История создания СУ-76И
Более известными советскими самоходками, созданными на трофейных шасси, стали СУ-76И. В большинстве публикаций, так или иначе касающихся этих машин, говорится о том, что причиной их появления стали массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76 (СУ-12) на базе танка Т-70 с параллельной установкой двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. И в качестве временной меры, впредь до отработки СУ-76 в производство запустили СУ-76И. однако как следует из документов, дело обстояло не так, и появление СУ-76И напрямую было связано с СГ-122.

Самоходная установка СУ-76И.
i_091
Дело в том, что еще в процессе производства последних выяснилось, что машина, особенно её передняя часть сильно перетяжелена. Из-за этого передние опорные катки часто выходили из строя (следует помнить, что база самоходок была не новой, а ремонтной). После появления постановления ГКО о прекращении производства СГ-122 на заводе № 40, ГБТУ КА предложило использовать задел трофейных шасси, сначала предназначенных для установки гаубиц М-30, использовать в качестве базы для самоходки с 76-мм пушкой.


ичем в качестве вооружения предлагалась танковая Ф-34, а не дивизионная ЗИС-3 — основной мотивацией такого решения была меньшая масса первой артсистемы по сравнению со второй. Уже 18 января 1943 года было подписано постановление ГКО № 2758сс «Об организации на заводе № 37 производства самоходных артиллерийских установок СУ-76 на базе трофейных танков „Артштурм“ и Т-3 с 76-мм пушкой Ф-34». Спустя два дня в развитие этого документа появился приказ наркома танковой промышленности И. Зальцмана № 44, в котором говорилось:
«Директору завода № 37 т. Зеликсон:
а). Организовать производство самоходных артиллерийских установок СУ-76 с выпуском их: март — 15 шт., апрель — 35 шт., май — 40 шт., июнь — 45 шт.
б) С 1 марта 1943 г. прекратить ремонт танков Т-60 и Т-70, передав их ремонт РЭУ ГБТУ КА.
Директору завода № 37 и начальнику отдела главного конструктора НКТП т. Гинзбургу:
а). Закончить конструктивную разработку СУ-76 к 25 января 1943 г.
б). Изготовить опытный образец СУ-76 к 15 февраля 1943 г.
в). Испытать опытный образец к 25 февраля 1943 г.
Главному технологу НКТП т. Гуревич выделить необходимое станочное оборудование.
Директору завода № 40 т. Мартиросову:
а). Прекратить с 1 февраля 1943 года производство самоходных установок СГ-122.
б).

редать заводу № 37 имеющиеся в наличии трофейные танки, в том числе 35 отремонтированных с рембазы № 82 и все пригодные для использования на СУ-76 заделы, отгрузив заводу № 37 все указанное имущество не позднее 10 февраля 1943 г.
Укомплектовать КБ завода № 37 необходимыми кадрами ИТР и вспомогательного персонала в количестве не менее 25 человек.
НКВ т. Устинову командировать на завод № 37 группу конструкторов ЦАКБ НКВ для проектирования установки пушки Ф-34.
НКО т. Федоренко обеспечить завод № 37 ремонтным фондом трофейных танков „Артштурм“ и Т-3 в следующих количествах: март — 20 шт., апрель — 40 шт., май — 60 шт., июнь — 60 шт.
К 1 апреля 1943 года направить дополнительно на завод № 37 850 рабочих».

Опытный образец СУ-76И на испытаниях.
Su-76_original
Как видно из документа ни о какой замене СУ-12 самоходками на трофейных шасси речи не идёт. Более того, к проектированию новой машины привлекается конструктор С. Гинзбург, которого позже (в апреле 1943 года) сняли с должности и отстранили от работы именно за массовые поломки СУ-12 (СУ-76) с параллельной установкой двигателей.
Ещё за день до появления этого приказа — 19 января 1943 года — председатель арткома ГАУ КА генерал-лейтенант Хохлов сообщил заместителю начальника ГБТУ КА Коробкову, что начальник ГАУ КА Н. Яковлев утвердил тактико-технические требования на разработку 76-мм штурмовой самоходной пушки СУ-76 на шасси трофейных самоходных установок «Артштурм» и танков Т-3.
В них говорилось, что «76-мм штурмовая самоходная пушка предназначена в качестве орудия сопровождения мотомехчастей и пехоты для борьбы с огневыми точками, танками и живой силой противника, как прямой наводке, так и с закрытых позиций».

я изготовления такой машины с экипажем из четырех человек предполагалось использовать штатную качающуюся часть 76-мм танковой пушки Ф-34 и шасси немецкого трофейного танка Т-3 (Pz. I II) или самоходки «Артштурм» (StuG III).
Согласно требованиям, установка вооружения должна была обеспечивать скорострельность не менее 12 выстрелов в минуту (при стрельбе прямой наводкой или на малых углах возвышения), горизонтальный обстрел в пределах не менее 20 градусов, а вертикальный — от -5 до +12 градусов. Прицелы предполагалось использовать от «76-мм полковой пушки, находящейся в валовом производстве, или 76-мм дивизионной пушки обр. 1942 года ЗИС-3». В качестве дополнительного вооружение требовалось предусмотреть два пистолета-пулемета ППШ (стрельба из них должна была вестись через амбразуры в бортах), боекомплект определялся в 75 выстрелов к пушке и не менее 1000 патронов к ППШ.
При изготовлении машины не допускались «изменения в компоновке моторного, трансмиссионного отделений и отделения управления», а боевое отделение «подвергается изменениям в объеме, обеспечивающем возможность установки танковой пушки Ф-34 и создания нормальных условий орудийному расчету».

лщина бронерубки, монтируемой на шасси, должна была «соответствовать толщинам бронелистов „Артштурма“ или Т-3». Для посадки экипажа в кормовом листе рубки должен был размещаться люк, через который осуществлялась и загрузка боекомплекта. В крыше рубки должен был размещаться лючок для установки панорамы орудия, прибор ПТК для командира машины и вентилятор. Все самоходки должны были оснащаться радиостанцией 9-Р и танковым переговорным устройством ТПУ-3ф.
Первый опытный образец новой машины, получившей обозначение СУ-76И (И — «иностранная») удалось собрать только к началу марта 1943 года. Связано это было прежде всего с тем, что находившийся в Москве завод № 37 (ныне это территория НИИ ДАР у станции метро «Преображенская площадь») имел очень ограниченный станочный парк и небольшое число рабочих — основное производство эвакуировалось в Свердловск еще в октябре 1941 года.[1]
Испытания первого опытного образца СУ-76И прошли на Софринском артиллерийском полигоне с 13 по 20 марта 1943 года в объеме 434 выстрела (из них 212 на усиленном заряде) и 280 километров пробега (93 шоссе, 187 проселок).
Рассмотрев результаты испытаний указанной самоходной артиллерийской установки, танковое управление ГБТУ КА посчитало «установку отечественной танковой пушки Ф-34 на трофейном танке Т-3 целесообразной». При этом сообщалось, что при производстве машин должны соблюдаться следующие условия:
«1. Все образцы СУ-76, поставляемые в Армию, должны иметь вес, не превышающий веса опытного образца.
2.

и использовании трофейной матчасти танков все агрегаты должны быть перебраны и тщательно осмотрены.
3. Каждый образец, передаваемый в Армию, должен быть обеспечен запасными катками и звёздочками (катков 4 шт., звездочек 1 шт.). Катки должны быть переобрезинены на отечественных заводах.
4. Каждый образец СУ-76 должен быть снабжен шпорами на гусеницы из расчёта одна шпора на каждый пятый трак гусеничной цепи.
Целесообразно запас горючего, вмещаемого самоходной установкой, увеличить до 100 литров за счет установки дополнительных баков. СУ-76 с дополнительными баками необходимо испытать пробегом на расстояние 150–200 километров, совместив эти испытания с испытанием по вязкому фунту в летних условиях».

Серийный вариант СУ-76И, вид слева (ЦМВС).
1383121712_12
Самоходная установка СУ-76И изготавливалась на базе танка Pz. III (со снятой башней и подбашенным листом) или штурмового орудия StuG III с демонтированной рубкой. Вместо них сверху устанавливалась рубка в форме усеченной пирамиды, сваренная из бронелистов толщиной 25–35 мм. Вооружение машины состояло из 76-мм танковой пушки Ф-34, имевшей в варианте для вооружения самоходки индекс С-1. От танкового варианта она отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать орудие непосредственно в лобовом листе корпуса.

этой пушке использовался поворотный механизм от 122-мм гаубицы М-30. В июне 1943 года завод № 92 предложил использовать в установке С-1 поворотный и подъемный механизмы от 76-мм дивизионной пушки ЗИС-3, но было ли это введено на СУ-76И автору неизвестно. Снаружи установка закрывалась довольно массивной литой бронемаской.
БоекомплектСУ-76И состоял из 98 выстрелов, уложенных в укладки у задней части правого и левого бортов боевого отделения. Экипаж машины состоял из четырех человек — механика-водителя, командира (справа от пушки), наводчика (слева от пушки) и заряжающего (в задней части боевого отделения). Для посадки экипажа имелось два люка слева в крыше над наводчиком и в кормовом листе рубки. Самоходка оснащалась радиостанцией 9-р и танковым переговорным устройством ТПУ-3.
Изготовление СУ-76И началось на заводе № 37 в последних числах марта 1943 года, а уже 29 апреля на предприятии прошло совещание, посвященное вопросам изменения конструкции, и приёмки машин СУ-76И. после обсуждений предлагались следующие изменения:
Изготовить опытный образец горизонтальной укладки снарядов (по типу немецкой) к 15 мая и сдавать машины с новыми укладками через 15 дней после их утверждения;
Ввести брезентовые чехлы на укладку — с 8-й машины;
Ввести окантовку люков для экипажа — с 11-й машины;
Установить дополнительный бронещиток на бронировку противооткатных устройств — с 11-й машины (на ранее сданных самоходках смонтировать не позднее 3 мая);
Установить на корме всех самоходок съемные баки емкостью 100 литров, причем на ранее выпущенных, начиная с 8-й машины сделать это до 3 мая;
В задней дверце люка в кормовом листе рубки сделать отверстие для ППШ — с 11-й машины.
Кроме того, в связи с отсутствием на большинстве получаемых машин Pz.

I фильтров, а также отсутствия в производстве воздушных и масляных фильтров, было принято решение разрешить монтаж в течение апреля-мая 1943 года на СУ-76И сухого сетчатого фильтра двигателя ЗИС-5 производства МКЗ.
Самоходно-артиллерийская установка СУ-76И, вариант с командирской башенкой от танка Pz. III
i_092
В течение мая предписывалось провести испытания воздухофильтра типа «Циклон» и результаты доложить в ГБТУ не позднее 25 мая.
О том, с какими трудностями шло производство самоходных установок СУ-76И, можно узнать из доклада военпреда ГБТУ КА на заводе № 37 капитана Ворогушина, посвящённого выполнению майской программы 1943 года. За этот месяц предприятие сдало 15СУ-76И (за апрель-25):
«В мае 1943 года завод № 37 должен был по плану выпустить 35 машин СУ-76И, фактически выпущено 15 штук.
Причины невыполнения плана следующие.
1. Почти полное отсутствие в производстве машин. Дело в том, что в апреле завод затратил много сил на выполнение апрельского плана. Рабочие работали в цехах, особенно в последней пятидневке месяца, круглыми сутками. Все машины, обеспеченные деталями, были собраны и окончательно сданы военной приёмке.

ким образом, все силы завода задействовали на выполнение апрельского плана, задел для изготовления машин практически не производился.
2. Благодаря активной работе в апреле и небольшого количества деталей, оставшихся для сборки самоходок, завод по существу не работал до 7 мая, так как рабочие вынуждены были отдыхать. Таким образом, количество рабочих дней в мае сократилось до 21.
3. Исключительно плохая помощь заводу оказывается со стороны Наркомтанкпрома. То, что завод не в состоянии изготавливать у себя, размещается по другим предприятиям только по инициативе завода, при этом с большими трудностями. Наркомат танковой промышленности не только не оказывает помощи заводу в размещении заказов на других заводах, но, заявляя, что необходимо ремонтировать машины только за счёт снятия деталей с других машин, а не идти по линии изготовления хотя бы незначительного количества и маю трудоемких деталей, тем самым направляет руководства завода по неправильному пути. Благодаря такому мнению руководство завода живет только сегодняшним днем, разукомплектовывая ремфонд и собирая, по существу, из двух машин одну.
4. Недостаточное количество квалифицированной рабочей силы на заводе. Так, например, из-за отсутствия электросварщиков сборочный цех имел несколько дней простоя. Отдел же кадров завода, несмотря на острую необходимость в электросварщиках, не обеспечил своевременное обучение их необходимого количества, хотя все возможности для этого имелись.

лько в конце мая директор завода издал приказ об обучении, или вернее, подготовке из неквалифицированного состава рабочих, четырех электросварщиков.
Из-за отсутствия токарей механический цех завода полностью также не загружен. Этот цех в мае имел большие простои станков, и в то же время сборочный цех ощущал недостаток в изделиях механического цеха.
Сборочный цех завода также ощущал большой недостаток в рабочей силе. В цехе имеется шесть основных сборочных бригад, которые при нормальных условиях и напряженной работе могут собирать в месяц не более 25 машин. Таким образом, при всех благоприятных условиях плановое задание заводу по выпуску самоходок не было обеспечено. Для увеличения же количества бригад дирекция завода мер пока ещё не приняла.

Двойной трофей — захваченная немцами СУ-76И.
486867
Анализируя существующее положение на заводе можно отметить, что и в июне месяце он не сможет выполнить заданный ему план, фактически может быть выпушено из ремонта и переделано на СУ-76И 20–25 машин. Это подтверждается тем, что имеющийся ремфонд сильно разукомплектован. Так, например, ни на одной машине нет магнето, многие не обеспечены венцом ведущего колеса, катками ходовой части, шестернями газораспределения и совершенно отсутствуют специальные манжеты в системе гидравлических тормозов.
Сейчас производятся опыты по установке на машины магнето отечественного производства, однако получение их откуда-либо затруднительно.


шестернями газораспределения, венцами ведущего колеса и манжетами для гидротормоза вопрос на сегодня совершенно не решен. Количество остродефицитных деталей не ограничивается этим, и равняется примерно 75 наименованиям.
Если бы даже завод был полностью удовлетворен запасными частями, то из-за отсутствия достаточного количества рабочей силы, особенно в сборочном цехе, в июне месяце можно выпустить не более 25 машин».
Кстати, уже в июне 1943 года начались проблемы с поставкой трофейных шасси для переделки их в самоходки. Дело в том, что в марте — апреле большинство машин поступали с завода № 40, рембаз № 8 и 82, то есть уже после проведения ремонта. Кроме того, прибывающий для нужд сборки на завод № 37 ремфонд охранялся. Начиная же с мая трофейные танки стали поступать главным образом с Юго-Западного фронта, причем в очень плохом состоянии «в смысле его укомплектованности и пригодности деталей для ремонта».
Так, по состоянию на 5 июня 1943 года ситуация с шасси для СУ-76И была следующей. Всего с февраля на завод № 37 завезли 127 трофейных танков Pz. III и самоходных установок StuG III. Из этого количества: 27 поступило с завода № 40 (бывший № 592), 27 — с ремзавода № 82, 15 — с ремзавода № 8,7-с Калининского и 35 с Юго-Западного фронтов, 15 — из учебного центра самоходной артиллерии.
Из этого количества было списано как негодные 24 машины, отремонтировано и переделано в СУ-76И — 41 и в процессе производства находилось — 30 единиц. Таким образом, по состоянию на 5 июня 1943 года ремонтный фонд завода № 37 составлял 32 единицы. Кроме того, в тот же день на станцию Черкизово прибыл железнодорожный транспорт с 26 трофейными танками, из которых «беглым осмотром выявлено примерно 15 машин годных к ремонту, остальные в большинстве горелые и разукомплектованные». В своих выводах по этому вопросу помощник военпреда ГБТУ КА на заводе инженер-капитан А. Шитов 5 июля 1943 года сообщал следующее:
«Большинство машин приходят либо разукомплектованными, либо с негодными к ремонту агрегатами и деталями. Особо остро стоит вопрос с опорными катками, магнето, распределительными шестернями, манжетами поршней тормозной гидросистемы и рядом других. Из-за некомплектности танков и невозможности изготовить ряд деталей своими силами, работники сборочного цеха черпают эти детали за счет вновь прибывающего на завод ремфонда. Таким образом, имеющийся в данный момент задел в 32 единицы почти полностью „раздет“, и фактически из двух машин собирается одна.
Считаю, что при данном количестве ремфонда и при вышеизложенном его состоянии, и кроме того, учитывая производственную возможность завода для воспроизводства целого ряда деталей, завод не сумеет справиться с возложенной на него Правительством программой, если в самом ближайшем будущем ему не будет предоставлен в достаточном количестве и в укомплектованном состоянии ремонтный фонд. Кроме того, завод в ближайшее время обязан будет выдавать полковой и ремонтный комплекты ЗИПа, что главным образом, потребует большого количества ремфонда».
К началу июля 1943 года сложная ситуация сложилась на московской станции Черкизово, куда прибывали эшелоны с трофейными танками и самоходками для завода № 37. Станция оказалась буквально забитой платформами с бронетехникой, причём многие машины были в весьма плачевном состоянии. Ситуация усугублялась тем, что в Черкизово не было железнодорожных кранов большой грузоподъёмности, пригодных для разгрузки танков.
Кстати, ещё одной проблемой, с которой столкнулся завод № 37 при выпуске СУ-76И, стал вопрос утилизации снятых с танков башен. Так, 25 июня 1943 года начальником ГАУ РККА генерал-полковником Яковлевым был утвержден протокол совместного решения представителей ГАУ, Управления оборонного строительства и управления укрепраионов Генерального Штаба по поводу использования «танковых башен с вооружением и подбашенных коробок, снимаемых заводом № 37 НКТП с танков Т-3 и „Артштурм“ при переделке последних в самоходки СУ-76И».
Сообщалось, что на заводе скопилось до 150 комплектов башен и рубок с 37, 50, 75 и 105-мм пушками, при этом вооружение в большинстве своем некомплектно и с выведенными из строя механизмами. Предполагалось использовать «башни и подбашенные короба на оборонительных рубежах в крупных населенных пунктах как огневые точки для борьбы с танками и пехотой противника». При этом штатное вооружение планировалось заменить на отечественные 45, 47 и 76-мм орудия, для чего артиллерийскому комитету ГАУ поручалась разработать варианты такого перевооружения и испытать их.
Однако в течение месяца ничего сделано не было, и 24 июля заместитель директора завода № 37 А. Филькин уведомил Федоренко о том, что «завод приступает к вывозке этих башен и пушек на базы Главчермета». Это решение было утверждено руководством ГБТУ КА спустя пять дней.
Между тем выпуск СУ-76И продолжал возрастать. Если за первые три месяца выпуска их собрали 60, то по постановлению ГКО № 3703сс от 8 июля 1943 года планировалось изготовить в третьем квартале 1943 года 80 самоходок СУ-76И, в том числе в июле 25 машин. Этим же документом завод № 176 (г. Муром) должен был в июле поставить «10 башен» для этих машин.
План третьего квартала удалось выполнить почти на 100 % — завод № 37 сдал за три месяца 78 СУ-76И. Кстати, любопытное письмо директор завода № 37 Зеликсон направил начальнику ГБТУ КА Федоренко 17 сентября 1943 года. Оно хорошо иллюстрирует, в каком состоянии доставляли трофейную матчастьдля переделки в СУ-76И:
«Сообщаю, что Ваш приказ № 055 от 27 мая 1943 года не выполняется. До сих пор трофейные машины Т-3 на завод № 37 с целого ряда СПАМов и фронтовых трофейных бригад прибывают с большим количеством боеприпасов и было четыре прибытия машин с остатками человеческих тел.
В силу того, что завод № 37 не имеет ни склада, ни каких других условий для хранения боеприпасов, вынужден просить Вашего категорического распоряжения направлять на завод № 37 машины Т-3 и „Артштурм“ только полностью очищенные от боеприпасов и остатков человеческих тел».
В четвёртом квартале 1943 года, после изготовления еще 62 СУ-76И их выпуск был прекращен. К этому времени на заводах полным ходом шло производство отечественных самоходных установок СУ-76М, количество которых покрывало потребности Красной Армии. Всего за 1943 год московский завод № 37 изготовил и передал в войска 201 самоходку СУ-76И, включая опытный образец.
На данный момент сохранилось две СУ-76И. Одна в г. Сарны поднятая из реки Случь, вторая в Центральном музее ВОВ на Поклонной горе в Москве (утверждают, что «новодел»).
В г. Сарны на постаменте
i
6459370pto
В Москве

su76i_16
Источники:
М. Коломиец «Трофейные танки Красной Армии. На «Тиграх» на Берлин!» М. Яуза, Эксмо 2010 г.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1940-
1942 гг.» Книга II. М., 2005.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1943-
1944 гг.» Книга III. M., 2006.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1944-
1945 гг.» Книга IV. М., 2007.

mihalchuk-1974.livejournal.com

Хроника

СУ-76 была создана летом 1942 года конструкторами завода №38 в городе Киров. Огромную роль в изготовлении самоходки сыграл Гинзбург Семён Александрович. Именно он контролировал и руководил кампанией по её производству.

Первые установки этого вида были выпущены в 1942 году, поздней осенью. Они были оборудованы провальным силовым агрегатом, изготовленным из пары синхронно смонтированных бензиновых автомобильных движков ГАЗ-202 производительностью 70 лошадиных сил. Это устройство было очень сложным в управлении и вызывало сильнейшие крутильные колебания деталей трансмиссии, из-за чего они быстро ломались.

В первоначальном варианте САУ была бронирована полностью. Из-за этого экипажу в боевом отделении работать был неудобно. Эти недостатки были обнаружены во время первого боевого использования серийных САУ на Волховском фронте. Именно поэтому было выпущено всего 608 установок и серийное изготовление СУ-76 было прекращено. Конструкцию отправили на доводку.

Однако РККА нуждалась в самоходной артиллерии. Поэтому было принято половинчатое решение — оставить силовой «параллельный» агрегат и общую компоновку авто по тому же проекту, но усилить его детали с целью прироста моторесурса. Это усовершенствование (с отсутствующей крышей боевого узла) получило наименование Су-76М и пошло в серию летом 1943 года. Множество САУ этой версии успело оказаться на фронте к началу Курского сражения. И всё же, в целом результат оказался тягостным. Одним из важнейших виновников по итогам внутреннего дознания, был назван Гинзбург Семён Александрович. Его отстранили от конструкторской работы и отослали на фронт, где он погиб.

Возможно, в произошедшем событии сыграли большое значение драматичные отношения между инженером и И. М. Зальцманом, который был наркомом танковой промышленности.

И всё же необходимость в лёгкой САУ была весьма острой. Поэтому возвратившийся на пост наркома танковой индустрии Малышев Вячеслав Александрович объявил конкурс на лучшую схему авто такого вида. Необходимо отметить, что смерть С. А. Гинзбурга была одним из мотивов снятия И. М. Зальцмана с этой работы.

В конкурсе участвовали составы завода №38 под руководством Н. А. Попова и Горьковского автозавода (ГАЗ) под управлением Н. А. Астрова, главного создателя всей отечественной линейки плавающих и лёгких танков. Их прообразы разнились многими элементами системы. Но важнейшим их новшеством являлось применение спаренной установки движков ГАЗ-203 от маловесного танка Т-70, в которой оба мотора работали на общий вал и были размещены преемственно. Конечно же, авто была перекомплектовано так, чтобы в него могла быть вмещена большая по длине силовая установка.

После того, как с серийного производства были сняты маловесные танки Т-70 и Т-80 (с конца 1943 года), оба вышеуказанных завода, а также вновь созданный завод № 40 в городе Мытищи начали крупносерийное изготовление лёгкой артустановки с силовым аппаратом ГАЗ-203, которому был присвоен тот же военный индекс, только без указателя «М».

В итоге эта установка (всех версий) стала в Красной армии самой валовой после Т-34 военной бронированной машиной. Всего было изготовлено 13 672 улучшенных артустановок, из них 9 133 авто произвёл ГАЗ. Серийное изготовление СУ-76М было завершено в 1945 году. Немного позже эти машины с вооружения армии СССР были сняты.

На основе артиллерийской установки последних выпусков в 1944 году была изготовлена первая советская полноценная зенитная самоходная конструкция ЗСУ-37. Она изготавливалась серийно даже после того, как была снята базовая модель с производства.

Выпуск СУ-76

Известно, что данная машина изготавливалась в такой последовательности:

  • 1942 год – СУ-12 (№38 – 25 шт.).
  • 1943 – СУ-12 (№38 – 583 шт.), СУ-15 (514, №40 – 210), СУ-15 (ГАЗ – 601). В итоге – 1908.
  • 1944 – ГАЗ-4708 шт., №40 – 1344, №38 – 1103. Всего – 7155 шт.
  • 1945 – ГАЗ-2654, №40 – 896 (всего в первом полугодии 3550 шт.) Далее ГАЗ-1170 и №40 – 472 шт. Всего до ноября – 1642 установки.

В общей сложности в 1945 году было изготовлено 5192 таких машины. За весь период было изготовлено 14 280 машин. Необходимо отметить, что в бесчисленных источниках 14 292 изготовленных авто содержат погрешность: в эту сумму включены 12 шт. ЗСУ-37, выпущенных в апреле 1945 года.

Устройство и конструкция

Итак, продолжаем далее рассматривать бронетехнику СССР. СУ-76 является наполовину открытой САУ с задним размещением боевого отделения. Бензобаки, водитель-механик, трансмиссия и двигательная установка находились в передней зоне бронированного корпуса авто, движок был установлен справа от осевой грани машины. Орудие, арсенал и места работы командира экипажа, заряжающего и наводчика, были размещены в открытой сзади и сверху боевой рубке.

СУ-76 оборудовалась силовым агрегатом из двух 4-тактных рядных 6-цилиндровых карбюраторных движков ГАЗ-202, мощностью 70 л. с. САУ последнего выпуска оснащались форсированной до 85 л. с. версией тех же движков. Подвеска у СУ-76М торсионная индивидуальная для каждого из шести опорных катков небольшого диаметра по каждому борту. Спереди были размещены ведущие колёса, а ленивцы были такие же, как и опорные катки. Прицельное оснащение включало панорамный штатный прицел приспособления ЗИС-3. Некоторые машины были оборудованы радиостанцией 9Р.

Согласитесь, конструкция СУ-76М удивительна. Машина имела дифференцированное противопульное бронирование. Её лобовая броня имела толщину 35 мм, наклон к нормали составлял 60 градусов.

Экипаж для самообороны имел пару гранат ручных Ф-1 и пулемёты-пистолеты ППС или ППШ. Пулемёт ДТ был размещён на левом борту боевого участка машины.

Версии

В то время существовали такие виды рассматриваемых нами бронированных машин:

  • с синхронной установкой движков и броневой крышей боевой зоны;
  • с синхронным монтированием движков, с увеличенным моторесурсом и без бронированной крыши боевого участка;
  • с двигательным агрегатом, который работал на общий вал ёмкостью 140 л. с.;
  • с двигательным аппаратом, который работал на общий вал ёмкостью 170 л. с.

Применение в сражении

Каково было боевое применение СУ-76М? Известно, что артустановка предназначалась для огневого содействия пехоте в роли противотанковой САУ и штурмового лёгкого орудия. Она заменила маловесные танки, оказывающие помощь пехоте, в этом качестве. Однако в частях её оценивали весьма противоречиво. Пехотинцы были в восторге от СУ-76, так как она имела более мощный огонь, чем базовый танк Т-70. Также, благодаря открытой рубке, солдаты могли иметь тесную связь с экипажем в городских сражениях.

Самоходчики отмечали и уязвимые места машины. Им не нравилась её противопульная броня, хотя она была одной из самых сильных в классе маловесных САУ. Критиковали они и бензиновый движок из-за его пожароопасности, и открытую боевую рубку, которая от стрелкового огня сверху не защищала совершенно.

И всё же экипаж отмечал, что открытая рубка удобна в работе. Ведь с помощью нее, команда могла в любой момент в ближнем бою использовать стрелковое оружие и гранаты, а также покинуть машину в критических ситуациях. Из этой рубки был великолепный обзор во всех направлениях, она устраняла проблему загазованности боевой зоны при стрельбе.

СУ-76 имела множество плюсов – прочность, тихая работа, простота в обслуживании. Небольшая масса и высокая проходимость позволяли ей перемещаться по болотисто-лесистой местности, мостам и гатям вместе с пехотой.

Минусы боевого использования артиллерийской установки часто возникали потому, что командный состав Красной армии не всегда учитывал, что эта самоходка Второй Мировой войны относится к маловесной бронетехнике и в тактическом использовании уподобляли её танку или САУ на основе Т-34, КВ, что способствовало неоправданным потерям.

СУ-76 как противотанковая САУ успешно боролась со всеми видами средних и лёгких танков Вермахта и равнозначными САУ врага. Эта машина против «Пантеры» была продуктивна меньше, однако на победу шансы также имела. Снаряды 76 мм пробивали бортовую тонкую броню и маску пушки. Тем не менее, с «Тиграми» и более тяжёлой техникой СУ-76 боролась намного хуже. В предписаниях указывалось, что в идентичных ситуациях экипаж должен стрелять в ствол орудия или ходовую часть, бить в борт на малом расстоянии. Шансы бронированной машины немного повысились после введения к орудию кумулятивных и подкалиберных снарядов. В целом же, для того, чтобы экипаж мог успешно бороться с танками врага, он должен был максимально задействовать положительные качества машины.

К примеру, самоходчики часто получали боевое преимущество над тяжеловесными танками оппонента тогда, когда грамотно применяли рельеф местности и маскировку, а также маневрировали от одного укрытия вырытого в грунте к другому.

СУ-76 иногда применялась для пальбы с прикрытых позиций. Среди всех серийных советских самоходок угол возвышения её орудия был наибольшим, и дальность стрельбы достигала границ смонтированной на ней пушки ЗИС-3, иначе говоря — 13 км.

И всё-таки подобное использование было сильно ограничено. Во-первых, на больших дистанциях разрывы 76-миллиметровых снарядов почти не были заметны. А это осложняло или делало корректировку огня невозможной. Во-вторых, для этого был необходим компетентный командир батареи/орудия, которых в период войны сильно не хватало. Применялись подобные профессионалы в основном там, где это давало предельный эффект, то есть в артиллерийских дивизионных батареях и выше.

На финальном этапе военных действий СУ-76 также использовались для эвакуации раненых или в виде эрзац-БТР, машины артиллерийских передовых наблюдателей.

Государства-эксплуатанты

Ниже приведен список стран, которые использовали СУ советского производства:

  • СССР.
  • Польша – в ходе Великой Отечественной войны 130 самоходок передано Польскому Войску.
  • КНДР – от 75 до 91 были доставлены в народную армию Кореи, использовались в Корейских военных действиях (1950-1953 гг.).
  • Югославия – 52 штуки приобретено в 1947 году в СССР.

Сохранившиеся СУ-76

Благодаря большому количеству изготовленных самоходок, СУ-76 служат машинами-мемориалами в разных мегаполисах СНГ, военных частях армии РФ и находятся в экспозициях многих музеев.

Артустановка, которая создана на заводе №40 (в 1945 году в городе Мытищи под Москвой), хранится в Музее истории нашей страны в Падиково (Истринский район, Московская область). Машину отреставрировали и она на ходу. При возрождении ходовой части авто воспроизведена замысловатая, но достоверная исторически подлинная модель силового аппарата из двух шестицилиндровых спаренных движков ГАЗ.

Подробности

Итак, вам уже известны характеристики СУ-76М. Рассмотрим эту машину немного подробнее. Известно, что в передней зоне машины слева находился водитель, а справа – трансмиссионно-моторная группа. Боевой участок (рубка) был оснащён 76,2-мм, дальнобойной ЗИС-3 и размещался сзади. Сперва, он был закрыт бронёй полностью, но в процессе улучшения, связанного с применением шасси танка Т-70М, от бронированной крыши отказались.

Эта машина широко использовалась в военных действиях. СУ-76М имела разные виды боеприпасов в боекомплекте. Поэтому она могла поражать живую силу, бронированные цели врага и артиллерию. Так, броню толщиной 100 мм подкалиберный снаряд установки пробивал с расстояния в 500 м.

Этой самоходкой вооружали лёгкие самоходно-артиллерийские полки (по 21 машине в каждом полку), отдельные самоходно-артиллерийские дивизионы (12 машин), входящие в состав стрелковых гвардейских дивизий. Когда создание бронетанковой техники в СССР достигло своего пика в 1944 году, выпуск СУ-76М насчитывал около 25% всего производства гусеничной боевой техники.

Артустановка, несмотря на собственные недостатки, в разгром войск врага внесла свой достойный вклад. Лёгкие самоходки в годы Великой Отечественной войны изготавливались на базе маловесных танков Т-60 и Т-70 (о чём мы говорили выше) на заводе №38 (главным конструктором являлся М. Н. Щукин), №40 (главный инженер Л. Ф. Попов) и автозаводе в городе Горьком (заместителем главного инженера был Н. А. Астров).

Начало создания машины

Известно, что создание самоходок по сравнению с изготовлением танков упрощала установка в броневом корпусе САУ. Она также повлияла на общее увеличение общего производства боевой техники. Одновременно, из-за неё наводка орудия в горизонтальной плоскости выполнялась в весьма ограниченном ракурсе, что наряду с отсутствием курсового, спаренного и лобового пулемётов сужало боевые возможности САУ по сравнению с танками. А это предопределяло другую тактику их военного использования.

К изготовлению лёгких самоходок в 1942 году, в начале марта, приступило особое бюро самоходной артиллерии, которое было создано на базе техотдела Наркомата танковой индустрии (НКТП) во главе с С. А. Гинзбургом. С применением маловесного танка Т-60 и аппаратов грузовых авто ЗИС и ГАЗ, это бюро разработало проект стандартизованного шасси, предназначенного для изготовления разных видов самоходок, включая и противотанковые.

В качестве базового оружия на этом шасси хотели установить 76,2-мм орудие с баллистикой дивизионной пушки версии 1939 года (УСВ) или 76,2-мм танковое орудие модели 1940 года (Ф-34). Впрочем, С. А. Гинзбург намеревался намного шире применить стандартизованное шасси. Он предложил в течение трёх месяцев совместно с инженерами из МВТУ им. Баумана и НЛТИ создать множество военных машин:

  • 37-мм самоходный зенитный автомат;
  • 76-2-мм самоходный штурмовой механизм подкрепления пехоты;
  • маловесный танк с 45-мм бронёй и 45-мм орудием колоссальной мощности;
  • 37-мм зенитный танк с башенным аппаратом системы Савина;
  • артиллерийский тягач;
  • специальный бронетранспортёр боеприпасов и пехоты, на базе которого планировалось создать самоходный миномёт, санитарную машину и авто техпомощи.

Нюансы создания

В 1942 году, 14-15 апреля, был проведён пленум Арткомитета Главного управления артиллерии (Артком ГАУ), на котором рассматривались вопросы изготовления САУ. Артиллеристы сформировали свои требования к самоходкам, которые разнились с тактико-техническими требованиями (ТТТ), выдвинутыми вторым филиалом НКТП.

Создание проекта стандартизованного шасси было закончено к концу апреля 1942 года. Впрочем, деньги были выделены лишь на создание двух опытных версий: 37-мм самоходной зенитной установки и 76,2-мм самоходной штурмовой пушки содействия пехоте.

Ответственным исполнителем по производству этих машин назначили завод №37 НКТП. Нарочно для стандартизованного шасси по тактико-технической задаче НКТП КБ под управлением В. Г. Грабина разработало версию дивизионной дальнобойки ЗИС-3, получившей название – ЗИС-ЗШ (Ш – штурмовая).

В 1942 году, в мае-июне, завод №37 изготовил опытные версии зенитной и штурмовой самоходок, которые прошли полигонные и заводские испытания.

Дальнейшие распоряжения

По итогам проверок в июне 1942 года Госкомитета обороны (ГКО) выдал распоряжение о незамедлительной доработке машины и подготовке партии для осуществления военных тестов. Но, так как началась Сталинградская битва, заводу №37 пришлось моментально увеличить производство маловесных танков, а заказ на выпуск опытной серии самоходок был аннулирован.

Исполняя резолюции пленума Арткома ГАУ РККА от 15 апреля 1942 года об изготовлении самоходок для содействия пехоте в КБ Уральского завода тяжеловесного машиностроения им. Серго Орджоникидзе (УЗТМ) в 1942 году, весной, была разработана конструкция САУ с вмонтированным 76,2-мм орудием ЗИС-5 на основе маловесного танка Т-40 (схема У-31).

Непосредственное создание проекта самоходки было выполнено конструкторами А. Н. Шляковым и К. И. Ильиным вместе с инженерами завода №37. Причём монтирование пушки вёл УЗТМ, а базу разрабатывал вышеуказанный завод. В октябре 1942 года по резолюции правительства изготовленный проект самоходки У-31 был отправлен в КВ завода № 38. Здесь его использовали при создании СУ-76.

В 1942 году, в июне, директивой ГКО был разработан совместный план Наркомата вооружения (НКВ) и НКТП по изготовлению новейшей «Конструкции самоходной артиллерии для военизации красноармейцев». При этом НКВ поручалось выполнять задачи разработки и производства артиллерийской части, новых самоходных артустановок.

Нюансы конструкции

В ходовой части СУ-76М применялась торсионная индивидуальная подвеска, гусеницы дробнозвенчатые с металлическим открытым шарниром (ОМШ), два колеса направляющих с аппаратами натяжения гусениц, пару ведущих колёс переднего размещения с зубчатыми съёмными венцами зацепления цевочного, 8 поддерживающих и 12 опорных катков с внешней амортизацией.

Трак гусеницы от танка Т-70 имел ширину 300 мм. Электрооснащение машины было изготовлено в однопроводном изложении. Бортовая сеть имела напряжение 12 В. В виде электроисточников применялись две батареи аккумуляторные типа ЗСТЭ-112, последовательно соединённые, общей ёмкостью 112 Ач и генератор Г-64 ёмкостью 250 Вт с регулятором-реле РРА-44 или генератор ГТ-500 ёмкостью 500 Вт с регулятором-реле РРК-ГТ-500.

Для наружной связи машину оснастили радиостанцией 9Р, а для внутренней — переговорной танковой конструкцией ТПУ-3Р. Для связи водителя-механика с командиром применялась световая сигнализация (цветные сигнальные лампочки).

Что о ней говорили?

Фронтовики эту самоходку прозвали «коломбиной», «сукой» и «фердинандом голожопым». Танкисты в гневе наименовали её «братским захоронением экипажа». Её, как правило, ругали за боевую открытую рубку и неважную броню. Впрочем, если объективно сравнивать СУ-76 с западными однотипными версиями, то можно убедиться, что эта машина германским «мардерам» не уступала ни в чём, не говоря уж об английских «бишопах».

Изготовленная «вокруг» дивизионного механизма ЗИС-3 на базе маловесного танка Т-70, производившаяся колоссальными сериями, артустановка превратила самоходную красноармейскую артиллерию в реально массовую. Она стала надёжным активом огневой пехоты и такой же эмблемой Победы, как прославленные «зверобои» и «тридцатьчетвёрки».

Через четверть века после Победы Маршал СССР К. К. Рокоссовский говорил: «Особенно полюбили солдаты артиллерийские самоходки СУ-76. Эти лёгкие маневренные машины успевали везде, чтобы своими гусеницами и огнём выручить, поддержать пехоту. А пехотинцы в ответ готовы были заслонить грудью их от огня фаустников и вражеских бронебойщиков».

Последующая модернизация

Известно, что в дальнейшем на базе СУ-76М был создан артсамоход СУ-74Б с противотанковым орудием ЗИС-2. Он прошёл испытания в 1943 году, в декабре. В 1944 году началось тестирование САУ ГАЗ-75 с 85-мм дальнобойной Д-5-С85А. При идентичной с Су-85 артсистеме, она была легче вдвое, а её лобовая броня была в два раза толще (у СУ-85 — 45 мм и у ГАЗ-75 — 90 мм).

По различным причинам все эти установки не пошли в серию. Но, в основном, просто никто не хотел ломать налаженный техпроцесс из-за внесения несущественных изменений или перестраивать его полностью при переходе на выпуск новых самоходок.

fb.ru

  Самоходно-артиллерийская установка СУ-76М

Первой модернизацией САУ СУ-76 стала СУ-76М, которую в кратчайшие сроки переработали под установку силового агрегат танка Т-70. Модернизированная установка получила обозначение СУ-76М.

Известные бронетанковые конструкторы Липгарт и Астров предложили применить последовательное (в линию) соединение в одну силовую установку двух двигателей (эта необычная спаренная установка нигде в мире не применялась). У этого силового агрегата, установленного на обшей штампованной раме, была уже одна двухдисковая муфта сцепления и одна четырехскоростная коробка передач от автомобили ЗИС.

Общая мощность его составляла 150 л.с. размещался он по правому борту. Несмотря на значительную длину, двигатель был достаточно компактен и удобен в обслуживании, хорошо вписывался в корпус легкой гусеничной машины и работал надежно, без поломок и отказов. Оптимальная система охлаждения, безотказный предпусковой подогреватель двигателя позволяли успешно применять самоходную установку в любое время года, небольшие размеры и низкое удельное давление на грунт — передвигаться по лесисто-болотистой местности и сопровождать пехоту там, где не могли пройти средние танки и другие, более тяжелые самоходные орудия.

Скорость машины по шоссе составляла 41 —45 км/час, по грунту — до 25 км/ч, запас хода соответственно 320 и 190 км. она могла преодолевать подъем до 30 гр., окоп до 2 м шириной, брод до 0.9 м глубиной.

Защиту экипажа из 4 человек от стрелкового огня, осколков и малокалиберной артиллерии обеспечивала броневая защита: лоб — 26—35 мм, борт и корма — 10—16мм.

В процессе модернизации с боевого отделения сняли бронированную крышу (заменили брезентовым чехлом), которая мешала наводке орудия, работе расчета и увеличивала загазованность, упростили трансмиссию, в результате чего масса уменьшилась с 11.2 т до 10.5 тонн.

Подкалиберный снаряд универсальной дивизионной пушки ЗИС-3 с дистанции 500 м пробивал броню до 91 мм, то есть, попадая в любое место корпуса немецких средних танков и борта «Тигра» и «Пантеры», выводил их из строя. По огневой мощи самоходная установка превосходила танк Т-70.
Боекомплект составлял 60 осколочно-фугасных и бронебойных снарядов, для самообороны имелся переносный пулемет ДТ.

8 мае 1943 г. машина СУ-76М была успешно испытана, и войска получили многоцелевую артиллерийскую установку для обороны, а также в качестве противотанкового резерва и для наступления. В июле установки СУ-76 приняли участие в ожесточенных боях на Курской дуге.

Потребность армии в них была очень велика, и небольшая металлоемкость при изготовлении самоходок СУ-76М, использование автомобильных агрегатов позволяли быстро наладить их массовое производство

Головным предприятием по выпуску был определен Горьковский автозавод (ГАЗ), располагающий большими производственными возможностями. Здесь под руководством Н.А. Астрова СУ-76М продолжали совершенствовать — усилили кормовую броню, изменили систему вооружения, переделали маску пушки. И с октября 1943 г. началось беспрерывно возрастающее ее производство. Несмотря на слабое и неполное бронирование, СУ-76М хорошо зарекомендовали себя в боях и часто выходили победителями в борьбе с тяжелыми немецкими танками.

В течение 1943 г. было изготовлено 1928 установок, в следующем году — 7133 машины, а всего — более 12 тысяч. По массовости САУ СУ-76М усгулала только танку Т-34. Экипажи получали самоходки прямо на заводе, и после формирования подразделений
они поступали сразу на фронт.

Война шла к концу. Тысячи установок СУ-76М расчищали путь пехоте и танкам и продвигались с боями по территории Германии. Благодаря своей высокой маневренности особенно эффективными, они оказались а уличных боях, где трудно было действовать более тяжелым артиллерийским установкам. Производство СУ-76М завершилось в 1945 г., а количество их составило около 60% от выпуска всей самоходной артиллерии за годы войны

ww2history.ru

Как только не обзывали эту машину, как не критиковали. Тем не менее, выпущенная в количествах, уступающим только Т-34, СУ-76 стала надежным спутником пехоты как в обороне, так и в наступлении.

СУ-76 была создана на базе легкого танка Т-70, в первую очередь, как мобильное средство сопровождения пехоты. Именно так, и никак иначе. Именно нерациональное использование САУ и повлекло за собой большие и неоправданные потери в первое время и критику в адрес самоходки.

Самоходка су 76

Самоходка су 76 Легкая самоходная артиллерийская установка СУ-76 (СУ-76М).

Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76М была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. С оговорками, правда.

Большую критику вызывала открытая сверху боевая рубка. Кстати, по первоначальному плану боевое отделение было полностью закрыто броней, но в ходе работ по модернизации от бронированной крыши отказались.

Самоходка су 76

Несмотря на то, что противопульное бронирование являлось слабостью САУ, машины этого типа широко использовались в боевых действиях. Имея в боекомплекте различные типы боеприпасов, СУ-76М могли поражать живую силу, артиллерию и бронированные цели противника. Достаточно сказать, что подкалиберный снаряд, появившийся в 1943 году, с дистанции 500 метров пробивал броню толщиной 100-мм. Но на такую дистанцию выстрела к «Тиграм» подойти было не просто.

Легкие самоходно-артиллерийские установки в годы Великой Отечественной войны создавались на базе легких танков Т-60 и Т-70 с установкой в броневой рубке 76,2-мм орудия ЗИС-З на заводах:

— завод №38 (главный конструктор М.Н. Щукин)
— завод №40 (главный конструктор Л.Ф. Попов)
— Горьковский автозавод (зам. главного конструктора Н.А. Астров).

Всего было выпущено 14 280 САУ СУ-76 и СУ-76М.

Самоходка су 76

Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик — слева от пушки.

Самоходка су 76

Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический зеркальный прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производилась через двухстворчатую бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки.

Самоходка су 76

В качестве основного оружия в боевом отделении на станке была установлена 76,2-мм пушка ЗИС-З образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой механическою (копирного) типа.

Горизонтальные цапфы орудия устанавливались в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Две боковые распорки станка пушки были связаны с бортами корпуса машины.

При стрельбе прямой наводкой использовался штатный прицел пушки ЗИС-З, при стрельбе с закрытых огневых позиций — панорамный прицел. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы. В походном положении этот прибор укладывался внутри машины.

Самоходка су 76

Кроме того, в листе боевой рубки слева от пушки был установлен 7,62-мм пулемет ДТ.

Самоходка су 76

Личное вооружение экипажа состояло из пистолетов-пулеметов ППШ или ППС и десятка гранат Ф-1

Самоходка су 76

Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л.с. (103 кВт). Пуск двигателей САУ производился с помощью двух электростартеров или вручную с помощью заводной рукоятки. Включение стартеров отдельное — для каждого двигателя. Емкость топливных баков составляла 320 л, запас хода машины по шоссе достигал 250 км.

Самоходка су 76

Механическая трансмиссия САУ состояла из двух четырехступенчатых КПП. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механические. Максимальная скорость движения по шоссе составляла 45 км/ч.

Для внешней радиосвязи предусматривалась установка радиостанции 9Р, для внутренней — танкового переговорного устройства ТПУ-ЗР. Для связи командира с механиком-водителем использовалась световая сигнализация (сигнальные цветные лампочки).

Как только не называли эту самоходку… «Сукой», «коломбиной» и «голо…м фердинандом», «братской могилой экипажа». СУ-76 принято ругать за слабое бронирование и открытую боевую рубку. Однако объективное сравнение с однотипными западными образцами убеждает, что СУ-76 мало в чем уступала немецким «мардерам», не говоря уж о британских «бишопах».

Тем не менее, наличие этой САУ в первых рядах при наступлении воспринималось чуть с меньшим восторгом, чем работа «Катюш», но все-таки. Легкие и верткие, и ДОТ заткнут, и пулемет на гусеницы намотают. Одним словом, лучше с «коломбинами», чем без них.

А открытая рубка не позволяла отравиться пороховыми газами экипажу. Напомню, что Су-76 использовалось именно как орудие поддержки пехоты. Пушка ЗиС-5 имела скорострельность 15 выстрелов в минуту, и можно только представить, в каком аду приходилось действовать самоходчикам при ведении огня на подавление.

Самоходка су 76

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский вспоминал:
«…Особенно полюбились солдатам самоходные артиллерийские установки СУ-76. Эти легкие подвижные машины поспевали всюду, чтобы своим огнем и гусеницами поддержать, выручить пехоту, а пехотинцы, в свою очередь, готовы были грудью заслонить их от огня вражеских бронебойщиков и фаустников…»

При правильном использовании, а это пришло не сразу, СУ-76М хорошо показали себя как в обороне — при отражении атак пехоты и как подвижные, хорошо защищенные противотанковые резервы, так и в наступлении — при подавлении пулеметных гнезд, разрушении дотов и дзотов, а также в борьбе с контратакующими танками.

СУ-76 иногда использовались для стрельбы с закрытых позиций. Угол возвышения её орудия был максимальным среди всех советских серийных самоходок, и дальность стрельбы могла достигать пределов установленного на ней орудия ЗИС-3, то есть 13 км.

Низкое удельное давление на грунт позволяло самоходке нормально передвигаться в болотистой местности, где другие типы танков и САУ неминуемо бы завязли. Это обстоятельство сыграло большую положительную роль в боях 1944 г. в Белоруссии, где болота играли роль естественных преград для наступающих советских войск.

Самоходка су 76

СУ-76М могли проходить по наспех сооруженным гатям вместе с пехотой и атаковать врага там, где он меньше всего ожидал ударов советских самоходок. Неплохо СУ-76М проявила и в городских боях — открытая ее рубка, несмотря на возможность поражения экипажа огнем стрелкового оружия, обеспечивала лучший обзор и позволяла весьма тесно взаимодействовать с бойцами пехотных штурмовых отрядов.

Наконец, СУ-76М могла поражать своим огнем все легкие и средние танки и равноценные ей самоходки вермахта.

С окончанием Второй Мировой войны служба СУ-76М не закончилась. В Советской Армии они эксплуатировались до начала 50-х годов, 130 машин, переданных в период войны Войску Польскому, так же были списаны к середине 50-х, несколько десятков доставшихся КНДР приняли довольно активное участие в Корейской войне, но в большинстве своем ее не пережили.

Самоходка су 76

Каков же итог? А итог прост, как бронебойный снаряд. Созданная вокруг отличной пушки ЗИС-3 на базе неплохого легкого танка Т-70, выпускавшаяся большими сериями, СУ-76 сделала самоходную артиллерию Красной Армии действительно массовой. СУ-76 стала надежным средством огневой поддержки пехоты и таким же символом Победы, пусть и не столь явным, как «тридцатьчетверки» и «зверобои». Но по массовости СУ-76 уступали только Т-34.

/Роман Скоморохов, Роман Кривов, topwar.ru/

army-news.ru

Самоходка су 76

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.