Военный журнал

Танки

Самолеты

Танк БТ-7В 1935 году была принята на вооружение и запущена в серийное производство новая модификация танков БТ, получившая инекс БТ-7. Танк выпускался до 1940 года и был заменен в производстве танком Т-34. (Также читайте «Средний танк Т-44) По сравнению с танком БТ-5, у него изменена конфигурация корпуса, улучшена броневая защита, установлен более надежный двигатель.


сть соединений броневых листов корпуса уже выполнялась методом сварки. 
Выпускались следующие варианты танка:
— БТ-7 — линейный танк без радиостанции; с 1937 года выпускался с конической башней;
— БТ-7РТ — командирский танк с радиостанцией 71-ТК-1 или 71-ТК-З; с 1938 года выпускался с конической башней;
— БТ-7А — артиллерийский танк; вооружение: 76,2-мм танковая пушка КТ-28 и 3 пулемета ДТ; 
— БТ-7М — танк с дизельным двигателем В-2.

Всего было выпущено более 5700 танков БТ-7. Они применялись во время освободительного похода в Западную Украину и Белоруссию, в ходе войны с Финляндией и в Великой Отечественной войне.

Танк БТ-7

Танк БТ-7 .
Создание и модернизация

В 1935 году ХПЗ начал выпуск следующей модификации танка — БТ-7. У этой модификации была улучшена проходимость, повышена надежность и облегчены условия эксплуатации. Кроме того, БТ-7 отличался более толстой броней.

Танк БТ-7

Танки БТ-7 имели переконструированный корпус, с большим внутренним объемом, и более толстую броню.


я соединения бронеплит широко использовалась сварка. На танк установили двигатель М-17 ограниченной мощности и с измененной системой зажигания. Была увеличена емкость топливных баков. БТ-7 имел новые главный фрикцион и коробку передач, разработанную А.Морозовым. Бортовые фрикционы использовали переменные плавающие тормоза конструкции профессора В.Заславского. За заслуги ХПЗ в области танкостроения в 1935 году завод наградили Орденом Ленина.

Танк БТ-7

На БТ-7 первых выпусков, как и на БТ-5, устанавливали цилиндрические башни. Но уже в 1937 году цилиндрические башни уступили место коническим цельносварным, характеризующимся большей эффективной толщиной брони. В 1938 году танки получили новые телескопические прицелы со стабилизированной линией прицеливания. Кроме того,на танках начали использовать раздельнозвенные гусеницы с уменьшенным шагом, которые лучше себя показывали во время быстрой езды. Применение новых гусениц потребовало изменить конструкцию ведущих колес.

Танк БТ-7

Некоторые радиофицированные БТ-7 (с цилиндрической башней) оснащались поручневой антенной, однако БТ-7 с конической башней получили новую штыревую антенну.
В 1938 году некоторые линейные танки (без радиостанций) получили дополнительный пулемет ДТ, расположенный в башенной нише.


и этом пришлось несколько сократить боезапас. Некоторые танки оснастили зенитным пулеметом П-40, а также парой мощных прожекторов (как у БТ-5), расположенных над пушкой и служащих для подсветки цели. Однако на практике такие прожектора не использовались, поскольку выяснилось, что они не были удобны в обслуживании и эксплуатации. Танкисты называли БТ-7 «Бетка» или «Бетушка».

Танк БТ-7

Последней серийной моделью танка БТ стал БТ-7М.
Опыт боев в Испании (в которых участвовали танки БТ-5) показал необходимость иметь на вооружении более совершенный танк, и весной 1938 года АБТУ приступило к разработке преемника БТ — скоростного колесно-гусеничного танка, имеющего подобное вооружение, но лучше защищенного и более пожаробезопасного. В результате появился прототип А-20, а затем А-30 (несмотря на то, что военные были против этой машины). Однако эти машины скорее были не продолжением линии БТ, а началом линии Т-34.

Танк БТ-7


Параллельно с выпуском и модернизацией танков БТ на ХПЗ приступили к созданию мощного танкового дизеля, который в будущем должен был заменить ненадежный, капризный и пожароопасный карбюраторный двигатель М-5 (М-17). Еще в 1931-1932 годах КБ НАМИ/НАТИ в Москве, возглавляемое профессором А.К.Дьячковым, разработало проект дизеля Д-300 (12-цилиндрового, V-образного, мощностью 300 л.с.), специально предназначенного для установки на танки. Однако только в 1935 году на Кировском Заводе в Ленинграде построили первый прототип этого дизеля. Его установили на БТ-5 и провели испытания. Результаты оказались неутешительными, поскольку мощность дизеля была явно недостаточной.

Танк БТ-7

На ХПЗ конструированием танковых дизелей занимался 400-й отдел, возглавляемый К.Чепланом. 400-й отдел сотрудничал с кафедрой двигателей ВАММ и ЦИАМ (Центральный Институт Авиамоторов). В 1933 году появился дизель БД-2 (12-цилиндровый, V-образный, развивающий 400 л.с. при 1700 об/мин, расход топлива 180-190 г/л.с./ч). В ноябре 1935 года дизель установили на БТ-5 и провели испытания.

Танк БТ-7

В марте 1936 года дизельный танк продемонстрировали высшим партийным, правительственным и военным работникам. БД-2 требовал дальнейшей доводки. Несмотря на это, он уже в 1937 году был принят на вооружение, под названием В-2. В это время шла реорганизация 400-го отдела, закончившаяся появлением в январе 1939 года Харьковского Дизелестроительного Завода (ХДЗ), известного также под названием Завода №75. Именно ХДЗ и стал главным производителем дизелей В-2.


Танк БТ-7

С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 всех модификаций (не считая БТ-7А). Они состояли на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии практически всю войну.

Танк БТ-7

wikiwar.ru

Основания появления нового танка

В то время, считали необходимым иметь не менее пятидесяти процентов танков вооруженных трехдюймовым орудием. Помимо этого задание на проектирование предусматривало следующие изменения:

  • полностью сварной корпус;
  • установку мотора М-17;
  • увеличение емкости баков;
  • полностью сварной корпус для будущего танка БТ-7;
  • улучшение обзора танка БТ-5.

По плану, к выпуску новых боевых машин завод должен преступить в четвертом квартале 1933г. Но как случалось уже не раз, суровые жизненные реалии внесли свои коррективы. Коллектив инженеров в составе Морозова, Бондаренко, Курасова, Веселовского, смогла отправить чертежи в производство только в начале 1934г. Первый образец, с корпусом из конструкционной стали 76-мм пушкой смогли построить только к Первомаю. Второй, вооруженный 45-мм пушкой закончили к седьмому ноября. Танк получил в войсковой индекс БТ-7. 

Прототипы танка имели некоторые характерные черты, такие как оригинальная башня эллипсообразной формы. Данная башня не имела маски и рамки пушки. Пушка уславливалась на кронштейнах, на которых укреплен лист изогнутой формы, который заменял привычную маску пушки. Конструкция новой башни такова, что позволяла, без каких либо затруднений установить любую имеющуюся на том момент танковую пушку. В кормовой нише танковой башни монтировалась вращающаяся боеукладка на восемнадцать 76-мм выстрелов либо радиостанция. Рядом с пушкой была расположена шаровая установка для пулемета. Курсовой пулемет устанавливался рядом с водителем в корпусе танка. Боевая машина могла, укомплектована дополнительным баком для топлива емкостью в 480 литров. Моторный отсек без всяких переделок позволял установить как двигатель М-5 так и М-17.

Фото танка БТ-7После прохождения испытаний в июне-декабре тридцать четвертого года подвели некоторые итоги. Главным минусом конструкции оказалась новая башня, от которой решено было отказаться, ради унификации с серийной Т-26. От башни с 45-мм орудием заказчик отказался вследствие раздельной установки танкового вооружения. Курсовой пулемет в корпусе посчитали лишним и малоэффективным при наличии трех членов экипажа.


Производство БТ-7 начато в 1935г. В серию пошел танк с упрощенным корпусом, и башней от БТ-5. Государству легкий танк обходился в 98 тысяч рублей. Годовой план в 500 машин был выполнен, невзирая на перебои с поставкой брони Мариупольским заводом и двигателей Рыбинским заводом №26.

В 1936г согласно планам АБТУ, цеха харьковского завода, покинула первая пятерка танков БТ-7А, вооружекнным 76-мм ТП КТ-28. В 1937г. прошли испытания БТ-7А с установленной 76-мм ТП Л-11, а двумя годами позднее– Ф-32,  применявшейся также в танке Т-34.  Помимо этого выполнены опытные работы, по установке в башню БТ-7 крупнокалиберного пулемета ДК и спареного с ним ДТ. Результат военным показался многообещающим, и только недостаток крупнокалиберных пулеметов не дал появиться на свет 50 серийным танкам с исключительно пулеметным вооружением.

К нереализованным проектам на основе легкого танка можно отнести проект АММ РККА. Проект 1936 года предусматривал установку универсальной 45-мм зенитной пушки в башне Т-26 и БТ-7. Универсальная пушка являлась той же полуавтоматической пушкой с баллистикой противотанковой/танковой 45-мм пушки. Именно такими орудиями флот компенсировал недостаток зенитных автоматов.


Фото танк БТ-7 на ученияхПрошедшие на протяжении лета-осени тридцать шестого года учения показали, что БТ-7 перегружен, поэтому на колесном ходе быстро изнашивались резиновые бандажи. Еще более серьезным было то, что после трехсот – четырехсот километров пробега выходила из строя КПП. Ситуация казалась настолько серьезной что временно прекратили приемку танков. Трудность заключалась в том, что вращающий момент М-17T , был на четверть больше чем у двигателя М-5.

Вторая половина тридцать седьмого года принесла изменения в конструкцию. БТ-7 обзавелись новыми коническими башнями и улучшенными коробками передач. Помимо КПП, усилению подвергалась подвеска. Изменения не обошли и вооружение БТ-7. В кормовой нише установили пулемет ДТ, хотя впоследствии его изъяли. Часть машин оснащена зенитной турелью, пулеметом и р/с. 71-ТК-1.

Танк БТ-7 в засадеВначале БТ-7 комплектовались поручневой антенной, а затем им на смену пришли штырьевые антенны. Для ведения огня из БТ-7 в условиях недостаточной видимости, танк оборудован специальными фарами. Позднее такие фары появились на машинах первых серий. В 1938г. танк лишился резиновых бандажей ведущих колес танка. Мелкозвенчатая гусеница заменила крупнозвенчатую в 1939 году. Лобовая броня танка достигла 22 мм. Полная боевая масса БТ-7 составила 13 925 кг.

 

Общее устройство БТ-7 

 Компоновка танка  в общем повторяет таковую у своего предшественника. Главные отличия в следующем:


  • новый сварной корпус;
  • новая башня (с 1937г) конической формы;
  • мелкозвенчатые гусеницы;
  • двигатель М-17;
  • 76-мм орудие в артиллерийском варианте танка БТ-7;

Корпус БТ-7  разделен на 5 отделений, а именно:

  • отделение управления;
  • моторное;
  • боевое;
  • кормовое;
  • трансмиссионное;

Отделение управления — в носовой части. Там были установлены приборы управления, привод управления, место водителя. От боевого управления его отделяла арка, которая придавала дополнительною жесткость.
Боевое отделение в средней части бронекорпуса. В нем обустроены сидения наводчика и заряжающего, боекомлект, приборы наблюдения и управления огнем и вооружение.  
Моторное отделение примыкало к боевому и было разделено моторной перегородкой. В отделении располагались: двигатель, система охлаждения, смазки и питания двигателя. Помимо этого на моторной перегородке закреплено два аккумулятора. Два топливных бака разместили по бокам двигателя между бортовой броней и внутренними стенками.
Трансмиссионное отделение БТ-7 в корме и отделено от моторного вентиляторной перегородкой. В этом одолении смонтированы масляные и топливные баки, КПП, бортовые фрикционы, электростартер. Также за кормовой перегородкой мог быть установлен дополнительный бак для топлива, объемом в 400 литров.

Описание конструкции БТ-7


 

Корпус.

Броневая Защита БТ-7Броневая защита – противопульная из катаных бронелистов. Машины первых годов выпуска имели защиту на уровне БТ-5. Бронекорпус БТ-7 собран и броневых листов и листов конструкционной стали соединенными между собой в основном с помощью сварки и меньшей степени при помощи заклепок. Разъемные соединения соединены болтами. Люк механика-водителя в лобовых листах броневого корпуса незначительно смещен влево к борту.

Наблюдение с места водителя в условиях боя обеспечивал прибор наблюдения типа «триплекс». Для обеспечения лучшей защиты в тридцать седьмом году толщину верхней створки довели до двадцати миллиметров.

Борт корпуса — двойной, наружные листы броневые, внутренние из конструкционной стали. К внутренним листам из конструкционной стали приварены подкосы, на которые крепили винтами наружные бронелисты. Крыша корпуса БТ-7 состояла из пяти листов с креплением к подкосам при помощи винтов.

Башни танков БТ-7 1935-36гг. выпуска — цилиндрические, сварные. По конструкции, не отличавшиеся от башен БТ-5. С сентября тридцать седьмого года освоили выпуск башен в виде усеченного конуса. Башен имелось два типа:

  • башня радийных танков с рацией в кормовой нише;
  • башня линейных БТ-7 с укладкой в нише;

В кормовых нишах танков выпуска тридцать седьмого года устанавливали пулемет ДТ. Некоторую часть Бт-7 оборудовали пулеметной турелью зенитного огня. Корпус башни – два полукруглых листа брони, кормовая ниша и крыша. Полукруглые листы соединены между собой сваркой. Передний лист имел амбразуру для установки вооружения, а также смотровые отверстия и отверстия для стрельбы. Ниша в корме имела съемную заднюю стенку и также имела порт для стрельбы . 

Крыша башни оборудована парой овальных люков для членов экипажа. БТ-7 оборудованные зенитной треногой правого люка не имели. В передней части крыши прорезаны три отверстия, центральное для вентиляции башни, слева для перископического прицела и справа-для командирской панорамы.

Вооружение 

Танки БТ-7 тысяча девятьсот тридцать четвертого – тридцать седьмого голов выпуска вооружены 45-мм танковой пушкой   образца 1932/34г. Данная пушка снабжена полуавтоматическим вертикальным клиновым затвором. Спуск пушки как ручной, так и ножной. Накатник орудия — пружинный, тормоз отката – гидравлический, механизм вертикального наведения = секторный. С пушкой спарен пулемет ДТ.

БТ-7 с коническими башнями, помимо спаренного пулемета, располагали еще одним пулеметом, в кормовой нише. Помимо этих пулеметов на части танков выпуска тридцать седьмого – тридцать девятого года предусмотрен зенитный пулемет на турели. Огнем пулемета управлял стрелок, используя зенитный прицел, либо с пола башни, либо со специальной подножки.

Фото спаренная установка БТ-7Спаренная установка пушки и пулемета снабжена парой общих оптических прицелов – телескопическим ТОП либо ТОП-1 и панорамным прицелом ТП-1. Боевая укладка БТ-7 расположена на боковых стеках корпуса, на полу боевого отделения, в нише и стенах башни. Укладка на полу башни представляет собой два параллельно расположенных ящика, в которых вставлены обоймы с артиллерийскими выстрелами. Обоймы – ящики снабженные ручками и застежками, а также специальными перегородками внутри которые служили опорой для артиллерийских выстрелов. Стреляные гильзы укладывали обратно в ящики, но впоследствии в танках БТ-7 выпущенных позднее тридцать седьмого года, в правом борту боевого отделения танка был предусмотрен лючок, через которых можно было выбрасывать гильзы в щель между бортами.

На стенках боевого отделения патроны крепились посредством специальных планок. Из общего числа в тридцать семь выстрелов на левой стороне крепили пятнадцать, а на правой девятнадцать патронов. На стенках башни БТ-7, в вертикальном положении, аналогичным образом, крепили по пять патронов по обе стороны ниши. Боевые машины с конической башней укладки на бортах башни не имели. В нише цилиндрической башни укладка патронов состояла из пары по двадцать снарядов, конической- три коробки по двенадцать, а таки имевшие кормовой пулемет имели только две коробки. Таким образом, боекомплект линейного БТ-7 – сто семьдесят два снаряда, радийного – сто тридцать два. Пулеметных патронов насчитывалось 2394 штуки, снаряженные в тридцать восемь магазинов.

Стабилизированный прицел.

Стабилизированный прицел В конце тридцать восьмого года танк БТ-7 стали оборудовать 45-мм ТП обр.1938года. Главным отличием этого орудия был электрический спуск и стабилизированный прицел ТОП(ТОС) изготовленный заводом «Авиаприбор». Данный прицел обеспечивал стабилизацию прицельной линии в вертикальной плоскости при помощи гироскопа. Прицельная марка посредством коллиматора выводилась в поле зрения прицела. При колебании орудия в вертикальной плоскости марка прицела двигалась относительно стабилизированной прицельной линии, которая удерживалась в точке наводки орудия. При совпадении прицельной марки и линии прицеливания, автоматически происходил выстрел из танковой пушки. Основным недостатком данного прицела была сложность освоения наводчиком. Поэтому от ТОС-1 впоследствии решено было отказаться.

Двигатель и трансмиссия танка.

Фото двигатель М17Двигатель.  В БТ-7 устанавливали двенадцати цилиндровый карбюраторный двигатель отечественного производства М-17 – аналог лицензионного фирмы БМВ, мощностью в четыреста лошадиных сил. Топливом двигателю служил авиабензин Б-70. Суммарная емкость топливных баков семьсот девяносто литров, из них в боковых – двести пятьдесят, кормовой бак – четыреста и четыре дополнительных бака на крыльях — еще сто сорок литров.

Приводы управления БТ-7 механического типа. Для поворотов при движении на гусеницах служили два рычага управлявшие бортовыми фрикционами и тормозами. Съемный штурвал обеспечивал движение на колесах.

Ходовая часть БТ-7 первых голов выпуска заимствована от БТ-5, но позднее внесли небольшие изменения, направленные на улучшение надежности. Таким образом, усилили подвеску ведущих колес колесного хода.

Средства связи.

 БТ-7 с башней цилиндрической формы оборудовали р/с 71-ТК-1 которая имела поручневую антенну, БТ-7 с башней конической формы имели штыревой формы. Связь внутри танка обеспечивало переговорное устройство ТПУ-3 либо ТСПУ-3. Между собой переговорные аппараты соединялись при помощи штепсельных колодок и шнура либо электро-контактного устройства.

 

«Артиллерийский» танк БТ-7А

Фото БТ-7АХотя на ХПЗ был освоен танк с 45-мм танковой пушкой, его конструкторское бюро продолжало работу по монтажу 76-мм пушки. В сентябре сорок третьего года в адрес КБ был доставлен полный комплект чертежей башни Т-26-4 с установленной 76-мм танковой пушкой  обр. 1927года. (КТ-28). Задачей КБ было переработать чертежи под установку на БТ-7. По большому счету изменения коснулись башенного погона, помимо этого толщина крыши была увеличена на два миллиметра и составила десять миллиметров. Сварка заменила клепку в соединение стыка планок вертикальных бронелистов.

Весной тридцать пятого года Ижорским заводом в адрес ХПЗ отправили башню Т-26-4. А в октябре цеха покинул первая опытная машина, с установкой трехдюймового орудия, которая позднее получившая название БТ-7А. Танк прошел производственные испытания, на которых было произведено сто девяносто семь выстрелов. После исправления выявленных недостатков танк поступил на вооружение.

К концу тридцать седьмого года ХПЗ (уже завод номер 183 в то время), изготовил сто пятьдесят пять машин такого типа. Из этих машин тридцать две из-за отсутствия 76-мм пушек не были приняты военной приемкой в этом году. На десять из этих танков в следующем году установили 76-мм КТ-28, на остальные машины установили 45-мм танковое орудие. Таким образом, армия получила сто тридцать три БТ-7А, из которых одиннадцать – радийные.

БТ-7А поступали на комплектование артиллерийских дивизионов непосредственной поддержки танков. 

Основное вооружение — 76-мм танковая пушка КТ-28 в башне цилиндрической формы с кормовой нишей. Ведение огня и наблюдение экипаж использовал перископический и телескопический. Как вспомогательное оружие использовался раздельно установленный пулемет ДТ. Некоторая часть имела зенитный пулемет и кормовой пулемет. БТ-7А с зенитным пулеметом, пулемета в нише не имели. Боекомплект состоял из пятидесяти выстрелов для линейного и сорока для радийного танка. В остальном конструкция БТ-7А повторяла таковую БТ-7.

БТ-7М -лучший в своей серии.

Фото танка БТ-7ММодификация БТ-7M, своим появлением обязана необходимости избавиться от прожорливого бензинового двигателя М-17T. Несмотря на почти двукратное увеличение емкости бензиновых баков танка БТ-7, увеличению запаса хода достигнуто не было. Этому препятствовал большой расход топлива (около полутора килограмм на километр при движении на колесах). Вдобавок это был авиационный бензин, вещь в СССР дефицитная даже в мирное время.

Одним из способов разрешить эту проблему была установка дизельного двигателя. Еще в 1936 г. план опытных работ предполагал размещение в танке БТ-7 дизеля БД-2. Но вследствие задержки конструкторских работ первые два танка с дизелем завод выпустил в 1937 году и еще два на следующий год. Репрессии и последующие кадровые перестановки, прокатившиеся по ХПЗ в этот период, также внесли свою лепту. На февральских испытаниях танков с дизелем В-2 и карбюраторным М-17Т, последний показал лучшую надежность. Комиссия отметила, что В-2 не отвечает минимальным требованиям по надежности, но в перспективе может заменить М-17.

Фото танка БТ-7МНа прошедших в июне государственных испытаниях доработанный дизель В-2 показал себя гораздо лучше, что позволило в сентябре этого года, рекомендовать его производство. В декабре 1938 г. первые БТ-7М покинули цеха харьковского завода. Легкий танк БТ-7М, не имел существенных внешних отличий от БТ-7. Производство БТ-7M продолжалось до конца 1940 г., некоторое время одновременно с производством Т-34. В танке БТ-7М пытались исправить еще один недостаток БТ-7 – слабость бронирования. Для чего Мариупольским заводом была выпущена партия комплектов навесного бронирования. Параллельно провели испытания танка нагруженного балластом до 19 тонн. Завод заказ выполнил, однако фактов использования этих комплектов для усиления бронирования БТ-7М не известно.

Фото дизельный двигатель B-2Следует отметить, что оснащенный недостаточно освоенным в производстве дизельным двигателем танк БТ-7М на практике оказался менее надежным, чем БТ-7. Очевидно, что именно поэтому для укомплектования войск НКВД, в 1940 году, заказаны танки БТ-7M c установленным бензиновым двигателем. Помимо этого БТ-7М лишился возможности двигаться на колесах, поскольку возросшие нагрузки приводили к быстрому износу резиновых бандажей. Впрочем, не он один. БТ-7 выпуска 1938-40 гг. также страдали от этого недостатка, но в БТ-7М он проявлялся наиболее неприятно.

Послесловие

После освоения в производстве, БТ-7 стали поступать в танковые подразделения. Первыми машину получили в танковой бригаде им. Калиновского. По мере выпуска БТ-7 стали вытеснять прежних серий в механизированных корпусах и бригадах. Довольно быстро БТ-7 заслужил репутацию вполне надежной в эксплуатации машины. В предвоенные годы БТ-7 участвовали в боях на реке Халхин-Гол составе шестой танковой бригады. Позднее эти танки появились на дорогах Эстонии, Латвии и Литвы, а также принимали участие Зимней войне.

Архивные документы

Результаты испытаний экранированного танка БТ-7, проведенных в период 15-28 марта 1944 г

К испытаниям был привлечен экранированный радийный танк БТ-7 № 0189-2 203 Тбр, гусеница танка мелкозвенчатая, от последнего капитального ремонта двигатель и вся малина проработали 28 часов 27 минут.
После экранировки вес танка увеличился на 1,5 т. Танк испытывался при 100% боевой укладке и составе экипажа 3 человека. Маршрут и режим испытаний изложен в прилагаемом путевом журнале испытаний.
За период испытаний пройдено 843 км (380 км. по шоссе, 463 км. — просёлочная дорога, пересеченная местность и препятствия), мотор наработал в пути 33 ч.10 м.

В результате испытаний выявлено:

  • На одной заправке основных баков (без дополнительных) пройдено 322 километра.
  • Вследствие отяжеления носовой части танка, трогание с места на 1 передаче производится при 500-600 оборотах двигателя (ранее 400 оборотов). По проселочным дорогам неудовлетворительного состояния (наличие большого количества рытвин, кочек и т.д.) происходит большое качание носовой части танка вертикальной плоскости, что затрудняет управление танком и ограничивает скорость движения, движение возможно на 1 и 2 передаче на среднем эксплуатационном режиме, со скорость» 8-12 км /час.
  • При режиме двухчасового непрерывного движения и 120 км. марша за 5 ходовых часов с двумя остановками (для осмотра), тепловой режим двигателя и нагрев агрегатов трансмиссии и ходовой части — нормальный.
  • Расход бензина, не превышая скорости движения 30 км. /час и обороты двигателя 1650 об. /мин. при удельном весе бензина КБ-70 0,765, в среднем 33,8 кг. на 1 час при температуре наружного воздуха — 10°.
    Смазка агрегатов и механизмов танка, установленная таблицей смазки для танка БТ-7, по режиму и количеству смазки обеспечивает нормальную работу агрегатов танка.

ww2tanki.ru

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Советский легкий танк БТ-7, таранивший немецкую штабную машину, август 1941 года/ Этот БТ-7 протаранил Horch 901, пренадлежащий штабу 25 танкового полка 7 танковой дивизии Вермахта

Бт 7

На 1 июня 1941 года в западных приграничных округах имелось 3243 БТ-7 и БТ-7М. Бт-7 были наиболее современными танками серии БТ, состоявшими на вооружении РККА. Количество их в механизированных корпусах западных военных округов очень сильно колебалось: (ЛВО) 1-й МК — 383 ед., 10-й МК — 62 ед.; (Приб. ВО) 3-й МК — 410 ед., 12-й МК — 239 ед.; (Зап. ОВО) 6-й МК — 250 ед., 13-й МК — 13 ед., 17-й МК — 24 ед., 20-й МК — 13ед.; (Од. ВО) 2-й МК — 354 ед., 18-й МК — 75ед.; (КОВО) 4-й МК — 297 ед., 8-й МК — 260 ед., 9-й МК — 90 ед., 15-й МК — 471 ед., 16-й МК — 126 ед., 22-й МК — 173 ед., 24-й МК — 4 ед. Такие механизированные корпуса как 9, 11, 13, 18, 19, 24-й насчитывали в своем составе от 220 до 295 танков, (при штатной численности 1031 ед.), в основном старых типов. А 17-й и 20-й МК из-за малого количества машин (соответственно 36 и 93) вообще нельзя было назвать механизированными соединениями.

Танк БТ-7 из состава 4-го МК подбитый на улице г. Немиров. 24.06.41.

Бт 7
Наиболее упорные бои и сражения в первые недели войны развернулись на северо-западном, западном и юго-западном направлениях.

В полосе действий войск Северо-Западного фронта боевые действия начались ударом 22 июня всей германской группы армий «Север», 3-й танковой группы и части сил левофланговых корпусов 9-й полевой армии группы армий «Центр» (в общей сложности 40 дивизий). В первом эшелоне наступали 25 дивизий, в том числе 6 танковых. Основными направлениями ударов противника стали шауляйское и вильнюсское.

24 июня 1941 года, бой на улице г. Немиров, на переднем плане расчет 37-мм противотанкового орудия РаК 35/36, справа возле домов раздавленные пехотные орудия SIG 33 13-й роты 211-го пехотного 71-й немецкой дивизии. Вдалеке подбитый советский танк БТ-7 из состава 4-го МК.

Бт 7

Этот же танк ближе

Бт 7
На правом фланге Северо-Западного фронта против войск 8-й армии наступала 4-я танковая группа (41-й и 56-й моторизованные корпуса) и 18-я полевая армия германских войск. Основной удар 4-й танковой группы (3 танковых и 2 пехотных дивизии) пришелся на позиции 125-й советской стрелковой дивизии прикрывавшей шауляйское направление, она была смята и стала отходить на восток. Передовые отряды танковых дивизий противника уже к 9.00 22 июня захватили Таураге.

На левом фланге Северо-Западного фронта, где оборонялась 11-я армия ситуация была не лучше. В направлении на Вильнюс наносила удар 3-я танковая группа и часть сил 9-й полевой армии противника. Против 5-ти советских стрелковых полков три танковых, одна моторизованная и шесть пехотных дивизий немцев. Советские части были не в состоянии отразить удар такой мощи и стали, неся большие потери в живой силе и технике, отступать.
Застрявший в болоте и брошенный экипажем танк БТ-7 из состава 4-го МК

Бт 7
Таким образом, оборона Северо-западного фронта была прорвана.

Командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ф.И. Кузнецов решил силами 12-го и 3-го механизированных корпусов нанести контрудар по вклинившемуся противнику в районе юго-западнее Шауляй. Согласно решению командира 12-го МК генерал-майора Н.М. Шестопалова 23 и 28-й ТД была поставлена задача во взаимодействии с соединениями 10-го и 11-го СК и 2-й ТД 3-го МК, нанести фланговый удар по 1-й и 6-й ТД противника в общем направлении на Скаудвиле.

Готовность к наступлению была определена на 4.00 23-го июня. Решение на проведение контрудара было верным, но не принимало в расчет реально сложившейся ситуации. Танковые дивизии корпуса должны были наступать с различных направлений, удаленных друг от друга на 60-70 км. 23-я ТД, вооруженная 333 танками Т-26, вначале(!) должна была вместе с 10-м СК уничтожить противника в районе Плунге, Кулей, а затем нанести удар из района лесов юго-западнее м. Тверы в направлении Скаудвиле, а 28-я ТД, имевшая на вооружении 239 танков БТ-7 — из района Рауденай (35 км северо-западнее Шауляй). Это усложняло вопрос организации и взаимодействия между ними, а также затрудняло управление контратакующими частями со стороны командования корпуса.

Брошенные ввиду невозможности эвакуации танки БТ-7

Бт 7
Боевые задачи танковым дивизиям были поставлены слишком глубокие — до 70 км. Времени на подготовку контрудара практически не отводилось, что крайне отрицательно сказалось на организации боевых действий корпуса. Решение на проведение контрудара было принято командиром корпуса без проведения рекогносцировки и разведки местности в полосе наступления. По этим же причинам не было отработаны вопросы организации взаимодействия как внутри корпуса, так и с общевойсковыми соединениями. Так как местность в полосе наступления была открытая, и не обеспечивала скрытности передвижения танковых частей, то требовалось тщательное прикрытие контратакующих танковых дивизий истребительной авиацией, как в исходном положении, так и на марше, а также в ходе нанесения контрудара. Однако, штабами всех уровней (фронта, армии, корпуса) в этом направлении ничего сделано не было.

К вечеру 22 июня, противнику наступавшему против войск Северо-Западного фронта удалось достигнуть значительных успехов. Части 4-й танковой группы силами передовых подразделений 56-го моторизованного корпуса захватили преправу на р. Дубисса у Айраголы. На шауляйском направлении противник вышел в район севернее Таураге, и продвинулся на глубину 25-35 км, угрожая отрезать дивизии 8-й армии от войск 11-й армии. Соединения 3-й танковой группы противника продвинулись на 55км, овладели районом Алитус и создали угрозу флангам Северо-Западного и Западного фронтов.

Брошенные советские танки БТ-7А. Украина 1941 г.

Бт 7
Бт 7
22 июня колонна 28-й танковой дивизии (ТД) подверглась первой бомбардировке, в результате из строя вышли 10 танков. Боевые действия 28-й ТД, под командованием И.Д. Черняховского, по осуществлению контрудара начались утром 23 июня. Выступив из района Рауденай, 28-я ТД к 10.00 вышла на рубеж Варняй — Ужвентис. Но сразу в наступление перейти не смогла, так как не было горючего для танков. До 15.00 дивизия стояла на этом рубеже и только с подвозом ГСМ возобновила наступление.

Двигаясь из Ужвентис на Скаудвиле, при подходе к Калтиненай, где вели бой разрозненные подразделения 125-й СД, передовые танки авангардного 55-го ТП встретили противника. Комдив решил развернуть 55-й ТП и во взаимодействии с частями 125-й СД с ходу атаковать немцев. К 22.00 полк успешно атаковал части 1-й ТД противника в двух направлениях. Одна группа в составе 17 танков БТ-7 уничтожила до двух рот пехоты и около 10 орудий и отбросила его на 5 км к югу. Вторая группа в составе 23 танков БТ-7 также успешно атаковала немцев и перерезала дорогу Калтиненай — Россиены, где уничтожила до роты мотоциклистов. В самом начале боя, при встречном выдвижении танков, немцам удалось сжечь 2 БТ-7 и 3 Т-26. Сам комдив полковник Черняховский в это время, находясь непосредственно в боевых порядках(!), руководил боем из своего командирского БТ-7РТ.

БТ-7 Черняховского, укрывшись в складках местности, сближался с танками противника. Вот, немецкий Pz-IV примерно с 800 метров подбил другой БТ-7. Танк комдива, развернув башню, выстрелил — рикошет. Тогда, зайдя в борт немцу, с 300-400 метров БТ-7 Черняховского поджег его. Одновременно танк БТ-7 сержанта Карло, вынырнув из низины, также в борт подбил еще два Pz-IV. Части 28-й ТД в бою 23 июня уничтожили и подбили 14 танков противника. Потери 55-го ТП составили 13 танков. Причем, комдив буквально находился на своем командирском танке в гуще боя!

Полностью сгоревший советский легкий танк БТ-7 на трассе Холм — Локня

Бт 7

В результате отсутствия связи с соседями и незнания общей обстановки перед фронтом своих частей Черняховский решил не вводить в бой дополнительные силы и приказал отвести 55-й ТП в лес 1 км севернее Пашиле с намерением атаковать противника утром 24 июня. От ударов авиации немцев 28-я ТД в течении 23 июня потеряла 27 танков БТ-7.

В бою у Пашиле 25 июня 28-я ТД наносила удар в направлении Каркленай — Полугуе — Ужвентис и была встречена сильнейшим огнем противотанковой и полевой артиллерии противника. Часть танков 55-го и 56-го ТП прорвались в глубину расположения противника и разгромили на марше выдвигавшуюся колонну 8-го моторизованного полка, уничтожив при этом 3 тяжелых и 14 противотанковых орудия. В результате 4-х часового боя танковые полки 28-й ТД уничтожили до 2-х батальонов пехоты, 450 солдат противника было взято в плен, захватили 6 тяжелых и 24 противотанковых орудия, несколько танков и других единиц техники. В ходе этого боя было подбито, застряло в болоте, и было добито артиллерией противника 48 танков БТ-7. В этот день 28-я ТД понесла самые большие потери в личном составе и технике. В район сбора не вернулись 84 танка. В бою погибли командир 55-го ТП майор С. Онищук, комбаты майор Александров и капитан Иволгин, помощник комдива по технической части подполковник Соболев со своей ремонтной бригадой. Погибла вся 3-я рота 1-го батальона 55-го ТП и ее командир лейтенант Мотвиненко. К 15.00 25 июня в 28-й ТД осталось около 30 исправных танков.

Сгоревший БТ-7, на заднем плане подбитый немецкий танк PzKpfw.IV

Бт 7
Контрудар 12-го и части сил 3-го МК имел ограниченный успех на тактическом уровне, лишь замедлив наступление противника на шауляйском направлении.

В числе причин обусловивших неудачный исход контрудара механизированных корпусов можно назвать:
1. Недостаток времени на подготовку контрудара.
2. Танковые дивизии 12-го МК действовали рассредоточенно, изолированно друг от друга.
3. Боевые действия механизированных корпусов проводились под постоянными ударами вражеской авиации, при полном отсутствии авиационного прикрытия с нашей стороны.
4. Отсутствие разведки противника, незнание положения своих войск и поспешность принятия решений приводило к ненужному изматыванию войск и разбрасыванию сил.
5. Неудовлетворительно организованная связь привела к незнанию реальной обстановки командованием фронта и армии, к запаздыванию решений.

Два неисправных танка БТ-7 брошенные на ж/д станции. Лето 1941 года.

Бт 7
После проведенного контрудара, части и соединения механизированных корпусов Северо-Западного фронта выполняли задачи, главным образом, по прикрытию отхода общевойсковых соединений на северо-восток. Так, например, 28-я ТД занимала оборону на южном берегу р. Мужа. К вечеру 27 июня колонна вражеских танков начала обходить правый фланг дивизии. С фронта огонь открыла немецкая артиллерия. В ходе боя танкисты 28-й ТД подбили 6 танков и уничтожили 2 орудия противника, ценой потери 8 танков БТ-7. В течении этого дня штаб дивизии получил от различных вышестоящих штабов три противоречивых приказа, ни один из которых не был выполнен. За период с 22 июня по 7 июля 1941г. боевые потери 28-й ТД составили 133 танка, по техническим причинам вышли из строя еще 68 машин. К 1 июля 1941 года 12-й мехкорпус практически перестал существовать — в нем осталось 35 танков, 22 орудия и порядка 600 человек личного состава. В последующем 12-й МК, в следствии потери боеспособности из-за понесенных потерь был выведен в резерв командующего Северо-Западным фронтом.

Не менее трагическая судьба постигла и 1-й МК (ЛВО). К началу войны в корпус входили 1-я и 3-я ТД, 163-я МСД, 5-й мотоциклетный полк и другие части корпусного подчинения. Наиболее показательна судьба 3-й ТД (38 — Т-28, 232 — БТ-7, 68 — Т-26, 50 — БА-10, 24 — БА-20).

Советский танк БТ-7, Ленинград осень 1941г.

Бт 7

Разгром 1-го МК и 3-й танковой дивизии начался 17 июня 1941 г. В этот день из состава 1-го МК была изъята 1-я ТД. 22 июня корпус совершил марш из мест постоянной дислокации (Струги Красные, Псков и Черех) в район Красногвардейска. 27 июня из состава 1-го МК, еще не вступившего в бой, были изъяты 3-й ТБ 25-го ТП 163-й МСД, зенитный дивизион 3-й ТД и 20 бронеавтомобилей. 30 июня корпус переподчинили командующему Северо-Западным фронтом, который на следующий день изъял(!) 163-ю МСД из состава корпуса и переподчинил ее командующему 27-й армией. 4 июля по приказу начштаба фронта 3-ю ТД покинул 3-й мотострелковый полк, а 5-й мотоциклетный полк — две мотоциклетные роты. Тем не менее, в этот же день командующий фронтом поставил задачу остаткам 1-го МК быть готовыми к нанесению удара в направлении Псков- Остров.

На следующий день в 15.25 5-й и 6-й ТП 3-й ТД атаковали г. Остров с севера и северо-востока. В результате боя с танками и артиллерией противника полки овладели г. Остров и вышли на левый берег реки Великая. Во время атаки полки не имели авиационной и артиллерийской поддержки. Пехоты для удержания занятого рубежа и очищения города от немцев не было (имелось до двух батальонов, сформированных из отходивших бойцов 111-й СД). К концу боя дивизия потеряла до 50% материальной части.

Подбитые и сгоревшие грузовики, танки БТ-7 и KB после боя под Великой. KB ранних выпусков с пушкой Ф-32 и экранированной башней. Северо-западный фронт, Псковское направление, август 1941 г.

Бт 7

Через полчаса при сильной артиллерийской и авиационной поддержке противник перешел в контратаку. Практически не имея пехоты, дивизия 2 часа упорно оборонялась. Однако под ударами пикирующих бомбардировщиков и сильнейшим артиллерийским и минометным огнем, неся большие потери, в 19.00 3-я ТД оставила г. Остров. К утру 6 июля в дивизии осталось: в 5-м ТП — 1 Т-28 и 14 БТ-7, в 6-м ТП — 2 КВ (10 КВ были получены накануне) и 26 БТ-7. В этот день 3-я ТД была подчинена командиру 22-го СК, а на следующий день переподчинена командиру 41-го СК. При этом командир 22-го СК оставил в своем распоряжении 5-й танковый полк и в дивизию его не вернул! 6-й ТП ушел в 41-й СК, — таким образом, с 7 июля 3-я ТД как самостоятельная боевая единица перестала существовать. Трудно сказать, кто внес больший вклад в разгром 1-го МК — немцы или наше собственное командование. Тем более это обидно, потому что БТ-7 был способен на равных вести бой с германскими танками.

Так, 23 июня 1941 г. ,лейтенант Совик из 93-го ТП 47-й ТД, семь раз ходил в атаку на БТ-7, уничтожив три танка, две автомашины, три орудия и до 200 человек пехоты противника. 25 июня сводная группа 9-го ТП 5-й ТД, в составе 4 БТ-7 и 6 БА-10, под командованием капитана Новикова, получив приказ захватить Ошмяны, обошла противника с тыла и атаковала Ошмяны с запада. В этом бою старший лейтенант Веденеев на БТ-7 уничтожил 5 вражеских танков и 4 ПТО!

Через два дня экипаж БТ-7 в составе старшего сержанта Найдина и красноармейца Копытова, из той же 5-й ТД находились в засаде. Обнаружив колонну из 12 вражеских танков, они подбили головную машину в колонне, а затем последнюю. Воспользовавшись растерянностью немцев, экипаж подбил и остальные 10 танков!

В полосе Западного фронта 250 танков БТ-7 в составе 6-го МК приняли участие в контрударе советских войск в районе Гродно 23-25 июня 1941г. Контрудар закончился фактически с тем же результатом, что и аналогичный наносимый в полосе Северо-Западного фронта. Причины провала были те же.

На Юго-Западном фронте танки БТ-7 приняли самое непосредственное участие в первом встречном танковом сражении ВОВ в районе Луцк — Броды — Ровно, 23 — 26 июня 1941г. Большое количество танков БТ-7 имелось в соединениях 4,8,15 и 22-го МК. Особенно хорошо действовали танкисты 15-й ТД полковника В. Полозкова. Дивизия входила в состав 16-го МК комдива А. Соколова. Танкисты 15-й ТД первые в РККА начального периода ВОВ (не от хорошей жизни) применили тактику танковых засад.

В середине августа 1941 г. в боях за Новгород полковник Черняховский также успешно применял метод танковых засад. Так, в бою 15 августа расположив на обратных скатах холмов свой последний резерв — 5 танков БТ-7, которые по словам самого командира 28-й ТД он держал «для эмблемы», Черняховский в критический момент боя вывел танки на гребни высот. Менее, чем за 10 минут танкисты подбили 2 немецких танка и обратили в бегство атакующую пехоту противника, не понеся потерь.

По выводам комиссии ГБТУ от 1953 г., причинами неоправдано высоких потерь РККА в танках вообще, и в легких танках БТ в частности, в ходе приграничных сражений лета 1941 г. являлось: низкая техническая готовность и неграмотное использование танков (неподготовленные лобовые атаки), плохое взаимодействие родов войск, а также отсутствие системы эвакуации и ремонта поврежденных машин.

В пяти приграничных округах 7% танков БТ нуждались в капитальном, а 10,3%- в среднем ремонте. Заявки промышленным наркоматам от округов на запчасти были приняты всего на 31%. Исправные танки БТ в приграничных округах составляли 82,7% от их общего количества. К тому же при крайней изношенности ходовой части и ограниченном моторесурсе танкам порой приходилось совершать изнурительные форсированные марши. Так, протяженность маршрута выдвижения на рубеж нанесения контрудара 6,9 и 8-го МК, где процент танков БТ был наиболее велик, составила 90,200 км и 500 км соответственно. И это при том, что межремонтный пробег большинства танков старых типов не превышал 500 км. Поэтому, если в составе 6-го и 9-го МК в контрударе приняло участие от 70 до 90% танков, то в 8-м МК — всего 48%.
Танки БТ-7 брошенные экипажами в парке. Начало войны, лето 1941

Бт 7
Например, 15-й МК, значительную часть танкового парка которого составляли танки БТ, в период с 22 июня по 1 августа совершил свыше 1500км маршей. Корпус не выходил из боев. При этом, осмотр и текущий ремонт танков не производился (!). В 10-й ТД 15-го МК из имевшихся к 22.06.41г. 181 танка БТ выступило в поход по боевой тревоге — 147 машин, потеряно в боях — 54, оставлено при отходе по разным причинам — 46 единиц. Причем большинство танков досталось противнику по причине таких технических неисправностей, устранение которых в полевых условиях при наличии организованного ремонта не вызвало бы никаких затруднений.

Потери танков БТ-7 в 8-й ТД 4-го МК к 1 июля 1941г. распределялись следующим образом. Из имевшихся 31 танка подбито в бою — 2(!), пропало без вести — 1, завязло в болоте — 1, оставлено и уничтожено экипажами — 12(!), эвакуировано на танкоремонтные заводы — 3, потеряно по неустановленным причинам — 1.

В период с 7 по 9 июля 1941 г. танки БТ-7 приняли участие в контрударе 5-го и 7-го МК под Сенно и Лепелем. Так, наряду с КВ и Т-34 танки БТ-7 имелись на вооружении 27-го и 28-го ТП 14-й ТД полковника И. Васильева, входившей в состав 7-го МК (вторая ТД этого корпуса была полностью укомплектована Т-26). Первые батальоны полков были укомплектованы танками новых типов, вторые и третьи — БТ. На период боевых действий 7-му МК были приданы 36-я МСД и два ОТБ ( в каждом по 40 БТ-5 и БТ-7). Танковые дивизии 7-го МК генерал-майора В. Виноградова были переброшены в район Витебска. Туда же были перенацелены и части 5-го МК генерал-майора И. Алексеенко, начавшего передислокацию в начале июня 1941 г. из ЗабВО. Корпус был укомплектован на 100% по штатам мирного времени и имел 924 танка, из них 33 КВ и Т-34, остальные БТ-7 и Т-26. В 7-м МК имелось 715 танков. В первом же бою у Черногостицы 28-й ТП 14-й ТД, имевший по прибытии только танки БТ-7 и доукомплектованный 5 танками КВ и 20 танками Т-34, уничтожил 56 противотанковых орудий и более полка пехоты противника. В бою 6 июля 1941 г. командир 27-го ТП майор С. Романовский бросил танки БТ-7 в обход деревень Тепляки и Панариво, а более защищенными танками Т-34 атаковал противника в лоб. Бой длился более часа и завершился полным разгромом немцев. Противник потерял 8 легких и 1 средний танк, несколько тяжелых орудий. Потери полка составили 5 танков БТ-7, сгоревших вместе с экипажами.

При переходе к обороне майор Романовский действовал так же грамотно: батальоны БТ были окопаны и встречали атакующего противника огнем с места из укрытий, а для проведения контратак привлекались танки КВ и Т-34. Всего за период боев с 30 июня по 20 июля 1941 г. 14-я ТД уничтожила 122 танка, 11 бронеавтомобилей, 50 противотанковых и 36 полевых орудий противника.

Д695874остаточно яркий след оставили танки БТ-7 при обороне Одессы. Танки Приморская армия получала прежде всего из ремфонда Южного фронта. Первый эшелон (12 танков БТ-7) поступил в Одессу в первых числах августа 1941г. Танки восстанавливались на заводе им. Январского восстания. Где проходили капремонт и экранировку (по инициативе представителя бронетанкового отдела Приморской армии ст. лейтенанта Г. Пенежко) 30-мм листами корабельной стали, запас которых был на заводе им. Марти. Экранировался корпус и башня, экраны служили неплохой защитой от огня румынских батальонных орудий. Танки с экранированной башней (листы полуметровой ширины устанавливались по обе стороны от маски орудия) имели причудливо-устрашающий вид. Всего за время обороны было отремонтировано и поставлено в строй 42 танка. Преимущественно БТ-7 и БТ-5. В ходе боев за Одессу танки БТ-7 и БТ-5 успешно боролись с легкими немецкими Pz-II, средними Pz-III, Pz-38t и даже французскими танками, состоявшими на вооружении 4-й румынской армии. Наиболее частым тактическим приемом были танковые и танкокавалерийские засады, а при благоприятных условиях и контратаки. В конце одесской эпопеи 14 исправных танков БТ были эвакуированы в Крым.

В вермахте трофейные БТ-7 получили индекс PzKpfw БТ-7 742 (r)

Бт 7
Бт 7
К осени 1941 г. количество БТ-7 в танковых частях сильно сократилось. Несмотря на это, оставшиеся машины применялись в боях с не меньшей эффективностью, чем новейшие Т-34. В 4-й (1-й гвардейской) танковой бригаде под командованием М. Катукова БТ-7 успешно использовались в танковых засадах при ведении оборонительных боев под Мценском. 9 октября, часть танков БТ-7 роты лейтенанта Самохина была закопана в землю, другая находилась в укрытии в качестве резерва. Дуэль между советскими и германскими танками продолжалась 4 часа, но немцы были вынуждены отступить.

В ноябрьских боях под Москвой Катуков столь же грамотно использовал имевшиеся танки БТ и в наступлении. Так, в бою за Скирманово 12.11.1941г. бригада атаковала противника в трехэшелонном боевом порядке: в первом эшелоне шли танки КВ и Т-34, во втором — Т-34 и БТ, в третьем БТ. Первый эшелон, состоявший из тяжелых и средних танков, действовал как таран. Второй эшелон использовался в качестве САУ (т.к. на тот момент на вооружении РККА САУ не было). Третий составлял резерв.

Танки БТ-7 1-й гвардейской ТБр, готовятся к атаке. Ноябрь 1941 г.

Бт 7
Танки БТ-7 принимали участие в историческом параде на Красной площади 7 ноября 1941 г. На парад были привлечены 70 танков БТ-7 из состава 31-й (командир — полковник А.Кравченко, будущий командующий 6-й гвардейской танковой армии) и 33-й ТБр (командир — подполковник С. Гонтарев) .

В конце ноября 1941 г. 1-я гв. ТБр поддерживала 316-ю СД генерала И.Панфилова, оборонявшуюся на Волоколамском направлении. Вот что пишет об этом сам М.Е. Катуков:

«17 ноября они (немцы) бросили на правый фланг дивизии Панфилова 30 танков. Им удалось потеснить оборонявший этот район 1073-й СП и занять Голубцово, Ченцы, Шишкино, Лысцево. Панфилов приказал восстановить положение и выбить гитлеровцев прежде всего из Лысцево. Для выполнения задачи, поставленной генералом Панфиловым, Гусев (командир 1-го ТБ) сколотил небольшую группу под командованием старшего лейтенанта Лавриненко. В нее вошли три танка Т-34 и три БТ-7. Договорившись с командиром стрелкового полка о взаимодействии, старший лейтенант Лавриненко решил построить свою группу в два эшелона. В первом шли БТ-7 Заики, Пятачкова и Маликова. Во втором эшелоне — «тридцатьчетверки Лавриненко, Томилина и Фролова. До Лысцево оставалось с полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села гитлеровские танки. Подсчитали — восемнадцать! Немецкие солдаты, толпившиеся до этого на опушке леса, побежали к своим машинам: они заметили наши танки, идущие в атаку. Началось сражение между шестью советскими танками и восемнадцатью немецкими. Продолжалось оно, как мы узнали потом, ровно восемь минут. Но чего стоили эти минуты! Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили «тридцатьчетверки» Томилина и Фролова. Однако наши танкисты нанесли гитлеровцам еще больший урон. Семь фашистских машин горели на поле боя, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса….Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы».

13 декабря 1941 г. произошел вообще уникальный случай. БТ-7 из 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии находился в головном разведдозоре в районе Денисиха — Троицкое (район Кубинки). Экипаж БТ-7 обнаружил два немецких танка Pz-III. Двумя последними бронебойными снарядами командир БТ-7 Н. Обухин подбил один из них. Второй, продолжая движение, прошел мимо советского танка. Тогда командир танка БТ-7 принимает решение таранить вражескую машину. Механик-водитель П. Трайнин, лобовой частью корпуса ударяет по ведущему колесу Pz-III. У немецкого танка лопнула гусеница, но он начал разворачивать башню в сторону БТ-7, тогда Трайнин вторично таранит его и протащив юзом вражеский танк метров 8, сбрасывает его с обрыва в реку Озерни. После чего БТ-7 снова скрывается в лесу, осуществляя скрытное наблюдение. Только БТ-7 вернулся на прежнее место, из рощи напротив появился третий танк Pz-III, который на высокой скорости двигался по следам, проложенным первыми двумя танками. Увидев горящий танк, Pz-III остановился и немецкие танкисты, открыв башенный люк, стали осматривать местность в бинокль. Один из членов немецкого экипажа даже вышел из танка. И тут БТ-7 на высокой скорости, вылетел из леса и протаранил вторую машину, ударом лобовой части советский танк срезал ведущее колесо и порвал гусеницу вражеского танка. Немецкий экипаж бросился бежать, и был расстрелян из пулемета. Двигатель БТ-7 от удара заглох и завелся лишь с четвертой попытки. Это был единственный за всю историю Великой Отечественной войны задокументированный случай, когда экипажу легкого танка БТ-7 удалось результативно таранить два средних танка противника.

В ходе контрнаступления Красной Армии зимой 1942-1943 гг. под Москвой танки БТ-7 входили в состав ряда отдельных танковых бригад. Как правило, ими были укомплектованы вторые батальоны бригад.

В составе 16-й ОТБр на Волховском фронте, к концу февраля 1942 г. имелось 17 танков БТ-7. На Ленинградском фронте отдельные машины воевали вплоть до окончательного снятия блокады. Танки БТ-7 были первыми танками, переправившимися на захваченный советскими войсками плацдарм у Невской Дубровки. 30 сентября 1941 года 6 танков БТ-7 в составе 10-й СБр форсировали Неву в районе поселка Отрадное. До тех пор, пока саперы не построили переправу для танков Т-34 и КВ, «бэтэшки» оставались единственным подвижным средством усиления пехоты на Невском пятачке. Танки БТ-7, имел на вооружении 48-й ОТБ, участвовавший в декабрьских боях 1941 г. на Невской Дубровке, 287-й ОТБ действовавший с ноября 1941 г. и в течении всего 1942 г. на Ораниенбаумском плацдарме, а также 51-й и 86-й ОТБ. Там же, на Ораниенбаумском плацдарме отдельные сохранившиеся танки БТ-7 в составе 98-го ОТП приняли участие в общем наступлении Советской армии в январе 1944 г.

Ремонт танков БТ в осажденном Ленинграде выполнялся на ремонтном заводе №27. Восстанавливая танки БТ, ввиду отсутствия штатных двигателей М-17Т, в них устанавливали на танки дизели В-2. Необходимые запчасти снимались с подбитых и не подлежащих восстановлению танков Т-34. Параллельно, за счет экранирования, усиливалась броня башен, лобовой части корпуса и иногда борта. Для экранировки БТ-7 использовались броневые листы Ижорского завода.

Заключительной главой в почти пятнадцатилетней боевой биографии танков серии БТ стала Манчжурская наступательная операция, в ходе которой в августе 1945 г. советские войска разгромили Квантунскую армию японцев. К началу операции в войсках 1-го Дальневосточного фронта имелось 474 танка БТ-7, причем 377 из них было в исправном состоянии. В войсках Забайкальского фронта в тот момент имелось 49 танков БТ-5 и 422 танка БТ-7 различных модификаций. Все они входили в состав вторых полков и вторых батальонов танковых дивизий и танковых бригад (первые батальоны были укомплектованы Т-34).

Бт-7 на улице манчжурского села. 1945 год

Бт 7
За время боевых действий по освобождению Манчжурии и Кореи безвозвратно были потеряны только 10 танков БТ-7. Основная часть танков вышла из строя по техническим причинам (154 БТ-5 и БТ-7). Еще 35 танков БТ-7 были подбиты огнем артиллерии.
БТ-7 на параде в честь победы над Японией в г.Ворошилов-Уссурийский

Бт 7

Источники:
«Бронеколлекция» №5 1996
«Танк БТ-7. Наставления автобронетанковых войск РККА». М. Госвоениздат НКО СССР 1938 г.
«Танк БТ-7. Руководство службы». М. Воениздат НКО СССР 1941 г.
М. Павлов, И. Желтов, И. Павлов «Танки БТ» М. Экспринт 2001 г.
М. Барятинский «Советские танки в бою» М. Яуза 2006 г.

mihalchuk-1974.livejournal.com

Бт 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.