, заявляют, что Курск был поворотным моментом войны. А он таковым не был. Имелись события, которые оказали гораздо большее влияние на ход войны. Это и вступление в войну США, и провал двух германских наступлений на Восточном фронте в 1941 и 1942 годах, и битва при Мидуэе, в результате которой инициатива на Тихоокеанском театре перешла к американцам. Курск был поворотным моментом в том смысле, что всем стало ясно, что война на востоке окончательно покатилась назад. После провала летнего наступления не только Гитлеру, но и многим немцам стало ясно, что выиграть войну на востоке невозможно, в то время как Германия вынуждена была вести войну на нескольких фронтах.

В конце Р. Тёппель представляет свою новую книгу: „Kursk 1943: Die größte Schlacht des Zweiten Weltkriegs“ (Курск 1943: Величайшее сражение Второй Мировой войны“), которая должна выйти в 2017 году.

topwar.ru

Курская битва техника участвовавшая в ней

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.