К весне 1942 года стало ясно, что работы над средней самоходной артиллерийской установкой (САУ) с 85-мм пушкой во вращающейся башне на базе танка Т-34 зашли в тупик. Результатом разработок, начатых еще летом 1940 года, стала самоходка У-20, которая военных не устроила. Проект даже не покинул чертежных досок. Далее развитие советских самоходных установок пошло совсем по другому пути. В значительной степени на дальнейшие работы повлияло изучение трофейной немецкой самоходной установки StuG III Ausf.B. Позже на её базе КБ завода №592 спроектировало советскую версию, известную как СГ-122. Впрочем, было очевидно, что переделками трофейных самоходных установок дело не ограничится.

От истребителя танков к штурмовой САУ

Конечно, говорить о том, что советские инженеры решили просто скопировать немецкую штурмовую САУ, не приходится. Слишком разными были взгляды советских и немецких военных на задачи средних самоходных артиллерийских установок. StuG III стоит рассматривать, скорее, как бюджетный вариант танка поддержки, созданный, в первую очередь, для стрельбы прямой наводкой. Самоходная версия 75-мм пушки, изначально предназначавшейся для танка B.W. (будущий Pz.Kpfw.IV) имела достаточно ограниченную огневую мощь. Она хорошо подходила для борьбы с пехотой и пулеметными гнездами, но даже легкие укрепления из бетона были ей уже не по зубам.


Советские военные видели функции средней штурмовой САУ гораздо более широкими. Она должна была стрелять не только прямой наводкой, но и с закрытых позиций, а также иметь возможность уверенно поражать лёгкие ДОТы и ДЗОТы. Для этих функций как нельзя лучше подходила 122-мм гаубица М-30 обр.1938 года. Немцы, кстати говоря, в 1942 году также пришли к пониманию того, что возможности 75-мм короткоствольного орудия ограничены. Так появилась САУ StuH 42 с вооружением в виде 105-мм гаубицы leFH 18. От стрельбы преимущественно прямой наводкой, впрочем, немцы так и не отказались, в то время как советская СГ-122 с самого начала имела угол возвышения 40 градусов.

14 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной Армии (ГАУ КА), на котором был создан план развития советской самоходной артиллерии. В числе прочих решений пленум постановил дополнить систему самоходной артиллерии «гаубичной артиллерийской установкой для борьбы с ДЗОТ-ами и скоплениями живой силы противника». Работу по созданию установки «122-мм гаубицы М-30 на шасси танка Т-34» поручили двум предприятиям – заводу №183 (г. Нижний Тагил) и заводу №8 (г. Свердловск). Одновременно было решено прекратить работы по теме У-20.


Хотя это решение не отменяло работ по СГ-122, приоритет отдавался самоходу на отечественном шасси. Решение было абсолютно верным. Мало того, что количество трофейных шасси было ограниченным, так и доставались они отнюдь не в новом состоянии. В результате в войска САУ на базе Т-34 попали даже раньше СГ-122. Тем не менее, путь к будущей СУ-122 оказался совсем не простым.

Зарисовки на тему

Выбор свердловского завода №8 в качестве площадки для разработки «122-мм гаубицы М-30 на шасси танка Т-34» выглядел вполне разумным решением. Именно здесь первоначально проектировали самоходную установку на базе Т-34, многие сотрудники ранее занимались и У-20. В частности, работы по У-20 возглавлял Ф.Ф. Петров, который в феврале 1942 года стал руководителем КБ завода №8, выделенного из КБ Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ). При этом общее руководство работами возглавил Т. А. Сандлер, ставший главным конструктором завода №8. Таким образом, в здании заводоуправления Уралмаша образовались два конструкторских бюро. К слову, именно Петров руководил разработкой гаубицы М-30, которая должна была стать основным вооружением нового штурмового самохода.

Между тем, несмотря на решения пленума Арткома, с разработкой новой самоходной установки все складывалось непросто. Завод №183 фактически самоустранился из программы разработки штурмовой САУ.


упрекнуть руководство предприятия не в чем. По состоянию на весну 1942 года в Нижнем Тагиле разворачивалось производство танков Т-34. Если в январе здесь было сдано 75 танков, то в апреле их приняли уже 380, а в мае 500. Идея «повесить» на предприятие сверх этого объема, который продолжал расти, еще и производство самоходных установок, вряд ли понравилось и руководству завода №183, и Главному автобронетанковому управлению Красной Армии (ГАБТУ КА). Т-34 были нужны в войсках как воздух. Неудивительно, что перспективная самоходная установка практически сразу осталась без базы.

Не меньшие проблемы у перспективной самоходной установки были и в Свердловске. Дело в том, что на момент принятия решения о начале работ КБ завода №8 уже было загружено работой по другим направлениям. Еще в марте здесь начались работы по 85-мм танковой системе ЗИК-1, примерно в это же время началось проектирование 45-мм противотанковой пушки ЗИК-4. А весной 1942 года коллектив под руководством Петрова подключился к программе разработки орудийной установки для САУ на агрегатах Т-60. 76-мм штурмовая САУ получила индекс ЗИК-7, причем ее проектировали в двух вариантах. Вдобавок к ней появился и проект 25-мм зенитной самоходной установки (ЗСУ) ЗИК-5.

Первая проектная документация по теме ЗИК-7 появилась уже в мае 1942 года, когда по средней САУ работы даже не начинались. Объяснялось это просто: в отличие от шасси Т-34, с получением которых перспективы были туманными, универсальное шасси на базе легкого танка Т-60 проектировалось в самом Свердловске. В результате разработка средней самоходной установки началась только летом 1942 года.


Отдельно стоит остановиться на некоторых вольностях, допущенных разработчиками КБ завода №8. Дело в том, что первоначально в адрес Артиллерийского комитета ГАУ КА пришел проект не самоходной установки, а танка. Вместо САУ на базе Т-34 под руководством Петрова спроектировали артиллерийский танк, оснащенный гаубицей У-11. Переработанная для Т-34 система носила индекс У-22. Под неё КБ завода №183 проработало проект танка с несколько измененной башней. К слову, У-22 и Т-34 с этим орудием некоторые исследователи ошибочно приняли за самоходную установку, хотя это именно танк.

Проект У-22 был создан в инициативном порядке и вызвал у Арткома ГАУ, мягко говоря, смешанные чувства. 20 июля 1942 года на предложение завода №8 последовал ответ. Проект признали нецелесообразным и порекомендовали предварительно согласовывать с ГАУ КА подобные идеи, чтобы не тратить время.

На этом «чудеса» КБ завода №8 не закончились. Похоже, что Петров не мог смириться с тем, что У-11 оставалась не у дел. Работы по КВ-9 явно зашли в тупик, а будущее системы становилось туманным. При этом заводом уже была изготовлена партия из десяти У-11. Существовали и другие вполне резонные причины использовать это орудие. Дело в том, что для установки М-30 требовалось ставить большую тумбу, которая, разумеется, занимала место. От этого, кстати, сильно страдали StuG III и СГ-122, в которых орудийная тумба съедала много пространства в не самом просторном боевом отделении. Неудивительно, что орудие У-11, которое было рассчитано на установку в башню, рассматривалось Петровым как более удачное конструкторское решение.


После неудачи с артиллерийским танком КБ завода №8 сконцентрировалось на самоходной установке. Точнее, на установках. Считая, что вариант с У-11 будет выглядеть более рационально, Петров отдал приоритет именно этому варианту, который получил обозначение ЗИК-10. Общая концепция самоходной установки сводилась к максимально возможному невмешательству в конструкцию Т-34. В этом смысле проект чем-то напоминал штурмовой танк КВ-7, который создавался с минимальными вмешательствами в конструкцию КВ-1.

Требования минимального вмешательства в конструкцию базовой машины исходили от военных и в случае с самоходными установками часто приводили к ряду проблем. В случае с ЗИК-10 КБ завода №8 все же допустило некоторые вольности. Например, ширину боевого отделения удалось увеличить за счет меньшего угла наклона бортов рубки. Внутри была размещена установка У-11, которую поставили на рамке. Такое решение позволило обойтись без громоздкой тумбы и сделать боевое отделение более просторным.

Следуя требованиям минимального внесения изменений в конструкцию Т-34, сотрудники КБ завода №8 во многом оказались его заложниками. Хотя в целом эти требования были выполнены, именно они создали ряд проблем. Например, из-за них носовая часть машины получила своеобразную «ступеньку», причем верхняя ее часть имела угол наклона всего 15 градусов. С точки зрения снарядостойкости решение весьма спорное. Не менее спорно выглядели и люки в бортах рубки. Кроме того, у рубки отсутствовала крыша, что облегчало вентиляцию, но при этом создавало массу потенциальных проблем.


Боекомплект САУ оказался маловат – всего 32 выстрела.

Похожие проблемы имел и второй проект КБ завода №8, получивший обозначение ЗИК-11. В отличие от ЗИК-10, здесь использовалась 122-мм гаубица М-30, как и было установлено тактико-техническими требованиями. Артиллерийская система практически не менялась по сравнению с серийной М-30. Откатные механизмы прикрывались массивной бронировкой, имелись новый механизм крепления по-походному и нижний станок с большим процентом использования деталей от М-30.

Несмотря на то, что тумбу все же пришлось делать, она получилась менее массивной, чем у StuG III и СГ-122. Стремление максимально унифицировать орудие ЗИК-10 и М-30 лишило систему ограждения. В боевой обстановке это было чревато несчастными случаями.

Конструкция рубки в многом повторяла ту, что КБ завода №8 спроектировало для ЗИК-10. Вместе с тем, рубка ЗИК-11 получилась более рациональной. «Ступенька» в лобовой части имела здесь больший угол наклона. Боекомплект и укладки остались от ЗИК-10, но при этом размещались более рационально. Общая высота машины оказалась меньше – 2100 мм против 2270 мм у ЗИК-10. Кроме того, проем в крыше оказался меньшим.


Впрочем, и здесь без странностей не обошлось. Оба пулемета разместились в лобовом листе рубки. И если вооружение пулеметом заряжающего вполне оправдано, зачем курсовой пулемет дали наводчику, не совсем понятно.

Оба проекта были представлены в Технический совет Народного комиссариата вооружения (НКВ), который, по вполне объективным причинам, выбрал ЗИК-11. Тем не менее, и эта машина вызвала ряд вопросов. Техсовет НКВ составил список замечаний и исправлений, которые требовалось внести в машину до начала ее изготовления в металле. Но до этого этапа дело, впрочем, так и не дошло. На тот момент возглавляемое Петровым конструкторское бюро работало сразу над четырьмя самоходными установками. Больший прогресс оказался по тяжелой САУ ЗИК-20, которую в итоге довели до состояния полноразмерного макета. Что же касается ЗИК-11, то эту машину ждала совсем другая судьба.

Реванш Горлицкого

За то время, что КБ завода №8 проектировало самоходные установки ЗИК-10 и ЗИК-11, в Свердловске произошло одно важное событие. 28 июля 1942 года вышло постановление ГКО №2120 «Об организации производства танков Т-34 на Уралмашзаводе и заводе №37 Наркомтанкопрома». Завод №37 стал частью УЗТМ, в составе которого его переименовали в завод №50. Разработка легких танков и самоходных установок на предприятии оказалась свернута. 29 сентября реорганизованный завод сдал первые танки Т-34 – в Свердловске стала производиться база для создания средних САУ.


Затягивание работ по разработке средних самоходных установок, разумеется, не осталось незамеченным. Дело постепенно стало выходить за рамки ГАУ и НКВ, то есть структур, которые являлись заказчиками и «операторами» самоходной артиллерии. Согласно первоначальным планам, завод №8 должен был представить свой проект еще 25 июня 1942 года, затем эту дату сдвинули на 10 августа. В реальности проекты ЗИК-10 и ЗИК-11 рассмотрели только 8 сентября.

Пробуксовка программы самоходной артиллерии привело к тому, что к этому вопросу подключился заместитель Накрома обороны генерал-полковник артиллерии Н.Н. Воронов. В начале октября началась бурная переписка между НКО и ГАУ, о происходящем Воронов доложил Сталину. 16 октября Воронов провел совещание, на котором были обсуждались тактико-технические требования на самоходные установки.

19 октября 1942 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2429сс «О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок». Будущая СУ-122 шла в нем первым пунктом:

«Обязать Наркомтанкопром (т. Зальцман) и Наркомвооружения (т. Устинов) немедля создать образцы самоходных установок со 122 мм гаубицей на базе танка Т-34, подав их для полигонных испытаний в следующие сроки: НКВ – к 10 ноября; НКТП – к 20 ноября».

В тот же день были утверждены тактико-технические требования на «122 мм самоходную гаубицу на шасси танка Т-34». Они допускали изменения бортовых листов, сдвиг места механика-водителя и перенос топливных баков.


октября по инициативе Ж.Я. Котина, который занимал должность заместителя наркома танковой промышленности, в СКБ Уралмашзавода состоялось совещание. На нем проект ЗИК-11 рассмотрели еще раз. В целом проект одобрили, но при этом его решили доработать в соответствии с новыми ТТТ. Самым же главным изменением стало то, что разработка самоходной установки передавалось из КБ завода №8 на УЗТМ. Из конструкторского отдела была выделена группа из 16 человек, которую возглавил Л.И. Горлицкий.

Что интересно, процесс передачи документации по ЗИК-11 начался еще 19 октября. Сделано это было без разрешения со стороны НКВ по инициативе Народного комиссариата танковой промышленности (НКТП), причем дальнейшие работы курировались Котиным. Разумеется, руководству НКВ такое самоуправство вряд ли понравилось, но иных способов форсировать работы по средней САУ не оставалось.

Принятое решение о передаче наработок КБ завода №8 на УЗТМ можно назвать в определенном смысле реваншем со стороны Горлицкого. КБ завода №8 смогло вытеснить КБ УЗТМ из темы создания 152-мм САУ на базе КВ-1, и вот теперь был сделан ответный ход. Впрочем, завод №8 и так был перегружен работами. Больше того, 30 октября 1942 года его разделили на два предприятия – завод №8, занимавшийся зенитной артиллерией, и завод №9, занятый гаубичной и самоходной артиллерией. Петров при этом перешел в КБ завода №9. В сложившейся ситуации все прекрасно понимали, что передать работы по ЗИК-11 на УЗТМ было правильным решением.


Проект переработанной самоходной установки ЗИК-11 получил обозначение У-35. В проектную группу, которая занялась ее разработкой, вошли специалисты, которые уже имели опыт проектирования САУ. Среди них оказались Н. В. Курин, Г. Ф. Ксюнин и К.Н. Ильин, которые работали над орудийными установками для штурмового танка КВ-7. Несмотря на то, что в постановлении ГКО №2429 были проставлены довольно жесткие сроки, проектирование У-35 затянулось.

Облик новой машины стал вырисовываться ближе к концу ноября. Безусловно, некоторые ее элементы были позаимствованы у ЗИК-11, но в целом создаваемая под руководством Горлицкого машина достаточно сильно отличалась, причем в лучшую сторону. Для начала, от идеи полуоткрытого боевого отделения конструкторы решительно отказались. Боевое отделение получило не только крышу и два люка, но еще и командирскую башенку, аналогичную той, что на заводе №183 спроектировали для трехместной башни Т-34. Без «ступеньки» в лобовой части корпуса обойтись не удалось, но от сомнительной идеи установки в верхнем лобовом листе курсовых пулеметов создатели САУ отказались.

Кроме того, толщина верхнего лобового листа увеличилась до 60 мм. Более удачной получилась бронировка артиллерийской системы, теперь она позволяла наводить орудие на угол до 10 градусов влево и вправо. От идеи с нишей, в которой на ЗИК-11 размещались заряды, было решено отказаться. Переработаным оказалось и орудие: в частности, появилось ограждение и лоток, сделанный по типу СГ-122.

29 октября 1942 года Артком ГАУ утвердил программу полигонных испытаний опытного образца самоходной установки. На практике сроки изготовления У-35 выглядели крайне оптимистичными. По состоянию на 28 ноября машина все еще находилась в состоянии сборки, завершение постройки ожидалось в первых числах декабря. В ГАУ считали причиной такого положения «отсутствие должного внимания к этой работе со стороны дирекции завода». На деле УЗТМ и смежные с ним предприятия и без того оказались перегружены работой. К слову, завод №592, который строил аналогичную по назначению САУ СГ-2, также опаздывал.

Сборка первого опытного образца У-35 была закончена 30 ноября, в тот же день состоялись испытания на заводском полигоне. Машина пришла на них не до конца укомплектованной: не были установлены смотровые приборы, панорама прицела, сиденья и боеукладки. Это стало результатом спешки. Также не были отрегулированы механизмы подъема и поворота системы, в результате чего маховики вращались туго.

Уже начало испытаний преподнесло неприятные сюрпризы. При первом заряжании лоток для досылания сломался, и, чтобы он не мешался, его сняли. При первом выстреле оборвался трос спускового механизма, дальнейшая стрельба производилась при помощи шнура. Имелись проблемы с наведением на максимальные углы возвышения и горизонтальной наводкой. При повороте орудия на 10 градусов вправо было невозможно управлять правым бортовым фрикционом. Также установка системы сильно ухудшила обзор механика-водителя. После испытания стрельбой значительную часть недостатков удалось устранить.

К 5 декабря опытные образцы У-35 и СГ-2 прибыли на Гороховецкий артиллерийский научно-испытательный опытный полигон (АНИОП). Целью испытаний был выбор лучшей из двух машин и принятие ее на вооружение. В некотором смысле у У-35 была фора, поскольку СГ-2 строилась на базе ремонтного танка, который оказался дефектным. Но уже на этапе сравнения характеристик машины и ТТТ начались вопросы. Боевая масса У-35 оказалась больше на 700 килограмм, а ее боекомплект составил 34 выстрела вместо положенных 40. Еще больше проблем выявилось при изучении боевого отделения. Общее мнение по нему говорит обо всем:

«Размеры боевого отделения, размещение в нем боекомплекта и орудийного расчета не обеспечивают не только нормального обслуживания гаубицы, но даже и безопасности работы расчета»

Фактический угол поворота орудийной установки вправо составлял меньше 0,5 градуса. Результаты испытаний на скорострельность составили всего 5 выстрелов в минуту при требуемых 10. Место командира оказалось неудобным, а обзор из командирской башенки – сильно ограниченным. Не меньше неудобств испытывал и наводчик, позу которого при стрельбе назвали «неестественной». Кроме того, осуществлять прицеливание было затруднительно. Заряжающий находился под угрозой удара откатной части гаубицы при выстреле, а замковой упирался плечом в ноги командира. При этом работать маховиком подъемного механизма оказалось неудобно. Практически заряжание осуществлялось одним человеком, причем снаряды приходилось вынимать с усилием. Люки оказались неудобными, а вентиляционный колпак свои функции не выполнял. В общей сложности комиссия выявила 15 пунктов для исправлений. Вывод оказался следующий:

«Боевое отделение самоходной гаубицы Уралмашзавода в данной компоновке неприемлемо и требует коренной переделки вместе с устранением перечисленных выше недостатков вооружения».

С учетом того, что разработка конструкторской группы УЗТМ была явно лучше, чем ЗИК-11, можно лишь догадываться, насколько разгромный вердикт могло получить детище КБ завода №8 в случае постройки. Из общего вывода комиссии видно, что СГ-2 получилась явно лучше, чем У-35. К ней тоже были претензии, но больше по шасси, которое, как уже говорилось, было изначально дефектное.

Вопрос в том, что еще 2 декабря вышло постановление ГКО №2559, согласно которому завод №592 передавался НКТП и преобразовывался в завод №40. Вместо СГ-122 на нем разворачивалось производство легких танков Т-70 (позже замененных на Т-80). Это же постановление в любом случае давало путевку в жизнь именно У-35, именовавшейся в тексте как СУ-35. В результате комиссия потребовала переделки У-35, взяв за основу компоновку боевого отделения СГ-2. В Свердловске закипела работа, уже к концу декабря была подготовлена совсем другая машина, сохранившая от У-35 очень немногое. Её история достойна отдельного повествования.

Автор благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) и Игоря Желтова (г. Москва) за помощь в подготовке данного материала.


Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ
  • Материалы РГАСПИ
  • Материалы архива Сергея Агеева

warspot.ru

Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
Сау 122
СОВЕТСКАЯ ШТУРМОВАЯ ГАУБИЦА
СОВЕТСКАЯ ШТУРМОВАЯ ГАУБИЦА
        Один из первых проектов советской безбашенной боевой машины военного времени (фактически — САУ) на шасси Т-34 был выполнен конструкторами ЧКЗ и Уралмашзавода Н.Куриным и Г.Ксюниным при участии Н.Сидоренко в марте-мае 1942 г. Машина получила индекс У-34 и была примечательна тем, что отвечала главному требованию военного времени и эвакуации, а именно — была очень дешевой при сравнительно высоких боевых характеристиках.
        У-34 сохранила от среднего танка ходовую часть, основные корпусные элементы и вооружение из 76-мм танковой пушки, но отличалась отсутствием вращающейся башни, несколько увеличенной толщиной брони (до 60 мм в некоторых деталях лобовой и бортовой части) и отсутствием курсового пулемета (в У-34 для удешевления предусматривалось использование только пулемета, спаренного с орудием). Конструкция новой боевой машины позволяла наладить ее выпуск по кооперации практически на любом машиностроительном предприятии, имеющем опыт станочного и вагонного производства. При изготовлении У-34 можно было экономить большое количество броневой стали (особенно — фасонного проката, идущего в конструкцию башни), высокоточных стальных шаров, электромоторов, механических шестерен и цветных металлов, изготовление которых в военное время обходилось чрезмерно дорого и сложно. Проект У-34 был одобрен руководством НКТП (Наркомата танковой промышленности), как основной вариант боевой машины — истребителя танков и огневой поддержки для массового серийного производства на эвакуированных площадях. Первые два опытных образца должны были быть изготовлены и поданы на испытания к 1 октября 1942 г. Однако уже к концу августа, ввиду скорой потери СТЗ (Сталинградского тракторного завода), доводочные работы над У-34 были остановлены, а УЗТМ начал спешно готовить выпуск танков Т-34.
        Однако работы над созданием отечественных САУ на этом не прекратились, а лишь были отложены. Уже осенью 1942 г. командование Красной Армии планировало провести целый ряд масштабных наступательных операций на различных участках Советско-Германского фронта, с применением подвижных артиллерийских подразделений. При разработке наступлений впервые широко учитывались уроки зимнего наступления 1941-42 гг. под Москвой, когда артиллерия среднего и крупного калибра (столь необходимая для сокрушения вражеских укреплений) постоянно отставала от наступавших танковых (и пехотных) подразделений. Поэтому впервые штабом начальника артиллерии при отработке будущих операций было принято решение о широком применении самоходно-артиллерийских установок среднего (от 76-мм до 122-мм) и крупного (более 122-мм) калибров, которые требовалось спешно создать.
        19 октября 1942 г. в развитие планов перехода к наступательным действиям по ходатайству ГАУ Государственный Комитет Обороны (ГоКО) принял решение № 2429сс о начале широкомасштабных работ над созданием «артиллерийских самоходов» всех необходимых калибров.
        Наиболее интересным в то время для Красной Армии была организация производства 122-мм САУ поддержки, так как гаубица М-30 серийно производилась на заводе № 9 и ее применение сдерживало отсутствие «тягловой силы».
        Эскизный проект средней 122-мм самоходной гаубицы к тому времени уже был разработан конструкторской группой А.Каштанова на шасси трофейного штурмового орудия StuGIII и отечественного среднего танка Т-34. Однако поскольку конструкторская группа уже занималась изготовлением такой установки на трофейном шасси, для реализации САУ на шасси танка Т-34, НКТП принял решение о спешной организации на Уралмашзаводе (УЗТМ) ОКГ (Особой Конструкторской Группы) Самоходной Артиллерии под руководством Л.Горлицкого. В группу вошли конструкторы Н.Курин, Г.Ксюнин, А.Неклюдов, К.Ильин, И.Сазанов и И.Эммануилов, впоследствии составившие ядро КБ САУ.
        Группа творчески подошла к полученным проектам У-34 и СУ Каштанова и вскоре реализовала свой вариант боевой машины, вооруженной 122-мм самоходной гаубицей М-30 на шасси Т-34. 1-4 ноября 1942 г. проект такой машины, получивший индекс У-35, был утвержден межведомственной комиссией представителей ГАУ и НКТП.
        Помимо У-35, комиссия рассмотрела также проект установки орудия М-30 на шасси Т-34, выполненный в КБ завода № 9 (Ф.Петров) и эскизную схему безбашенного танка типа КВ-2 (152-мм короткая гаубица). После обсуждения предложенных решений, в качестве эталона для серийного производства комиссия выбрала за основу У-35. Это решение не требовало больших доработок в плане ходовой части и артиллерийской системы, являясь наиболее дешевым из имеющихся. 30 ноября начались заводские испытания первого опытного образца, построенного по временному техпроцессу. Интересно отметить, что в первый день испытаний У-35 прошла пробегом без дорог более 50 км и выполнила стрельбу из 20 выстрелов прямой наводкой на заводском полигоне в Красном.
        Однако испытания выявили у машины следующие недостатки:
        1. Непрочность крепления механизированного досылателя, который часто выходил из строя.
        2. Углы наведения (особенно — по вертикали) не соответствовали ТТТ.
        3. Плохая вентиляция рубки способствовала скоплению пороховых газов во время стрельбы.
        4. Устройство крепления орудия по-походному не обеспечивало надежности его работы во время движения по пересеченной местности.
        5. При поворотах орудия по горизонтали в крайние углы между бронировкой маски и корпусом образовывались большие щели.
        6. Пользоваться наблюдательной башенкой и вести наведение орудия по вертикали оказалось практически невозможно.
        После окончания заводских испытаний в САУ был исключен досылатель выстрела, установлен вытяжной башенный вентилятор, немного увеличен угол наведения гаубицы по вертикали, а также изменены сидения, места расположения которых были дополнительно уточнены.
        Государственные испытания У-35 проводились на Гороховецком полигоне в периоде 5 по 19 декабря 1942 г. совместно с СГ-122 завода № 592, выполненной на трофейном шасси. По скорострельности и углу возвышения орудия уральский самоход проиграл конкуренту, но по толщине брони, высоте корпуса, подвижности и проходимости оставил его позади. Госкомиссия пришла к выводу о целесообразности принятия САУ У-35 на вооружение под индексом СУ-122, но при этом составила обширный список необходимых доработок.
        Но уже 2 декабря 1942г. ГоКО, не дожидаясь результатов испытаний, вынес постановление о немедленной подготовке серийного производства СУ-122 на Уралмашзаводе.
        Для скорейшей отправки артсамоходов на фронт заводу разрешили начать отгрузку первой партии СУ-122 (125 штук) без устранения отмеченных в ходе предварительных испытаний недостатков. Однако заводу удалось устранить большинство из них уже в машинах первой отгрузки.
        В САУ первой серии были внесены следующие изменения по сравнению с прототипом:
        введен сплошной лобовой лист рубки (вместо ломаного), что увеличивало объем боевого отделения и улучшало условия работы экипажа;
        устранены щели в бронезащите гаубицы при углах ее наведения более 8 град. по горизонтали;
        изменено расположение боеукладки (особенно в плане зарядов);
        изменено расположение рабочих мест членов экипажа (особенно — наводчика и командира САУ), а также некоторых прицельных и смотровых приборов, приборов освещения, люков и др.
        Кроме того, во всех серийных машинах ввиду бесполезности была удалена командирская башенка, но с января 1943 г. начали устанавливать цилиндрические топливные баки.
        28 декабря 1942 г. на заводском полигоне состоялись испытания контрольной машины установочной декабрьской программы, в объеме 50 км пробегом и в 40 выстрелов (из них половина усиленным зарядом). Испытания закончились успешно и вся установочная партия СУ-122 в количестве 25 штук была признана годной для приема в Красную Армию и отправлена в учебный центр самоходной артиллерии.
        Тогда же (в конце декабря 1942 г.) начали формироваться первые два самоходно-артиллерийских полка (1433-й и 1434-й) для действия на Волховском фронте. В них имелось по две четырехорудийные батареи СУ-122, помимо которых полки имели также 17 шт. СУ-76, два легких танка (или бронемашины), грузовые, легковые автомобили и два трактора.
        Первый бой новые полки приняли 14-15 февраля 1943 г. в частной операции 54-й армии в районе Смердыни. В ходе боев (продолжавшихся 4-6 дней) полки разрушили 47 дзотов, подавили 5 минометных батарей, уничтожили 14 противотанковых орудий и от 19 до 28 автомобилей, сожгли 4 склада боеприпасов. Полностью оправдалась в первых боях и рекомендованная ОГК НКТП тактика применения самоходных орудий, состоявшая в том, что они, двигаясь на удалении 400-600 м позади атакующих танков, должны были уничтожать обнаруженные огневые точки, преимущественно огнем с места, при необходимости отражая контратаки врага, подобно обычной гаубичной артиллерии.
        В первых фронтовых испытаниях СУ-122 приняла участие бригада Уралмашзавода во главе с Л.Горлицким. Руководил испытаниями новых боевых машин начальник ОГК НКТП С.Гинзбург. За образцовое выполнение заданий командования, Уралмашзаводу и бригаде специалистов НКТП была объявлена благодарность в приказе. Водитель-испытатель завода Болдырев, участвовавший в боевых операциях, был награжден медалью «За боевые заслуги».
        За работу по созданию СУ-122 заместитель главного конструктора «Уралмашзавода» (начальник Особой Конструкторской Группы САУ) Л. Горлицкий и ведущий инженер Н. Курин были награждены орденами Красной Звезды. Кроме того, оба были удостоены Сталинской премии за создание новых видов вооружения в 1942 г.
        Официально считается, что производство СУ-122 началось 1 декабря 1942 г. и все машины первой серии были доработаны по результатам предварительных испытаний, но это не обязательно так. Например, известно, что первые 8 САУ, поступившие в Учебный Центр Самоходной артиллерии вентиляторов боевой рубки не имели (также не имели даже креплений для вентиляторов), кроме того, все поступившие в первые месяцы СУ-122 были спешно приспособлены силами Центра к установке радиостанций самолетного типа, переданных из Наркомата Авиапромышленности. Всего из 55 САУ первой серии в войска было отправлено 24 шт.
        Учебный Центр Самоходной артиллерии характеризовал первые СУ-122 как чрезмерно тяжелые (свыше 31,5 т.), сложные в освоении и склонные к поломкам ходовой части.
        В ходе производства отношения к СУ-122 немного изменилось.
        Так машины второй серии (февраль-март 1943 г.) получили упрощенную маску орудия и ряд крупных изменений в интерьере САУ. Для них повсеместно ввели цилиндрические дополнительные топливные и маслобаки, вместо сварных призматических, устанавливаемых на машинах первой серии. Однако до лета 1943 г. эти баки не были унифицированы с топливными баками Т-34.
        Боевая рубка машин третьей серии (с апреля 1943 г.) согласно документам, перекочевала далее на СУ-85. Кроме того, некоторые САУ перед летней жарой получили дополнительный вентилятор боевого отделения, установленный на кормовом листе боевой рубки.
        Весной-летом 1943 г. для увеличения боекомплекта СУ-122 из экипажей некоторых машин удалили второго заряжающего (экипаж уменьшен с 6 до 5 человек), что, несомненно, отрицательно сказалось на скорострельности.
        Перед Курской Битвой в боекомплект СУ-122 был введен кумулятивный 122-мм снаряд, позволявший пробить броню практически любого немецкого танка. Однако дальность прямого выстрела этим снарядом была очень малой (не свыше 400 м), а в условиях малой скорострельности применение этого боеприпаса не сделало самоходные гаубицы надежным оружием против немецких танков.
        Еще весной 1943 г. КБ Уралмашзавода, выполняя предписание ОГК НКТП по совершенствованию конструкции серийных машин, предприняло ряд попыток радикально улучшить характеристики СУ-122.
        Главным недостатком 122-мм артсистемы считалась ее вооружение пехотной гаубицей М-30, особенностью которой было осуществление раздельной наводки ее по горизонтали и вертикали, а также применение раздельного выстрела и поршневого затвора, не позволявшие значительно уменьшить расчет орудия и его массо-габаритные характеристики.
        Артиллерийское производство Уралмашзавода в конце 1941 г. осуществило разработку и изготовление опытного образца 122-мм танковой гаубицы У-11, применение которой в боевом отделении танка (или САУ) давало определенные преимущества.
        Так наведением гаубицы У-11 занимался один номер расчета; клиновой затвор давал значительный выигрыш в скорострельности, а уменьшенная длина отката оказывала преимущества в эксплуатационном плане.
        В 1942 г. орудие У-11 прошло предварительные испытания в башне танка КВ-9, а весной 1943 г. для него была разработана и отлажена рамочная установка с креплением к лобовой броне.
        В апреле 1943 г. изготовление опытной машины, получившей индекс СУ-122М, было закончено. Конструкция новой машины имела ряд преимуществ по сравнению с серийной СУ-122. Боевое отделение СУ-122М подверглось значительному увеличению за счет расширения стенок до габаритов гусениц и повышения боевого отделения на 50 мм.
        Гаубица У-11 (новое обозначение Д-11) в рамке была уравновешена в цапфах и устанавливалась со смещением назад, что улучшало условия работы передних опорных катков ходовой части. По рекомендации ГАУ РККА для более эффективной стрельбы прямой наводкой, в САУ был введен телескопический прицел прямой наводки.
        Государственные испытания СУ-122М стрельбой проводились с 7 по 11, а затем с 18 по 23 июня 1943 г. на полигоне около Нижнего Тагила. Всего было выполнено 329 выстрелов нормальным и усиленным зарядом.
        Ходовые испытания проводились на трассах Свердловск — Нижний Тагил и Свердловск — Челябинск, на которых было пройдено 858 км. Принято считать, что испытания новая машина выдержала в полном объеме, но это не так, ибо в выводе госкомиссии под руководством генерал-майора танковых войск Огурцова по результатам испытаний значилось, что САУ может быть введена на вооружение самоходных частей Красной Армии «только после устранения отмеченных в ходе испытаний недостатков». Главными недостатками СУ-122М были отмечены чрезмерная масса (модернизированная САУ оказалась почти на две тонны тяжелее, чем то допускалось в техзадании), а также слишком малый боекомплект (не свыше 34 выстрелов).
        Летом 1943 г. работы над совершенствованием гаубичной САУ продолжились.
        Теперь КБ УЗТМ унифицировало конструкцию новой 122-мм самоходной гаубицы Д-6 с конструкцией 85-мм самоходной противотанковой пушки Д-5. В конце июля -начале августа 1943 г. эта САУ вместе с тремя опытными СУ-85, проходила испытания на Гороховецком полигоне.
        Ничто, казалось, не предвещало неудачи, но с первых минут испытаний машину начал преследовать злой рок. На первых же километрах пробега у двигателя оторвало топливопровод, затем сорвались со своих гнезд несколько снарядов. И наконец, испытания стрельбой привели к отказу накатника орудия. Несмотря на проведенный ремонт нормально работать орудие так и не смогло и самоходка была снята с испытаний.
        Эта неудача, видимо, долго вспоминалась руководством самых разных рангов, так как несмотря на неоднократные предложения КБ УЗТМ по созданию самоходных гаубиц калибра 122 мм и 152 мм, эти предложения отвергались, а на поле боя во все больших количествах шли всевозможные истребители танков.
        Однако гаубичные СУ-122 еще оставались на вооружении Самоходно-артиллерийских полков. Все-таки мощность 85-мм осколочных снарядов была недостаточной для взламывания полос обороны противника. Например, бронетанковое управление 4-й гв. танковой армии уже в апреле 1944 г. настойчиво просило вышестоящие организации отыскать хотя бы 20 СУ-122, так как СУ-85 были непригодны для борьбы с укрепленными пулеметными точками.

Библиография:
Танкомастер №2 за 1999 г.

dic.academic.ru

Самоходка САУ СУ-122. Размеры. Вооружение. Бронирование. Вес

СУ-122 — самоходно-артиллерийская установка

19 октября 1942 г. Государственным комитетом обороны было принято постановление о необходимости создания самоходных артиллерийских установок. Немногим раньше, летом 1942 г., артиллерийский завод в Свердловске разработал эскизный проект самоходной установки. На шасси танка Т-34 располагалась 122-мм гаубица М-30. При разработке данной модели был получен ценный опыт, на его основе стало возможным составление подробных тактико-технических требований на самоходную артиллерийскую установку.

САУ СУ-122 — видео

Тактико-технические требования прилагались к постановлению Государственного комитета обороны. Разработать опытные образцы самоходных артиллерийских установок было поручено Уралмашзаводу и заводу N 592 Наркомата вооружения. Заводы, которые получили задание по разработке САУ, должны были соблюсти ряд требований: должно было быть предусмотрено использование без каких-либо модернизаций значительного количества агрегатов орудия всей ствольной группы противооткатных устройств, верхнего станка механизмов наведения и прицельных приспособлений. Соблюдение этих условий было возможным лишь в том случае, если установка орудия была бы произведена на тумбе, прикрепленной к днищу машины. Длина отката орудия, равная 1100 мм, при этом не должна была изменяться. Согласно тактико-техническим требованиям, при разработке САУ должны были быть сохранены все моторно-трансмиссионные агрегаты танка Т-34, а масса САУ не превышать массу танка. В конце октября 1942 г. на Уралмашзаводе организовалась специальная конструкторская группа. Руководителями конструкторской группы были И. Горлицкий и заместитель наркома танковой промышленности Ж. Я. Котин. Установка получила заводской индекс У-35.

СУ-122 — самоходно-артиллерийская установка

Через некоторое время индекс изменили на СУ-122 по специальному распоряжению ГАБТУ Красной Армии. Конструкторы должны были в самый короткий срок, за один месяц, создать самоходную артиллерийскую установку. Предполагалось, что 25 ноября 1942 г. начнутся государственные испытания. После завершения рабочего проекта состоялось его рассмотрение межведомственной комиссией представителей ГАУ и НКТП.
Проект, выполненный Уралмашзаводом, имел высокие технические характеристики. Комиссия рекомендовала его для производства. Необходимо было предельно сократить время для изготовления опытного образца. В связи с этим чертежи разрабатывали не только конструкторы, но и технологи. Поскольку задание выполнялось в рекордно короткие сроки, не вся оснастка была готова. Поэтому при создании опытного образца приходилось на месте подгонять некоторые детали.

30 ноября 1942 г. опытный образец был готов. В этот же день состоялись его заводские испытания. САУ совершила пробег на 50 км и осуществила стрельбу 20 выстрелами. В результате испытаний внесли некоторые исправления в конструкцию машины. Также были учтены технологические недостатки с намерением исправить их при отработке чертежей опытной серии.

СУ-122 — самоходно-артиллерийская установка

В начале декабря 1942 г. на Гороховецком полигоне были проведены испытания двух опытных образцов САУ СУ-122. Изготовителем одного образца был Уралмашзавод, другого — завод № 592. Целью испытаний было определение тактико-технических показателей самоходных артиллерийских установок. При изучении характеристик представленных образцов государственная комиссия приняла решение о необходимости устранения целого ряда недостатков. К серьезным недостаткам была отнесена теснота в боевом отделении. Несмотря на многочисленные доработки, государственная комиссия рекомендовала принять САУ на вооружение Красной Армии.

2 декабря 1942 г. вышло постановление Государственного комитета обороны о серийном производстве СУ-122 на Уралмашзаводе. Предполагалось, что первые 125 установок будут изготовлены по чертежам опытного образца, а с февраля 1943 г. должны были производиться установки с устранением недостатков, выявленных во время испытаний. Но гораздо раньше, в декабре 1942 г., на заводе разработали чертежи, устраняющие недостатки в конструкции самоходных артиллерийских установок. По новым чертежам началось серийное производство установок.
Изменения по устранению недостатков включали в себя установку выпрямленной) лобового листа рубки. Это дало возможность справиться с теснотой в боевом отделении, что существенно улучшало условия для экипажа. Кроме того, были устранены щели в бронезащите, улучшено расположение рабочих мест экипажа, заменена командирская башенка на прибор ПТК, увеличена емкость топливных баков и др.

СУ-122 — самоходно-артиллерийская установка

В последних числах декабря 1942 г. провели испытания одной из машин. Самоходная артиллерийская установка осуществила пробег на 50 км и стрельбу в 40 выстрелов. Во время испытаний не были отмечены какие-либо конструктивные недостатки. Партию самоходных установок приняли на вооружение. В декабре 1942 г. сформировались первые самоходно-артиллерийские полки — 1433-й и 1434-й. В это время началась операция по прорыву блокады Ленинграда, поэтому полки САУ в конце января 1943 г. были отправлены на Волховский фронт. 14 февраля 1943 г. полки САУ приняли первый бой. За 5—6 дней боя самоходно-артиллерийские установки разрушили 47 вражеских ДЗОТов, подавили 6 минометных батарей. Были сожжены несколько складов боеприпасов и уничтожено 14 противотанковых орудий.

В результате боевых действий была разработана тактика применения самоходных артиллерийских установок. Этой тактики придерживались на протяжении всей Великой Отечественной войны. Самоходные артиллерийские установки двигались за танками на некотором расстоянии. После вхождения САУ в прорванную танками полосу обороны противника проводилось уничтожение оставшихся там вражеских точек. Таким образом, самоходные артиллерийские установки освобождали путь пехоте.

СУ-122 — самоходно-артиллерийская установка

Советская САУ СУ-122 движется по проселочной дороге с десантом на броне в районе Прохоровского плацдарма

 

Конструкция САУ СУ-122 обладала следующими особенностями: не подвергались изменениям моторно-трансмиссионная группа и кодовая часть танка Т-34, в передней части установки находилось боевое отделение, оно было полностью бронировано. САУ имела меньшую массу, чем у танка Т-34, и составляла 29,6 т. Скорость движения, проходимость и маневренность самоходной артиллерийской установки СУ-122 были аналогичны характеристикам танка Т-34. В передней части днища корпуса находилась специальная тумба. В гнездо тумбы устанавливался штыревой верхний станок от 12-мм полевой гаубицы М-30 образца 1938 г. Качающаяся часть гаубицы находилась на цапфах станка. Ствол, люлька, противооткатные устройства, прицел, механизмы наведения не были изменены. Качающаяся часть гаубицы была бронирована, это привело к усилению пружинного уравновешивающего механизма. Примечательно, что не были изменены габариты пружинного механизма.

Боекомплект САУ состоял из 40 выстрелов, преимущественно осколочно-фугасных. Иногда при необходимости борьбы с танками противника на дальностях до 1000 м использовались кумулятивные снаряды массой 13,4 кг. Такие снаряды могли пробить броню до 120 мм. Самооборона экипажа достигалась тем, что установка была снабжена двумя пистолетами-пулеметами ППШ с 20 дисками патронов и 20 ручными гранатами Ф-1. В распоряжении командира машины находился перископический танковый прибор наблюдения ПTK-5. Он давал возможность осуществлять круговое наблюдение за местностью. Кроме того, у командира была радиостанция ЭРМ.

Эшелон с САУ СУ-122 перед отправкой на фронт. Свердловск, 1943г.

Эшелон с САУ СУ-122 перед отправкой на фронт. Свердловск, 1943г.

 

Один панорамный прицел с полунезависимой линией прицеливания давал возможность осуществлять стрельбу прямой наводкой или стрельбу с закрытых огневых позиций. В бронированном козырьке корпуса имелись боковые отверстия, через которые можно было обозревать местность. Эти отверстия в случае необходимости закрывались шарнирными крышками. Состав экипажа САУ был достаточно большой и составлял 5 человек. Танк имел 122-мм гаубицу, которая была снабжена поршневым затвором, раздельным заряжением и разнесенным по обе стороны орудия механизмом наведения. С левой стороны располагался маховик винтового поворотного механизма. С правой стороны находился маховик секторного подъемного механизма. У орудия был угол горизонтального наведения 20′, на каждую сторону приходилось по 10 градусов. Вертикальный угол составлял от +25 до -3 градусов. Более 70% деталей самоходной артиллерийской установки СУ-122 было заимствовано у тайка Т-34. Остальные детали специально создавались для САУ СУ-122. С декабря 1942 г. по август 1942 г. на Уралмашзаводе продолжалось производство СУ-122. Всего было выпущено 638 самоходных артиллерийских установок.

Одновременно с работой над самоходной артиллерийской установкой проводились работы над ее модернизацией. Целью работ являлось усовершенствование САУ. В результате был сделан вывод, что лучше всего расположить гаубицу в рубке САУ не на тумбе, а в маске. Присоединение орудия к лобовому листу корпуса приводило к тому, что объем боевого отделения существенно увеличивался. Это было более удобно для экипажа. Конструкторы пришли к выводу, что целесообразно будет уменьшить длину отката пушки с 1100 до 600 мм. Это влекло за собой значительную компактность системы.

СУ-122 - самоходно-артиллерийская установка

Было необходимо создать принципиально новое орудие, которое идеально подходило бы для САУ. Завод № 9 приступил к разработке и производству такой пушки. В середине весны 1943 г. был создан опытный образец САУ СУ-122М, на котором находилось новое орудие Д-11. Если сравнивать СУ-122 и СУ-122М, то у последней имелся целый ряд преимуществ. Гаубица Д-11 вместе с люлькой вставлялась в раму, которая вращалась в цапфах. Рама крепилась только к лобовому листу, не была связана с бортами и днищем. Гаубица была самоуравновешена в цапфах и смещена назад. Это позволяло улучшить условия работы передних опорных катков ходовой части. Для того чтобы стрельба прямой наводкой была эффективной, САУ снабжалась телескопическим прицелом. Возросли размеры боевого отделения, потому что стенки расширились до габаритов гусеницы, также была увеличена высота корпуса на 50 мм.

В июне 1943 г. состоялись государственные испытания СУ-122М. В результате стало очевидным, что необходимо внести некоторые изменения в конструкцию. В общих чертах государственная комиссия сочла установку годной для принятия на вооружение Красной Армии. При разработке нового опытного образца САУ СУ-122-III были учтены все замечания государственной комиссии. САУ была снабжена 122-мм гаубицей Д-6, изготовленной на заводе № 9. В начале августа 1943 г. опытный образец СУ-122-III вместе с тремя САУ, на которых были установлены 85-мм пушки, прошли испытания. В результате были выявлены серьезные дефекты, поэтому СУ-122-III сняли с испытаний. С апреля 1943 г. стали формироваться самоходно-артиллерийские полки с однотипными машинами. Каждый полк имел в своем распоряжении несколько машин СУ-122. Эти машины до начала 1944 г. использовались для сопровождения танков и пехоты. Но применение САУ серьезно осложнялось малой начальной скоростью снаряда, которая составляла 515 м/с. Именно поэтому новые самоходно-артиллерийские установки СУ-85 оказались более эффективными, чем СУ-122.

СУ-122 - самоходно-артиллерийская установка

Тактико-технические характеристики САУ СУ-122

— Компоновочная схема: моторно-трансмиссионное отделение в корме, боевое в передней части
— Производитель: УЗТМ
— Годы производства: 1942—1943
— Годы эксплуатации: 1943 — вторая половина 1940-х
— Количество выпущенных, шт.: 638

— Экипаж: 5 человек

Вес СУ-122

— Боевая масса, т: 29,6

Габаритные размеры СУ-122

— Длина корпуса, мм: 6950
— Ширина, мм: 3000
— Высота, мм: 2235
— Клиренс, мм: 400

Бронирование СУ-122

— Лоб корпуса (верх), мм/град.: 45/50°
— Лоб корпуса (низ), мм/град.: 45/45°
— Борт корпуса (верх), мм/град.: 45/40°
— Борт корпуса (низ), мм/град.: 45/0°
— Корма корпуса (верх), мм/град.: 40/48°
— Корма корпуса (низ), мм/град.: 40/45°
— Днище, мм: 15
— Крыша корпуса, мм: 20
— Лоб рубки, мм/град.: 45/50°
— Маска орудия, мм/град.: 45
— Борт рубки, мм/град.: 45/20°
— Корма рубки, мм/град.: 45/10°

Вооружение СУ-122

— Калибр и марка пушки: 122-мм гаубица M-30С
— Длина ствола, калибров: 22,7
— Боекомплект пушки: 40
— Углы ВН, град.: −3…+25°
— Углы ГН, град.: 20°
— Прицелы: Панорама Герца

Двигатель СУ-122

— Тип двигателя: дизель
— Модель двигателя: В-2-34
— Мощность двигателя, л. с.: 500

Скорость СУ-122

— Скорость по шоссе, км/ч: 55
— Скорость по пересечённой местности, км/ч: 15—20

— Запас хода по шоссе, км: 600
— Удельная мощность, л. с./т: 16,8
— Тип подвески: пружинная «свечная» (Кристи)
— Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,68

— Преодолеваемый подъём, град.: 33°
— Преодолеваемая стенка, м: 0,73
— Преодолеваемый ров, м: 2,5
— Преодолеваемый брод, м: 1,3

 

oruzhie.info

Сау 122

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.