История знает немало примеров, когда соперничество двух видов вооружения, предназначенных лишь для противодействия друг другу, в результате доводило их до совершенно абсурдных форм. Так было с латами и копьями рыцарей. Вооружение конных воинов в ходе многовековой эволюции приняло малопригодную для ведения реальных боевых действий громоздкую форму — всадник представлял собой неуклюжую неповоротливую фигуру, закованную в непробиваемые латы и способную лишь, разогнавшись на коне, хорошенько вдарить тяжелым копьем в щит соперника на турнире. Когда такого рыцаря выпускали на поле боя, он, легко пробив первые ряды противника, оказывался практически беззащитен перед легкими пешими воинами, которые просто сдергивали его крюками с коня и приканчивали кинжалами. А когда появилось стрелковое оружие, то подобные фигуры на поле боя превратились в особенно удобные мишени для аркебуз и мушкетов.

То же самое произошло и с современными танками. Еще в самом начале Второй мировой войны, когда произошли первые танковые сражения, вместе с ними началась и бессмысленная гонка бронетанковых вооружений.


смотря на то, что в реальности танки редко вступали в поединки друг с другом, конструкторы, создавая новые машины, в первую очередь учитывали характеристики аналогичных вооружений противника: танк учили воевать с танком. Еще во время той войны сложилась концепция, которая продолжает владеть умами танкостроителей до сих пор. Танки стали оснащать дифференцированным бронированием, особенно тщательно защищая наиболее уязвимую во время наступления лобовую проекцию машины. Затем танки стали лишать лишнего стрелкового вооружения, которое, как казалось конструкторам, ослабляло броню в случае попадания снаряда. Все это делалось вопреки опыту, который приобретали танкисты в городских боях, где самым опасным противником были не танки противника, а его пехота, вооруженная противотанковыми гранатометами.

Эта же тенденция сохранилась и во времена Холодной войны, когда США и СССР смотрели друг на друга сквозь прорези прицелов, а каждый вид вооружений создавался в расчете на противостояние с конкретным оружием единственного вероятного противника. В результате обе страны, и наследница советской империи Россия, и США, столкнулись с одним и тем же — танки, призванные уничтожать друг друга в чистом поле, оказались уязвимы под огнем партизан, вооруженных старыми гранатометами и самодельными минами.

После печальнопамятного штурма города Грозный в новогоднюю ночь 1995 года, когда под огнем чеченских боевиков погибли несколько частей российской армии, имидж российских машин значительно поблек.


против, победив армады устаревших иракских танков советского производства в 1991 году, американские M1A2 Abrams заработали репутацию сверхзащищенных и сверхнадежных машин, способных буквально сметать с лица земли целые танковые армии. Между тем успех первой иракской кампании в значительной степени был обусловлен именно тем, что боевые действия происходили в пустыне, а американских танкистов поддерживали с воздуха вертолеты и самолеты.

Нельзя сбрасывать со счетов также и тот факт, что не только старые Т-55, но даже и вполне современные машины Т-72 находились на вооружении иракской армии в своей базовой модификации — без современных средств противодействия противотанковому оружию, систем наведения и т. д. Получилась та самая показательная полномасштабная война, о которой может мечтать любой военачальник — врагом Пентагона была многочисленная, но плохо обученная армия, неспособная маневрировать и отражать удары авиации. Так родился миф о непобедимости американского танка «Абрамс».

В июне 2004 года американское рейтинговое агентство Forecast International поставило «Абрамс» на вершину танкового рейтинга, не включив в него ни одну российскую (советскую) машину. Напомним, позиции в этом хит-параде распределились следующим образом: первое место занял «Абрамс», второе досталось израильскому Merkava Mark IV, третье — японскому Type 90, четвертое — немецкому Leopard 2A6, пятое — британскому танку Challenger 2. При этом эксперты агентства заявили, что столь высокую оценку американский танк заслужил во многом благодаря тому, как он проявил себя в первой и второй иракских кампаниях.


Между тем как, собственно, воевали «Абрамсы» в Ираке в 2003 году, до сих пор не знал никто. Пентагон, декларирующий прозрачность информации о боевых операциях на Ближнем Востоке, на деле не публиковал отчетов о том, как действовали «Абрамсы», какие они несли потери и насколько эффективным было их применение. Как и во время «Бури в пустыне», новостные передачи телеканалов пестрели остовами сожженных «тэшек» и БМП, между которыми крайне редко попадались вкрапления американских машин. Изредка в заявлениях военачальников проскальзывали фразы о том, что большинство танков было потеряно в результате поломок, а те, что были подбиты, на самом деле уничтожили сами танкисты, чтобы слегка поврежденные машины не достались врагу.

В конце 2004 года в интернете появился документ, озаглавленный «Уроки усвоены» (Lessons Learned — файл PowerPoint). Его авторы попытались суммировать опыт, накопленный американскими танкистами в ходе боевых действий иракской войны. Как утверждается в этом докладе, танки «Абрамс» проявили себя с самой лучшей стороны — в ходе боев критических потерь не зафиксировано. «Несколько танков были разрушены в результате «вторичных последствий» (secondary effects) воздействия вражеского оружия.


льшинство потерь были вызваны механическими поломками, в результате которых танки либо уничтожали сами экипажи, либо их разбирали иракцы», — говорится в документе. Главный вывод, который делают его авторы, — «танк «Абрамс» проявил себя с самой лучшей стороны, продемонстрировав высокую маневренность, огневую мощь, а также прекрасную защиту экипажа».

Отметим, что если «вторичными последствиями» считать взрыв боезапаса или пожар в моторном отделении, то оружие, которое вызывает такие последствия, следует называть «эффективным противотанковым средством», которое весьма умело применили в бою. А когда танк, у которого заглох двигатель, остается на территории, захваченной противником, то это означает, что его, напротив, применяли крайне неумело — в противном случае подогнать ремотно-эвакуационную машину не составило бы труда. Такие случаи были нередки в Грозном, но тогда действия российских военачальников подверглись жесточайшей критике.

30 марта на сайте американской газеты USA Today была опубликована, без сомнения, сенсационная статья. В ней, впервые после начала нынешней иракской кампании, были опубликованы данные о потерях американских танков в Ираке. Кроме того, автор (кстати, зовут этого американца Стивен Кузнецов), привел обобщенные данные о том, как именно уничтожались «Абрамсы».


Итак, судя по данным USA Today, с начала кампании в Ираке, то есть с весны 2003 года, Пентагон потерял в этой стране около 80 танков «Абрамс», что в 4,5 раза превышает потери в первую иракскую войну, когда на поле боя остались лишь 18 машин. Вообще-то для двухлетней войны и 80 единиц — это совсем немного, однако если учесть, что иракцы, в отличие от чеченских боевиков, не применяли против танков ПТУРы, а сражались лишь при помощи самодельных мин и противотанковых гранатометов, то придется серьезно усомниться в достоинствах «лучшего танка в мире».

К сожалению, источники Кузнецова не раскрыли более подробных данных о том, как действовали партизаны против «Абрамсов» (это понятно — зачем объяснять врагам, как лучше бороться со своей бронетехникой), однако, судя по немногочисленным фотографиям, заявлениям американских военачальников, а также сообщениям прессы, основным оружием партизан все-таки остаются мины. Действительно, укреплять танк до бесконечности невозможно — в конце концов, на дороге всегда можно зарыть несколько сотен килограммов взрывчатки. Если постараться, то и несколько тонн. И тогда взрывай хоть бронепоезд.

Сложнее обстоит дело с ручным противотанковым оружием. Как известно, современные управляемые противотанковые ракеты теоретически способны уничтожить любой танк. Однако, как утверждают в Пентагоне, ни одного новейшего российского или другого комплекса на вооружении у иракской армии или повстанцев не было и нет. Что не мешает им с успехом выводить из строя «Абрамсы» при помощи относительно примитивных РПГ-7, оснащенных моноблочными неактивными кумулятивными гранатами.


Броня «Абрамса» сделана по британской технологии Chobham и представляет собой два слоя стали, между которыми находится наполнитель, включающий в себя пластины из обедненного урана — это делает ее устойчивой к кумулятивным снарядам — кумулятивная струя прожигает лишь верхний слой брони и рассеивается между ним и вторым. Однако действительно эффективной броня является лишь в передней — лобовой — части машины. Сбоку, а особенно в самом уязвимом месте танка — нижней боковой части корпуса, «Абрамс» вполне уязвим для гранатометчиков. «Это умный враг, который знает все уязвимые места танка, знает, куда надо стрелять«, — так охарактеризовал своих противников полковник американской армии Расс Голд, который командовал танковой бригадой в начале иракской войны.

Стандартная тактика иракских партизан мало чем отличается от того, как действуют чеченские боевики. Видимо, это наиболее эффективный метод уничтожения танка: сначала под ним взрывают мощный фугас, который обездвиживает машину, а затем с нескольких точек его расстреливают одновременно пять-шесть гранатометчиков, стараясь попасть в корму, где находится моторный отсек, и в боковую проекцию, где броня слабее. При этом пулеметчики и снайперы отсекают сопровождающую танк пехоту, если такая есть.


Согласно информации USA Today, в нынешней войне, в отличие от «Бури в пустыне», в результате обстрелов боевых машин погибли 15 военнослужащих — пятеро сгорели в танках, когда те подрывались на минах, а еще десять человек были убиты, когда ехали, высунувшись из люка. При этом, правда, специалисты отмечают, что, несмотря на все вышесказанное, «Абрамс» все равно остается самой безопасной машиной на поле боя. Дело в том, что из 1100 танков, дислоцированных в Ираке, почти 800 хотя бы единожды подвергались нападению партизан. Из них были уничтожены 80, или всего 10 процентов. Это совсем неплохой показатель для боевой машины, однако и он не устраивает Пентагон.

Разумеется, основной причиной потерь является тактика использования танков. Во время боев в Фаллудже «Абрамсы» пришлось ввести в город — боевиков, укрывавшихся в зданиях, нельзя было достать ничем, кроме танковых орудий (что звучит несколько странно, учитывая, что американцев активно поддерживала авиация). Именно в этом городе танкисты понесли ощутимые потери.

Однако дело не только в тактике. «Абрамс», как и новейшие российские Т-80 и Т-90, оказался совершенно беззащитен перед противотанковым оружием. Водители получали травмы, когда ударная сила самопальных взрывных устройств передавалась через металлические сиденья, прикрученные к корпусу машины. Чтобы переговорить с пехотой, экипаж полагался на перегруженные радиоканалы, приходилось обходиться устаревшим оборудованием ночного видения.


енные говорят, что ответом на эти проблемы стали комплекты переоборудования под названием TUSK (Tank Urban Survivability Kit — «Комплект для улучшения выживаемости танка в городских условиях»), начавшие поступать в Ирак в октябре 2007 года после двух лет разработки. Улучшения включают в себя новое плетеное сиденье для водителей, амортизируемое пятью ремнями, больше оборудования для тепловидения и пулемет .50-го калибра, позволяющая Абрамсу сражаться в тех местах, где применение его главного орудия было бы слишком опасно для гражданского населения. Теперь этот танк, переживший несколько модернизаций, похоже, подвергнется еще одной — противопартизанской. В ходе нее «Абрамс» получит, по крайней мере, шесть конструкционных изменений и дополнений:
— На башне будет установлен щиток для пулемета. Из этого пулемета может стрелять заряжающий, если боевая обстановка не позволяет использовать пушку.
— Танк получит второй пулемет, управляемый из башни дистанционно. Его можно задействовать, если заряжающий по каким-либо причинам не может высунуться из люка. Такой системой, кстати, уже оснащены российские танки.
— Моторное отделение защитят противокумулятивной решеткой, которая заставит гранаты РПГ взрываться, не долетая до брони.
— По бокам установят дополнительные экраны, которые защитят элементы подвески и тонкую бортовую броню.
— Сзади будет установлен телефон для того, чтобы сопровождающие танк пехотинцы смогли по нему связаться с экипажем.

r />— Наконец, в боезапас будут включены шрапнельные боеприпасы, эффективные против небронированных машин и солдат. Один выстрел таким снарядом будет равен 1100 выстрелам из стрелкового автоматического оружия.


Все эти нововведения, конечно, помогут танкистам избежать неприятных последствий обстрелов, но как противостоять самому эффективному средству поражения танков — минам? И смогут ли телефоны и экраны помочь при обстреле танка новейшими ПТУРами?

Действительно, основной боевой танк М1А1 (А2) «Абрамс», а также его модификации имеют высокую защищенность лобовой проекции, которая составляет порядка 550-770 мм (в зависимости от модификации) от оперенных бронебойных подкалиберных снарядов и порядка 800-1110 (в зависимости от модификации) от кумулятивных средств поражения. Однако, речь идет о бронировании самых защищенных участков, составляющих менее 50% лобовой проекции танка.

В остальных же участках поражение танка не составляет труда для умелого и осведомленного о слабых зонах бронирования бойца. Кроме того, данные по испытаниям танка М1А1НА с усиленной бронезащитой, выполненной из компазиционных материалов, показали, что приводимые в открытых источниках данные о его бронезащите сильно завышены и для указанной модификации составляют не более 550-600 мм на дистанции 1000 м от против оперенных бронебойно-подкалиберных снарядов и порядка 800 мм от кумулятивных средств поражения.


Для успешной борьбы с этим грозным противником нужно знать уязвимые места этого танка. Борт танка в задней части представляет из себя до 7 см стали (экранов) и 3 см броневой стали корпуса. Такая преграда поражается пушками 2А42/2А72.

— Бей стрелково-пулеметным огнем по приборам наведения.
— Бей по пушке.
— Бей по большему зазору между бронированием корпуса и башни.
— Зазор настолько велик, что попасть под башню «Абрамса» можно с большого расстояния.
— Бей по бортам корпуса, их можно пробить даже пре помощи старых моделей РПГ.
— Бей по кормовым нишам башни.
— Бей очередями из 30-мм пушки БМП-2 по бортам корпуса (участки обозначены на рисунке1).
— Дистанция уверенного поражения при использовании ракеты ПТРК «Фагот» при угле встречи от 38 до 90 градусов составляет до 2000 метров.

— Вся зона вокруг орудия и характерный треугольник под ним.
— Верхняя лобовая деталь танка значительно слабее, поэтому танкистам и противотанкистам рекомендуется бить именно туда.

Современное противотанковое вооружение россиянской армии способно уничтожить или вывести из строя любой тип вражеского танка. Однако, если их по какой-либо причине нет в наличии, с танком М1А1 (А2) «Абрамс» можно бороться и устаревшими средствами, например при помощи моноблочных кумулятивных гранат для гранатомета РПГ-7 (Гранаты ПГ-7, ПГ-7В, ПГ-7 ВМ рекомендуется применять по участкам бортовой проекции указанной на Рисунке боковой проекции танка, а также по кормовой нише башни). Бей по танку только тогда, когда он подставит бок (38-90 градусов).


Гранаты ПГ-7ВЛ, и ПГ-7ВР (Бронепробиваемость 500-750 мм) можно применять по любым участкам бортовой проекции и по уязвимым участкам лобовой проекции.


1. Создавать специальные команды, которые должны иметь в своем составе пулеметчика и снайпера для защиты от пехоты, прикрывающей танк противника.

2. Места для засад должны выбираться в участках, ограничивающих передвижение танков.

3. Расположение засады должно обеспечивать отрезание путей отхода и запирание машин в секторе уничтожения. Классический пример проведения танковой засады — подвиг старшего-лейтенанта Зиновия Константиновича Колобанова и его танкистов. Которые в августе 1941 года в одном бою вывели из строя 42 немецких танка.

4. При ведении боевых действий в городе, необходимо использовать несколько команд, размещая их на разных уровнях — в подвалах, на первых-третьих этажах зданий. Для надежного поражения танка, по нему рекомендуется одновременно производить до 5-6 выстрелов из РПГ с различных направлений. Так действовали немцы в апреле 1945 года при обороне Берлина. Жуков при штурме Берлина потерял 2 полнокровные танковые армии.

5. Обстреливать бронеобъекты рекомендуется сверху, с флангов и с тыла. Выстрелы по лобовой броне малоэффективны и способны лишь демаскировать гранатометчика.

Вторая Иракская война выявила слабые места американских танков М1А1 (А2) «Абрамс» и окончательно развеяла миф о его неуязвимости, тщательно насаждавшийся в течение последнего десятилетия.

Лобовая броня башни и корпуса «Абрамса» все еще обеспечивают хорошую защиту от противотанковых средств находившихся на вооружении Иракской армии. Однако бортовая и кормовая проекции остаются уязвимыми даже для гранатометов, разработанных в 60-е годы прошлого века. Также были зарегистрированы случаи вывода из строя танков огнем со стороны кормы как 25-мм пушек «своих» БМП «Бредли», так и 30-мм пушек БМП-2. Не является секретом и то, что не укладываясь в отведенные весовые ограничения американские конструкторы вынуждены были пожертвовать бронированием бортов корпуса, который обеспечивает защиту от бронебойных снарядов 30-мм пушки только при курсовом угле +- 30 градусов, где установлены бортовые экраны толщиной 70 мм. Остальные участки борта из себя 5 мм мягкой стали, за которой идет 30 мм броневой стали корпуса. Такая преграда поражается пушками 30 мм пушками БМП-2 с 2000 м (при использовании бронебойных подкалиберных снарядов), при использовании обычных бронебойных снарядов эта дистанция несколько ниже.

По данным зарубежных специалистов реактивные гранаты ПГ-7В п с вероятностью 55% поражают «Абрамс» в борт башни и борт корпуса над катками. С вероятность 70% — в крышу башни.

Выяснилось также, что «Абрамсы» в полевых условиях «сжигают» больше горючего, чем им положено по норме. Были трудности с доставкой запчастей для вышедших из строя машин, в результате чего многие поврежденные танки не удавалось отремонтировать и они были разобраны на запасные части для ремонта своих более удачливых собратьев.

По информации официальных источников на основе действий 3-й Механизированной дивизиии США можно сделать следующие выводы о уязвимости танка «Абрамс»:

— Ракет «Корнет» в Ираке не обнаружено
— Верх, бока, и тыловая броня восприимчивы к поражению.
— Зарегистрированные случаи, где 30 мм бронебойные снаряды пробивали танк с тыла.
— Левая и правая сторона бортовых экранов, пробивается РПГ.
— Косметические повреждения при поражении противопехотными выстрелами к РПГ.
— Не отмечено случаев, поражения танков противотанковыми минами (в отличии от 1991 года).
— Вышибные панели на башне работали штатно, зарегистрированные случаи попадания в боеукладку к гибели экипажа не приводили.
— Двигатель продемонстрировал низкую надежность и крайне высокую пажароопасность.
— Для полного поражения танка достаточно 1 термитной гранаты (внутрь), 2 ракет «Майверик» или выстрела БПС (в область боеуклдки)
— Для вывода танка из строя достаточно от одного выстрела РПГ по боковым частям корпуса.

На многих уничтоженных «Абрамсах», пораженных огнем ручных противотанковых гранатометов типа РПГ-7 в борт, противокумулятивные экраны пробивались даже гранатами ПГ-7В (это один из наиболее старых типов гранат для РПГ-7), и ее кумулятивной струи было достаточно, чтобы после экрана пробить и бортовую броню.

Имелись случаи безвозвратных потерь из-за воспламенения вспомогательных силовых установок (ВСУ) и/или воспламенения емкостей с запасами ГСМ, которые попадали в моторно-трансмиссионное отделение и тем самым воспламеняли двигатель. Так сгорел один «Абрамс» («из-за вторичного эффекта»), который был обстрелян из 12,7-мм пулемета ДШК. Пуля попала в левую заднюю часть башни, где как раз и расположена ВСУ, пробила ящик, вывела из строя установку, а горящее топливо и масло из нее устремились вниз, в МТО. Произошло возгорание силовой установки, которая полностью выгорела, танк восстановлению не подлежит. Кстати, о ВСУ танка «Абрамс».

По материалам Автобронетанкового управления армии США (TACOM) и центра изучения опыта сухопутных войск США (CALL) 3-й Механизированной дивизией за 21 день проведения операции огнем противника или в результате дружественного огня было поражено всего 23 танка M1A1 «Абрамс» и БМП M2/M3 «Бредли». Пятнадцать из них (включая девять «Абрамсов» и шесть «Бредли») были поражены из РПГ-7. Один танк этой дивизии в результате обстрела из стрелкового оружия и, как следствие, неуверенных действий механика-водителя, упал с моста в реку Тигр, экипаж погиб.

После официального окончания операции «Свобода Ираку» потери бронетехники коалиции не только не уменьшились, а наоборот возросли. Главным врагом для танков и БМП сейчас являются противотанковые гранатометы и фугасы, которые устанавливают иракские партизаны, на маршрутах патрулирования американских войск.

Так, например, 27. 10. 2003 в 40 км от Багдада к северо-востоку от города Баллад была подорвана новейшая модификация танка «Абрамс» М1А2 SEP (System Enhanced Package) из состава 4-й Механизированной дивизии США. Танк подорвался на самодельном фугасе, который состоял из нескольких артиллерийских снарядов. В результате подрыва башня танка отлетела на 30 метров.

Также не подтвердили своей надежности топливные баки танка, расположенные в передней части танка с обоих сторон от механика-водителя, в обеих зарегистрированных случаях попадание в них приводило к уничтожению танка.

Кроме проблем в результате огня противника танк M1A1 также показал низкую эксплуатационную надежность и очень большую пожароопасность.

Наличие большого количества сложных и склонных к отказу систем и подсистем приводило к тому, что многие машины просто не способны были выполнять поставленные задачи. К таким системам, по мнению американских экспертов, относятся система управления огнем, радиостанция и другие электронные системы, которые должны регулярно перепроверяться и выверяться после воздействия на них вибрации и сильных ударов во время боя.



БМП «Брэдли» поступила на вооружение в 1981 году, всего было выпущено более 7000 машин всех вариантов. Применялась войсками США в войнах в Персидском заливе, Афганистане и Ираке. На данный момент БМП M2 Брэдли является одной из используемых машин.

На базе М2 созданы БРМ М3, 240-мм РСЗО MLRS и ATACMS, машина РЭБ EFVS; КШМ М4, санитарно-эвакуационные машины AMEV и ATTV, транспортер боеприпасов FAALS; РЛС контрбатарейной борьбы «Fire Finder», машина передовых артиллерийских наблюдателей М7, ЗРК ADАТS и «Кроталь».

В башне БМП М2 установлена 25-мм автоматическая пушка М242 «Bushmaster». Из пушки можно вести огонь одиночными выстрелами и очередями с темпом стрельбы 100 или 200 выстрелов в минуту. Боекомплект пушки состоит из 900 выстрелов с бронебойными подкалиберными и осколочно-фугасными снарядами, из них только 300 выстрелов готовы к применению, а остальные 600 находятся в боеукладке.

Боевая разведывательная машина М3 «Bradley», принятая на вооружение армии США одновременно с М2, внешне мало отличается от БМП.
Главные отличия:
— заглушенные крышками на клепке амбразуры;
— отсутствие смотровых блоков на правом борту;
— дополнительные антенны.

Основное вооружение не изменилось, но боекомплект пушки увеличили до 1500 выстрелов (900 из них в башне в лентах на полике башни), спаренного пулемета – до 4300 патронов, а ПТРК – до 10 ракет (находятся в кормовом отделении справа).

Корпус и башня БМП М2 и М3 выполнены из алюминиевой брони. В лобовой части и по бортам корпуса применено разнесенное бронирование (сталь-алюминий) с заполнением внутреннего пространства между листами полиуретановой пеной. Днище корпуса усилено противоминным стальным листом.

НА БМП М2 для поражения живой силы противника десантом служат закрепленные в 6 шаровых установках (амбразурах) по бортам и в корме корпуса 5,56-мм автоматы М231 (специальная модификация винтовки М16А1 с укороченным и утолщенным стволом).

С началом агрессии США в Ираке боевые машины М2 и М3 «Бредли» широко использовались в составе боевых разведывательных дозоров (БРД) и батальонных тактических групп БТГР Сухопутных войск США. Действиями мобильных БРД в составе нескольких танков М1 и боевых машин М2 (М3) совместно с разведывательно-ударными вертолетами ОН-58D «Кайова Уорриер» американцы «прощупывали» оборону иракцев, уничтожая выявленные очаги сопротивления огнем артиллерии и авиации, а затем действиями БТГР бригад.

БМП М2 и БРМ М3 «Бредли» первых модификаций оказались довольно уязвимыми от огня иракских РПГ-7 и ПТРК. На модернизированных машинах М2А2 и М2А3 (с 1988 г.) установлена динамическая защита, призванная уменьшить пробивную способность кумулятивных боеприпасов РПГ и ПТРК. На каждой БМП М2А2 (БРМ М3А2) крепятся 43 элемента динамической защиты размером 305х457х50,8 мм (на бортах и лобовой части корпуса), образуя сплошные панели.

М2А2 остается пока единственной БМП, оснащенной штатной динамической защитой. Для уменьшения воздействия взрыва ее элементов на саму машину они крепятся на прокладке из ячеистого материала, разработанного совместно с израильскими специалистами. Но даже оборудованные динамической защитой БМП остаются довольно уязвимыми огнем ПТРК и танков противника. Поскольку боевые части ПТРК стали тандемными, а обыкновенному осколочно-фугасному снаряду динамическая защита не страшна вовсе.

Главный козырь БМП на поле боя — это ее маневренность и огневая мощь. С первым не совсем получается при массе боевой машины более 20 тонн. Последние модернизации тянут на все 35. Что касается огневой мощи «Бредли», то, по мнению американских экспертов, она вполне соответствует условиям современного боя, и что-то кардинально менять на М2 янки в ближайшее время не намерены.

Пример: При атаке американской механизированной колоны 28 марта 2003 года в районе Эль-Фаллудж вертолетом Ми-24 с дистанции 2700 м (при досягаемости прицельного огня 25-мм пушки БМП М2 — 2500 м) шестью спаренными пусками 80-мм кумулятивных ракет С-8КОМ уничтожено 4 боевые машины М2 и М3.

1. Части корпуса БМП М2 и БРМ М3 «Бредли» не покрытые динамической защитой, уязвимы для гранат РПГ-7 и ракет ПТРК.

2. Даже оборудованные динамической защитой БМП остаются довольно уязвимыми огнем ПТУР и танков противника.

3. Сравнительно невысокая маневренность.

4. Пуск ПТУР можно производить только с места. Перезаряжание ПУ осуществляется вручную через верхний люк десантного отделения.

5. Обзор механика-водителя с правой стороны практически полностью перекрыт крышей МТО.

6. Машины М2 и М3 очень чувствительны к подрывам на минах и особенно на фугасах. Проявляя склонность к быстрому возгаранию. В связи с тем, что топливный бак располагается практически у днища машины.

7. Обеспечение коллективной защиты десанта от ОМП было признано нецелесообразным, поскольку при спешивании происходит разгерметизация десантного отделения.

8. Уязвимость машин сзади и сзади-сверху для гранат гранатометов и ракет ПТРК.

9.Бортовая броня не защищает «Bradley» от пуль 14,5-мм советского пулемета КПВТ.

С 2009 года американцы реализуют программу модернизации техники Block 2. По замыслу разработчиков программы модернизация превратит машину в еще более эффективное боевое средство. БМП будет оснащена более мощным двигателем (800 л.с. против 600), пушкой калибра 30 или 40 мм и усиленной броней (или системой активной защиты для уничтожения противотанковых ракет и выстрелов реактивных гранатометов). Камеры наружного наблюдения обеспечат обзор в 360 град. Также планируется улучшить конструкцию огнетушителя. Для лучшей защиты от мин и фугасов клиренс БМП будет увеличен с 11 дюймов до 18 (460 мм). Днище машины будет усилено. Топливные баки будут менее склонны к возгоранию, для чего будет применена система, которая используется на внутренних топливных баках истребителей. М2 Block 2, вероятно, будет весить около 35 т, что больше массы большинства танков второй мировой войны (Т-34 и М-4).

Теперь, что касается экипажа БМП. На самом деле их не 3 человека, 4. Четвертый — это смотрящий. Дело все в том, что у американцев каждое рабочее место в БМП оборудовано мешочком для еды. В этот мешочек укладываются пирожки (типа мадоналдских), соки, йогурты, жвачки и прочее. Вот чтобы эти мешочки при опорожнении не пустовали и существует четвертый член экипажа, у которого для этих целей есть ящик. С одной стороны — это конечно очень хорошо. С другой стороны, а нужно-ли? Поскольку этот член экипажа в бою не участвует вовсе.

Названием машины послужил Kurtis Stryker (Кёртис Страйкер) — персонаж мира Mortal Kombat. Страйкер был лидером отряда по усмирению беспорядков. Так что в названии машины закладывали некий смысл. Но, как будет видно далее, перестарались. Усмирять беспорядки на такой машине можно только там, где люди не вооружены. В противном случае, усмиряльщику приходится смиряться.

До и после второй иракской войны было очень много шума по поводу этой боевой машины. Американцы вообще склонные преувеличивать что-либо, раздули собственный БТР вообще до небывалых высот. И в одно время даже решили удивить мир заявив, что на базе этой машины будет создано целое семейство боевых машин. Все это должно было вписаться в рамки программы future combat systems (FCS) — боевые системы будущего.

Особо пиарили создание из БТРа подобие некого колесного «танка». Очень это конечно красиво и ужасно гламурненько выглядит. Но. Как всегда забыли напомнить, что орудие установленное на данном танке — это орудия со снятых с вооружения танков М48 и М60. Это были основные американские танки периода войны в Корее в 50-х годах прошлого века. Для чего американцы дали второе рождение 105-мм пушкам, против кого думали воевать с такими орудиями, не понятно. Может быть девать эти орудия больше было не куда, а переплавить было жаль.

По смелому замыслу разработчиков FCS «Страйкеры» должны были уметь делать всё. И в смелых рисунках это приблизительно так и изображалось.

Во время войсковых испытаний выявилось, правда, что машина весьма, мягко говоря не того… Но, говорящим о недостатках заткнули рты и машина бодрыми темпами пошла в серию. До момента начала второй иракской компании, такими стахановскими темпами укомплектовали одну бригаду и отправили ее воевать. Наверное думав при этом о хорошем. На практике все получилось с точностью до наоборот.

Ничего кроме мата на английском языке, от американских солдат услышать в адрес «Страйкера» не получится. Уже через год в 2004 году, бригада воевавшая на страйкерах настоятельно требовала БТР М113А2, периода вьетнамской войны. Требования не были удовлетворены до конца и потому бодрится на страйкерах у американцев в Ираке и Афганистане не получалось.

1. Не может поворачиваться вокруг оси, имеет огромный радиус разворота. Ее радиус поворота больше, чем ширина многих улиц;

2. Менее, чем пригодна для преодоления препятствий;

3. Уязвима для огня РПГ (реактивных гранат);

4. Машина боится мин;

5. Уязвима для огня оружия калибром 12,7-мм и 14,5 мм;

6. Является целью крупных размеров (примерно размера школьного автобуса);

7. Имеет неравномерное бронирование. Местами броня противостоит оружию противника калибром до 14,5 мм (тяжелый пулемет), но она полностью уязвима от РПГ-7 (реактивных гранат), местами имеет особо уязвимые участки, например, доходящие почти до высоты плеча человека ниши колес (которые могут пробиваться стрелковым оружием);

8. Горящие шины могут погубить солдат внутри машины;

9. Даже там, где применяются керамические плитки, полная защита от 12,7-мм и 14,5-мм оружия не гарантируется;

10. Легко вооружена и не может вести стрельбу во время движения. Оружие не стабилизировано;

11. Машина является тесной. Несмотря на то, что температура внутри машины может подниматься до 120 градусов и более (по Фаренгейту), а экипаж должен находиться в машине много часов подряд, в машине отсутствует кондиционирование воздуха;

12. Проблемы устойчивости. Машина имеет тенденцию к опрокидыванию при действии в условиях бездорожья;

13. Низкая проходимость. Машина привязана к дорогам. Хотя она обладает некоторыми возможностями движения в условиях бездорожья, шины имеют тенденцию получать повреждения на твердом грунте, что приводит к застреванию в мягком или болотистом грунте;

14. Когда шины требуют замены, экипажу требуется механическое обеспечение (определенные приспособления), чтобы справиться с заменой шин, так как они достаточно тяжелые;

15. «Страйкер» не перевозит запасных шин, так как они достаточно большие по размерам, и на машине нет места для их размещения. Шины уязвимы от стрелкового оружия, воздействия бутылок с зажигательной смесью «Коктейль Молотова» или зажигательных термитных гранат;

16. Люки не бронированы;

17. Машина «Страйкер» не имеет тягового усилия, чтобы прорваться или преодолеть тяжелые преграды, например, автомобили, сцепленные вместе;

18. Внешний обзор при задраенных люках очень плохой. Она имеет непросматриваемые пространства сзади.

19. При открытом люке нет орудийного щита для наводчика. Оружие должен перезаряжать наводчик, оставаясь незащищенным.

Потому не так страшны усмирители, каковыми они являются на самом деле.

По материалам:
http://lenta.ru/articles/2005/03/30/tank
http://www.infuture.ru/article/386
http://www.pbrus.org/army/1188-kak-ostanovit-osnovnoj-amerikanskij-tank-m1a1-a2.html
http://www.pbrus.org/army/1202-chem-nam-grozit-boevaya-mashina-pexoty-bmp-m2.html
http://www.pbrus.org/army/1198-kak-borotsya-so-strajkerom.html

www.perunica.ru

В начале пятидесятых годов американские инженеры разработали проект перспективного бронетранспортера T18, впоследствии принятого на вооружение под названием M75. Эта машина соответствовала техническому заданию, но уже на стадии проектных работ стало ясно, что она получается слишком дорогой для массового серийного производства. Как следствие, было решено создать новый образец аналогичного назначения, отличающийся менее высокой ценой. На вооружение такой бронетранспортер был принят под обозначением M59.

Как и требовал заказчик, БТР T18 / M75 мог перевозить отделение солдат с оружием, защищать бойцов от огня противника и поддерживать при помощи крупнокалиберного пулемета. Тем не менее, за каждую такую машину, после начала серийного производства, приходилось платить 72 тыс. долларов (более 730 тысяч в современных ценах), что сочли неприемлемым. В итоге количество выпущенных M75 не достигло даже 1800 единиц, а уже построенные бронемашины достаточно быстро заменили более новой техникой, отличающейся менее высокой стоимостью производства и эксплуатации.

Решение о создании альтернативного бронетранспортера меньшей стоимости было принято в ноябре 1951 года. Разработка техники должна была осуществляться конструкторским бюро корпорации Food Machinery and Chemical (FMC), уже имевшей большой опыт в деле создания боевых бронированных машин. Проект получил рабочее обозначение T59. В соответствии с первым заказом военных, требовалось сформировать общий облик бронемашины и разработать на его основе несколько вариантов техники, отличающихся составом оснащения. В дальнейшем по новым проектам требовалось построить шесть опытных бронетранспортеров.

Вскоре был предложен общий облик бронетранспортера, с незначительными изменениями сохранявшийся вплоть до начала серийного производства. Было предложено использовать коробчатый сварной корпус из нескольких катаных броневых листов, обеспечивающих защиту от пуль стрелкового оружия и осколков. Предусматривалась интересная компоновка внутренних объемов корпуса. Нижний отсек корпуса, расположенный между элементами ходовой части, должен был оснащаться топливными баками и другими агрегатами. Над ним находился обитаемый объем. Передняя часть корпуса преимущественно отдавалась под отделение управления. В корме, в развитых надгусеничных нишах, имелись два самостоятельных моторных отсека, между которыми находилось десантное отделение.

Проектом T59 предусматривалось использование двух шестицилиндровых бензиновых двигателей GMC Model 302 мощностью по 146 л.с. каждый. Альтернативный проект T59E1 предлагал оснащать БТР двумя моторами Cadillac Model 331 с более высокими характеристиками. В обоих случаях использовалась механическая трансмиссия, передающая крутящий момент на ходовую часть.

В 1952 году на испытания были представлены шесть опытных бронемашин типа T59 и T59E1. Интересно, что в рамках будущих тестов планировалось проверить не только разные варианты силовой установки. Четыре машины T59 и две T59E1 отличались друг от друга составом бортового оборудования, наличием или отсутствием некоторых элементов ходовой части и т.д. Таким образом, одновременную проверку могли пройти сразу несколько конфигураций бронетехники, что позволяло выбрать наиболее удачную.

В начале 1952 года военные дали старт еще одному проекту бронетранспортера уменьшенной стоимости. Эта машина получила обозначение T73. C середины года техника трех типов участвовала в сравнительных испытаний, по результатам которых заказчик должен был сделать окончательный выбор. Следует отметить, что, по мере проведения испытаний, все имеющиеся проекты дорабатывались в соответствии с полученными результатами. Как следствие, испытания позволили не только выбрать из имеющихся вариантов самый лучший, но и усовершенствовать конструкцию такой машины.

24 мая 1953 года военное ведомство США определилось с выбором и издало соответствующий приказ. Новым бронетранспортером армии должна была стать машина T59. В эксплуатацию этот образец должен был поступить под официальным названием M59. В течение нескольких следующих месяцев компания-разработчик должна была собрать и передать заказчику первую серийную партию.

Окончательный облик перспективного недорогого бронетранспортера был следующим. Использовался сварной броневой корпус, собранный из прямых листов разной толщины. Лобовая проекция строилась из деталей толщиной до 25,4 мм, борта – до 16 мм. Минимальная толщина листов корпуса составляла 9,5 мм. Лоб корпуса состоял из центрального вертикального листа и двух деталей, помещенных под разными углами к вертикали. Использовались вертикальные борта, образующие крупные надгуеничные ниши. Кормовой лист размещался с небольшим наклоном назад. Крыша состояла из трех частей. Более крупная центральная, расположенная над большей частью десантного отделения, помещалась выше двух других листов.

Передняя часть корпуса отдавалась под размещение отделения управления с двумя рабочими местами экипажа. По бокам от него находились небольшие отсеки для размещения элементов трансмиссии. Прочие объемы корпуса выделялись под крупное центральное десантное отделение и два бортовых моторных отсека. В качестве последних, как и в ранних версиях проекта, использовались развитые надгусеничные ниши.

В корме каждой ниши устанавливался бензиновый двигатель GMC Model 302 мощностью 146 л.с. Непосредственно перед двигателем находились карданные валы, необходимые для передачи крутящего момента на трансмиссию. Также перед мотором предлагалось устанавливать воздушный фильтр, аккумуляторные батареи, радиатор и т.д. Охлаждение моторного отсека в целом и двигателя в частности производилось при помощи двух крупных окон в крыше корпуса, прикрытых решетками. В передней части корпуса, ниже отделения управления, помещали трансмиссию типа 300MG Hydramatic (на технике ранних серий) или 301MG (в дальнейшем). Ее агрегаты были связаны с передними ведущими колесами. Позади трансмиссии в нижнем отсеке корпуса разместили топливный бак емкостью 135 галлонов (511 л).

Ходовая часть БТР M59 получила по пять сдвоенных обрезиненных опорных катков на каждый борт. Катки имели индивидуальную торсионную подвеску, схожую с использовавшейся в некоторых предыдущих проектах. Так, передние четыре пары катков имели балансиры, повернутые назад, тогда как торсион пятой пары находился позади оси катка. Первая, вторая и пятая пары катков также получили амортизаторы. В передней части корпуса помещались ведущие колеса, в корме – направляющие. Над первыми двумя и над последним промежутками между катками находились поддерживающие ролики.

Опытные образцы линейки T59 оснащались сравнительно простым командирским люком, на котором имелась пулеметная установка для крупнокалиберного пулемета M2HB. Такими же устройствами комплектовались и серийные бронетранспортеры первых партий. В дальнейшем было принято решение о переделке комплекса вооружений. Над рабочим местом командира теперь следовало устанавливать командирскую башенку типа M13. Такое устройство могло вращаться вокруг вертикальной оси и оснащалось набором смотровых приборов. Задняя часть купола башни выполняла функции откидной крышки. В крупном лобовом агрегате находилась качающаяся установка для пулемета. Наводить оружие предлагалось при помощи перископического прицела. С определенного времени такие башенки стали устанавливать на серийную технику; уже построенные машины получали подобное оснащение в ходе ремонта. Во всех случаях боекомплект состоял из 2200 патронов в нескольких лентах, перевозимых внутри отделения управления.

Экипаж бронетранспортера M59 состоял всего из двух человек. В отделении управления слева помещался механик-водитель. Его пост управления оснащался приборной доской со всеми необходимыми устройствами и набором рычагов. Над сиденьем водителя имелся собственный люк в крыше, оснащенный перископами. Справа от водителя находился командир, также выполнявший функции стрелка. Вне зависимости от комплектации машины, командир имел собственный люк в крыше, оснащенный пулеметной установкой.

Объемы десантного отделения позволили разместить в нем 10 солдат с оружием. Перевозить десант предлагалось на двух лавках, размещенных вдоль бортов. Основным средством посадки и высадки была крупная опускаемая аппарель в кормовом листе корпуса, оснащенная гидравлическими приводами. На случай поломки приводов или иных нештатных ситуаций в аппарели имелась дверь либо люк – конструкция этого устройства неоднократно менялась, как во время разработки проекта, так и после запуска серийного производства.

В крыше десантного отделения предусматривались два прямоугольных люка. Передний располагался слева от продольной оси корпуса сразу за отделением управления машины. Второй находился в корме, непосредственно над правой лавкой десанта. Размещение и конструкция люков неоднократно изменялись и корректировались в ходе серийного производства.

Общая длина бронетранспортера M59 составляла 5,61 м, ширина – 3,26 м, высота – 2,77 м. Боевая масса – 19,3 т. Два двигателя по 146 л.с. позволяли получить удельную мощность не менее 15 л.с. на тонну, что давало возможность обеспечить приемлемые характеристики подвижности. Максимальная скорость бронемашины на шоссе достигала 51 км/ч, запас хода – 190 км. В отличие от предшественников, новая машина имела герметизированный корпус и волноотражающий щит, позволявшие ей плавать. Перематывая гусеницы, бронетранспортер мог развивать скорость до 6,8-7 км/ч.

В мае 1953 года бронетранспортер M59 был официально принят на вооружение, и тогда же появился первый контракт на серийное производство такой техники. Первое соглашение оговаривало производство и поставку 2385 боевых машин. Машины первой партии отправились заказчику уже в августе того же года. Вскоре были построены несколько новых машин. Примечательно, что именно в ходе производства первых партий бронетехники выполнялись те или иные доработки ее отдельных агрегатов. В частности, партии, имевшие в своем составе первые три десятка БТР, имели заметные отличия в виде разных конструкций кормовой аппарели и ее двери / люка.

После выполнения первого контракта компания FMC получила новые заказы. Стартовав в 1953 году, серийное производство M59 продолжалось до 1960-го. За это время было построено около 6300 бронетранспортеров. Кроме того, в это число входят бронированные гусеничные шасси, использованные при строительстве другой бронетехники на имеющейся базе. Массовому строительству новой техники способствовала ее низкая цена. Один новый бронетранспортер стоил около 25 тыс. долларов – почти втрое меньше, чем предыдущий M75.

Шасси нового бронетранспортера посчитали достаточно удачным, однако это не привело к появлению большого количества новых модификаций или машин на его базе. БТР M59 стал основой только для самоходного миномета T84 / M84. Этот проект подразумевал изменение конструкции кормовой части корпуса. Большой участок крыши устанавливался шарнирно и мог откидываться вверх-вперед. Вместо лавок десанта в кормовом отсеке теперь находилась установка для монтажа миномета M30 калибра 4,2 дюйма. Отсоединенная опорная плита миномета перевозилась на креплениях кормового листа. Внутри боевого отделения имелись укладки на 88 выстрелов. Экипаж состоял из шести человек. Самоходный миномет M84 на огневой позиции должен был разворачиваться кормой в направлении цели. Открытые крыша корпуса и кормовая аппарель позволяли вести стрельбу. Боевая масса такой машины достигла 21,4 т.

Бронемашина M84 была принята на вооружение в ноябре 1955 года, вскоре появился контракт на серийное производство такой техники. Первые машины передали армии в начале 1957-го. Увеличение боевой массы в сравнении с базовым БТР привело к ухудшению подвижности. Кроме того, были выявлены некоторые другие проблемы. Как следствие, серийный выпуск самоходных минометов на базе M59 продолжался недолго. Вскоре было принято решение о замене такой техники аналогичным образцом на базе более нового серийного бронетранспортера M113.

Основным заказчиком бронетранспортеров M59 стала армия Соединенных Штатов. Ей было поставлено 6300 бронетранспортеров. Эксплуатация такой техники продолжалась до начала шестидесятых годов. С появлением более новой и совершенной машины M113 армия получила возможность провести очередное перевооружение. Значительное число имеющихся M59 списывалось и отправлялось на хранение. Кроме того, в связи с отказом США бронетранспортеры смогли пополнить парк техники других стран.

Наиболее крупным покупателем «бывших в употреблении» бронетранспортеров стала Турция – она получила 1500 машин. Почти 870 БТР M59 передали Южному Вьетнаму. Бразилия, Греция и Эфиопия приобрели 500, 200 и 120 машин соответственно. Поставки в Венесуэлу и Вьетнам ограничились несколькими десятками машин. В большинстве случаев новые хозяева эксплуатировали бронетехнику в мирных условиях и использовали ее только в учениях. Исключение составляют только БТР Южного Вьетнама. Именно армия последнего стала основным эксплуатантом M59 в ходе Вьетнамской войны, поскольку США к этому времени уже успели получить более новые M113.

Со временем бронетранспортеры M59 устарели даже по меркам новых хозяев, требовательность которых серьезно ограничивалась финансовыми возможностями. Как следствие, технику стали списывать и утилизировать. Большая часть армий, получивших такую технику, со временем отказалась от нее. Тем не менее, имеются сведения о сохранении части бронетранспортеров на хранении, хотя вероятность возвращения ее в строй крайне мала. Заметное число списанных бронетранспортеров избежало разборки и теперь является музейными экспонатами в нескольких странах.

В начале пятидесятых годов прошлого века стало ясно, что новейший БТР M75 не сможет устроить заказчика в отношении стоимости, из-за чего вскоре началась разработка альтернативной дешевой боевой машины. Поставленная задача была успешно решена, благодаря чему к концу пятидесятых годов американская армия смогла получить 6300 новых бронетранспортеров в дополнение к 1780 более дорогим M75. Тем не менее, требования по удешевлению техники имели некоторые специфические последствия. В связи с ограниченными характеристиками бронетранспортеры M59 уже не могли полноценно конкурировать с более новыми M113, что и привело к постепенной их замене как в Соединенных Штатах, так и в армиях зарубежных государств.

По материалам:
http://tanks-encyclopedia.com/
http://militaryfactory.com/
http://globalsecurity.org/
http://afvdb.50megs.com/
Hunnicutt, R.P. Bradley: A History of American Fighting and Support Vehicles. Navato, CA: Presidio Press, 1999.

topwar.ru

История создания бронетранспортера Stryker

В армии США долгое время существовал довольно странный разрыв между частями вооруженными тяжелой техникой (танками М1 «Абрамс» и БМП М2 «Брэдли») и пехотными частями, располагавшими по большому счету только вооруженными автомобилями. Именно с целью устранения этого разрыва, в начале 2000-х г.г., на вооружение был принят бронетранспортер Stryker, а точнее целое семейство восьмиколесных полноприводных бронемашин Stryker, предназначенных для доставки пехоты к полю боя и её непосредственной огневой поддержки. По этой причине, в армии США БТР типа «Страйкер» относятся к семейству промежуточных бронированных машин (IAV).

БТР «Страйкер» не оригинальная разработка созданная с нуля. В основе машины лежит концепция заложенная в швейцарском БТР MOWAG «Пиранья» III (8×8). Строго говоря, БТР «Страйкер» это и есть доработанная и прилизанная «Пиранья» (точнее её более тяжелый канадский вариант LAV III), в варианте американской компании «Дженерал дайнемикс лэнд системз».

Несмотря на то, что машина получилось по всем характеристикам неплохой и весьма многофункциональной, к тому же давно ожидаемой в армии, идеального результата добиться не получилось. Дело в том, что оригинальные машины — и «Пиранья» и «LAV» III, были по большей частью «легкобронированными маршрутками» для пехоты, и вес имели соответствующий. Масса «Страйкера» сильно превосходит ту нагрузку, что без проблем способно выдержать его шасси и трансмиссия, а довольно высокий центр тяжести способствует опрокидыванию машины при маневрах в условиях бездорожья.

Это — та цена, которую пришлось заплатить за сравнительно хорошее для бронетранспортера бронирование: с дополнительным усилением (комплект навесной пассивной защиты Mexas), броня БТР Stryker способна остановить 14,5-мм пулю крупнокалиберного пулемета и снаряды 30-мм пушки. Впрочем, с установкой этого полуторатонного комплекта, масса «Страйкера» достигает почти 20 тонн — что, согласитесь, многовато для бронетранспортера, база которого изначально была рассчитана на почти в два раза меньшую нагрузку.

В итоге, машина которая должна была быть «легкобронированной маршруткой» для пехоты, получилась слишком тяжелой даже для переброски штатным армейским «аэрогрузовиком» С-130 «Геркулес» на тактически требуемые расстояния (нормальная грузоподъемность С-130 чуть-чуть меньше веса «Страйкера»).

Отзывы военных использовавших «Страйкер» в боевых условиях во время кампаний в Ираке, в основном положительные: отмечается хорошее обеспечение выживаемости экипажа и десанта при поражении машины, в том числе при подрыве на фугасных минах.

Характеристики бронетранспортера Stryker

Бронетранспортер Stryker (США)
Страна: США
Тип: Бронетранспортер (8 × 8)
Дата выпуска: 2003 г.
Длинна: 6,39 м
Ширина: 2,67 м
Высота: 2,17 м
Броня, лоб: Стальная броня высокой твёрдости, выдерживает попадания 14,5-мм пуль (при использовании навесной пассивной защиты Mexas — снарядов 30-мм).
Броня, борт: См. выше
Броня, башня: См. выше
Экипаж: 3 человека + 9 десантников
Двигатель: 1х дизельный, фирмы «Caterpillar-3126», мощностью 350 л. с.
Дальность хода: 531 км (по шоссе)
Максимальная скорость: 97 км/ч
Масса: 17,2 тонн (18,9 тонн при использовании навесной пассивной защиты Mexas)
Вооружение: 1х 12,7-мм пулемет M2 Browning / или 1х 7,62-мм пулемет M240 / или 40-мм автоматический гранатомёт Mark 19

Конструкция и модификации бронетранспортера Stryker

БТР Stryker — восьмиколесная (8х8) легкробронированная боевая платформа, относящаяся к семейству промежуточных бронированных машин (IAV), использующихся для непосредственной поддержки пехоты.

Бронирование обеспечивает круговую защиту от поражения стрелкового оружия (в т.ч. 14,5-мм пулями, хотя и только в лобовой проекции). При использовании навесной пассивной защиты Mexas (+1700 кг) фирмы IBD Deisenroth (Германия) лобовая проекция машины не поражается 30-мм бронебойным подкалиберным снарядом с дистанции 500 м.

Компоновка БТР Stryker классическая для бронетранспортеров: двигатель расположен впереди справа по ходу движения, место механика-водителя — слева, среднюю и заднюю часть машины занимает боевое отделение.

Основные модификации выполненные на боевой платформе Stryker:

  • Stryker M1126 ICV (Infantry Carrier Vehicle) — стандартная модификация, бронетранспортёр.
  • Stryker M1127 RV (Reconnaissance Vehicle) — боевая разведывательная машина.
  • Stryker M1128 MGS (Mobile Gun System) — боевая машина с тяжёлым вооружением/противотанковая САУ/колёсный танк. Отличается основным вооружением состоящим из 105-мм пушки M68A2 и спаренного с ней 7,62-мм пулемета в увеличенной башне. По задумке конструкторов, «колесные танки» прикрывали действия бронетранспортеров, однако в реальных боевых условиях выяснилась их сомнительная боевая польза в виду слабой устойчивости к применению противником противотанковых средств.
  • Stryker M1129 MC (Mortar Carrier) — 120-мм самоходный миномёт.
  • Stryker M1130 CV (Command Vehicle) — командно-штабная машина.
  • Stryker M1131 FSV (Fire Support Vehicle) — машина управления огнём артиллерии.
  • Stryker M1132 ESV (Engineer Support Vehicle) — инженерная машина подразделения.
  • Stryker M1133 MEV (Medical Evacuation Vehicle) — машина медицинской эвакуации.
  • Stryker M1134 ATGMV (Anti-Tank Guided Missile Vehicle) — самоходный противотанковый ракетный комплекс с противотанковым ракетным комплексом TOW-2.
  • Stryker M1135 NBCRV (Nuclear, Biological, Chemical, Reconnaissance Vehicle) — машина радиационной, химической и биологической защиты, разведки применения оружия массового поражения

armedman.ru

Американский бтр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.