Что собой представляет реактивная система залпового огня (РСЗО)? Каков радиус поражения установки «Град»? Эти важные вопросы мы рассмотрим далее максимально подробно. А сейчас необходимо запомнить, что РСЗО является комплексом вооружения, включающим пусковую многозарядную установку и реактивные снаряды (реактивные глубинные бомбы, неуправляемые ракеты), а также вспомогательные средства: транспортно-заряжающую и транспортную машины, иное оборудование.

РСЗО является реактивным оружием. Этой системой вооружены сухопутные армии, военно-морские флотилии и военно-воздушные силы большого количества государств.

Реактивный двигатель используется в реактивном снаряде, что исключает при выстреле влияние силы отдачи. Данный нюанс позволяет проектировать лёгкие, несложные и малогабаритные пусковые многоствольные конструкции.

Пусковые установки (ПУ) РСЗО устанавливаются на самоходные (гусеничные, колёсные) и буксируемые шасси, вертолёты, самолёты и корабли.

Кстати, новейшие РСЗО стреляют снарядами калибром до 425 миллиметров. Их предельная дальность стрельбы может достигать сорока пяти километров и более (до 400 километров на некоторых образцах). Они могут нести от четырёх до пятидесяти реактивных ракет, каждая из которых оснащена отдельной направляющей (трубчатой или рельсовой) для запуска.

«Катюша»


Во времена Великой Отечественной войны полевые артиллеристы обзаводились бесствольными системами, неофициально именуемыми «Катюшами». Первоначально их изготавливали как БМ-13, а далее как БМ-8, БМ-31 и так далее.

Вооружённые силы СССР весьма активно использовали эти установки в годы Второй мировой войны. Прозвище «Катюша» было довольно-таки популярным, поэтому в разговорной речи так стали называть и БМ-21 «Град», и послевоенные РСЗО на автошасси, и БМ-14.

Позднее, подобными прозвищами («Ванюша», «Андрюша») советские артиллеристы окрестили и другие установки: БМ-31 и остальные. Конечно, эти названия не столь знамениты.

История создания оружия

Работники газодинамической лаборатории В. А. Артемьев и Н. И. Тихомиров ещё в 1921 году начали проектировать для самолётов реактивные снаряды. Б. С. Петропавловский в 1929-1933 годах с другими работниками ГДЛ проводил публичные испытания реактивных ракет различного назначения и калибров. Специалисты в экспериментах использовали многозарядные и однозарядные авиационные и наземные пусковые станки.


В 1937-1938 годах на вооружение РККВФ были приняты реактивные снаряды. Необходимо отметить, что их разрабатывало РНИИ под управлением Г. Э. Лангемака. 82-мм ракетами РС-82 оснащали истребители И-153, И-15 и И-16: в летний период 1939 года их успешно использовали на реке Халхин-Гол в боях с японской армией.

В 1939-1941 годах сотрудниками РНИИ А. С. Поповым, В. Н. Галковским, А. П. Павленко и другими был спроектирован многозарядный пусковой аппарат, смонтированный на грузовом авто.

В 1941 году установки испытали на полигоне, и весьма успешно. Их обозначили БМ-13 — военная машина с 132-мм ракетами. Снаряды БМ-13 и пусковой аппарат, созданный на основе грузовой машины ЗИС-6 БМ-1, взяли на вооружение в 1941 году, 21 июня. Именно данный тип машин и получил знаменитое имя «Катюша».

БМ-13

Что такое БМ-13? Это боевой советский аппарат реактивной артиллерии, разработанный во времена Великой Отечественной войны. Это самая известная боевая машина СССР данного класса. Именно её народ прозвал «Катюшей».

На заводе Коминтерна, находящемся в Воронеже, впервые 27 июня 1941 года были созданы два пусковых агрегата БМ-13 на шасси авто ЗИС.

Устройство

БМ-13 — такая же, как установка «Град». Характеристики её совершенно бесхитростные. Это относительно простое оружие, в состав которого входят рельсовые направляющие и прицельное устройство. Для наводки используется артиллерийский прицел, подъёмный и поворотный механизмы. В задней части авто находятся два домкрата, которые используют для его устойчивости во время стрельбы. На одной машине можно размещать от 14 до 48 направляющих.


Оболочка реактивных снарядов выполнена в виде сварного цилиндра, разделённого на три секции – боевая часть, реактивное сопло и двигательное отделение (камера сгорания с топливом). Ракета РС-132 для конструкции БМ-13 изготавливалась весом 42,5 кг, диаметром 132 мм и длиной 0,8 метра. Внутрь цилиндра с оперением клали твёрдую нитроцеллюлозу. Боевая часть весила 22 кг. Взрывчатое вещество имело массу 4,9 кг: шесть гранат противотанковых весили столько же. Дальность стрельбы достигала 8,5 км.

Ракета М-31 для конструкции БМ-31 имела массу 92,4 кг, изготавливалась диаметром 310 мм и содержала 28,9 кг взрывчатой субстанции. Её дальнобойность достигала 13 км. Интересно, что у БМ-13 (16 ракет) залп длился от семи до десяти секунд, а у БМ-8 (24-48 ракет) – от восьми до десяти секунд. У БМ-31-21 время заряжания – от пяти до десяти минут.

Запуск осуществляла рукояточная электрокатушка, соединённая с контактами, размещёнными на направляющих, и батареей аккумулятора. Когда рукоять поворачивали, контакты замыкались по очереди и в очередном снаряде срабатывал пусковой пиропатрон. Если направляющих было большое количество, иногда использовали одновременно пару катушек.

В отличие от германского Nebelwerfer, БМ-13 имеет низкую точность и является площадным оружием, разбрасывающим колоссальное количество снарядов по территории. Отсюда следует, что точные удары, как у Nebelwerfer, совершать было нельзя. Заряд ВВ в два раза меньше, чем у ракеты Небельверфера, но он намного больше мог уничтожить техники без брони и живой силы.


Как смогли получить такой эффект? Да просто встречное движение детонации увеличивало газовый натиск взрыва. Подрыв ВВ происходил с двух сторон (длина полости для ВВ была немного больше длины детонатора). В тот момент, когда сталкивались две волны детонации, моментально возрастал газовый напор взрыва в месте их столкновения. Таким образом осколки корпуса получали внушительное ускорение и нагревались до восьмисот градусов: они имели великолепный зажигающий эффект.

Легенда

Кроме оболочки, разрывалась и часть камеры снаряда: её раскалял горевший внутри порох. По сравнению с артиллерийскими снарядами аналогичного калибра, это увеличивало осколочное воздействие в 1,5-2 раза. Благодаря данному нюансу появился миф о «термитном боезаряде» в ракетах «Катюш».

Примечательно, что «термитная» взрывчатка испытывалась весной 1942 года в Ленинграде, но, к сожалению, не нашла своего применения, так как мишени и так пылали после залпа БМ-13. Одновременное использование десятков снарядов также порождало интерференцию взрывных всплесков, что ещё более увеличивало поражающий эффект.

Эффект

БМ-8 (ЗИС-6) насчитывал пять — семь служащих:

  • Командир орудия — один человек.
  • Один водитель.
  • Один наводчик.
  • Заряжающие – от двух до четырёх человек.

9К51 «Град»

Что такое 9К51 «Град»? Это реактивная 122-мм система залпового огня (РСЗО) Советского Союза. Установка «Град» создавалась для поражения командных пунктов, открытой и скрытой живой силы, бронетранспортёров и небронированной техники в районе сосредоточения, артиллерийских и миномётных батарей, иных целей, решения многих задач в трудных боевых условиях.

Описание комплекса

Для стрельбы установки «Град» размещают в поле, вдали от жилых домов. Их так и называют – «реактивная полевая установка М-21». Конечно же, она более известна как РСЗО «Град» (индекс ГРАУ – 9К51). В её комплект входит оснащённое шасси «Урал-375Д», военное авто БМ-21 (индекс ГРАУ – 2Б5), неуправляемая ракета 122-мм М-21ОФ. Немного позже было разработано колоссальное количество 122-мм снарядов, сконструирована военная машина БМ-21-1, оснащённая доработанным шасси грузового авто повышенной проходимости «Урал-43202».

Снаряды в ящиках транспортируются в грузовых авто народно-хозяйственного значения. Снаряды без ящиков перевозятся машиной с набором стеллажей 9Ф37.

Проектирование

Вообще установка «Град» создавалась в НИИ-147 для вооружения дивизионной артиллерии. Проектом руководил Ганичев А. Н., который в то время занимал должность главного конструктора. В работах также принимали участие смежные предприятия, среди которых присутствовали московское НИИ-6 и свердловское СКБ-203.

Сотрудники Центрального архива (г. Подольск), принадлежащего Министерству обороны, хранят данные, которые подтверждают, что снаряд установки «Град» изготавливался в различных модификациях:


  • С пороховым стартовым комбинированным движком и маршевым ПВРД на твёрдом топливе: четыре гондолы с воздухозаборниками были автономно закреплены на его хвостовой части.
  • Была создана ракета такой же системы, но имеющая некоторые отличные нюансы: горючее её маршевого движка концентрировалось в одной центральной секции, выполненной в виде двух цилиндров. Частично сгоревшие продукты через четыре отверстия вытекали в гондолы, где полностью сгорали в воздушном потоке.
  • Установка «Град» использовала также снаряды с жёсткими стабилизаторами.
  • Блок стабилизатора некоторых моделей ракеты был оснащён складывающимися лопастями.

Каков был итог проведённых работ? Специалистам удалось создать великолепную неуправляемую ракету М-210Ф (с ведущей осколочно-фугасной частью, оснащённой парой сварных рифлёных втулок, необходимых для повышения осколочного влияния) и двухкамерный ракетный двигатель с одним зарядом.

Серийное производство

Установка «Град» изготавливалась на заводе имени Ленина в Перми до 1998 года. Для армии СССР за всё время серийного выпуска было изготовлено 6536 боевых машин. Около 646 «железных драконов» было произведено на экспорт.


Необходимо отметить, что ракетная установка «Град» находилась на вооружении пятидесяти стран мира! К 1995 году более двух тысяч военных машин БМ-21 оказалось на вооружении многих государств. Изготовлением снарядов занималось НПО «Сплав»: более трёх миллионов разнообразных ракет для РСЗО «Град» создали специалисты этого предприятия.

Модели

Ракетная установка «Град» превратилась в базовую модель для многих отечественных систем, созданных для стрельбы реактивными неуправляемыми 122-мм снарядами. В данный список вошли БМ-21ПД «Дамба», «Град-ВД», лёгкая реактивная переносная система «Град-П», «9К54 Град-В», корабельная двадцатидвухствольная «А-215 Град-М», «9К59 Прима», «9К55 Град-1».

Некоторые зарубежные системы также создавались на основе БМ-21, а именно: RM-70/85, HADID, RM-70, Modular, Type 90, ВМ-11, Type 84, PRL113, Type 90A, Type 89, Type 81, «Град-1А БелГрад, Type 90B, Lynx (Naiza, «Найза»), RM-70/85М, PRL111, Type 83, APRA, WR-40 Langusta.

Итак, залповая установка «Град» изготовлена в следующих вариациях:

  • Базовым вариантом является 9К51 «Град».

  • Образец дальнейшего развития системы – 9К51М «Торнадо-Г». Это обновлённая военная машина 2Б17-1/2Б17М, оснащённая новейшими НУРС с увеличенной до сорока километров максимальной дальностью стрельбы.
  • Десантируемая (облегчённая) модификация – это 9К54 «Град-В». Имеет боевую машину 9П125 с двенадцатью направляющими и транспортную машину с набором стеллажей 9Ф37В, созданную на базе грузового авто ГАЗ-66Б для ВДВ.
  • Если необходимо нанести противнику гибельное поражение, установки «Град-ВД» к вашим услугам! Данные машины являются гусеничным вариантом системы «Град-В», укомплектованной военной машиной БМ-21ВД и транспортно-заряжающим авто, созданным на базе броневика БТР-Д.
  • 9К55 «Град-1» является модификацией системы «Град», укомплектованной военной машиной 9П138 (36 направляющих) и транспортно-заряжающим аппаратом 9Т450, созданным на основе грузового авто ЗИЛ-131. Использовали грузовое авто, изготовленное не для дивизионной, а для полковой артиллерии, например, для морских пехотинцев.
  • 9К55-1 «Град-1» является гусеничным вариантом системы «Град-1». Имеет боевую машину 9П139, изготовленную на базе шасси самодвижущейся гаубицы 2С1 «Гвоздика» (36 направляющих), и машину 9Т451, созданную на базе универсального тягача МТ-Лбу.
  • Версией системы «Град» с усиленной огневой мощью является 9К59 «Прима». Данная система состоит из военной машины 9А51 (50 направляющих) и транспортно-заряжающей машины 9Т232М, созданной на базе грузовичка «Урал 4320».
  • Белорусская версия системы «Град» с военной машиной БМ-21А, сооружённой на базе грузового авто МАЗ-6317-05 — РСЗО «Град-1А» (Белград).
  • Украинское усовершенствование БМ-21 – это «Бастион-02» и «Бастион-01».

Общая характеристика

Что же собой представляет установка «Град»? Характеристики её довольно-таки интересные. Рассмотрим их более подробно. Этой машиной вооружали армию в 1963 году. Для залпа ей необходимо сорок 122-мм снарядов.

Предельная дальность установки «Град» достигает сорока километров. Минимальное расстояние поражения цели составляет примерно 1,6 км. Артиллерийские элементы собираются на модернизированных типах шасси грузовых авто и «Урал-4320», и «Урал-375»: данный нюанс зависит от модели.

Как правило, модель «Град-1» создаётся на базе ЗИЛ-131. Эти военизированные авто обычно передвигаются со скоростью 75-90 км/ч. Укомплектована система комплексом автоматического управления огнём «Виварий».

Белорусский вариант

А как выглядит белорусская модификация этого «железного зверя»? Военную машину РСЗО «Град-1А» (БелГрад) смонтировали на шасси грузового авто МАЗ-6317. Её наивысшая скорость перемещения — 85 км/ч, ходовой запас равен 1200 км. Радиус поражения установки «Град» достаточно велик – до 1000 м, весит она 16,45 т, а расчёт состоит из шести человек. Она может перевозить одновременно шестьдесят ракет! Время перезарядки – всего семь минут.


Необходимо отметить, что обстрел из БМ-21 имеет ужасные последствия. Установки «Град» имеют колоссальную разрушительную силу и, как правило, заставляют врага капитулировать.

www.syl.ru

28 марта 1963 года Советская Армия приняла на вооружение новую реактивную систему залпового огня, ставшую самой массовой в мире

Огонь ведет дивизионная полевая реактивная система залпового огня БМ-21 «Град». Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Советские, а затем и российские реактивные системы залпового огня (РСЗО) стали таким же всемирно известным символом отечественной оружейной школы, как и их предшественники — легендарные «Катюши» и «Андрюши», они же БМ-13 и БМ-30. Но в отличие от той же «Катюши», история создания которой хорошо исследована и изучена, да еще и активно использовалась в пропагандистских целях, начало работ над созданием первой массовой послевоенной РСЗО — БМ-21 «Град» — часто обходили молчанием.

Секретность ли тому была причиной, или нежелание упоминать, откуда ведет свою родословную самая известная послевоенная реактивная система Советского Союза, сказать трудно. Впрочем, долгое время это и не вызывало пристального интереса, поскольку куда интереснее было наблюдать за действиями и развитием отечественных РСЗО, первая из которых была принята на вооружение 28 марта 1963 года. И вскоре после этого во всеуслышание заявила о себе, когда своими залпами фактически умножила на ноль подразделения китайской армии, укрепившиеся на острове Даманский.

А между тем, «Град», надо признать, «говорит» с немецким акцентом. И что особенно любопытно, даже имя этой реактивной системы залпового огня прямо перекликается с именем немецкой ракетной системы, которая разрабатывалась в ходе Второй Мировой войны, но так и не успела всерьез в ней поучаствовать. Зато помогла советским оружейникам, взявшим ее за основу, создать уникальную боевую систему, вот уже больше четырех десятилетий не сходящую с театров боевых действий по всему миру.

«Тайфуны» грозят «Либрейторам»

«Тайфун» — так называлось семейство неуправляемых зенитных ракет, к разработке которых немецкие инженеры из ракетного центра в Пенемюнде, прославившегося созданием первой в мире баллистической ракеты «Фау-2», приступили в середине Второй Мировой войны. Точная дата начала работ неизвестна, зато известно, когда первые опытные образцы «Тайфунов» были представлены на рассмотрение Министерства авиации Третьего рейха — в конце 1944 года.

Скорее всего, за разработку зенитных неуправляемых ракет в Пенемюнде взялись не раньше второй половины 1943 года, после того, как руководству нацистской Германии — как политическому, так и военному — стало известно о лавинообразном росте числа средних и тяжелых бомбардировщиков у стран-участниц антигитлеровской коалиции. Но чаще всего исследователи приводят в качестве реальной даты начала работ над зенитными ракетами начало 1944 года — и это похоже на правду. Ведь с учетом имеющихся наработок по ракетному оружию конструкторам-ракетчикам из Пенемюнде не требовалось больше полугода, чтобы создать новый тип ракетного вооружения.

Неуправляемые зенитные ракеты «Тайфун» представляли собой 100-миллиметровые ракеты с жидкостным («Тайфун-F») или твердотопливным («Тайфун-Р») двигателем, 700-граммовой боевой частью и установленными в хвостовой части стабилизаторами. Именно они, по замыслу разработчиков, должны были стабилизировать ракету на курсе, чтобы обеспечить дальность полета и кучность попадания. Причем стабилизаторы имели небольшой наклон в 1 градус относительно горизонтальной плоскости сопла, что придавало ракете вращение в полете — по аналогии с выпущенной из нарезного оружия пулей. Кстати, винтовыми были и направляющие, с которых запускались ракеты — с той же целью придать им вращение, обеспечивающее дальность и кучность. В итоге «Тайфуны» достигали высоты в 13-15 километров и могли стать грозным зенитным оружием.

Схема неуправляемой зенитной ракеты «Тайфун». Фото с сайта http://www.astronaut.ru

Варианты «F» и «Р» отличались не только двигателями, но и внешне — габаритами, массой и даже размахом стабилизаторов. У жидкостной «F» он составлял 218 мм, у твердотопливной «Р» — на два миллиметра больше, 220. Разной, хотя и не слишком, была и длина ракет: 2 метра у «Р» против 1,9 у «F». А вот вес различался кардинально: «F» весила чуть больше 20 кг, тогда как «Р» — почти 25!
Пока инженеры в Пенемюнде изобретали ракету «Тайфун», их коллеги с завода «Шкода» в Пильзене (нынешний чешский Пльзень) разрабатывали пусковую установку. В качестве шасси для нее выбрали лафет от самой массовой зенитной пушки Германии — 88-миллиметровой, производство которого было хорошо отработано и велось массово. На него устанавливали 24 (на опытных образца) или 30 (на принятом на вооружение) направляющих, и этот «пакет» получал возможность кругового обстрела при больших углах возвышения: как раз то, что и требовалось для залповой стрельбы неуправляемыми зенитными ракетами.

Поскольку, несмотря на новизну оборудования, в серийном производстве каждая ракета «Тайфун», даже более трудоемкая «F», не превышала 25 марок, заказ был сразу сделан на 1000 ракет типа «Р» и 5000 типа «F». Следующий был уже куда крупнее — 50 000, а к маю 1945 года планировалось каждый месяц выпускать по 1,5 миллиона ракет этой модели! Что, в принципе, было не так уж и много, если учесть, что каждая ракетная батарея «Тайфунов» состояла из 12 пусковых установок по 30 направляющих, то есть общий ее залп составлял 360 ракет. Таких батарей, по замыслу Министерства авиации, к сентябрю 1945 года нужно было организовать аж 400 — и тогда бы они за один залп выпускали по армадам английских и американских бомбардировщиков по 144 тысячи ракет. Так что ежемесячных полутора миллионов только-только хватало бы на десять таких залпов…

«Стриж», вылетевший из «Тайфуна»

Но ни к маю, ни тем более к сентябрю 1945 года никаких 400 батарей и 144 тысяч ракет одним залпом не получилось. Общий выпуск «Тайфунов», по данным военных историков, составил всего 600 штук, которые ушли на испытания. Во всяком случае, точных сведений об их боевом применении нет, а уж воздушное командование союзников не упустило бы случай взять на заметку применение нового зенитного оружия. Однако и без того и советские военные специалисты, и их коллеги-союзники сразу оценили, какой интересный экземпляр вооружения попал им в руки. Точное число ракет «Тайфун» обоих типов, которые оказались в распоряжении инженеров Красной Армии, неизвестно, но можно предположить, что это были не единичные экземпляры.

Дальнейшая судьба ракетных трофеев и разработок на их основе определялась знаменитым постановлением № 1017-419 сс Совета министров СССР «Вопросы реактивного вооружения» от 13 мая 1946 года. Работы по «Тайфунам» разделили, исходя из разницы в двигателях. Жидкостными «Тайфунами F» занялись в СКБ при НИИ-88 Сергея Королева — так сказать, по подведомственности, ведь туда же передавались и работы по всем остальным жидкостным ракетам, прежде всего по «Фау-2». А твердотопливными «Тайфунами Р» предстояло заняться созданному тем же постановлением КБ-2, вошедшему в структуру Министерства сельскохозяйственного машиностроения (вот она, всепроникающая секретность!). Именно этому КБ и предстояло создать отечественный вариант «Тайфуна Р» — РЗС-115 «Стриж», ставший прообразом реактивного снаряда для будущего «Града».

Направлением «Стриж» в КБ-2, которое с 1951 года объединилось с заводом №67 — бывшими «Мастерскими тяжелой и осадной артиллерии» — и стало называться Государственным специализированным НИИ-642, занимался будущий академик, дважды Герой Социалистического Труда, создатель знаменитых ракетных комплексов «Пионер» и «Тополь» Александр Надирадзе. Под его началом разработчики «Стрижа» довели работу над этой ракетой до испытаний, которые проводились на полигоне Донгуз — в то время единственном полигоне, на котором отрабатывались все виды систем противовоздушной обороны. На эти испытания бывший «Тайфун Р», а ныне «Стриж» Р-115 — основной элемент реактивной зенитной системы РЗС-115 «Ворон» — вышел в ноябре 1955 года с новыми характеристиками. Его вес теперь достигал почти 54 кг, длина выросла до 2,9 метра, а вес взрывчатого вещества в боевой части — до 1,6 кг. Увеличились и дальность стрельбы по горизонтали — до 22,7 км, и высота стрельбы — максимальная теперь составляла 16,5 км.

Радиолокационная станция СОЗ-30, входившая в систему РЗС-115 «Ворон». Фото с сайта http://militaryrussia.ru

Согласно техническому заданию, батарея системы «Ворон», состоявшая из 12 пусковых установок, должна была за 5-7 секунд выпускать до 1440 ракет. Такой результат достигался за счет использования новой пусковой установки, спроектированной в ЦНИИ-58 под руководством легендарного артиллерийского конструктора Василия Грабина. Она была буксируемой и несла на себе 120 (!) трубчатых направляющих, причем этот пакет имел возможность кругового обстрела максимальный угол возвышения 88 градусов. Поскольку ракеты были неуправляемыми, то стрельба ими велась аналогично стрельбе из зенитного орудия: наведение на цель осуществлялось по указанию пункта управления стрельбой с радиолокационной станцией орудийной наводки.

Именно такие характеристики и показала система РЗС-115 «Ворон» на комплексных полигонных испытаниях, которые проходили с декабря 1956 года по июнь 1957-го. Но ни большая мощность залпа, ни солидный вес боевой части «Стрижа» не компенсировали его главного недостатка — малой высоты стрельбы и неуправляемости. Как отметили в своем заключении представители командования ПВО, «вследствие малой досягаемости снарядов «Стриж» по высоте и дальности (высота 13,8 км при дальности 5 км), ограниченных возможностей системы при стрельбе по низколетящим целям (менее чем под углом 30°), а также недостаточного выигрыша в эффективности стрельбы комплекса по сравнению с одной-тремя батареями 130- и 100-мм зенитных пушек при значительно большем расходе снарядов, реактивная зенитная система РЗС-115 не может качественно улучшить вооружение зенитных артиллерийских войск ПВО страны. На вооружение Советской армии для оснащения частей зенитных артиллерийских войск ПВО страны систему РЗС-115 принимать нецелесообразно».

Действительно, ракета, которая в середине 1940-х легко справлялась бы с «Летающими крепостями» и «Либрейторами», десять лет спустя уже ничего не могла сделать с новыми стратегическими бомбардировщиками В-52 и все более быстрыми и маневренными реактивными истребителями. И потому осталась всего лишь опытной системой — зато ее главный компонент превратился в снаряд для первой отечественной реактивной системы залпового огня М-21 «Град».

Из зенитных — в наземные

Реактивная боевая машина БМ-14-16 — одна из систем, на смену которым предназначался будущий «Град». Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Что примечательно: постановление Совета министров СССР № 17, в котором НИИ-642 предписывалось подготовить проект разработки армейского осколочно-фугасного снаряда на основе Р-115, вышло 3 января 1956 года. В это время еще только-только разворачивались полигонные испытания двух пусковых установок и 2500 ракет «Стриж», а об испытаниях всего комплекса «Ворон» не было и речи. Тем не менее, в военной среде нашелся достаточно опытный и умный человек, который оценил возможности применения многоствольной пусковой установки с реактивными снарядами не против самолетов, а по наземным целям. Весьма вероятно, что на эту мысль его натолкнуло зрелище «Стрижей», стартующих из ста двадцати стволов — наверняка оно очень напоминало залп батареи «Катюш».

Реактивная система БМ-24 на учениях. Фото с сайта http://kollektsiya.ru

Но это была только одна из причин, по которой неуправляемые зенитные ракеты было решено переделать в такие же неуправляемые реактивные снаряды для поражения наземных целей. Другой причиной была явно недостаточная мощность залпа и дальность стрельбы стоявших на вооружении Советской Армии систем. Более легкие и, соответственно, более многоствольные БМ-14 и БМ-24 могли выпустить разом 16 и 12 реактивных снарядов соответственно, но на дальность не больше 10 километров. Более мощная БМД-20 с ее 200-миллиметровыми оперенными снарядами стреляла почти на 20 километров, но могла за один залп выпустить всего четыре ракеты. А новые тактические выкладки однозначно требовали реактивной системы залпового огня, для которой 20 километров будут не просто максимальной, а максимально эффективной, и у которой при этом суммарная мощность залпа вырастет по сравнению с имеющимися по крайней мере вдвое.

Боевые машины БМД-20 на ноябрьском параде в Москве. Фото с сайта http://www.rusmed-forever.ru

Исходя из этих вводных, можно было предположить, что для ракеты «Стриж» заявленная дальность вполне достижима уже сейчас — но вес взрывчатого вещества боевой части явно недостаточен. При этом избыток дальности вполне позволял увеличить мощность боеголовки, за счет чего дальность должна была упасть, но не слишком сильно. Именно это и предстояло просчитать и проверить на практике конструкторам и инженерам ГСНИИ-642. Но на эту работу им оказалось отведено очень немного времени. В 1957 году началась чехарда с трансформациями и пересмотрами направлений деятельности института: сначала его объединили с ОКБ-52 Владимира Челомея, назвав новую структуру НИИ-642, а год спустя, в 1958-м, после упразднения этого института бывший ГСНИИ-642 превратился в филиал челомеевского ОКБ, после чего Александр Надирадзе перешел на работу в НИИ-1 Миноборонпрома (нынешний Московский институт теплотехники, носящий его имя) и сконцентрировался на создании баллистических ракет на твердом топливе.

А тематика армейского реактивного осколочно-фугасного снаряда с самого начала не вписывалась в направление работы новообразованного НИИ-642, и в конце-концов ее передали на доработку в тульский НИИ-147. С одной стороны, это было совершенно не его проблематика: тульский институт, созданный в июле 1945 года, занимался научно-исследовательскими работами в области производства артиллерийских гильз, разрабатывая новые материалы для них и новые методы изготовления. С другой, для «артиллерийского» института это был серьезный шанс сохраниться и приобрести иной вес: Никита Хрущев, сменивший Иосифа Сталина на посту главы Советского Союза, был категорическим сторонником развития ракетного оружия в ущерб всему остальному, прежде всего артиллерии и авиации. И главный конструктор НИИ-147 Александр Ганичев не стал упираться, получив приказ приняться за совершенно новое для него дело. И не прогадал: через несколько лет тульский НИИ превратился в крупнейшего в мире разработчика реактивных систем залпового огня.

«Град» разворачивает крылья

Но прежде чем это произошло, коллективу института пришлось приложить колоссальные усилия, осваивая совершенно новую для них сферу — ракетостроение. Меньше всего проблем было с изготовлением корпусов для будущих реактивных снарядов. Эта технология не слишком отличалась от технологии изготовления артиллерийских гильз, разве что длина другая. А в активе НИИ-147 была разработка метода глубокой вытяжки, которую можно было приспособить и для производства более толстостенных и прочных оболочек, которыми являются камеры сгорания двигателей реактивных снарядов.

Труднее было с выбором системы двигателя для реактивного снаряда и самой его компоновочной схемой. После долгих изысканий осталось только четыре варианта: два — со стартовыми пороховыми двигателями и маршевыми твердотопливными разной конструкции, и еще два — с двухкамерными твердотопливными двигателями без стартового порохового, с жестко закрепленными и со складывающимися стабилизаторами.
В конечном итоге выбор остановили на реактивном снаряде с двухкамерным твердотопливным двигателем и складывающимися стабилизаторами. Выбор силовой установки был понятен: наличие стартового порохового двигателя усложняло систему, которая должна была быть простой и дешевой в производстве. А выбор в пользу складывающихся стабилизаторов объяснялся тем, что нескладные стабилизаторы не позволяли установить на одной пусковой установке больше 12-16 направляющих. Это определялось требованиями к габаритам пусковой установки для перевозки ее по железной дороге. Но проблема была в том, что такое же количество направляющих было у БМ-14 и БМ-24, а создание новой РСЗО предусматривало в том числе и увеличение числа реактивных снарядов в одном залпе.

РСЗО БМ-21 «Град» на учениях в Советской Армии. Фото с сайта http://army.lv

В итоге от жестких стабилизаторов решено было отказаться — несмотря на то, что в то время господствовала точка зрения, согласно которой раскрывающиеся стабилизаторы неизбежно должны быть менее эффективными из-за зазоров между ними и корпусом ракеты, которые возникают при установке шарниров. Чтобы убедить своих оппонентов в обратном, разработчикам пришлось провести натурные испытания: на нижнетагильском полигоне «Старатель» с переделанного станка от системы М-14 провели контрольные стрельбы двумя вариантами реактивных снарядов — с жестко установленными и складывающимися стабилизаторами. Результаты стрельбы не выявили преимущества того или иного типа по точности и дальности, а значит, выбор определялся только возможностью монтажа на пусковой установке большего числа направляющих.

Так реактивные снаряды для будущей реактивной системы залпового огня «Град» получили — впервые в отечественной истории! — раскрываемое при старте оперение, состоящее из четырех изогнутых лопастей. При заряжании их удерживало в сложенном состоянии специальное кольцо, надеваемое на нижнюю часть хвостового отсека. Снаряд вылетал из пусковой трубы, получив первоначальное вращение за счет винтового паза внутри направляющей, по которому скользил штифт в хвостовой части. А как только он оказывался на свободе, раскрывались стабилизаторы, которые так же, как и у «Тайфуна», имели отклонение от продольной оси снаряда на один градус. За счет этого снаряд получал относительно медленное вращающее движение — порядка 140-150 оборотов в минуту, которое и обеспечивало ему стабилизацию на траектории и кучность попадания.

Что получила Тула

Примечательно, что в последние годы в исторической литературе, посвященной созданию РСЗО «Град», чаще всего говориться о том, что НИИ-147 получил в руки практически готовый реактивный снаряд, каковым являлся Р-115 «Стриж». Дескать, невелика была заслуга института в том, чтобы довести чужую разработку до серийного производства: всего-то что придумать новый метод горячей вытяжки корпуса — и все!
Между тем, есть все основания считать, что конструкторские усилия специалистов НИИ-147 были куда более существенными. По всей видимости, они получили от своих предшественников — подчиненных Александра Надирадзе из ГСНИИ-642 — только их наработки по возможности приспособления неуправляемого зенитного реактивного снаряда к применению по наземным целям. Иначе трудно объяснить, зачем 18 апреля 1959 года заместитель директора НИИ-147 по научной части, и он же главный конструктор института Александр Ганичев отправил письмо, получившее исходящий №01844 на имя начальника 1-го управления Артиллерийского научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (АНТК ГАУ) генерал-майора Михаила Соколова с просьбой дать разрешение ознакомить представителей НИИ-147 с данными снаряда «Стриж» в связи с разработкой снаряда к системе «Град».

Общая схема боевой машины БМ-21, взходящий в реактивную систему залпового огня «Град». Фото с сайта http://www.russianarms.ru

И добро было бы только это письмо! Нет, есть и ответ на него, который подготовил и отправил на имя директора НИИ-147 Леонида Христофорова заместитель начальника 1-го главного управления АНТК инженер-полковник Пинчук. В нем говорится, что Артиллерийский научно-технический комитет направляет в Тулу отчет по испытаниям снаряда Р-115 и чертежи на корпус двигателя данного снаряда — с тем, чтобы эти материалы могли использоваться при разработке реактивного снаряда к будущей системе «Град». Что любопытно, и отчет, и чертежи давались тулякам на время: их надлежало вернуть в 1-е Управлению АНТК ГАУ до 15 августа 1959 года.

Судя по всему, эта переписка как раз и касалась поиска решения проблемы, какой именно двигатель лучше всего использовать на новом реактивном снаряде. Так что утверждать, будто «Стриж», так же как и его прародитель «Тайфун Р», являются точной копией снаряда для будущего «Града» — как минимум несправедливо по отношению к тульскому НИИ-147. Хотя, как видно из всей предыстории разработки БМ-21, следы германского ракетного гения в этой боевой установке, без сомнения, присутствуют.

Кстати, весьма примечательно, что туляки обращались не к кому-нибудь, а именно к генерал-майору Михаилу Соколову. Этот человек, в мае 1941 года закончивший Артиллерийскую академию им. Дзержинского, участвовал в подготовке к демонстрации руководству СССР первых экземпляров легендарной «Катюши»: как известно, она проходила в подмосковном Софрино 17 июня того же года. Кроме того, он был одним из тех, кто готовил экипажи этих боевых машин и вместе с первым командиром батареи «Катюш» капитаном Иваном Флеровым обучал бойцов обращению с новой техникой. Так что реактивные системы залпового огня были для него не просто хорошо знакомым предметом — можно сказать, он посвятил им практически всю свою военную жизнь.

Есть и другая версия того, как и почему тульский НИИ-147 получил 24 февраля 1959 года приказ Государственного комитета Совета министров СССР по оборонной технике на разработку дивизионной реактивной системы залпового огня. Согласно ей, первоначально созданием новой системы с использованием доработанной ракеты «Стриж» должно было заниматься свердловское СКБ-203, образованное в 1949 году специально для разработки и опытного производства наземной ракетной техники. Дескать, когда в СКБ-203 поняли, что не могут выполнить требование по размещению 30 направляющих на установке, поскольку мешают нескладные стабилизаторы ракеты, то пришли к идее со складным оперением, которое удерживается кольцом при заряжании. Но поскольку заниматься собственно доведением этой модернизации ракеты до серийного производства в СКБ-203 не могли, пришлось искать исполнителя на стороне, и по счастливой случайного главный конструктор бюро Александр Яскин познакомился в ГРАУ с туляком Александром Ганичевым, который согласился взяться за эту работу.

БМ-21 на учениях Национальной народной армии ГДР — одной из стран Варшавского договора, где «Град» стоял на вооружении. Фото с сайта http://army.lv

Версия эта, не имеющая никаких документальных подтверждений, выглядит, мягко говоря, странно, и потому оставим ее на совести ее разработчиков. Отметим только, что в плане опытно-конструкторских работ на 1959 год, утвержденном министром обороны СССР и согласованном с Государственным комитетом Совета министров СССР по оборонной технике, головным исполнителем по теме «Град» назван московский НИИ-24 — будущий Научно-исследовательский машиностроительный институт имени Бахирева, в то время бывший основным разработчиком боеприпасов. И логичнее всего, что разработку реактивного снаряда в НИИ-24 решено было переложить на плечи коллег из тульского НИИ-147, а за свердловским СКБ-203, да еще и недавно организованным, оставить их сугубо профессиональную сферу — разработку пусковой установки.

Остров Даманский — и далее везде

12 марта 1959 были утверждены «Тактико-технические требования на опытно-конструкторскую работу №007738 «Дивизионная полевая реактивная система «Град», в которых еще раз распределялись роли разработчиков: НИИ-24 — головной разработчик, НИИ-147 — разработчик двигателя для реактивного снаряда, СКБ-203 — разработчик пусковой установки. 30 мая 1960 года увидело свет постановление Совета министров СССР № 578-236, которое задавало начало работ по созданию уже не опытной, а серийной системы «Град». Этим документом на СКБ-203 возлагалось создание боевой и транспортной машин для РСЗО «Град», на НИИ-6 (сегодня — Центральный НИИ химии и механики) — разработка новых сортов пороха марки «РСИ» для твердотопливного заряда двигателя, на ГСКБ-47 — будущее НПО «Базальт» — создание боевой части для реактивных снарядов, на Научно-исследовательский технологический институт в Балашихе — разработка механических взрывателей. А затем Главное артиллерийское управление Минобороны выдало тактико-технические требования на создание «Полевой реактивной системы «Град», которая рассматривалась уже не как опытно-конструкторская тема, а как создание серийной системы вооружения.
После выхода правительственного постановление прошло полтора года, прежде чем первые две боевых машины новой РСЗО «Град», созданных на базе автомобиля «Урал-375Д», были представлены военным из Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны СССР. Через три месяца, 1 марта 1962 года, на артиллерийском полигоне «Ржевка» под Ленинградом начались полигонные испытания «Града». А год спустя, 28 марта 1963 года, разработка БМ-21 закончилась принятием постановления Совета министров СССР о постановке новой реактивной системы залпового огня «Град» на вооружение.

«Грады» ранних выпусков на дивизионных учениях в Советской Армии. Фото с сайта http://army.lv

Спустя еще десять месяцев, 29 января 1964 года появилось новое постановление — о запуске «Градов» в серийное производство. А 7 ноября 1964 года первые серийные БМ-21 приняли участие в традиционном параде по случаю очередной годовщины Октябрьской революции. Глядя на эти грозные установки, каждая из которых могла выпустить четыре десятка реактивных снарядов, ни москвичи, ни иностранные дипломаты и журналисты, ни даже многие военные-участники парада не догадывались, что в действительности ни одна из них не способна к полноценной боевой работе из-за того, что на заводе не успели получить и установить электропривод артиллерийской части.
Через пять лет, 15 марта 1969 года «Грады» приняли свое боевое крещение. Случилось это во время боев за остров Даманский на реке Уссури, где советским пограничникам и военным пришлось отражать атаки китайской армии. После того, как ни пехотной атакой, ни танками китайских солдат так и не удалось вытеснить с захваченного острова, решено было применить новую артиллерийскую систему. В бой вступил 13-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион под командованием майора Михаила Ващенко, входивший в состав артиллерии 135-й мотострелковой дивизии, которая принимала участие в отражении китайской агрессии. Как и полагалось по штату мирного времени, дивизион имел на своем вооружении боевых машин БМ–21 «Град» (по штатам времени военного их число возрастало до 18 машин). После того, как «Грады» дали залп по Даманскому, китайцы в течение десяти минут потеряли, по разным данным, до 1000 человек только убитыми — и подразделения НОАК обратились в бегство.

Реактивные снаряды к БМ-21 и сама пусковая установка, попавшие в руки афганских талибов после ухода советских войск из страны. Фото с сайта http://army.lv

После этого «Град» воевал почти непрерывно — правда, в основном за пределами территории Советского Союза и России. Наиболее массовым применением этих реактивных систем нужно, видимо, считать их участие в боевых действиях в Афганистане в составе Ограниченного контингента советских войск. На своей земле БМ-21 были вынуждены стрелять в ходе обеих чеченских кампаний, а на чужой — пожалуй, в половине государств мира. Ведь, помимо Советской Армии, на вооружении их имели армии еще полусотни государств, не считая тех, что оказывались в руках незаконных вооруженных формирований.

На сегодняшний день БМ-21 «Град», завоевавшая звание самой массовой реактивной системы залпового огня в мире, понемногу снимается с вооружения российской армии и флота: по состоянию на 2016 год, в строю числятся всего 530 этих боевых машин (еще около 2000 находятся на хранении). На смену ему пришли новые РСЗО — БМ-27 «Ураган», БМ-30 «Смерч» и 9К51М «Торнадо». Но окончательно списывать «Грады» со счетов рано — так же, как некогда оказалось рано отказываться реактивных систем залпового огня как таковых, на что пошли на Западе и не захотели пойти в СССР. И не прогадали.

Принятая на вооружение Советской Армии РСЗО БМ-21 «Град» до сих пор стоит на вооружении Армии России. Фото с сайта http://army.lv

topwar.ru

Исторические сведения

Идея разработки комплекса залпового огня с дальностью полета более 20 км принадлежит советским инженерам и свое начало берет с середины 50-х годов прошлого века. Военная установка «Град» разрабатывалась для замены системы БМ-14. Идея заключалась в том, чтобы на шасси грузового автомобиля, способного с легкостью преодолевать труднопроходимую местность, разместить маневренную артиллерийскую часть, начиненную реактивными снарядами.

В 1957 году Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) дало техническое задание свердловскому конструкторскому бюро разработать боевую машину. Необходимо было спроектировать машину, способную разместить 30 направляющих для реактивных глубинных снарядов. Цель была достигнута путем доработки ракеты – созданием изогнутых по цилиндрической поверхности складных хвостовых стабилизаторов.

Разработчиком снаряда был выбран НИИ-147, который предложил такую технологию изготовления корпуса, как метод горячей вытяжки. Под шефством А. Н. Ганичева и при поддержке Госкомитета по оборонной технике были начаты работы по созданию реактивного снаряда. Разработку боевой части снаряда поручили ГСКБ-47, а порохового заряда двигателя – НИИ-6. НИИ-147 спроектировал снаряд со смешанной стабилизацией: хвостовое оперение и вращение.

Испытания

В 1960 г. проводились огневые испытания двигателей реактивных снарядов. В рамках завода осуществлено 53 прожига и 81 – в качестве испытаний на государственном уровне.

Первые полигонные испытания были проведены в марте 1962 года под Ленинградом. ГРАУ выделило 2 боевые машины и полтысячи реактивных снарядов. При планируемом пробеге в 10 000 км испытуемая машина без поломок прошла только 3380 км. Повреждения устранили путем усиления заднего моста шасси. Это увеличило устойчивость машины при стрельбе.

После ликвидации недостатков конструкции постановлением Совета Министров была поставлена на службу и вооружение в 1963 году установка «Град», характеристики которой в том же году были продемонстрированы Н. С. Хрущеву.

В январе следующего года был начат серийный выпуск БМ-21. В том же 1964 году, на ноябрьском военном параде, показали народу первые установки. С 1971 года начался экспорт реактивных установок, и объем его составил 124 машины, но к 1995 г. число «Градов», проданных в 50 стран мира, было свыше двух тысяч.

Конструкция

Уникальные боевые технические характеристики установки «Град» были достигнуты и за счет конструкции комплекса, в который входят:

  • пусковая установка;
  • транспортно-заряжающая машина на базе ЗИЛ-131;
  • система управления огнем.

Реактивные неуправляемые снаряды (диаметром 122 мм) загружаются в артиллерийскую часть, которая представлена 40 направляющими по 3 метра каждая на подвижном основании. Наведение может быть выполнено в горизонтальной и вертикальной плоскости с помощью электропривода или вручную. Диапазон углов при горизонтальном обстреле — 102о влево от автомобиля и 70о вправо; при вертикальном – от 0 до 55о.

Ствольный канал оборудован винтовым пазом, который при вылете снаряда придает последнему вращательное движение.

Скорость передвижения машины – 75 км/ч, причем возможно перемещение с заряженными снарядами. Автомобиль имеет систему отключения подвески, что исключает применение опорных домкратов при стрельбе. После залпа можно сразу покидать позицию, дабы не попасть под ответный удар. Корректировка стрельбы осуществляется в отдельной машине управления, входящей в состав батареи.

Разобрав конструкцию реактивной боевой машины, можно понять, как работает установка «Град».

Точное наведение оружия на цель достигается за счет наличия прицельных устройств: панорамы Герца, механического визира и коллиматора К-1, что повышает степень поражения в условиях недостаточной видимости.

Первый снаряд

Снаряд неуправляемого типа, который применяется в артиллерийских конструкциях залпового огня, состоит из 3 частей: боевой, двигателя и стабилизатора. Боевая часть – сам снаряд с взрывателем и разрывным зарядом. Реактивный двигатель складывается из сопла, камеры, воспламенителя и порохового заряда. Для зажжения воспламенителя, который приведет в действие пороховой заряд, применяют пиропатроны или электрозалпы. От выстрела замыкается электрическая цепь, и пиропатрон от накаливания зажигает воспламенитель.

Реактивный снаряд 9М22 стал первым боеприпасом, которым выстрелила установка залпового огня «Град». Характеристики снаряда:

  • тип: осколочно-фугасный;
  • длина – 2,87 м;
  • вес – 66 кг;
  • максимальная дальность полета – 20,4 км, минимальная – 1,6 км;
  • скорость полета – 715 м/с;
  • вес боеголовки – 18,4 кг, из которых третья часть – взрывчатое вещество.

Революционным открытием стало нововведение Александра Ганичева. Он предложил способ изготовления снаряда, который заключался в вытяжке корпуса из стальных пластин, а не в простом разрезе стального цилиндра, как раньше. Еще одним достижением главного конструктора НИИ-147 стало создание хомута, сдерживающего оперение снаряда и дающего стабилизаторам возможность помещаться в габариты ракеты.

Снаряд 9М22 снабжался головными ударными взрывателями МРВ-У и МРВ, которые можно установить на 3 действия: мгновенное, малое и большое замедление. При поражении цели на небольших дистанциях для кучности использовались тормозные кольца, размер которых подбирался прямо пропорционально расстоянию.

Разработка реактивных снарядов 9М22 улучшила технические характеристики установки «Град». Урон живой силе при полной загруженности «Града» наносится на площади до 1050 м2, а небронированной технике – до 840 м2.

Серийное производство реактивных снарядов началось с 1964 года на чугунно-литейном заводе «Штамп».

Повышение боевых возможностей

С разработкой первого снаряда для уничтожения и подавления сил противника предназначалась установка «Град», характеристики (радиус поражения) которой все время совершенствовались. Так, были созданы следующие типы снарядов:

  • усовершенствованные боеприпасы осколочно-фугасного типа 9М22У, 9М28Ф, 9М521;
  • осколочно-химический тип – 9М23, идентичный по летно-техническим параметрам М22С;
  • зажигательный – 9М22С;
  • дымообразующий – 9М43, десять таких боеприпасов способны создать дымовую завесу на площади в 50 га;
  • от противотанковых минных заграждений – 9М28К, 3М16;
  • для радиопомех – 9М519;
  • с отравляющими химическими веществами – 9М23.

Другие страны, которые выпускают комплекс по лицензии или нелегально, так же динамично разрабатывают новые типы снарядов.

Управление огнем

Система управления огнем позволяет совершать выстрелы залпом и в одиночку. Пиротехнический запал двигателя реактивного снаряда происходит от датчика импульсов, которым можно управлять в кабине БМ-21 через токораспределитель или через мобильный пульт на расстоянии до 50 м.

Цикл полного залпа длительностью 20 секунд имеет установка «Град». Характеристики, касающиеся температурного режима, следующие: бесперебойная работа гарантирована при температуре от -40 °С до +50 °С.

Группа управляющих установкой состоит из командира и 5 помощников: наводчика; установщика взрывателя; радиотелефониста/заряжающего; водителя боевой машины/заряжающего и водителя транспортной машины/заряжающего.

Транспортная машина предназначена для транспортировки снарядов, на ее борту закреплены стационарные стеллажи.

Модернизация

Технический прогресс требует постоянной работы над модернизацией оружия. В противном случае даже самые сильные позиции на рынке могут быть потеряны.

Реактивная установка «Град» в 1986 году была усовершенствована. Была выпущена модель БМ-21-1. Теперь база боевой машины располагалась на шасси автомобиля «Урал». Пакет направляющих труб предохранял от солнечного воздействия теплозащитный экран. Также появилась возможность оперативного ведения огня.

На базе автомобиля ГАЗ-66Б за счет уменьшения количества выпускающих снаряды стволов до 12 была создана облегченная установка для воздушно-десантных войск – БМ-21 В.

На базе БМ-21-1 в начале 2000-х гг. были проделаны работы для выпуска автоматизированной боевой машины – 2Б17-1. Преимущество усовершенствованной установки – стрельба с наведением без прицельных приспособлений и выхода расчета. То есть определение координат противника проводилось навигационной системой.

Боевая машина «Дамба» (БМ-21ПД) предназначалась для разгрома подводных лодок с целью обеспечения охраны морской границы. Система могла работать совместно с гидроакустической станцией или самостоятельно.

Комплекс «Прима», создаваемый в 80-е годы, имел 50 направляющих, но из-за недостаточного финансирования не получил права на дальнейшее серийное производство.

Выпускались РСЗО «Град» в Чехословакии, Белоруссии и Италии. Украинский вариант БМ-21 разместили на шасси КрАЭ. Белорусский «Град-1А» способен разместить единовременно 2 боекомплекта вместо одного. Итальянская система реактивной установки (сокращенно FIROS) отлична тем, что снаряды оснащены разными реактивными двигателями, отчего дальность стрельбы неодинаковая.

Военная бухгалтерия

С окончанием Второй мировой войны активно продолжалась гонка вооружений. Все научные достижения были направлены на улучшение военного производства. Цены на военную продукцию стали расти еще стремительнее, чем в годы войны.

Цена современного вооружения тоже очень высока. Один снаряд реактивной установки «Град» стоит 600-1000 долларов. После принятия на вооружение боевой машины (1963 г.) стоимость реактивного снаряда была сопоставима с ценой двух автомобилей «Волга». А при массовом производстве стоимость ракеты составила всего две зарплаты инженера – 250 рублей (сведения из фильма «Ударная сила»).

Стоимость установки «Град» – это коммерческая тайна. По оценкам одного английского журнала, цена последователя «Града» – «Смерча» — составляет 1,8 млн долларов (информация взята из журнала «Фаэтон», выпуск № 8, январь 1996 г., стр. 117).

Как стреляет установка «Град»?

Принцип стрельбы из БМ-21 идентичен механизму использования знаменитой «Катюши» и основан на системе залпового ведения огня. В 40-е годы снаряды ствольной артиллерии всегда превосходили одиночные ракеты, которым не хватало точности и массовости. Инженеры сумели нивелировать этот недостаток, использовав для пуска ракет несколько стволов.

За счет залпового принципа работы установка «Град» в действии — это оружие, способное уничтожить 30 га вражеской территории, колонну боевой техники, стартовые позиции ракет, минометную батарею, узлы снабжения. Один снаряд, выпущенный этой боевой машиной, убивает все живое в радиусе 100 метров.

Первая в мире РСЗО, способная попадать в цель на дальние расстояние, – это установка «Град». Характеристики, радиус поражения боевой машины советские инженеры улучшали до тех пор, пока не добились результата в виде максимального уклонения снаряда от цели в 30 метров. Зарубежные конструкторы считали, что такой точности можно добиться на расстоянии не больше 10 километров. Однако детище из СССР поражает противника с дистанции 40 км, за 20 секунд выпускает 720 снарядов, что приравнивается к 2 т взрывчатки.

Военное применение

Первое испытание на практике комплекс «Град» прошел в 1969 г., в ходе конфликта между КНР и СССР. Попытка сломать противника и выбить его силы с острова Даманского танками потерпела неудачу, к тому же китайцы захватили подбитый Т-62, который являлся секретным образцом. Поэтому в ход пошли фугасные снаряды из установки «Град», которые уничтожили врага и тем самым завершили конфликт.

В 1975-1976 гг. применялась боевая машина в Анголе. Операций по окружению в этом конфликте не было, периодически завязывались бои между идущими навстречу колоннами. Так вот особенность «Града» в том, что на месте падения снаряда образуется «мертвый эллипс», поэтому колонна войск, представляющая собой вытянутую шеренгу, в боях в Анголе стала идеальной целью.

В Афганистане вели стрельбу из «Града» прямой наводкой. В Чеченской войне тоже активно использовали боевую машину.

«Град» нашего времени — это около 2500 установок, состоящих на вооружении армии РФ. Боевые машины экспортировались в 70 стран, начиная с 1970 года. Не остались незамеченными БМ-21 в вооруженных конфликтах по всему миру: в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Сомали, Сирии, Ливии и недавно начавшемся противостоянии на востоке Украины.

Тактико-технические характеристики установки «Град»

Возможности и параметры системы приведены для БМ-21.

  • Шасси – Урал-375Д.
  • Мощность двигателя – 180 л. с.
  • Габариты, м:
    — ширина – 2,4;
    — длина – 7,35;
    — максимальная высота – 4,35.
  • Вес, т:
    — со снарядами – 13,7;
    — незаряженная БМ – 10,9.
  • Максимальная скорость передвижения, км/ч — 75.
  • Боекомплект, шт. — 120 реактивных снарядов.
  • Калибр, мм — 122.
  • Площадь поражения, га:
    — техники 1,75;
    — живой силы 2,44.
  • Длина направляющей, м — 3.
  • Число стволовых направляющих, шт. — 40.
  • Время полного залпа, с — 20.
  • Дальность стрельбы, м:
    — максимальная – 20 380;
    — минимальная – 5000.
  • Время настройки в боевое положение, мин. — 3,5.

Сегодня РСЗО изготавливают на ОАО «Мотовилихинские заводы». Базой выступает автомобиль «Урал-4320». В новых образцах внедрена автономная топопривязка, отображение на электронной карте местоположения установки, возможность введения данных во взрыватель.

Хочется верить и надеяться, что установка «Град» (характеристики, конструкция, принцип действия) была нужна и интересна молодому поколению в качестве экземпляра для научных исследований, но никак не для разрушения городов и судеб людей!

fb.ru

Бм 21 град

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.