легкий танк БТ-2
Легкий танк БТ-2

БТ-2 – это легкий советский колесно-гусеничный танк, первый из семейства «Быстроходные танки», что отражено в его названии.

История создания

Разработка началась 1 июня 1931 года. БТ-2 был создан на базе танка «Кристи», и является его советским развитием. Стоить отметить, что как раз два закупленных танка «Кристи» в СССР именовались как БТ-1.

Никаких различий между танком «Кристи» и БТ-2 не должно было быть – требовалось создать абсолютно идентичный образец. Это должно было упростить изготовку деталей для производства танка.

gibrid-bt-2-i-bt-5-v-kubinkeОдна из особенностей танка БТ-2 — это колесно-гусеничный ход.


нк мог двигаться как на гусеницах, так и колесах (предварительно сняв гусеницы). Первые 6 образцов должны были построить к 1 ноября 1931 года, но построены были только 3 танка. Планировалось, что три машины будут принимать участие в параде 7 ноября на Красной площади. Но доехали только две машины — третья загорелась и уже никак не смогла принять участие в параде.

Быстро запущенное серийное производство танков в 3000 единиц год никак не ладилось. Танк также имел ряд недостатков с силовой установкой и ходовой частью. А ведь именно скорость была одним из самых лучших достоинств танка! Например, иногда, когда запускали двигатель, он самовозгорался. Из-за проблем с унификацией орудий и башен к БТ-2 не редко устанавливались в башню только два пулемета, а орудия не было.

Несмотря на все свои недостатки, БТ-2 производился два года (1931-1933). И вместо 6 тыс. машин, были произведены только 620. В дальнейшем танк БТ-2 заменен БТ-5.  Тем не менее в войсках БТ-2 эксплуатировался аж до 1944 года, приняв активное участие в начальном периоде Великой Отечественной войны.

podbityj-bt-2
Подбитый немецкими солдатам легкий советский танк БТ-2

Вооружение

Вооружением БТ-2 была 37-мм пушка Б-3. Разработана немецкой фирмой «Рейнметалл». В Германии орудие именовалось 3,7-cm PaK 35/36.


  • Боекомплект, сн. — 92
  • Начальная скорость полета бронебойного снаряда,  м/с, — 820
  • Начальная скорость полета Оскол.-Фугас. снаряда, м/с, — 825
  • Прицельная дальность, м, — Неизвестно
  • Углы вертикальной наводки, град.: -8°…+25°

Бронепробиваемость

  • Градусы наклона измеряются по отношению к горизонтальной поверхности.
  • Бронебойный, На расстоянии 100 м, мм/град. — 42/90°
  • Бронебойный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 35/90°
  • Бронебойный, На расстоянии 1,5 км, мм/град. — 23/90°
  • Скорострельность, выстр./мин – до 15
  • Дополнительное вооружение:
  • Один пулемет ДТ устанавливался справа от орудия.

ТТХ

  • Масса, т — 11
  • Экипаж, ч — 2. Командир(он же наводчик и заряжающий), Механик-водитель.
  • Длина корпуса, мм  — 5500
  • Ширина корпуса, мм — 2230
  • Высота, мм  — 2174

Бронирование


Лоб корпуса (верх), мм 13
Лоб корпуса (низ), мм 13
Борт корпуса, мм/град. 13/0°
Корма корпуса (верх), мм/град. 10/0°
Корма корпуса (низ), мм 10
Днище, мм 6
Крыша корпуса, мм 10
Лоб башни, мм/град. 13/0°
Маска орудия, мм 13
Борт башни, мм/град. 13/0°
Корма башни, мм/град. 13/0°

 

Ходовые качества

  • Мощность двигателя, л. с. — 400
  • Максимальная скорость, км/ч — 52 на гусеницах. На колесах — 72.
  • Запас хода по шоссе, км — 160 на гусеницах. На колесах — 200.
  • Удельная мощность, л. с./т  — 36,2
  • Преодолеваемый подъём, град.  — 32°

Модификации

  • БТ-2 Пушечный — Убран пулемет ДТ установленный справа от пушки.
  • БТ-2 Пулеметный — Убран пулемет ДТ установленный справа от пушки. Вместо орудия Б-3 установлена пулеметная установка ДА-2 состоящая из двух спаренных пулеметов ДТ.
  • БТ-2 Химический — Вместо противотанкового орудия установлен огнемет. Всего выпущено 14 штук.
  • БТ-2 Саперный — Инженерный танк. Числился всего 1 танк такой модификации.

  • БТ-2-ИС — Модификация танка произведенная в 1935 году Н.Ф.Цыгановом. Увеличилось количество ведущих колес до 3. Это повысило проходимость и живучесть ходовой части. Изготовлен в единственном экземпляре. Не принят на вооружение по причине начала работ на танком БТ-5-ИС.
  • БТ с 76-мм пушкой — Попытка увеличения огневой мощи. Был изготовлен один экземпляр, но испытания не производились.
  • БТ-2 с 203-мм пушкой — Выпущен в единственном экземпляре в 1934 году. В танк ставилась 203 мм. пушка Курчевского. Не принят на вооружении по причине сильного отката после выстрела и повреждения некоторых компонентов машины.

Боевое применение

Бои на Халхин-Голе (11 мая — 16 сентября, 1939 года.) — О применении БТ-2 в этих столкновениях мало что известно. Точно известно, что многие БТ-2 были потеряны в результате технических поломок. Хотя по другим источникам сказано, что БТ-2 и вовсе не принимали участие в этом конфликте.

Война с Польшей (17-29 сентября, 1939 года.) — БТ-2 в этом конфликте принимали очень малочисленное значение, т.к. в СССР на то время активно использовали БТ-5 и БТ-7.

Советско-финская война (Зимняя война) (30 ноября 1939 — 12 марта 1940) — Тут уже применялось достаточно большее количество БТ-2 в сравнении с войной с Польшей. Основными потерями так же  оставались технические поломки. Кроме того, танки очень часто застревали в снегу и грязи.


Великая Отечественная война (1941 — 1944) — Танки БТ-2 к 1941 году значительно устарели. Однако из-за нехватки боевых машин использовались до 1944 года. К началу войны в войсках числилось 580 танков БТ-2, из которых только 366 были в строю. Основные потери БТ-2 понесли в июне-августе 1941 года. На 1943 год 12 БТ-2 оставалось в блокадном Ленинграде, где и пробыли  до 1944 года (до снятия блокады с Ленинграда), приняв затем активное участие в снятии блокады Ленинграда. После этого танки были списаны на металлолом.

Танк в культуре

Танк БТ-2 присутствует в таких многопользовательских играх, как World of Tanks и War Thunder.

tanki-tut.ru

Приборы наблюдения и связи
Танк не имел специальных средств наблюдения и связи. В боевой обстановке наблюдение механиком-водителем осуществлялось через смотровую щель, а командиром — через прицел. Радиостанции не было, внешнюю связь планировалось осуществлять с помощью флажковых сигналов, для чего в башне имелся специальный люк. Внутренняя связь осуществлялась с помощью светосигнального устройства.

Модификации и прототипы
Указать, сколько конкретно было выпущено танков каждой модификации, не представляется возможным, поскольку у разных авторов данные сильно различаются. Совершенно точно то, что пулемётных танков было значительно больше, чем пушечных.


M1940. Закупленные танки Кристи (2 шт.), использованные как прототипы. Судьба не выяснена.
БТ-2 пушечно-пулемётный. Вооружение — 37-мм пушка Б-3 и 1 пулемёт ДТ. Серийная модификация.
БТ-2 пушечный. Вооружение — 37-мм пушка Б-3.
БТ-2 пулемётный. Вооружение — 1 пулемёт ДТ в шаровой установке и 2 спаренных пулемёта ДТ (возможно также ДА). Серийная модификация.
БТ-2 пулемётный без шаровой установки. Вооружение — 2 спаренных пулемёта ДА. Серийная модификация.
БТ-2 химический. Огнемётный (химический) танк. На 1 июня 1941 года имелось 14 таких танков, все во внутренних округах. Информации о судьбе нет.
БТ-2 сапёрный. Мостоукладчик. На 1 января 1940 года числился один такой танк в Ленинградском военном округе. Судьба не выяснена. Однако после "Зимней войны" был выпущен ещё один экземпляр но на базе БТ-5.
БТ-2-ИС (БТ-ИС). Представлял собой БТ-2 с тремя парами ведущих колёс, и, соответственно, имел повышенную проходимость на колёсном ходу. Создан в 1935 году группой под руководством Н. Цыганова. Был изготовлен в единственном экземпляре. Испытания прошли успешно. Судьба не выяснена.
БТ-2 с 76-мм пушкой. Экспериментальный образец был построен, но, судя по всему, не испытывался. Судьба неизвестна.
БТ-2 с 203-мм пушкой. Экспериментальный образец. Выпущен в 1934 году. В танк устанавливалась 203 мм. пушка Курчевского. После испытаний, был снят с них из-за того что танк сильно отскакивал.


Служба и боевое применение
Танки БТ-2, поступившие в войска, быстро стали рассматриваться скорее как учебные. Процесс их освоения личным составом шёл тяжело. Не особенно высокое качество сборки машин, помноженное на низкую квалификацию обслуживающего персонала, давало постоянные поломки. Их устранение затруднялось вечным дефицитом запчастей. Тем не менее, динамические возможности танка впечатляли, особо знамениты были прыжки танка на достаточно большие расстояния, с гордостью демонстрируемые высокому начальству и иностранным гостям. Первоначально БТ-2 поступили на вооружение мехкорпусов, после их расформирования — механизированных и танковых бригад.

Постепенно, по мере насыщения войск более совершенными танками, БТ-2 все больше переходили на выполнение учебных задач, как в частях, так и в учебных заведениях, где к концу 1930-х имелось до 130 танков БТ-2. В мае 1940 года все 597 находящихся к тому времени на вооружении РККА танков БТ-2 было решено «оставить как учебный парк до полного износа». Однако массированное формирование мехкорпусов вынудило вновь поставить в строй эти машины.

Впервые БТ-2 пошли в бой в конфликте на реке Халхин-Гол. Затем они принимали участие в так называемом «освободительном походе в Западную Украину и Белоруссию». Значительное их количество участвовало в Советско-финской войне. Так, в составе 1-й легкотанковой бригады имелось 82 БТ-2, большая часть из которых в ходе тяжёлых боёв вышла из строя по техническим причинам и была эвакуирована на завод. Были и боевые потери — 4 танка сгорело, 2 утонуло. Вообще же потери БТ-2 в конфликтах и войнах 1939-1940 были невелики.


К 1 июня 1941 года на вооружении РККА имелось 580 линейных танков БТ-2, в том числе 396 в западных округах. Из них 366 были на ходу и использовались только в качестве учебных машин, 119 требовали среднего, а 30 — капитального ремонта, ещё 72 были чисто учебными и использовались в основном в качестве учебных стендов. С началом боевых действий все находившиеся в войсках в качестве учебных машин танки БТ-2 были поставлены в строй. БТ-2 входили в состав танковых и моторизованных дивизий мехкорпусов и участвовали в боях практически по всему фронту. Так, в 5-м мехкорпусе было 10 БТ-2, в 6-м мехкорпусе — 30, в 7-м мехкорпусе — 27, в 8-м мехкорпусе — 14, в 24-й танковой дивизии 10-го мехкорпуса — 139. В ходе боёв эти сильно изношенные машины были быстро потеряны, так, в той же 24-й тд на 24 июля 1941 года уже не было ни одного БТ-2. По некоторым данным, ощущалась острая нехватка 37-мм снарядов, поскольку их производство было давно прекращено. Находившиеся во внутренних округах БТ-2 были спешно приведены в состояние боевой готовности и брошены в бои лета — осени 1941 года, и также были в своём большинстве быстро потеряны. Некоторое количество БТ-2 применялось в Московской битве, например, в 18-й танковой бригаде было 5 БТ-2. Отдельные машины этого типа встречались на фронте в 1942-1943 (в частности, имеется фотография пулемётного БТ-2 в бою, датируемая летом 1942). Некоторое количество этих машин имелось на Ленинградском фронте, например, летом 1943 их было 12. По некоторым данным, они воевали ещё в 1944 году.


Танки серии БТ (БТ-2, БТ-5 и БТ-7)

БТ-2 был, безусловно, этапным танком для советской промышленности. Достаточно сравнить его с предшествующим советским танком Т-18. На БТ-2 впервые в конструкции серийного танка были введены мощный двигатель (по удельной мощности БТ-2, вероятно, остался[источник не указан 1254 дня] непревзойдённым по сей день; для сравнения, у Т-80У 27 л.с./т), колёсно-гусеничный ход, свечная подвеска, пушка с мощной баллистикой. Его серийное производство стало большим успехом молодой советской промышленности.

На момент производства БТ-2 был одним из лучших танков мира. Он имел выдающуюся для тех времён скорость и мощное вооружение (в пушечно-пулемётном варианте). БТ-2 продолжал оставаться вполне «на уровне» до конца 1930-х годов. В то же время БТ-2 имел ряд недостатков:

слабое (преимущественно пулемётное) вооружение большинства танков;
низкая надёжность;
недостаточная численность экипажа;
неудобство обзора из танка;
отсутствие радиостанции;
неудачное расположение пулемёта (сбоку башни);
плохая обитаемость.
Большинство недостатков были связаны с недоработанностью проекта и проблемами в организации серийного производства. В значительной мере они были устранены на следующей модификации — БТ-5.


www.yaplakal.com

[ATTACH]4206[/ATTACH]
[ATTACH]4202[/ATTACH]
[ATTACH]4203[/ATTACH]
[ATTACH]4198[/ATTACH]
Краткая историческая справка.
Легкий танк БТ-2 был принят на вооружение Красной Армии в мае 1931 г. и предназначался для вооружения танковых и механизированных частей и соединений, формировавшихся для ведения самостоятельных маневренных боевых действий. Он был разработан на базе колесно-гусеничного танка американского конструктора Кристи и явился первым в семействе танков БТ (быстроходный танк), созданным в Советском Союзе. Танк обладал высокими скоростными качествами.
Благодаря оригинальной конструкции ходовой части он мог двигаться как на гусеничном, так и на колесном ходу. Первые серийные танки БТ-2 имели много конструктивных недостатков, которые постепенно устранялись в ходе серийного производства. Танки БТ-2, как и последующие танки семейства БТ, производились на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.

Всего было изготовлено 620 танков данного типа.
[ATTACH]4199[/ATTACH]
Описание конструкции.
Корпус танка представлял собой коробку, собранную из броневых листов, соединенных между собой клепкой. Передняя часть корпуса имела форму усеченной пирамиды. Для посадки в танк служила передняя дверка, открывавшаяся на себя. Выше нее в передней стенке водительской будки находился щиток со смотровой щелью, откидывавшийся вверх. Носовая часть состояла из стальной отливки, к которой были приклепаны и приварены передние броневые листы и днище. Кроме того, она служила картером для монтажа рейки и рычагов рулевого управления. Через отливку продевалась стальная труба, снаружи приваренная к броневым листам и предназначенная для крепления кривошипов ленивцев.

К носу корпуса с обеих сторон приваривались (или приклепывались) консоли (в виде треугольных листов брони), служившие скрепляющей частью трубы с носом корпуса. Консоли имели площадки для крепления резиновых буферов, ограничивавших ход амортизаторов передних управляемых колес.

Боковые стенки корпуса — двойные. Внутренние листы стенок изготавливались из простой неброневой стали и имели по три отверстия для прохода цельнотянутых стальных труб для монтажа полуосей опорных катков. С наружной стороны к листам приклепаны по 5 подкосов для крепления цилиндрических спиральных рессор подвески. Между 3-м и 4-м подкосами на деревянных подкладках располагался бензобак. К задней нижней части внутренних листов корпуса были приклепаны картеры бортовых передач, а к верхней части — подкосы для крепления задней рессоры. Наружные листы стенок — броневые. Они крепились к кронштейнам рессор на болтах. Снаружи с обеих сторон на четырех кронштейнах устанавливались крылья.

Корма корпуса состояла из двух картеров бортовой передачи, надетых и приваренных на стальную трубу и приклепанных к внутренним боковым листам; двух листов — вертикального и наклонного, приваренных к трубе и картерам (к вертикальному листу приклепаны две буксирные скобы), и съемного заднего щитка, закрывавшего трансмиссионное отделение сзади. В вертикальной стенке щитка были отверстия для прохода выхлопных труб. С наружной стороны на щитке крепился глушитель.

Днище корпуса сплошное, из одного листа. В нем под масляным насосом находился люк для демонтажа двигателя и две пробки для слива воды и масла. Крыша в передней части имела большое круглое отверстие для башни с приклепанным нижним погоном шариковой опоры. Над моторным отделением в середине крыша была съемной, с откидывающимся вверх листом, запиравшимся на задвижку изнутри; снаружи задвижка открывалась ключом. В середине листа имелось отверстие для выхода трубы подачи воздуха к карбюраторам.

По бокам съемного листа на стойках крепились радиаторные щитки, под которые засасывался воздух для охлаждения радиаторов. Над отделением трансмиссии располагался квадратный люк для выхода горячего воздуха, закрытый жалюзи. Продольные листы брони над пространством между боковыми стенками крепились к кронштейнам рессор шпильками. В каждом листе было три круглых отверстия (крайние для прохода регулирующих стаканов рессор, а среднее над заливной горловиной бензобака); еще одно отверстие со сквозной прорезью находилось над пробкой бензопровода, здесь же устанавливались и три скобы для ремней крепления гусеничной ленты на крыле в сложенном виде.
[ATTACH]4200[/ATTACH]
Легкий танк БТ-2 имел классическую схему компоновки. Внутренняя часть корпуса разделялась перегородками на 4 отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссии. В первом возле сиденья водителя размещались рычаги и педали управления и щиток с приборами. Во втором — укладывался боезапас, инструмент и имелось место для командира танка — он же наводчик и заряжающий. Боевое отделение отделялось от моторного разборной перегородкой с дверцами. В моторном отделении находился двигатель, радиаторы, масляный бак и аккумуляторная батарея; от отделения трансмиссии оно отделялось разборной перегородкой, имевшей вырез для вентилятора. Экипаж машины состоял из двух-трех человек.
[ATTACH]4204[/ATTACH]
Башня была круглой, клепанной, смещенной кормовой частью назад на 50 мм. В кормовой части находилось приспособление для укладки снарядов. Сверху башня имела люк с крышкой, откидывавшейся вперед на двух петлях и запиравшейся в закрытом положении замком. Левее него — круглый люк для флажковой сигнализации. Спереди сверху башня была скошена. Боковая стенка собиралась из двух клепаных половин. Снизу к башне крепился верхний погон шариковой опоры. Поворот и торможение башни осуществлялись с помощью поворотного механизма, основу которого составлял планетарный редуктор. Для поворота башни командир танка вращал штурвал за ручку.
[ATTACH]4201[/ATTACH]
Стандартным вариантом вооружения танка БТ-2 были 37-мм пушка Б-3(5К) обр.1931 г. и 7,62-мм пулемет ДТ. Пушка и пулемет монтировались раздельно: первая — в подвижной бронировке, второй — в шаровой установке справа от пушки. Угол возвышения пушки +25 градусов, склонения -8. Наведение по вертикали производилось при помощи плечевого упора. Для прицельной стрельбы использовался телескопический прицел. На первых 60 танках шаровая установка отсутствовала.

Боекомплект пушки составлял 92 выстрела, пулемета — 2709 патронов (43 диска).

350 танков были вооружены спаренными пулеметами ДА-2 калибра 7,62 мм, которые крепились в пушечной амбразуре башни в специально разработанной маске. Маска на своих цапфах вращалась вокруг горизонтальной оси, что позволяло придавать пулеметам угол возвышения +22 градуса и склонения -25. Горизонтальные углы наведения (без поворота башни) придавались пулеметам поворотом вертлюга специальной конструкции, вставленного в маску с помощью вертикальных цапф, при этом достигались углы поворота: вправо 6 , влево 8 градусов. Справа от спаренных пулеметов ДА-2 размещался одиночный пулемет ДТ. Стрельбу из спаренной установки вел один стрелок, стоя, опираясь грудью в нагрудник, подбородком в подбородник. Кроме того, вся установка лежала наплечником на правом плече стрелка.

Боекомплект состоял из 43 дисков, т.е. 2709 патронов.

В танке стоял авиационный четырехтактный двигатель, марки М-5-400 (на части машин устанавливался идентичный ему по конструкции авиамотор “Либерти”, американского производства), с дополнением заводного механизма, вентилятора и маховика. Мощность двигателя при 1650 об/мин — 400 л.с.; диаметр цилиндра —127 мм; ход поршня — 177,8 мм. Двенадцать цилиндров двигателя располагались V-образно под углом 45 градусов. Степень сжатия — 5,4.

Двигатель устанавливался на двух кронштейнах, укрепленных на поперечном листе корпуса. Крепление кронштейнов позволяло изменять угол наклона двигателя по оси коленчатого вала до 1,5 градуса в одну и другую сторону, что облегчало соединение его с КПП. Сухая масса двигателя — 410 кг. Основное горючее — авиационный бензин или бензин 1-го сорта. Емкость бензобаков — 360 л. Подача топлива принудительная, шестеренчатым насосом. Карбюраторов — два, типа “Зенит № 52”.

Масляный насос — тройной, шестеренчатый. Система охлаждения — водяная, принудительная (с помощью центробежного насоса). Емкость радиаторов — около 90 л.

Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), который монтировался на носке коленчатого вала, четырехскоростной КП, двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов (гитар) привода к задним опорным каткам — ведущих при колесном ходе. В каждой гитаре имеется набор из пяти шестерен, размещенных в картере, одновременно выполнявшем роль балансира последнего опорного катка.

Приводы управления танком механические. Для поворота на гусеничном ходу служат два рычага. Для поворота на колесном ходу — штурвал.

Танк имел два типа движителей: гусеничный и колесный. Первый состоял из двух гусеничных цепей, каждая по 46 траков (23 — плоских и 23 гребневых) шириной 260 мм; двух задних ведущих колес диаметром 640 мм; восьми опорных катков диаметром 815 мм и двух направляющих катков-ленивцев с натяжными приспособлениями. Опорные катки подвешивались индивидуально на цилиндрических спиральных пружинах, расположенных для шести катков вертикально, между внутренними и наружными стенками корпуса, и для двух передних — горизонтально, внутри боевого отделения. Ведущие колеса и опорные катки обрезинены.

Движителем при колесном ходе являлись опорные катки. Причем на задние через гитару передавалось вращение от оси ведущего колеса гусеничного хода. Передние опорные катки при колесном ходе служат направляющими (управляемыми).

Для перехода с гусеничного хода на колесный необходимо было снять гусеничные цепи, уложить их на надгусеничные полки и установить на ступицы задних опорных катков блокировочные кольца. Время, необходимое на переход с гусеничного хода на колесный, составляло 30 минут.

Электрооборудование танка был построено по однопроводной схеме, напряжение — 12В. Аккумуляторная батарея 6CTA-VIIIB-128, генератор “Сцинтилла” мощностью 190 Вт. Для запуска двигателя установлены два стартера “Сцинтилла” мощностью по 1,3 л.с. или один мощностью 2 л.с. Сигнал “Сцинтилла” марки “Хелла”, фары и фонари для внутреннего освещения.

Средств внешней связи танк не имел. Внутренняя связь осуществлялась при помощи световой сигнализации.

Боевое применение.
Одновременно с развитием танкостроения в 30-е гг. разрабатывались и совершенствовались формы и методы боевого применения танков, развивалась военная наука. По вопросу о путях организационного развития танков, их роли и месте высказывались различные точки зрения.

Начальник штаба РККА Б.М.Шапошников считал наиболее целесообразным иметь танки в составе отдельных батальонов и полков, предназначенных для совместных действий с пехотой и конницей. Другого мнения придерживались заместитель начальника штаба РККА — В.К.Триандафилов и инспектор броневых сил РККА К.Б.Калиновский. Они настаивали на том, что «боевые свойства танков должны быть использованы в полной мере и осуществить это возможно только в составе самостоятельного механизированного соединения, все части которого обладали бы приблизительно одинаковой подвижностью. Поэтому, не отказываясь от применения танковых систем в составе других родов войск, необходимо создавать специальные механизированные соединения». По мнению М.Н.Тухачевского, танки не должны были оставаться лишь средством Резерва Главного Командования (РГК); их необходимо было внедрять не только в кавалерийские, но и в стрелковые дивизии. Комиссия РВС СССР во главе с С.С.Каменевым, обобщив различные точки зрения, пришла к общему выводу о том, что мотомеханизированные войска в организационном отношении должны включать в свой состав:

а) механизированные (танковые) соединения, которые предназначались для решения как самостоятельных задач в отрыве от главных сил войск армии (фронта), так и во взаимодействии с ними;
б) танковые части (соединения) РГК, как средство усиления войск, действующих на направлении главного удара;
в) танковые части, организационно входящие в состав общевойсковых соединений и предназначаемые для совместных действий с ними во всех видах боя. Система организационных форм развивалась постепенно в соответствии с поступлением в войска новой техники.

В мае 1930 г. было сформировано первое постоянное соединение мотомеханизированных войск — механизированная бригада (МБР).

В период 1930 — 1931 гг. были проведены опытные учения на Украине и в Белоруссии, в ходе которых были выявлены существенные недостатки в организации бригады и ее вооружении. Поэтому весной 1931 г. механизированная бригада была реорганизована и ее основу стали составлять батальоны. В один из таких батальонов механизированной бригады им. К.Б.Калиновского и поступили на вооружение первые серийные танки БТ-2.

По состоянию на 1 сентября 1932 г. в бригаде состояло на вооружении 35 танков БТ-2. 11 марта 1932 г РВС СССР принял решение сформировать в 1932 г. два первых механизированных корпуса (МК), выделив для их создания по одной стрелковой дивизии из Ленинградского и Украинского военных округов.

Осенью 1932 г. был сформирован 11-й МК, на вооружение которого поступили 11 танков БТ-2, еще 14 боевых машин заняли место в боевом строю 45-го МК в УВО. Всего же по штату МБР в своем составе должна была иметь 178 танков Т-26, 32 танка БТ-2, 91 танкетку Т-27, 48 бронемашин, 46 артиллерийских установок, 39 орудий калибра 76 мм, 7 зенитных пулеметов и свыше 600 автомобилей различных типов.

В 1934 г. были сформированы еще два (7-й МК в ЛВО и 5-й МК в МВО) механизированных корпуса. Причем 5-й МК был создан на базе 1-й МБР с оставлением ранее присвоенного бригаде им. К.Б.Калиновского. Основной ударной силой корпуса являлись его механизированные бригады, представляющие собой сильные в тактическом отношении соединения, способные выполнять различные боевые задачи как в составе корпуса, так и самостоятельно. Из двух входящих в состав корпуса бригад трехбатальонного состава, одна имела на вооружении танки БТ, а вторая — Т-26. Опыт учений и маневров, проведенных в 1932 — 1934 гг. показал, что механизированные корпуса существовавшей организации оказались громоздкими и трудноуправляемыми. Эти учения также показали, что целесообразнее иметь однотипную организацию бригад, как входящих в состав корпуса, так и отдельных.

В феврале 1935 г. механизированные корпуса перешли на новую организацию. Для улучшения оперативного руководства соединениями корпуса большинство корпусных частей обеспечения и обслуживания было упразднено, в управлении были оставлены только средства связи и разведки. Кроме того, в число корпусных частей был включен отдельный танковый батальон в составе двух рот танков БТ. Механизированные бригады новой организации вооружались только танками одного типа, преимущественно БТ. Справедливости ради следует отметить, что организационное развертывание механизированных корпусов не получило должного размаха и к середине 30-х гг. было сформировано лишь три корпуса (5, 7 и 45-й), а четвертый корпус (11-й) находился в стадии формирования. Среди руководящего состава Наркомата обороны имели место различия во взглядах на роль и место механизированных корпусов в будущей войне. Вот почему после 1935 г. и до расформирования их в 1939 г. создание новых формирований механизированных корпусов не производилось.

В 1935 г. началось формирование пяти отдельных механизированных бригад: 2-й ОМБР (УВО), 3, 4 и 5-й ОМБР (БВО), 6-й ОМБР (ОКДВА). Сначала эти бригады укомплектовывались лишь танками Т-26, в последствие часть из них была перевооружена на танки БТ. По штату отдельной механизированной бригаде полагалось иметь 145 линейных танков. Танками БТ в середине 30-х гг. также оснащались механизированные полки (МП) кавалерийских дивизий (КД). Эти полки, в каждом из которых насчитывалось 60 танков БТ и 30 танков Т-37 (Т-38), являлись основной ударной силой кавалерийской дивизии. Таким образом, в первой половине 30-х гг. была разработана система организационных форм автобронетанковых войск и практически осуществлено их развертывание.

В августе 1938 г, механизированные полки, бригады и корпуса были преобразованы в танковые. По существу произошло их переименование, так как организационно-штатаная структура этих частей и соединений претерпела весьма незначительные изменения. Бригады, имевшие на вооружении танки БТ и Т-26 именовались легкотанковыми (ЛТБР), а Т-28 и Т-35 — тяжелыми танковыми (ТТБР). Боевой состав легкотанковых бригад значительно усиливался за счет увеличения количества танков во взводе с трех до пяти. Такая бригада по штату должна была иметь 278 танков БТ. Причем в каждом из четырех танковых батальонов (ТБ), согласно штату, должно было быть по 54 быстроходных машины.

К концу 1938 г. танки БТ-2 состояли на вооружении 10, 15, 20 и 25-го танковых корпусов (ТК), они также входили в состав тяжелых танковых бригад и полков мотострелковых и кавалерийских дивизий. Значительная часть танков БТ-2 использовалась для обучения тактике, стрельбе и вождению в ряде учебных заведений, специально созданных в связи с быстрым развертыванием танковых и механизированных частей и соединений. В начале 30-х гг. была создана Военная академия механизации и моторизации (ВАММ) РККА, Ленинградские и Московские бронетанковые курсы усовершенствования и переподготовки комсостава РККА, Орловская, Саратовская, Горьковская и Ульяновская бронетанковые школы, а также Московская школа автотехников и 2-я Ленинградская школа танковых техников. В этих учебных заведениях находилось до 130 танков БТ-2. Подготовка младших специалистов экипажей БТ сначала осуществлялась в корпусных школах и учебных батальонах отдельных бригад, а начиная с 1935 г. — в учебных (четвертых) батальонах механизированных бригад.

В мае 1940 г. все 597, находящихся к тому времени на вооружении РККА танков БТ-2 было решено «оставить как учебный парк до полного износа». По мере износа эти танки планировалось реализовывать в качестве лома через ОФИ (отдел финансовой инспекции). Танки БТ-2 в 30-е гг. явились своеобразной научной и, конечно, незаменимой учебной базой для создания и совершенствования организационной структуры и обучения личного состава при оснащении новой техникой бронетанковых войск. Как уже отмечалось, первые танки БТ-2 начали поступать в войска в 1932 г. Вследствие отсутствия какого-либо опыта эксплуатации, недоработанности конструкции и низкой надежности танка БТ-2, в войсках с первых дней столкнулись с рядом неполадок и аварий. Больше всего хлопот доставляли капризные карбюраторные двигатели, особенность конструкции которых часто являлись основной причиной возникновения пожара в танке. Как показал опыт эксплуатации, наиболее главными причинами возникновения пожаров в танках БТ-2 были: обратная вспышка в карбюратор из-за неправильной установки угла опережения зажигания, короткое замыкание в электропроводке системы зажигания, нагрев докрасна выхлопных труб, небрежное обращение экипажа с огнем (курение, зажигание спичек, применение паяльных ламп и т.п.), наличие подтеков бензина на двигателе и под ним по небрежности механика-водителя. При возникновении пожара его тушили либо эффективным, но крайне ненадежным порошковым огнетушителем «Тайфун», либо более надежным пенообразующим огнетушителем типа «Богатырь». Последний, правда, из-за больших габаритов был неудобен при перевозке. Наиболее эффективными, как всегда, оказывались подручные средства — песок и земля, а еще лучше — два брезента плюс вода.

Бытует мнение о якобы низком качестве двигателей танков БТ и их малом ресурсе. Здесь уместно процитировать доклад от 29 апреля 1934 г. И.А.Халепского К.Е.Ворошилову: «…Все танки БТ имеют авиационные моторы типа «Либерти», купленные в Америке и частично моторы «М-5″, переданные из авиации в промышленность для установки на танки БТ. Практическим опытом установлено, что эти двигатели могут работать в танке 400 — 450 часов до капитального ремонта. В целях сбережения материальной части Вами издан приказ № 046, согласно которого 50% танков должны находиться в неприкосновенном запасе, 25% — эксплуатироваться в размере 50% от установленной нормы и 25% — в пределах полной нормы эксплуатации».

Ресурс двигателя 400 — 450 часов был достаточно большой. Для сравнения, этот показатель у трактора «Коминтерн» составлял 700 часов. Годовые же нормы эксплуатации, о которых говориться в приказе № 046, были призваны, прежде всего, обеспечить высокую боевую готовность боевых машин и не допустить одновременный массовый выход танков в плановый ремонт. Опыт эксплуатации в войсках, особенно при проведении тактических учений, показал, что «из-за недостаточного освоения производства механизмов танка БТ-2 наиболее часто выходят из строя коробки перемены передач, бортовые фрикционы и шестеренчатые гитары». Очень часто сваливались резиновые бандажи с направляющих и ведущих колес гусеничного хода из-за слабой посадки и приварки ломались злополучные кронштейны направляющих колес и расходились сварные швы выхлопных коллекторов. Но, несмотря на множество дефектов, эти быстроходные танки были наиболее любимыми в войсках.

Свои боевые качества танкам БТ-2 пришлось неоднократно демонстрировать во время боевых действий, начиная с Освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину и заканчивая первым периодом Великой Отечественной войны. Во время Освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину танки БТ-2 применялись в небольших количествах, так как к осени 1939 г. основу танковых бригад составляли более современные танки БТ-7.

Танки БТ-2 в основном имелись в танковых полках кавалерийских дивизий, причем их количество колебалось от 34 машин в 44-м ТП 3-й кд до 41 машины в 42-м ТП, 4-го КК. Высокая скорость позволяла танковым подразделениям, действуя совместно с кавалерией, совершать стремительные маневры практически без потерь. Так, в 44-м ТП, действовавшем в составе 3-й КД, за все время Освободительного похода был ранен только один солдат. При совершении многочисленных маршей вышли из строя лишь один двигатель и три коробки передач. Личным же составом полка, возглавляемым полковником Старковым, были взяты в плен: один генерал, 68 полковников и подполковников, свыше 600 офицеров и 2866 солдат. Захвачено: 2 танка, 4 орудия, 950 пистолетов и 168 лошадей с седлами. Двигатели танков за время похода отработали от 125 до 225 моточасов. Для восстановления материальной части полк получил семь двигателей, три коробки передач, по десять ведущих и направляющих колес. Кроме того, требовали замены 3000 траков.

Более тяжелые испытания пришлось перенести экипажам танков БТ-2 зимой 1939-1940 гг. во время советско-финской войны. Количество танков БТ-2 в танковых подразделениях еще больше колебалось. Наибольшее число танков БТ-2 (82 машины) находилось в 1-й ЛТБР. Во время боевых действий танки БТ-2 преимущественно участвовали в блокировке долговременных огневых точек противника и оказывали непосредственную поддержку стрелковым частям. Ограниченное число танков БТ-2, находившихся в составе 13-й ЛТБР, приняло участие в первой ночной атаке (в ночь с 15 на 16 февраля 1940 г.) в районе станции Кямяря. В бою за эту станцию 13-я ЛТБР при минимальных потерях уничтожила 800 солдат и офицеров противника, 10 противотанковых пушек и до 15 станковых пулеметов. Кроме того, было взято в плен 250 солдат и захвачено: 8 танков «Рено», артиллерийская батарея и большое количество стрелкового оружия и боеприпасов.

Оценивая в целом действия танков БТ-2 в этой войне, необходимо отметить, что экипажам танков приходилось идти в наступление в исключительно тяжелых географических и климатических условиях. Нередко морозы достигали -50°C. Глубокий снег толщиной до 2 м исключал движение танков вне дорог. Во время боев выяснилось, что легкие танки БТ-2 и Т-26 не могут решать задачи по преодолению заблаговременно подготовленной обороны противника с наличием мощных ДОТов и ДЗОТов. Танки БТ и Т-26 могли двигаться лишь по следу, проложенному средними танками Т-28. Они очень часто застревали на противотанковых надолбах и в болотах. В целом за весь период боевых действий 1939 — 1940 гг. безвозвратные потери танков БТ-2 были незначительны.

К началу Великой Отечественной войны в Красной Армии числилось 587 танков БТ-2, причем 366 из них были на ходу и использовались только в качестве учебных машин. 119 БТ-2 требовали среднего, а 30 — капитального ремонта, еще 72 были чисто учебными и использовались в основном в качестве учебных стендов. С началом боевых действий все находившиеся в войсках в качестве учебных машин танки БТ-2 были поставлены в строй несмотря на то, что использование этих машин, вооруженных 37-мм пушкой, затруднялось из-за отсутствия 37-мм выстрелов, так как их производство было прекращено, а имеющиеся на складах незначительное количество этих боеприпасов уже вылежало все сроки хранения.

В первом периоде войны эти технически устаревшие и предельно изношенные танки в составе механизированных и кавалерийских корпусов приняли участие в тяжелых боях с немецкими войсками. Тем не менее, как наиболее подвижные средства командующих армиями и фронтами МК, БТ-2 использовались преимущественно для нанесения контрударов по наступающим группировкам противника. Так, когда к вечеру 22 июня 1941 г. сложилась крайне тяжелая обстановка на левом фланге Западного фронта (передовые танковые части противника заняли Кобрин и продвинулись в глубь советской территории до 60 км), танки БТ-2 приняли самое непосредственное участие в проведении контрударов 6-го и 11-го МК. Причем в составе 6-го МК участвовало 30 пулеметных танков БТ-2, а в 11 МК — лишь 2 машины. В течение 23-25 июня силами 6-го и 11-го МК были проведены контрудары с целью перехватить у врага инициативу и отбросить его за пределы нашей территории. Однако вследствие удаленности друг от друга соединений, неустойчивости управления, мощного воздействия авиации противника, сосредоточить в полном составе контрударную группировку в назначенное время не удалось. Конечные цели контрудара (уничтожить сувалкинскую группировку противника и овладеть Сувалками) не были достигнуты, практически все танки БТ-2 в этих боях были безвозвратно потеряны.

На Юго-Западном фронте для ликвидации угрозы глубокого прорыва обороны фронта и уничтожения основных сил вклинившейся 1-й танковой группы противника командующий войсками принял решение силами 9-го и 19-гo МК нанести контрудар с севера, а 8-го и 15-го МК — с юга. В этом контрударе, вылившись в крупнейшее танковое сражение первого периода войны, в период с 25 по 29 июня приняли участие и пулеметные танки БТ-2. В строю 9-го МК на момент контрудара был 21 боеспособный танк, а в 8-ом МК — 14 танков БТ-2. И хотя наступление танковой группы противника было задержано до конца июня, все же войскам Юго-Западного фронта не удалось ликвидировать прорыв.

Основные причины низкой эффективности контрударов заключались в их поспешной подготовке, отсутствии единого руководства и надежной противовоздушной обороны. Корпуса вступали в сражение после 200 -400-километровых маршей, в ходе которых они несли значительные потери от ударов вражеской авиации. Большое количество танков вышло из строя по техническим причинам. Практически контрудар превратился в разрозненные действия соединений: одни начинали атаку, другие завершали ее, а третьи еще только подходили. В окружении оказались многие части и соединения, в том числе основные силы 8-го МК. В этих боях были потеряны практически все танки БТ-2.

В начале июля 1941 г., когда ожесточенные бои развернулись в междуречье Березины и Днепра, 10 танков БТ-2 в составе 5-гo МК и 27 танков БТ-2 в составе 7-го МК на основании решения командования Западного фронта приняли участие в попытке разгрома прорвавшейся группировки противника. Однако, из-за неподготовленности и недостаточной артиллерийской и авиационной поддержки контрудар не достиг своих целей. В то же время в результате активных действий и ценой больших потерь танков в мехкорпусах, все попытки противника форсировать Днепр были сорваны. На северном фланге советско-германского фронта наибольшее число боеспособных танков БТ находилось в составе 24-й ТД 23-й А. На 22 июня в штате дивизии имелось 139 танков БТ-2 и 142 танка БТ-5, причем 22 танка БТ-2 и 27 танков БТ-5 требовали среднего или капитального ремонта. На второй день войны, 23 июня, дивизия в составе двух полков, оставив в пункте постоянной дислокации в г.Пушкин 49 неисправных машин, совершила своим ходом на старой изношенной материальной части 180-км марш и к 9:00 25 июня 1941 г. сосредоточилась на границе с Финляндией в районе Лейнола. До 4 июля 24-я ТД приводила в порядок окончательно потрепанную в ходе марша материальную часть. 5 июля по приказу Командующего Северным фронтом 90 лучших танков БТ были переданы в 24 ТП. Оставшиеся 98 танков (преимущественно БТ-2), в период с 8 июля по 5 августа, участвовали в боях на Лужском направлении, в результате чего в строю дивизии на 1 августа оставалось в строю 88 боеспособных танков, 3 из них — БТ-2. Всего в 23-й А за этот период было подбито 37 танков, причем безвозвратные потери по БТ-2 составили лишь 7 машин, 23 машины были отправлены в капитальный ремонт на заводы промышленности.

Характер наиболее типичных повреждений танков в этих боях был представлен в отчете о «Потерях боевых машин 23-й А за период с 22.06 по 1.08.41г.” Как видно из отчета, несмотря на значительное число пробоин, большинство подбитых танков после проведенного капитального ремонта (при наличии ограниченного количества запасных частей) могло быть возвращено в строй. Другое дело — танки, оставленные на территории противника. Даже при незначительных повреждениях их приходилось относить к числу безвозвратно потерянных. Вот почему уже к середине сентября первого года войны количество боеспособных танков БТ-2 в РККА можно было пересчитать по пальцам.

Танкам БТ-2 выпала честь защищать и столицу Советского Союза — Москву. Пять боеспособных машин, вошедших в состав 18-й ТБР, на подступах к г.Гжатску, приняли участие в атаке частей 40-го МК на противника, продвигавшегося в направлении на Мценск. И все же, чем дальше на восток отступали советские войска, тем меньше оставалось в строю боеспособных танков БТ-2. С постепенным же наращиванием выпуска отечественной промышленностью новых танков для РККА потребность в неоднократно ремонтировавшихся, технически устаревших машинах естественным образом отпала. Тем не менее, оставшиеся в строю после боев периода лета-осени 1941 г. немногочисленные танки БТ-2 использовались в боевых действиях.

К лету 1943 г. в частях Ленинградского фронта оставалось только 12 танков. Еще одна машина, правда, не на ходу, входила в состав 107-го ОТБ Волховского фронта. Учебные танки, находившиеся в различных учебных заведениях в течение 1942 — 1943 гг. были списаны и сданы на металлолом.

Модификации танка:

1) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с раздельной установкой 37-мм пушки Б-3 и 7,62-мм пулемета ДТ;
2) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с пушечным вооружением;
3) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с пулеметным вооружением;
4) Инженерный танк СБТ-35;
5) Инженерный танк СБТ-36.

Тактико-технические характеристики БТ-2:
экипаж: 2-3 чел.;
масса: 11,5 т;
длина: 5,50 м;
ширина: 2,230 м;
высота: 2,17м;
вооружение: 37-мм пушка Б-3, 7,62-мм пулемет ДТ;
боекомплект: 92 снаряда, 2709 патронов;
двигатель: авиационный четырехтактный М-5, 400 л.с.;
запас хода по шоссе: 200 км (на колесах), 120 км (на гусеницах);
скорость по шоссе: 72 км/ч (на колесах), 52 км/ч (на гусеницах).
[ATTACH]4205[/ATTACH]
Источники:
1. Желтов И., Павлов И., Павлов М., «Танки БТ», Армада
2. Барятинский М., Коломиец М., «Легкие танки БТ-2 и БТ-5», Бронеколлекция №1, 1996
3. Шунков В., «Красная Армия», АСТ, 2003
4. Барятинский М., «Советские танки Второй Мировой войны», Бронеколлекция №1, 1995

Автор: Олег Бегинин
[email]weltkrieg1945@bk.ru[/email]

karopka.ru

Легкий танк БТ-2 был принят на вооружение Красной Армии в мае 1931 г. и предназначался для вооружения танковых и механизированных частей и соединений, формировавшихся для ведения самостоятельных маневренных боевых действий. Он был разработан на базе колесно-гусеничного танка американского конструктора Кристи и явился первым в семействе танков БТ (быстроходный танк), созданным в Советском Союзе. Танк обладал высокими скоростными качествами.

Благодаря оригинальной конструкции ходовой части он мог двигаться как на гусеничном, так и на колесном ходу. Первые серийные танки БТ-2 имели много конструктивных недостатков, которые постепенно устранялись в ходе серийного производства. Танки БТ-2, как и последующие танки семейства БТ, производились на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.

Всего было изготовлено 620 танков данного типа.

Корпус танка представлял собой коробку, собранную из броневых листов, соединенных между собой клепкой. Передняя часть корпуса имела форму усеченной пирамиды. Для посадки в танк служила передняя дверка, открывавшаяся на себя. Выше нее в передней стенке водительской будки находился щиток со смотровой щелью, откидывавшийся вверх. Носовая часть состояла из стальной отливки, к которой были приклепаны и приварены передние броневые листы и днище. Кроме того, она служила картером для монтажа рейки и рычагов рулевого управления. Через отливку продевалась стальная труба, снаружи приваренная к броневым листам и предназначенная для крепления кривошипов ленивцев.

К носу корпуса с обеих сторон приваривались (или приклепывались) консоли (в виде треугольных листов брони), служившие скрепляющей частью трубы с носом корпуса. Консоли имели площадки для крепления резиновых буферов, ограничивавших ход амортизаторов передних управляемых колес.

Боковые стенки корпуса — двойные. Внутренние листы стенок изготавливались из простой неброневой стали и имели по три отверстия для прохода цельнотянутых стальных труб для монтажа полуосей опорных катков. С наружной стороны к листам приклепаны по 5 подкосов для крепления цилиндрических спиральных рессор подвески. Между 3-м и 4-м подкосами на деревянных подкладках располагался бензобак. К задней нижней части внутренних листов корпуса были приклепаны картеры бортовых передач, а к верхней части — подкосы для крепления задней рессоры. Наружные листы стенок — броневые. Они крепились к кронштейнам рессор на болтах. Снаружи с обеих сторон на четырех кронштейнах устанавливались крылья.

Корма корпуса состояла из двух картеров бортовой передачи, надетых и приваренных на стальную трубу и приклепанных к внутренним боковым листам; двух листов — вертикального и наклонного, приваренных к трубе и картерам (к вертикальному листу приклепаны две буксирные скобы), и съемного заднего щитка, закрывавшего трансмиссионное отделение сзади. В вертикальной стенке щитка были отверстия для прохода выхлопных труб. С наружной стороны на щитке крепился глушитель.

Днище корпуса сплошное, из одного листа. В нем под масляным насосом находился люк для демонтажа двигателя и две пробки для слива воды и масла. Крыша в передней части имела большое круглое отверстие для башни с приклепанным нижним погоном шариковой опоры. Над моторным отделением в середине крыша была съемной, с откидывающимся вверх листом, запиравшимся на задвижку изнутри; снаружи задвижка открывалась ключом. В середине листа имелось отверстие для выхода трубы подачи воздуха к карбюраторам.

По бокам съемного листа на стойках крепились радиаторные щитки, под которые засасывался воздух для охлаждения радиаторов. Над отделением трансмиссии располагался квадратный люк для выхода горячего воздуха, закрытый жалюзи. Продольные листы брони над пространством между боковыми стенками крепились к кронштейнам рессор шпильками. В каждом листе было три круглых отверстия (крайние для прохода регулирующих стаканов рессор, а среднее над заливной горловиной бензобака); еще одно отверстие со сквозной прорезью находилось над пробкой бензопровода, здесь же устанавливались и три скобы для ремней крепления гусеничной ленты на крыле в сложенном виде.

Легкий танк БТ-2 имел классическую схему компоновки. Внутренняя часть корпуса разделялась перегородками на 4 отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссии. В первом возле сиденья водителя размещались рычаги и педали управления и щиток с приборами. Во втором — укладывался боезапас, инструмент и имелось место для командира танка — он же наводчик и заряжающий. Боевое отделение отделялось от моторного разборной перегородкой с дверцами. В моторном отделении находился двигатель, радиаторы, масляный бак и аккумуляторная батарея; от отделения трансмиссии оно отделялось разборной перегородкой, имевшей вырез для вентилятора. Экипаж машины состоял из двух-трех человек.

Башня была круглой, клепанной, смещенной кормовой частью назад на 50 мм. В кормовой части находилось приспособление для укладки снарядов. Сверху башня имела люк с крышкой, откидывавшейся вперед на двух петлях и запиравшейся в закрытом положении замком. Левее него — круглый люк для флажковой сигнализации. Спереди сверху башня была скошена. Боковая стенка собиралась из двух клепаных половин. Снизу к башне крепился верхний погон шариковой опоры. Поворот и торможение башни осуществлялись с помощью поворотного механизма, основу которого составлял планетарный редуктор. Для поворота башни командир танка вращал штурвал за ручку.

Стандартным вариантом вооружения танка БТ-2 были 37-мм пушка Б-3(5К) обр.1931 г. и 7,62-мм пулемет ДТ. Пушка и пулемет монтировались раздельно: первая — в подвижной бронировке, второй — в шаровой установке справа от пушки. Угол возвышения пушки +25 градусов, склонения -8. Наведение по вертикали производилось при помощи плечевого упора. Для прицельной стрельбы использовался телескопический прицел. На первых 60 танках шаровая установка отсутствовала.

Боекомплект пушки составлял 92 выстрела, пулемета — 2709 патронов (43 диска).

350 танков были вооружены спаренными пулеметами ДА-2 калибра 7,62 мм, которые крепились в пушечной амбразуре башни в специально разработанной маске. Маска на своих цапфах вращалась вокруг горизонтальной оси, что позволяло придавать пулеметам угол возвышения +22 градуса и склонения -25. Горизонтальные углы наведения (без поворота башни) придавались пулеметам поворотом вертлюга специальной конструкции, вставленного в маску с помощью вертикальных цапф, при этом достигались углы поворота: вправо 6 , влево 8 градусов. Справа от спаренных пулеметов ДА-2 размещался одиночный пулемет ДТ. Стрельбу из спаренной установки вел один стрелок, стоя, опираясь грудью в нагрудник, подбородком в подбородник. Кроме того, вся установка лежала наплечником на правом плече стрелка.

Боекомплект состоял из 43 дисков, т.е. 2709 патронов.

В танке стоял авиационный четырехтактный двигатель, марки М-5-400 (на части машин устанавливался идентичный ему по конструкции авиамотор “Либерти”, американского производства), с дополнением заводного механизма, вентилятора и маховика. Мощность двигателя при 1650 об/мин — 400 л.с.; диаметр цилиндра —127 мм; ход поршня — 177,8 мм. Двенадцать цилиндров двигателя располагались V-образно под углом 45 градусов. Степень сжатия — 5,4.

Двигатель устанавливался на двух кронштейнах, укрепленных на поперечном листе корпуса. Крепление кронштейнов позволяло изменять угол наклона двигателя по оси коленчатого вала до 1,5 градуса в одну и другую сторону, что облегчало соединение его с КПП. Сухая масса двигателя — 410 кг. Основное горючее — авиационный бензин или бензин 1-го сорта. Емкость бензобаков — 360 л. Подача топлива принудительная, шестеренчатым насосом. Карбюраторов — два, типа “Зенит № 52”.

Масляный насос — тройной, шестеренчатый. Система охлаждения — водяная, принудительная (с помощью центробежного насоса). Емкость радиаторов — около 90 л.

Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), который монтировался на носке коленчатого вала, четырехскоростной КП, двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов (гитар) привода к задним опорным каткам — ведущих при колесном ходе. В каждой гитаре имеется набор из пяти шестерен, размещенных в картере, одновременно выполнявшем роль балансира последнего опорного катка.

Приводы управления танком механические. Для поворота на гусеничном ходу служат два рычага. Для поворота на колесном ходу — штурвал.

Танк имел два типа движителей: гусеничный и колесный. Первый состоял из двух гусеничных цепей, каждая по 46 траков (23 — плоских и 23 гребневых) шириной 260 мм; двух задних ведущих колес диаметром 640 мм; восьми опорных катков диаметром 815 мм и двух направляющих катков-ленивцев с натяжными приспособлениями. Опорные катки подвешивались индивидуально на цилиндрических спиральных пружинах, расположенных для шести катков вертикально, между внутренними и наружными стенками корпуса, и для двух передних — горизонтально, внутри боевого отделения. Ведущие колеса и опорные катки обрезинены.

Движителем при колесном ходе являлись опорные катки. Причем на задние через гитару передавалось вращение от оси ведущего колеса гусеничного хода. Передние опорные катки при колесном ходе служат направляющими (управляемыми).

Для перехода с гусеничного хода на колесный необходимо было снять гусеничные цепи, уложить их на надгусеничные полки и установить на ступицы задних опорных катков блокировочные кольца. Время, необходимое на переход с гусеничного хода на колесный, составляло 30 минут.

Электрооборудование танка был построено по однопроводной схеме, напряжение — 12В. Аккумуляторная батарея 6CTA-VIIIB-128, генератор “Сцинтилла” мощностью 190 Вт. Для запуска двигателя установлены два стартера “Сцинтилла” мощностью по 1,3 л.с. или один мощностью 2 л.с. Сигнал “Сцинтилла” марки “Хелла”, фары и фонари для внутреннего освещения.

Средств внешней связи танк не имел. Внутренняя связь осуществлялась при помощи световой сигнализации.
Модификации танка:
1) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с раздельной установкой 37-мм пушки Б-3 и 7,62-мм пулемета ДТ;
2) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с пушечным вооружением;
3) Легкий колесно-гусеничный танк БТ-2 с пулеметным вооружением;
4) Инженерный танк СБТ-35;
5) Инженерный танк СБТ-36.

Тактико-технические характеристики БТ-2:
экипаж: 2-3 чел.;
масса: 11,5 т;
длина: 5,50 м;
ширина: 2,230 м;
высота: 2,17м;
вооружение: 37-мм пушка Б-3, 7,62-мм пулемет ДТ;
боекомплект: 92 снаряда, 2709 патронов;
двигатель: авиационный четырехтактный М-5, 400 л.с.;
запас хода по шоссе: 200 км (на колесах), 120 км (на гусеницах);
скорость по шоссе: 72 км/ч (на колесах), 52 км/ч (на гусеницах).

sfw.so

Танк бт 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.